http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/73007.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: июнь 2018 года.

Температура от +21°C до +34,5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Is this what I am?


Is this what I am?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://68.media.tumblr.com/ac858ba79e4baeb024cc6950d9c52a69/tumblr_ot6x1sqxTQ1qdqywso1_1280.png

... самый страшный гнев, гнев бессилия.

Октав, Дэвид
начало 2017

Отредактировано David Stanley (01.10.2017 00:38:01)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Вопрос в том, какими красками будет все раскрашено в ту минуту, когда я приду за вами.
О чем будет говорить небо?
М.Зусак "Книжный вор"

   Сколько раз Октав держала в руках своё бесценное наследство и не находила в себе сил открыть старую тетрадь даже на первой странице? Ей всегда было интересно, чем руководствовалась Карла, когда так прекрасно распределяла нажитое имущество? Почему Рен достались погреба с прекрасным коллекционным вином, столь любимым отцом, Касису - дом с прекрасным и на тот момент необычайно плодотворным садом, на который, если в то время загнать рабочих, можно было бы иметь неплохую прибыль, тем более, что сбыт урожая был налажен самой Карлой и многие из закупщиков тяжело восприняли новость о прекращении поставок, предлагая помощь, но Касис был непреклонен: заниматься продолжением семейного дела он не имел никакого желания. Быть может виной всему детство, в котором он так искренне и беззаветно ненавидел каждый квадратный миллиметр земли, отвоевывая у неё внимание своих родителей. Если задуматься, то ему было сложнее всего: старший ребенок в семье, да к тому же еще и мальчик. Его детство закончилось стремительно, так же как юность не успев начаться.А пристрастие к мужскому полу и абсолютное равнодушие к стройным женским ножкам и вовсе ставило подножку, заставляя просыпаться в холодном поту от ночных кошмаров. Красавица и любимица всех Джанг и Дартижан- Рен-Клод, хоть и работала в саду на равне с братом, обладала какой-то неведомой никому магией, очаровывая каждого, кто осмеливался посмотреть в её небесно-голубые глаза, соскальзывая взглядом на пухлые, едва поджатые пухлые губки. Она знала как  привлечь бесплатную рабочую силу к процессу, обещав каждому из парней, горбатившихся в кустах Карлы, по призрачному свиданию, дата которого всё время менялась, а время, отпущенное на уединение сокращалось до минимума, лишая возможности воплотить порывистых юношей задуманное в жизнь и вот, они уже снова гребут опавшую листву в саду Джанг. Октав же была приговорена к пожизненной работе на кухне, умирая от духоты у печки, пьянея от запаха уварившихся яблок, забродивших слив и грушевой карамели. С детства она узнала от матери сотни рецептов всевозможных джемов, пастилы, мармелада, секреты самых пышных пирогов,нежных бисквитов и воздушных, едва ощутимых безейных прослоек.   А рядом стоявшая Карла казалось злой ведьмой, варящей своё зелье в огромном чугунном котле на ярком адском огне из самого эпицентра земли. Как вы успели догадаться, любовь к кулинарии в детстве у Мари появиться не могла, особенно учитывая то, сколько раз её били мокрым полотенцем за малейшую провинность или заставляли драить пригоревшие кастрюли.
