http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: сентябрь 2018 года.

Температура от +12°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Do you believe in soulmates? ‡флэш


Do you believe in soulmates? ‡флэш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[audio]http://pleer.com/tracks/5877kQzh[/audio]
https://68.media.tumblr.com/9f003d57f31831a590dcd4d27fecd658/tumblr_oqxhjbLToh1us77qko1_540.gif

Последние выходные августа 2009 года, Киран и Оуэн, штат Нью-Джерси.
О том, как кончилось лето и началось что-то совершенно новое.

[nick]Owen Newman[/nick][status]Lord, don't let me be misunderstood[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/02ce1a6599e9ec1d7e558c844dc42b4a/tumblr_or1hm8VosT1us77qko1_250.gif[/icon][sign]...[/sign]

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Люди привыкли жаловаться на обстоятельства, находя их лучшей причиной для всех неудач и неудобств, которые имеют место быть в их жизни. Прислушайтесь к тому, что говорят на улицах – в основном, это именно разного вида жалобы; кто-то сетует на несносного босса, кто-то – на сварливую жену или недоверчивого мужа, а кто-то и вовсе на все сразу, преподнося себя если не в образе мученика, то как героя уж точно. Иногда может показаться, что подобная модель поведения характерна лишь для людей «среднего класса», у которых не хватает ни сил, ни желания думать о чем-то, кроме удовлетворения базовых потребностей, но это – великое заблуждение. Те, кто не привык себе в чем-то отказывать, зачастую становятся точно такими же (по их мнению) «заложниками обстоятельств», которые будто бы тяготят их, с той лишь разницей, что жалобы их носят несколько иной характер, а причины их кроются… В банальных скуке и однообразии. Жизнь тех, кто родился и спит с малолетства на денежной перине, так же расписана по двум колонкам «нужно» и «должно», а уж требований к оным людям предъявляется ничуть не меньше, чем к обычному воротничку – белому ли, синему, разницы, в сущности, нет никакой. И от этой необходимости постоянно следовать приобретенному по праву рождения статусу зачастую хочется выть и бежать сломя голову, но страх потерять то, что никогда не нужно было зарабатывать, сильнее всех романтизированных мечтах о бунте и протесте. Но есть в этой системе и свои исключения – таких людей нельзя не заметить среди им подобных, потому что в их глазах блеск совершенной иной, не искусственный, продиктованный не треклятыми правилами, а жаждой жизни, в которой нет некоторых ограничений, препятствующих другим людям, не имеющим некоторые козыри за пазухой, дышать полной грудью и впитывать в себя новые впечатления каждодневно, как коралловая губка.
Оуэн был именно таким – родившийся в обеспеченной семье, чья родословная корнями уходила во времена колонизации Америки, он никогда не воспринимал материальный достаток и влияние его фамилии как что-то, что обязывает его быть точной копией старших родственников. На него, конечно, возлагали определенные надежды и ждали определенных правильных решений, которые ни коим образом не совпадали с тем, что действительно было интересно юноше, потому как прозябать юриспруденции ему совершенно не хотелось, несмотря даже на блестящий пример карьеры его матери. Впрочем, учитывая их непростые с ней отношения, возможно, что именно стремление не быть похожим на нее и привело Оуэна на факультет естественных наук – он до сих пор не может быть честным даже с самим собой, когда речь заходит об этом его выборе. Чего нельзя сказать о другом важном шаге в его жизни – женитьбе на однокласснице Дейзи, которая по иронии судьбы была, по мнению матушки, идеальной кандидатурой на роль супруги ее старшего сына. Так уж сложилось (и продолжается до сих пор), что жизнь Оуэна и все, что имеет отношение к его семье, похоже на катание по Русским Горкам, и если бы это не нравилось ему самому, то он наверняка бы нашел для себя некий островок спокойствия и жил бы, не раздираемый на куски вечными контрастами, а это значит, что именно такой ритм был господину Ньюману по душе. Но даже его энергии не хватало на то, чтобы время от времени не расслабляться где-нибудь вдалеке от шумных загазованных улиц и отдыхать от неоновых рекламных вывесок на каждом шагу, и тогда в одном из домов в предместьях маленького городка Джефферсон, западнее Нью-Йорка.
