http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: октябрь 2018 года.

Температура от +5°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » we might be dead by tomorrow ‡альт


we might be dead by tomorrow ‡альт

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Beatrice Fawley x Lincoln Graves
may'1940-june'1945
London, UK

http://funkyimg.com/i/2vb6h.png
Give me all your love now,
'cause for all we know
we might be dead by tomorrow.

Отредактировано Elvis Small (09.07.2017 00:09:30)

+1

2

- Беатрис, тебе стоит более снисходительно отнестись к подполковнику Грэйвсу. Он умен, молод, красив, обаятелен и, главное, влиятелен. Пожалуйста, будь с ним поласковее. Идет война, и кто, если не он, обеспечит нам безопасность? - Мередит, как всегда, драматизировала, дрожащими руками прикуривая сигарету и вытирая театральную невидимую слезу. Ее голос срывался то на шёпот, то на визг, и все это произносилось с таким придыханием, будто ее героиня вот-вот скончается на залитой светом прожекторов сцене с дешевыми декорациями и скрипучим полом. Беатрис лишь закатила глаза и отвернулась к окну, скрестив руки на груди. Наставления младшей сестры, сколько она себя помнит, доставляли ей лишь дискомфорт, какой могут доставить лишь назойливые мошки, лезущие в дыхательные пути и глаза. Конечно, куда ей до Мередит Фоули - златокудрой миниатюрной куколки с огромными оленьими глазами цвета молочного шоколада. Ее акварельная внешность притягивала мужчин разных возрастов и сословий, и Дита никогда не выбирала одного, давая мимолетную надежду каждому, купаясь в их внимании. Беатрис никогда не понимала, откуда у сестры столько сил и энергии, чтобы раздаривать нежные улыбки и томные взгляды. У нее хватало сил лишь на одного мужчину, и то это был спорный вопрос. Хватало ли?
Линкольн Грэйвс - завидный жених. Такой шанс выпадал лишь раз в жизни, и чистый расчет в этой симпатичной темноволосой головке подсказывал, что его нельзя упускать. С другой стороны, помимо расчета, были и другие индикаторы, отвечающие за инстинкт самосохранения, уважение к себе и гордость. И, конечно, ребром этой медали была простая истина - он ей действительно очень нравился. Нравился не как выгодная партия, а как мужчина, достойный ее по всем параметрам. В их семье только Мередит не считает Беатрис какой-то выдающейся личностью, ведь та работает диктором на радио, а Мередит целая прима пригородного театра имени Уильма Шекспира. Но сейчас идет война, и Беатрис разносит по городу новости, которых каждая семья ждет с содроганием, а Дита убивается по поводу снижения спроса на театральные постановки с ее участием, каждый раз повторяя, что проблема в ней. Она словно не понимает, что происходит в мире.
- Послушай, Мередит, я не собираюсь... - Беатрис начала, как и всегда, тихо и спокойно объяснять сестре свою позицию, но та визжащим вихрем ворвалась в ее речь, не желая слушать никаких возражений.
- Нет, это ты послушай. Будь я на твоем месте, уже давно бы оказалась в его постели с кольцом на пальце. Но ты, конечно, ходи, присматривайся, пока его какая-нибудь девица из бара не увела, - язвительность, сарказм, зависть и ненависть сочились буквально сквозь каждое слово.
