http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » to be here and to leave ‡альт


to be here and to leave ‡альт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://68.media.tumblr.com/0c77a0586c7ab06d6abcdac43d0d007c/tumblr_ow4sv4yzqf1qdqywso1_1280.png
Nobody wants to be here
and
nobody wants to leave.

шмотки

https://68.media.tumblr.com/5cb771c883fcaf8bacb5b50e2aabaa00/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso1_250.png=https://68.media.tumblr.com/9a1ee3b827ac09e0f49b2a09a3cb94c0/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso2_250.png
https://68.media.tumblr.com/1e6f4b18fc5d3531df3eb897bc334b7a/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso3_500.png

[nick]Zack Freeman[/nick][status]captain[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/5cb771c883fcaf8bacb5b50e2aabaa00/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso1_250.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/1e6f4b18fc5d3531df3eb897bc334b7a/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso3_500.png[/sign]

Отредактировано Sin Ernalia (11.09.2017 22:08:35)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Когда Земля исчерпала внутренний ресурс, человечество устремило взгляд к звёздам в надежде найти новый дом посередь холодного космоса. Один за одним первооткрыватели отправлялись покорять безжизненные просторы, ознаменовав тем самым новую эпоху скитаний в истории, завершившуюся лишь с открытием планеты Эос. Наличие кислорода в атмосфере и развитой органики внушило людям обманчивую мысль о существовании безмятежного рая.
Первые корабли колонистов устремились на Эос десять лет назад, но мирные исследователи космоса оказались не готовы к встрече с крайне враждебной фауной планеты. Несмотря на отсутствие разумных существ на её поверхности, так называемые жуки не пожелали пускать на свою территорию иноземцев. Дикие, лишенные жалости существа разрывали безоружных людей в клочья, не оставив нам выбора. Мирный вариант исчерпал себя и теперь за дело взялись мы — военные.
Никто не может назвать точное количество жуков на планете, но технологическое и интеллектуальное превосходство позволило нам силой оружия и тактического гения установить первые аванпосты на Эосе, ставшие крохотными уголками безопасности на кишащей враждебной жизнью планете.
Десять лет мы сражаемся с жуками, десять лет ищем способ раз и навсегда искоренить угрозу, названную их именем, и когда-нибудь мы победим!

