http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You had a bad day ‡флеш


You had a bad day ‡флеш

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/2vfdX.png

9 июня 2017 года
Печальный день для квартиры Шона и его душевного спокойствия.
Устроить званный ужин с участием Нила, Лети и родной сестры - было хреновой идеей.
Драма, кровь, крики, слезы, мат и стеб.
Лучше бы Шон не лез не в свое дело.

Краткая схема отношений:
http://funkyimg.com/i/2vfmq.png

графика от Ви

Отредактировано Sean Killoran (10.07.2017 10:41:37)

+3

2

Шон Майкл Киллоран редко лез в чужие дела, особенно любовные. Редко. Исключением были отношения его сестры. Сколько мудаков он от нее отогнал не пересчитать, у Кэрри действительно был талант находить самых отпетых плохишей, а потом колотить брата за то, что он спустил очередного ухажера с лестницы. А что еще делать, когда эти придурки только и хотят, что уложить Кэрри на горизонтальную поверхность. Да, сестра сама не была подарком, но кто-то же должен был хотя бы пытаться защищать ее честь? И эта тяжелая ноша упала на плечи Шона, которому и без того хватало головной боли.
То, что девушка нашла себе кого-то в Нью Йорке, было не удивительно, еще бы. Киллоран старший не был слеп и прекрасно понимал, что сестрица у него тот еще лакомый кусочек. Воспринимать ее в таком ключе он не мог от слова совсем, мало того, что одна кровь, так еще он видел эту знойную красотку в маминых туфлях и бусах торжественно восседавшей на горшке словно на троне. Зрелище то еще, из памяти хрен выкинешь. Но это и было частью проблемы, где-то в глубине души Шон видел Кэрри все еще той малявкой, а не взрослой, свободной женщиной имеющей полное право совершать ошибки и обжигаться. Так что вместо того, чтобы быть крепким плечом, которое всегда можно сделать мокрым от сестринских слез, он стал жутким тираном и скотом, что старался не подпускать к ней никого на пушечный выстрел.
И если с кем-то чужим Шон еще мог смириться. Был же шанс, что парень окажется милым одуванчиком, который пылинки с Кэрри будет сдувать, то своих друзей он не то что гонял, а прямым текстом предупреждал, что убьет нахрен при первом же неправильном взгляде. Удивительно, но Нила это не остановило, правда хватило ума или наоборот не хватило, тут вопрос сложный, встречаться с младшей Киллоран за спиной брата. Как несчастный влюбленный остался жив после того, как Шон застукал сладкую парочку вместе – тайна покрытая мраком, но дружбе, казалось, пришел конец. Кэрри ходила обиженная и пыталась было не разговаривать с Шоном. Тот был и рад, но во всем была одна не задача, девушка жила в его квартире, а значит и правила устанавливал он. Как будто живи она отдельно, он бы позволил этому безобразию продолжаться.
В любом случае, ситуацию надо было исправлять. Как именно мужчина не имел ни малейшего представления, а посоветоваться с Ривер он не мог. Достаточно было вспомнить, какой она была пунцовой и не опытной при их встрече. Нет, она честно попыталась бы что-то придумать, но вариант дать всем по башке лопаткой, а потом посадить лепить куличики, явно не подошел бы. Медея – жительница морга больницы, тоже вряд ли подошла бы на роль советчика. Какие решения были бы у нее страшно представить, а последней кого стоило спрашивать была мать. Но это же выслушивать тонны нотаций о том, что не надо лезть в жизнь сестры и вообще, что такого плохого сделал Нил? Кэрри он, млять, лапал! А еще друг, как брат. Тьфу! Хренов лицемер!
Поэтому Шон решил известным ему путем примирения с сестрой – лимонные слойки. А лучшую сдобы в городе делала Летиция, а просто абы какими мужчина отделать не мог, поэтому и пошел к знакомой. Снова увидев эту знойную итальянскую красотку, в голове Киллорана закрутились шестеренки и родился прекрасный план. Он и правда был хорош. Сложить у них все по времени, то мужчина и сам может был бы и не против закрутить роман с Лети, но и тогда, и сейчас, у девушки был большой недостаток – она не рыжая. А у Шона явно был фетиш на осознание которого ушло больше тридцати лет.
- Лети, слушай, у меня сестра уже полгода дома торчит, подруг у нее толком нет, да и вообще, я никогда особо никого не собирал на предмет новоселья. – Шон расплачивался за покупки и пытался, как можно непринужденнее позвать подругу в гости. Нормальный человек, давно знающий его напрягся бы. Киллоран и гости вещи не совместимые в одном предложении, но быстро родившийся в голове план требовал такого же быстрого воплощения. Иначе мужчина придумал бы сто и одну причину почему не стоит этого делать. И был бы прав. – Я еще позову друга, так что скучно не будет. Конечно, сдобу как ты я делать не умею, зато настоящий мастер по приготовлению курицы. Пальчики оближешь! Уверяю, никто лучше меня этого делать не умеет, у меня было много, очень много лет практики.
Первый этап был сделан, слойки и кексики куплены. Осталось дело за малым, помириться с Нилом. Разговаривать с этой наглой рожей лицом к лицу не хотелось, слишком уж большим был соблазн снова по ней проехаться. Звонить тоже не вариант – телефон жалко. Так что вместо всего этого Шон просто написал старому приятелю смску: «Хей, парень! Нам пора закопать топор войны, я решил устроить ужин с друзьями, приготовлю курицу. Я ее делаю лучше тебя, поверь. А если не веришь, то приходи и проверь». И вот таким простым образом, тайный, жуткий план начал свое движение. Получив в свое распоряжение целую гору лимонных слоек Кэрри окончательно растаяла и даже согласилась, что ужин с друзьями брата не плохая идея.
В назначенный день, Шон первым делом сходил в магазин и купил самую свежую курицу из всех, что нашел, убрался в квартире и прочее, прочее, что нужно делать перед приходом гостей. Все было идеально и только придавало уверенности, что план осуществиться в лучшем виде. Нил закончит вечер в объятиях Летти, а Кэрри забьет на этого придурка. Неверный-то ей точно не нужен. Фантастика, а не план. Шон чувствовал себя настоящим героем и гением, разгадавшим тайны чужих сердец. Жаль только не было в жизни Киллорана никого, кто смог бы вовремя дать оплеуху и сообщить, что он конченый дебил.
- Летти, это Нил, - мужчина мило улыбался своим друзьям представляя их друг другу и пропуская в квартиру. – А это Кэрри, ну Нил ее давно знает, мы с этим парнем еще с детства знакомы со времен Ирландии. Давно это было. Кэрри – это моя подруга Летти. Помнишь я на днях приносил божественные лимонные слойки? Вот этими золотыми пальчиками сделаны. Кстати, Нил повар у него даже какой-то свой общепит есть, забегаловка или что-то в этом роде. Короче проходите, проходите, курица почти готова.

