http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: сентябрь 2018 года.

Температура от +12°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Прочь из МОЕЙ головы, скотина. Пожалуйста. ‡эпизод


Прочь из МОЕЙ головы, скотина. Пожалуйста. ‡эпизод

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

[icon]https://68.media.tumblr.com/0e0cb9626548a4ae6e26a47ebe57fcf2/tumblr_ow9cn0JXaV1s6xly4o1_250.jpg[/icon][nick]Seth Chaise[/nick][sign]https://68.media.tumblr.com/75433800045bd1cd998dea19897c0592/tumblr_ow9cn0JXaV1s6xly4o2_400.gif[/sign][status]undercover[/status]

Он спрашивает его, не хочет ли Сет уйти сейчас. Глаза недоверчиво распахиваются, Сет смотрит на своего спутника как на умалишённого, как на кого-то, кого он видит в первый раз (во второй в своей жизни, если быть точным). Конечно, он не напрасно проделал весь этот путь от лофта в Бруклине до кроличьей норы подземки, по которой они проваливаются, падают, как два белых кролика, не зная ничего о времени и направлении, не желая знать, где очутятся в конце, и каким будет этот финал, когда он настанет.
Сет открывает рот, хмурится, тянет руку, чтобы коснуться щеки Мемо, слегка отливающей свинцом там, где сквозь оливковую кожу просвечивает едва заметная тёмная щетина, как чешуя какой-то глубоководной рыбы. Он хочет убаюкать щёку любовника в плоской чаше своей ладони, ощупать кончиками пальцев арочную высоту точёной скулы изысканной лепки, ощутить подвижную щекочущую шероховатость густых ресниц, уползающих из-под руки тёмным веером. Но он не успевает, так и остаётся стоять с поднятой вверх, беспомощно протянутой кистью, распущенной скелетообразной чашей цветка, недоумевающий.
Голова Мемо не там, где должна быть, взору Сета предстаёт запрокинутое беззащитное горло, нервно скачущий бугорок кадыка, плавающий под тонкой плёнкой такой же переливчатой-лиловой шершавой, с бледной подложкой кожи. Кто-то держит Мемо за густые пряди его цыганских волос, фиксируя жёстко и грубо, глаза Сета моментально сужаются до узких щелей башенных глазниц, инстинкты говорят ему: бей, бей немедленно, по счастью, он знает лучше, чем слушать свои гормоны. Сет медленно выдыхает, стараясь разогнать бордовый туман, плотными сгустками застилающий зрение, унять навязчивое тиканье крови в висках: если затеять драку, они неизбежно привлекут внимание, совсем не нужное сейчас, на них и без того уже косятся. По счастью, жители Нью-Йорка не слишком склонны замечать чужие свары, пока они не становятся чрезмерно агрессивными.
- Эй, приятель, спокойно.
В голосе шорохом сухой травы заметная хрипотца: беспокойство и угроза, и даже Сет, - цепной пёс, готовый впиться в глотку обидчика своего хозяина, - не знает, чего больше. Всё ещё висящая в пустоте рука приходит на выручку, успевая раньше его мыслей, дирижёрской палочкой взлетает по нотам-словам, акцентируя важное и отметая посредственное. Поверх запрокинутого к стальным небесам трясущегося вагона подбородка Мемо он заглядывает в светлые бульдожьи глаза, белки которых краснеют от лопнувших капилляров. Рыжеватые волосы сбились жёстким колтуном над широким упрямым лбом ирландца. Мужчине не больше пятидесяти и не меньше тридцати пяти - это всё, что знает Сет.
Это, и ещё то, что Мемо успел здорово разозлить здоровяка. Почему-то, удивления Сет не ощущает. Перед ним мальчишка, которого он застукал с рукой в чужом кармане на этой самой ветке. Перед ним - медбрат, получающий звонки от неизвестных личностей, а после удирающий от копов по крышам домов в компании незнакомого человека с татуировкой крысы на плече (он видел, о, теперь Сет в этом уверен), которому он отдался через пятнадцать минут после первой встречи, да и ждал так долго лишь потому, что им пришлось бежать до его квартиры. Если странность есть, она в том, что Мемо не хватают за шкуру на каждом углу.
Но Сет останется с ним - не потому, что дал слово, а потому, что поступить иначе, кажется, просто не может.
- Нам ведь не нужно, чтобы нас загребли на следующей же станции, правда? - он смеётся, но глаза остаются холодными и колючими, как осколки сломавшегося льда. - Тогда ты точно не увидишь никаких денег.
- А ты ещё что за хрен с горы? - рычит ирландский бульдог, однако Сет видит, как расслабляются красные опухшие костяшки его крупных пальцах, запутавшихся в тёмных кудрях, как он весь становится глаже, смирнее. - Скажи своему дружку, Гильермо, чтобы не совал свой нос туда, куда его не просили, а то я ему живо устрою бесплатную кастрацию без анестезии.
Сету хочется сказать, что это не имеет смысла, но в глазах верзилы всполохом искрится огонь сдерживаемого любопытство, и Мемо оказывается на свободе - Сет снова видит его лицо, его чёрные глаза, сверкающие как у пронырливой и смышлёной лабораторной мыши, проказливо и скользко. Мемо знает этого рыжего здоровяка, понимает Сет, но не испытывает ни злости, ни досады на своего любовника. Он берёт его руку в свою и внизу, между двух почти соприкасающихся в давке тел, сжимает ловкие ломкие пальцы до неслышного хруста облегчения.
- Я вместе с ним, - поясняет Сет, как будто это требует пояснений. - Если у Гильермо есть какие-то долги, я уверен, мы сможем это уладить.
Он смотрит в лицо рыжего, рот которого расплывается в улыбке как двери вагона напротив названия станции. Люди торопятся выскочить на платформу, старательно не оглядываясь на них, живот у Сета сводит от ожидания, выкручивает канатом, пока мужчина не топит уголки губ в старательно подстриженной медной бородке и не выдаёт сиплое, пиратское:
- Хо-хо, а ты деловой парень, - рука его тянется к Сету приветственным жестом, и ему приходится отпустить ладонь Мемо, просунуть свою под чужим рукавом, чтобы коротко сжать крепкую и жёсткую бульдожью кисть. - Джо Келли, - представляется он, и ту же, без перехода, деловито и решительно продолжает: - Сойдём на следующей, оттуда до моей берлоги на своих двоих путь короткий. Вы во что-то влипли, ребята?
Намётанным глазом Келли меряет виноватые лица двоих перед собой, понимающе усмехается.
- Ничего такого, что дядюшка Келли не мог бы решить.
И, может быть, это именно так, но Сет сомневается, что ему понравится цена.
Когда двери расходятся опять, он следует за квадратными плечами и рыжей макушкой, пылающей над толпой пассажиров как факел. Мысль о том, чтобы свинтить просто не приходит ему в голову. Он держит Мемо за руку (держится за него?) испытывая знакомый азарт, не предвещающий ничего хорошего в ближайшие несколько часов.

