http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/37255.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: декабрь 2017 года.

Температура от -7°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Я – ураган! Неважно, что в стакане. ‡флеш


Я – ураган! Неважно, что в стакане. ‡флеш

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://68.media.tumblr.com/bfa6679bcc3879b701021e8aae2d61d5/tumblr_otggabJvQD1qdqywso1_1280.png

— Миллион сказок о том, как принц освобождает принцессу… Пора менять стереотипы.
— Нельзя менять законы жанра! Они проверены на фокус-группах! Они работают!

Время и дата: 30 апреля - 1 мая, 2017 год. Старинный кельтский праздник Белтейн.
Декорации: КУБА! Жаркая и прекрасная
Герои: Justin Grendall и Daena Sallivan
Краткий сюжет: когда ты плохо подготовилась к поездке в чужую страну в компании друга-дебила, а тут накатил любимый праздник, сопровождающийся обилием бухла, то всякое может случиться...

Отредактировано Justin Grendall (23.07.2017 16:41:03)

+2

2

- Твою, мать!..
Дейна Хьюз налетает на свой же чемодан в большом просторном номере с двумя кроватями, меленьком балконом с видом на воду, как раз, в который она почти впечаталась, но успела ухватиться за столик, и выпрямляется, потирая ушибленную ногу. Вот уже примерно с два часа как ее и Джастина, того самого что все ее детские воспоминания из Ирландии тесно были связаны с ним, уговорил ее, вернее взял и притащил в эту жаркую страну, буквально вырвав из лап рабочих будних, семьи и мужчины, с которым она живет уже несколько месяцев под одной крышей старается вести себя соответствующе. Она предупреждала, что с ней тяжело, порой не следила за своим языком и могла сказать обидные вещи, совершенно не умела вести быт и хозяйство и если не была законченным трудоголиком, то просто трудоголиком все еще оставалась. В-общем, если Мэтт не бился нимбом о потолок, то скоро вполне уже мог начать, потому что их совместная жизнь никогда не была тихой, спокойной и банальной, напоминая либо вулкан, готовый извергнуться в самый неожиданный момент, либо безмятежный океан, спокойный, опять же с внезапно налетевшим штормом. Она знала, что он часто использует уловки и хитрости, чтобы вытащить ее из дома и сводить в кино или ресторан, или к родителям, что, кажется, души в нем не чаяли, но также была и уверена, что все свои психологические фокусы остались в прошлом, когда они еще были пациентом и врачом. Наверное, именно поэтому Хьюз тоже пошла на уловки, чтобы поехать с Грэндаллом к черту на рога, использовав аргументы «он ирландец, а еще гей и вдобавок меня в обиду не даст», и не только их. Уговаривать женщина тоже неплохо умела.
И все же… Куба. Жаркая без облачка на небе Куба, где носились по улицам раритетные машины, громко играла отовсюду музыка, дети гоняли мяч на площадках или в воде, а взрослые потягивали коктейли в тени, косясь на позирующую для фотографий молодёжь или своих чад. Несмотря на довольно бледную кожу, Дейна отдавала предпочтение больше теплым странам, обожая плавать и совершенно не заботясь о том, что может сгореть и потом будет мучатся от красной кожи, спать сидя и мазаться сквозь шипение, и все равно останется самым счастливым человеком. Здесь, вдали от окружения, в котором она должна сохранять определенный образ, от того же невыносимого начальника, можно было расслабиться, и снова напомнить себе не забыть привезти что-нибудь Салливану, заручившись помощью горе-друга, потому что в отношении подарков она полный профан.
«Я говорила, что я безнадежна?»
- Джастин, я собираюсь на пляж, освободи уже ванну, примадонна!
Вода была всего лишь чуть прохладнее воздуха, но это ее не остановила. Под чутким руководством она намазалась солнцезащитным кремом, наверняка, забыв о спине или плечах, и кинула в воду, схватив огромный надувной круг, чтобы забраться в него, отплыть подальше от берега и покачаться на волнах. Свои силы она оценивала только на подобный ленивый заплыв, чтобы уже завтра с утра, еще до завтрака, доплыть до буйков и обратно, пока многие гости отеля буду спать, и ничего не будет нарушать тишину предрассветного дня. Набрав несколько брошюр об экскурсиях, достопримечательностях и поездок по острову, ирландка собиралась первый вечер завалиться спать, но ей это не позволили и в довольно вежливой форме позвали в бар, отметить, и пропустив мимо ушей тот факт, что она настолько везучая, что у нее непереносимость огненных напитков.
Казалось, что сама судьба смеется над ней, добавляя щепотку страха перед созданием семьи, несколько капель азарта, что просыпается в ней с нездоровым аппетитом, и случайно опрокидывает огромный грузовик трудоголизма, она порой и сама себя воспринимала скорее, как робота нежели человека, о чем еще никому не говорила, боясь быть поднятой на смех или, что еще хуже, ее просто не воспримут всерьез. А тот самый злополучный запрет на алкоголь может сильно развязать ей язык и стереть из памяти утром все события прошлой ночи начисто. Знаем, плавали и не раз, хотя обещали, что больше такого не повторится. Но Джастин, был бы не Джастином, если бы не уломал ее по чуть-чуть и под его чутким руководством, которое закончилось тем, что, перед носом поставили с десяток шотов, что продавались сразу сетом с подозрительным названием «Халява», на которое бармен лишь усмехнулся, а друг махнул рукой, назвав их слабыми и что ей можно немного расслабиться. В Бога Дейна никогда не верила, будучи убежденной атеисткой, но вознесла короткую и до боли известную всем молитву «Господи, помоги», сделав первый неуверенный глоток. Ее отчитали, показали, как надо и заставили выпить залпом обжигающую жидкость, что словно лава разнеслась по венам, перед глазами появилась тарелка с закусками, в которую она тут же вцепилась как утопающий за спасательный круг и прикончила несколько канапе.
На второй ее еще приходилось уговаривать, на третьем, она вдруг решила поэкспериментировать, в районе седьмого махнула рукой, и, кажется, сказала что-то лишнее, а может и нет… Сколько их там было? Десять.
- Джастин, мне нельзя много пить, я такой лох, что напиваюсь мгновенно… Хороший тост, кстати.
- Здесь так хорошо, что даже стыдно признаваться, что я возвращаться не хочу, если только ради Салливана. Он потрясающе готовит, и вообще… я, кажется, влюбилась по уши, но мне мозги мешают! Давай второй!
- Господи, они что разные? У меня вкусовые рецепты на уроне минус ноль, я могу не различать напитки так же легко как белые цвет и слоновой кости… Выпьем за то, чтобы не было еще больше цветов в гребанном мире и облегчило мне задачу!
- А потом это мудак… Да-да, мой начальник, сказал, что я ему ха-а-а-амила, представляешь?.. За него, оп!
- А еще я в будучи студенткой спалила кухню Кирана, когда пыталась готовить.. Ну не умеее-е-ею я это делать. Плохая я баба. Дрогнем.
- А еще я не умею общаться с детьми! Абсалютна! Ты мне шот давай, давай, я тут за жизнь пью и того…
- И я потеряла машину. Лох – это не судьба, это я… Дай мне гадость эту!
- Са-а-а-мый стра-а-ашный секрет… а, у меня его нет. Печаль… Надо выпить.
- Я слишком умная. Мне надо пиф-паф… прострелить себе мозги.
- И эмоциональная… я могу расплакаться над книгой, это какой-то… это все? Больше нету? Дай…