+4

3

Мария – мать семейства Конте, позвонила своей дочери Летти накануне. Как любят издеваться все бумагомаратели: ничто не предвещало беды.  Мария никогда не была из числа тех женщин, которые о чем-то просили просто так, просто потому что самой ей это было лень. Ее просьба всегда имела весомую причину, так что быть просто втянутым в дела этой женщины было практически невозможно.
- Cara, - в произношение ее итальянский был таким же восхитительным, как и любое лакомство, которое готовила эта женщина.  Год за годом она почти два десятилетия прожила в Нью-Йорке, редко возвращаясь на свою родину, но оставалась верна культуре и традициям своей страны,  она все так же бойко и сладкозвучно говорила на родном языке, согревая своей речью сердца окружающих ее людей. – Могу ли я попросить тебя завтра на несколько часов выйти за прилавок? Твой брат согласился встретиться со мной утром, но я не могу одновременно открыть пекарню и встретиться с ним. Говоря о пекарне, Мария имела в виду небольшое уютное помещение,  объединяющее в себе семейную пекарню Конте, где выпечка готовилась исключительно по семейным рецептам, привезённым с собой еще из Италии и небольшого кафетерия, в котором по утрам можно было выпить чашечку свежесвареного кофе и попробовать вкуснейшую воздушную выпечку.  Многое из того, что выставлялось на витрины, было приготовлено самой Марией Конте.  Приехать в пекарню и открыть ее, означало, что Летти должна будет проснуться еще до восхода солнца, вызвать такси и отправиться по знакомому ей адресу, где ее будет ожидать как минимум такой же не спящий человек в лице Марко или Паолы, которые были помощниками Марии в делах касающихся выпечки. У них будет несколько часов на то чтобы замесить из заготовок тесто и сунуть в печь первые листы, на которых на одинаковом расстоянии друг от друга будут уложены вкуснейшие лимонные слойки. Потом они займутся и другой выпечкой, Летти возьмет на себя приготовление ягодного чизкейка, пока второй повар и уже подоспевшие к шести утра младшие помощники – поварята, займутся приготовлением Фикаттолы Кьянтиджиана – инжирного пирога.  В переулке и вниз по улице вместе с направлением воздушного потока в утренние часы будет витать аромат свежей и безумно вкусной выпечки, пробуждая в первых ранних рабочих пташках зверский аппетит.
Летти, конечно же, даст свое согласие на эту, казалось бы, совершенно безумную просьбу, не отрываясь от своего занятия - продолжая массирующими движениями вбивать в свою загорелую кожу крем для рук. Вряд ли на свете было что-то еще способное поднять ее с кровати в столь ранний час. Выпечка была едва ли не единственной причиной, по которой Летти могла забыть о времени и собственных планах. Ее страсть к выпеканию, экспериментам с начинками лишала ее сна.  Одновременно с тем, что она будет, пританцовывая передвигаться по кухне от духовки к духовке именно ей придется, улыбаясь порхать по залу кафетерия, предлагая подлить кофе тем, кто захочет взбодриться с утра в их заведении.
В утро пятницы, хотя теряя счет времени, которое Конте тратила на свои кулинарные идеи, она могла и не заметить, как стрелки часов перевалили за двенадцать,  к ней в семейную пекарню наведался Шон. Летти, как раз, аккуратно поворачивая блюдо с цветочной каемкой по краю, пыталась в выгодном свете представить посетителям свое новое творение – Кассата – десерт родом с Сицилии. Мягкий воздушный бисквит, пропитанный ликером с добавлением засахаренных фруктов, рикотты  и украшенный марципаном и сахарной глазурью – объедение! Его аккуратно нарезанные кусочки  был один аппетитнее другого.  Летти блаженно улыбалась, смотря на свое творение, именно с такой улыбкой она встретила Шона. Киллоран был ее другом. Да, подобное может вызвать улыбку, мол, как это можно просто дружить с противоположным полом с учетом всех тех значительных плюсов, которыми итальянку наделила мать природа, но именно так все и было.  Они хорошо общались, Шон был в восторге от готовки Летти  и в благодарность водил ее в кино или иногда платил за свою знакомую в баре. Однажды Киллоран проговорился, почему же все-таки эту жирную черту, за которой начинается размножение бабочек в животе, они так и не переступили. Оказалось, что  итальянка обладала многим из того, что нравилось ее другу,  кроме главной отличительной черты, которая так привлекала Шона – рыжие волосы. Летти не обиделась, в тот вечер она пьяненько хихикая так же заявила, что никогда в своей жизни не согласилась бы встречаться с Шоном, но в отличие от мужчины причин так и не назвала.
Пока Летти  аккуратно с точностью профессионала заворачивала для Шона выбранные им лимонные слойки, мужчина начал свой рассказ издалека. Первым делом вспомнилась его сестра. Летти была знакома с Кэрри, можно сказать косвенно, но их неприязнь друг к другу стала понятна с первого взгляда. Конте предполагала, что причиной было неверно воспринятая информация из которой сестра Шона сделала соответствующие выводы о романе Киллорана с итальянкой. Но, прямых подтверждений этому не было, поэтому было решено, что эти двое просто недолюбливали друг друга, как одна красивая женщина другую не менее красивую женщину.
- Могу ошибаться, - Летти уже завязывала бант из яркой ленты на коробке, в которой покоились свежие слойки, - но, мне кажется, твоя сестра скорее обнимет речного угря, чем согласится с тем, что я могу стать ее подругой.  Моему обществу она вряд ли будет рада. – Итальянка аккуратно подтолкнула к Шону коробку с заказом. – Но вот новоселье – это уже интереснее.  У Кэрри не будет веской причины выставить меня за порог твоей квартиры, только потому, что я ей не нравлюсь.
Летти приняла из рук Шона оплату за слойки, продолжая с улыбкой слушать его комплементы касательно ее выпечки и что-то там о друге. Никакого подвоха итальянка в словах Киллорана на тот момент не почувствовала, ее интуиция, ее внутренний голос, шестое чувство (как не назови) – все молчало.  Прицельный и вместе с тем контрольный выстрел был сделан предложением о приготовление сочной, нежной курочки в духовке.
- Я захвачу бутылочку Кьянти, он отлично будет сочетаться с мясом птицы. Могу еще испечь хлеб к ужину, все равно сегодня здесь до самого закрытия. – Она обвела взглядом полным обожания помещение кафетерия, соседствующим с помещением в котором была устроена семейная пекарня.  Но том и договорились. Шон, окрыленный согласием итальянки, покинул пекарню.
К часу, когда итальянку ожидали в квартире семейства Киллоран, она действительно испекла изумительно мягкий, пышный хлеб из пшеничной муки,  и он все еще был теплым.  В небольшой корзине так же покоилась прохладная бутылка Кьянти, которую Летти обещала принести к ужину. А специально для Шона девушка не поленилась и испекла кексы с черникой. Их было немного, но шесть аккуратных кексов узнавались по яркой обвязанной лентой коробке, в которую Летти всегда прятала лакомство для своих постоянных и любимых клиентов.  Как оказалось, она пришла последней из тех, кто ожидался сегодня на ужин. Улыбаясь после неловких ужимистых объятий с Шоном, передав другу корзину с угощениями, Летти развернулась к мужчине спиной, чтобы повесить свою легкую куртку на стойке для одежды, когда Шон нетерпеливо стал представлять новоприбывшей гостье собравшихся в его квартире друзей.  По спине пробежали мурашки, а сама итальянка медленно бледнея от услышанного и стараясь не терять «товарный вид» с улыбкой повернулась к тем, с кем знакомил ее Шон.
- Всем привет, - нервно хихикнув на выдохе, произнесла Летиция, вяло махнув рукой собравшимся на ужин. Она старательно избегала знакомого ей взгляда, медленно заливаясь краской стыда.
– Шон, напомни,- она слегка нахмурилась, проглатывая ком вставший поперек горла, - где у тебя здесь уборная, - она едва ли не спросила и о том, есть ли из окна уборной выход на пожарную лестницу и сколько этажей ей придется на каблуках скатываться по ней, чтобы наконец-то оказаться вне стен этой квартиры. Затем, сумбурно отблагодарила за напоминание, где и что находится в квартире и со скоростью пули ретировалась по направлению к ванной комнате.

