http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » саундчек #1 ‡эпизод


саундчек #1 ‡эпизод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время и дата: 2017, 20 августа
Место: студия, вечернее время
[шуметь можно и нужно]
Участники эпизода: Джастин & Эзра
Краткий сюжет: хорошее место долго вакантным не бывает; когда Брандон понимает, что, дескать, keep moving и делать это надо уже за пределами музыкальной группы, как вариант своей замены он рассматривает Эзру;
осталось самому парню понять, чего он стоит — нет лучше способа узнать это, чем навязаться на прослушивание к фронтмену группы — Джастину.

Отредактировано Ezra O'Neill (14.09.2017 09:29:17)

+3

2

Руки, выступающие на них вены, бесцветный лак на аккуратно подстриженных ногтях, тонкий браслет из белого золота, кожаный ремешок наручных часов. От неё часто пахнет спиртом. Белый, накрахмаленный халат, обилие тёмно-синего цвета в гардеробе, сплошные брючные костюмы и — редко — платья в пол, туфли на низком, удобном для быстрой ходьбы каблуке. Она часто бегает по лестницам, принципиально игнорируя медленные, ленивые лифты. Не любит тесные, слабо освещённые помещения, предпочитает проводить большую часть рабочего времени в кабинете, который делит с медсестрой.

Сегодня утром от его матери пахло чем-то другим. Эзра понятия не имел, что это за запах — слишком женственный, кокетливый, не привычный для её строгого, сосредоточенного образа. Вместо собранного, тугого узла — распущенные, кудрявые волосы. Лёгкий налёт макияжа. Юдифь было не узнать, и её сын даже растерялся, встретившись с матерью в кафетерии. Она взяла за привычку угощать его еженедельным завтраком и тем самым узнавать инсайдерскую информацию — какие успехи, какие новости, какие победы и поражения. Её интересовало абсолютно всё — Эзре порой приходилось высасывать из пальца бытовые и не интересные детали [затопили нерасторопные соседи сверху, в соседнюю квартиру заселилась миловидная девушка-дизайнер, закрылся круглосуточный магазин за углом, подорожал бензин, протекает кран на кухне], а она слушала. Молча улыбалась, держа левой рукой чашку с кофе, правую положив на колени.

Она считывала мгновенно. В белом шуме Юдифь выдирала крупицы действительно важной для себя информации — прослушивание, группа, интересно, перспектива, не хотелось бы пролететь. С лёгким прищуром смотрела на сына поверх сползших на кончик носа очков, не донимала, не перебивала, когда он дошёл до самого главного. Не пожелала удачи, не дала напутствий [что врач может знать о жизни музыканта, не важно, будь то местечковый гаражный вокалист или мировой известности гитарист?], не попросила написать или позвонить после прослушивания. Крепко обняла его перед выходом из кафе, потрепала по коротким волосам и обещала передать отцу привет.

Наверное, от неё пахло новым парфюмом. Патрик часто дарил своей жене духи, которые она с кроткой улыбкой убирала в прикроватную тумбу, в энный раз шутливо упрекая мужа в расточительности. Только, когда навигатор в телефоне оповестил Эзру о приближении к конечной точке маршрута, высокому зданию, которое после третьей пинты пива во всей красе описал Брандон, молодой человек вспомнил — это он подарил матери этот парфюм. Три года назад, на её сорок пятый день рождения. Она настолько редко им пользовалась, что Эзра пребывал в полной уверенности — не понравился, не угадал с ароматом. Странно.

§

Прикусив зубочистку, брюнет побарабанил пальцами по деревянному корпусу гитары, исподлобья посмотрев на вокалиста. В своих трезвых и полупьяных речах Брандон часто говорил об этом парне, и Эзра пришёл на прослушивание со сложившимся в голове образом фронтмена группы. Низкий голос не мэтчился с внешними данными, а выражение лица Джастина не сулило ничего хорошего. По крайней мере, так О'Ниллу казалось на протяжении всей встречи, которая только успела начаться.
Пустая дыра в районе живота всасывала в себя любое подобие эмоций — Эзра стоял с каменным выражением лица, сутулясь и жуя кончик зубочистки. Ему надо было что-то сказать, но он не чувствовал в этом однозначной необходимости.
Только один, чёткий звук — метроном.
Что исполняем?
Он нервничал. Старался не показывать этого, не выглядеть неопытным юнцом, каким он и был по сравнению с тем же Брандоном, стоящим в паре метров от Эзры. На какой-то момент ему показалось, что всё хуёво. Настолько, что даже смешно.

Улыбнувшись своим мыслям, брюнет покачал головой.
Какого чёрта.