Следующее утро было самым худшим в ее жизни.

[nick]Daena Hughes[/nick][status]run for your life[/status]

Отредактировано Sin Ernalia (29.10.2017 16:49:23)

+1

3

После всех этих ебучих стрессов, связанных с весной, а их было очень много, душа начала требовать поэзии и иной фигни, которая призвана облегчить душевное состояние. На лето, конечно, были запланированы поездки, сначала в Индию, а потом в Китай, но дело в том, что до этих приключений еще дожить надо, а лето… Точнее, те самые даты еще не скоро. Поэтому решение было принято слишком быстро, в привычной манере Джастина: куда уперся палец, туда он купил билеты. Дело осталось только за компанией, а что может быть лучше, чем компания в лице подружки детства? Поэтому взял он Дейну под белы рученьки, едва ли не за нее собрал чемодан (это все образно, потому что Джастина лучше вовсе к чемоданам не подпускать на милю), сказал Нью-Йорку «чао» и отправился на… Кубу. Парадоксально получилось и немножечко неловко, потому что Грэндалл терпеть не мог жару. Но тут кругом моря-океаны, он посчитал, что выживет в адском котле, попросту не вылезая из моря в особо критические температуры (ну или выставив кондиционер в номере на +15 градусов, и плевать, что там Дейна вопит своим ультразвуком, платил-то за поездку Джастин, ха!). В итоге, он уже полчасика плескался в прохладном душе, потому что сварился нафиг в своей черной коже, обтягивающей бедра, и был уверен, что яйца у него в штанах, напоминают яйца-пашот. Прохладная вода  чуть успокоила, потом он поменял температуру на среднегорячую, чтобы создать хоть какой-то контраст с движением воздуха вокруг. Все. Жизнь прекрасна, Куба прекрасна, погода прекрасна, и здесь нет никого с упрекающим взором, грозящими перстами и кипой бумаг, которые надо подписывать. Та-дам! Свободу попугаям.
- Что? Я тебя не слышу ни хрена!
Зато он услышал прекрасно слово «примадонна», от чего Дейне моментально прилетела подача в виде мокрого полотенца из ванной прямой наводкой по голове. Но возня возней, а через пару часов они были уже на пляже. Редкий кадр, когда Джастин наблюдался в шортах и гавайке (к слову, покупал этот шмот не он), правда, он по-вампирьи некоторое время отсиживался под зонтиком, с ужасом закапываясь белыми ступнями в раскаленный песок, но потом погода взяла свое, и он нырнул под воду. Буквально нырнул, потому что под толщей воды ему находиться всегда нравилось больше. А дно тут чертовски красивое, куда ни глянь через стекла дешевых подводных очков. Он разглядывал камушки, собирал ракушки, а один раз до чертиков напугал Дейну, вытряхнув ее из ее же круга путем того, что когда выныривал, четко вписался лбом в ее задницу. Было весело, душа требовала продолжения банкета, поэтому, когда Дейна, набравшая кучку брошюрок, изъявила желание лечь спать, Джастин состроил козью морду и сообщил, что дела так не делаются, и «вообще сегодня Белтейн, милейшая, какое спать, мы должны водить хороводы, печь булочки и совокупляться с теми, кто нам приглянется!». Конечно, за такую фразу он моментально получил в торец от своей почти-что-замужней-подруги, но какой толк в человеке, находящимся в отношениях, если над ним не глумиться как следует? Дейна, правда, согласилась отметить их незапланированный отпуск, и обрадованный Джастин в момент утащил подружку в бар, там, конечно, она еще поизображала нежный мятный пряник, который пьянеет с полкружки пива и бла-бла-бла, но Джастин действительно не был бы Джастином, если бы ее не уболтал на преступление и окончание ее алкогольного целибата.
Все началось с шотов и прилагающихся к такому аперитиву закусочек для Дейны, а Джастин сразу пошел во все тяжкие с бутылкой самого дорогого рома, который он смог найти в перечне алкоголя этого заведения. Не даром же Куба славится своим ромом, вином и пивом, вот только если последние два Джастин не любил совсем, то за счет рома планировал оторваться по полной, а потом это безобразие шлифануть текилой или абсентом для полного счастья.
- Дей, ты не так пьешь. Шоты пьются залпом. Вот смотри. – Джастин быстро тяпнул один из своих бесконечных стаканов с ромом, отправил в рот одним вдохом, занюхал это безобразие лаймом и закусил им же. – Мягонько идет… Попробуй! Не бойся. Да, конечно, замечательный тост, пей давай!
В конце концов, подумаешь, наебенишься один раз вдребезги, никто от этого не помрет. Но озвучивать это Джастин не стал, заботливо пододвигая к возмутительно не пьющей ирландке следующий шот и топясь носом в свой стакан с ромом. Он, конечно, контролировал ситуацию в относительной своей форме, но все же был «добрым наркодилером» со всех своих сторон.
