http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: октябрь 2017 года.

Температура от +10°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » бросать камни с души ‡флеш


бросать камни с души ‡флеш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://68.media.tumblr.com/b77e5bcf2c9b405a95fff59bf9e2ac62/tumblr_ot768uHrK71u8pmwwo5_1280.png

Начало июля 2017 года
Что будет, если столкнуть две противоположности лбами? Однажды повстречав синхронность, мы будем искать её повсюду.
Carrie Killoran & Ben Winters

Отредактировано Carrie Killoran (16.07.2017 23:16:04)

+4

2

Точку невозврата мы прошли где-то часов в восемь вечера, было начало июля. Небо за окном скрыл плотный занавес свинцовых туч, по опустевшему городу эхом разносился гром. Ливень, подобных которому я не видел очень давно, смывал с улиц грязь, загонял горожан под крыши уютных домов, бездомных бродяг под импровизированные навесы, мосты и в тоннели, даже торчки и проститутки искали укрытие: никто не хотел простудиться в середине лета. Я стоял за стойкой в не застегнутой выцветшей гавайке поверх белой майки, серых брюках и домашних тапочках, может я и не выглядел на миллион, но по крайней мере мне было на это плевать: предпоследний клиент покинул бар пять минут назад, оставив меня наедине с молодой девицей, проникшейся странной симпатией к заведению. Пожалуй, это было единственное, что нас объединяло.
Если она отправится домой сейчас, можно будет закрыться пораньше, - мелькнувшая в голове эгоистичная мысль подтолкнула взглянуть на клиентку. Та не демонстрировала никакой готовности выходить наружу в проливной дождь. Возможные судебные иски меня не пугали, но убеждения и воспитание не позволили выгнать девчонку на улицу в непогоду. В конце концов, даже самый сильный шторм когда-нибудь утихнет.
Шум капель дождя с грохотом разбивавшихся о мостовую усилился в ответ на ход моих мыслей. Казалось, погода вызывает меня на поединок в «Верю-не верю», но на самом деле со мной играла судьба, изощрено мухлюя картами. Иллюзия выбора присутствовала, но повлиять на исход вечера ни я, ни она уже не могли.
В контраст серому залитому дождевой водой городу, бар выглядел уютной крепостью. Тёплый свет ламп наполнял помещение, в воздухе перемешались запахи фисташек, пива и летнего дождя. Она вписывалась идеально: молодая, привлекательная и одинокая как последняя надежда, более чем достойная пары лишних часов ожидания. Её светлому противостояло моё мрачное: облупившиеся и местами потрескавшиеся кирпичные стены, тёмные и опустевшие как разбитое сердце углы. Мы определённо принадлежали разным мирам, волею случая соприкасавшихся по незримой линии, прочерченной посередь бара. Чужеродность — вот что делало её такой притягательной, и это едва уловимое очарование медленно одерживало надо мной верх.
Уже несколько минут к ряду я с усердием пытался оттереть пятнышко со дна стакана. Как оно там оказалось и почему никак не желало сдаваться под моим напором оставалось загадкой, но неудовлетворение росло с каждым разом, когда я направлял донышко на свет, тщетно надеясь увидеть чистое и прозрачное стекло. Мне был известен лишь один способ снять копившийся внутри стресс, но я старался не пить при посетителях, следуя внутреннему кодексу, написанному задолго до меня. Сегодня желание плюнуть на все правила и уставы было как никогда сильно. Безусловно, её присутствие в баре стало тому виной.
Я понимал, что совершаю ошибку, но в споре, когда голова говорит одно, а вся твоя жизнь совершенно противоположное, голова обычно проигрывает. Ведомый желанием выпить я дотянулся до верхней полки и схватил бутылку лучшего скотча, проделав этот трюк столь же естественно и непринуждённо, как и обезьяна с бананом на дереве.
- Заказывай на любой вкус, за счёт заведения. Считай, что в моём баре, наконец, наступили счастливые часы, - с едва уловимой ноткой иронии объявил я, становясь напротив со своей вечерней наградой, тогда ещё не зная, что ею была отнюдь не бутылка шотландского виски.
Положение девушки было незавидным: снаружи ливень, в баре докучливый владелец и больше никого. Виноват в таком раскладе был один лишь я, но в столь тоскливый вечер мне хотелось выпить, а от перспективы набираться втихую, стоя в стороне, меня чуть ли не выворачивало.
- Но если не хочешь пить со старым барменом, можно вызвать такси. Дождь, конечно, сильный, но добежать до машины не промокнув до нитки ты сможешь, - сами по себе слова сложились в некое подобие вызова. Я совсем не хотел брать её на слабо, короткой встречи со взглядом карих глаз оказалось достаточно, чтобы стало совершенно ясно: в этой игре мне её не одолеть.

