http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/37255.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: декабрь 2017 года.

Температура от -7°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » hold on to you ‡флеш


hold on to you ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sg.uploads.ru/hIKwf.png

[audio]http://pleer.com/tracks/1843386QUyx[/audio]
май 2017 года
немного о том, что мы умеем и в драму

+1

2

Что ж, в любой уважающей себя семье расстояние – ссоре не помеха. Зачем считаться с мнением двоих детей, если можно довольствоваться мнением одного третьего, а оставшимся просто пригрозить излюбленным «вычеркну из завещания» и дело в шляпе? Этот третий ведь поддерживает, он ведь золото, не то что эти коршуны, падкие на содержимое форта Нокс семейства Прайс.
Поэтому, дружно поругавшись с папой, Тристан и Моргана решили, что негоже запалу пропадать так скоро, - и следом успешно переругались между собой. Поэтому в машину они грузились , соблюдая типично-Прайсовское горделивое молчание, изредка прерываемое типично-Прайсовскими язвительными комментариями. И это брат еще не знал, что утром у него стало одной кредиткой меньше.
Сенатору пришла в голову замечательная мысль отдохнуть всей многочисленной семьей в Пенсильвании, там же есть озеро Хидден-Лейк, красотища, палатки, рыбалка.
- Да ты удочку за всю жизнь в руках не держал, - возмутилась утром Мо.
Молчать, женщина, папа сенатор, он знает, как заговаривать толпу, что ему справиться с одной пигалицей? А потом пошло-поехало про завещание, папа всё еще сенатор, он о шантажах со всех углов наслушался, со всех ракурсов повидал.
А ведь Мо пообещала жене Нейта, что при следующей их встрече она вырвет у этой шлюшки все волосы, вот на голове – точно, а за остальные – пусть пеняет на себя, в общем. По какой-то необъяснимой причине – необъяснимая причина как раз ходила в детсад – жену Нейта в этой семье любили, пожалуй, не меньше, чем белокурое солнце с замашками среднестатистического божества. 
-  Ничего ты вырывать не будешь, - заявил папа, - и вообще она мать моей внучки. А ты чем можешь похвастать?
- А я не трахалась с одним твоим сыном, будучи замужем за другим, - про себя сказала Мо, а вслух всё равно заговорила об открытке двадцатилетней давности, на которой потрясающе ассиметричными разноцветными буквами выложено заверение, что папа Прайс – лучший в мире отец, и вообще он круче Санты.
Это верное средство. Отец эту открытку и по сей день орошает легким потоком ностальгических слез.
Итак, Пенсильвания.
Итак, автомобиль, за рулем которого сидит Тристан с этим его пресловутым выражением лица «я вас всех подозреваю во всякой херне», а рядом сидит Мо, и не столько сидит, сколько полулежит, в окно ладошку высовывает, швыряет окурки на трассу и гадает, а влетит ли кому гостинец в такое же открытое окно? А сможет ли Тристан навалять, если гостинец влетит двухметровому арабу? А если не сможет, то за сколько верблюдов Тристанова совесть решится продать любимую сестру, лишь бы разойтись с миром и без инвалидности?
Путешествие самолетом они отбрасывают сразу: слишком быстро оказаться в кругу любимой семьи – пытке подобно. А еще банда из Вашингтона тоже едет на машине, ибо внучке хочется попасть по дороге в какой-то Барби-ленд, где всё напичкано этими стремными куклами с каплевидными сиськами. А нью-йоркские Прайсы в свою очередь собираются заехать в какую-то контору, чтобы купить какую-то неведомую хрень, ибо Тристан обещал Грэму, а Грэм им как брат родной, которого славагосподунебыло, и прочая, блять, Санта-Барбара.
Брат и сестра настолько не торопятся на встречу, что Тристан с завидной дотошностью соблюдает все правила дорожного движения, не превышая скорость ни на милю. Настолько, что все заправки и придорожные забегаловки, возникающие на горизонте, они встречают бурным ликованием, а остановившись там – со всей страстностью изучают содержимое, тщательно пережевывают еду прежде, чем проглотить, а в сортирах думают о вечном не менее двадцати упоительных минут.
Утренняя ссора давно забыта, а вот длительное сосуществование в ограниченном пространстве, сопровождающееся до плавно подбирающихся сумерек, томит и клонит в сон. Поэтому из последней забегаловки Моргана выходит с двумя поистине громадными пластиковыми стаканами, в которых кофе – крепче объятий истосковавшейся по любви сумоистки.
Тристан хандрит, тоскует по Будде и радуется, что Тайлер согласился приглядеть за любимицей, несмотря ни на что. И с какой-то неуместной гордостью сообщает, что, мол, может, Тайлер и не один будет приглядывать.
- Да кто даст этому задроту, - хмыкает Моргана, а сама и думает: как бы дать?
- Кто-то по имени Гвен, - уверенно отвечает Прайс, а потом вопит – не то от боли, не то от страха, не то от гребаной неожиданности. А че б ему не вопить, если Моргана поперхнулась и выронила из рук стакан, а стакан не простой, а по Тристану воздыхающий – сразу к штанам, и на штаны, а там и до драгоценного недалеко? Тут не грех и разреветься вообще-то.
С управлением становится совсем плохо. Это Моргана понимает, когда машину уносит в сторону, всё в салоне чертыхается и дергается, Прайсов подкидывает как на американских горках, а потом они приходят в себя где-то посреди обочины, облитые кофе и, мягко сказать, обалдевшие.
- Ты цел? – бормочет Моргана.