- Так отключи мозги, дорогая. Любовь… Это хорошо, когда не превращается в болезнь. А Салливан вроде хороший мужик. У меня в группе есть Салливан, с приставкой «О». Тоже хороший мужик. Все Салливаны - хорошие мужики. Вздрогнем.
Третий шот у Дейны пошел полегче, а потом уже крыша унеслась в путь, и девушка стала глушить один стаканчик за другим под улыбкой своего друга-засранца, который уже сделал вывод, что пить прекрасная леди не умеет совершенно. Но разве это ли не весело? А шотов-то было десять! И каждый из них сопровождался какими-то странными тостами, которые Грэндалла откровенно веселили, он даже их комментировать иногда не успевал, давясь своим ромом, смешанным в равной пропорции со смехом, один раз даже из носа хлынуло. Голова уже немножечко кружилась, и было очень весело смотреть на пьяненькую Дейну, которая зачем-то начала сражаться с Джастином за бутылку рома.
- Но-но-но! Тебе уже хорошо, тебе хватит. Эууу! Не маши ногтями у меня перед носом, богиня Дану, ладно-ладно, на тебе. Допивай. А я, пожалуй, шлифану это все дело. Пива мне!
Это было самым худшим из принятых решений, потому что в худом теле уже плескались в равных пропорциях текила и ром, пиво же в данной ситуации с поправкой на жару становилось просто смертоносным элементом. Но был выглушена сначала одна кружка, за ней вторая, потом третья. Джастин понял, что его тошнит, но понял он это слабо, краем сознания, поскольку убойная смесь алкоголя в крови сыграла свою дурную шутку с телом, не привыкшим к климату, и Грэндалл был пьян просто в дюпель. Поэтому в следующий момент он осознал себя запрыгнувшим на барную стойку, расколошматившим там пару бокалов с чем-то, за что отхватил пару проклятий на испанском. Это ведь испанский? Ричард вроде на нем бранился постоянно. О! Он знал, как немного сгладить гнев в свою сторону, тем более, что по местному ящику что-то, хер пойми что, транслировалось, поэтому нет ничего лучше, чем начать распевать кубинский гимн! Точно. Бля. А где опять телефон?
- Дей! Деееееееей! – Джастиин почти смайнался с банной стойки и доковылял до своего столика, где Дейна уже трепалась с каким-то смуглым мачо. – Провааааэээливай а-а-тсюда, кааазлина, мадам зааа-мужем. СЛЫШ! Дей, а у тебя телефон с… с… собой? Бля, ненавижу пиво. Слуууушай. Найди мне.. этот… бля… как его. Кубинский гимн! Во! Мне очень надо. А то все злые какие-то… О! Это же мой. Спасибааааа… - он что-то ковырялся, ковырялся, ругался на сенсорную панель. – Слыш. У меня тырнет нихуя не ловит, давай выйдем. Бармен! Запиши на мой счет! Паааашли. Мне страсть как нужен этот ебучий гыыыыымн. О! А здесь ловит. Бля.. Дей, я не знаю испанский… Мой друг Ричард говорит на испанском, но он меня сааааажрет, если я буду ему сейчас звонить. Попробую сам.
Ноги вынесли буйно-помешанных ирландцев обратно на пляж, где по такому часу бродили парочки или оооочень пьяные компании. Под и тех и других Джастин с Дейной вписывались просто замечательно, вот только… Один из них был долбанутый на голову псих, пытающийся орать песни.
- Aл комбате корред Баямесес! – горланил Джастин, с трудом произнося слова на чертовом испанском, ужасно коверкая слова, заплетаясь, запинаясь и так далее - куэ ла патриа ос цонтемпла оргуллоса, но тембис уна муерте глориоса, куэ морир пор ла патриа ес вивир! Бля ну и ебанина. Благо, что всего два куплетаааа… Замевай давай, что я один как креее-ееетин! Ен цаденас вивир ес вивир, ен афрента ы опробио сумидо! Дел кларин ескучад ел сонидо... йа лас армас, валиентес, корред! Слуууушай, а звучит крассыыыво. Интернет гаварит, что оно было навеяно «Мааааарселье…зой» Во. Что скажешь? Слушай. Давай купнемся!
Джастин моментально избавился от своей гавайки, бросил на нее свой телефон, мурлыкающий теперь кубинский гимн на повторе, зашел в воду… И рухнул в нее мордой вниз, как стоял. Смачный бульк, Грэндалл вынырнул обратно, закашлявшись и пытаясь выбраться из собственных волос, налипших на лицо.
- Бля! Я чуть не утонул! – он немножечко пришел в себя, откатился назад к линии песка, уселся на землю и стал наблюдать за тем, как накатывающая волна облизывает тело. – Отличная вода… Отличный вид… Слушай, вот тебе башка мешает любить, а мне просто не везет. Дееееей, у меня секса не было уже гооооод. Такая дивная ночь, прохладно. А пашлиии дальше гулять, что ли?
Правда сил в ногах у Джастина оказалось очень мало, на потеху подружке своей, он пытался встать раза три, падая обратно задницей на песок или в воду. Но, в конце концов, стихия была побеждена, и два боевых товарища поплелись обратно в черту города. К слову, зигзагами.
- Нам нааадо выпить кофе. Срочноооо…