Отредактировано Ben Winters (17.07.2017 20:58:54)

+3

3

Сегодня я внезапно задалась вопросом, почему я прихожу сюда рисовать. Этот бар не находился на каком-то особенном для меня месте, его внутренне убранство не вызывало у меня восторга, здесь не было каких-то скидочных акций по пятницам или выходным. Наверное, в последнее время это место стало для меня просто тёплым пристанищем, где никто не сует свой нос в твои дела, никто не интересуется тем, что у тебя за душой и никто не лезет к тебе с тупыми вопросами. После того, как брат просто взял и расковырял мою личную жизнь, превратив её в пульсирующий от боли кусок моего существования, я просто не могу находиться дома, а уйти мне, к сожалению, просто некуда. Каждый день задаюсь вопросом, неужели он правда думал, что после его вмешательства я просто скажу ему "Да, Шон, спасибо тебе большое!"? Конечно, я каждый день штудирую объявления об аренде жилья, но в основном все предложения мне не по карману. После мыслей о нехватке денег на жильё, стройным рядом выстраиваются мысли о том, что нужно найти постоянную работу, а чтобы найти постоянную работу нужно получить высшее образование. Занудство, бюррократия, грусть. Я снова сижу в этом теплом баре почти полдня, листая газету с объявлениями и изредка возвращаясь к выполнению очередного заказа. Я чувствовала себя маленьким ребёнком, который просто укрылся в своём домике на дереве от всех проблем и невзгод. Наверное, со стороны я выгляжу, как настоящий отшельник, который настолько скуден в своих занятиях и интересах, что весь день проводит в баре, где из знакомых лиц  у него только лицо бармена. Обычно я, кстати, люблю за ним подглядывать, а потом переносить его повадки и движения на бумагу, но сегодня я слишком увлеклась объявлениями и работой, куда его никак не втиснуть. Я сидела за барной стойкой, изредка оборачиваясь к окну в надежде увидеть только последствия дождя, а не его процесс. Весь день город находился во власти настоящего мрака, затянутое тучами небо, казалось, даже и не думало светлеть. Все вокруг только и делали, что сетовали на погоду и не спеша потягивали пиво, пытаясь хоть немного высушить свою одежду и прийти в себя. Я же как пришла сюда днём, так и не выходила до самого вечера. Пора что-то наконец сделать. Не скажу, что я чувствовала себя одиноко, но с уходом из моей жизни Нила стало как-то... пустовато. Чтоб я ещё раз к кому-то так быстро привязалась... Недовольно покачав головой, я достала из кармана телефон, на который только что пришла смс от брата. В очередно раз я оставила её без ответа.
Погрузившись с головой в рисунок, я совсем не заметила, как опустел бар. Я и герой многих моих комиксов остались вдвоём.
- Заказывай на любой вкус, за счёт заведения. Считай, что в моём баре, наконец, наступили счастливые часы, - все ещё склоняясь над рисунком, я не спеша подняла глаза. Я знала, что мой взгляд исподлобья никак нельзя назвать дружелюбным, но я слишком сильно была погружена в кучу своих мыслей. Молча  обернулась назад, оценив ситуацию на улице, пока бармен продолжил выдавать мне возможные варианты сегодняшнего вечера. Мне совершенно не нравилась перспектива ехать домой, как я уже говорила, в последнее время квартира Шона для меня исключительно место, где можно только поспать. А спать я не хотела. Да и просто уходить мне, если честно, не хотелось. Глубоко вдохнув запах пива и старого дерева, я, наконец, сделала выбор.
- Удиви меня, - ответный вызов. На самом деле я не поняла, то ли он попытался меня выставить за дверь, то ли искренне предложил выпить, так как ранее бармен не был замечен за разговорами с посетителями. Но раз мы перескочили стадию "на Вы" я смягчилась, поставив локти на барную стойку и подперев руками свой подбородок. Мне резко стало неловко от прямого взгляда ему в глаза, поэтому я перевела его на бутылки, что стояли у моего собеседника за спиной.
- Что-нибудь на твой вкус. Только несладкое. Ненавижу сладкий алкоголь. Вообще я всегда была за скотч, его я любила намного больше ирландского. Но сегодня захотелось какой-нибудь коктейль, а какой именно, как настоящая женщина, я ещё не поняла.
Я не стала закрывать свою тетрадь с работой. Пока бармен выполнял мой заказ, я даже внесла карандашом пару штрихов: узор его гавайской рубашки отлично вписывался в малюсенький фрагмент рисунка. Очередной раскат грома и барабанный звон капель дал понять, что скорее всего я здесь надолго.
- Керри, - дружески и даже по-свойски протягиваю руку через стойку.

