http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I hated you, I loved you ‡флеш


I hated you, I loved you ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://68.media.tumblr.com/a0aa47efee5dec53434ac21401c2357a/tumblr_ob5btzfYg41qdqywso1_1280.png

Выбрав то единственное, что только было возможно, Дэвид вывел их отношения на новый уровень... но новый ли? Прятки остаются в силе, служебные романы могут плохо повлиять на работу обоих, и если теперь не страшно потерять все, то куда хуже подставить другого.

If I told you that I loved you
Tell me, what would you say?
If I told you that I hated you
Would you go away?

Каролина, Дэвид
Весна-лето 2016

Отредактировано David Stanley (25.06.2017 22:42:47)

+1

2

Ее время текло медленно, подобно смоле, но беспощадно, сметая все на своем пути, захлестывая с головой и застывая, грозя стать янтарем и оставить Каролину вечность в полупрозрачном камне. Казалось ни минутная, ни часовая стрелка не двигаются на белоснежном циферблате, и даже красное сухое вино в бокале будто бы не кончалось. Она прятала хрупкие плечи в белую мужскую рубашку Стэнли, словно пытаясь не потерять его запах. Каролина в глубине души боялась, что он примет решение не в ее пользу и вся невероятная, незнакомая ей раньше нежность, так и останется в Лондоне. Каролину впервые за много лет и, может быть, раз в третий в жизни посетила мысль о том, что эти отношения могут длиться больше, чем одну ночь. Вернее, она знала что с этим мужчиной она готова просыпаться в одной постели, что с ней случилось чуть ли не впервые, а он все еще мог ответить «нет», и это ее просто уничтожало. Она старалась отсрочить утро, которое могло принести ответы, как могла, но пустой бокал уже выпал из расслабленных пальцев, оставляя густые кровавые капли вина на ковре.
Ее заставил подняться настойчивый стук в дверь, на который она пришла почти не открывая глаз, долго пыталась справиться негнущимися пальцами с замком, чтобы, наконец, его открыть.
- Дэвид... - единственное, что сорвалось с губ прежде, чем она шагнула в объятия мужчины, уже не задавая лишних вопросов. Она знала, что теперь уже не позволит ничему встать между ними.
Ведь он сказал то, о чем она даже не мечтала, явившись к ней в тот момент, когда сомнения источили ее уверенность в том, что поступила правильно.
Ведь он лез к ней по балконам или ехал через весь город посреди ночи лишь ради того, чтобы не позволить ей остаться в одиночестве.
Ведь он был единственным человеком в ее жизни, кто был на такое способен.
И больше им слова были не нужны, они казались лишними сейчас, не нужными, когда можно искать ответы в глубине глаз, пробовать коньяк с его губ на вкус и тихо смеяться тому, что мелкие пуговицы не поддаются пальцам и приходится стягивать его же рубашку с нее через голову.
Им не нужны были слова, когда они просто долго смотрели друг другу в глаза и целовали улыбки. И только пожелали друг другу хорошей ночи прежде, чем закрыть глаза и провалиться в крепкий сон.