Этот загородный дом был, наверное, единственной вещью, которая перешла во владения Оуэна исключительно из-за его фамилии и чему он не противился – настоящее убежище на те времена, когда ты понимаешь, что чертовски устал от темпа неспящего большого города. Приезжать сюда каждые летние выходные стало для них с Дейзи традицией, которую они соблюдали с большой охотой – и вдвоем в первый год после свадьбы, и после рождения дочери, и сейчас, в компании близких друзей, в число которых конечно же входил и Киран. По правде говоря, только он был здесь гостем столь же частым, что и сама чета Ньюман – среди прочих, кто нередко появлялся на барбекю и тематических вечеринках, которые организовывали Дейзи и Оуэн, он был тем человеком, от которого «отдыхать» не нужно было от слова «вообще»; его присутствие в жизни молодых людей стало настолько естественной и обычной вещью, что казалось, будто бы они дружат с тех времен, когда еще даже не могли четко выговаривать имена друг друга, и было в этом ощущении теплого родства не по крови, но духом, что-то сродни наркотику для Оуэна – он с замиранием сердца ждал выходных, чтобы вновь погрузиться в особенную, понятную только им троим, атмосферу. Если бы они были детьми, то их встречи можно было бы сравнить с посиделками под огромным пледом с фонариком, благодаря которому в темноте удавалось разглядеть строки из любой книги и на мгновение вообразить себя ее героем; сейчас же пледами они предпочитали укрываться сами, когда на веранде летними ночами становилось прохладно, но книги, впрочем, все так же зачитывали вслух, а потом обсуждались до рассвета, когда с первыми солнечными лучами троица отправлялась спать, но не доходила дальше гостиной, где засыпали на полу, подложив под головы диванные подушки. За прошедшие три месяца Оуэн уже почти привык, что просыпается он без подушки и от того, что кудрявые волосы Кирана щекочут ему под носом, и порой он даже в шуточной форме упрекал то Дейзи за ее страсть к воровству чужих пледов, одеял, а теперь вот и подушек, а Кирану грозился сделать в один прекрасный день стрижку покороче, но все равно продолжал ложиться по середине, ведь так было, во-первых, теплее, а во-вторых – спокойнее; особенно – на душе.
Так называемое «закрытие сезона» они планировали отметить поездкой куда-нибудь на территорию национального парка недалеко от Джефферсона, которая включала бы в себя ночевку в палатках и много джина для того, чтобы согреться, когда обнаружится, что теплые спальники, конечно же, оставлены дома, но в их планы вмешалась работа Дейзи, из-за которой женщине пришлось уехать в другой штат на целых восемь дней, и несмотря на уговоры Оуэна оставить Эвелин ему с Кираном, она все-таки забрала дочь с собой, объяснив это тем, что она терпеть не может путешествовать в одиночку. Это, в общем-то, было правдой, но несвойственная хитрость улыбки женщины навела Оуэна на мысль о том, что Дейзи наверняка что-то задумала, и даже успел заподозрить Кирана в сговоре.
- Если она готовит какой-то сюрприз, то тебе лучше сразу мне об этом сказать, - проворчал Оуэн, запаковывая одну из трех оставшихся в гостиной коробок с вещами, - Тем более если я уже догадался об этом, к чему делать вид, что все идет по плану, а? – мужчина, разумеется, придавал своему лицу хмурое выражение больше в шутку, чем потому, что его слова были правдой, ведь к сюрпризам он был равнодушен, но чувство, что его жена и близкий друг сговорились за его спиной, от чего-то возмущало его, пусть и совершенно беззлобно. – Или ей просто было лень собирать вещи? – усмехнулся и вопросительно изогнул бровь Оуэн, передавая Кирану скотч. – Но мы с тобой и вдвоем неплохо со всем справились, - он бросил взгляд на часы на своей руке, - Гляди-ка, даже успеем приехать домой до закрытия любимой пиццерии. У тебя все готово? – и кивнул головой в ожидании положительного ответа от молодого человека, не забыв улыбнуться, прежде чем взять в руки две коробки разом и попытаться пройти с ними в приоткрытую дверь; успехом это мероприятия не увенчалось.
- Не поможешь мне?.. – уткнувшись носом в картон и не видя перед собой ничего, пробормотал Оуэн, прислушиваясь к шагам и (ему же не показалось?) тихому смеху за своей спиной, - А то я малость…Не рассчитал с габаритами, - его голос был заметно приглушен, потому как нормально слышать его могла лишь коробка, в которую сейчас и дышал, и бубнил мужчина. Когда Киран придержал закрывающуюся саму по себе дверь, боком Ньюману все-таки удалось вынести остатки вещей на улицу и кое-как уложить их в переполненный багажник.
- Там что, еще что-то есть? – крикнул Оуэн на весь двор, искренне надеясь на то, что самое большее, что они забыли, это бутылка с водой, потому как он уже придерживал рукой что-то норовящее выпасть с самого верха той кучи, которая заняла почти весь салон автомобиля; одна из коробок опасно покосилась в бок, Оуэн зажмурился, ожидая, что она через секунду встретиться с его лбом, но, к счастью, ничего не произошло; на пороге дома появился Киран, держа в руках две небольшие сумки.
- Это бросим на заднее сиденье, - махнул рукой Ньюман, призывая Кирана поторопиться, а затем проявил все чудеса быстроты своей реакции, которая помогла убрать руку и закрыть багажник до того, как все вещи бы водопадом посыпались на мужчину. – Поехали! – улыбнулся он, похлопав проходящего Кирана по плечу, и направился к двери водительского места, оглянувшись напоследок и бросая взгляд на дом, с которым отныне у Оуэна будут исключительно теплые ассоциации о прошедшем необычном лете, хотя, казалось бы, это место и без того было в числе любимчиков у мужчины.
[nick]Owen Newman[/nick][status]Lord, don't let me be misunderstood[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/02ce1a6599e9ec1d7e558c844dc42b4a/tumblr_or1hm8VosT1us77qko1_250.gif[/icon][sign]...[/sign]

