http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: май 2019 года.

Температура от +15°C до +27°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » WANDERLUST


WANDERLUST

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

Фэнтези | Авторская мистика | Легенды
http://forumfiles.ru/files/0018/4b/99/83439.png
Акции | Сюжет | F.A.Q.

0

61

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №21
22.03.2019 - 22.04.2019

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Если это и был оборотень, то его звериная сущность, скорее лабрадор, а не медведь. Рей сам не понял, как так вышло, что подозреваемый своевольно обернулся, еще и решив руки не закладывать. Готовый в любой момент нажать на спусковой крючок, он стоял как вкопанный и силился вспомнить, где видел парня напротив. Знакомое лицо, какое бывает у людей из рекламы хлопьев. Такие всегда рвутся помогать, их находят душой компании и они первые кандидаты на роль семьянина. Бессмысленный и беспощадный альтруизм.

Ray Nordman, Killing me softly


Но Александр так и не привык к посторонним разговорам, в которые его так усиленно пытались затянуть. А он обслуживал зачастую только девушек, причем совершенно безобидных и одиноких. Нет проще работы, чем использовать чужое горе. А Кирк и никому не давал обещания играть по честному.

Alexander Kirk, One Of The Drunks


- Да не бойся ты – это что, твоя первая бомба? Ну, у меня не первая, так что расслабься и наслаждайся зрелищем. Когда ещё увидишь такого профессионала за работой, - мимоходом потрепал он Майка по взмокшей шее, отходя к передней части автомобиля, - я с тебя даже плату за представление не возьму.

Frank "Mama" Morton, ты что такой зажатый?


Он как будто слышал зов сладенького откуда-то с первого этажа, там была кухня и холодильник, в котором томилась шарлотку. В том, что она вкусная, он убедился еще в первый день, Серена именно ею и пыталась его подкупать. Каждый раз работало, и Лукас просто смирился, благоразумно принимая подношения.
Пирог пришлось добывать самому. Ночью ведь все спят, никто даже не узнает, верно? Он тихонько приоткрыл дверь, воровато оглядываясь по сторонам. Этажом ниже раздавался зычный храп приемного отца, комната Серены была закрыта, а во всем доме стояла полная тишина – свидетелей его ночного преступления не будет.

Luka Morozov, family that you can choose


Он, в очередной раз, увлекся, забылся, заигрался, и вместо того, чтобы целовать протянутые пальцы, он заглотил всю руку по локоть, вцепившись острыми треугольными клыками в теплую плоть. И подавился ею. Плотью, рукой, пальцами. Собственной ревностью, которая, будто синтезированный в колбе яд, отравила его разум, помутила его, превратив серое вещество в розоватую, полумертвую кашицу. Эрик ослеп. Эрик оглох. Эрик онемел.

Erich Schwartz, black & blue


Кай какое-то время возмущенно хватал ртом воздух, а затем с громким "Ах, ты!" погнался за Мишей, намереваясь сыскать справедливости или хотя бы вытереть пятно на ковре этим самым котом. Миша на этот счет бы явно другого мнения, а потому не стал дожидаться момента, пока его применят не по назначению и бросился наутек со всех своих кошачьих ног. Вернее, лап.

Kai Nolan, Тайна дома с часами


Сквозь шум и крики толпы он слышит вопль Марии, запрещающей открывать огонь по твари, и даже где-то внутри благодарит женщину за адекватных ход мыслей: лучше пусть защищают ее, чем играют в имперских штурмовиков из "Звездных войн". Не то, чтобы Соломон сомневался в умственных и профессиональных качествах подобранной Дал Риадой охраны, но они уже сумели пропустить мимо ушей конкретного подозреваемого с конкретным фотороботом и даже конкретными снимками, сделанными разведкой, по которым работали уже оперативники из зачистки.

Solomon Red, сейчас ты получишь в рыло


− То есть проще кого-то обвинить, чем проверить головушку. Тебе, между прочим, повезло, что твои выкрутасы с ножом не стали всеобщим достоянием, − Сара фыркнула ещё раз. Ну где эти идиоты с телефонами выставляющие скандальные ролики, когда они так нужны? Где заголовки «охотник нападает на невинную легенду с ножом»? Грешным делом, стоило бы задуматься, что на серверах вроде ютюба далеко не всё так непредвзято.

Sara Underwood, This town ain't big enough


-Можете собирать вещи, мисс Кэнди.
Фраза звучит в голове на повторе. Стоило просто разозлить одного невыносимого невротика, милой, казалось бы, шуточкой. И всё. Как будто тихим кашлем сдвинула лавину, которая обрушилась прямо на неё.

Amanda Candy, One Of The Drunks


От этих вещей Марту стабильно мутило и тянуло что-то сжать до хруста. Чью-то ладонь, а лучше шею.

Martha Cajun, If I Never See Your Face Again


Признать собственное безумие – это вовсе не страшно; действительно страшно вдруг осознать, что ты наслаждаешься им, заживо снедаемый едким концентратом этого пьянящего, чистейшего наслаждения, что растекалось под кожей хитроумным токсином. Ломая. Извращая. Подчиняя. Страшно вдруг осознать, что ты (всеми действиями и жестами своими) добивался этого с самого начала: этих клыков в собственном мясе, этих когтей под собственной кожей, этого раздвоенного языка в собственном рту, этой чешуи под собственными пальцами. Страшно вдруг осознать, что под взглядом Бездны, под веянием влажного ее, жаркого дыхания, и от ее вибрирующего вдоль взмокшей кожи рокота – кровь вскипает в жилах, сухим, перекипевшим гемоглобином оседая изнутри вен.

Valentine Saint-Claire, black & blue


Он всё ещё не считал это плохой идеей. Может, слегка непродуманной – наверное, стоило взять не свой любимый джип, который изнутри теперь выглядел как жертва нападения свирепого хищника, а машинку попроще. Привыкший ездить на рыбалку в одиночку, Морозко подумал, что и с Мишей особых проблем не возникнет.
Их ведь и действительно не было. Многочисленные царапины не в счёт – мужчина был к ним готов. Не к такому количеству, конечно, но всё-таки готов и на домовёнка не сердился.

Ivan Morozov, Ловись, рыбка, не то хуже будет


Она поджала под себя лапы, вздохнула, обвила хвосты по боку, устраиваясь на одной из веток.
Все было так же. На двери табличка «закрыто». Все было так же. Но сегодня взгляд прохожих цепляло не убранство, не аккуратно выведенное чернилами меню, а заклеенное газетными листами окно. От стекла в нем остались только опасные острые зубья, торчащие из рамы.
А так. Все. Как. Всегда.

Sidney Yang, Is anybody out there?


- Хэй! - с сигаретой в зубах и уже второй бутылкой коньяка за этот вечер в руках Райс двинулся наперерез своему новому знакомому. Ему нужно было срочно поведать, что вот этот вот коньяк – огонь, а поющая в этом баре группа – дерьмо.

Adam Rice, Чего не помню, того и не было


Уходи отсюда Френк Мортон по добру поздорову. Убирайся, пока я ещё помню как любила тебя и как берегла. Как сладки были твои глупые песни и как постыдно лживы были мои рассказы. Беги от меня, пока ты ещё не доломан и не потерялся окончательно в бреднях странных фантазий, что будут преследовать тебя после любого случайного моего слова или прикосновения. Пропади с моих глаз, пока ещё не почуял за спиной утробного рычания да хруста собственных костей, после того, как на тебя навалится твой персональный Апокалипсис. Уходи, убирайся, беги, уноси свои ноги жалкий Френк Мортон, что так боится посмотреть в глаза неизбежному. Я любила и берегла тебя Френк. Я была рядом с тобой. И теперь ты боишься признать самому себе, что всё это время обманывался. Верь в это Френк Мортон. Верь в то, что это я не смогла с тобой ужиться. Я разрешаю тебе это мой дорогой Френк. И я прощаю тебя за это.