Отредактировано Ezra O'Neill (11.08.2017 11:34:07)

+3

3

Он с самого утра не в духе, из рук все валится, ломается и крошится в пыль. Да, он по жизни очень тяжело воспринимает перемены, нет,  у него даже и близко не наблюдается ОКР, просто быстро привыкаешь к чему-то хорошему, не так ли? Брандон был одним из того самого "хорошего". Он являлся по сей день одним из самых стабильных членов группы, который оком Саурона не был замечен в каких-то невероятных чудесах и странностях. Он не буянил, не пил, не ходил по постелям и не попадался на глаза журналистам, в отличие от буйного фронтмена. Золото, а не человек. И какого хрена так случилось? Он сказал "семейные проблемы", Джастин на такую причину, считавшуюся негласно в группе сильно объективной в последнее время, не возникал и не лез с дальнейшими расспросами. Но к черту лирику, вернемся в отстой этого дня.
- Джес, ты слишком много куришь.
- Пофол нахой. - бубнит он, закусывая полынную горечь шестой сигареты, оседающую на губах и языке, невесть откуда взявшейся булочкой и заливая все это безобразие очень крепким кофе без сахара. После такой фразы от него быстро отваливали со всеми рекомендациями, все равно от твердолобого барана понимания не дождешься в принципе. После натужного глотка, протолкнувшего булочково-кофейный комок дальше по горлу, он спрашивает у Брана в очередной раз, уверен ли он в своем решении, может быть, есть возможность продолжать совместную работу и дальше. А что же Бран? Он жмет плечами, виновато и чуть иронично улыбается, сверкая серыми глазами из-под внушительных бровей, разводит руками... И не соглашается. Точно нож по сердцу этот его невинный отказ. Раз за разом. Джастин скалит недобро зубы, подтягивает худые коленки к груди, обнимая их и смыкая холодные паучьи свои пальцы чуть выше локтя. Злится, хотя и не должен. Да, его огорчение это причина всех сегодняшних катастроф: разбитой чашки, разлитого кофе, заглючившей посудомойки, стервеца-кота, обглодавшего снова левую лодыжку. И так далее. А еще текст новый никак не ложится на музыку без видимых на то причин. Тихо, секунда за секундой, тикающими где-то в висках, приходит понимание, что это все страхи. Страхи, что новый ритм-гитарист будет не настолько жив, гениален и виртуозен, что не сможет ладить со всеми случайными сессионными драммерами, попадающимися на увлекательной дорожке из желтого кирпича, что не сможет улавливать настроения самого Джастина, у которого в башке в последнее время творится просто Ад со всеми этими звучаниями и эмоциями.
Черт возьми.
Партитура для виолончели, лежащая рядом, летит в стенку, пугая кота до чертиков. Все равно не срастается. Джастина не беспокоит, как он выглядит в глазах собственной группы с такими вот выходками, они не такое видели не такого лиха хлебали. Подумаешь, нервишки шалят.
- Джастин... - робко, неожиданно робко, говорит Уилл. - Нам пора, кандидатов Нил согнал на звукозаписывающей. Идем.
- Ладно. - он соскребается с дивана, распутывает руки-ноги и, шатаясь немного зомбеобразно, с черным от дурного настроения лицом тащится на выход. - Я не уверен, что это хорошая затея. Ну хоть Бран поприсутствует и как-то прокомментирует свое мнение. Блин. У нас точно шоу "American Idol", только для гитаристов. Ненавижу шоу, я говорил?
- Булочку доедай, кэп.
Дорога окажется какой-то мучительно долгой, почти такой же, как в гребаном марте, когда Джес задумал вернуться в Соединенные Штаты. Лента асфальта под колесами, душный запах стекла и бензина в двигателе внутреннего сгорания, заставляющий вертеться на сидении ужом, нервно царапать сидение и желать вырваться на волю. Джастин ведет себя стойко, как может, ограничиваясь лишь ритмичным звуком ногтей по обивке. Противным, протяжным. Скрииии... Он смотрит в окно, наблюдает, как смазываются в кашу лица и объекты, сухо кусает губы, выдумывая для себя затейливые партии, которые хочет сегодня услышать. Да, он им всем задаст в этот день, чтоб было ясно, что жизнь, мать ее, не малина. Особенно в его группе. Особенно с ним. Джес никогда не стремился отрицать, что он немножечко на голову двинутый. Так почему бы не воспользоваться этим? Чуть позже, когда объекты снова разделятся из этой цвето-атомной массы, летящей за тонким стеклом окна машины, на отдельные составляющие. Надо подыскать студию поближе к дому, что ли. А то постоянно тащиться к черту на рога.