+4

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[nick]Kieran Hughes[/nick][icon]https://68.media.tumblr.com/25358f563cbcfcb866a53a1d17a50b61/tumblr_or1hm8VosT1us77qko2_250.gif[/icon][sign]...[/sign]

- Подожди, ты считаешь, что я в этом как-то замешан? - растерянно переспросил Киран, на мгновение совершенно забывая о коробке, старательным упаковыванием которой был только что занят, и пытаясь понять, что именно имелось в виду. Пожалуй, он воспринял прозвучавшие «обвинения» в свой адрес куда серьезнее, чем следовало. Сама мысль о том, что Оуэн решил, что он что-то скрывает от него, несколько задевала Кирана – быть может, как раз потому, что подозрения эти трудно было назвать абсолютно беспочвенными. Он никогда в жизни не был настолько открыт ни с одним человеком, и все же не мог позволить себе быть до конца честным с ним, и это было единственным, что тяготило его на протяжении проведенных вместе недель. Нет, Киран и не думал жаловаться – он был искренне рад выпавшей ему возможности, и счастлив, что имеет полное право считать человека, ставшего столь важным для него, своим близким другом. Он не мог и надеяться на большее. Но не переживать о том, что вынужден утаивать от него что-то, оказывалось выше его сил.
Возвращаясь к этим мыслям, Киран то и дело одергивал себя, напоминая о том, что в сущности ничего не изменилось. Он испытывал к Оуэну те же чувства в течение достаточно долгого срока, и это ничуть не препятствовало их дружбе, а значит, не должно мешать ей и впредь. Но запоздало пришедшее осознание того, что привязанность его давно вышла за рамки дозволенной, все значительно усложняло; и теперь ему стало крайне нелегко вести себя как прежде, не задумываясь о том, как будут восприняты те или иные слова или действия и, что еще важнее, к каким последствиям они способны привести.
Впрочем, и это можно было считать значительным прогрессом. По крайней мере, Киран больше не пытался всячески избегать общества Оуэна и Дейзи, придумывая, должно быть, нелепые и не слишком убедительные оправдания, как делал еще совсем недавно – не то для того, чтобы побыть в одиночестве и разобраться в себе, не то, напротив, трусливо оттягивая эту необходимость. Не пытался он и отрицать очевидное; как оказалось, очевидное уже не только для него самого.

- С тех пор, как мы с родителями переехали в Штаты, я мечтаю о том, чтобы побывать на Коачелле. Мне кажется, что там просто безумная атмосфера и энергетика! - Селин шла по правую руку от Кирана, сражаясь одновременно со своим смартфоном и со сладкой ватой, которую они купили на входе в Луна-парк Конни Айленда. Их поездка сюда была чистой воды импровизация – Селин не могла похвастаться большим количеством выходных и свободного времени, но всегда находила минутку-другую, чтобы уделить ее своему лучшему другу, который, в свою очередь, уже давно привык, что перед тем, как пообедать, они с Блэквуд обязательно заезжают в парочку мест, где она покупает что-то, забирает документы и все в этом роде. Но сегодня… Сегодня был исключительный день во всех смыслах этого выражения – они встретились довольно рано, и вместо того, чтобы огласить примерный «план действий», девушка попросила Кирана захватить с собой шляпу и солнцезащитные очки, а еще, на всякий случай, запастись терпением… Как оказалось, не для того, чтобы ждать ее в машине, пока та бегает по делам – они направились в сторону Бруклина, и за разговором молодой человек не заметил, как пролетело время, и вот уже на горизонте показались яркие верхушки аттракционов знаменитого парка; на вопросительный взгляд Кирана Селин ответила улыбкой и подмигнула, заверив затем, что ему точно понравится.
-…Но я сомневаюсь, что в ближайшие пару лет выберусь так далеко от Нью-Йорка, - с едва различимой нотой печали в голосе продолжила Блэквуд, - Поэтому решила, что раз мы с тобой не можем укатить к калифорнийскому закату, то хотя бы покатаемся во-о-он на том пиратском корабле, - она ловко убрала телефон в карман своих шорт, и махнула рукой в сторону огромного аттракциона, который грозился вот-вот сделать «солнышко», вызывав тем самым новую волну восторженных визгов от смельчаков что забрались внутрь, - И на башне свободного падения. Ну, как тебе такой расклад? - рассмеялась девушка, жадно отрывая кусок побольше от шапки сладкой ваты, не замечая даже оставшийся на ее волосах сахар. Было очень тепло и уютно – солнечная погода и компания в виде одного из самых близких людей, делали этот день особенным.
На самом деле Селин преследовала сразу несколько целей, задумывая это небольшое приключение – помимо отдыха ей было необходимо растормошить Кирана, отвлечь его, чтобы затем поговорить предельно откровенно; услышать те его слова, идущие от сердца, а не разума. Она была в курсе случившегося между ним и Оуэном в один из их совместных уик-эндов, но сухих фактов было недостаточно, а мучить друга вопросами, которые, очевидно, приносят ему дискомфорт, девушке совсем не хотелось. Поэтому она не нашла средства лучше, чем сначала отвлечь, а потом перейти сразу к делу, начав не с вопросов, а со своего… С того, что чувствует и видит она, когда дело касается необъяснимой химии между женатым ученым и Кираном.
- Знаешь… - Селин и Киран сидели на траве, вытянув ноющие от долгого дня ноги, и смотрели за алеющим закатным небом, в укромном уголке раскинувшегося на острове парка, - Я уверена в том, что все будет хорошо, - она безмятежно улыбалась, чуть прикрыв глаза, - И у меня, и у тебя… Вспомни: когда тебе было в последний раз так же хорошо? - Блэквуд вопросительно изогнула бровь и перевела взгляд, полный задора, в сторону друга, - Готова поспорить, что знаю правильный ответ…
Возможно, Киран не сразу понял, о чем речь, но после того, как Селин подвинулась к нему ближе и положила свою голову на его колени, смотря теперь не мигая своими оленьими глазами, становилось все более очевидно, к чему девушка клонит.
- Скажи, что ты почувствовал в тот момент? - спросила Блэквуд и незаметно взяла Кирана за руку, все так же не отводя взгляда, и сжала крепко его ладонь, давая понять, что будет здесь ровно столько, сколько потребуется ему для ответа, и даже дольше – всегда, когда будет чувствовать, что ее поддержка нужна другу, как воздух.