Chasey Lain, Тайна Найтингейла


Лука, похоже, вообще не беспокоился. Потому что интересовало его в данный момент явно только одно – чертово варенье!
- Ты серьезно? – недоверчиво переспросил Миша – и тут же обреченно ответил сам себе: - Ты серьезно.
Ругаясь и поминая на все лады неких яблочных наркоманов, не способных выжить без новой дозы, он все же повернулся к полкам, вспоминая, где же должна стоять злополучная банка.

Mikhail Morozov, особая русская пытка - тесной кладовкой


В её маленькой светлой голове и без того было слишком много тревог: ещё несколько тысяч фунтов не хватало на счету для оплаты обучения Эндрю, кредит за новую машину она, конечно, почти выплатила, но сын-то тоже скоро потребует свой личный автомобиль, начальство наседает, требуя проводить больше собраний без всяких доплат, и на будущей неделе нужно везти Эндрю к стоматологу, поэтому, скорее всего одно платье из планов всё же придётся исключить, а на воскресенье взять себе ещё одного ученика на частные занятия, ведь сыну тоже скоро понадобиться репетир для подготовки к экзаменам. Тем более, что он из университета сегодня, наверняка, приедет весь возбужденный и вдохновленный, наверняка с какими-то новыми желаниями.

Johanna Stayton, Как насчёт пустых обещаний?


В машинах лебедь не особо разбиралась, и делила их на "практично", "норм" и "а вот это выглядит круто". Может ещё могла определить Джип. Камаро Джека был где-то между "норм" и "круто", но Серена приличия ради впечатлённо приподняла одну бровь.

Serena Rose, Я вспомнил, я утюг не выключил!


Если бы Грегор Бьёрнштад не родился таким похожим на своего отца, если бы его отношения с матерью сложились иначе и он не уходил бы из дома, оставшись Уильямом Хартом, он наверняка пошёл бы в театральное. Его мимика на чужом лице казалась такой натуральной, досада и тень воспоминаний, пролегающая на лбу тенью и рядом морщин — такими живыми, словно он и впрямь был списанным полицейским, переживающим заново последние годы своей службы. Взглянуть на него со стороны — и не скажешь никогда, что это тридцатипятилетний мужчина в теле старика, а его потемневший, недовольный взгляд — всего лишь результат умелой игры.

Gregor Bjornstad, Blackened Heart


Требуется минута, чтобы уложить собственные ощущения если не в слова, то хотя бы в примерный концепт, доступный для понимания его кипящей в этот вечер от самого себя головы. И если совсем откровенно, ближайшее, что соответствует спектру физического восприятия сейчас - это не "я чувствую", но "я знаю". Он знает, где впиваются когти кошки, знает, что с её исчезновением выдирается часть перьев, знает, насколько близко к крыло стоит Валентайн, но вот чувствует разве что отдалённо вес кошачьего болтающегося тела, лёгких укол когтей параллельно с рывком пушистой от себя, сменяющиеся сплошным бесчувственным "ничего". Обернуться и посмотреть, что именно происходит, Би всё ещё не решается.

Brice McIver, - ты под арестом! - домашним?..


- Никаких лавочек! Спать на лавочках уже не модно! Где ты там живешь? - а вот и хороший повод присмотреться к этому Адаму, может, он водил его за нос всю неделю. Возникшая в пьяном мозгу Факера паранойя резко набирала обороты, напополам с любопытством. А руки не особо еще дрожали, так что нащупать бумажник с правами получилось без всякой неловкости. И ненужных вопросов, чего он шарится своими потными ладошками во всяких неожиданных местах. - О, и на такси хватит. Видимо, друг, ты эту свою бабу очень любил, - раз расщедрился на такой кольцо, которое уже неделю не пропивалось.

David Focker, Чего не помню, того и не было


Проблемы с отцом, трудоголизм и желание помочь людям - прекрасная история, мисс Грей, идеальная даже. Достаточно, чтобы создать образ глубоко несчастной, но целеустремленной девушки, которая искренне переживает за организацию, о помощи которой пришла просить. Браво, мисс Грей. Будь здесь сейчас Дункан и Макдаффи, они были бы сражены в самое сердце. История, затрагивающая именно те аспекты, которые люди хотят слышать, на которые обращают внимание. Умная девочка.

Walter Shaw, Change of scenery


В общем рожа Булмана за время рукопожатия и путешествия лифчика с плеча в пальцы гостя и обратно, успела отразить такую гамму чувств, что Риган, как минимум, должен был сам извлечь из своих широких штанин поллитра шотландских вискарей.

Keith Boolman, болтик в гаечку


- Что значит «живет с другими птичками»? То есть. Он здесь? Как, черт побери.. чшшш! - Дэвид попытался что-то то ли промычать, то ли просто мне ладонь слюнями из измазать, но я чуть сдавила согнутыми пальцами его щеку и покачала головой, - тихо. Жена говорит.
И жена замолчала.

Ursula Valerie Buckley, The Perfect Wife


Несколько месяцев траура закончились, пауза приличия была выдержана, и Шеридан решила, что настало время освободить шкафы для ее собственных вещей - ярких и дорогих. Она ведь имела право, верно? Она донашивала этот дом за своей сестрой, появившись в нем в день ее проводов на тот свет и прочно в нем поселившись. Вошла в жизни его обитателей так же уверенно, как на ступеньки, которые вели к крыльцу, припыленному ногами гостей, пришедших на похороны блондинки. Она, черт возьми, была здесь для того, чтобы о них заботиться - и потому имела право.

Eleanor Sheridan, A sick sense of humor


Каждый раз одно и то же. Каждый думает, что ничего страшного не происходит - Доминик ведь регенерирует. А то, что никакая регенерация не уменьшает боли, никого не заботит.

Dominic Welsh, Villain I'm Not


Флеминг не соврет, если скажет, что хотел бы услышать об обвинениях в сторону Освобождения вместе с утренней газетой в понедельник. Внимательно вчитываясь в кричащие заголовки и фотографии, отдающие еще свежей типографской краской. Он бы покачал головой и промолчал вместо утренней беседы с детьми, взял бы машину вместо велосипеда и поехал сразу в офис. Он бы не был готов, но смог взять себя в руки.
К сожалению, он узнал обо всем вчера.

Roy Ethan Fleming, Is anybody out there?


- Делаем ставки через сколько парни начнут стучаться в двери возмущаясь, что мы долго возимся? - усмехнулась Мари растягиваясь на кровати. Они не были капушами, но были девушками, а раз так то следовало выждать какое-то время, прежде чем выйти из номера. Ну и переодеться тоже следовало. Но это все может немного подождать, а пока девушка просто валялась на кровати.

Mairi Morozova, Расскажи, Снегурочка, где была?


Интересно, видеть как умирают животные вроде него самого для Соломона тоже рутина?
Нравится ли ему видеть, как ещё теплый труп оседает на землю и выстилает себе погребальное ложе из собственной крови так же сильно как нравится ей выхлёстывать зарвавшихся журналистов?

Maria Grey, сейчас ты получишь в рыло


А потому по бесконечно печальному взгляду Кита он понял, что зря не купил пива – возможно сегодня малой кровью ему не отделаться, если разговор дойдёт до спуска в погреб Булмана (как бы это ни звучало, прости Господи).

Sean Reagan, болтик в гаечку


-Айдан…Ты точно в курсе, что у меня было много женщин, - начал он, - Но только одну я любил по-настоящему.
Звучало как начало длительного, сентиментального рассказа.
-И я сожрал её. Конец истории.

Frederick Davis, thank you for taking a chance on me


Мысленно Причард выдыхает, хотя напряжение все еще тянет мышцы внутри, пусть он и выглядит совершенно беззаботно. Рыбка дергает удочку легко-легко, и он начинает тянуть очень аккуратно, улыбаясь обезоруживающе (жена говорила, что эта его улыбка может сразить наповал любого).