+3

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Я погружался во мрак вместе с утопающим в дождевой воде Нью-Йорком, тщетно хватаясь за ускользающие сквозь пальцы пески времён, преданные убеждения и данные самому себе обещания, которые никогда не будут исполнены. По ту сторону, во тьме, не осталось места ни городу, ни его жителям. Только бар, ряды бутылок с алкоголем за спиной, сильное обезболивающее в кармане брюк и дерзкая клиентка — призрак прекрасного прошлого, появившийся напомнить мне о том, чем я всегда желал обладать, но не мог удержать.
Сомнения одолевали меня под взглядом её удивительных глаз, и я ненавидел себя за это. В моей истории было множество мерзких страниц, выученных наизусть, но та, которую мы писали с ней вместе в тот дождливый вечер, неприятно шокировала меня.
Девушка попросила удивить её. Простая с игривыми нотками просьба стала смертоносным выпадом: одной фразой она вырвала мой рассудок из настоящего и закинула в иное измерение без времени и пространства, будущего или прошлого, в нём не было моей бывшей жены и дочери, лишь расколотые отголоски разрушенной семьи, превратившиеся в крохотные едва различимые точки где-то на горизонте. В этом мире, созданном моим подсознанием, жила и царствовала она, внезапно ставшая притягательнее носимого в моем сердце утраченного счастья.
Впервые за три года мне удалось разглядеть в ком-то женщину, и отчего-то это не принесло радости.
Повернувшись к клиентке спиной, я окинул взглядом выставленный алкоголь, пользуясь парой мгновений без зрительного контакта с ней для передышки и приведения мыслей в порядок, но даже там, в отражении начищенной до зеркального блеска медной пластине, мои глаза обнаружили её пленительный силуэт.
Не будь мальчишкой Бен, соберись.
Сперва невыводимое пятно на дне стакана, теперь отвратительная клякса на моей душе, вечер становился нестерпимым, но интригующим. Овладевавшие мной желания казались омерзительными и неуместными, вера в собственные чувства оставила меня, и я преисполнился отвращением к собственной натуре, не имея сил противостоять ей.
Не в состоянии выдумывать что-то особенное, я принял решение разделить с ней бутылку своего лучшего скотча.
- Не в том месте ты ищешь ярких впечатлений, - в тот момент даже самому себе я показался занудой, но по крайней мере занудой честным с двумя низкими бокалами, которые мгновение спустя глухо стукнув о дубовую столешницу оказались на стойке аккурат посередине, в руках была бутылка знаменитой на весь мир шотландской выпивки.
- Никогда не смешивай скотч с чем-либо ещё, всё-равно что разбавлять пиво водой: только испортишь, - бормоча эту никому ненужную лекцию я наблюдал за тем, как янтарная жидкость переливаясь из увесистой бутылки в бокалы испускала характерный дымчатый аромат. - Но если у тебя проблемы с крепким алкоголем, можно добавить немного льда.
Всё это время девушка что-то выводила карандашом в своей тетради. По размашистым движениям её руки, я предположил, что она делала наброски для будущих картин или просто практиковалась в рисовании. Чудно. Кому в голову придёт заниматься подобным в баре?
Дела клиентов интересовали меня редко: благодаря стараниям Джима Бравуры «Playground Love» обрёл репутацию: люди помнили, что за заведением приглядывает полиция, по крайней мере так было когда-то, и вели себя соответственно, опасаясь гнева со стороны органов правопорядка. Это сильно упростило мою жизнь, позволяя разливать напитки, практически не приглядываясь к местной публике, но с единственной клиенткой в тот вечер всё обстояло иначе. Одно потерянное в прошлом чувство навестило меня благодаря её стараниям: любопытство заставляло наблюдать за чёткими движениями карандаша, оставляющим линии на бумаге.
Керри.
Я впервые слышу имя женщины, которая встряхнёт мой загнивающий мир, после мы касаемся друг друга: короткое рукопожатие оставляет след молодости на огрубевшей с годами ладони, освежая в памяти приятные воспоминания. Они впервые за долгое время приносят мне не только боль. Слишком давно мне не приходилось знакомиться с привлекательными женщинами.
- Бен, - коротко отвечаю я, сохраняя хмурую мину. Вскоре рука возвращается к прохладным граням бокала со скотчем, отчего нежность её ладони становится ещё очевиднее и желаннее. Изнывающее от противоречивых чувств тело требует обогрева, и я, запрокинув бокал, вливаю в себя шотландский виски. Расколотая душа сотрясается, покрываясь путиной трещин, пока внутри меня распространяется обжигающее тепло.
- В Шотландии живут люди, которые гордятся своим прошлым: скотч произведенный за пределами страны скотчем называться не может, это у них на законодательном уровне закреплено. - я говорю, глядя на опустевший бокал в руке. В то время как мысли, влекомые пустой болтовнёй, покидают бар и даже Нью-Йорк, отправляясь к северу Британии, где уже столетия делают шотландский виски, не меняя в процессе производства абсолютно ничего.
- Удивительно, насколько упрямыми могут быть люди. Наверное, всему виной страх: человек сильно боится перемен, ведь привнося в свою жизнь что-то новое, пусть и хорошее, мы неизбежно теряем связь со старым, - оторвав взгляд от стакана, я вновь обращаю внимание на собеседницу, в миг возвращаясь обратно с туманных берегов далекого Альбиона. - Скажи, Керри. Ты гордый человек?