Отредактировано Angel Heart (06.07.2018 21:46:24)

+2

32

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Мемо журчит – по-другому этот звук никак не назвать – и извивается в чужой крепкой хватке, не отрывая взгляда от постепенно темнеющих глаз Сета. И он проклят, потому что думает не о том, что его кредитор держит за волосы, а о том, как было бы круто, если бы Сет ему отсосал. Боль немного отрезвляет его, но только немного. Он фыркает, стараясь высвободиться, но у Джо крепкие сильные пальцы, он прекрасно может ими задушить – или порвать. Смотря что и кому нравится. Мемо хочет свободы, он хочет Сета, потому что Сет - всё, что ему нужно.

Сет, Сет, Сет. Они не знают друг друга, но им это и не нужно. Потому что его великолепный любовник готов порвать за непутёвого Мемо, и это сводит с ума.

В метро пахнет – чьими-то сладкими духами, чьим-то неприятным потом, табачным дымом, мочой и немытым телом. Запахов так много, что от них начинает подташнивать. Мемо очень хочет домой, но ему некуда идти. Только к Сету, но тот на расстоянии нескольких шагов, а за ними – тот, кто может сделать очень больно.

Он ойкает, когда его волосы оказываются на свободе, и потирает затылок. Почему-то злости на Джо нет, хотя тот бывает несправедлив. Гильермо поводит плечами, весь перетекает ближе к Сету и негромко охает, когда любовник сжимает его пальцы с невероятной силой. Ему хочется сказать, чтобы Сет был осторожнее, эти пальцы могут пригодиться им обоим, позже. Почему-то Сет уверен, что у них будет это позже, хотя Джо может затолкать их в контейнеры и отправить в долгое морское плавание без обратного билета.

Ур-х-х-х. Ну что ты делаешь, сладость моя?

Мемо оборачивается, и грудь Джо оказывается на уровне его носа. Гильермо хихикает, он чувствует себя обдолбанным и сонным, хотя ещё недавно адреналин заставлял бежать прочь.

Ему хочется вжаться в Сета, ощутить его руки на талии, с вызовом посмотреть на кредитора, мол, что ты мне сделаешь, но тот неожиданно смотрит заинтересованно.

- Что, Джо? – сипло выдавливает он, но это не место для разговоров. Они поговорят позже, когда окажутся в относительной безопасности.

Мемо знает, куда ведёт их Келли – на один из складов в доках, где они проворачивают дела. Он не боится, потому что если бы Джо хотел убить его, то сделал бы это уже давно.