   Получить в наследство от матери её личную тетрадку с рецептами было так же,  как  почувствовать очередную из её пощечин.  Забрав с почты посылку, завернутую в обыкновенную коричневую офсетную бумагу, Октавия не спешила её открывать несколько месяцев, но в один вечер, случилось страшное. Кто знает, быть может причиной стала третья открытая бутылка вина с утра, или очередной загул мужа, не явившегося домой за полночь... Сложно ответить на этот вопрос, но перелистывая страницу за страницей, женщина проводила кончиками пальцев по кривым, пляшущим строчкам, словно пытаясь ощутить тепло старых заскорузлых чернил, расплывшихся на некогда белоснежных листах, найдя помимо рецептов ещё и странные пометки на полях, она не сразу поняла в чем дело.  И только на утро, проснувшись держа в руках треклятую тетрадь, смогла смутно рассмотреть приписки, цитаты, обрывки текстов песен, зарисовки, не имеющие ничего общего к рецептам, зато так отчетливо дающие отсылки к воспоминаниям, ситуациям из детства. Там были случайно подслушанные фразы, несмотря на безликое написание которых, сквозь строчки слышался мерзкий, скрипучий смех матери. От нахлынувших чувств и приветов прошлого, Мари едва не сошла с ума! Казалось, что призраки прошлого буквально наводняют собой всё пространство комнаты, проникая в каждый угол, звеня то там, то сям металлическими кандалами хлестких фраз, возвращая в те вечера, когда она, маленькая чертовка, упорно проползала на кухне под деревянной, сколоченной и выструганной отцом лавкой, напрямую к трубе печного отопления что бы открыв маленькую чугунную дверцу, размером с кафельную плитку, подложить свой самый большой секрет- бархатный мешочек с засушенными, жесткими апельсиновыми корками, так неизменно сводящий с ума Карлу Дартижан, лишая её остатков рассудка, вынуждая вновь и вновь тянуться к таблеткам, которые женщина сама себе так отчаянно клялась бросить. О, если бы она только знала о том, что на самом деле является причиной её участившихся мигреней... Если бы только могла предположить какую змею пригрела на груди и чем в дальнейшем это аукнется...Но тогда, в детстве, о таких вещах не думаешь. Есть только здесь, сейчас и всего лишь одна возможность обрести на несколько часов свободу. Этим Октав и пользовалась, пока могла.
   Несколько недель проведя за разбором материнских каракуль, Мари едва не сошла с ума! Куча мелких деталей, обрывков недосказанных историй, снов, которые так легко было спутать с очередным приходом во время ломки Карлы... Всё смешалось и потеряло какой бы то ни было смысл, но одно Октавия знала наверняка: истина спрятана где-то тут, в чертовой тетради, но справиться с этим в одиночестве ей не под силу. Во всяком случае пока.
   Недолго думая, выйдя после работы из здания студии, посильнее обмотавшись палантином, будто бы пытаясь спрятаться в нем, как в коконе, спасая остатки мыслей, что могли потеряться, или что ещё хуже: перепутаться, связавшись в узлы, которые будет невозможно развязать не порвав нить. Ей нужно было выговориться и один из немногих людей, что мог не просто выслушать, но и помочь разобраться, был Дэвид. Поймав такси, она назвала уверенно адрес друга и достала из сумки телефон, зажав боковую кнопку громкости, что бы воспользоваться голосовым набором, поднесла микрофон ближе к губам:
-Дэвид- телефон издал короткий сигнал и начал набор номера. Из динамика раздались привычно растянутые гудки. Наконец дождавшись, пока друг ответил, брюнетка начала так и не дождавшись его приветствия,-Привет. Надеюсь, что ты будешь рад меня увидеть так же, как сейчас услышать, потому что сегодня я нагло напрашиваюсь к тебе в гости. Что-то взять с собой? Хорошо,
конечно. -
завершив звонок, Мари положила телефон во внутренний карман сумки, заодно проверив наличие дневника, будто бы эта тетрадь в толстом переплете могла раствориться в воздухе и как только коснулась шероховатой поверхности, шумно выдохнула. "Если ты хотела мне что-то рассказать, то я узнаю что, чего бы мне это не стоило...."