+1

3

- Какая факина Пенсильвания? - про себя орет Тристан, а вслух говорит, - да, да, конечно, мама, мы приедем, потому что я тоже соскучился, - и весь его тон говорит: нет, но миссис Прайс не для того дитятко растила, чтобы замечать подобные очевидности. Она в курсе лишь удобных решений и выводов, не разрушающих ее мира, состоящего из удобрений для глициний, палитры классических костюмов и длины жемчужных нитей - три кита, замешенных на чае с капелькой (большой такой, как агрегат, положенный Тристаном на ее желания) бренди, на которых зиждется образ миссис Прайс. На этих китах царит черепаха - пожелания мистера Прайса, все остальное мать троих давно уже детей не тревожит. Сегодня муж пожаловал сожрать, простите, лицезреть всю троицу подле своей фигуры, а значит, в ход идут все уловки.
Мать оказывается одновременно смертельно больной, полной энтузиазма провести выходные на озере и поговорить с Тристаном и Морганой за жизнь. Последнего бы хватило, чтобы сбежать в Мексику, а первого - понять, что выбора у двоих младших Прайсов никакого. Нэйт-то давно дал свое согласие на присутствие, ему - блаженному достаточно второго пункта, чтобы бросить все свои дела и вощить удочки жиром из попки макаки или что там нужно делать, чтобы отправиться на рыбалку. Тристан не догадывается, но и гуглить не спешит, потому как на предыдущие запросы "как не убить сестру в ближайшие три дня лайфхаки, ну пожалуйста" и "неоспоримые признаки того, что брата вам подкинули" нормальных ответов не выдали. С удочками Тристан как-нибудь разберется, а со всем остальным - не очень.
Окей, гугл, что делать, если жена брата - тварь, которую на дух не переносишь, а в ближайшее время придется с ней находиться на ограниченной территории, киллера не предлагать, потому как она, увы, хорошая мать и мелкая ее любит, что значит, попробуйте сократить запросы? Ни хрена. Тристан только разошелся.
Впереди были веселые выходные, учитывая и высокую степень желания Мо провести их в лоне семьи. Этот факт должен был сблизить их с сестрой, но, как и все законы с пометкой "подлые", как их папа сенатор, лишь разобщал. Перед выездом они чуть не  вцепились друг в друга, но Моргана пожалела маникюр, а Тристан запал, потому как только ненависть способна питать его на пути к дому, снятому для всеобщей любви.
И если родню Тристан был готов терпеть - их, как известно, не выбирают, то невестку нет, от того немую просьбу Грэма купить ему цветочек аленький воспринял, как руководство к действию. Необходимый для этого крюк в двести миль глухомани, как манну небесную, всегда был шанс сдохнуть в овраге на пути к антикварной лавочке, где продавались какие-то книженции, кои пьяный Грэм разве что не лобызал, заприметив в инстаграме, куда они накануне с Тристаном заглянули, чтобы посмотреть на жопы и по какой-то изворотливой, доступной влюбленному в свою Лиз Ренделлу, логике переместились в хэштеги #жопамира (пункт назначения) и #очевидноеневероятное (братско-сестринская любовь на пятом часу поездки).
Что твое - обязательно вернется. Вернулась и Мо с двумя стаканами кофе. Смеркалось. Легкий ветерок гонял листья и плохо прикрепленную арматуру, навевая мысли о прикрученных к этому месту привидениях. Тристан сделал первый глоток, прикрыв глаза, и впал в детские воспоминания, когда он вот так, спрятавшись за диваном ночью ждал, верил, надеялся..
За приятными измышлениями на автомате он запихнул свои одеревеневшие части тела в машину, дождался пока рядом пристроится Мо, и что-то его дернуло начать давно откладываемый разговор на прямо сейчас. И пусть Тристан не отличался чувством такта в делах сердечных, но интуицией соображал, что в лоб не стоит. Особенно с Морганой. Особенно ему.