- Поэтому ты просто оказываешься в чужих постелях. Без кольца на пальце, - сказав это, Фоули сразу прикусила язык и прикрыла глаза. В комнате повисла ужасающая гнетущая тишина. Беатрис каждой клеточкой тела ощущала желание сестры вонзить ей окурок прямо в глаз. Она слышала, как зашуршал фильтр в руках у Мередит, как она затушила сигарету о чуть влажное дно хрустальной пепельницы, как рывком вскочила с дивана, и ее пышная юбка зацепилась за витиеватые ремешки на туфлях.
- Ну знаешь ли! - Оглушительный хлопок дверью вывел Беатрис из транса. Их диалоги с сестрой никогда не заканчивались мирно, даже если они обсуждали меню на воскресный ужин. Мередит считает Беатрис ханжой. Беатрис считает Мередит продажной девкой. Их жизненные позиции и моральные устои не совпадают, но в одном они схожи во мнении - как в такой семье могла родиться такая дочь. И это они, безусловно, не о себе.
Открыв глаза, Фоули прислонилась лбом к холодному окну и оглядела улицу. Собирался дождь, и горожане засуетились, открывая зонты, забегая под навес и поднимая воротники пальто. В унылой дождливой погоде Беатрис видела некое очарование. В такую пору нужно сидеть дома под теплым пледом, читая вслух свои любимые книжки, а не бегать по делам. Конечно, такое еще не скоро теперь случится, ведь не стоит забывать, что столицы всегда являются целями врага номер один. В голове мелькнул образ подполковника Грэйвса, и Беатрис невольно улыбнулась.
В коридоре зазвонил телефон.
- Мисс Фоули, слушаю. - Пауза. - Нет, я сейчас ее позову. - Мередит прикрыла трубку ладонью. - Трис, подойди к телефону!
Беатрис быстрым шагом подошла к аппарату, стуча каблуками по полу. Мередит ухмыльнулась, и в ее глазах читался вызывающий комментарий вроде "не собирается она, как же". Но на том конце провода был не тот, чей голос Фоули хотелось бы услышать.
- Доброе утро, мисс Фоули. Рядовой Чемберс. Подполковник Грэйвс приказывает Вам быть готовой к семи часам вечера к походу в ресторан. В пять за Вами заедет рядовой Роули и привезет платье, в которое Вам необходимо облачиться. Он же доставит Вас к подполковнику Грэйвсу. - Парень отчеканил текст, будто он был написан у него на бумажке. Беатрис не исключала этот вариант. Напротив, он был самым вероятным.
Приказывает? Он мне приказывает? Да как он смеет?
Охваченная бурей негодования, Беатрис покраснела и сжала зубы. Костяшки на пальцах побелели от того, с какой силой она вцепилась в трубку.
- Передайте, пожалуйста, подполковнику Грэйвсу, что я не нахожусь в его распоряжении и сама могу решать, куда, когда и с кем я отправлюсь сегодня в семь. Всего доброго. - Фоули кинула трубку на телефон, не заботясь о том, что связь не была прервана. Мередит неодобрительно посмотрела на сестру и махнула в ее сторону рукой, мол, посмотрите, она так бежала к телефону, а сейчас просто в бешенстве, что за глупая женщина.
Из трубки все еще доносился голос рядового Чемберса: - Мисс Фоули? Пожалуйста, вернитесь к телефону. Мисс Фоули? Мисс Фоули, он же меня на ремни порежет. Я прошу Вас. Твою ж мать.
На том конце прервали сеанс связи.
[nick]Beatrice Fawley[/nick][status]обiйми мене[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2vb6f.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2vb6j.png[/sign]