Отредактировано Laetitia Conte (11.07.2017 15:19:48)

+3

4

Я не знал, за что мне взяться сегодня: благодаря моей специфичной личине деятельного человека загруженность всем просто била меня буквально по голове. Сначала новая должность в роли музыкального менеджера, которая почти сжирает каждый вечер в поисках площадок, переговоров с радиостанциями, пиарщиками и прочими не особо приятными конторами. Потом нововведение с живой музыкой в нашем ресторане -  судя по всему мне одному это нужно, потому как кроме меня никто и пальцем не шевелит. Про личные перипетии и вспоминать страшно: рассорились с другом из-за моих отношений с его сестрой, отношения с которой так и не получается завершить, а тут еще и недавняя ночь с итальянкой, которая перевернула все с ног на голову. Стоит ли говорить, какой кошмарный хаос творится в моей ирландской голове?
- Нил Мэддокс? – послышался незнакомый и строгий голос женщины в трубке мобильного.
- Да. Я вас слушаю.
- Это Бренда Пирсон, насчет установки световых эффектов в зале вашего ресторана, - кажется, будто я говорю не с живым человеком, а с роботом, отчеканивающим каждую фразу на автомате. – Завтра удобно будет принять нас?
- У нас каждый день рабочий, поэтому для установки приезжайте после закрытия, к полуночи. Сколько потребуется времени на все?
- У нас тоже есть свой рабочий график, который вовсе не предполагает ночную смену, - я будто услышал выговор от начальства, а не вел беседу по оказанию услуг, за которые вообще-то плачу двойную цену за скорость установки.
- А вы говорите от лица всех рабочих? Может они не против поработать в ночную смену за сверхурочную плату? – не с тем связалась, Бренда.
- Я уточню и перезвоню вам в ближайшее время. Всего доброго. – она кладет трубку, не дожидаясь моего ответа. Ну и обслуживание. Может мне неудобно в конце концов будет разговаривать с ней, когда она соизволит мне перезвонить и заломить несусветный платеж. Я недовольно выдыхаю, чуть ли не отплевываясь после столь неприятного разговора, почти забыв о том, что напротив сидит продюсер, на которого вывел меня дядя.
- Прошу прощения. Так о чем мы? – я пытаюсь исказить все еще недовольное лицо в вежливую улыбку, но судя по всему у меня это паршиво получается, потому что мужчина буквально отражает мои недавние эмоции. Однако мы продолжаем беседу, где он отметил, что ему понравилось, как я отстаиваю свою позицию и умею находить компромисс.
По дороге домой, когда я уже ехал в такси после этой встречи, в кармане снова зажужжал телефон, я было подумал, что Бренда Пирсон снизошла до меня, но достав его с удивлением обнаруживаю смс от Шона: «Хей, парень! Нам пора закопать топор войны, я решил устроить ужин с друзьями, приготовлю курицу. Я ее делаю лучше тебя, поверь. А если не веришь, то приходи и проверь». Я невольно усмехаюсь по-доброму, пусть и осадок после нашей последней встречи остался не очень-то и приятный. Готовит он курицу лучше меня, ну конечно. Болван несдержанный. В мыслях осыпаю его дружескими проклятиями, пока набираю текст в ответ: «Если не получится закопать топор, то я закопаю тебя вместе с твоей дерьмовой курицей. P.S.: Не думал, что у такого говнюка есть друзья». В конце ставлю язвительный смайлик, а по тексту нашего обычного ядовитого подтрунивания он прекрасно поймет, что я согласен. Придя домой, я еле заставил себя залезть в душ, после чего провалился в сон, даже не успев погасить свет.
И вот он, день икс, наступил. Я несколько дней не общался с Керри, мы не успели обсудить ту злосчастную ситуёвину в их доме, а теперь мне нужно вновь появиться там. А может ужин только предлог, чтобы снова затеять драку? Ну Шон, конечно, тот еще мудак, однако не до такой же степени. Нам многое нужно будет с ней обговорить, ведь я принял его сторону в конце концов, хотя тогда и не озвучил ее, не до того, знаете, когда тебе по челюсти прилетает кулак друга. Да и ночь, проведенная с Летти, не делает из меня парня ее мечты. Пора это дело заканчивать. С этими мыслями я сел в такси, предполагая, что в любом случае мы будем пить, и уже вскоре оказался у порога до "боли" знакомого дома. Несколько мгновений я стоял на улице, не решаясь войти, вспоминая, как же нелепо и неловко все складывалось именно здесь. Карма у этого дома что ли такая.
- Привет, - я оставляю Киллорана без привычного оскорбления его умственных или физических качеств, намеренно указывая на тот самый, все еще не зарытый топор войны. Он холодно пожимает мне руку, в ответ одарив меня «щедрым» приветственным кивком. Молча провожает меня в квартиру, где я встречаюсь взглядом с Керри. Твою мать. Тоже блять мне ужин с друзьями! Он что, издевается? Я нерешительно улыбнулся ей коротко и опустил глаза в пол, но в этот же момент совесть дала мне леща, да еще какого добротного, что я резко взглянул прямо на нее, со стороны могло показаться будто я нервно дернулся.
- Привет, Керри. Нам стоит о многом поговорить, но я думаю, вряд ли хорошая идея обсуждать это вновь в компании твоего ненормального братца, - пытаюсь хоть как-то сгладить всю нелепость своих слов за счет очередного камня в огород Шона.
Так и не успев обменяться хоть парой фраз с младшей Киллоран, я замечаю движение в прихожей квартиры, отчего ведомый любопытством, о каких же друзьях все же шла речь, направляюсь инстинктивно туда.
- Летти, это Нил. А это Кэрри, ну Нил ее давно знает, мы с этим парнем еще с детства знакомы со времен Ирландии. Давно это было. Кэрри – это моя подруга Летти. Помнишь я на днях приносил божественные лимонные слойки? Вот этими золотыми пальчиками сделаны. Кстати, Нил повар у него даже какой-то свой общепит есть, забегаловка или что-то в этом роде. Короче проходите, проходите, курица почти готова.
Ебаться в телевизор! Это что за блядская ирония? Да вы нахуй издеваетесь! Просто ебучий случай – Нил невезучий.
Сказать, что я хотел провалиться сквозь пол – вообще нихуя не сказать! Я нервно улыбнулся и что-то невнятное промычал, после чего пулей вырвался в комнату, нарезая шаги вокруг стола. Сука сука сука!

+2

5

mood

https://68.media.tumblr.com/0edba2103e3d24d92b6451aa16b33fd6/tumblr_opdqpqtVvJ1tj4ztco1_1280.gif