Как самому Прайсу кажется, закидывает небрежно и изящно удочку (рыбак он огого), Мо не сразу заглатывает наживку (та еще стерлядь), но он дерзает дальше, добавляя своей истории детали - на них всегда клюют охотнее.
Бинго! - мать его, Тристан подскакивает на сидении, от неожиданности выкручивая руль и направляя внедорожник в кювет. Тот любезно предоставляет посетителям аттракциона бугры и ухабы, чтобы те ощутили все преимущества подвески габаритной машины, а после они сидят немного пришибленные всем этим и переводят дух в нескольких сантиметрах от раскидистого дуба, желающего с ними ознакомиться поближе.
- Ты цел? – бормочет тихо Мо и от громогласного ебтвоюмать! ее спасает лишь то, что она залита кофе не меньше бежевой обшивки сидений. О себе Тристан не думает. Только о химчистке салона и глуши, где не достать сей услуги.
- Ну еб твою мать! - с чувством, не выдержав более, произносит Прайс, глядя прямо перед собой, что сходит за проявление адреналина.
- Я-то цел, но.. - обращаясь к сестре уже спокойнее добавляет он, украдкой рассматривая ее на предмет повреждений, не найдя ничего существенного, так и не договорив, снова вперивает взгляд влево, там действительно качается на ветру вывеска и ее очертания.. Прайс заводит мотор, оставаясь загадочным, как баба в первый день пмс, и выруливает через пролесок на усыпанную гравием дорожку.
- Точно, это он, отвечаю, - в голосе Тристана священный восторг, он останавливает автомобиль у въезда в мотель и замирает, чтобы Моргана могла тоже прочувствовать момент:
- Здесь пару месяцев назад зарезали семью из шести человек. Вот так же куда-то ехали на машине, остановились переночевать, а утром портье обнаружил всех дружно в койках, но с перерезанными глотками, убийц так и не нашли. Помнишь?! Во всех новостях трубили!
Не дожидаясь ответа, Тристан открывает дверь и спрыгивает на посыпанную песком аллею, идет к багажнику, собираясь доставать оттуда их пожитки, - вот это удача, - громогласно заявляет в недра внедорожника, чувствуя, как ветер будоражит облитую кофе душу, - чую тут точно разыщется свободный номер. Приведем себя в порядок и отдохнем, на рассвете двинем дальше, мы же никуда не спешим? - в его тоне гнусная и разнузданная радость, он погружен в себя настолько, что не обращает никакого внимания на сестру, пока, перекинув дорожные сумки через плечо, достает из тайника под сидением армейский нож, проверяя его пружину на способность моментального реагирования.
- Не ну надо же, как подфартило! - Тристана раздирает восторг, как шлюху, которую зазвали на субботник, а оказалось, что все присутствующие импотенты "на посмотреть", - кетчуп, догоняй! - не оборачиваясь бодро трусит к мотелю он, понимая, что трип в Пенсильванию оказался вовсе не бэд.