+3

5

Его совет по поводу "смешивания скотча" вызвали слегка насмешливую улыбку на моих губах. Знай он, что я ирландка, он бы даже не стал раздавать советы по правильному употреблению виски. Как говорят, если русским скармливают водку с молоком матери, то у ирландцев виски пьётся почти как вода.
- Бен,, - температура его руки вполне соответствовала его внешнему виду: холодная и какая-то грубая. Моё тело даже отозвалось на рукопожатие дрожью, пуская мурашки по спине, и я не совсем поняла, почему. Последний мужчина, с которым я познакомилась был Нил, и эти две встречи были абсолютно противоположными. С Нилом была игра, если хотите, даже соревнование. Там мне все время приходилось выкручивать себе руки и мозги, чтобы сохранять постоянное напряжение и остроту: с самого первого взгляда на него и вплоть до звонкой пощечины. Каждый раз, когда я об этом думаю, меня одолевает настоящее чувство боли. Мне казалось, что те отношения были искренними, какими-то взаимными. Никто не говорит про громкое слово «любовь», нет, там до любви, как до луны пешком. Просто, когда в очередной раз тебя тыкают мордой в грязь, невольно задумываешься о том, что не «каждой твари – по паре». И не могу сказать, что я боюсь одиночества. Скорее, я боюсь окончательно разочароваться в людях. Фу, какие сопли.
Бен. Вот так вот просто, коротко и ясно. И всё это знакомство казалось таким простым, таким очевидным и незаурядным, что с одной стороны оно могло показаться даже скучным. С другой же стороны,  от Бена исходил такой странный дух загадочности. У меня совершенно не было ни сил, ни настроения разгадывать его, я отложила это дело на потом. Москва тоже, знаете ли, не сразу строилась. Но у меня сохранялось какое-то странное ощущение... присутствия. Нет, конечно, передо мной был Бен, абсолютно явный и не мистический. Но вокруг витала такая аура, будто кто-то или что-то довольно пристально за мной следит, буквально кончиками пальцев я чувствовала интерес. Ведь бывает, когда разговариваешь с человеком (при чем очень увлечённо) ты все равно чувствуешь его безучастие, его безразличие, ты понимаешь, что разговор - "для галочки", что ты сам - "для галочки". Мне же казалось, что, несмотря на всю его холодность, бармен был намного больше ко мне расположен, чем этот чертов рисунок. Я недовольно покачала головой и одним махом влила в себя дозу скотча, резким движением захлопнув тетрадь с работой. Не поморщилась.
- Удивительно, насколько упрямыми могут быть люди. Наверное, всему виной страх: человек сильно боится перемен, ведь привнося в свою жизнь что-то новое, пусть и хорошее, мы неизбежно теряем связь со старым, – какой интересный заход. Видимо, вечер обретал философскую нотку, и я не могу сказать, что мне это не нравилось. - Скажи, Керри. Ты гордый человек? Вопрос поставил меня в тупик и Бен, видимо, приметив моё замешательство, наполнил мой стакан. Я была не в силах поднять на него взгляд, мне казалось, что я застыну и так и не смогу найти ответ на и без того трудный вопрос.
- Если мы говорим о наличии самоуважения, - негромко начала я, заливая очередной стакан виски в себя, - Как показывает время – да, - чтобы не выложить все свои обиды на этот несправедливый мир и, собственно то, почему я могу считать себя гордой, я сделала вид, что отвлеклась на телефон, который в очередной раз прожужжал. Вообще, мне стоило перестать обижаться на Шона и нормально с ним поговорить. Ведь по сути именно из-за его идиотской идеи я и узнала, что есть волк в овечьей шкуре.
- А ты часто разочаровываешься в людях? – отложив телефон на стойку в сторону, я внезапно обрела смелость. Чувствую, как начали гореть мои щеки и уши. Виски удачно расплылся по всему телу, неожиданно мои плечи расслабились и наконец оторвались от шеи. Я приняла инициативу на себя, взяв бутылку виски и разлив по новой порции каждому в стакан.