+2

3

Возвращение из медового месяца всегда было наполнено грустью, ведь не только лишаешься теплых деньков у воды, вечного присутствия любимой жены рядом, стараясь привыкнуть к этому статусу Каролины, а еще к тому, что он перестанет обращаться к ней как к Уир, в настоящее – где еще предстоит объявить о том, что они муж и жена официально, а не только нескольким лицам. В особенности родителям, которых боялась не только любимая, но и он сам. Чета Стэнли будет в шоке, особенно матушка, которая после истории с Ребеккой даже о браке перестала заикаться и пилить единственного сына, а вот с четой Уир еще предстоит познакомиться, и он нервничал не меньше, а, может, даже больше, чем супруга, вспоминая шуточки, про «моя дочь» и «я несу ружье». Поэтому негласно они предпочли сначала разобраться с остальными, а потом уже поехать сначала к ее семье, а потом полететь в Лондон.
Поэтому звонок его давней подруги был просто подарком судьбы.
С Октавией Джанг его связывали годы дружбы послу случайного знакомства на профессиональной почве, один из его остолопов слишком долго нес кофе для гостьи Подиума, отчего Стэнли взял все в свои руки, как и последующее развлечение ничего не значащей беседой. В его жизни было ничтожно мало интересных собеседников, поэтому он и продолжил знакомство с Октав, изредка встречаясь с ней в кафе, болтая по телефону, но в последнее время потерял связь, что не могло его не беспокоить. И вот это звонок обрадовал его сильнее, чем если бы ему нужен был повод отстроить знакомство с родственниками жены попросив лишь притащить ее свою очаровательную задницу, ведь он немало беспокоился.
- Я рад тебя слышать, Октав, встретимся через час, - нахмурился, слушая ее взволнованный голос.
Он знал о ее непростой ситуации с мужем, но никогда не вдавался в подробности, не донимал вопросами, был предельно учтив, как его воспитывали, как он сам старался себя вести и быть достойным человеком, англичанин поддерживал ее. Спрашивая, что ей нужно, получая в ответ фальшивое «все в порядке», Дэвид не лез дальше проведенной ей границы, считая, что все не так плохо, как кажется, но, как и всякий простой человек, он мог и ошибаться. И это поганое ощущение не покидало его и сейчас, поэтому англичанин поцеловал любимую жену, пообещав, что ненадолго увидеться с подругой. Успев увидеть искорки ревности и собственичества в темных глазах, что на самом деле ему дико льстило и приводило в восторг, все же сохраняя ясность рассудка, решил не советовать вести машину за ним на расстоянии двух метров для слежки. С темпераментом Уи… Стэнли ничто не сравнится, как и сила ее неслабой изящной руки, способной треснуть ему по полной программе.
- Люблю тебя, - эти слова хотелось говорить, как можно чаще, и только одной Каролине.
- И я тебя, - а это то, что он был готов слушать всю жизнь.
Одно из любимых кафе на углу, где подавали потрясающую пасту и большие порции, пускай на этой любви его проклянет дорогая подруга Аделаида по совместительству владелица своего кафе, и стал ждать подругу, проявив наглость и заказать за них обоих. Он помнил, что она предпочитала из еды и напитков, даже музыку и фильмы, хоть они не разу не выбрались в кино из-за чудовищно несовместимых графиков и желания провести время за беседой, а не молчать несколько часов в кино. За вкусной едой и настроение становится лучше, а судя по его соображениям насчет состояния Октав, он был уверен, что это жизненно необходимо.
И пока он ждал, он невольно вспомнил еще одно немалое событие. В отпуске Дэвид случайно завел разговор о детях, не планируя его, невзначай, даже не помня, что было до этого. Пытаясь как-то замять, сменить, перевести тему, англичанин совсем не ожидал решения о том, что они заведут детей, и все еще путался в том, счастлив ли он или очень счастлив. Еще год назад Стэнли бы ответил явным отказом на появление маленьких спиногрызов с его генами, теперь же спорил сам с собой, кого хочет больше мальчика или девочку, и так и не мог решить. Подбирал имена, думал, какую комнату отдать по детскую, и залезь супруга хоть на миг в его голову, она бы запуталась в веренице скачущих мыслей, связанными с будущем прибавлением. Да будь его воля, он бы спрашивал каждый день, беременна ли она, но смог себя держать в руках, несмотря на несколько попыток аккуратно спросить об этом.
Она сама тебе сообщит и не будет это скрывать. Успокойся.
- Привет, - он встал из-за стола, едва увидев, как Октав зашла в кафе, и по привычке отодвинул ей стул, чтобы она села за стол, и мягко улыбнулся ей. – Рад тебя видеть, и заранее хочу извиниться за то, что не звонил и сам пропал, как бы… - он поднял руку, показывая кольцо. – У меня был тайная церемония и не менее тайный побег в свадебное путешествие, - его улыбка потеплела. – И да, еду я заказал за нас обоих, чтобы дать тебе возможность рассказать, что случилось.

