http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » остаемся зимовать ‡флеш


остаемся зимовать ‡флеш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/iN5mr.jpg

Лето ушло и уже никогда не вернется,
Осень, хлебни ядовитой воды из колодца,
Зима будет долгой, но все обойдется...

Alaios Grendall & Finn Kaddy
зима, 2016
Нью-Йорк

Отредактировано Finn Kaddy (11.09.2017 14:24:11)

+1

2

Немного надежды, пусть даже безнадежной надежды, никому не может повредить.
Джон Стейнбек "Зима тревоги нашей"

А снег все-таки пошел. Долго носился в тучах по небу, которые гонял беспокойный северный ветер, пришедший из далеких земель. Ветер был молод и чужд городу. Он поднялся под самые шпили-антенны небоскребов, и азартно ринулся вниз. Ударился о вывеску, звякнул витриной, сорвал шляпу у прохожего и долго с ней играл, будто пес с мячиком. И снег вытряхнул. Заодно.
Алиш сидел на высокой каменной тумбе, смотрел как мужчина бежит за беглецом - убором, и болтал ногами. Кроссовки ударялись друг о друга с глухим пружинистым звуком. В них было немного холодно, не смотря на двое носок, натянутых на манер капусты. Алиш вообще был похож на славный овощ. Из-под ярко-синего, густого, ночного свитера торчал воротник бадлона, некогда серого, а теперь мышастого цвета. Мешковатые линялые джинсы и обрезанные черные перчатки дополняли образ. На улице мальчик болтался второй день.
Алиш гулял так каждые выходные, подальше от дома. Он выбирал места спонтанно, интуитивно, ища покоя и безопасности. Возвращался в дом в воскресенье под вечер. Отмывался, отстирывался, превращаясь в примерного школьника. Эльф оставался на улицах города, терялся в проулках и под мостами. Оставался мальчик-подменыш. Почти настоящий.
Алиш замерз. Он подул на руки, стараясь разогнать кровь, и отогреть пальцы. Не вышло. "Пора", - решил подросток. Он осмотрелся деловито по сторонам.
Алиш охотился.

+1

3

Испытывал ли кто-нибудь ощущение крайней безысходности и пустоты внутри, как испытываю её временами я? И речь не о банальном одиночестве, о котором то и дело пишут недалекие девочки-девушки на своих страничках в социальных сетях, а в том чувстве, когда ты осознаешь полную беспомощность перед некими обстоятельствами в жизни. В моем случае таким обстоятельством была моя нестерпимая тяга к матери. Как я не пытался загнать свои порывы поглубже, как бы не старался перенаправить свои желания на других особ, всё сводилось к единому – я хоть и сопротивлялся, но по сути находил лишь альтернативу ей. Подделку. Может на какое-то время можно было себя убедить в том, что моя больная привязанность – лишь особенность характера, следствие воспитания или чего еще, но всякий раз мысленно я возвращался обратно в Ирландию. К ней.
А здесь я один. Ни десять, ни сто не смогут понять тебя.
В такие мрачные дни я, как это ни странно, искал утешение в единении среди городской суеты. И если Лондон был мне ближе по духу, то Нью-Йорк только заковывал, зажимал со всех сторон своими высотками и торопливыми американцами. Потеряться здесь можно было не только свернув не на ту улицу – потерять себя было возможным просто стоя посреди толпы на переходе. Каждый день как новая война, противостояние влиянию этому городу. Если бы не крайние обстоятельства, я и не подумал бы выбрать США местом своего постоянного пристанища.
Однако моя подруга, Син, подбадривала меня, находя в этом свои плюсы: Дублин и Лондон как ключевые города двух колоритных стран уже открылись мне со всех сторон, а здесь можно было ловить совершенно новую и неведомую ментальность американцев и их бытность в кадре моего объектива. Собственно, благодаря моему крайне неординарному подходу к фотографии, меня и приняли в одно из крупных изданий города.
В один из подобных тоскливых дней, когда приступ меланхолии снова застиг меня врасплох, я решил направиться за двери нашего лофта и сделать несколько интересных снимков, к тому же журнал требовал с меня хоть какую-нибудь работу за простой в неделю.
Морозный легкий ветер моментально пробрал меня дрожью. Хоть я и любил холод, но даже закаленный человек невольно вздрогнет, выйдя из теплого помещения в зиму. Несмотря на всю мою не_любовь к Нью-Йорку, я должен признать, что погодные условия сравнительно не слишком отличаются от родной Ирландии – температура редко падает ниже пяти градусов зимой.
Я сделал несколько снимков запорошенных деревьев, краев витрин, вывесок в движении, наполовину скошенных от ветра, запечатлел эмоции прохожих на снег, в общем старался создать картину «здесь и сейчас». Кажется, камера несколько подмерзла, поэтому пришлось убрать ее в чехол и укрыть внутри пальто, что носилось мною сегодня нараспашку. Голод едва ли меня трогал, поэтому я решил продолжить созерцать зимнюю сказку со скамьи своими глазами, старательно избегая волнительных мыслей.