Отредактировано Elvis Small (28.11.2017 21:51:30)

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
— Подполковник Грейвс, разрешите доложить…
Небрежный взмах руки из-за потёртой спинки зелёного кресла— и рядовой Чемберс застывает в дверях, словно истукан, в то время как Линкольн Грейвс продолжает выпускать пепельные клубы дыма, не отказывая себе в слабости положить ноги на узкий подоконник и насладиться несколькими минутами долгожданного спокойствия и единения с мыслями, что роятся в голове подобно стайке испуганных пичуг. Военное звание обязывает вытягивается по струнке перед более высокими чинами, но, к счастью, подполковник редко удостаивается подобной участи. Чего нельзя сказать о Чемберсе, в ожидании неловко переминающемся с ноги на ногу. Грейвс переводит взгляд в мутное зеркало на стене, у которого давно отбит край, а поверхность покрыта тонкими царапинами. Одному дьяволу известно, в каких передрягах оно побывало. Пуговицы формы Чемберса застёгнуты не до конца; рукав не то испачкан, не то зияет небольшой дырой, образованной неловким движением возле острого гвоздя в стене. Линкольн усмехнулся: уверенность в неначищенных до блеска сапогах рядового укреплялась всё больше с каждым новым завитком дыма, который поднимался из набитой табаком трубки. Чемберс не был эталоном солдата, что неукоснительно соблюдал устав и старался выглядеть соответствующе. В отличие от него, подполковника Линкольна Грейвса, носившего звание с гордостью, подчёркивая это внешним видом с иголочки и уважительным тоном, в котором всегда слышались стальные нотки. Что поделать: не всем дано быть великими, а удел слабых духом — преклоняться перед этим самым величием. Грейвс медленно поднимается с нагретого места и, обойдя кресло, подходит к огромному полотну карты, всё так же нарочито игнорируя рядового.
— Ты уже поставил Роули в известность касательно моих планов на сегодняшний вечер? — Линкольн проводит рукой по шероховатой поверхности и, сощурившись, останавливается на тёмном пятне, которое поддаётся щепетильному подполковнику не сразу. Пара штрихов карандашом, взятым со стола, окончательно исправляют ситуацию. — Отлично.
— Эм-м-м…
— В уставе не сказано, что ты должен мямлить во время отчёта, Чемберс, — голос Грейвса наполняется стальными нотками — предвестником приближающейся бури. Солдат виновато ёжится, стараясь перебороть в себе желание покинуть кабинет подполковника, сверкая пятками. — Повторяю вопрос: ты поставил Роули в известность… или нет?
— У меня нет причин делать это, сэр, — Чемберс отводит взгляд, прежде чем завершить тираду, — мисс Фоули ответила вам отказом.
С тихим треском карандаш ломается пополам.
— Что. Она. Сказала?
Рядовой лишь сильнее вытягивается по струнке: пересказывать ответ Беатрис Фоули — самое последнее, что он хочет делать в настоящий момент.
— Она сказала, что не принадлежит вам…
— Это пока.
— …и что она в состоянии выбрать самостоятельно, с кем, когда и где ей провести время.
— Что было потом?
— Она повесила трубку.
— Ты перезвонил ей? — Линкольн облокачивается на стол, нетерпеливо постукивая пальцем по его поверхности.
— Нет, сэр. Осмелюсь заметить, что это должны сделать вы, ведь…
— Мне плевать, что ты думаешь! — от неожиданного вскрика Грейвса Чемберс подпрыгивает, чем и заслуживает ещё большую ярость подполковника. — Стань прямо, когда говоришь со старшим по званию! Кретин! Я доверил тебе такое пустячное поручение, но ты умудрился подвести меня, — мужчина потирает виски, отвернувшись от рядового и прикрыв глаза. — Это многое говорит о тебе как о солдате. Ты безответственный, безалаберный, тупоголовый индюк, который недостоин службы в английской армии.
— Но сэр!..
— Вон отсюда.
Понурив голову, Чемберс выходит из кабинета под пристальным взглядом Линкольна. Верно говорят: если хочешь сделать что-то идеально, сделай это сам. Кажется, проходит не один час, прежде чем мужчина тянется к трубке телефона и, набрав комбинацию цифр на потёртом диске, вслушивается в размеренные гудки, проклиная весь мир за медлительность, а себя — за нетерпение.
— Дом семьи Фоули, слушаю вас.
— Мне нужна Беатрис, — твёрдым голосом произносит Линкольн, опуская излишние сантименты и вежливые приветствия.
— Это я. А вы, стало быть, подполковник Грейвс?
— Да. Мисс Фоули… — мужчину буквально выворачивает от того тона, которым приходится вести беседу с девушкой, — не окажете ли вы честь поужинать со мной сегодня в семь часов вечера? Ресторан «Magnificent». Слышали о нём? Там действительно вкусно готовят… Я жду вашего ответа, мисс Фоули, — Линкольн прерывает поток высокопарных эпитетов в сторону ресторана, понимая, что выглядит не более чем придворным шутом в глазах сумасбродной девицы. — Я военный и не могу тратить час на беседу с вами. Предлагаю перенести её на вечер. Рядовой Роули заедет за вами в пять часов вечера… конечно, в том случае, если вы ответите согласием. Я жду.
“Жду, хотя это вообще не по нутру мне, чёрт тебя побери!..”