Отредактировано Justin Grendall (23.07.2017 21:29:37)

+1

4

- Ко… ко-ко… - Дейна крепко зажмурилась и закрыла рот рукой. – Меня тошнит… отойди!
И кинулась со всей своей грацией пьяного слона в сторону урны на пляже, куда ее и вырвало.
Плюсы: она чуть-чуть протрезвела, достаточно, чтобы почти связно говорить, избавилась от гадости в желудке и даже полегчало немного.
Минусы: ее по-прежнему мутило и дико хотелось есть. Хоть того же слона, которого она изображала.
- Джастин, я хочу есть, - тоном маленького и очень капризного ребёнка.
Возможно, будь она окружена теми, кого могла бы назвать друзьями, или хотя бы теми, кто мог вот так внезапно и без не согласия утащить ее на другой конец света, то все было бы иначе и воспринималось бы легче и веселее, а сейчас все такое чужое, странное и увлекательное напомнило ей о детстве. Нет, не о спаивание, купании ночью и оре во всю глотку, а о том, что ей никогда не было так весело, и если Салливану удалось пробить броню, то Грэндалл просто разнёс остатки, чтобы не было возможности строить новые стены вокруг себя так тщательно, чтобы и щели не было. Детские игрушки, даже машинки брата быстро были заменены книжками и развивающими головоломками, а потом и вовсе убраны самостоятельно в коробку под кровать, где и остались навсегда, как самое желанное и неполучение одновременно. Ни ребёнком, ни подростком, ни уже будучи взрослой женщиной, она никогда не позволяла себе безумств и вольностей, если только не считать тот короткий роман с преподавателем… впрочем, этот эпизод так и остался на задворках в памяти и никто о нем не знал.
До этого момента.
- Знаешь, а я не такая зануда, как меня считают, - не выветрившийся алкоголь давал о себе знать, когда она села на бордюр напротив кафе и доверительно поведала свою тайну, положив голову на плечо. – У меня был роман с преподавателем по истории, и хотя мне стукнуло уже девятнадцать, это все равно считается незаконным…
- Эм…
- Тише, я не договорила, - пахнула в бок локтем. – Он был таким умным и внимательным, а ещё жутко боялся, что все раскроется. Ну и что?.. Он даже в браке не состоял, а работа… Пф… дело десятое!
- Не сказал бы…
- Ой, да много ты понимаешь! Посмотри на меня, - ударила себя в грудь, - всю жизнь работаю и так много…
- Дей?
Она захлопала глазами, смотря на друга, что держал перед ее носом пакеты с бургерами, а потом медленно выпрямилась, смотр на  незнакомого парня, которому поведала всю свою тяжкую жизнь. Незнакомец что-то говорил о том, что пытался ей сказать, что она ошиблась, и что почти ничего не разобрал из ее слов, но что-то в ее мозгу щёлкнуло, и чтобы загладить такой позор, а по ее меркам, это была катастрофа, Хьюз кинулась на бедного несчастного и запричитала:
- Так вы мне и не сказали, какой номерок у Шарлиз! Вы так хвалили ее гибкость…
- Что? Кого? Что?..
- Да-да-да, - Дейна даже головой закивала, вцепившись в беднягу, - вы говорили, что она лучшая проститутка на побережье! И стоит своих денег, а ее услуга шпагат собаки… Эй… постойте! Куда вы?! Ну что за люди!..
Второй щелчок заставил ее вскочить на ноги и в возбужденном состоянии, которое позднее она спишет на шорты, начать приставать к людям и спрашивать номера женщин с низкой социальной ответственностью, вовсю привлекая Джастина как одинокого и скромного парня, не того, что орал на улице, что ему нужна женщина и он стесняется сам спросить.
- … понимаете, он у меня такой хороший, такой воспитанный, - приложив обе руки к груди, словно говоря от чистого сердца, на что Джастин лишь подозрительно молчал и смотрел в землю. То от шока, то ли ещё от чего, но это помогало ей создать образ пай-мальчика.
- Есть одна дама, - на взрослом мужике, что косился в сторону жены, выбирающей мороженной поодаль, появилось сочувствие. – Только не сдавайте меня.
- Конечно, конечно… дорого? – перешла сразу к делу с умным видом лица якобы ценителя.
- Есть такое, но она делает невероятные вещи ногами!..
- Эм… ногами? И что же?
- Да все, что угодно! Они у неё как вторые руки! А ещё для вашего неженки она может быть жестковата, но точно такую не забудет.
- Спасибо, - даже ее бзик отдыхал сейчас в сторонке по сравнению с этим, когда она получила номерок. Из всех, к кому она лезла, только это и отрезался.
- Удачи! Скажите, что от Джона, ещё скидку даст!
И довольный тем, что сделал доброе дело, мужичок засеменил к жене. Она задумчиво изучила номерок, потом перевела взгляд на друга и пресловутый щелчок снова раздался в голове.
- Не зови меня больше занудой.
Где-то процентов девяносто девять, что она пожалеет об этом утром, когда ей поведают обо всем, что она творила, и ей будет безумно стыдно, но сейчас в этот момент, совершая глупости и нелепейшие действа она чувствовала, что какая-то ее потерянная часть восстанавливается, создавая полную и целью картину Дейны Иви Хьюз, казалось бы утраченной навсегда. Жизнь напоминала длинную дорогу с огромными обрывами и пропастью, непреодолимой и пугающей, пока не стал появляться мост, а потом уже и дорога, якобы утраченная, а на деле, ей просто нужны были в жизни люди, которым бы претило ее стремление у идеальностью и ждали бы они много.
Дейна не была идеальной. Она могла спать до обеда, чтобы насладиться каким-то сном, где исполнись бы самые сокровенные желания и мысли, даже спихнуть Смока, что настойчиво бил лапами по спине, пытаясь разбудить. В такие дни она просыпалась с неохотой, долго ворочалась в кровати и потом сползала за едой, забив на шторы и умывание. А ведь каждый будний день в неё свой ритуал – встать в шесть, умыться, выпить кофе, и на работу, чтобы как по часам войти в офис.
Дейна была домоседом. И хотя это было известно, все же она любила ходить в длинной и старой майке, собрав волосы в пучок, прихватить джойстик от приставки, заказав пиццу, и на весь день погружалось в иные миры. Весь ее образ от иголочки летел псу под хвост.
Дейна мечтала о безумствах. Примерно таком, или когда согласилась на свидание с бывшим психотерапевтом, у которого теперь живет и пытается качать права. Для виду. На самом деле ей хотелось, чтобы кто-то принимал решение за неё или защищал, чтобы понимать, что она может на кого-то положишься, когда совсем отпускаются руки и на чьё плечо опереться, ей и до сих казалось безвинным подобное желание, поэтому изредка она и вставляла свои пять копеек про «сильную и независимую», вызывая лишь успешен у Мэтта, что знал ее лучше неё самой. Теперь же в жизни ирландки целых два человека, что с ловкостью заглядывают в самую суть поверх идеальной оболочки.
Счастлива ли она?
Да, черт возьми!

[nick]Daena Hughes[/nick][status]run for your life[/status]

Отредактировано Sin Ernalia (29.10.2017 16:49:45)