+2

4

За ругань Тристану прилетает ментальный подзатыльник – никто в семье Прайсов не может использовать фразу «еб твою мать» кроме папы Прайса. Потому что слова Прайсов не должны расходиться  с их делами. Это правило, кстати, позже стало расширенной версией отцовской сенаторской речи.
Но вслух Моргана не говорит ничего потому, что обшивка сидений и впрямь щедро украшена темными разводами, а Тристан любит автомобили больше, чем сестру, и если уж кому сейчас Прайс захочет вмазать…да ладно, тут вариантов-то негусто.
Обошлось.
Брат и сестра делают вид, что всё произошедшее им если не приснилось, то привиделось, да и вообще эта история не такая смешная, чтобы её вспоминать каждый год под Рождество – не что тот случай в Акапулько – так что они притворяются, что на вот этой вот карте специально проложен такой маршрут: вырулить на обочину, а затем куда-то в ебеня, и аккурат по гравию ко входу.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? – вопрошает Мо, пока они созерцают сомнительного вида мотель, куда и шлюху-то порядочную не приведешь, - если убийца всё еще там – взять его с собой в Пенсильванию и пусть он всех их там приреж…
Дверь распахивается.
Оттуда вываливается личность, одетая в мужские рубашку и штаны, возрастом не старше самого Тристана. Личность даже можно обозначить словом «симпатичная», но эта аура алкоголя, обволакивающая незнакомца, швыряет Моргане в лицо перегар и мысленный толковый словарь с предложением отыскать обозначение получше.
- И знаешь что? – говорит личность, похлопав Мо по плечу, - браки – говно.
И падает.
- Как скажешь, - закатывает глаза Мо и затем проходит внутрь.
Тристан, конечно, мотели знает как дом родной, но если вот это всё – повод для восторга, то сейчас одной состоятельной женщине его ну прямо очень жаль. Хотя бы потому, что несущаяся навстречу им растрепанная женщина, чья униформа подразумевает желание получить хорошие чаевые, совершенно не интересуется новыми посетителями. Она лишь выбегает за дверь и уже потом и оттуда кричит:
- Ох, день добрый, гости дорогие, а будьте любезны, а у нас тут повар лежит, - Моргана готова клясться Тристановыми усами, что та хотела сказать: пытался сбежать. – Помогите занести, а?
- Ты у нас любезен, иди, - милостиво разрешает Моргана, - а я забронирую нам комнаты в, - боль в голосе слышна всё четче, - в мотеле.
Дело оказывается не из легких. Во-первых: администратору девяносто четыре года. Это Моргана узнает потому, что вопрос «есть у вас комнаты?» очень схож с «расскажите о последних семидесяти годах вашей жизни, и не забудьте о деталях». И попытки Мо говорить громче, кажется, лишь подзадоривают старика раскрывать завесу тайны над всем. Завесу длиной с реку Нил, мать вашу.
Комната всего одна, но не оттого, что всем в этом штате хочется побывать в доме, где прирезали шестерых за ночь, а просто ремонты тут. Поэтому хорошо, что на улице май и можно не мерзнуть под пустым окном, да, душенька?
Очень смешно, идиот старый.
Четыре из целых пяти подходящих для ночевки комнат уже заняты, так что выбор у Прайсов невелик: либо это, либо ночевать во внедорожнике. Моргана оглядывает эту обвешанную паутиной комнату, большую скрипучую кровать с одеялом – серым в коричневый горошек (пожалуйста, пусть это будет расцветка такая…), коротко и почти радостно смеется.
- Ну, прощай.
Резко разворачивается и намеревается дать деру, и скрыться как можно дальше – в конце концов, салон так огромен, что почти от дома и не отъезжали-то; Тристан тоже смеется, но зловеще и мстительно. Кара для сестры должна быть восхитительной и изящной, и, кажется, Прайс её только что придумал. Вот когда запихнул сестру обратно в комнату и дверь закрыл.
- Знаешь что? – истерит чувствительная к убожеству Мо, - я думаю, они попросили убийцу избавить их от страданий, пережитых в первый же час ночевки в этом месте.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » hold on to you ‡флеш