+1

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Если позабудешь прикрыть ставни, люди не позабудут влезть к тебе в окно.”
Д.Харрис

   Прошлое никогда не спит. Нам кажется, будто бы мы имеем великолепную возможность прямо здесь и сейчас проживать свою жизнь так, как нам этого хочется, будто бы мы можем строить планы на призрачное завтра, выбирать себе пару, обзаводиться семьями и начинать внутри этого маленького очага свою собственную жизнь с "чистого" листа и записать на ней что-то другое. Но разве можно из замаранного клочка бумаги, надорванного со всех краёв, сложить идеального бумажного журавлика? Это примерно то же самое. Всякий раз, закрывая глаза на шлейф, что нам оставляют воспоминания, мы рискуем запутаться в его тонкой ткани и упасть делая всего лишь ещё один шаг. Всё дело в том, что линия судьбы одна и не имеет четкого разграничения. Всё это мы придумали для себя сами для упрощения собственного понимания или восприятия, но на самом то деле в одном мгновении уживаются и отголоски случившегося ранее, возможность выбора, ощущения, испытываемые прямо здесь и сейчас, но единовременно опирающиеся на опыт того, что уже было когда-то давно пережито, равно как и предвкушение нового, неизведанного, предстоящего. Мы не отдаём себе отчета в том, что судьба не делится на "до" и "после", однако, стараемся из всех сил изменить правила игры, установленные Вселенной.
   Октав всю жизнь боролась с ветряными мельницами и возводила песчаные замки, крушащиеся с первой вечерней волной. Глупое занятие, но самое главное, что энергозатратное. В начале, будучи ещё совсем ребёнком,пыталась изменить отношение домочадцев к себе, заслужить всеми доступными ей способами любовь отца и конечно же матери, мечтала растопить лёд в сердцах брата и сестры, вымолить у них хоть какую бы то ни было каплю внимания и прекратить жестокие насмешки и уколы, но по мере взросления Октавия понимала, что это недостижимо. Касис никогда не посмотрит на неё с теплотой. Казалось, что это чувство он мог испытывать лишь к соседскому мальчишке через улицу. А Рен-Клод ни за что на свете не будет связываться с той, кто по меркам деревенских мальчишек не так красив, как она. Куда было худощавой, бледной с чёрными как смоль волосами и заостренными чертами лица Мари до красавицы сестры! Рене трижды избиралась Королевой Урожая - эдакий конкурс красоты, который проводился каждую осень после окончания садовых работ на деревенском празднике. Из всех девочек в возрасте до восемнадцати лет, выбирали только одну, которой на голову надевали пышный венок из яркой лаванды, который ещё потом долго лежал на веранде под апельсиновыми лучами , ещё долго источая тонкий аромат по всему двору, мешаясь с запахом пряных трав в саду. Октав чувствовала себя гадким утенком в семье и стыдливо опускала глаза, когда позже её стали называть красавицей. Казалось, что это была дурная шутка, или сарказм. Будто бы стоило ей хоть раз поверить и улыбнуться в ответ, как взглядом тут же встретится с оскалом или утонет в грубом прокуренном хохоте собеседника. Осознав, что в доме Джанг она не нужна никому, кроме себя, не встретив ни малейшего намека у родственников матери или отца, девочка решила бороться самостоятельно и мысленно объявила бой установленным правилам. Нет, конечно же она не могла игнорировать приказы матери вот так просто, во всяком случае не сразу, но нашла обходные пути и проделала к ним как можно больше лазеек со своей привычной дороги. И это спасало. Всякий раз, оказываясь на свободе, вне душных стен, впитавших в себя дурманяще сладкий запах конфитюра и джемов, она чувствовала себя живой.