+2

6

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Так же как некогда творцы воздвигая громадины небоскребов поместили на них своих вечных стражей — гаргулей, так и архитектор моей судьбы поставил меня за барную стойку  три года назад, превратив когда-то успешного мужчину в молчаливого наблюдателя. С каменным выражением лица я день за днём становился вынужденным свидетелем встреч и расставаний, странно откровенных и откровенно странных диалогов, но удивительнее прочих была магия сближения незнакомых друг с другом людей, которой время от времени давал рождение полумрак моего бара. Её наряжали разными именами: сакральный ритуал распития скотча, да хоть таинство собутыльников, если так будет угодно, но суть оставалась неизменной: два человека, бутылка виски и долгие разговоры ни о чём и обо всём одновременно. Сколько таких сцен видел свет? В них не было места писанным законам, но даже опрокинувший свою первую рюмку крепкого алкоголя желторотый юнец сразу понимал простые правила игры так же, как понимали этим вечером их и мы с Кэрри.
И всё-таки необычный вопрос о гордости застаёт собеседницу врасплох: мне хорошо видно её замешательство, ведь она даже не пытается скрыть его, вместо этого пряча от меня свои удивительные глаза, и я впервые за всё время нашего короткого разговора не имею возможности лицезреть их. Пока я наполняю опустевшие бокалы скотчем, мы оба неспешно размышляем над сказанным. Странный монолог о шотландском виски напомнил мне самого себя, неожиданным образом раскрывая себя перед Кэрри, я словно бы пытался предостеречь её от возможных необдуманных поступков. Но к чему тогда был задан этот вопрос?
Отправив в горло очередную порцию обжигающей выпивки и выслушав её обдуманный и, вне всякого сомнения, честный ответ, я нашёл простое объяснение: мне хотелось увидеть своё отражение в этой черноволосой молодой девчонке, проводившей тоскливый вечер не с проверенными временем друзьями, не в уютной теплоте дома, а здесь, в компании одинокого бармена. Что-то привело юную художницу в “Playground Love”, заставило заливать крепким алкоголем проблемы, которые несомненно в её жизни были — я отчётливо слышал их отголоски в немногословном ответе девушки, слегка приглушенном шумом дождя за стеной.
Полумрак снова наполняется тишиной: она разглядывает что-то на экране своего телефона, а я пытаюсь делать вид что мне нет совершенно никакого дела до подчёркнутого светом смартфона молодого личика: до её алеющих под действием спиртного щёк, до этих пленительных пышных губ. Каждый из нас ищет в возникшей паузе источник силы, мужества и самообладания, и, похоже, она добирается до него первой, ведь следующий необычный вопрос срывается уже с её уст.
Каменный наблюдатель в моём лице нередко слышал разговоры о верности, предательстве и доверии. В возникшем интересе Кэрри не было ничего нового или необычного, и вместе с появившимся ответом в моей голове продолжал развиваться и образ сидевшей передо мной девушки.
- Чаще чем хотелось бы, - говорю я, не имея никаких причин скрывать свой многолетний опыт общения с людьми, но к моему большому удивлению даже такой простой вопрос позволяет мне увидеть новые грани своего Я. Понимая, что старые обиды никуда не делись, напротив, пустили корни в самое сердце, которое отозвалось тупой болью в такт выдыхаемых мною слов, я поспешно осушаю очередной стакан отборной шотландской выпивки.
Бар начинает растворяться в тумане подступающей слабости, кирпичные стены разъезжаются, делая пространство заведения неправдоподобно огромным и невероятно пустым, чернота углов ещё ожесточеннее вгрызается в территорию мягкого света ламп, и на этом фоне наши с Кэрри индивидуальности выглядят ещё контрастнее: мы - ангел и демон, ведём странную дискуссию о несовершенстве наших судеб, но только без этой банальной привязки к добру и злу.
Под действием скотча моя гостья начинает проверять пределы возможного, самостоятельно разливая алкоголь по стаканам, и когда её рука опускает увесистую бутылку обратно на крепкую дубовую столешницу, моя ладонь находит теплую кисть незнакомки на стеклянном горлышке.
- Мой бар — мои правила, - по-отечески строго произношу я, стараясь сохранить верность собственным принципам, не превратившись при этом в упрямого барана. - Хочешь разливать алкоголь — становись за стойку. Обещаю, впредь внимательнее следить за твоей рюмкой.
Проделав над собой очередное усилие, я прекращаю физический контакт с ней, и желая заполнить возникшую из неоткуда пустоту, нащупываю пачку сигарет в кармане брюк. Никотин всегда действовал на меня успокаивающе, что сейчас было очень кстати: внутренняя ненависть к самому себе становилась причиной нарастающего напряжения, подогреваемого большеглазой красавицей напротив.
Зажав одну сигарету из пачки в губах, я посмотрел на девушку, позволяя самому себе придумать хоть одну причину: «Почему нет», - но таковых не нашлось.
- Куришь? - спрашиваю я уголком рта, стараясь не выронить сигарету. Пачка в вытянутой руке подкрепляет вопрос смыслом. Кажется, вместе со мной в её сторону устремляется и темная сторона бара, словно этим предложением я пытаюсь утянуть Кэрри в свой мир беспросветного мрака.