Когда девушка обо всем догадалась, Киран не смог возразить, пусть некая часть его все еще упорно пыталась это отрицать. Селин была права, и он прекрасно понимал это; и в то же время, не знал, как ответить на заданный ею вопрос. Не знал, как можно описать то, что он чувствовал, но совершенно точно знал одно – тот момент значил для него невообразимо много, и едва ли ему когда-нибудь удастся выкинуть произошедшее из головы. Признав это вслух, Киран будто и внутренне примирился с этим фактом, а еще – понял, насколько смешно вел себя все это время. И, вместо попыток сбежать, он, наконец, задумался о том, как быть дальше. Старательно делать вид, что ничего не случилось; что еще ему оставалось? Им не нужно этого знать; в лучшем случае, всем троим будет чертовски неловко, а в худшем… Кирану не хотелось даже допускать мысли о том, что его собственная глупость может разрушить их дружбу. Нет, им не нужно знать.
Даже поняв, что Оуэн не имел в виду ничего конкретного и говорил не вполне всерьёз, Киран все же предпринял неловкую попытку оправдаться: - Если она и задумала что-то, я тут совершенно не при чем. Она сказала мне то же, что и тебе, - тем не менее, вдаваться в подробности упомянутого разговора с Дейзи (что удивительно, состоявшемуся прежде, чем та сообщила о предстоящем отъезде собственному мужу), дабы подтвердить или опровергнуть догадки друга, молодой человек не спешил. Он слишком хорошо помнил, что именно говорила женщина перед тем, как передать ему ключи, и, ввиду некоторой двусмысленности ее слов, Кирану очень не хотелось бы повторять их Оуэну. Едва ли кто-то из супругов догадывался, почему все эти, казалось бы, безобидные шутливые намеки настолько смущают его, и лишний раз напоминать об этом, давая повод задуматься, вряд ли было разумной идеей. - Может, мы ей просто надоели? - в свою очередь с усмешкой предположил он, забирая протянутый ему скотч и уже смелее встречаясь взглядом со своим собеседником; разговор уходил в иное, менее серьезное русло, и Киран почувствовал себя немного уверенней. Следующая же фраза невольно заставила его улыбнуться. Он был только рад оказаться полезным, а особенно – что ему действительно удалось помочь, а не только мешаться в процессе, который, к слову, неожиданно его затянул; генеральная уборка – далеко не самое увлекательное занятие, но, судя по всему, даже за ним в правильной компании время летит совсем незаметно. - Да, почти… - сосредоточенно пробормотал он в ответ на вопрос, все ли готово, и уткнулся обратно в коробку, за эти несколько секунд упуская тот момент, когда Оуэн не слишком успешно попытался разом вынести другие две, уже полностью собранные.
- Подожди секунду, я сейчас, - с трудом сдерживая смех отозвался Киран, заметивший возникшую проблему лишь тогда, когда до него донеслась приглушенная просьба о помощи, немедленно бросаясь на выручку. Вскоре, совместными усилиями остатки вещей были чудом уложены в багажник, вероятно, совсем не предназначенный для вмещения такого их количества – глядя на кучу громоздящихся друг на друге коробок, Киран почти готов был поспорить, что он не закроется. Высказывать свои сомнения вслух он не стал, вместо этого направляясь обратно для финального обхода – перед отъездом еще раз проверить, не забыли ли они что-нибудь внутри.
- Кажется, это все, - вытащив на улицу последнее, что было обнаружено в доме, Киран вопросительно взглянул на Оуэна, едва ли способного услышать его через весь двор, и, дождавшись подтверждения, что они берут и это тоже, поспешил к машине. Закинув вещи на заднее сидение и на секунду задержавшись, не без любопытства проследив за тем, как друг с удивительной ловкостью умудрился захлопнуть багажник прежде, чем шаткая пирамида из коробок успела бы развалиться, он занял переднее пассажирское место, только теперь вдруг понимая, что довольно устал – сборы заняли практически весь день, и он был слишком увлечен делом, чтобы обратить на это внимание. До этого момента Киран не успел толком задуматься и о том, что это означало. Лето, наконец, подошло к концу, как и время, что им удалось провести вместе; время, ставшее для него совершенно особенным; и – пусть это, разумеется, не оказалось неожиданностью – осознание того, что теперь все это осталось позади, не могло не огорчать его. Надеясь, что Оуэн не заметит очередную смену его настроения (или же просто спишет ее на усталость), Киран повернулся к окну, молчаливо следя за открывающимся за ним пейзажем до тех пор, пока тот не перестал казаться ему знакомым. Не то, чтобы он хорошо знал дорогу – пока за рулем был кто-то другой, запоминать ее не было особого смысла, – но ощущение, что прежде они ехали другим путем, никак не хотело его покидать.
- Я не помню это место, - спустя еще несколько минут негромко произнес он, с сомнением взглянув на Оуэна. - Мы проезжали здесь раньше?..

Отредактировано Kieran Newman-Hughes (27.08.2017 21:36:30)