У Джо Келли есть черта, которая заводит его в самые разные дебри. Джо Келли чертовски любопытен, он вечно лезет туда, куда не нужно, и никогда не жалеет об этом.

Ведя за собой к машине этого цыганёнка и его знакомца – наверняка ёбарь, но это Джо Келли не волнует, -  он думает, что может с этой ситуации поиметь. Что?

- Садитесь.

У него не крутой джип и какая-нибудь мазда, а старый пикап без опознавательных знаков. У него штук пять этих машин – на все случаи жизни.

- Что ты хочешь с нами сделать, Джо? – заинтересованно спрашивает он, оказываясь в прокуренном салоне, крепко прижавшись бедром к бедру любовника. - Сет хороший,  не надо причинять ему вред.

Келли качает головой. Мальчишка снова обдолбан? Или просто по жизни идиот? Машина едет мягким ходом, не торопится никуда, и Мемо рад этому, потому что помнит всё ещё о погоне.

- Ты должен мне пятнадцать тысяч, Гильермо, – в голосе звучит лишь намёк на укор, он закуривает и перекидывает пачку Рамирезу, и тот решает не спорить. Закуривает. - Но в метро с ошалелым видом вы оказались явно не просто так. А ты знаешь, что мне интересны истории. Нам ехать ещё сорок-сорок пять минут, может, чуть больше. Расскажите мне вашу историю и почему я должен вам помочь.

Келли забавно подмигивает в зеркало заднего вида, и Мемо кладёт горячую ладонь на бедро Сета, затянутое в джинсу. Сжимает пальцы, впивается короткими ногтями.

- Для начала я хочу послушать вот его. Твои сказки, Рамирез, у меня уже вот здесь. Пусть он расскажет мне, во что вы вляпались. И сделает это так, что я заслушаюсь, – Келли выкидывает сигарету в окно.

Мемо кладёт голову на плечо Сета и смешливо улыбается Джо. Он не знает, что Сет может рассказать Джо, потому что не знает Сета. И если об этом сказать, в это никто не поверит. И как заинтересовать Келли? Они движутся прочь из центра, дальше, дальше, всё дальше. Ему просто хочется, чтобы этот побег закончился, потому что Гильермо не создан для таких игр.

+2

33

[icon]https://68.media.tumblr.com/0e0cb9626548a4ae6e26a47ebe57fcf2/tumblr_ow9cn0JXaV1s6xly4o1_250.jpg[/icon][nick]Seth Chaise[/nick][sign]https://68.media.tumblr.com/75433800045bd1cd998dea19897c0592/tumblr_ow9cn0JXaV1s6xly4o2_400.gif[/sign][status]undercover[/status]