Bran Pritchard, A kind gentleman with a malicious intent


В воскресенье, как повелось, происходят либо чудеса господни, либо библейский пиздец. В жизни Карлоса, как повелось, Господу места не нашлось, зато пиздец – красивый, словно фотокарточка зимнего (датского) леса – сам заявился на его порог; и не то, чтобы это было его личным выбором. Но он, впрочем, даже не был против.

Carlos Benevito, ведаю


У Айдана не было времени на раздумья, рефлексию и аналитику. Сначала он боялся потерять Фредди… Потом он снова боялся потерять Фредди, а потом думал, что его потерял, а потом боялся, что вот теперь он умрет прямо у него на руках… В общем, да, думать было некогда.

Aidan Kells, thank you for taking a chance on me


Я, знаешь, беспринципный мудак - лучше чужой хуй в руке, чем собственная шкура на барабане.

Tony Russo, When the hounds are out


Во мне сейчас - тишина двух тысяч лет, невесть откуда налетевшее беспокойство за его жизнь и жгучая ненависть брошенной сестры - целого брошенного умирать дома.
В моём сознании кроме его имени только то, что цепляется взглядом.

Agatha Wheeler, What’s happening, brother?


Некоторые вещи откладывать на потом было последним уровнем малодушия. К таким вещам Холле сурово относила работу, казни и разговоры по душам. Последние, к слову, казались ей куда суровее всех средневековых и не очень пыток, которыми была грешна европейская земля в те годы, когда она там еще жила.

Katharina Holle, шотландский скотч или американский бурбон?

0

62


https://i.imgur.com/E9Gygiv.gif https://i.imgur.com/F50jTOi.gif
Louis Hofmann & Annalise Basso

► Имя Фамилия: Jeremiah Marvin Fleming & Theodora Dinah Fleming
► Возраст: 19 (18.02.1998) & 16 (17.07.2001)
►Трудоустройство: Студент факультета искусств в Эдинбургском университете & школьница

► Вид: люди
► Легенда: -
► Сторона За мирное сосуществование, волонтеры Освобождения Существ

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Джерри и Дора - все что осталось у Роя с тех пор, как в июле 2005 умерла их мать. Возможно, он был не идеальным отцом, но он определенно старался дать детям все и воспитывать их без оглядки на прошлое горе. Говорят, отцам-одиночкам гораздо сложнее, чем матерям, якобы они не приспособлены выполнять столько обязанностей самостоятельно, но вряд ли младшие Флеминги могут согласиться с этим утверждением. Да, их воспитание и семья отличались от сверстников, но совсем не так, как может показаться. Во-первых, вместо матери с самого 2005 с ними проживала родная тетя, компенсирующая часть женского влияния. Во-вторых, Рой всегда общался с ними на равных и старался воспитывать на собственном примере. Они часто проводили время в суде, прекрасно знали основные законы Великобритании в целом и Шотландии в частности, но при этом были вольны выбирать интересы и занятия по собственному желанию. Не было, пожалуй, идеи, которую бы Флеминг не поддержал, и вопроса, на который он бы прямо не ответил.
Доверительные отношения и распределение прав и обязанностей - основа этой семьи. Именно поэтому, когда Джеремайа решил заниматься искусством (а не юриспруденцией, как ему пророчили учителя), это было воспринято с искренним энтузиазмом. Когда он поступил в Университет и решил заниматься волонтерством в Освобождении официально, был устроен небольшой семейный праздник.
Дора же, с самого детства хвостом следующая то за отцом, то за братом, всегда больше напоминала мальчишку. Подвижные игры, решимость и уверенное достижение целей. Она перепробовала все возможные спортивные секции уже к 14 годам, пока не решила углубиться в учебу и подготовку к поступлению. Дора, в отличие от брата, с юных лет очарованная атмосферой шерифского суда, решила идти по стопам отца с обычной своей уверенностью.
Младшие Флеминги с самого детства знали, что их отец не человек, они росли с этим осознанием, поэтому когда в 2011 легенды вышли из тени, это не стало для них шоком. Скорее новым огромным полем для деятельности и новых открытий. Они периодически проводили время в офисе Освобождения, перезнакомившись буквально со всеми, до кого могли дотянуться. Они же вызываются волонтерами, когда есть такая возможность, и штудируют источники мифов и легенд.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Как видите, заявка без особой конкретики (кроме имен и дат рождения, простите), потому что не хочется сильно ограничивать в плане характера/привычек/поворотов в биографии и т.д. Просто люблю своих детей и хочу их видеть здесь. Люди в мире легенд - это прекрасно. Люди, которые поддерживают мирное сосуществование и готовы за это бороться - прекрасно вдвойне. А еще у меня "убить пересмешника" головного мозга, поэтому прошу понять, простить и поддержать. Совсем не против, если Джерри вдруг окажется открытым геем (я же все понимаю, вы посмотрите на этого сладкого мальчика), или для Доры вы захотите сменить внешность (только, пожалуйста, обсудите это со мной), и вообще открыт к переговорам.
Динамичную игру не обещаю, по три поста в день выдавать не умею, оптимальный тем пост в две-три недели. Но без внимания не оставлю, проведу, помогу, подскажу и это вот все, можно не переживать. К тому ж есть тетя, которая хочет покушать стекла с Джерри и воспитывать Дору как мать. Еще есть прадед, которого тоже теоретически можно подоставать и прекрасный сосед Горыныч, который готов приглядывать за мелкими и устраивать им экскурсии в Полицейский Участок. У нас здесь весело и по-домашнему, так что просто ждем, верим, надеемся.