Я в очередной раз убедилась, что пора съезжать от брата. Основная наша с ним статья разногласий - его слишком длинный нос, который он пихает куда не следует. Я должна были мириться с этим дома, когда, по сути, он был единственным мужчиной, который меня защищал. Даже до смерти отца, Шон всегда стоял за моей спиной и готов был свернуть шею каждому, кто подойдёт ко мне на пушечный выстрел. Но боже мой, мы давно оба выросли, да и я возымела определённый опыт, исходя из которого я могу сама решить, с кем мне встречаться, а с кем - нет. Да, возможно, как мой старший брат, он имеет на меня некое влияние и может выразить своё "фи" по любому поводу, но это вовсе не значит, что я обязана к нему прислушаться. Собственно, так я и поступила, а он пропустил мимо ушей мои слова и начистил физиономию Нилу. Он, конечно, держался более, чем достойно, пока я орала на них благим матом, умоляя прекратить этот детский сад, но с тех пор наши отношения начали портиться. Если мы в итоге расстанемся по вине моего брата, с какой-то стороны я смогу сказать Шону спасибо, потому что я не уверена, что мне нужен человек, который сможет отказаться от нас только потому, что этими отношениями недоволен друг. Я имею ввиду, ведь если ты чего-то действительно хочешь, разве этому может кто-то помешать?
Шону я это вслух, конечно же, не скажу.
Если бы процент моей целеустремленности превышал процент моей лени, наверное я бы уже начала продумывать поступление в университет (снова), но вместо этого я хомячила божественные лимонные слойки, которые мне заботливо принёс брат, все ещё пытаясь сделать так, чтобы я перестала передвигаться по квартире в образе чернющей тучи. Я-то их проглотила, но не собиралась с ним разговаривать по крайней мере до тех пор, пока он не признает, что был неправ. Он упорно считает, что сделал все правильно, что он "не лез, а заботился". От этой фразы, кстати, мне хочется в него что-нибудь швырнуть.
Хотя я вовсе не уверена, что для того, чтобы попасть в Marvel мне необходимо высшее образование. Я даже не пробовала отправить им свое резюме. Логичный вопрос: "почему?". Я и сама не знаю на него ответ. Возможно, мне кажется, что я просто напросто не дотягиваю до их уровня, что мне просто будет нечем их удивить. При этих мыслях я всегда тяжело вздыхаю. У меня везде бардак: я живу у брата, в моей личной жизни творится не пойми что, да и друзьями на Манхэттене я так и не обзавелась. Есть только небольшой бар, где я люблю рисовать и парочка улиц в этом районе, которые нагоняют на меня то тоску, то умиротворение. У меня нет денег, нет ничего такого, чем я могла бы сейчас гордится. Нет ничего такого, из-за чего я могла бы позвонить маме и сказать: "Мама, представляешь...!". Снова тяжело вздыхаю.
Когда Шон сообщил мне, что пригласил парочку друзей, я виду не подала, но обрадовалась. Возможно, это будет парочка интересных людей, это будет парочка новых интересных людей, с которыми будет несколько точек соприкосновения для того, чтобы хорошо провести вечер. А может это будут два привлекательных молодых человека... Но в этом случае, боюсь, они снова получать в табло.
Я изображала из себя мамину доченьку, помогая Шону накрывать на стол. Тарелки, приборы, бокалы... Он так и не сказал мне, что это за друзья и какого они пола: мне показалось, что он был очень воодушевлен предстоящим ужином, но как будто был не особо рад тому, что я буду на нём присутствовать. Повод был более, чем дурацкий (по крайней мере для Шона), да  финансы наши не располагали к званым ужинам. Все это мероприятие было покрыто для меня мраком до тех пор, пока гости не начали приходить.
В тот момент, когда пришел Нил я сидела на диване и уныло листала ТВ-каналы. Опаздывать неприлично, мать вашу. Я была жутко голодна, что не добавляло мне дружелюбия. Но когда в дверях появился Нил - я совсем обмякла и вдавилась в диван. Ведь ты, говнюк, пару дней назад дал ему по мордасам, какого хрена зовешь его в гости?! Я еще тогда поняла, что сегодня вечером Шон получит очередной ушат отходов на свою голову от меня. Меня начало трясти от злости.
Несколько дней мы находились по разные сторон баррикад, мы не виделись, а я понимала, что скорее всего это начало конца. Но если он думал, что я возьму на себя ответственность за фразу "нам нужно расстаться" и произнесу её первая - он сильно ошибался. Шон не дал подготовиться мне к этой встречи морально и Нил застал меня врасплох. 1:0.
- Привет, Керри. Нам стоит о многом поговорить, но я думаю, вряд ли хорошая идея обсуждать это вновь в компании твоего ненормального братца - потрясающая по своей глупости шуточка вырвалась из уст Нила и я оставила её на время без ответа, лишь еле заметно махнув рукой. В голове крутилась огромная куча мата, которую мне хотелось вылить теперь уже на них обоих, но внезапно мои гневные мысли подогрелись появлением заключительного гостя нашего бала идиотов - Летти. Я одарила её короткой неискренней улыбкой в знак приветствия. Боже, ну кто угодно, хоть отец с того света, но она?! Не скажу, что я её ненавидела, но доверия у меня эта персона не вызывала никогда Я думаю, это было взаимно и Шон об этом догадывался. Тем более мне всегда казалось, что у них с Шоном что-то было, а мне, знаете ли, она не нужна в качестве девушки моего брата. Она тут же ретировалась в уборную, а я перевела гневный взгляд на Шона. Ты что, мудак, удумал? У меня не было ни одного адекватного объяснения такого выбора гостей. Но единственное, что я поняла - запахло жареным. Я бы сказала, пережаренным. Меня одолело ощущение, будто из меня делают дуру, будто все знают что-то такое, чего не знаю я. "Керри, это моя бывшая жена, а Шон - наш общий друг и он помог нам понять, что мы не можем жить друг без друга!". Да ну, блять, бред какой-то. Мне было необходимо время. Время для того, чтобы оглядеться, время для того, чтобы посмотреть на реакции. Я постаралась сделать вид, что всё в порядке. В момент, когда Летиция покинула наконец уборную, я поднялась с дивана и направилась к Нилу, который уже направлялся к накрытому столу.
- Поговорим, но потом. Сначала - курица, - промурлыкала я, положив руку на плечо молодому человеку, - А то он весь день трясется над ней, как над золотым слитком, - движением руки поворачиваю голову Нила к себе и целую в губы. Он как-то неохотно отвечает, ощущение, будто бы просто для вида. И заметно смущается, когда я отстраняюсь. Ты бы так смущался, когда нас брат застукал... Специально не перевожу взгляд на Шона, ведь заранее знаю, что я там увижу. Летти ставит бутылку на стол, я тут же её хватаю и иду (почти бегу) на кухню её открывать, так как в районе стола образовался буквально электрический комок напряжения. И только звук телевизора разбавлял идиотскую неловкую тишину. Я решительно ничего не понимала.