[nick]Lincoln Graves[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2vb6f.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2vb6j.png[/sign]

+2

4

Беатрис не находила себе места. Уткнувшись в газету, она украдкой поглядывала на телефон в ожидании звонка. Прошло несколько часов, за которые Фоули не сдвинулась с места, изредка выкуривая сигарету и прислушиваясь к тишине. Мередит пыталась завести разговор несколько раз, но, наткнувшись на молчаливый игнор, уходила на кухню, делая вид, что ничего не происходит. Наконец, ее терпение лопнуло, и она выступила с новой речью.
- Он не позвонит, можешь не ждать. Я же говорила, что ты ему не нужна. Ты никогда меня не слушаешь, и вот что из этого выходит. Подумаешь, не он позвал тебя на свидание, а его подчиненный. Свидание-то будет с ним. - Сложив руки на груди, Мередит Фоули ухмылялась так широко, что складывалось впечатление, будто ее лицо вот-вот треснет пополам. Чего Беатрис глубоко в душе ей желала. Мередит была уверена в своей правоте и излучала эту уверенность из всех щелей. Это не первый и, будем честными, далеко не последний выпад в сторону Трис подобного рода. В такие моменты Беатрис жалеет лишь о том, что отца больше с ними нет. Он всегда был на ее стороне и легко ставил Диту на место.
- Закрой рот, Мередит. - К удивлению самой Трис фраза прозвучала так буднично, будто она только что попросила сестру сходить за хлебом. Устало вздохнув, Фоули протерла глаза большим и указательным пальцами и уткнулась взглядом в окно. Дождь перестал идти. Часы пробили три.
- Линкольн, - у Беатрис случился самый настоящий взрывной подъем духа, стоило ей лишь подумать о том, что она уже неоднократно называла его по имени, словно они очень близки (и это было почти правдой, ведь духовная близость, безусловно, тоже идет в счет), к тому же у Мередит вылезли глаза на лоб, и одно это уже того стоило, - очень занятой человек. Как только будет возможность, он непременно позвонит.
Мередит зашлась в приступе неестественного смеха, и Трис в очередной раз вспомнила, как отец кричал, что Мередит никудышная актриса. Беатрис улыбнулась и прошла на кухню, оставив выпад сестры без ответа. Ее уже начинала разбирать тревога, и, наливая заварку в чашку, Фоули заметила, как у нее трясутся руки. Отговорка для сестры совсем не действовала успокаивающе, и Трис действительно уже задумалась, а не позвонить ли ей самой, не попросить ли прощения и не позвать ли, - Господи! - Линкольна Грэйвса на ужин. От одной мысли ее передернуло, словно Беатрис окунулась в чан с нечистотами.
Нет, этому не бывать! - Думала она и шла к телефону, зажав в левой руке чашку с заваркой. Из транса ее вывел звонок.
- Дом семьи Фоули, слушаю вас.
- Мне нужна Беатрис. - На мгновение у Фоули перехватило дыхание, и чашка лишь чудом удерживалась в трясущихся пальцах. Тем не менее, Трис, как стойкий оловянный солдатик, держала себя в руках, и ее голос не дрогнул, когда она произнесла: "Это я. А вы, стало быть, подполковник Грейвс?"
Последующие слова подполковника Фоули слушала с легкой улыбкой и ликованием. Конечно, она слышала, как тяжело ему все это дается, как скрипят его зубы и как он хочет, чтобы это скорее закончилось. Трис уже хотела сказать что-то вроде "я не поняла, вы что, зовете меня на свидание самостоятельно?", но передумала. Это бы уже однозначно поставило точку в их таких коротких, но таких ярких отношениях.
- Конечно, подполковник, - ее губы растянулись в улыбке, и это явно было слышно по голосу, - я с удовольствием поужинаю с Вами.
- Прекрасно. До встречи.
- До встречи.
И только тогда он повесил трубку.
Беатрис была готова прыгать от радости, хотя это совсем не вписывалось в статус и в возраст. Она обернулась на Мередит и, задрав подбородок, прошла мимо нее, чтобы закончить чаепитие.
Рядовой Роули позвонил в дверь без десяти пять и очень извинялся, что прибыл раньше. У Мередит тут же загорелись глаза от вида молодого мужчины в форме, но равнодушие Роули тут же сбило ее настрой. Рядовой передал Беатрис коробку и сказал, что им нужно выехать через час. Фоули согласно кивнула и ей на секунду показалось, что Роули вздохнул с облегчением. Кажется, слава Беатрис идет впереди нее.
К моменту, когда подъехал Роули, Беатрис была почти готова, но, чтобы скрыть это, надела на голову платок. Теперь же его можно было снять. Открыв коробку, она достала платье и положила его на кровать. Сдержанное, но неимоверно прекрасное синее шелковое платье с сапфировой брошью.
- Оно стоит бешеных денег!
Трис подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Она уже открыла рот, чтобы сказать сестре какую-нибудь гадость, но передумала. Ей было хорошо известно, сколько стоит это платье. Она увидела его на манекене в витрине, мимо которой они проходили с Линкольном на вечерней прогулке после ужина неделю назад. "Внимание к деталям" и "щедрость" в очередной раз упали в копилку положительных качеств подполковника. Надев черные лодочки и завершив образ небольшой сумочкой, Трис накрасила губы и вышла из комнаты, демонстрируя сестре, что она достойна и этого платья, и этого мужчины.
- Фрэнк! Ой, простите, я могу Вас так называть?
- Не беспокойтесь, мисс Фоули, конечно, можете. Вы произносите его почти так же, как моя мама. - Роули буквально на секунду вернулся куда-то туда, домой, где мама называет его Фрэнком только так, как она одна умеет, но быстро пришел в себя и улыбнулся. Беатрис улыбнулась ему в ответ, и он открыл для нее дверь автомобиля и помог сесть на заднее сидение. Зонт Трис оставила в машине, чтобы он не болтался на вешалке. Метрдотель принял у нее пальто и проводил до столика, где уже ожидал Грэйвс.
- Рада Вас видеть, подполковник. Спасибо Вам за платье. Оно прекрасно.
И в подтверждение своих слов Фоули медленно сделала оборот, демонстрируя все преимущества этого наряда.
[nick]Beatrice Fawley[/nick][status]обiйми мене[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2vb6f.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2vb6j.png[/sign]