пример поста

Понедельники никогда не бывают легкими. Даже если этот день выходной или праздничный, он все равно будто бы отравлен самим осознанием того факта, что это - понедельник. Сложный, несущий на себе последствия выходных (которых всегда чертовски не хватает), выкручивающий все показатели на минимум, а порой и скручивающий людей совсем не фигурально. Рой обожал понедельники.
Во-первых, до обеда вокруг всегда было максимально тихо. Сонные люди, опоздавшие на автобусы, застрявшие в пробках из таких же уставших с самого утра, прикатывались на работу в состоянии близком к коматозу. Это давало минимум несколько часов продуктивной работы, пока все не просыпались настолько, чтобы вспомнить, что им от него тоже чего-то нужно. Так было в суде, так было и в Освобождении.
Во-вторых, понедельники несли с собой всегда массу новостей. Сводки за прошлую неделю, произошедшее в выходные, просто чьи-то впечатления от хорошего отдыха. Масса информации, которая снежным комом обрушивалась на голову, забивалась за воротник и замораживала уши. Прекрасное чувство осведомленности было тем, что бодрило и вызывало вполне понятное спокойствие. Его мир, чудом собравшийся по частям за последние несколько лет, снова приобретал строгие рамки, обрастал правилами и защитными барьерами, за которыми можно было чувствовать себя в безопасности. Плотные стены из привычек, ставших почти ритуалами - по крайней мере, по адекватности некоторые были очень похожи - охраняли внутреннее равновесие. Прочитанная с утра газета, еще две на работе, пара дежурных вопросов к коллегам, три стука перед входом в комнату, пять чашек чая за день, две таблетки по часам, полная проверка велосипеда раз в месяц, трапеза, только когда все соберутся за столом - Рой Итан состоял из сотен и сотен различных правил. И в них совершенно не вписывались потрясения.
Флеминг не соврет, если скажет, что хотел бы услышать об обвинениях в сторону Освобождения вместе с утренней газетой в понедельник. Внимательно вчитываясь в кричащие заголовки и фотографии, отдающие еще свежей типографской краской. Он бы покачал головой и промолчал вместо утренней беседы с детьми, взял бы машину вместо велосипеда и поехал сразу в офис. Он бы не был готов, но смог взять себя в руки.
К сожалению, он узнал обо всем вчера.
Все те эмоции, которые теперь вихрем вились в Штабе Освобождения, снося на своем ходу бумаги, канцелярию и детей до 12 лет, ему теперь казались преимущественно раздражающими и совершенно лишними. Сколько бы он ни пытался поставить себя на место каждого, сколько бы ни пытался оправдать то нервное напряжение, которое активно создавали коллеги по организации, у него совсем ничего не выходило. Флеминг смотрел на ситуацию с точки зрения обвинителя, он смотрел на нее как юрист, готовый выйти в суд хотя бы консультантом. Их дела не были плохи. По крайней мере, пока они сами не сделали их хуже. Освобождение сейчас напоминало ребенка, который учился плавать, и которому на голову надавили ладонью, погружая его под воду. В этой ситуации у них было, по сути, два выхода. Начать барахтаться и открывать рот, в конечном итоге захлебнувшись (плохая идея). Или задержать дыхание и подождать. Не оправдываться, не делать встречных заявлений, не выходить с протестами, всего лишь взять паузу и подождать. Собрать больше информации, найти союзников, докопаться до причин. Главное - отключить лишние эмоции, задвинуть их в долгий ящик и очистить разум. Звучит легко, не правда ли? Реальность показывала, что совсем нет.
Когда он идет по коридорам к переговорным, в нем достаточно мрачной решимости, чтобы сегодня же составить иск с обвинением в клевете. Неважно, насколько ты спокоен, насколько холоден твой разум, такое предательство становится резким ударом под дых. Освобождение скрывало данные? Пассивно пособничало Сиерре и убийствам легенд? А почему сразу не отдавало информацию из баз убийцам. Или не собирало свежезарегистрированных в грузовики и не отвозило на расправу к больным человеческим ублюдкам? От праведного гнева и оскорбленного чувства справедливости, у него болела голова и совсем немного дрожали руки. Это все напоминало один большой плохой сон, в котором ты обездвижен и бессилен, пока монстр подкрадывается к тебе со спины. Ты прекрасно осознаешь, что не можешь даже закричать, слышишь его, чувствуешь буквально всей кожей, ощущаешь как встают дыбом волосы на затылке. В таких снах Рой всегда предпочитал выбирать смирение. Никто не сможет тебе навредить, если ты этого не допустишь. Тем более, твое собственное подсознание. В жизни он, в принципе, придерживался похожих взглядов. Смирение и принятие того, что ты не можешь изменить. И прямые действия, когда можешь.
Он заглядывает в небольшую переговорную без особой надежды. Райан еще должен был быть здесь, кажется, несколько ребят из юридического блока как раз планировали устроить совещание, чтобы определить вектор дальнейших действий. Но только в какой из переговорных они это планировали - хоть наугад выбирай. Его вообще сегодня здесь быть не должно (слишком много дел в суде и очередное обвинение в сторону полиции), но разве мог он не приехать? Даже при том, что от него, кажется, сознательно скрыли место и время встречи. Говорили про какой-то там отдых. Странные люди.
Он стучит трижды, прежде чем делает шаг внутрь (с правой ноги, разумеется), но переговорная пуста. Если не считать склад различных материалов и девушку. - Прошу прощения, мисс...? - Он все еще держится за дверной косяк, замирая статуей. Если, конечно, у статуй бывают такие виноватые выражения лица. - Не хотел вам мешать, где-то здесь должно было быть собрание юридического блока... С вами все в порядке?

0

63


http://sd.uploads.ru/FKDse.gif http://s7.uploads.ru/jfMnv.png http://sh.uploads.ru/gV9wU.gif
freya mavor

► Имя Фамилия: Этель ¹
► Возраст: +/-100
►Трудоустройство: травница, создательница амулетов ² см. сноски

► Вид: существо
► Легенда: зелигена ³​​
► Сторона: Освобождение / нейтралитет и пацифизм ⁴

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

[indent] Этель – это воздух высокогорий, мягкий морозец первых заморозков, туманная дымка над рекой и перезвон серебристых бубенцов. Этель – это свет: теплый, ласковый и нежный, как неуверенные лучи утреннего солнца. Этель – это прощение, покой, миролюбие и светлая отрешенность от суеты. Она очаровывает без умысла, располагая мягким голосом, неспешностью и плавностью жестов. Она успокаивает, рассказывая забытые сказки и собственные сны. К ней можно отнестись равнодушно, к ней можно отнестись с недоумением, но ее невозможно ненавидеть; таких как она хочется защищать и оберегать.
[indent] У Этель – дом за чертой суетного города, и дом полон растениями, цветами и зверьми; в ее доме покой, вечная весна и нежный перезвон металлических трубочек музыки ветра, шорох перышек ловцов снов да стеклянное постукивание бусин. Ее дом похож на странную, увлекательную сокровищницу самой природы, в которой скопилась масса веточек, камушков, бусинок, бутылочек, цепочек, косточек, фигурок и книг.
[indent] Этель ведает о многом, но не помышляет злым. Она рисует, поет, танцует, вышивает, лепит и пробует всего понемногу; но лучше прочего – плетет и складывает амулеты, всегда светлые и всегда защитные. Этель ведает о многом и знает о том, что мир полон плохим; она знает, что в этом баланс и закономерность. Она любит всякое живое существо, будь оно растением, зверем, человеком или монстром, не пытаясь спасти всех, но помогая, как умеет и складывая веточки, камушки и бусинки в композиции, призванные помочь, подсказать и принять на себя первый удар.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Очень хочу видеть у нас это очаровательное, светлое и приятно-загадочное создание, ведь в круговерти насилия так мало нежности, а кому-то следует стать олицетворением ее и нести свет в безумные мир. Заявка писалась под давлением идеи и атмосферы, но без намека на сильную привязку к моему персонажу (впрочем, идеи на взаимоотношения есть, и если что, я готов стать вашим ручным рыцарем на полставки, потому что пока писал заявку, кажется, влюбился в эту девчушечку) так что будьте готовы к самостоятельному развитию персонажа и поиску игры (по началу, будет желание, мы с вами что-нибудь придумаем, в одиночестве не оставлю). При всей видимой пассивности Этель из нее при должном желании можно создать чудесного персонажа. В целом заявка гибкая, за исключением доброго нрава персонажа и ее деятельности связанной с созданием амулетов; в остальном вы можете перекраивать и переписывать все под себя: меняйте внешность, имя, фамилию, варьируйте возраст, создавайте историю своего прошло так, как вам заблагорассудится.
Я не прошу оповещать меня о желании взять персонажа, но если что, я всегда готов помочь с ее концептом и рассказать-расписать в красках любой аспект который вас заинтересует.

Сноски:

¹ — данное имя вписано исключительно для удобства, выбирайте то, какое вам будет по душе
² — помимо указанного, что железно имеет место быть, для повседневности я могу предложить такие варианты, как: работница книжной лавки, антикварного магазина, цветочного магазина, кипер в зоопарке; так же может быть волонтером в приютах, больницах, домах престарелых, ets.
³​​ — помимо этой легенды, могу предложить так же дриаду, нагу, хакатури, метсавайма, или любое другое добронравное (или относительно добронравное) создание, так или иначе связанное с хранительством и природой
⁴ — в Освобождении скорее всего занимает должность волонтера или сотрудника мед.блока; помимо этого подразумевается сотрудничество Этель с Дал Риадой, но звать вас туда я не буду, потому что этот нежный цветочек в табор богомерзких охотников, ну вот совсем никак уж не вписывается