Вполуха слушая пропаганду генерала, Амелия смотрела в сторону иллюминатора. За толстым стеклом перед её глазами развернулась всепоглощающая бесконечность бытия — космос, пугающий своей непроглядной чернотой. На его фоне медленно вращалась огромная планета, напомнившая девушке Землю наличием голубых океанов и зеленых континентов. С орбиты Эос казался потерянным раем, о котором люди грезили сотни лет. И вот теперь, когда он нашёлся, оказалось что это самая настоящая преисподняя, сокрытая под притягательной маской мира-сада.
Эос таил в себе гораздо больше, чем надеялись найти первопроходцы. Жуки погубили тысячи людей и продолжали лакомиться человеческим мясом по настоящее время: списки погибших обновлялись ровно в полночь, и на памяти Амелии не было и дня, чтобы часы отбив двенадцать не принесли горестное чувство утраты в семьи безвозвратно ушедших героев.
Несмотря на бравые речи полководцев и бесконечные обещания скорой победы политиканов, война с жуками продолжалась долгих десять лет и, казалось, могла длиться еще столько же. Пренебрежительное отношение к врагу со стороны генералов обошлось слишком дорого: с первых дней допускались грубейшие ошибки, в результате которых проливалась кровь солдат, оказавшихся в окружении тысяч тварей волею бездарных командиров. И когда наконец даже самые упёртые признали невозможность взятия Эоса нахрапом, появились Валькирии — лёгкие боевые корабли, способные входить в атмосферу планеты и собирать полезные данные. Изучение жуков и разведка стали приоритетными задачами, а выполнялись они усилиями экипажей Валькирий, и с этого дня  Амелия являлась одной из них.
- И помните: вы — наша главная надежда на победу. Человечество полагается на вас! - на этой пафосной ноте генерал закончил свою приветственную речь, и десятки рук продемонстрировали вбитый в голову бесконечной муштрой жест, отдавая честь старшему по званию.
- Вольно! Разойтись, - отдал последний приказ командующий орбитальной станции и покинул помещение, тут же стирая из памяти юные лица своих слушателей — только так ему удавалось сохранять самообладание на этой кровавой войне.
Молодое пополнение в боевых рядах гулом своих голосов заполнило пространство, но Амелия молчала: она заворожено продолжала наблюдать за Эосом, не переставая удивляться, как столь безмятежная на вид планета могла принести столько горя человечеству. Вместе с ней на станцию для несения службы прибыли не только пилоты Валькирий, на самом деле последних можно было пересчитать по пальцам одной руки, ведь экипажи разведывательных кораблей собирались исключительно из наиболее способных учеников лётной академии. Здесь были и пехотинцы, готовые стать частью гарнизонов аванпостов, упомянутых генералом в его торжественной речи; среди новоприбывших нашлись и инженеры-техники, благодаря чьим стараниям Валькирии могли рассекать голубое небо враждебной планеты, да что там, только их трудами сама станция не разваливалась на части; а ещё вместе с Амелией прилетели военные ученые: геологи, биологи, химики. Именно им предстояло анализировать всю собранную Валькириями информацию, а иногда яйцеголовые и сами подымались на борт боевых кораблей, пусть и случалось это крайне редко.
- Амелия? Амелия Бренд? - знакомый голос заставил девушку вздрогнуть и резко обернуться, на что переживавшие последствия длительного пребывания в гибернационной камере мышцы ответили тупой болью, сковавшей всё тело, но даже это не помешало молодому пилоту разглядеть в толпе знакомую светловолосую шевелюру.
- Фрэнк?! Я здесь! - крикнула шатенка и, перебарывая собственную немощность, двинулась навстречу молодому мужчине с погонами лейтенанта. Долгих два года их разделяло расстояние в несколько световых лет, и вот когда между ними осталась какая-то пара метров, они жадно бросились в объятия друг друга. Амелия дрожала от неверия: когда-то она была девушкой этого блондина, а потом он отправился на войну, став одним из первых биологов на орбите Эоса, примеривших военную форму.