Каролина проснулась за долю секунды от звонка будильника, чтобы успеть его выключить до того, как он разбудит мужчину, в чьих объятиях она провела эту ночь. Женщина прикрыла глаза, чувствуя щекой ровное дыхание и улыбнулась. От того, что проснулась с ним, от того, что он обнимал ее во сне, от того, что темная кудряшка упала ему на лоб. Каролина осторожно убрала темную прядь с его лица и выбралась из ласкового плена, стараясь не разбудить Стэнли, и отправилась в душ, впервые, может быть в жизни стараясь не шуметь в собственном доме, оберегая сон Дэвида, тихо одевалась на работу, тихо варила в два раза больше кофе, чем обычно. Поставив чашку на тумбочку, она склонилась к мужчине и ласково его поцеловала прежде, чем пожелать доброго утра.
- Я сейчас пойду на 'аботу, - но она снова оказалась в постели без шансов выбраться из этого плена рук и поцелуев. - Я же опоздаю... - начала было жалобно, но сдалась, чтобы через полчаса уже в панике заново приводить себя в порядок, допивая на ходу свой остывший кофе.
- Где же телефон? - переворачивая все в комнате мелко семенила на высоких каблуках и, наконец, нашла аппарат с кучей непрочитанных сообщений и бросила его в маленькую сумку.
- Я уже опаздываю... В общем, ключи я оставила на столе. В холодильнике, скорее всего, нечего есть, во вто'ром ящике есть меню и телефоны моих любимых 'есто'ранов с доставкой... - она на секунду замерла, пытаясь вспомнить, что же хотела сказать, но так и не смогла, снова садясь на край кровати и оставляя на губах мужчины след своей помады.
- Точно, - мотнула чуть лохматой головой, которую решила сделать идеальной по дороге.
- Чувствуй себя как дома. Если 'ешишь поехать домой, завези, пожалуйста, ключи, - поцеловала еще раз и вылетела из квартиры, чтобы нервно стучать в лифте каблуком, а потом понять, что не так уж это и важно и перестать спешить.
И впервые в жизни немного опоздала на работу, но этого никто особенно не заметил — работа была в самом разгаре: все обсуждали свежие сплетни и красили ногти. Но ей было абсолютно все равно, она просто пришла в свой кабинет, попросила у помощника кофе и откинулась на кресле, чтобы закрыть глаза и блаженно улыбнуться, не особенно заботясь о работе впервые за десяток лет.

Отредактировано Caroline Stanley (16.07.2017 19:00:09)