   Сколько себя помнит в детстве, Октав ни разу не заглядывала в тетрадь Карлы, где женщина фанатично записывала новые рецепты, хотя, казалось,что то, что она делает совершенно нелепо и лишено всякого смысла! Зачем писать на бумаге то, что всегда хранится в памяти? Карла не готовила по написанным ею рецептам, не сверяла пропорции и ужасно ругалась, когда младшая дочь пыталась допытаться о граммах того или иного ингредиента, заявляя, что кухню надо не считать, а чувствовать и что порции делаются "на глаз". Женщина не делала никаких различий между готовкой для дома и на продажу, быть может именно поэтому у неё было столько старых клиентов, готовых за месяц сообщать о своих пожеланиях.Стряпня Дартижан была всегда на высоте. Но несмотря ни на что, она продолжала упрямо вести записи, садясь почти каждый вечер за стол на веранде, включая лампу и импульсивно выводила на бумаге новый шедевр, бормоча себе под нос. Мари привыкла к странностям матери, одной из них было требование тишины. В доме не должно было быть никаких криков, шума, топота и беготни. Иначе для чудом освободившихся от заданий детей придумывались новые. Больше всего Октав ненавидела перечищать  содой праздничный сервиз Карлы, стоящий под стеклом в горке на кухне.  Но как ни старалась, ей так и не удалось подсмотреть то, что же в загадочной тетради писала Карла. Только после смерти тот самый манускрипт казался последней насмешкой матери: даже на смертном одре эта женщина сумела вонзить острую пику куда-то в район ребер.
   Октав оказалась в кафе позже Дэвида, хотя с пробками, что творятся в городе- это совсем даже не удивительно. Она увидела его с улицы: слишком уж выделяющаяся фигура в панорамном окне с аппетитным названием, но всё равно нервничала.
-Привет. Очень рада тебя наконец увидеть.- женщина улыбнулась другу, присаживаясь в кресло,оставив сумку на стуле по-соседству и дождавшись когда Стэнли вновь окажется на своём месте, она не в силах совладать с волнением, раскрыла заранее принесенную салфетку и положила её на колени, тщательно разгладив все случайно образовавшиеся на ткани  складки, но услышанное от мужчины выбило из колеи, услышав про тайную церемонию и путешествие, да к тому же ещё и свадебное, она не смогла больше оставаться в собственных мыслях,-Боже, Дэвид! Поздравляю! Признаться, я не ожидала от тебя такого... сумасбродства! Но уверена, что твоя избранница удивительная женщина, если сподвигла на такой отчаянный шаг! Кто бы мог подумать! Ты женился, а я ничего не знала! А что говорит твоя семья?- и тут Октав поняла, что скорее всего спросила лишнее и  прикусила губу,-Ты им не говорил? До сих пор?Ну да ладно. Я уверена, что они её полюбят, всё же твой выбор всегда был безупречным во всём. Уже заказал? Спасибо. Я с самого утра только и успела, что попить чай в перерывах между эфирами и совершить набег на булочную за углом от студии...Там восхитительные тарталетки! Но увы, они слишком быстро превратились в энергию и я снова готова съесть слона. Знаешь, раз уж у нас пошел такой разговор о личном...- она ненадолго замолчала, пытаясь подобрать нужные слова,-Я не говорила тебе, но несколько месяцев назад у меня умерла мать,- не скажу же, что это было в том году, но знаешь, я не посчитала это ценной информацией для друга! Весьма расплывчато. Меньше года значит- пара месяцев!--И оставила мне наследство. Знаешь, обычно достается дом, гараж, ржавый форд с гвоздём в днище, или что-то, имеющее хоть какую бы то ни было материальную ценность, но видимо её любви ко мне хватило только на тетрадь. Книгу рецептов, точнее.