+4

6

Кэрри была недовольна и Шон это прекрасно знал, но, да и пусть. Сестра хоть и умел обижаться на него очень долго, но от родной крови не сбежишь, особенно, когда брат знает лучше. Летти, как и обещала принесла бутылку вина, что почти сразу была поставлена подышать заботливыми руками младшей Киллоран, а выпечка отложена в сторону до десерта. Вот чем была удобна дружба с поварами, когда сам ты готовить что-то не умеешь, всегда можно на них рассчитывать. Киллоран, конечно, мог и изобразить что-то, но все же венцом его творения и по сей день оставались мишки-гамми с виски. Дрянь полная.
Едва он успел всех всем представить, как тут же началась что-то вроде возни. Лети немного странно себя вела, словно была ошарашена. Не иначе, как красавчиком Нилом, что отлично укладывалось в жуткий план медбрата, а вот сам горе-герой любовник, явно намеревался выяснить отношения с младшей Киллоран. Выбить дурь, хотелось на месте и сразу, но Шон сдержался и лишь мило улыбнулся, наблюдая, как сестра пытается сожрать блондина. В этот момент гостеприимному хозяину даже стало интересно, насколько девица делала это ему на зло, а на сколько ей нужен был Мэддокс. Может стоило забить на них, дать благословение, посулить совета да любви и забить? Сколько бы они продержались, если бы он не повел себя, как разъяренный медведь? Вряд ли долго, учитывая, что Кэрри хоть и была девушкой разумной, но во многом ветряной и непостоянной. И интереса нет, когда никто не противится ее выходкам. Но, что было сделано уже не вернуть, поэтому приходилось терпеть эту демонстрацию и надеяться на то, что все пойдет по плану.
Хмыкнув на устроенное шоу, Шон вернулся на кухню, где закончил с сервировкой главного блюда и отнес его на стол. Киллоран никогда не любил бросать начатое, поэтому обратного пути у него уже точно не было, да и вон, Нил тоже явно заинтересовался Лети. Все было идеально и этому стоило порадоваться. Поставив курицу в центр стола, мужчина с удовольствием посмотрел на творение своих рук. Давно он не занимался готовкой и не делал ничего серьезного. Дело он это не сильно любил, а еще больше не любил гостей и все связанные с ними приготовления. Но это нисколько не мешало наслаждаться полученным результатом.
- Дамы, Нил, прошу за стол, - позвал всех медбрат, участливо отодвигая стулья то одной девушке, то другой. Киллоран джентльменом далеко не был, но хорошие манеры в него когда-то мать вбить пыталась и иногда они имели дурную привычку просыпаться и вылезать наружу. – Сегодня на ужин у нас с вами курица под сливочным соусом с вином, в качестве гарнира обычное картофельное пюре и простые овощные нарезки. Прошу простить мне незамысловатость ужина, но не всем же быть шеф-поварами, но курицу обещаю отменную. Я долгие годы ей только и питался, и учился готовить во всех возможных и невозможных вариациях.
Закончив говорить, Шон принялся разливать вино по бокалам. Он совершенно игнорировал напряженную атмосферу, которая с каждой секундой все накалялась больше и больше. Сестра должна была уже к этому моменту догадаться о его плане и начать еще больше злиться, а вот что было не так с Лети и Нилом мужчина не очень понимал. Все же Киллоран недолжен был быть в их глазах настолько подлым парнем, чтобы они увидели всю правду. О том, что все может оказаться еще сложнее, сам он даже и не пытался задумываться, как в прочем и о том, что Нью Йорк довольно маленький на удивление город, достаточно было вспомнить их случайную встречу с тем же Мэддоксом несколько лет назад, когда Шона занесло в большое яблоко на медицинскую конференцию. Здесь все и всех знали так или иначе, или догадывались о существовании друг друга, словно Нью Йорк не один из крупнейших городов мира, а небольшая деревня на краю плоского, словно блин мира.
- Давайте выпьем за этот замечательный вечер, когда мы все здесь собрались, - Шон продолжал всячески изображать из себя добродушного хозяина, спасибо, маминым наставлениям. Подняв бокал, он произнес тост и улыбнулся всем присутствующим. Пить вино было в списке того, что мужчина обещал себе никогда не делать, но на что только не пойдешь, ради приятного вечера в кругу друзей. Стукнувшись бокалом с остальными, он немного отпил и посмотрел на старого друга. – Нил, расскажи, как твои дела, что нового? Как там твое заведение, еще не спалил и не разорился? Летти, ты не думай, у него что-то там пафосное и меня он не пускает, поэтому я его и журю за это.

+3

7

Стоило Летти только уединиться в уборной, ее пробрал тихий, но вместе с тем истеричный смех. Она бегло осмотрела комнату на наличие мигающих красных огоньков – искала скрытые камеры. Нет, ну серьезно, если у кого-то был на руках распечатанный сценарий этого ситкома, не мог бы он поделиться с ней? Она ведь даже не знает своих реплик! Что вы, в самом деле, можете знать о невезении? Конте взглянула на себя в зеркало и поняла, что выглядит скверно, все попытки выглядеть свежим бодрым огурчиком свелись к тому, что на деле она выглядела как пересушенный урюк. Плеснув прохладной водой в лицо и подправив макияж, она не торопилась выйти из уборной. Остальные гости и жители квартиры в скором времени могли бы подумать, что у итальянки несварение или чего похуже, поэтому нужно было торопливо собраться с мыслями и придумать план дальнейших действий. Присутствие Нила делало эту миссию невыполнимой. Конте ущипнула себя за руку, поморщилась и выдохнула.
- Да к черту все, я способна держать себя в руках.
Подбадривая себя мыслями о том, что за столом ее ждет чудное винишко, которым можно будет скрасить свой вечер, она таки выбралась из своего убежища. К Шону у нее были вопросы, а вот встречных взглядов с Мэддоксом решено было старательно избегать. Чувство вины скребло по душе кошачьими когтями, закапывая, сами понимаете что, но длилось это недолго. Достаточно было обратить свой внимательный сияющий взгляд на Кэрри. Летти так и не смогла понять причин, по которым младшая сестра Шона так сильно невзлюбила ее еще в их первую встречу, но кое-что оставалось неизменным по сей день - они соперничали. Это частое явление между двумя женщинами. Практически всегда. Охуенные сюрпризы сыпались на голову как из рога изобилия. Киллоран  что-то неразборчиво лично для итальянки промурлыкала в адрес Нила, а после этот чертов поцелуй вспышкой ослепил Конте. Последнее о чем она могла подумать о том, что этих двоих могло что-то связывать. Вряд ли случившееся мог скрасить едкий комментарий итальянки, стараясь сохранить невозмутимое лицо, она лишь несколько раз моргнула и обратила все свое внимание на хлопочущего Шона. Ее молчание, движения и взгляды – все было наполнено смыслом – ей не было нужды озвучивать увиденное, иногда слова бывают, излишни, особенно если их от тебя очень ждут, особенно когда все делается для того, чтобы тебя задеть. 
Поблагодарив Шона зато, что он поухаживал за ней, Летти заняла свое место за столом. В бокале с вином, которое для нее наполнил Киллоран, итальянка увидела свое спасение. Забыв о том, что за столом принято говорить тост или похожую чепуху, она со скоростью пикирующего ястреба схватила свой бокал и сделала из того глоток, затем еще один. К моменту, когда Шон предложил выпить за то, что им удалось всем собраться за одним столом, Конте уже почти осушила свой бокал, поэтому ее взгляд был полон лживого раскаяния, когда медбрату пришлось совершать лишние телодвижения, чтобы бокал итальянки вновь был полон винной порции. Звон бокалов наполнил комнату, но как принято в фильмах, никто этому моменту не был рад, взволнованных голосов и смеха не послышалось, все были, малость сконфужены. Короткий взгляд в сторону Мэддокса, сидящего рядом с Кэрри и это лишь потому, что Шон счел необходимым начать свою беседу за столом именно с Нила. И снова ее взгляд направлен к себе в тарелку, а потом на Шона. Он что-то говорит ей, и она глупо улыбается в ответ. Поддержать разговор означает ляпнуть что-то не то, что выдаст ее знакомство с Нилом и поставит, сделает сложившуюся ситуацию еще более неловкой.
- Надеюсь у тебя в запасе найдется еще бутылочка вина, - она тянется за своим бокалом, делает из того глоток, отставляет. – Иначе мне просто не пережить этот день. – Последние ее слова звучат тише, чем скрежет столовых приборов по тарелкам и звуки пережевывания еды.
- Ну, а ты, Кэрри?- Конте перевел свой взгляд на младшую сестру Шона, - скольким людям сегодня удачно нагрубила?
Летти прикусила свой язык уже после того, как задала свой вопрос. План, заключаемый в том, чтобы держать язык за зубами и мило всем собравшимся за столом улыбаться, рухнул. Вино и взрывной характер итальянки слились воедино, и реакция не заставила себя долго ждать. Пить, не закусывая – плохая привычка.