Отредактировано Ben Winters (03.09.2017 09:23:10)

+2

7

Я начала чувствовать, как всё отступает на второй план. Тягостные мысли отпустили мой разум, а сжатые от стресса мышцы наконец расслабились. Мне даже стало как-то слишком тепло, я быстрым движением скинула с себя куртку и оставила её на стуле рядом с собой. Дождь так и продолжал стучать по городу, но мне он уже не казался таким несправедливым и надоедливым, сейчас я даже была рада, что он запер меня в баре. По мере распространения алкоголя по моему организму я начала постепенно таять, обращая внимание на то, чего скорее всего нет: прикосновение Бена показалось каким-то слишком личным и теплым, не смотря на температуру его руки.
- Чаще, чем хотелось бы, - какой близкий мне ответ. Казалось, что у нас намного больше общего, чем я думала. Короткий взгляд на него и резко в горле встал ком, дико захотелось выкурить сигарету. Каждый раз опьянение в компании мужчин толкало меня на всякого рода ошибки (по мнению многих), хотя я никогда не считала случайный секс чем-то постыдным и аморальным: если желание обоюдное и оба находятся на той самой коварной волне, то почему бы и нет? Его рука, накрывшая мою, в очередной раз вызвала толпу мурашек, а мне стало вдруг стыдно за свои слишком красные щеки. Угол бокового зрения постепенно уменьшался и мой взгляд мог фокусироваться только на том, что впереди меня: такой высокий, темноволосый, привлекательный и холодный. В груди разливалось тепло, которое исходило уже не от алкоголя, точнее не только от него. Там начала теплиться надежда, а вот на что именно – я пока не поняла. Единственное, что я поняла – я начинаю плыть.
- Хочешь разливать алкоголь — становись за стойку. Обещаю, впредь внимательнее следить за твоей рюмкой, - не знаю, как прозвучало это на самом деле, но для меня это был почти вызов. Короткий глоток из стакана. На этот раз только один, иначе в противном случае я окажусь в забытье слишком быстро. Проигнорировав на время вопрос о курении и стараясь не обращать внимание на обжигающе холодный след на моей руке от его прикосновения, я встала со своего места и направилась в самый конец стойки. Бен производил впечатление собственника и я не думаю, что он был в восторге от того, что я собралась совершить покушение на его территорию. Ноги уже начали становиться ватными, но до пьяного покачивания было еще далеко. Я уверенно дошла до конца стойки и по-свойски зашла за неё. Чувствую на себе не то недовольный, не то удивленный взгляд Бена, пожимаю плечами. Уголки губ впервые за весь вечер поползли вверх.
- Курю, - поравнявшись с барменом, вытаскиваю сигарету из пачки и в тот момент, когда Бен прикуривает тянусь к огоньку. На момент атмосфера стала еще более заряженной, на секунду в баре воцарилась тишина. И только мы молча прикуривали свои сигареты от одной зажигалки, огонек которой живо плясал от слишком близкого дыхания двоих.
От такой близости сердце пропустило удар. Не уверена, что это то, чего он ждет. Я вообще не понимаю, чего он хочет. Мы просто беззаботно болтаем и пьем? Или он тоже чувствует это напряжение? Будучи не в силах терпеть такую атмосферу, делаю шаг назад и затягиваюсь, взгляд ровно в глаза бармену. Дым лезет в глаза, слегка прищуриваюсь, но взгляд не отвожу.
- Раз теперь я за стойкой, позволь я осмотрю своё новое место работы, - поднимаю взгляд на бутылки, попутно хватая свободной рукой еще наполненный свой стакан с виски. На самом верху замечаю довольно интересную бутылку, она очень похожа на старый виски, который пил еще мой отец. Делаю глоток из стакана, при мысли о покойном отце выпиваю все до дна. Всё, голова начинает становиться тяжелой.
- А призраки прошлого? Часто тебя посещают? , - вопрос, навеянный и мыслями об отце, и мыслями о Ниле. Почему мы все так держимся за прошлое? Внезапно захотелось тепла, человеческого понимания и ласки. Я делаю шаг назад к стойке, возвращая пустой стакан на свое место. Долго затягиваюсь и медленно выпускаю дым изо рта. Вот, женщины, достаточно выпить, полирнуть всё сигаретой и сентиментальное существо, требующее внимания – готово.

Отредактировано Carrie Killoran (13.09.2017 13:10:47)