пример поста

[indent] В такие моменты приходилось невольно (и недовольно) вспоминать о том, что не всем быть такими идеальными, как он сам. Человек задергался и закопошился, зарылся в трофейную тряпку эбеновыми, наверняка холодными ладонями силясь отыскать что-то сакральное и материальное, что могло бы облегчить ему жизнь. Карлос заерзал и досадливо поморщился, мельком думая о том, что при большом желании мог бы взвалить горе охотничка на плечо и оттаранить куда надо, что сказочную принцессу, но путем нехитрого анализирования всех имеющихся фактов пришел к выводу о том, что за такие вольности ему скорее напихают в глотку чудо-побрякушек, нежели погладят по голове со словами истовой благодарности. Приходилось терпеть и ждать  – заниматься теми двумя неблагодарными вещами, которые Карлос не любил, обремененный давно и глубоко засевшим в жопе шилом; и все же он терпел, пронизанный одолевающим его любопытством – охотник был занимательной человеческой особью, настолько занимательной, что интерес к нему перекрывал желание попробовать его на зуб.
[indent] ㅡ Кто бы тебе его еще доверил, дохлятина. Котов за хвосты трогать затея дурная, а за мой хвататься вообще затея смертельно опасная, поберег бы себя, ㅡ беззлобно огрызнулся он, поднимаясь на ноги и взявшись нарезать вокруг люка круги, мельком осматриваясь и рефлекторно принюхиваясь к морозному, свежеповатому воздуху, неприятно дергающему да кусающему за нос. Хотелось обернуться кошачьей ипостасью, согреться в тепле плотного, густого подшерстка и хвостом накрыть мерзнущий нос, но вместо того он лишь дергал плечами и продолжал мельтешить вокруг да около, понимая, что без необходимости это займет неприлично много времени, часть которого банально будет выброшена на ветер, к тому же стоило поберечь силы для встречи с потенциальным королем нынешнего упоительного вечера. Схватиться с василиском – это не хуй на коповской тачке намалевать, ей богам, тут можно и знатных пиздянок отхватить даже при учете запальчивой бравады и неистового энтузиазма, который разве что из жопы не лез.
[indent] ㅡ Да что ты говоришь, а я-то его не заметил. Еще чего умного ляпнешь или уже шевелиться начнем, нет? На дворе, напоминаю, не май месяц, ㅡ ерничает, не скрывая раздражения Карлос, остановившись на месте, фыркнув и мрачно посмотрев на охотниково сложное ебало – тот, кажется, увлеченно о чем-то думал и мыслями, судя по всему, был не намерен делиться (Карлос, так-то, не обидится, конечно, оно всё ему в хер не впилось). Маму разве что за смертью посылать, да и та в дороге сдохнет, пока он ее доведет всеми окольными путями и самыми безопасными тропками. Наблюдая сменившее тональность шевеление (в нем появилось больше целеустремленной осмысленности), Карлос остановился, подступая ближе и мученически постанывая, подзакатив глаза на очередной лишенный всякой полезности (во всяком случае для самого Карлоса) вопрос. Чтобы Мама там не планировал выяснить (а он, может, вообще ничего и не планировал, просто заполняя тишину своим голосом) – Карлос говорить не хотел, он вообще был хорошим парнем и больше предпочитал слушать о других, нежели пиздеть о себе.
[indent] ㅡ Услыхал, что из Рая сбежал самый прекрасный ангел и примчался за ним следом, не учтя, правда, того, что после падения с дохуя километров тот помнется, потеряв товарный вид и закоптится от вхождения в стратосферу. Если ты не собираешься прямо вот сейчас меня согреть вытащив из задницы обогреватель, то отъебись и двигайся быстрее, мясо, ㅡ продолжает сыпать вокруг собственным остроумием он, не словами, так невербальными жестами (трет ладонями плечи, переминается с ноги на ногу) демонстрируя, что “вообще-то, сука, да, холодно”, потому что мороз злой и кусачий, и ему совершенно не нравится стоять на месте, выжидая у моря погоды. Мама, правда, в рот хотел ебать его мотивирующие высеры и спускался в темный зев, словно воздушный танцор – не в смысле “изящно”, а в смысле “медленно от слова очень”. Карлосу приходилось осаживать и одергивать себя от искреннего желания наступить тому на пальцы, чтобы ускорить его схождение раза в два-три, но он знал, что такой его жест никто не оценит, а скорее всего ему еще и по шее надают за такие выпады.
[indent] Сам Карлос спустился достаточно быстро. Вновь заглянув в канализационный зев, рассчитал все с поправкой на надтреснутый лед и спрыгнул, мягко приземляясь на подогнувшиеся, амортизации ради, ноги. На льду его чуть скользко повело, но он устоял, выпрямляясь и ощущая, как расширяются зрачки, в чувствительные свои пустоты вбирая отблески света – ему для ориентирования в пространстве лишние девайсы были без надобности. Впрочем, не все складывалось так радужно, как того хотелось. То, что охотнику было “терпимо”, ему самому было подобно маленькой смерти – тошнотворное амбре немилостиво ввинтилось в ноздри, при первом контакте вынудив издать неприличный, задушенно-булькающий звук глоткой, прежде чем он смог совладать с собственной восприимчивостью. Омерзительно.
[indent] Ко всему прочему тоннель был узким и низким. Не то, чтобы Карлос страдал от клаустрофобии, но отчасти все-таки страдал, и это было застарелым личным, что рассыпалось древними, выцветшими уже шрамами по плечам и спине. Карлос чувствовал давление, он чувствовал себя неуютно, небезопасно и потому нервно, и будь у него, действительно, хвост, то он наверняка охаживал бы им себя по бедрам, вздыбливая шерсть и вздергивая верхнюю губу. От желания перекинуться (защитная реакция) жутко зудело во всем теле, но он сдерживался, лишь размеренно, монотонно дыша – это мало чем помогало.
[indent] ㅡ Хочу убраться из этой кишки, ㅡ ровным, недобрым тоном обозначил он, другими словами изъясняя свое жалкое: “уведи нас (меня особенно) отсюда, пожалуйста”. Он неотступно и почти неслышно шел следом, балансируя и сохраняя дистанцию достаточную, чтобы не терять охотника из виду и в тоже время не мешать ему. Продвижение по коллектору показалось угнетающей вечностью. В какой-то момент Карлос замер, остановившись и шумно потянув ноздрями воздух – вместе с еще одним приступом тошноты пришло понимание того, что запах другой Твари почти достиг своего апофеоза. Они были близко, очень близко.
[indent] ㅡ Расскажи мне о нем, что знаешь. Ты ведь охотник, должен же знать, а я с такими тварями раньше не встречался, да и на чтение литературы – ни времени, ни желания, ㅡ нагнав Маму, зачастил Карлос, стараясь снять с их временного союза хоть какие-нибудь сливки. Он понимал на что подписался и куда пришел, осознавая всю опасность затеянного “развлечения”, и потому, ему нужно было знать (хотя бы предположительно), куда вцепиться, чтобы наверняка пустить твари кровь, а потом дело оставалось за малым. Задумавшийся, он вовремя притормозил, ровняясь с остановившимся под нужным им (судя по всему) люком Мамой, и вскинул голову, прищуриваясь.
[indent] ㅡ Да, оно там. Массивное, тяжелое, неповоротливое. Я слышу, как скрипит его чешуя, ㅡ шепчет он, облизываясь и голодно сглатывая. Этой трапезы, – повези выжить, – ему должно хватить надолго.