+2

8

Все еще ведомый своим безумным круговоротом мыслей я даже не заметил, как Летиция украдкой вошла в комнату. Мой слух принял ответ Керри, и я молча с ним согласился, лишь подарив какой-то нервный кивок в ответ. Не успел я опомниться, как губы ирландки со рвением примкнули к моим – чего я уж точно не ожидал и к чему явно не был готов. Рефлекторно я, конечно, поддался, но морально меня всего внутри сконфузило: я прекрасно понимал, что младшая Киллоран делает это назло своему брату, но я-то изначально шел сюда зарывать топор войны, а не откапывать новый. Да еще и Летти на это смотрит… Жуть как неудобно все это! Но Керри никогда не отличалась спокойным выдержанным нравом, я должен был это предвидеть. Оторвавшись от поцелуя, она моментально покидает нас и убегает на кухню, оставив меня на растерзание двух пар глаз. Как же мне неловко было поднимать на них взор, кто бы знал. Я слышал, как хмыкнул Шон в ответ на представление его сестры, но удивился, что он не зашелся эмоциями – видимо, не хотелось втягивать итальянку в подробности нашей драмы. И правильно. Он пригласил нас за стол, я занял свое место точно мумия: мои движения были настолько деревянными и статичными, что кажется, будто на меня смотрели не женщины, а медузы-горгоны. Страшное сравнение, понимаю, но я долго не решался встретить кого-либо из них взглядом, поэтому нервно потянулся к бокалу, когда услышал тост. С облегчением осушив две трети выпивки, я воспрял духом (а может внушил себе это) и наконец оторвался от гипнотизирования тарелки, когда мой друг обратился ко мне.
- Да знаешь, в общем-то всё неплохо, - я начал медленно и неуверенно, но прочистив горло, продолжал более резво. Все-таки это один из стандартных вопросов, а не из тех неудобных, на которые хотелось бы отвечать в присутствии дам. Конкретно этих двух дам.
- Заведение живет, процветает, всё прекрасно. В конце февраля меня даже повысили, - я не помню, делился ли я с Шоном этой информацией, но вязкую тишину срочно приходилось заполнять любыми сухими фактами и шаблонным фразами. – Конечно, ведь ты в черном списке, - улыбка впервые, наверно, вырвалась на мои губы за время этой встречи. – Ну а я не буду настолько вежлив, поэтому не поинтересуюсь, как твои дела, - подхватив волну сарказма, я посмотрел на друга и продемонстрировал выражение ехидной рожи. Уж лучше я буду говорить с ним, чем с кем-то еще за этим столом. Едва я закончил, как голос подала Летиция, и мой взор украдкой оценил ее внешний вид. Прекрасна, элегантна – все же стиль в крови у итальянцев, не зря этот стереотип имеет место быть. Кстати, её идея напиться – прекрасна!
- Я принесу! – внезапно подрываюсь на просьбу Летти и тут же подскакиваю со стула. – Я знаю, где тут алкоголь у вас. – Еще бы. Сколько раз с Керри мы распивали залежи и заначки Шона. Да и вообще, я тут вслепую могу ходить. Ирландец, пожав плечами, кажется, согласился, но я заметил проблеск негодования, уловимый только нам с Керри – фразу я, конечно, не из лучших выбрал. Только было я покинул место и сделал несколько шагов, как услышал за столом снова голос итальянки. Дело запахло жаренным. Она что, в курсе нас? Я гнал эти параноидальные мысли подальше, иначе Керри точно не подарила бы мне тот поцелуй при встрече – скорее это была бы звучная пощечина или чего похуже. Хотя, эти две дамочки еще посоревнуются в своим эмоциональном бунтарстве. Мёдом мне что ли намазано связываться с темпераментными особами, ума не приложу. Будто подсознательно прошу их разбудить забетонированную буйную натуру, что впала в спячку сначала по приезду в Америку, а потом и вовсе умерла после предательства Лиз. Но тогда что это? Ревность? Женское соперничество? И вообще, откуда Летиция знает Шона? Ладно, потом с ним разберусь. Вернувшись, я ставлю на стол бутылку вина и бутылку виски.
- Если позволишь, - обращаюсь к Шону, улавливая его облегченный кивок. – Дамы, надеюсь, не будут против. – Откупорив бутылку, наполняю стаканы нам с другом. Я не готов пить вино и дискутировать на всякие дурацкие темы. В конце концов, тут трое ирландцев! Нам – виски, итальянке – вино. Все по-честному. Я отсалютовал всем присутствующим и опустошил стеклянную тару практически до дна, все еще избегая зрительного столкновения с девушками. Мне кажется, или это уже стало заметно? Мечтая, что алкоголь даст мне наконец той самой решимости, я приступаю к трапезе курицы и закусок. Ну а что? Ужинать мы сюда пришли или как? К тому же, я не упущу шанса подколоть друга на кулинарном поприще, когда моё молчание будет напрягать собравшихся. Туза в рукаве я все-таки припрятал. Улыбаюсь своей идиотской гениальности и продолжаю расправляться с едой, наблюдая за развернувшимся столкновением дам.

+3

9

Брат был похож на индюка. Интересно, только я понимала, как сильно он переигрывает? Все вот эти замашки, претензии на манеры и блестящее, почти аристократическое воспитание порождали во мне только больше недоумения и какого-то недоверия. Что за "дамы"? Лучшее, что он выдавал в моем присутствии было чем-то вроде "хватить гундеть, сядь и жри уже", а стул он для меня отодвигал только тогда, когда у него была попытка этот стул мне обратно под задницу и не подставлять. Сейчас же от его поведения мне хотелось просто вывернуться наизнанку. Я молча сидела за столом с бокалом в руке, закинув ногу на ногу и вальяжно опираясь локтем на спинку своего стула, и буквально не верила своим глазам. Всё это поведение Шона в очередной раз подталкивало меня на мысль о том, что вся ситуация очень не чиста. Предводитель всего этого цирка распинался перед гостями, вывалив нелепое повествование о курице, которой он так гордился. И к которой, к слову, я так и не притронулась. Брат буквально выпрыгивал из штанов, если бы он еще был в идеально выглаженной рубашке и брюках, он был бы похож на счастливого отца семейства из ТВ рекламы 80х годов. Я только сидела и вздыхала. Нил, сидящий рядом со мной, так елозил на стуле и швырялся в сторону от любой моей попытки встретиться с ним взглядом, что я начала окончательно закипать. Попытка Шона завести светский разговор "ни о чем" окончательно выключил меня из беседы. Я крутила в руке бокал с вином, задумчивая разглядывая разводы, которые оставлял напиток на стенках бокала и внезапно вспомнила, как Нил учил меня выбирать вино. Я, конечно, не из леса вылезла, что бы в таком возрасте совсем ничего не знать о вине. Но моим фаворитом всегда был виски, в знаниях об этом напитке я обогнала Нила, но никогда ему это не показывала. И вот под весь этот никому ненужный бубнеж о каком-то заведении Нила я стала вспоминать, как нудно он рассказывал мне про осадок, про разводы от вина на бокале, про то, что чем выразительнее дно бутылки, тем лучше это вино; а я частенько не давала ему договорить и целовала его, так и не позволив в итоге довести свой экскурс до конца. Я ни с кем не пила столько вина, сколько с ним. Картинки начали падать перед глазами одна за другой, а я всем своим нутром чувствовала, что это были картинки прошлого, которое уже не вернешь. Ты понимаешь, что он сидит рядом, но он не твой, и что было этому причиной я пока определить не могла. Но если от всего стола исходил дикий жар, то от него исходил холод. Ниточка оборвалась. Осушаю бокал до дна.
В настоящее меня вернул внезапный голос итальянки, поданный в мою сторону. Бля, ты разговаривать умеешь? Тут же две бутылки - с виски и с вином - громко опустились на стол. И я решила, что можно повеселиться.
- А ты, Летти, - глоток любимого виски, - Скольким сегодня успела продать свои "булочки"?, - последнее слово было произнесено по-особенному четко, с повышением тона и выразительным поднятием бровей. Мне всегда казалось, точнее нет, я была уверена, что эта темноволосая "эта" была "слаба на передок", и что брат, безмозглый идиот, тоже побывал там, где побывала добрая половина Манхэттена.
От бездействия Нила меня буквально бросало в жар. Он будто сидел в какой-то своей комнате, без всех этих тупых разговоров и молча попивал виски. Все таки ПОКА ЧТО мы были всё еще вместе и мне, как и любой уважающей себя девушке, хотелось бы какого-то внимания к себе в тот момент, когда тебя пытаются опустить. Нет, я-то в долгу у Летти не останусь, а вот Нил до конца жизни не рассчитается со мной. Не дожидаясь ответа Летиции, я допиваю залпом свой виски и решаю, что наступила моя очередь посетить уборную. Громко стукнув стаканом по столу, я молча поднимаюсь со своего места и ухожу в ванную комнату, удостоив своего фирменного разъяренного взгляда исподлобья лишь одного человека - Шона.