+2

5

Блеск и величие ресторана Magnificent украсили очередной лондонский вечер — непривычно прохладный; заставляющий столичных модниц кутаться в длинные жакеты, а мужчин — плотнее запахивать тяжёлые военные кители. Сумерки ещё не клубились возле земли, но уже осели на ветвях деревьев, скрывая силуэты юрких парочек — не то от стыда, не то от сдержанного покровительства влюблённым сердцам. Линкольн Грейвс нашёл более подходящее укрытие — небольшую нишу в стене здания, скрытую в тени квадратной колонны. Едва на горизонте показывалась точёная женская фигурка, облачённая в синее платье, подполковник невольно приосанивался, расправлял плечи, заносил ногу для первого решительного шага и тут же возвращался обратно: не она.
— Солдат! — обратился Грейвс к прошмыгнувшему мимо юноше. Тот вздрогнул, словно от удара наотмашь, но в следующее мгновение вытянулся по струнке, как того и требует устав.
— Слушаю вас, сэр! — громкий и словно бы отчеканенный голос вынудил Линкольна поморщиться. Мигрень имела привычку обостряться в неожиданный момент, отчего между кустистыми бровями мужчины появлялась заметная морщинка.
— Узнай, который сейчас час.
— Слушаюсь, сэр! — парнишка, словно игривый жеребёнок, подбежал к пожилой паре, что поднималась по ступеням ко входу в ресторан, и тотчас вернулся обратно. — Пять минут шестого, сэр.
— Свободен.
— Слушаюсь, сэр! Желаю вам хорошего вечера, сэр!
— Да-да… — рассеянно пробормотал Грейвс, так и не удостоив солдата более содержательным ответом. Опустив руку в карман кителя, мужчина вынул карманные часы и, поколебавшись, всё же перевёл взгляд на циферблат.
И вправду: пять минут шестого. Пять минут тайного позора подполковника Линкольна, не привыкшего к тому, что его обществом так легко пренебрегают.
Почему именно Беатрис Фоули — ответ на этот вопрос интересовал Грейвса не меньше новостей с фронта. Юная красавица отличалась крайней строптивостью и только что не фыркала, словно дикая лошадь, впервые познавшая металлический вкус удил. У девушки была младшая сестра, и если уж Линкольн питал слабость к семейству Фоули, стоило всё же обратить внимание на Мередит. Та, в отличие от своенравной Беатрис, расцветала при каждой встрече с подполковником, лукаво шутила и умела хохотать даже над сухими и в чём-то жестокими шутками Грейвса. Поведение Диты как нельзя лучше благоприятствовало низменным мужским инстинктам, кроме одного — инстинкта охотника. Младшая сестра Фоули — слишком лёгкая добыча для Линкольна Освальда Грейвса. Он заслуживает лучшего — её и только её.
Десять минут шестого. Десять чёртовых минут, но мужчина готов ждать. Лишь те поцелуи слаще, которые пришлось завоевать едва ли не на ожесточённом поле боя.
Метрдотель почтительно кланяется, принимая из рук подполковника верхнюю одежду, и провожает его к свободному столику. Линкольн жестом подзывает официанта и просит принести бокал выдержанного виски. Чувство голода совсем не мучает Грейвса, но вот притуплённую боль в душе всё же стоит пригубить.