0

64


https://i.imgur.com/xVyDPzX.gif https://i.imgur.com/qwdhag2.jpg https://i.imgur.com/01HACcy.gif
Iain Glen

► Имя Фамилия: Шеймас Маклейн (Seumas MacLean)
► Возраст: 50 лет
►Трудоустройство: глава бюро регистрации существ, член общественной организации "Освобождение существ"

► Вид: человек
► Легенда: -
► Сторона: за мирное сосуществование людей и существ

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

До создания Дал Риады в среде шотландских охотников ссоры были делом частым и привычным, но никто не смог посраться со всеми товарищами по братству так знатно, как это сделал Шеймас Маклейн. Прошёл уже десяток лет с той ссоры, а старые охотники, заставшие её, всё ещё плюются и скрипят зубами, вспоминая мудака, который сорвал всем охоту, дал существу уйти и сдал своих союзников Скотленд-Ярду – а потом ещё и сам туда ушёл, предатель.
Что тогда случилось, почему вдруг один из лучших эдинбургских охотников внезапно решил заделаться пацифистом – любовная драма, семейная драма? Встретил существо, которое не смог убить, проникся жалостливой историей, обнаружил, что близкий и дорогой человек оказался одной из потенциальных жертв охотников, встретил кого-то, кто показал возможность ненасильственного сосуществования людей и Легенд? Неважно, у него всегда моральные принципы были самые моральные, а белое пальто самое белое. И просто сказать «знаете, кажется, убивать существ – это больше не моё» ему, разумеется, было недостаточно. Как недостаточно, по его же словам, не делать плохие дела, надо ещё и делать хорошие. Потому что вся эта чушь про «не бывает хороших и плохих людей» – для слабаков, которые понимают, что если это разделение всё-таки провести, на хороших они никак не потянут.
А Шеймас Маклейн – хороший человек, улыбчивый, светлый, добрый и надёжный, но видит Бог, какой же он упрямый в своих бескомпромиссных идеалах. Удивительно, как его коллеги в Скотленд-Ярде не придушили. Но не придушили, и когда в 2011 году возникла потребность немедленно организовать хоть какое-то подобие порядка с регистрацией внезапно объявившихся существ, оказалось, что у одного человека уже есть и проекты, и идеи, и просто невообразимое количество сил и энтузиазма. Надо было бы – он бы справился и без финансирования от государства, и без поддержки Освобождения, но у него было и то, и другое.
Маклейн стал начальником не сразу, но теперь под его руководством бюро процветает. Конечно, проблем хватает: и с сотрудниками, которым непросто работать с Легендами, и с существами, которые далеко не всегда такие хорошие и покладистые, какими их хочет видеть общество. И не без конфронтаций с Дал Риадой. Но Шеймас неизменно отстаивает свои принципы и на работе, чуть ли не на каждой отдельной регистрации, и на общественных мероприятиях, куда его в последнее время всё чаще приглашают, и в личном общении с кем бы то ни было.
И готов доказать всему миру: люди достаточно сильны, чтобы не сражаться с существами, но защищать их.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я хотел добра, ты хотел добра, так мы с тобой и поссорились. И уже столько лет прошло, давно стоило, как взрослым людям, разойтись по разным сторонам Эдинбурга и забыть друг о друге, но в обоих живёт неизбывное желание открыть дверь с ноги и объявиться на пороге с воплем «И ещё кое-что!»
Фрэнк импульсивный и склонен решать всё прямо здесь и сейчас, Шеймас тот ещё зануда, считающий, что нужно обсудить все вопросы и учесть все детали – неудивительно, что каждый раз, встречаясь, оба готовы проломить головой стену. Своей, чужую жалко: оба верят, что тот второй упрямый баран мог бы (мог бы!) быть нормальным человеком, если б перестал дурить и перешёл на другую сторону. В общем, ищу старого знакомого, чтобы при встречах всласть разыгрывать из себя разведённых супругов. Будем соревноваться, кто большая драма квин и кто кому в своё время смачнее в душу плюнул, что до сих пор не выскрести.
Но главное – сейчас в городе не то время, когда имеет смысл помнить старые обиды. Напряжение между существами и людьми накаляется, и надо находить в себе силы держаться вместе даже с тем, кого хотел бы больше никогда не видеть. В любом случае, когда внезапно обнаруживаешь, что вокруг тебя одни только существа, и не все из них хотят жить в мире, кому об этом пойти жаловаться, как не тому, кто уж точно не Легенда. Так что ты это, заходи, если чё. И только попробуй меня к себе не пустить, я тебе дверь вынесу.
Имя можно менять, но с учётом национальности: Шеймас гордый шотландец, килт прилагается. Будем мериться, у кого линия предков длиннее. Возраст менять можно, но несущественно: я ищу старшего товарища, которого, как и Маму, только могила исправит, и это исправление у нас, в отличие от большинства местных существ, в не такой уж далёкой перспективе. Насчёт внешности – я считаю Йена Глена идеальным вариантом для этого персонажа, но если есть вариант поидеальнее, я весь внимание. И вообще я очень, очень жду толкового соигрока, которому интересно играть во взрослых людей с их простыми человеческими страстями, обидами, надеждами и верой в добро. Так что всё можно обсудить и подстроить, было бы желание.