+4

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Оуэн был по натуре таким человеком, которого вдохновляло движение в любом его виде; путешествия, прогулки, новые начинания – все это придавало ему сил, пробуждало желание жить и расти вместе со стремительно меняющимся миром. Будучи мальчишкой, он то и дело получал тумаки за свою неусидчивость; родители всерьез задумывались порой о том, чтобы определить его в закрытую школу для мальчиков или пансионат, чтобы его научили манерам, без которых не стать успешным человеком, но к старшей школе юноша научился ловко балансировать на грани между безалаберностью и ответственностью. Его природная изворотливость, хорошо подвешенный язык и компанейских склад характера сделали свое дело – его обожали если не все, то большая часть преподавательского состава, и, соответственно, закрывали глаза почти на все провинности, стоило Ньюману улыбнуться и вовремя вставить пару нужных фраз.
Он действительно легко умел находить общий язык даже с самыми сложными людьми. Но, увы, его таланта не хватало для того, чтобы поддерживать нормальные отношения с матерью – возможно именно недостаток ее тепла Оуэн компенсировал огромным количеством человек, с которыми он одновременно поддерживал связь; в школе это было очень легко делать, в университете – чуть сложнее, но к тому времени у него в жизни уже появился один, самый важный и самый главный друг, который отнимал для себя львиную долю свободного времени Ньюмана, но столько же и давал взамен. Точнее, давала – Дейзи прошла рука об руку с Оуэном, возможно, самую яркую часть его жизни, и осталась, несмотря на то, что они и их чувства друг к другу пережили многое. Они были к этому готовы – заранее знали, что у всего бывает свой восход, и свой закат; сидя однажды на крыше отчего дома, Дейзи спросила у Оуэна, какое время суток он любит больше, и он ответил, что ранее утро, ведь вместе с первыми лучами солнца начинается новый день, и можно проследить с самого начала, как он будет наполнятся событиями, каждое из которых может изменить раз и навсегда чью-то жизнь. А еще ранее утро ассоциировалось у юноши с самой Дейзи, хотя он никогда не говорил ей об этом, потому что имел трудности в выражении своих чувств, особенно столь поэтичных. Если бы сейчас Оуэну задали бы тот же самый вопрос снова, то он уже не ответил бы так быстро и уверенно… А все дело в том, что с недавних пор его вечера стали совсем иными. И в уходящих лучах солнца пришло к нему понимание того, что закат – это не всегда финал.
Их с Кираном путешествие, а вернее сказать, приключение, только начиналось, несмотря на то, что ни один из них еще не подозревал об этом, хотя намеков было предостаточно – и почти скрывшееся за горизонтом солнце, окрасившее небо в удивительно насыщенный сангиновый цвет, говорящее о том, что дома они будут только глубокой ночью, даже если междугороднее шоссе будет пустым, и оставленный в загородном доме навигатор, и еще много мелочей, которых не рассмотришь с первого взгляда; Оуэн загадочно улыбался, сам не понимая почему, и украдкой поглядывал на Кирана, сидящего рядом и демонстрирующего искреннее спокойствие; ровно до того момента, как пейзаж за окнами их автомобиля перестал быть знакомым. Возвращаясь к теме сюрпризов – Ньюман не любит, когда преподносят их ему, а вот устроить что-то эдакое ближнему своему…Всегда пожалуйста!
- Я решил немного разнообразить наш привычный маршрут, - ушел от прямого ответа на вопрос, заданный другом, и расслабленно убрал одну руку с руля, показывая, что ситуация под контролем. – Тем более, с нами нет никого, кому надо рано ложиться спать, «ведь завтра на работу»… - он запнулся, бросая мимолетный взгляд на приборную панель, где светилась дата и время, - Стоп, как это тридцатое августа?.. – на лице Оуэна нарисовалось совершенно детское разочарование и чуть ли не обида, когда он понял, что его завтра ждет рабочий понедельник, и в этот самый момент, пока мысленно мужчина пытался вспомнить, куда делся его законный отпуск, он на мгновение отвлекся от дороги и проехал нужный ему поворот. – Вот черт… - раздосадовано пробубнил себе под нос Оуэн, выворачивая руль вправо, съезжая на старую дорогу, о чем говорил установленный и потрепанный временем знак «Сикамор-роуд». – Хотел показать тебе одно место, - он вернул себе прежнее, чуть загадочное выражение лица, - Мы на территории заповедника Уортон. В свое время мы с Дейзи… А впрочем, не важно, там мы с ней не бывали. Я там ни с кем еще не бывал – только один.
И это было чистейшей правдой; мужчине вдруг стало странно неудобно говорить постоянно о своей жене – меньше всего он хотел, чтобы у Кирана создалось впечатление, что Оуэну не хватает ее присутствия, чтобы чувствовать себя комфортно, и уж тем более не хотел, чтобы друг посчитал, будто бы ему скучно в его компании. Да, у них было немало забавных и интересных моментов с Дейзи, у них и на троих накопилось много теплых воспоминаний, но раз уж этот день, эта неделя, была проведена в компании исключительно друг с другом, то не стоит разбавлять ее другими именами. Но было еще кое-что – место у безымянного озера, куда Оуэн хотел отвести Кирана, было чем-то вроде секретного убежища, куда еще будучи совсем молодым, школьником, приезжал Ньюман один, без спроса забрав машину матери в пику ее требованиям, о которых голова готова была разорваться на части, от переполняющей боли и злобы. Место было укромным и безлюдным, здесь только немногочисленные представители местной фауны могли быть свидетелями того, как Оуэн боролся с эмоциями, с которыми не мог справиться; но стоило провести около воды часок-другой, и беспокойство уходило – как волна вместе с отливом. Возможно, Киран сможет почувствовать тоже самое.
Оуэн хотел было добавить еще что-то, но тут машину странно тряхнуло, и раздался подозрительный звук.
- Кажется, у нас небольшие проблемы, - сбавляя скорость отозвался мужчина. Они съехали на обочину и остановились; Оуэн выбрался из машины, обошел ее по кругу, наклонился к каждому колесу, и около правого переднего присвистнул, - Да-а-а, как я и думал – колесу конец, - вытянув руку, он постучал по стеклу, привлекая внимание Кирана, - Выходим.
И чтобы не пугать человека, добавил:
- Мы, кстати, приехали.
Он выпрямился во весь рост, отошел от пассажирской двери, выпуская Кирана наружу, и махнул рукой вперед, где в сумерках были видны отблески на темной поверхности крошечного озера.
- Не помнишь, пледы у нас где лежат? – Оуэн направился к багажнику, опрометчиво открывая его слишком резко, из-за чего коробки почти что лавиной повалились на ничего не ожидающего мужчину, но тот успел подхватить парочку до того, как они упали на землю вместе со всем, что было внутри. Хотя яблоко откуда-то все-таки выкатилось, прямо под ноги Кирану, по всей видимости, спешащему на помощь.
- О, и еда есть. Ну, теперь точно не пропадем, - подмигнул Оуэн другу, перекладывая ему в руки два пледа и термос с чаем. – Костер беру на себя, а ты пока посмотри – у тебя ловит здесь сеть? У меня вот ее пока совсем нет.
[nick]Owen Newman[/nick][status]Lord, don't let me be misunderstood[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/02ce1a6599e9ec1d7e558c844dc42b4a/tumblr_or1hm8VosT1us77qko1_250.gif[/icon][sign]...[/sign]