+1

3

В отличие от его плотных штор, эти пропускали солнечный свет, отчего хотелось зарыться головой под подушку, а сверху еще и накрыть голову одеялом, чтобы побольше пробыть в пленительной темноте. Он привык вставать с рассветом, привычно заварить себе кофе, чтобы сделать первый бодрящий глоток, и пока на кухне идут новости без звука, принять душ, чтобы приготовить себе тосты или что-то такое же легкое. В собственном распорядке он чувствовал себя комфортно, не ожидая никаких перемен или внештатных ситуаций, потому что первые пару часов он даже не прикасался к телефону, пусть хоть весь «Подиум» горит. Потом, конечно, Стэнли ужаснулся такому сравнению, но если утром будет шум или гам, то плохое настроение будет ему обеспечено, несмотря на то, что каждый второй сотрудник журнала уверен, что он и не бывает в хорошем расположении духа. Еще как бывает, но не считает нужным расслабляться и даже слово доброе сказать, если, конечно, работы не будет выполнена в срок или всплывут жесткие косяки.  Эта тишина успокаивала, давала лениво собраться, полежать в кровати минут двадцать или тридцать, и действовала успокаивающе, вот только сегодня вместе с чужими шторами, появился и раздражитель… приятный раздражитель, что очень быстро перешел в потребность просыпаться так еще и еще.
- Ммм… - это все, на что сейчас был способен англичанин, почуявший запах кофе слишком близко, что даже не нужно было вставать и готовить его. «Разве может быть лучше?..» Поцелуй на губах подтвердил ответ на этот вопрос.
- Я сейчас пойду на 'аботу… - слишком вялое сопротивление.
- Ммм… - снова произнес Дэвид, и потянул ее на себя, чтобы вернуть поцелуй, и провести рукой по талии, забираясь под пиджак, пальцами сминая ткань блузки и добираясь до кожи. Чудесно быть безработным, никуда не нужно спешить.
- Я же опоздаю... – полное поражение.
- Ммм… - он не понимал, зачем сейчас нужны слова, потому что, если бы Каролина захотела, она бы сбежала.
Ка-ро-ли-на. Дэвиду нравилось ее имя, это резковатое «р», что делало акцент, протяжное окончание, особенно когда он любил зарываться лицом в ее волосы и тихо звать, чтобы разбудить утром, отсутствие сокращений, что сохраняло целостность и добавляло изысканности или аристократизма, который она терпеть не могла и в нем, и во всех других. Оно бы больше подошло утонченной англичанке, представляющейся с холодностью и надменностью, заставляя называть себя так, а не иначе, но с американкой оно обрело силу и влияние, нажитые непосильным трудом и поэтому в его устах звучало как-то особо бережно, особенно когда он не хотел выпускать ее из постели и предлагал прогулять работу, хотя в конечном итоге оба туда и направлялись.
Но теперь-то все иначе. Когда Уир ушла, он еще долго валялся в постели, привыкая к новым ощущениям, пытался прислушаться к голосу разуму и понять, чего он хочет, но тот молчал, наверное, и сам зашел в тупик. Большую часть своей жизни, сколько себя помнил Дэвид, у него распорядок дня не менялся и был один и тот же. Проснуться, сделать кофе, принять душ – утром; работа, работа и работа – днем; приготовить ужин или поесть в ресторане Ады, почитать книгу и лечь спать. Конечно, бывали ситуации, когда нужно было посетить какое-то модное мероприятие или Амелии удавалось вытащить его, но больше всего Стэнли предпочитал уединенный образ жизни вопреки созданному им самим общительному, обаятельному образу. Совершенно спокойно мог вести себя так, словно ему безумно нравится быть в центре внимания, ведь отчасти так и действительно было, да и кому не понравится подобное, но после несостоявшейся свадьбы уже дважды ему стало претить подобное чувство. Мужчина был уверен, что достаточно изучить всею обратную сторону прессы, эту омерзительность и умение врать, менять местами факты и стряпать сенсации из воздуха, способные в миг превратить звезду мировой величины в посмешище и уничтожить самую крепкую репутацию. На подобных новостях делались миллионы и строилась головокружительная карьера, несмотря на риск потерять все, если уличат во вранье. Конечно, есть желтая пресса, но на подобное никто и не обращает внимание, да и понятие «правды» там настолько расплывчато что ни одно уважающее себя издание не возьмется публиковать сомнительный материал без серьезных доказательств. Бывало, что и фотографии приходилось проверять на наличие умелого фотошопа, как и записи разговоров. А как только проверка дает зелёный свет, то все, кому не лень обваляют тебя в грязи и набросятся на грязное белье как стая голодных собак, не давая покоя ни тому, кого упомянут, ни его ближайшему окружению и на всю жизнь заклеймят позором. Хорошие вести давно стали скучными, весь интересует лишь обратная сторона и чем более мерзко, тем лучше.
И все же, он не поэтому практически безработный, а потому что совершил непростительное – намеренно загубил работу, которую любил больше всего на этом чертовом свете. Не важно почему, зачем и ради кого, он это сделал совершенно осознанно и будучи в здравом уме, понимал последствия и чем все закончится, и чудо, что выпуск вообще вышел. Наказывая сам себя. Дэвид внушал себе, что при его состоянии, мужчина вообще может жить в свое удовольствие и ничего не делать, да еще и внукам останется, если таковые объявятся. Его хватило на пять минут, потом он пошел осматривать в квартире Каролины в поисках еды, но пустой холодильник, где бы даже мышь не повесилась, поставил перед ним несколько задач в виде – сходить в магазин, приготовить ужин, дождаться любимую… как же это чертовски приятно звучит! И пока перед ним стояли такие мелкие задачи, создавалось ложное ощущение полезности, и что он не проживает жизнь свою зря, Стэнли не заметил, как наступил вечер и повернулся ключ, пока по кухне витали ароматы еды, что, казалось, вообще было тут впервые.
- Привет, - он улыбнулся, подняв голову, - я тут совершил жесткий захват твоей кухни, что не оказала какого-либо сопротивления, - помешал соус в кастрюле, которую, к слову, тоже купил. – Как прошел день?

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I hated you, I loved you ‡флеш