- Я увидел твою фамилию, когда просматривал списки прибывающих пилотов, - объяснил мужчина своё появление, даже не пытаясь скрыть радости в голосе. - До сих пор поверить не могу, что ты будешь летать на Валькирии, да ещё и в составе экипажа Фримана!
С трудом прежние любовники заставили себя отпустить друг друга, и вот их снова разделяло расстояние, но теперь ничтожно малое. Два года Амелия мечтала увидеть своего бывшего бойфренда, надеясь застать его целым и невредимым. Ужасы войны пощадили Фрэнка. Да, служба его была не так опасна как, скажем, служба пехотинцев на поверхности планеты, но на Эосе время от времени умирали все, и учёные в том числе. Но всё-таки что-то было не так в его голосе, движениях, даже в том как он стоял.
- Ты изменился, - произнесла Амелия и смущенно отвела взгляд в сторону, почувствовав нотки разочарования в собственных словах. Перед ней был уже не юнец, а настоящий боец: за два года вдали от родного дома Фрэнк возмужал и окреп. Выглядел он не хуже, даже лучше, просто ощущался иначе.
- На Эосе люди меняются, - хмуро произнёс лейтенант. - Очень скоро ты сама всё поймешь.
Оба замолчали, и в этот момент в голубых глазах блондина Амелия увидела скорбь по погибшим товарищам, всю ту боль, которую он переживал, но не решался показать, и от этого сердце болезненно сжалось. Да, она была лучшим пилотом, которого знала академия за всё время военной кампании на Эосе, но превосходные навыки пилотирования никак не подготовили девушку к мрачному взгляду Фрэнка.
- Давай лучше я покажу тебе станцию? - учёный положил конец неловкости мягким тембром своего голоса и очень неуклюже улыбнулся, но попытка была засчитана и девушка ответила ему тем же. - О чём ты хочешь узнать прежде всего?
Подхватив молодого пилота под руку, мужчина повёл её к выходу из помещения, в котором земляне продолжали свои веселые беседы. Покидая их Амелия бросила взгляд на все эти физиономии, совсем скоро их улыбки не будут уже такими искренними, а имена некоторых пополнят бесконечный список жертв, принесенных в угоду колонизации непокорной планеты. Девушка и сама относилась к их числу, а потому в её голове подобных мыслей пока быть не могло.
- Расскажи мне о капитане Заке Фримене. В Академии о нём ходят легенды, - обратилась она к старому другу с просьбой, надеясь прогнать мрачные мысли интересными фактами из биографии её будущего командира.
- Ну, - неуверенно протянул Фрэнк, из-за чего сразу стало очевидно: он не относился к числу многочисленных фанатов известного капитана. - Волк старой закалки, больше всего боевых вылетов, минимальные потери среди личного состава и ещё у него такой огромный штырь в заднице, что попомни мои слова: Ты с ним натерпишься, но живой останешься, если сама не застрелишься.
Они подходили к перекрёстку коридоров и Амелия рассмеялась над шутливым описанием капитана. Весёлая и шумная парочка совершенно не замечала двигающуюся в их сторону грозную фигуру. Первым отреагировал молодой лейтенант: в одно мгновение став серьёзным, Фрэнк выпрямился и замолк. Девушка оказалась не столь расторопной. Сперва на глаза попался знакомый угловатый ястреб, развернувший свои крылья в стороны, абсолютно такой же украшал и её форму, как и форму любого другого пилота Валькирии, затем она увидела капитанские погоны, а уже после суровое бородатое лицо человека, которого Бренд никогда не встречала, но знала по многочисленным фотографиям и военным репортажам, перед ней стояла легенда космического флота — капитан Зак Фримен. Вероятно он уже изучил дело Амелии и узнал в коридорной хохотушке своего будущего пилота.
- Младший лейтенант Амелия Бренд, сэр! Только что прибыла на станцию и осматриваюсь, - отсалютовав по уставу, скороговоркой произнесла шатенка с побледневшим от столь неожиданной встречи лицом.
[icon]https://68.media.tumblr.com/9a1ee3b827ac09e0f49b2a09a3cb94c0/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso2_250.png[/icon][nick]Amelia Brand[/nick][sign]https://68.media.tumblr.com/1e6f4b18fc5d3531df3eb897bc334b7a/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso3_500.png[/sign][status]want to live forever?[/status]