пример поста

О, он должен был догадаться. В какой-то мере он всегда догадывался. Но все ростки подозрений неизменно увядали, не получая должного внимания: да полно, они же друзья. Она бы сказала ему. Не то чтобы ей не хватало поводов, не то чтобы у них было мало моментов наедине. В любую из ночей, в каждом их разговоре она всегда могла это сказать – и раз не говорила, значит, нечего и подозревать. Ему может казаться, что она существо, но он знает, что, будь это так, она бы сказала. Она ведь прекрасно знает, что он понял бы.
Ну, последние новости: Чейс – существо, и она нихуя не знает.
Маме, заткнувшемуся после пары попыток перебить разошедшуюся Лейн, остаётся только стоять, неуверенно ощущая себя в этом всё ещё качающемся мире, сложив руки на груди, сдвинув брови и стиснув зубы. Град обвинений ощущается жгучими искрами, бьёт больно, проедает себе путь до самого нутра, до того нездорового, взрывного, которое лучше бы не поджигать. Приходится сжимать губы в узкую полоску, потому что иначе он точно оборвёт эту её тираду, а стоит выслушать её всю, до конца, во всей полноте, без полумер. Приходится угрюмо смотреть в сторону и в пол, избегая взгляда Чейс: он знает, в нём будет та ненависть, которую он не должен впускать в себя, как не стоит подставлять динамит под разбушевавшийся огонь. И приходится сжимать пальцы на мускулах, напряжённо вцепившись в самого себя, потому что иначе они сожмутся в кулак, потому что он не поручится за то, что они не сожмутся на чужой шее.
Что она там ему пытается продать, что мир не чёрно-белый? Как ей сложно жить, скрывая, кто она есть, в мире, где ей больше нет опасности не скрываться? Что он только и умеет, что нападать первым после невинных шуток с накачиванием его наркотиками?
Правда, есть кое-что неожиданное – Магда. А что Магда? Она была подругой Чейс, не его. Довольно приятной, да, но если она повесилась, оставив записку «В моей смерти прошу винить жестокость этого мира, Дал Риаду и Фрэнка Мортона в частности», то нахуй её и нахуй эту её трагедию. Не могла всё это вынести – пусть бы шагала к психотерапевту, в Освобождении их сейчас хватает. Но нет, ему теперь в вину ставят ещё и депрессию какой-то малахольной девчонки, ну или сколько ей там лет на самом деле было, пара тысяч?
Нет, ненормально это, жить так долго. У любого крыша съедет.
Чейс заканчивает своё извержение настоятельной рекомендацией покинуть заведение – как будто правда верит, что он развернётся и уйдёт, не сказав ничего в ответ.
- Блядь, - устало выдыхает он, поднимая, наконец, на неё глаза, перенимая эстафету. Ярости, бушующей в нём, хватило бы для обеспечения всей Шотландии энергией на год. Речей, какими хотелось разразиться, обидных ответов – их было больше, чем он мог бы сказать до окончания отведённого ему жизненного срока. – Вот сколько раз я всё это уже слышал, прямо слово в слово.
Стоит охотнику зажать Легенду в угол, как та сразу начинает играть в жертву. А некоторые, как показала практика, даже зажимания никакого не ждут, чтобы сразу облачиться в своё благородное лицемерие. Скольких он таких манипуляторов на охоте видел – больше, чем тех, кого после таких речей убил.
- Что ты хочешь, посоревноваться в том, кто сильнее проигрывает? Кто слабее перед чужой любовью к доминированию? Кому сильнее досталось? Конечно, это не вы начали. Это мы в своей узколобой паранойе решили, что кто-то убивает нас, питается нами, пользует нас. Огляделись вокруг и решили, что это невинные вампиры выпивают нашу кровь, а бедные оборотни, которые просто резвились под луной на лужайках, раздирают нашу плоть. Приносили вам жертвы, которых вы не просили – это вы принимали наших девственниц из вежливости – а потом, стоило ребёнку заблудиться в лесу и найтись по частям, мы сразу начинали искать виноватых и по ничтожности своей всегда находили виноватыми вас. И ведь века проходят, а люди всё не меняются, и я прихожу в бар хвастаться, что в кои-то веки мои друзья вернулись живыми после встречи со слабыми беззащитными Легендами, вынужденными жрать человечину из-за стресса, в который мы их вгоняем!
Фрэнк, поздно заметивший, что уже слишком сильно повысил голос, бессильно раздражённо отворачивается, трёт щетину, вдавливает ладонь в шею, не зная, куда девать руки.
- И Господи, избавь меня от своих угроз. Я не боюсь тебя, Чейс, - он почти удивляется тому, как легко и честно это звучит и как с этим осознанием приходит короткая передышка расслабления, позволяющая чуть ослабить свою хватку, разгладить лоб. Он возвращается к Лейн глазами и видит в её взгляде столь ожидаемое «А следовало бы», что он бы даже улыбнулся в ответ, если б мог это сделать физически, преодолев напряжение, сковавшее всё тело. – Что ты можешь, город разрушить? Откусить мне голову? Заставить меня ещё раз за сегодня прогуляться в увлекательный трип? Да плевать, Чейс. Я научился не бояться вас не потому, что могу вас убить, а потому что вы не страшные. Вам так нравится думать, что всё, что с вами происходит, это из-за того, что люди вас боятся. Что это ваша сила – то, что порождает ненависть. Боже, как же вы ей кичитесь. «Посмотрите на меня, я могу вас убить, лишь дёрнув пальцем», – да как и любой человек с пистолетом, во имя всего святого. Тоже мне, вершина эволюции.
Он шагает вперёд, вновь обвиняюще вытягивая палец в направлении Лейн.
- Вы изгои не из-за нашего страха, а из-за того, что не умеете жить в обществе и пользоваться своими силами на благо кого-то кроме себя. Вы не уживаетесь ни с людьми, ни друг с другом, а теперь ещё заставляете весь мир смотреть на вас, утверждающих, что вы просто хотите, чтоб вас оставили в покое. Да даже подростки и бывшие рок-звёзды сказали бы, что вы из кожи вон лезете, чтоб вас заметили, чтоб испугались вашей силы, потому что восхищать-то вы за все эти века не научились.
Мама мог бы много рассказать о том, что Легенды, в отличие от людей, так и не научились ничего созидать, но не нужно было быть умнее самого имбецильного легендофоба, чтобы понять, что его ещё недолго будут слушать. Своё предупреждение он получил, и надо было выметаться – осталось только сказать самое главное, что жгло желчью изнутри, и невозможно было не выплюнуть эту обиду в лицо бывшей подруги.
- Да, я хочу, чтоб ты знала своё место, Чейс, – потому что ты, очевидно, его не знаешь. Я-то своё знаю: я работаю с Легендами, я выдаю оружие Легендам, я позволяю Легендам прикрывать мою спину и спины моих друзей. Я дружу с Легендами, я сплю с Легендами и я защищаю мирных Легенд от не мирных Легенд. И хуй с тобой, Чейс, если ты считаешь, что я просто тупой садист. Но если ты хочешь сохранить мир с теми, кто считает меня едой, твоё место где угодно, но не рядом со мной.
Фрэнк поднял с пола наконец найденную футболку и направился к выходу, натягивая её на ходу. Не расплатившись, ну да и, можно подумать, кому-то тут нужны его кровавые деньги. И пряча взгляд, в завершение своей оправдательной речи ощущая себя так болезненно чувствительным.
Было бы из-за чего плакать. Это всего лишь вшивый бар, каких в Эдинбурге полно – и пусть он в нём уже десяток лет кожаную обивку стульев задницей протирал, новое любимое место себе найдёт и там следующий десяток лет просидит.  Это всего лишь ещё один из его друзей, который с мясом выдрался из его сердца. Он пережил столько ссор, обид и предательств в своё время, а сейчас застоялся без открытых противостояний с существами, размяк без постоянных охотничьих склок, вот и болит. Да плевать – и плевать на то, что кому, как не ему, знать, что этот разрыв будет грызть его и наутро, и спустя неделю, и немало времени понадобится, чтоб он смог появляться на этой улице, не испортив себе настроение воспоминаниями об этой ночи и о последнем взгляде Чейс.
А самое обидное – он ведь совсем во всем этом не виноват. Совсем не виноват.

0

65


https://69.media.tumblr.com/6783d36da0c52038c9383dd40c40fbd6/tumblr_pravzt3TBM1s598oh_500.gif
Tom Holland

► Имя Фамилия: Andrew Stayton
► Возраст: 14 (род. 24 декабря 2002 года)
►Трудоустройство: ученик частной школы Лоретто

► Вид: человек
► Легенда: -
► Сторона за мирное сосуществование людей и легенд

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ты родился в сочельник в Эдинбурге. Я - твоя мать - обычный человек, твой отец - легендарный Крампус Шон Риган. Мы с твоим отцом развелись буквально через пару недель после этого радостного события, о его легендарной сущности мы ничего не знали. В твоей жизни он не появлялся, и ты знаешь о том, какой он только по моим рассказам и его фотографиям из нашего счастливого прошлого. О том, на какой ноте мы с ним расстались ты ничего не знаешь, о судебном запрете на встречи с тобой - тоже, ты слышал от меня о нём только хорошее и условно принимаешь его загадочную необходимость быть вдали от нас. И с детских лет ты мечтаешь познакомиться со своим отцом и выяснить, действительно ли он тебя так любит, как я тебе рассказывала.
Я окружила тебя любовью и заботой за двоих, ты вырос в хорошем районе, учиться пошёл в частную школу, каждый год мы ездим на море во время каникул. Ты - прирожденный технарь, вероятно, в меня и свою бабку (которая, к слову, всё ещё жива и иногда мы её навещаем). С самого детства интересовался точными науками, в математике преуспевал, подхватил физику, и понеслось. Скорее всего, ты один из лучших в своей школе в этом направлении. У тебя призы есть награды за победы разных научных конкурсах, которыми я, конечно же, очень горжусь. Ты постоянно что-то изобретаешь и собираешь, мечтаешь совершить великое открытие.
Мы с тобой хорошие друзья, в тех пределах, в которых могут дружить мать и её ребёнок, конечно, но ближе никого у нас нет, поэтому ты весьма качественно всё детство не давал найти тебе другого отца и тем более заводить других детей.
Сейчас ты вырос и не далее как в мае 2017 года ты решил восстановить свою семью сам, раз уж этого не произошло раньше. Ты нашел своего отца и, не рассказав ему ничего, о себе, заманил к нам домой. Нас с тобой, вероятно, теперь ждут непростые времена с непростыми решениями.
Ты увлекаешься футболом и играешь в полузащите школьной команды, читаешь комиксы и любишь путешествовать. Ты обладаешь какой-то внутренней справедливостью, которая вечно тебя затягивает в драки в защиту тех, кто слабее. Даже если ты понимаешь, что противник несоизмеримо сильнее, тебя это не останавливает. И это, конечно, меня беспокоит и злит, провоцирует ссоры между нами, потому что я боюсь за тебя и боюсь, что однажды это всё закончится для тебя плохо. Ну, я мать, мне положено волноваться за тебя. К слову, в конце апреля 2017 года ты угодил в больницу с ожогами, потому что до последнего спасал людей из горящего дома, оказавшись на полыхающей Принцесс-стрит.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Мы с папой очень тебя ждём, как ждали и в далёком 2002 году. Я хотела бы развивать наши с тобой отношения и, действительно, пройти через эмоционально сложные времена, в которых у тебя происходит взросление, осознание себя на фоне того, что рядом теперь твой отец, с которым я ничего общего иметь не хочу.
После того, как мы с тобой узнаем о том, что твой отец - Легенда, я думаю, что у тебя вполне могут появиться какие-то новые цели, в которых твой ум обязательно пригодится. Может быть, ты захочешь что-то изобрести, чтобы продолжать двигаться по пути истории вместе с отцом, а не обогнать его в какой-то момент и умереть от старости. Может быть, наоборот, ты захочешь что-то сделать, чтобы он стал обычным человеком.
Я предполагаю, что к Легендам ты не станешь относиться плохо, потому что ты - мой сын, и я учила тебя не судить о людях по их расовой, классовой и прочим принадлежностям. Более того ещё задолго до 2011 года я рассказывала тебе и о своём отце - Фениксе, поэтому каминг-аут Легенд для тебя не стал шоком.
Я в целом скорее вижу тебя волонтером какого-то движения, помогающего легендам. Ты мог бы тайно от меня (потому что я не разрешаю!) помогать слабым  выживать в периоды гонений, стремясь к тому, чтобы никто не страдал несправедливо.
Но это на усмотрение и вполне обсуждаемо, как и другие детали. Обсудим уже в процессе.