+1

5

Джастин провожал Дейну взглядом полным сочувствия к ее нелегкой участи. Он только и мог, что волосы ее придержать в критической ситуации, да похлопать по спине сочувственно, ну, или погладить, чтоб не подавилась в очередном спазме.
- Оооой… Миииилая мо… - Джастин икнул. Чертово пиво все же легло комом. – Моя… Блять… - он стукнул себя кулаком по груди, словно это хоть как-то может помочь вообще. Пьяный Джастин – Джастин-тукан. Тупой и клювастый. – Ты действительно не умеешь пить. Может быыыыть тебя ааааооообманули, а? И ты не совсем ирландка? И фамилия у тебя дурацкая. Хьюз. Хьююююз… Как будто бы британская, штоле… Ладно, прасти. Я очень бухой и могу нести чушь. Чесссстно.
Его немного качало на ветру и кренило куда-то влево, точь-в-точь, как Пизанскую башню, но после окунания в морскую воду, ровно, как и Дейне после прочистки желудка, ему стало намного легче. Пол не так норовил его уронить носом куда-нибудь.
- Есть? Ты что… есть хочешь?… СЛЫШ! Нам кофе нужно срочно, а не жратва. Кофе поможет, чесссстно. У меня какие-то нереальные проблемы с буквой «ээээс». Слышишь? Какая она странная. Кароч! Сначала кофе… А там разберемся, где на Кубе добыть тебе мамонта посочнее.
Он хватает ее под белы рученьки и тащит все же в черту города, увязая ногами в песке и зачерпывая шлепками до ужаса щедро, а Джастин ненавидел любые проявления земли в обуви, вот откуда его пристрастие ходить босым или в гриндерах. Либо один, либо ноль. Вот и весь сказ, но ему было весело. Шорты промокли насквозь, рубашка и майка были на фоне этого несчастья возмутительно сухими, поэтому тело никак не могло решить, как ему больше нравится. Надо было все же купнуться полностью, наверное, и не было бы сложностей выбора и тоскливых взглядов через плечо на море, шуршащее своим телом о песок. Всего лишь море. Разве сравнится с величием океана, омывающего скалы, которые Джастин так любил? Кажется, он скучает по Ирландии. Но на Карибах тоже весело. Некогда тут все было грозным оплотом пиратства, как сразу воображение-то лихо играет, ух! Они добрели до ближайшей забегаловки, Дейну, несшую беспросветную чепуху, которую Джастин, как самый лучший друг на свете слушал едва ли в половину одного уха, сгрузил на скамеечку, а сам пошел своими периодически заплетающимися ногами в сторону окошка быстрого обслуживания, читая себе под нос мантры с периодичностью секунд в пять, что кофе – это манна небесная, а активированный уголь решит все проблемы с маячившей угрозой утреннего жесточайшего похмелья. Особенно эта тема касалась Дейны, она явно столько не пьет, как ее друг-алкоголик. Ах, и куда только делся милый мальчик в растянутом свитере и желтых резиновых сапогах на босу ногу? Как такой ребенок мог вырасти в такого крокодила? Но это все сантименты. Вот оно. Волшебное окошечко. Так.
- Надеюсь, что вы не говорите исключительно по-испански, я в этом жутко плох, признаюсь вам. Итаааак… Будьте любезны…
Пока Джастин страдал у кассы быстрого обслуживания, особенно сильно маясь со сложностями выбора, он не заметил, как Дейну смело на бордюрчик, где ее понесло исповедаться плечу какого-то очередного парня. Это, конечно, было забавно, но это уже второй блядский парень за полтора часа, вот если ее дальше кривая заведет, то перед ее почти-что-мужем придется отдуваться кому? Правильно. Ирландскому недоглядевшему за нежным цветочком дебилу. Не-не-не. Придется закрутить гайки и быть мужиком.
- Дей?
Не, конечно кулстори с шашнями, в коих замечен был ее препод, была крайне увлекательной, но не настолько, как то, что случилось после. Что? Шарлиз? Проститутка на побережье? Джастин понял, что его лицо как-то вытягивается.
- Дей, я тебе бургерочков подогнал и… я не совсем понял его испанский, но вроде это не самый плохой кофе. Дей, блять! Ты куда, чтоб тебя?! Ну ты реактивная, когда под мухой. – он ее догнал, почти словил, но хрен там плавал, Дей его теперь сгребла под локти и таскала от человека к человеку, выпрашивая номера проституток. Зачем-то. Джастин предпочитал помалкивать, делать вид, что он тут вообще не при делах и девушку эту пьяную в первый раз видит, прижимая ценные пакетики с теплыми бургерами к своей груди.
- Деееей… - шипел он на ухо, когда парочку отнесло по диагонали по улице еще от одного человека. – Дей, дорогая, какого хрена ты творишь? То, что у меня секса не было год, не значит никоим образом, что мне срочно нужно искать проститутку. Слышишь, солнце мое? Дееееей….- и тут до него доперло. - Что? Кто это неженка, ептвою мать! СЛЫШ!
Джастин встрепенулся взъерошенным воробьем и уже хотел вылить кофе негодяю точно на его лысину, но чувак бодро утопал к жене, покупавшей мороженое и чхать хотел с гигантской секвойи на белых гринго. Парень с поразительно не_кубинским именем «Джон». Джастин наконец выпотрошил свой пакет и впился зубами в свой гребаный бургер, успевший порядком остыть за время буйных поскакушек юной мисс Хьюз. Но все равно вкусно. А вот кофе – дрянь. Поэтому, сделав всего лишь два глотка, Грэндалл отправил мерзкое пойло точным броском (что удивительно, не промазал) в мусорку.
- Дей, это, конечно, все хорошо, и ты просто супер. И когда и кто тебя зовет занудой, это все очень грустно. И это был точно не я. Но ты не учла одну маленькую деталь. Шлюхи – здорово. Но я – гей. И если бы ты мне добыла номера мальчиков, я бы более оценил твою не_занудную натуру. Впрочем. – перст указующий ткнулся ирландке точно в яремную впадину на шее. – Пошли в гей-клуб. Тут направо и налево торгуют любовью, потому что у них час интернета стоит 10 баксов, прикинь? Пошли, тусанем. Жри свой бургер! – он выбросил свой пакетик и упаковку, обтирая руки о многострадальные шорты и начисто игнорируя такое благо цивилизации, как салфетки.
Да, ночь ему определенно нравилась. Если для Дейны такой образ жизни был чем-то экстраординарным, то для ее буйного дружка – вполне себе обыденным. Причем… Напиться и нести околесицу или вести себя неадекватно, это было едва ли не одним из самых скучных мероприятий. Не_скучные обычно заканчивались довольно плохо, особенно те как, когда Джастину в Японии зимой всадили перо под ребра, а зашивать его приехал Фагот, после чего они провели вечер, полный холода, заиканий и тайн, окончившийся потом снежной баталией и лепкой снежков, испачканных окровавленными пальцами. Поэзия и лирика. А тут… Пожалуй, хотелось больше поржать. А гей-клуб – самое оно. Путь их чем-то напоминал длинный заплыв под водой, когда легкие горят, а перед глазами как-то подозрительно темнеет, а потом вдооооох… Глаза распахнулись уже в клубешнике, где кипела жизнь, полная всяческих пидорских клише. Кожа, сбруи, фуражки, блестки… Но вон тот мальчик, облепленный майкой так плотно, что будто это вторая кожа… А мышцы… Ох… его пресс хотелось облизать. Кажется, Грэндалл еще выпил и выпил что-то тяжелое, потому что в голове опять какой-то несусветный кавардак случился. Но зато он зажигал с Дейной в клубе, где знал наверняка, что ее не тронет ни одна смуглая рожа.
- Воу… Ой, смотри, место освободилось! Дей! Пошли туда!
Вот только недавно Джес возмущался, что Дейна была уж очень реактивной по пьяни, а он, однако, ничем не уступал, вот его уже закрутило у пилона, следующим мгновением рука вытаскивает девушку на этот танцпол.
- Что-то здесь ужасно жарко! А музыка ужасно подходит для гребаного шоу! Давай покажем им ирландского тела! Возбудим, но не дадим! – захохотал Джастин, изгибаясь в танце со всем своим мастерством, коим он овладел, благодаря едва ли не ежедневному кривлянию и тренировкам перед выступлениями на больших и малых сценах. Гибкий, как угорь, тонкий и звонкий, он умел быть красивым, когда того хотел, но это было так не часто, что хоть плачь. Но вот рубашка уже летит куда-то в толпу, а пальцы, оглаживая бледную кожу, задирают ткань майки, в которой было так душно сейчас, так тяжело… Да, иногда то, что секса не было, играло с Джесси дурную шутку, делая его чем-то схожим с похотливой блядью, коим вокалист не является. Он впивается пальцами в пилон, ловя Дейну в клетку своих худощавых рук.
- Что ты как не родная? Ты вроде просила не называть себя занудой? Так вперед! Сними с меня этот комок материи, чтоб все мальчики тебе сейчас обзавидовались. – прошипел он ей на ухо с самой адской пьяной улыбкой, предчувствуя как кренит его мозг. В последний раз он так зажигал, когда совращал Азазелло на вступление в группу. Много гребаных лет назад.
Да, он сходил с ума, он снова не знал куда девать свою душу после пьяного угара. Забиваться ли в угол, тоскуя о сильном теле и руках своего возлюбленного, сложившего голову в песках Средней Азии, или похоронить в песках Кубы уже свою голову, поддавшись низменным желаниям пасть в руки первого встречного? И первый и второй вариант достаточно паршиво звучат.
Но выбирать придется.
А может быть и нет, если повезет, и тело вырубится раньше.