Рождённый на острове (сжатый берегами наступающей суши Манхэттен - зреющее зерно в хлопковой коробочке, язычок погремушки - всё-таки остров, согласно чёткому географическому определению) Сет терпеть не может открытое море. Тёмная зыбкая глубина океана, его глянцевая, постоянно волнующаяся поверхность, его запах, холодное горчащее прикосновение его плотных, пахнущих мазутом гаваней и портов вод пугает его, как ощущение постороннего взгляда, настойчивого ока наблюдателя, следящего в едва приметную щель колышущихся портьер.
Они движутся в сторону доков, и внутри у Сета всё сжимается: он давно научился контролировать эти приступы паники, вызванной бессилием перед тем, что не возможно понять, упорядочить, подчинить себе. Он отлично плавает и хорошо умеет задерживать дыхание, но страх остаётся, въедливым остроносым кротом зарывающийся всё глубже, окопавшийся внутри него навеки, вызывая немоту конечностей, внезапную бледность губ, анемию. Так ты ведёшь себя на улице, - учишься защищаться, плавать как рыба в воде (ирония слишком нарочита, чтобы выглядеть забавной), и каждый день выходишь туда, надеясь на удачу, на бронежилет и дубинку, и на то, что тебе не придётся использовать своё снаряжение в деле. Не на этот раз.
Приток адреналина заставляет поры сжаться на всём теле, волосы поднимаются щетиной, как шерсть волка, унюхавшего след врага, но Сет - крыса, крыса и никогда не будет никем другим. Если ему очень повезёт, никто не услышит, как он пищит, и ему удастся проскочить мимо, протащить за собой Мемо, который буквально нарывается, и Сет с раздражением, с лёгким чувством паники, которое вполне может сойти за эйфорию (от него одинаково круто сворачивает в метры кишок в мёртвую петлю), думает: как же этот балбес протянул так долго без него?
Он тащит за собой труп, думает Сет. Они оба давно покойники, сошедшиеся в чистилище по грехам своим, это легко объяснит всю ту бессмыслицу, которая творится вокруг Сета с момента, как он впервые заметил чёрные кудри, бархатные глаза, ловкие пальцы, которые умеют... ооо, как много они умеют, он ещё только надеется испытать на практике.
- Разве ты не говорил, что мы дойдём до твоей хаты пешком?
Спрашивает Сет, но покорно залезает в кузов пикапа, предварительно подсадив туда Мемо (пальцы его утопают в упругой соблазнительной заднице, которая уже обходится ему слишком дорого). Запрыгнув в машину следом за любовником, хотя все его чувства вопят и бьют в набат о том, что он совершает самую большую и последнюю ошибку в своей жизни, Сет захлопывает за собой дверцу: звук выходит глухой и оглушительный, как будто сработала пружина мышеловки. Он старается прогнать эту мысль от себя, выглядывая из мутного окна на мутный, полоскающийся в сумерках город. Жадным требовательным пауком пятерня Мемо сжимается на его бедре, возмутительно близко к паху, но это не тревожит Сета, только раздражает - немного. Он не из тех, кто заводится от чувства опасности и близкой смерти, которой можно избегнуть просто включив голову. Он быстро взглядывает на своё черноглазое умопомрачение, накрывает его пальцы своими и медленно, настойчиво разжимает - Мемо безумен, и это нравится ему в нём, быть может, больше всего, но Сет - нет.
Сет рационален до мозга костей, Сет ведёт двойную, тройную, бесконечно запутанную игру, и если он на секунду отпустит поводья, то мир вокруг него коллапсирует до размеров горошины, прихватив с собой всё, что так ему дорого. Поэтому Сет не может полагаться на счастье помешанных, он должен держать под контролем то, что происходит с ним и с его чернооким проклятьем. Он должен отвечать за них, потому что удача безумцев - хладнокровие таких, как он.
- Ты что, грёбаный султан Шахрияр?
Он хрипло каркает, прочищая глотку, напряжённый как струна, пока глаза его осторожно сканирую меняющийся пейзаж за конами машины (от типичного городского квартала до отсыревших обшарпанных доковых трущоб), Сет думает, Сет смекает, Сет готовится стать кем угодно, ради себя и своего любовника: киллером, копом, сладкоголосой шлюхой. Он готов даже разрушить свою легенду, строившуюся годами, настолько он вовлечён, но он всё ещё надеется, что до этого не дойдёт. И наклоняется вперёд, растягивает губы, как будто оштукатуренные красной заборной краской, неоновую вывеску его истинного чувства:
- Я должен убалтывать тебя, пока ты не отрубишься, мужик? Иначе ты не сможешь отключиться? Я могу сочинить для тебя десяток-другой побасёнок, - он быстро и нервно облизывает губы, касается кончиками пальцев груди слева, игнорируя пульсирующую навязчивую горячую близость чужого бедра, и даже не спрашивая себя "какого чёрта"? он распинается тут, подставляя шею под удар как слепой цыплёнок. - Я так и не понял, тебе нужны бабки или сказки? На нас охотятся копы, это всё, что тебе нужно знать. Ты можешь нас заложить, - Сет знает, что этот человек не поступит так, уверен в своей убеждённости как если бы намерение было задекларированно крупными буквами на лбу Джо Келли, не добропорядочного гражданина штатов, но и этот исход не будет самым плохим - нежеланным, но не самым ужасным из возможных. - Ты можешь избавиться от нас, - наверняка это не будет проблемой, и сердце Сета отстукивает в напряжённом ритме телеграмму-подтверждение, но он не слушает, сминает в кулаке обшивку впереди стоящего пассажирского кресла. - Но, в таком случае, ты не получишь ни хера, ни увидишь ни цента из своих денежек, Джо, - теперь он усмехается, широко раззявливая рот, как беззубую пасть джанки, готовую всосать в себя всю пакость поблизости, Сет хватает настойчивые, льнущие, непоседливые пальцы Мемо и сжимает в своих. - Я сказал, что рассчитаюсь с тобой за этого парня, Джо, и я сделаю это, если ты перестанешь дурить. Пятнадцать штук не такие большие бабки, - не для него, но это пояснения Сет безнадёжно проглатывает, давится им, погребённый под тяжёлой театральной портьерой на сцене, куда его вытолкнули как бессловесную марионетку. - Дай нам отлежаться денёк-другой, и я верну тебе всё в полном объёме и даже с процентами.
Он не знает, как, но знает, что должен это сделать - как должен был выломить челюсть своему отцу, как должен был сказать "нет" Рону Брэдли в восьмом, классе, с единственным исключением - теперь он это сделает. Наверняка.

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Прочь из МОЕЙ головы, скотина. Пожалуйста. ‡эпизод