+1

8

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Моя жизнь уже прошла. Карьера, любовь, семья — всё, чем я когда-то обладал, рухнуло в одночасье, обратившись голой выжженной пустыней. Со дня выстрела, оглушительным хлопком ознаменовавшим окончание моего осмысленного существования, я был пуст, по крайней мере мне хотелось в это верить. Всячески игнорируя семена надежды, раскиданные в пепле моей души, я три года пил и предавался нескончаемой жалости к себе, чтобы в конечном итоге пасть жертвой проклятого скотча, пышных губ и пары великолепных глаз.
Обладательница всех этих пьянящих меня достоинств, за исключением шотландского виски конечно, затеяла понятную только ей одной игру, цель которой оставалась далека от моего понимания. И всё же Кэрри получала определенное удовольствие от непринуждённой атмосферы, воцарившейся в баре после начала ливня, продолжая проверять границы дозволенного. А я, заинтригованный необычными поступками клиентки, был готов простить ей практически всё.
Не утруждая себя объяснениями, девушка решила пройтись вдоль барной стойки. Медленно вышагивая передо мной, она напоминала мне участницу парада, празднующую этим своеобразным женским маршем победу, которую вот-вот готовилась одержать. У меня не было ни сил, ни желания ей противостоять, а потому когда брюнетка, в конце концов, отказалась от роли клиентки и заняла место подле меня, я лишь одобрительно кивнул ей, не забыв отметить и улыбку на устах девушки, появившуюся впервые за весь вечер.
Дождь за окном рукоплескал ей за столь решительный шаг. Не знаю, была ли это храбрость или пьяное безрассудство, но она с лёгкостью поймала меня на слове, изящно обратив просьбу оставить работу бармена профессионалу в собственную выгоду. Честно говоря, мне тоже хотелось аплодировать ей, вероятно я так бы и поступил, будь во мне хоть капля смелости остановить то, что происходило дальше.
По улицам бежали водные массы, унося в подземные стоки разнообразную грязь, возникшую у них на пути, а вместе с ними уходил и мир за кирпичной стеной. Нью-Йорк растворялся в дождевой воде, утопал в шуме разбивавшихся о мостовую капель, грохочущем громе. Вместе с настоящим уходило и прошлое, но уже по вине черноволосой девчонки и обилия спирта в организме. Когда Кэрри согласилась взять предложенную мной сигарету, мы уже были слишком пьяны, чтобы иметь возможность противостоять собственной похоти. По крайней мере, так мне показалось.
Колесо зажигалки с характерным звуком крутанулось, высекая искру, и наши лица озарил тёплый дрожащий огонёк. В баре было полно ламп и прочих источников света, но крохотное пламя, колышущееся при нашем неровном дыхании, казалось таким одиноким и притягательным, что я никак не мог им налюбоваться. Брюнетка была совсем рядом, её присутствие ощущалось электрическим напряжением, заставившим меня застыть в оцепенении. Перед глазами, прямо у язычка пламени появилась вторая сигарета, нежно обласканная огнём.
Мы закурили.