+2

10

Сказать, что ситуация выходила из-под контроля, это ничего не сказать. В голову Шона начали закрадываться мысли о том, что где-то он все-таки просчитался. Да, Кэрри и Летти друг друга не любили, точнее сестра на дух не переносила его подругу, а вторая была вынуждена защищаться. Но это все лирика и бабские разборки, от которых разумный Киллоран старался держаться подальше. Сами поругались, сами помирятся, главное не вставать между ними. А то общий язык то они найдут, это обязательно, но вот жертвой станешь уже ты сам. Такой поворот сюжета мужчину мало интересовал, на его голову у него уже была одна разъяренная девица, от которой хотелось сбежать к одной рыжей бестии, но та была кажется опять не сильно досягаема. Сейчас он был даже готов опять отработать несколько смен подряд, лишь бы не сидеть за столом во время этого ужина.
Шон подливал Летти вино и мило улыбался, то сестре, то Нилу. Делать то было больше не чего, сам все это устроил, самому и приходилось как-то расхлебывать и разруливать ситуацию. В прочем бывший друг попытался было подхватить его попытку разрядить обстановку привычной шутливой перепалкой, но помогло это не сильно. Едва Летти попросила еще вина, как этот жук Мэддокс вскочил и с воплем, что он знает, где весь алкоголь уверенно убежал за новой бутылкой. Вот это было не приятно, ладно Кэрри знала большую часть его тайников, но этот тот хрен, какого черта знает? Шон в ответ недовольно повел плечом. Идея того, что все теперь придется перепрятать, радовала его не сильно.
Стоило Нилу уйти, как девушки переключили свое внимание друг на друга. Итальянка даже не пыталась скрыть свое отношение к его младшей сестре, задавая провокационный вопрос напрямую. Кэрри это понравилось мало, если бы они были в мультике, то из ушей младшей сейчас бы валил пар, и она обязательно взорвалась. Шон закатил глаза и начал оглядываться, в надежде, что сейчас вернется Нил с бутылкой и станет легче, но тот где-то копался. Киллоран даже почти собрался идти ему помогать в поисках бутылки, но это выглядело бы слишком глупо. Он же взрослый парень, да и признавать эту непонятную войну совершенно не хотелось.
О том, что именно не поделили девушки Киллоран никак не мог догадаться. Кэрри, конечно, имела манеру придумать невесть что. Но даже если бы между ним и итальянкой что-то и было, то к чему все вот это детское: «Ты мне не нравишься! Не подходи к моему брату!» ни на одну другую девушку сестра так не реагировала, Валери, так вообще, кажется, обожала. А тут какой-то детский сад творился, с которым и не понятно, как бороться дальше. С другой стороны, пока Кэрри пытается избавиться от одной девушки, Шон спокойно может скрывать от нее настоящую, что было крайне удобно. Но как же раздражало все это сейчас.
- Да, конечно, - Киллоран почти рад вернувшегося Нила, пусть они выудил из дальнего ящика одну из припрятанных до важного случая бутылок, привезенного из родных мест виски. Сейчас Шон был уже согласен на все, лишь бы кошачий бой закончился. Может кто-то и считает, что это клево, когда телочки дерутся, но явно не когда одна из них твоя сестра.
Кэрри, которая, как и двое остальных ирландцев с охотой набросилась на виски. Моментально осушив бокал, девушка сверкнула глазами, давая понять всем собравшимся, что просто так она обиду не оставит и ехидно ответив Летти, спросив ту про работу, тут же ушла выпускать пар в ванну. Приятный ужин в обществе друзей становился все больше и больше похож на катастрофу. Резко осушив стакан, Шон так же, как и сестра ударил им по столу.
- Я схожу покурить, если вы не против, - чуть улыбнувшись мужчина встал из-за стола. Обычно он курил бы прямо за столом, нисколько не интересуясь мнением остальных присутствующих, но сейчас он был готов воспользоваться любым предлогом, чтобы сбежать хотя бы на пару минут из квартиры. Курилка была оборудована на лестничной площадке, выход на которую был как раз рядом с его квартирой, так что, если кто-то попытается кого-то убить, он точно услышит вопли, благо звукоизоляции тут практически не было. Оглянувшись в поисках сигарет, лежавших в кармане, мужчина взглянул на бывшего друга. Как бы он не был на него зол, но оставлять того в беде было как-то не комильфо. – Нил, не составишь компанию. Мне надо тебе кое-что сказать.
Вытащив сигареты Киллоран уверенно пошел на лестницу, где, сев на ступеньки закурил. Говорить с предателем Мэддоксом, ему было не о чем, поэтому он молча смотрел в сторону, надеясь, что за время их отсутствия, девушки как-то сами снизят градус своей неприязни.