+2

5

[nick]Kieran Hughes[/nick][icon]https://68.media.tumblr.com/25358f563cbcfcb866a53a1d17a50b61/tumblr_or1hm8VosT1us77qko2_250.gif[/icon][sign].[/sign]

Если бы год назад Кирану сказали, что в скором времени у него появятся друзья настолько близкие, что он станет охотно проводить с ними целые дни, а то и недели, он, вероятно, просто не поверил бы. Едва ли тогда он мог представить, что каждый раз будет с нетерпением считать часы до новой встречи; при случае, ничуть не заботясь о последствиях, бесстыдно прогуливать занятия, сбегая из университета еще до наступления долгожданных выходных, и уезжая обратно позже, чем было необходимо для своевременного возвращения к началу учебной недели, тем самым отказываясь тратить на неблизкую дорогу те бесценные минуты, в которые мог быть рядом с ними. Эти уикенды и прошедшее лето, несомненно, стали самым счастливым временем его жизни; настолько, что Кирану порой не верилось, что все это – реально.
Конечно, соглашаясь сопровождать сестру на скучный рождественский ужин, к которому сам он не имел ни малейшего отношения, Киран даже не подозревал, насколько судьбоносным окажется это решение. Он, в общем-то, и не хотел идти; но, кажется, это было важно для нее – невозможно не заметить, как горели глаза Дейны, когда она увлеченно рассказывала о практике в корпорации, – и этого было достаточно. Киран давно не видел ее настолько взволнованной и воодушевленной; и, если девушке не терпелось показать ему с какой организацией она собиралась связать свою будущую карьеру и с какими людьми ей предстоит работать, он не мог ей отказать. К тому же, теперь близнецам нечасто удавалось провести время вместе, и было бы глупо упускать столь редкую возможность.
Должно быть, он был не слишком хорошим собеседником в тот вечер; Киран никогда не умел вести непринужденные беседы с незнакомыми людьми и, оставленный в полном одиночестве неожиданно упорхнувшей куда-то сестрой, чувствовал себя в высшей степени неловко. Но с ними оказалось удивительно легко. Ему и не пришлось говорить много – Кирану вполне удавалось поддержать умело направляемый новыми знакомыми разговор, вовремя вставляя пару емких фраз; большую же часть времени, конечно, он завороженно слушал, в равной степени очарованный ими обоими. Он не слишком понимал – впрочем, не до конца понимает до сих пор, – как таким людям как они, умным и бесконечно обаятельным, могло быть интересно с кем-то вроде него. Разница между ними – пожалуй, даже не столько в возрасте – казалась непреодолимой пропастью; но в то же время его тянуло к ним, и даже более – он будто смутно чувствовал некое душевное родство, и с каждой случайно обнаруженной общей темой ощущение это несмело крепло. Предложение поддерживать связь и встретиться снова, прозвучавшее ближе к концу мероприятия, Киран воспринял не без удивления, но, безусловно, с энтузиазмом; хотя, и на тот момент он не был вполне уверен, что это не обычное проявление вежливости.
Как ни странно, поначалу общаться с Дейзи ему было куда проще – в конце концов, именно она была инициатором как знакомства, так и его последующего продолжения; да и устоять перед ее открытостью, непосредственностью и совершенно искренним расположением едва ли возможно даже для такого замкнутого человека, как он. Однако с ее супругом ситуация обстояла несколько иначе – при всей его видимой и, казалось, неподдельной доброжелательности Хьюз долго не мог понять, как тот по-настоящему относится к нему. Нет, дело было вовсе не в недостатке теплоты или участливости с его стороны – Оуэна никак нельзя было в этом упрекнуть, – но Кирану не удавалось отделаться от мысли, что тот держится так, неизменно вежливо и дружелюбно, абсолютно со всеми; кто знает, что на самом деле у него на уме? Может, он общается с ним только из-за Дейзи?.. Оттого – и отчасти от странной, почти отчаянной потребности произвести хорошее впечатление, – рядом с ним Киран долгое время чувствовал себя достаточно скованно, как бы ему ни было приятно общество Ньюмана. C самого начала Оуэн казался воплощением всех тех человеческих качеств, которыми он так восхищался, и которых мучительно не хватало ему самому; и это вовсе не добавляло уверенности и без того застенчивому Кирану.
Едва ли тогда он мог предположить, что совсем скоро они станут настолько близкими друзьями; слишком близкими, с чем их любила подкалывать Дейзи, вынуждая одного отшучиваться, а второго – неизменно заливаться краской. И только в последнее время ее невинные намеки перестали казаться Кирану забавными, хотя прежде не особенно напрягали его; ну, разве что, самую малость смущали. При упоминании женщины он вновь ощутил тревожное чувство вины. Всякий раз, когда она вскользь затрагивала эту тему, вероятно, ни на секунду не допуская мысли, что в ее словах может быть хоть доля правды, ему хотелось провалиться сквозь землю.
В то же время сказанное Оуэном заставило его несколько оживиться. Что за место он хотел ему показать? И почему, если утверждает, что прежде ни с кем там не был?
Но, конечно, все не могло быть так просто. Выбравшись из машины и растерянно бросив взгляд на злосчастное колесо, виновное в их вынужденной остановке, он поспешил к другу, пока тот не развалил хрупкую конструкцию из коробок окончательно – судя по звукам, доносящимся со стороны багажника, Оуэн был весьма близок к этому. Впрочем, с этим помощь уже не потребовалась. Поудобнее перехватив врученные ему пледы с термосом и очень стараясь ничего не уронить, Киран послушно достал телефон и, чуть нахмурившись, взглянул на экран.
- Пока нет, - задумчиво отозвался он. - Можешь дать мне еще и свой, тогда у нас будет вдвое больше шансов.
Пока Оуэн, как и обещал, был занят костром, Киран, аккуратно сложив все необходимые вещи возле избранного для их импровизированного лагеря места, неторопливо бродил вокруг, надеясь, что хоть одно из устройств поймает сеть. Чувствовал он себя при этом довольно глупо, но едва ли мог предпринять что-то еще. Он невольно усмехнулся собственным мыслям о том, как порой нашим желаниям свойственно сбываться самым неожиданным и причудливым образом; только недавно он жалел, что у них осталось совсем немного времени, и вот – теперь они на неопределенный срок застряли здесь, без связи, возле крохотного озера посреди безлюдной глуши. Киран не без удивления отметил, что подобное стечение обстоятельств практически не беспокоило его, обычно теряющегося, как только что-то выходило из-под контроля. На этот раз, напротив, произошедшее встряхнуло его, вырвав из плена невеселых мыслей, и воспринималось скорее как небольшое незапланированное приключение нежели досадная неприятность.
Когда один из телефонов, наконец, поймал слабый сигнал, Киран оказался вынужден отвлечь друга от его чрезвычайно важного занятия, сочтя более разумным поручить переговоры тому, кто гораздо лучше представлял куда нужно звонить и где они находятся.
- Ну что? Нас спасут или все-таки придется ночевать в машине? - дождавшись завершения разговора, поинтересовался он. Прозвучало, пожалуй, слишком беспечно, учитывая тот факт, что в случае отрицательного ответа их действительно ожидали не самые завидные перспективы. Но они ничуть не пугали его; по крайней мере, до тех пор, пока Оуэн был рядом.