пример поста

Мам, мне нужны для проекта оптроны и тиристоры!
Мам, где мои джинсы?
Мам, я опаздываю, доем сандвич в автобусе!
Примерно так начинался каждый день. Джо гладила сыну джинсы, готовила завтрак, записывала всё, что ему нужно будет купить по дороге домой. Обычно перед работой Джо отвозила сына в частную школу на другом конце города, но сегодня была суббота, и женщина отправила мальчишку со всеми на автобусе. По субботам Джоанна не встречалась с любовниками, которые, наконец-то, были заняты своими семьями, не отвечала на бесконечные вопросы мамочек в группе по классу математики в фейсбуке, и ни в коем случае не садилась за проверку выполненных заданий. Это был ее выходной, и в планах было посвятить время себе. Тем более, что её любимые магазины на днях направляли ей радостные рассылки о новых коллекциях.
Но в начале субботнего дня всегда стояла пара часов фитнеса, которые, по мнению женщины, должны были компенсировать пропущенные из-за недельной загруженности тренировки. Джоанна отдавалась спорту с особым удовольствием, совершенно не пытаясь анализировать своё желание заполнять физической активностью какие-то отсутствующие в её жизни радости. Ей казалось, что вполне нормально приводить своё тело в порядок после беременности…почти четырнадцать лет. Да и после тренировки ощущения от шоппинга были особенные: как будто именно часовая пробежка на дорожке позволила без проблем влезть в самое узкое платье из новой коллекции.
Джоанна присмотрела несколько красивых платьев, и решила, что вполне может потратить на них часть будущей премии где-нибудь недели через три. И задумываться о том, что при существующих раскладах через три недели этого города может и не стать, не хотелось совершенно. В свой выходной Джо держалась подальше от новостных сводок, почти не заходила в социальные сети и пыталась забыть обо всём, что творилось в Эдинбруге. Она пыталась уживаться с мыслью, что умереть может в любой момент, и разрастающееся противостояние людей и этих легенд никак этот факт не меняет. Смертные всю жизнь строят планы, осознавая в глубине души, что могут и не дожить до их реализации. В её маленькой светлой голове и без того было слишком много тревог: ещё несколько тысяч фунтов не хватало на счету для оплаты обучения Эндрю, кредит за новую машину она, конечно, почти выплатила, но сын-то тоже скоро потребует свой личный автомобиль, начальство наседает, требуя проводить больше собраний без всяких доплат, и на будущей неделе нужно везти Эндрю к стоматологу, поэтому, скорее всего одно платье из планов всё же придётся исключить, а на воскресенье взять себе ещё одного ученика на частные занятия, ведь сыну тоже скоро понадобиться репетир для подготовки к экзаменам. Тем более, что он из университета сегодня, наверняка, приедет весь возбужденный и вдохновленный, наверняка с какими-то новыми желаниями.
Обсуждения с маникюршей детей-ровесников закончились именно мыслью о том, что сын скоро уже должен вернуться домой, поэтому Джоанна сразу после процедуры прыгнула в машину и поехала к себе, уже на ходу чертыхаясь, что опять забыла о камере на углу улицы, фиксирующей превышение скорости, а, значит, теперь ещё и штраф придёт, и прощай новое платье.
Перед тем, как зайти в дом, Джо помахала соседу и достала из почтового ящика свежие письма. После всех тяжелых размышлений о своих несостоявшихся платьях, новые счета за свет и воду в почтовом ящике настроения не подняли. Джо расстроенно выкинула очередной каталог косметики по рассылке и, сжав в руке счета, отправилась к себе.
Осмотрев богатства в холодильнике, Джоанна пришла к выводу, что сегодня Эндрю, наверняка, карманные деньги потратит на какой-нибудь вредный фастфуд, и потому решила приготовить ему полезный суп в качества воспитательной компенсации.
Разобравшись с обедом, женщина глянула на время и обнаружила, что сын нарывается сегодня на серьезное опоздание. И первая мысль о том, что он обязательно получит кроме супа ещё подзатыльник, быстро сменилась лёгким волнениям. День отрытых дверей давно закончился, а Эндрю был не тем любителем шляться по городу с друзьями и бесполезно тратить время. Джо набрала несколько раз сыну на мобильный, но длинные гудки так и не закончились ответом. Оставалось звонить мамочкам одноклассников Эндрю, забывая о том, что все они Джо недолюбливают, и интересоваться, дома ли их чада. И в тот момент, когда женщина узнала, что все уже послушно делают уроки, и всё волнение перешло в фазу «пора звонить в полицию и морги», раздался стук в дверь.
Взволнованная, расстроенная и одновременно злая Джоанна открыла, уже собираясь разразиться бурей над головой своего единственного сына, но заметив на пороге Эндрю в компании Шона-отца-его-блять-Ригана так и застыла с приоткрытым ртом.
И это без преувеличения можно было назвать самым худшим моментом поганого выходного дня. Шон Риган, которого Джоанна не видела почти четырнадцать лет, который был когда-то её мужем, который бросил её и сына, развернувшись и хладнокровно сделав вид, что их обоих не существует, стоял перед ней сейчас и был таким, словно только вчера у них родился Эндрю.
Джо отследила момент, как в дом прошмыгнул сын, стараясь казаться незаметным, но только это и заставило её отказаться от идеи захлопнуть перед Риганом дверь. Сложив два плюс два, Стэйтон быстро поняла, что не появлявшийся четырнадцать лет в их жизни отец не стал был делать этого и сейчас, и явно он не ожидал, что окажется сегодня здесь. Значит, всё дело в самом Эндрю, и после того, как он нашёл своего папу, лишить сына его снова одним хлопком двери Джо не могла. Но и с Шоном церемониться она не собиралась, тем более, что от звучания его голоса её начало знобить.
- Я тебя придушу, если будешь меня так называть, - процедила Джоанна, всё так же удерживая мужчину на пороге. - Ты бы перечитал судебные предписания перед тем, как появляться здесь, Шон. Или, дай подумать, мальчик, удивительно на тебя похожий, которого зовут Эндрю, тебя даже не натолкнул на мысль, что четырнадцать лет назад ты сам его так назвал, да? Я даже не удивлена, Шон.
Голос Стэйтон дрогнул, и она почувствовала, как резко захотелось курить. А ведь в последний месяц ей даже почти удалось бросить.

0


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » WANDERLUST