Несмотря на весь холод, скрывавшийся внутри, мне уже было не под силу игнорировать подобную близость. Казалось, я мог прикоснуться к её нежной коже и выжить. Я оставался мужчиной. Мужчиной, рядом с которым оказалась привлекательная женщина, однозначно согласная на нечто большее нежели то, что могла подарить просто пьяная беседа. Но где-то внутри ещё оставались силы бороться, и я, крепко затянувшись, вдохом загнал дым в собственные лёгкие. Последствия отравления не заставили себя долго ждать: напряжение отступило. 
Будучи девушкой Кэрри так же была не лишена сомнений касательно финала сегодняшнего вечера, а потому я без удивления понял, что шагнув в сторону, она берёт небольшой перерыв, чтобы подумать и взвесить все за и против, даруя тем самым ту же самую возможность и мне. Но оказалось, что ей нужно ещё немного поговорить.
- Давно ищу человека, способного с этим справиться, - медленно, почти лениво отвечаю я на шутливую реплику новой знакомой между короткими затяжками. - В Нью-Йорке полно профессионалов, но слишком мало людей, которых я способен вытерпеть.
Отчего-то мне не приходит в голову быть до конца откровенным, ведь по правде говоря, таких в Большом Яблоке нет совсем. И привлекательная Кэрри, пробудившая во мне спящее годами желание, никак не может стать исключением. Таковы правила игры, начавшейся очень давно, чтобы их менять.
Мы осушаем ещё по бокалу скотча, раз и навсегда простившись с границами, удерживающими нас в уздах современной морали, собственных принципов и прочих внутренних институтов, ограничивающих наши желания. И если я питаю острую потребность оставить прошлое за твёрдой стеной нашего крохотного мирка, ограниченного залом бара, то девушка, напротив, решает заполнить им каждый уголок этого пространства, задав свой очередной вопрос.
В моей душе поднимается волна негодования, буря готовится разразиться уже не на улицах Нью-Йорка, а здесь, в “Playground Love”, и я должен стать её эпицентром. Всё то чёрное колдовство, творимое на протяжении последнего часа между нами, все те предательства, на которые я пошёл ради близости с красивой собеседницей, оказались растрачены понапрасну, ведь что-то на заставленной бутылками стене бара подтолкнуло Кэрри свернуть с намеченного пути.
- Достаточно разговоров о прошлом, - резко обрываю я едва начавшийся диалог, не желая более оставаться во власти непостоянности женских желаний и потребностей. Решительности мне не занимать, хотя скорее это алкоголь заставляет быть меня столь прямолинейным и грубым: один быстрый шаг и я встаю напротив брюнетки, зажав её между собой и барной стойкой, за которой она оказалась исключительно по собственной воле. Путь назад отрезан, а я сбрасываю серую, невзрачную маску, составленную из пространных фраз и пустых разговоров, чтобы говорить прямо и в лицо.
Запахи скотча и никотина смешиваются с её ароматом, образуя сводящую с ума смесь. Я слишком пьян и озабочен собственными целями и желаниями, чтобы давать оценку её реакции на происходящее. Мои губы приближаются к её лицу, и незадолго до первого за три года поцелуя, с них слетает фраза: «Помоги мне снова начать жить настоящим».

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » бросать камни с души ‡флеш