+2

6

[mymp3]http://storage.mp3cc.org/download/17298588/WDU1bVFSMGZUNm1HYlRVbzdjbldlMUlPNEh1TGU0a0ZSSlhseE1mSjlOTm5HZ2lGOXZLSkI3Tnk4THBJU3BmMjhBR0h0MWgzQUVVVU1MLzgzZ0xlaENiL1p5Yzd3QVFFT2pIVUtLZGxHdUlWNVJjcUJNaDhSZlpZZ1VNaDUwV1U/first-aid-kit-stay-gold_(mp3.cc).mp3| First Aid Kit - Stay Gold[/mymp3]
What if to love and be loved's not enough?
What if I fall and can't bear to get up?


Дом. Что такое дом?
Это место? Такое, откуда все начинается – первые шаги, которых ты не помнишь сам, но без труда можешь узнать о них, взглянув на фотографии в большом семейном альбоме, первые падения и разбитые колени, хорошие оценки и прогулы, за которые впервые получаешь пару крепких подзатыльников. Мы запоминанием то, что происходило с нами внутри сколоченных стен, и реже – какого цвета были эти же стены, а какого – пол. А если и помним, то значит, что так нужно для того, чтобы ни одна деталь яркой драгоценной картинки не потускнела со временем, как это обычно происходит с фотографиями. Выходит, что дом – это место, хранящее наши воспоминания?
Но вдруг случается так, что место приходится сменить – кто-то всю жизнь проживает как кочевник, переезжая из города в город, из страны в страну, меняет континенты как перчатки, а кто-то бежит, гонимый обстоятельствами. Как же быть со всем тем, что связывает человека и место, где он жил? Разве закрывая за собой двери дома, он закрывает в своей памяти дверь ко всем пережитым в нем дням и эмоциям, которыми они были наполнены? К счастью, нет. Мы продолжаем возвращаться в знакомые места внутри своего сознания, стоит только закрыть глаза – и вот мы уже зрители на своем же дне рождении, которое праздновали в узком семейном кругу десять лет назад; мы без труда можем назвать по именам тех, кого видим; мы можем даже вспомнить, какое платье было на нашей матери, и каким одеколоном пахло от отцовских объятия. И вкус торта – сочный морковный бисквит… Выходит, что дом – это ощущения?
Но бывает, что некоторые чувства лучше бы никогда не переживать дважды. Человек, увы, не властен над ходом времени, не властен над жизнью и ее концом – каждый за отведенное ему время испытывает и горечь утраты, и обиду, и опустошение. У этих чувств нет картинок, предшествующие им события не стираются из памяти, но их границы размываются настолько, что невозможно различить ни действующих лиц, ни обстановку. Не остается ничего. И эта пустота едва ли может называться домом. Выходит, что дом – это…Люди?
Или человек. Один единственный человек может стать для другого всем – миром, целой вселенной, в которой хочется спрятаться, в которой настолько уютно и комфортно, что нет нужды даже покидать ее пределы.
Оуэн никогда не считал Дейзи своей вселенной – рядом с ней у него не было времени на такие мысли. И здесь нет ничего плохого, напротив – их семейная жизнь была настолько насыщена событиями, что им порой очень не хватало небольшой паузы, чтобы отдышаться и предаться слегка патетичным разговором о том, как им хорошо рядом друг с другом. Впрочем, они и без всяких слов чувствовали, что каждый думает именно так, и все было хорошо долгие-долгие годы. Хорошо и сейчас, но…По-другому. С появлением в их жизни Кирана все, с одной стороны, осталось как прежде, но с другой – изменилось на уровне каких-то базовых вещей, и вместе с ними изменились сами супруги. Оуэн не заметил, как одни привычки оставил в прошлом, приобретя новые; не заметил, как стал более заботливым. Не заметил, как перестал видеть перед собой одну лишь Дейзи, и по вечерам, собираясь в гостиной за новой настольной игрой, следил за действиями не своей жены, а друга. И даже больше – неосознанно, но наслаждался улыбкой, смущенной, но искренней, которая трогала губы Кирана, когда тот замечал на себе взгляд Оуэна.