Пятнадцать минут шестого. На пороге зала появляется Беатрис Фоули собственной персоной, и мужчина тотчас опускает взгляд, словно бы не замечая долгожданную гостью. Не поднимает он головы и тогда, когда обворожительная особа приближается к столику: какой всё же интересный узор на скатерти. Необычное решение для военного времени.
“В эту игру можно играть вдвоём…”
— Рада вас видеть, подполковник, — Беатрис даёт о себе знать, и у Линкольна не остаётся выбора, кроме как поднять голову на мисс Фоули. Девушка благодарит за столь щедрый подарок и делает изящный оборот вокруг себя. Грейвс не сдерживает улыбки: до чего же хороша Беатрис в облачении тёмно-синего шёлка! Подполковник встаёт из-за стола и, обойдя его, приближается к девушке едва ли не вплотную, отчего та невольно делает шаг назад. Пристальный взгляд с высоты своего роста и затем тёплая улыбка — этим Линкольн ненавязчиво намекает Фоули, что бразды правления этим вечером всё ещё находятся в его руках. Степень их натянутости зависит исключительно от поведения Беатрис.
— Мисс Фоули, — Грейвс склоняется над рукой девушки и оставляет осторожный поцелуй на её бледной коже. — Рад, что мне посчастливилось угадать с размером. Цвет платья вам к лицу. Пожалуйста, садитесь, — подполковник отодвигает стул и жестом предлагает Беатрис занять это почётное место. — Я решил не делать заказ до вашего появления, — подозвав официанта, Линкольн просит принести меню. — Поручаю выбор блюд вам.
Фоули улыбается и скрывает лицо за тонкой книжицей, принесённой работником ресторана. Грейвс терпеливо ждёт, но тихое постукивание пальцами по поверхности стола выдаёт волнение мужчины. Следующий сигнал — неосторожно сброшенная на пол вилка. Опасное соседство вынуждает Линкольна вести себя, как влюблённый идиот.
— Прошу прощения, мисс.
Подполковник с головой ныряет под стол в поисках столового прибора и невольно поднимает глаза. О, ради всех святых, только не это! Вилка забыта, ужин — тоже, а всё, что имеет значение, — изящные девичьи ножки, пикантно обтянутые чулками по последней моде. С огромным сожалением Грейвс возвращается в прежнее положение и, незаметно переводя дыхание, позволяет себе расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки. Неловкое движение локтем — и под стол отправляется нож. Чёрт побери! Картина слишком соблазнительна, чтобы спокойно думать о предстоящей трапезе. “Забудь об этом, Линкольн!”
— Официант! — неожиданно вскрикивает мужчина, лишь бы не думать о том, что он только что видел. — Поменять столовые приборы! Живо!
— С вами всё в порядке, мистер Грейвс? — Беатрис опускает меню, обнажая неглубокое, но оттого не менее привлекательное декольте. Линкольну остаётся лишь нервно сглотнуть слюну.
— Я… Да, всё в порядке. Вы уже выбрали? — вопрос звучит резче обычного, но Грейвс едва ли способен действовать разумно.

[nick]Lincoln Graves[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2vb6f.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2vb6j.png[/sign]

0


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » we might be dead by tomorrow ‡альт