Отредактировано Justin Grendall (28.07.2017 23:55:07)

+1

6

- Чего? Мало того, что женщина как бесплатная рабочая сила после замужества, а иногда и до, так еще и раздевать надо, - возмущенно, по крайней мере, насколько это было возможно в ее состоянии, выдала тираду ирландка, плюхнувшись на стул, точнее едва не слетев с него на землю. – А ты валяй, раз… - такие сложные согласные выговорить было сложно, поэтому подлежали немедленной замене. – Танцуй, детка, танцуй!
Наблюдение за скачущим подобно горному козлу другом вызвали у нее тошноту в купе вместе с десятью шотами, а может, и еще чем-то, поэтому извинившись невнятно, она кинулась на поиски туалета, зажав рот рукой, но заветного значка девочки-мальчика так и не появилось в поле зрения, одни лишь двери. Толкнув первую попавшуюся, она вылетела на улицу, судя по всему, это был черный выход по стоявшим мусорным бакам и отсутствию людей, и ее вырвало прямо на землю. Шум, музыка, мельтешение осталось позади, как и содержимое желудка за сегодняшний день. Опираясь рукой о стену, а второй придерживая волосы, чтобы те не запачкались, она закрыла глаза, медленно выпрямилась и выдохнула. Дико хотелось пить, хотя бы простой воды, литров так парочку для верности. И полежать. Желательно под кондиционером.
В виде отсутствия благ цивилизации, Хьюз почти ровным шагом направилась в сторону неспокойного океана, где волны били о берег безжалостно, хотя вроде недавно все было спокойно, а еще ветер мог с натяжкой зайти за прохладный. Ноги утопали в песке, сохранившем тепло жаркого дня, на водной глади отражались огни неспящего города – достаточно романтично, мило, спокойно, пока в ночной тиши не раздался ее по-детски счастливый и слегка хриплый вопль, набирающей о работе, и она даже пробежала по самому берегу, намочив ноги, пока не споткнулась, не шлепнулась прелестной пятой на грешную землю, что выбило воздух из легких и прекратило этот воющий концерт. Некоторые назвали бы ее поведение безумным и покрутили пальцем у виска, но сдерживаемые много лет эмоции давали о себе знать и требовали немедленного выхода, не желая больше быть взаперти. Завтра утром Дейна будет мучиться сильнейшим похмельем, потерей голоса и попытка вычистить волосы от песка, но сейчас она готова побороться за звание самого счастливого человека.
Над головой раскинулось весело подмигивающее звездами небо, такое никогда не увидишь в шумном городе, да даже загородом будет лишь жалкая тусклая подобия против такого оригинала, и все было бы просто прекрасно, если бы под левой или правой, сейчас она путала направления, не мешалось. Пара пластиковым стаканчиков напоминало наушники… или ракушки, которые прикладываешь к ушам и слышишь шум океана, что она незамедлительно сделала, пробормотав «и так сойдет!» Не сказать, что акустика была первоклассной, но сам факт сего действия и богатое нетрезвое воображение сделали свое дело, как и способствовали к разговору с самым умным человеком, конечно же, собой. А потом и вовсе забыть кто она, где она, и банально отрубиться.
Первым делом, когда открываешь утром глаза, задаешься вопросом «что еще принесет мне этот херовой день, раз уже нужно вставать так рано», но никак не тем что…
- Убейте меня… - на вежливость в видео слова «пожалуйста» не хватает сил.
Несколько раз моргнув, благодаришь того, кто плотно закрыл все шторы, включил прохладный кондиционер и заботливо поставил на тумбочку стакан и горсть таблеток, на которую смотришь, думаешь, что лучше бы их было две или три… четыре… десять.
Если бы все обстояло так, а не вопль, который огласил номер.
Отмотав немного назад, ирландка решила отпихнуть от себя подушку, которую до этого обнимала, если бы это хрень не шевельнулась, не всхрапнула и не напугала ее до смерти. Похмелье подкинуло потрясающую картинку, что это жуткий монстр, который пришел ее сожрать за то, что она за почти тридцать лет впервые позволила себе поведение подобно пьяной разбушевавшейся швали, иного определения она найти не могла. Чудовище почему-то не собиралось на нее нападать, а лишь посапывало, будучи под одеялом, которое она оттянула двумя пальцами и с облегчение увидела знакомую темную макушку. С облегчением выдохнув Дейна легла обратно, закрыв лицо руками и глубоко вдохнув, и выдохнув. Предстояла нелегкая задача в виде поиска чего-то, что уймет адовую головную боль, тошноту и ломку во всем теле, минут через пять, что растянулись на полчаса, вот только не учла, что она спит с недавних пор… без пижамы.
Ладно, спокойно, спокойно. Нужно быть взрослой, адекватной…
- СУКА!
Ее вопль был похож на умирание грифов, что издают такие же противные звуки, но подушка, что с силой опустилась на голову горе-друга была куда более веским аргументом.
- Просыпайся, пьяная скатина! – лупила сильнее, замотавшись в свое одеяло как монахиня. – Ты говорил это будет просто веселая поездка! ТЫ ГОВОРИЛ!  - снова удар и тело вроде стало шевелиться, уж один открытый глаз она успела точно заметить. – Первый же, - удар, - гребанный, - удар, - день и ты споил меня! Споил и все! Провал! А ну встал живо и объяснил, какого черта я в постели и без одежды, спасибо хоть трусы оставил, сволочь! – и снова и снова удары подушкой. - Отвлечься мне надо, гляньте на него. Мать Тереза! Ты где видел такие развлечения, а? А?! Я с кем разговариваю. со стеной что ли?! Отвечай мне! ЖИВО!