Он всегда смущается, когда замечает его взгляд, и это порождает странно-приятное, теплое чувство. Чувство, что вот он – дом. Стоит перед Оуэном на расстоянии пары-тройки метров, пытаясь заставить бесполезные устройства работать, говорит что-то тихо-тихо себе под нос и краем глаза ловит движения друга, что пытается обустроить им место почти около самой воды на ближайшие несколько часов. Они оба ловят движения друг друга исподтишка, как озорные мальчики лет десяти, играющие в гляделки – кто первый поднимет глаза, то проиграл.
В этот раз случается ничья – в тот момент, когда Оуэн сровнялся с Кираном, он поднял свой взгляд и они переглянулись; взгляд Ньюмана ясно шептал о том, что «бояться нечего».
- Мы на территории охраняемого заповедника, - полушепотом сказал молодой человек, забирая из рук друга телефон, на котором удалось поймать сеть, - Самое страшное, что может случиться – это комары. Вот уж кто здесь настоящие звери! – с выражением, широко раскрыв глаза и для правдоподобности кивнув пару раз головой, добавил Оуэн, поднося, наконец, трубку к уху и зажимая ту плечом, а свободными ладонями пытаясь прихлопнуть жужжащего поблизости комара. – Добрый вечер, мэм! Мы въехали в парк со стороны Сикамор-роуд… Что? Что вы говорите? – он больше отвлекался на преследование комара, который норовил укусить Кирана, чем на разговор с диспетчером, - А, нет, до Роквуд-роуд мы не доехали – кажется, где-то на полпути к ней и застряли…Кстати! – громкий хлопок в миллиметре от кончика носа Хьюза и маленькое кровавое пятно между ладоней Оуэна (комар от него не скрылся-таки), будто бы напомнили молодому человеку о важной детали, - Тут есть озеро. Мы находимся прямо на его берегу. Да, все верно, между Сикамор и Роквуд-роуд… - Оуэн закатил глаза, засунул одну ладонь в карман брюк и, развернувшись спиной к Кирану, зашагал к воде. Разговор затягивался – к счастью, сеть не спешила пропадать.
- Ну что? Нас спасут или все-таки придется ночевать в машине? – поинтересовался Киран, когда Оуэн с задумчивым видом закончил разговор и бросил телефон на плед, который уже был расстелен по земле.
- Хорошая новость – ночи в августе все еще теплые, - начал Ньюман издалека, - Плохая новость – дорога, ведущая к нам от административной секции, затоплена. Так что только если выбираться отсюда вплавь, - Оуэн запустил пятерню в свои волосы и взъерошил их на затылке, - Но что-то я не вижу поблизости лодки, - он рассмеялся, пытаясь разрядить обстановку. Их перспектива была незавидной, но, в конце концов, не такой уж и страшной. По крайне мере то, что Оуэн умел разводить костер, многое меняло!
Огонек между сложенных колодцем сухих веток игрался с лучами догорающего солнца, которые просачивались сквозь ветки вековых деревьев; вся поляна, усыпанная листвой, будто бы светилась сейчас изнутри. Заключенные в янтарь и золото осеннего леса, Оуэн и Киран, кажется, почувствовали… Умиротворение. Они оба забыли про телефоны, про спущенную шину, и, наконец, про то, что чай в термосе имеет свойство заканчиваться.
- У меня в бардачке была жестяная походная кружка и немного заварки, - сказал Оуэн, перемешивая угли в костре, - Ты когда-нибудь пил чай на воде из озера или реки? – он рассмеялся, подтолкнув Кирана в бок локтем, призывая того окончательно расслабиться. – Когда еще бы нам выпала такая возможность, а?.. – уже более задумчиво и без смеха, произнес Ньюман: больше спрашивая, судя по всему, себя, чем друга. – Скажи-ка, Киран, - начал в своей привычной, чуточку занудной манере, способной насторожить любого, Оуэн, - Ты веришь в то, что все, что с нами происходит – не просто череда случайностей?..
Он задал вопрос и задумался сам – он никогда не был фаталистом, но от чего-то ему казалось, что этот вечер, этот костер, этот разговор, были предопределены где-то в небесной канцелярии еще задолго до того, как он или Киран появились на свет.

Oh, I wish, for once, we could stay gold,
We could stay gold.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Do you believe in soulmates? ‡флэш