+2

4

Алиш охотился.
А охота, как знает всякий, дело долгое и созерцательное. Прежде чем все придет в движение, завертится каруселью, взорвется хлопушкой, зажужжит и замечется, время растянется выцветшей резинкой. Замрет перелетной птицей на последней ветки перед долгим полетом, лишней каплей на кромке закрытого крана.
Раз.
Мальчик цепляется взглядом. Он выхватывает беспечность легко. Выдергивает лотерейный билет их вороха фантиков. Будь они в игре, трехмерном цифровом поле, над головой незнакомца светился бы призывный огонек. Квест, невыполненная миссия. Пандора удавится от любопытства, если не рассмотрит содержимое ящика.
Два. 
Подошвы шуршат по камню, и стучат об асфальт. Его никто не слышит. Ветер и снег смягчают звуки, оборачивая оберткой. Шаги легки и пружинисты. Ноги подпрыгивают, почти бегут, жеребячьей вздернутой походкой. И все же, в них есть неуловимая грация, где-то между смешинкой и истинной красотой.  Движения почти гротескны, и лишь тонкая грань отделяет от неловкости.
Три.
Алиш плюхается на скамейку рядом с добычей. Рассматривает беззастенчиво, пытливо. Наклоняет чуть вопросительно голову, распахивает доверчиво глаза. Ничего лишнего.
- Привет, - улыбается мальчик, - Ты фотограф?

0

5

Всем известно, что муза – довольно капризная девица, и уж если она соблаговолила своим визитом, то необходимо по максимуму выжать пользы и духовно насладиться ею сполна. Ибо неведом тот момент, когда ее Величие соизволит навестить вас вновь.
В моем случае наши отношения нельзя назвать сложными, это заносчивая особа жаловала меня, отчего ее посещения не были для меня ни новостью, ни приятным шоком. Мы будто условились с ней, что моим приглашением станет опиум, ровно как и ее клубной картой в место под названием «Финн Кадди». Сегодня, к слову, мы вышли на прогулку с ней вдвоём. И пусть ведомым чувством стала меланхоличная бездействующая усталость, присутствие моей обходительной зазнобы едва ли могло скрасить тусклость сего дня. Даже несмотря на запорошенный белый антураж сказки кругом, перед моими же глазами стояла плотная серая пелена печали, а наслоившийся приход только укрепил это восприятие.
Не сразу заприметив своего юного соседа по лавке, я бы так и продолжил сидеть внутри себя, созерцая картину мира, неприятно осевшую камнем. Но его пристальный взгляд вырвал меня из плена собственных размышленческих диалогов с моей спутницей.
- Привет, - с улыбкой человека, которого будто бы только что вытянули из-под гильотины, я встречаю мальчишку. – Он самый. – Повернувшись теперь уже к нему полностью, я подпираю ногу под себя и облокачиваюсь на спинку скамьи: меня не особо волнует, что она вся в снегу и скоро эта влага проберется мне под рукава и станет противно зудеть колкостями. – У тебя всё в порядке? Где твои родители? – Мне больше нечего сказать ребёнку, поэтому на ум так и лезет шаблонный вопрос, привитый ложным чувством участливости и тревоги за чужого человека. Разве не самый гнусный это обман? Обрекать человека наивно полагать, что до него есть кому-то дело. Ведь если он в это уверует (а он уверует: любой человек готов в омут окунуться в иллюзию собственной значимости), то в момент острой необходимости в поддержке придёт к тем, кто проявил к нему заботу когда-то, а в ответ получит захлопнувшуюся перед носом дверь. Паршиво, не так ли?
Решив посему не дожидаться ответа, я предпринял попытку воспринимать мальчишку вовсе не как дитя, а как рядового любопытного прохожего. Взглянув на него по-новому, я сумел рассмотреть довольно интересные черты лица: вся невинная и робкая нежность была собрана в подростке, чей нелегкий путь становления личности сейчас был в самом разгаре. Мне до жути понравился этот дисбаланс внешнего и внутреннего состояния. Я молча потянулся в пальто, доставая свою камеру и без спроса навел объектив на мальца, сделав несколько резких фото.

+1

6

- Привет.  Он самый.
"Отлично", - мысли текут отстранено размеренно, - "Есть контакт." Контакт важен, он сердце охоты. Можно загнать и так, но выйдет слишком грубо. Палево, сказал бы Рик и был прав. Алиш учится быстро и допускать ошибок не собирается.
Мальчик вновь улыбается и любопытно тянется. Не переиграть, не создать слишком нарочитое и сложное.
- Здорово, - и тут же мотает головой, - В полном. Эээ, - он выдерживает растерянную паузу как человек застигнутый врасплох странным вопросом, - Отец на работе, а мама дома. Где им еще быть?
Алиш еще раз улыбается, готовясь отвечать дальше - у взрослых их всегда много вопросов: где твои родители, тебе не холодно, ты поел, ты почему здесь и дальше-дальше-дальше, будто эти слова имели настоящее значение. Но жертва бросает изображать из себя рядового взрослого и неожиданно вытаскивает фотоаппарат. Алиш замирает, с интересом наблюдая. План посыпался. Карточный домик рухнул на голову, погребая все расчеты. В голове шла борьба, но отступать мальчик не собирается. Он дал покрутиться вокруг себя, и только, когда фотограф сосредоточился и полностью ушел в работу, резким движением выбрасывает руки, хватает за камеру и дергает. Он выдернул ее настырно, нагло, уповая на неожиданность. Вещь потянула ладони вниз, а мальчишка скатывается со скамьи и бросается наутек.
Он припустил как заяц, туда, где было меньше всего прохожих. Оглядываться Алиш боялся, только усиленно прислушиваясь.

Отредактировано Alaois Grendall (04.01.2018 19:42:14)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » остаемся зимовать ‡флеш