[nick]Daena Hughes[/nick][status]run for your life[/status]

Отредактировано Sin Ernalia (29.10.2017 16:50:04)

+2

7

Шум в голове отдавал набатом по мозгам, заставляя его биться в голове о стенки черепа, принося то боль, то лютый кайф. Звук проходит сквозь тело, раздирая кожу и мышцы на части, превращая кости в пыль и выпуская наружу неукротимый дух, который берет всю власть над пьяным управлением в свои руки, заставляет двигаться, красиво, точно. Так как учили его на бессчетных практиках и уроках танцев. Так и не поймешь, что он пьян вдребезги, по-дурацки, по-глупому. Он танцует, раздеваясь на потеху публике, скоро потеряет невесть где свою рубашку, забудется в паре объятий с австралийцем и каким-то горячим не в меру латиносом. Но не более того. Склепка в голове и тормозные колодки все же были и работали исправно. Надо сказать, что Джес вообще не позволял себе прыгать по чужим постелям и ни разу не преувеличил, заявив Дейне, что секса у него не было целый год. И ведь даже не ломает почти, если не трогать там, где не надо.
Музыка каждым битом своим совпадает с ударами сердца, качающими кровь вдоль по венам сильнее и сильнее. Быстрее. Устраивая в голове пожар, бьющий больно по вискам, заставляющий задыхаться. Ему душно, тяжело. Где-то слева очень больно заломило, заставляя согнуться, схватиться острыми пальцами, впиваясь в кожу до синяков. Все-все. Намек понятен, шутки кончились. Он с очаровательной улыбкой ускользает от чьих-то охренительно сильных и соблазнительных рук и идет искать свою боевую подругу, обрадовать ее новостями с тем, что тусовку пора сворачивать, а Джастиньке-бедняжке пить лекарствочки. Но.
Пустой стул.
Он вгоняет Джастина в ступор, какого у него не наблюдалось с эпохи... А хрен его знает с какой эпохи! К черту смысл, куда Дейна-то подевалась, эй. Он пару раз кричит, пытаясь ее позвать, но чертова музыка очень хорошо перекрывает голос и подрубает на корню все громкие начинания. Он понимает, что сердце у него куда-то упало вниз и запуталось надежно в лодыжках, а в голову долбит уже не звук, летящий из колонок на кучу гигагерц, а мысль "потерял! потерял! где? куда?". Он бьется по углам клуба, точно бешеная моль, ища хоть где-нибудь силуэт или запах, черт его разберет, хоть чем-то напоминающий Дейну. В конце концов, бармен на ломаном английском ему объяснил, что девушка ушла куда-то вон туда, где черный выход. Долго уговаривать Джеса не приходится, он пулей вылетает из клуба, чуть не въезжает носом в мусорку, потому что поскользнулся на чьих-то отходах жизнедеятельности.
Фу, блять.
Один вывод напрашивался точно, пока Джастин очищает с остервенением свои сланцы, которые сейчас просто в гробу видел: Дейны тут нет. Смоталась куда-то. Интересно только... Насколько, черт возьми, давно. И вот тут он услышал где-то далеко вопль, счастливый, по-детски радостный, немножко пьяный. Дейна? Голос донесся откуда-то со стороны пляжа, Джастин, конечно, моментально бросает нафиг очистку своей провонявшей обуви и топает широким шагом, насколько пьяная летящая грациозность его позволяет сейчас.  Надо дойти быстро, убедиться, что это действительно крик свободного человека, а не несчастного утопающего или, не дай боже, насилуемого человека (на распознавание интонаций Джес, к сожалению, не уповал, будучи таким пьяным дятлом).
Вон она. Он увидел ее далеко-далеко, подсвеченную одним, истерически мигающим пляжным фонарем, луной и звездами. Все еще заливается своим детским концертом, чем вызывает улыбку у второго такого же безумца, как она. Разница лишь в том, что Джастин кричит только в океан. Море на него не имеет такой магической силы и никогда не имело. Греет душу только осознание, что вон там, гораздо дальше на восток, все эти моря делят границы с родным простором Атлантического океана, а через много тысяч миль раскинут край высоких ирландских скал. И зачем он сюда приехал? Он ведь так любит свой родной дом... Туманы, вечную сырость, дожди, зелень, которая сосет глаза до самого дна не хуже синевы моря или неба. Любит эти шелестящие призраки и ужасы, прячущиеся по старым лесам, дольменам и замкам, любит романтику, смешанную в равных пропорциях с кошмаром и светлым добром. Зачем он вернулся в Штаты? Ах да... Лечить раны путем вышибания клином, ну и делать карьеру, конечно. Если ты знаменит в Америке, то ты знаменит везде. Чего не сделаешь... ради мечты. Даже ногу себе отрежешь. Но к черту мысли, он скрещивает руки на своей груди, которую ветром почему-то сейчас неприятно холодит, заставляя то и дело дергать плечами, а рубашку он, конечно, где-то в клубе удачно посеял. Следит за ней, за тем, как вязнут ее ноги в песке, как она подбегает к самому краю воды, будто бы играя с набегающими волнами в салочки, кто кого догонит. Смешная девочка, окованная цепями душного Нью-Йорка. Как только это большое яблоко смогло поглотить ирландскую душу... Джастин наивно до сих пор полагает, что это невозможно. Как можно превратить свою жизнь в "дом-работа-муж"? Что-то немыслимое, скучное и тоскливое слышится ему в каждом слоге этой мысли. Бедная девочка-Дейна с задавленными многотонной наковальней эмоциями. Для ощущения счастья ей нужно вот такое спонтанное путешествие. И грустно и смешно. Джес тихо смеется, сливая свой голос в ладонь, неспешно спускается на пляж, прячась по теням, чтоб не спугнуть уединение своей подруги. Вон она падает, запнувшись то ли о свои ноги, то ли о песок, падает прямо в набегающую волну, которая моментально мочит одежду, сидит там, вытянув ноги, какое-то время, неподвижно глазея на звезды. Потом поднимается, идет чуть назад,спугнув своего друга, бегающего по темноте, как гиена. Ей снова что-то мешает. Она наклоняется... Джастину не видно, что это, но Дей возвращается обратно к кромке воды, садясь на песок, цепляет что-то на голову и обнимает свои худые коленки.