+2

11

Предложение друга о капитуляции вызвало у меня отчаянную улыбку и последовавший за ней нервный смешок. Я готов был расцеловать Шона за вовремя брошенную идею. И почему я сразу об этом не подумал? К тому же, живот был отчасти заполнен, алкоголь резонно бился по венам – самое время дать последнюю разрядку на пути к сложному диалогу. Кстати о нем. Сейчас или после ужина поговорить с ирландцем?
- Мне надо тебе кое-что сказать. – Кажется, вопрос исчерпан. Коротко ему кивнув, я восстановил свое идиотское выражение лица с нервозными порывами и последовательно шел за Киллораном.
- Да уж, девушки не очень-то поладили, а разговоры о кровопролитии за столом портят мне аппетит. - Начав после нескольких тяжелых затяжек, пытаюсь разрядить шутливыми фразами наше напряженное молчание. Я так же надеялся, что Шон развеет мои параноидальные мысли о том, что эти две дамы моего сердца и постели знакомы с обстоятельствами, которые душат меня последние недели.
- Честно говоря, твоя курица вполне себе сносная, - не бросаю попытки привлечь к себе его внимание, спровоцировав хоть на какую-нибудь эмоцию. - Разве что для среднесортной забегаловки у метро.
Он молчит и продолжает курить. Когда же сигарету стоит уже тушить и возвращаться к столу, я решаюсь на последнюю попытку выйти на контакт и удерживаю мужчину выше локтя, когда он поравнялся со мной плечами на выходе.
- Шон, послушай. Давай поговорим, - мне казалось, что ирландец готов был в сию же секунду вновь прописать мне по челюсти, но очевидно мое виноватое лицо и скулящий просьбой голос заставили его воздержаться.
- Я долго думал насчет нашего последнего, - замявшись, я опустил глаза, а через секунду продолжил. – Эм, инцидента… И должен признать, что ты был прав. Мне следовало проявить большую осмотрительность и догадаться самому, во-первых, что она – твоя сестра, а во-вторых, я не должен был так рьяно отстаивать свои права на нее. – Он все еще молчал, но его лицо смягчилось – кто же не будет доволен, когда его признают правым?
- Я принимаю твои условия и после ужина с ней порву. Мы не должны рушить нашу дружбу из-за женщины, - последняя фраза была скорее пафосная, брошенная в мужском ключе и ни одна особа женского пола вряд ли услышав ее осталась бы в восторге. – Когда ты сказал, что бы чувствовал я, будь на твоем месте… До меня не сразу дошло это сравнение, но уже дома я понял, как бы это было мерзко. Я бы отпиздить тебя захотел в усмерть, - усмехнувшись, я вспомнил, как эпично мы чуть не разнесли несчастную халупу Шона с месяц назад. Но действительно, каково это быть на месте старшего брата, которого чудовищно сильно пронзает чувство долга и заботы о своей младшей сестренке. Да ни за что в жизни я не смирился бы с тем, что она повзрослела, а тем более, что какой-то уёбок окучивает ее. Тем более друг! Эти ирландцы же на всю башку отбитые, как им вообще можно что-либо доверить? И да, я сам ирландец. Но считаю, что свой бунтарский период уже изжил, перерос, и это не может меня оправдать в глазах любящего брата моей девушки. А если приурочить ко всему еще и жизненную ситуацию семьи Киллоран и то, как Шон защищал её – мне должно быть стыдно и совестно. Собственно, эти крайне редкие для меня свойства и проявились после того, как друг застукал нас и отчитал меня, приправив это кулаками.
– Признаюсь, я осознал это всё буквально через день после нашей последней «встречи», но до сих пор не мог найти подходящего момента, чтобы поговорить с ней. Знай, я очень не хотел бы ее обидеть. У тебя классная сестра, - понимая, что мои комплименты Керри не идут мне в чин, я меняюсь в лице и протягиваю ему руку в знак примирения со всей сдержанной серьёзностью. – Мир? – Кажется, он все еще мешкает. – Готов месяц поить тебя в моем ресторане за счет заведения. Только без драк! – опрометчивое, заносчивое предложение, однако я уповаю на то, что Шону претят такие пафосные заведения, и он предложит альтернативу в каком-нибудь из наших излюбленных баров.

+2

12

Я ломала голову над тем, с какой целью был собран этот зоопарк. Резким движением включила воду в кране, да посильнее, в надежде на то, что этот шум сможет вымыть мне весь мозг, освежить его и натолкнуть наконец на адекватное объяснение всему происходящему. Я плюхнулась на край ванны обессиленная, будто я только что ворочала мешки с картошкой. Опущенные плечи и взгляд в никуда. Продала бы душу за сигаретку прямо здесь. Бездумно сунув руку в поток воды, я тут же резко её одернула: кипяток слишком больно вернул меня в реальность, зато я сразу же поняла, что нужно, нет, необходимо быстрее прийти в себя и понять, кого именно мне стоит обвинять в этом параде идиотов. Настроив в кране ледяную воду, я парой отрывистых движений охладила виски и шею и уставилась на свое отражение в зеркале. Во-первых, это всё – какой-то долбаный фарс, но я не могу связать между собой этих людей. Точнее, я понимаю, при чем тут Шон и Нил в одной комнате: вполне вероятно, брат хотел устроить что-то вроде очной ставки, на которой он прижучит нас с Нилом и выскажет своё «фи». Этого я, кстати, совсем не понимаю. Почему Шон решил, что может указывать мне, с кем я должна встречаться? Его счастье, что он не видел всех тех парней, с которыми меня связала нелегкая в Сан-Франциско. Нил – лучший представитель тех, кто носит что-то между ног из тех, кто у меня были за последние пять лет. Хотя сейчас я думаю, что знай он о тех парнях, точнее о том, какие они были – он бы благословил нашу парочку с Нилом, еще и денег добавил. Мне – чтобы не сбежала от него, а ему – чтобы крепко приковал меня к батарее.
Ну, допустим. Но тогда при чем тут Конте?
Выключив воду, я решила выбираться из своего убежища с твердым намерением стукнуть кулаком по столу и выяснить, что здесь происходит. Я ненавижу эти тупые игры, я ненавижу, когда ходят вокруг, да около. Мне всегда всё надо говорит в лоб – без лицемерного «я хотел(а), как лучше». Для начала я решила выкурить-таки сигарету, чтобы убрать наконец этот нервозный ком из горла.
- Я долго думал насчет нашего последнего, - голос Мэддокса резко пронзил мне слух, ведь я шла на лестницу будучи уверенной, что хотя бы там я окажусь одна. Не имею привычку подслушивать чужие разговоры, но все когда-нибудь бывает в первый раз. - И должен признать, что ты был прав. Мне следовало проявить большую осмотрительность и догадаться самому, во-первых, что она – твоя сестра, а во-вторых, я не должен был так рьяно отстаивать свои права на нее. Я застряла в дверях с незажженной сигаретой в зубах. В смысле "не должен"?! У меня начали гореть щеки. Раз.
- Я принимаю твои условия и после ужина с ней порву. Мы не должны рушить нашу дружбу из-за женщины, - сигарета выпала из моего рта. Руки начали трястись, а в ушах начало звенеть. Два.
– Признаюсь, я осознал это всё буквально через день после нашей последней «встречи», но до сих пор не мог найти подходящего момента, чтобы поговорить с ней. Знай, я очень не хотел бы ее обидеть. У тебя классная сестра, - моё сердце почти разломало мою грудную клетку. Три.
Я не слушала, что он говорил Шону дальше. Я просто пыталась убедиться, что всё это происходит наяву. За моей спиной брат умудрился поставить условия Нилу, а тот, как бесхребетный мудак их принял! Господи, ну кого я выбрала...
- Не понимаю, - начала я, не спеша выходя из своего укрытия на лестницу, встав ровно перед парнями, - Зачем ждать окончания ужина? Я начала буквально захлебываться желчью всей своей ненависти. - Объясните мне, на кой хрен надо было устраивать этот цирк? - мой тон начинал повышаться, - А ты, мать твою, какого хрена лезешь? Ты что, будешь всю жизнь огораживать меня от мужиков?, - я начала вскидывать руки, ярость лилась через край, - Не превращайся в отца! - удар под дых. Не даю никому из них сказать ни слова - наговорились уже. - Как ты посмел распорядиться моей жизнью у меня за спиной? Какие вы друзья? Вы не виделись уйму лет и если бы не воля случая - так бы и не вспомнили друг о друге! - всё, кричу.
- А ты, - перевожу свой взгляд на Мэддокса, - Безвольный идиот! И почему же, интересно, ты не должен был "так рьяно отстаивать свои права на неё"?, - ужасно саркастично повторяю его же слова, - Тебе, блять, что, настолько было наплевать на нас? Больше не могу орать. И не хочу слышать то, что они начнут говорить в ответ. Швыряю в них пачку сигарет, чтобы не напасть на них с кулаками, и влетаю обратно в квартиру. Вроде всё встало на свои места, но только наткнувшись на Конте, я понимаю, что далеко не всё. Какую же роль она играет во всем этом бреду?

+4


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You had a bad day ‡флеш