Отредактировано Octav Jung (22.10.2017 09:13:14)

+2

5

Для Дэвида понятие семьи было чем-то незнакомым, посторонним, и у него было свое собственное представление о ней, что разительно отличалось от того, чем это должно было быть. Стэнли считал, что это - образец для поражения, практически, идеальный, а мелкие огрехи никому не могли бы быть видны. Глава семьи обязательно должен иметь работу и занимать высокий пост, несмотря на внушительные денежные средства, которыми он мог распоряжаться, как отпрыск богатой семьи, всегда ухоженным, в костюме или чуть свободной одежде, что считалась домашней. Его супруга – это образец элегантности, не менее образованная, чем ее муж, интеллигентная, хранительница очага, сама не убирается в доме, но следит за прислугой и направляет ее своей твердой рукой, одновременно с этим, она поддерживает мужа и следит за воспитанием отпрысков. И, наконец, дети. Несмотря на то, что в своеобразной иерархии они следуют последними, им уделяется больше всего времени. Ведь собственный ребенок – это визитная карточка твоего воспитания, вложенных сил, и любые их косяки моментально бросают тень на репутацию аристократического семейства. Дэвид рос в этой атмосфере годами, привыкая к ней и считая единственной правильной, и все равно было что-то такое внутри него самого, как ошибка в программном коде, может, она не проявлялась в бунтарстве или выходках, но он отказался от того пути, что намечали ему родители. Точнее мать. Отец оказался более благосклонным к выбору единственного сына.
Теперь же в его жизни появилась Каролина, что изменила не только настоящее, но и частично прошлое. Конечно, невозможно вернуться вспять и сделать другой выбор, чтобы в дальнейшем жилось получше, но изменить взгляды, вкусы, привычки, что раньше казались единственными и правильными вполне возможно. Несмотря на подростковый бунт избранницу себе он искал среди высшего света. Это были интеллигентные женщины, с рождения приучаемые к этикету и последующему обучению в лучших университетах мира. За ними следил целый штаб нянечек и воспитательниц, они одевались только от кутюр, владели несколькими языками и так далее и тому подобное. На вид, чем не идеальная жена? А на деле это больше напоминало запрограммированного робота, злого и обозленного на весь мир, абсолютно не понимающего почему. Ответ был прост – у них не было ничего, что могло бы сделать их счастливыми. Ни детства, где были бы игрушки и беготня по лужам, ни подростковых бунтов, ни ошибок, ведь они постоянно были под надзором и их поддерживали и следили, предотвращали косяки и направляли на нужный путь. Пустышки без чувств. Уир стала не просто глотком свежего воздуха, она буквально перевернула все представления о том, какой может быть спутница жизни. Дерзкая, наглая, дающая отпор, бойкая на язык. Такая живая и такая выводящая из себя. Львиная доля эмоций уходила на то, чтобы давать ей отпор в ответ, а потом…. Она стала всем. Кажется, как бы банально ни звучало, но первый поцелуй определил всю его дальнейшую судьбу.  С ней было не просто и их попытки сойтись, ссоры, расставание, обиды, намеренное причинение боли, и снова они непостижимым образом вместе. Протоптанная дорожка канула в небытие, уступив место безумным горкам.
Зато с ней Дэвид обрел семью. Строил отношения, подумывал о том, что им нужна квартира, где они оба смогут жить вместе, выбрать вместе. На смену «я» пришло «мы», в жизни появился кто-то, о ком он мог заботиться, оберегать и любить. Никакая аристократка и рядом не стояла с его женой.
- Знаешь, это бы все так… спонтанно, - он пытался подобрать точное слово. – Мы – британцы, привыкли к тому, что у нас все происходит по плану, а американцы… - смешок. – Недаром говорят об американских горках, ведь это на самом деле так. Мы оба пережили все, что можно было, но, в конце концов, смогли выбрать то самое главное, что и привело нас к вполне логичному браку. Так что да, Октав, она особенная, - Стэнли с чувством выделил это слово, а потом вздохнул, ведь речь шла о его семье, а всем было известно о далеко не самых простых взаимоотношениях. – Они еще не в курсе, я как-то не успел… Сообщу им на выходных, когда смогу вырваться вместе с Каролиной, чтобы уж сразу на «расстрел».
Так действительно получилось. Несмотря на то, что он планировал сделать предложение, что помешала авария, сама церемония пришла к нему в голову буквально за сутки до осуществления этого процесса бракосочетания. И да, стоило признаться самому себе, что он немного побаивался реакции старших Стэнли. Потому что не мог предсказать их поведение, от слова вообще.
- Сочувствую насчет матери, - искренне и коснулся ее руки в жесте поддержки. – Не понял насчет наследства… что тебе досталось?

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Is this what I am?