А пока суть, да дело, фронтмена "Crossfate" не блиставшего сегодня радужными настроениями доставили на студию. Желтые глаза тяжелым взглядом оценивающе скользят три раза слева направо по выстроившейся шеренге первых кандидатов. Кто как стоит, кто как реагирует. Худой палец моментально выбирает самых нервных, сухое "ты и ты, сразу на выход", остальных приглашают проходить второе испытание. Точно в квесте с башнями, где на каждом этаже по боссу.
Помните, что где-то там упоминался в голове Джастина Ад? Вот теперь он был натуральным. Из всех прослушивающихся человек он едва ли пятерых толковых смог вычленить. Неужели все так плохо с талантами в Америке? Холодные пальцы уже минуту массируют переносицу, чтоб хоть как-то унять блядскую головную боль, долбившую прямой наводкой точно по лбу и мешавшую нормально воспринимать эту реальность. О Боги, о муки, как можно так гитару свою насиловать? Мучение и безобразие очередного зеленоперого юнца , наконец, кончаются, Джастин провожает его кривоватой улыбкой... И едва не вцепляется когтищами в Нила, в котором он моментально находит виноватого, мол, кого ты согнал на прослушку, гребаный продюсер канала "Дискавери". Ситуацию разрядил Брандон, тронувший уже сверкавшего во всю зубами Джастина за плечо.
- Послушай одного, кэп. Можешь считать, что он мой протеже.
- Серьезно? Ты в нем так уверен? Ладно. Зови. Я сделаю себе кофе, а то ебнусь в обморок от этих музыкальных насильников.
Он возвращается тогда, когда "блатной" от Брандона уже был за стеклом студии. Джастин ставит стаканчик на приборную панель звукозаписи, не заботясь о том, что оттуда запросто эта хрупкая конструкция сверзится и оперся костяшками пальцев на стол, одаривая двадцатого за день кандидата очень уж тяжелым взглядом. Почти злым. Итак. Татуировок больше, чем надо, уже неплохо. Хоть эстет в черепе отдохнет в случае чего. Нервный. Стучит пальцами по гитаре. Это минус, заставивший желтые глаза сощуриться посильнее. Сутулится. Грызет зубочистку. Нет, серьезно, он блюз дьяволу на перекрестке сыграть собрался? Так, стоп, остановись, мгновение, это всего лишь музыкант. Соберись и послушай, раз сам Бран рекомендует.
- Кто он?
- Он выпускник Джульярдской академии. Милый парень, щедр в алкоголе.
- Ааааа... Умаслить третьим пунктом меня хочешь?
- Ну типа того.
- Ладно. Идем.
Джастин схватил стаканчик и отчалил с Брандоном под свой "купол грома", чтоб послушать без трансляции музыку исполнителя. А Брандон зачем? Так, чтоб мальчик не нервничал. Опять этот "мальчик", надо базар фильтровать даже в голове. Джастин морщится, опуская тощую задницу на стул под тиканье метронома.
- "В траве сидел кузнечик". - без тени улыбки заявляет Джастин, снова оглядывая гитариста. Его кажется... Эзрой звали, что ли? Он забыл благополучно.  - Я шучу. Ты наверное знаком с творчеством группы? Не без участия нашего общего друга-дезертира, я думаю? - пальцы останавливают метроном, начавший как-то сильно раздражать, не школьных уроков хотел сейчас Грэндалл. - Так ты выпускник Джульярдской академии, верно? Давай отбросим эти западные сюсю-мусю. Бери ритм-гитару, я включу тебе аранжировку без нее, где из ритм-секции записаны только барабаны без поддержки баса. Попробуй угадай, что я имел в виду. Ну или попробуй поимпровизировать. Я карму не порчу за идеи лучше, чем мои.
Он отдает Уиллу сигнал включить "Hate the day", по комнате глухо потек звук клавиш, заставляющий Джеса нервно подернуть плечами, чтоб не запеть случайно, а то он может, поскольку трепетно любит эту композицию.
- О. Да. И зубочистку выплюнь. Ты же не с дерева слез.
Звук в студии проходит сквозь тело, заставляя то сжимать, то расправлять пальцы от некоего напряжения. А может... Это не оно вовсе. А банальное ожидание каких-то невероятных чудес? Первый блок аккордов прошел. Второй... Третий... Подключились барабаны.
Ну что же, Эзра, жги. Я хочу увидеть твою любовь к музыке, а не очередной писк дилетанта или любителя, не игравшего на инструменте добрые несколько лет.

+3


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » саундчек #1 ‡эпизод