Пять минут. Десять... Пятнадцать. Вот и Джастин сидит в трех метрах от нее на песке, совершенно точно копируя ее позу, точно так же обнимая свои колени, глазея в набегающую волну и мечтая увидеть в толще воды светящихся рачков. Тогда небо сольется с морем, будет не различить. Красиво. Но слишком тихо. К жизни его вернул звук упавшего тела. Дейна упала. Он тот час же бросился к ней... А его девочка-сказка спит, сморенная усталостью и алкоголем. На ушах у нее стаканчики. Смешная, прости Господи. Ребячество. Они ведь делали в детстве так же. Надевали на уши стаканчики или ракушки (или что под руку подвернется, неважно) и слушали шум океана. Акустический барьер позволял. Ладно. Еще немного. Он снова садится на песок, вот только голова Дейны у него на коленях, чтоб в ее волосы не набилось больше песка, чем есть сейчас, теперь на его ушах стаканчики, чтоб он мог смотреть за горизонт, не мигая, слушать шум океана, который, конечно, слышен не так, как в ракушках, но тоже неплохо. Сразу будто бы в детстве оказался, на Тропе Гигантов, где они прыгают, изображая из себя великанов, а далеко шумит снова Большая Вода. Смех их галлюцинациями в голове Джастина смешивается с этим шумом, оседает хлопьями на барабанных перепонках, заставляет улыбаться. Но время кончается вместе с запасом тепла под кожей. Дейна все так же спит, свернувшись клубочком на песке и положив щеку на ладонь. Пора идти. Он поднимает ее на руки, маленькую, легкую и несет обратно в отель, чтоб уложить спать.
А утро добрым не бывает. Он спал, как убитый кабан в лесу, не слыша ни шорохов, ни иных звуков, которыми могли сопровождаться ворочанья и процесс просыпания рядом валяющегося человека. Конечно, он не ожидал вопля банши, огласившего номер-люкс самого дорогого отеля Кубы. Джастин зашипел, ныряя головой под одеяло и всеми силами стараясь притвориться глухим.
- Блин, зачем же ты так орешь... Это всего лишь я. - сонно проворчал он, твердо намереваясь обратно уснуть. И уснул, пока Дейна возилась рядом.
Но счастье длилось недолго. Новый вопль стервятника клекотом огласил комнату, а по морде мирно спящему прилетело подушкой. И еще раз. И еще.. Ясен красен, Джастин проснулся просто моментально, хотя и был дезориентирован в пространстве и не мог успешно с самого момента открытия глаз отбиваться от подушки, бившей на удивление прицельно по носу.
- Дейна, стой! Стой, говорю! - он старался закрыться от ударов, едва улавливая вопли своей подружки, завернувшей тело в простыни. - СТОЙ, БЛЯТЬ, ГОВОРЮ! ДЕЙНА! - он применяет свою любимую тактику, работающую просто без отказа и гласившая: "главное не война, главное - маневры"... И скатывается с кровати нафиг, утаскивая одеяло за собой. Там он вскакивает на ноги и убегает от разъяренной фурии в угол. - Вот теперь я могу тебе отвечать, окаянная! Кто тебя ТАК научил информацию выпытывать, нэ? В лагерях девочек-скаутов, блять? РАЗЪЯСНЯЮ! Подушку верни только на кровать, поставь ножки на пол. Я вчера тебя нашел на пляже, спящую, со стаканчиками на ушах, на руках принес домой, ты проснулась, ходила пьяным привидением по номеру, бухтела, требовала вина и водички. А потом тебя снова стало вырубать. Ты жаловалась на работу, жениха и на то, что тебе не дают веселиться. А потом ты начала ныть, что тебе давит лифчик. Ну а я что? Я снял, потому что ты ныла полчаса, а я был очень тактичным мальчиком И СТОЙКО ТЕРПЕЛ ВЕЧНОСТЬ ПОЧТИ эти твои... "Джааааастин, мне давит!, "Джааааасссиии... Косточки у лифчиков придумали извращенцы", "Джастин, а ты никогда не носил женское белье?"... "Джастин, а давай на тебя наденем мои стринги, кружевной лифон, накрасим, нацепим сарафанчик и посмотрим, сколько мужиков на тебя клюнет?". И это было, как заевшие, занудные часы с кукушкой. Я тебя раздел, вытряхнул песок из волос и уложил спать. Если ты переживаешь за секс - не было его, успокойся. Я не ебусь в подпитии. А вчера было очень весело. Ты была клевая и не занудная. А теперь таблетки пей, так похмелье быстрее пройдет. Блять, ты мне весь нос отбила!
Джастин ощупывал вышеупомянутую часть своего многострадального лица, чтоб понять, не свихнули ему в таком безумном "припадке нежности". Дело осталось за малым, позавтракать, выпить кофе, привести себя в порядок.
- Я не жалею вообще ни о чем. Быть пьяным, это быть молодым и безбашенным, творить то, что не сотворишь, будучи в здравом уме и твердой памяти. Я радовался, видя, как ты носишься по пляжу. Хоть помнишь еще где-то, каково это... Быть свободным.
Он тонко улыбается, набирая телефон ресепшен и заказывая два завтрака и кофе.
- Оденься, завтрак принесут через пятнадцать минут. Я не смотрю. Честно-честно!

Отредактировано Justin Grendall (16.08.2017 22:28:29)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Я – ураган! Неважно, что в стакане. ‡флеш