Отредактировано Ben Winters (03.10.2017 21:38:34)

+3

3

Зак, чертов живчик, Фриман.
Именно так называли одну из легенд авиации в этой Богом забытым месте, вдали от родного дома, который капитан не видел уже много лет. Еще мальчишкой он знал, что хочет летать в небе, над раскинувшей внизу землей, в облаках, что разрезают крылья, тянулся к ощущению, когда держишь в руке штурвал и летишь все дальше, оставляя позади и горести, и печали, и радости, оставаясь наедине с самим собой. Он бы летал всю свою жизнь и никогда не позволил бы колесам трапа коснуться посадочной полосы, но технологии еще не настолько далеко ушли вперед.
Эос стал его последней точкой, замыкающей круг жизни, временной петлей, в которой он застряла до конца своей жизни. Вдохновленный покорением новой планеты, речами, что с такой уверенность произносились генералами, правительством, собственными мечтами и амбициями в числе таких же ослепленным сопляков, Фриман отправился покорять неизвестную планету. Позабыв об опасности, о том, что люди такие ничтожные в сравнении с огромным и диким космосом, хранящим в себе миллиарды тайн, намного старше нашей планеты, в десятки наших знаний и гораздо более опасными, чем люди с пушками. Существа, что защищало свой дом так же рьяно, как мы пытались его захватить, раз за десяток лет не убавилось ни пыла, ни желания, ни финансирования, имеющие снова начала из банальной необходимости поиска ресурсов. Впрочем, главное для Зака было то, что он сможет летать, но хватило лишь одного полета, чтобы неизменные годами приоритеты сменили свое направление на неизменный инстинкт – выживание. А, значит, и борьба.
Это были не те мелкие и безобидные существа, населяющие Землю, а огромные безжалостные убийцы, что на глазах мужчины стерли в порошок большую часть первого отряда, практически невооруженного, собирающегося лишь ознакомиться с новым местом. Было честь взять на себя первый полет Валькирии и честью продолжать летать до сих пор на боевом корабле, созданном специально для этих мест. Прежде, чем нападать, необходимо было изучить врага, отчего в приоритете вместо уничтожения враждебного «населения» стал сбор информации о них, о фауне, флоре и прочем. Задача пилота была проста: из точки А доставить экипаж в точку Б максимально бережно, без потерь, избегая столкновений с врагом, что случались довольно часто, у летающих тварей словно был нюх на них, но пока не удалось захватить ни одну из них – живую или мертвую, чтобы утверждать это наверняка.
- Доброе утро, сэр!
- Вольно, - буркнул он.
Ему были поперек горла все эти формальности, когда будешь подыхать разорванным или сожранным, то не протянешь салфетку, дабы подтереть слюни, смешанные с кровью, и капающие из пасти. Несколько раз он мог погибнуть, но то ли удача, то ли случай, или божественная помощь, а, может, и все вместе, ему помогали и вытаскивали из передряг. С каждым новым шрамом на теле Фриман все отчетливее понимал, в какую западню попал, как мышь, с которой играет пересытившая кошка, не желая отпускать и цепко держа за хвост. Он мечтал летать, не сражаться, но его навыки не могли остаться незамеченными. К нему стремились в команду, чтобы работать под его руководством, мечтали попасть в экипаж к опытному человеку, словно это гарантировало возвращение домой. А ведь он терял людей, и не раз, и не два, на сегодня на его счету было двести пятьдесят семь погибших, за шесть лет с момента создания Валькирий. «Немного», скажут многие, среди тысяч погибших у других, для него же это огромный многоэтажный дом. Мгновение и его нет, мгновение и все эти семье оставались без отца, мужа, брата или сына. Тяжелейшая ноша, о которой он и не мечтал.
-  Младший лейтенант Амелия Бренд, сэр! – раздался как гром среди ясного неба голос, отвлекающий его из мрачных дум. – Только что прибыла на станцию и осматриваюсь.
Больше всего он терпеть не мог молодняк, что так услужливо подсылала к нему академия каждый год. Пушечное мясо с запудренными мозгами и верой, что они победят вот совсем скоро, осталось еще чуть-чуть, отчаянные идиоты, мечтающие выпендриваться перед начальством. Фриман не гнался за славой, он бы с радостью переложил эту ношу на кого-то другого, отмотал время, вернулся бы к тем, кто его хоть немого еще помнит, даже попытался бы создать семью, но не мог. Капитан идет ко дну вместе со своим кораблем, а никак не иначе. 
- Вольно, младший лейтенант, - имена и фамилии он запоминал отлично, но не подавал виду и обращался в основном по званию лично. – Вы прибыли сюда не красотами любоваться, отправляйтесь в ангар и займитесь изучением кораблей, которыми вам, может быть, предстоит управлять в далеком будущем, если я сочту это допустимым.
Он не пустит неопытную девчонку в бойню, пока не будет уверен, что у нее девяносто девять шансов выбраться и лишь одна случайность, по которой она может погибнуть не по своей вине, следовательно, любезничать он не намерен, здесь не лагерь и не опытный полигон, а реальная война. Потеряв в ней всякий интерес до вечернего собрания и знакомства, Зак продолжил свой путь в собственную выделенную ему каюту, чтобы изучить последние новости, обновленные карты, бегло просмотреть список выделенных ему мальцов. До встречи с ними ему предстояло проинструктировать парочку лейтенантов, что летали уже сами, у них предстояла ночная вылазка, потому что в это время суток жуки были практически не активны, но обнаружить их место ночлега и уничтожить не предоставлялось возможным на сегодня. А, жаль, был бы отличный переломный момент, первый за десять лет.
- Я не буду читать нотаций, давать счастливого напутствия, вы здесь не за этим, - говорил капитан позже вечером, обводя взглядом каждого. – Ваша задача знать вашу Валькирую лучше, чем вы знаете свое тело, полагаться не только на мозги, но и на интуицию, ситуации бывают разные, поэтому сначала предстоит недельный курс тренажеров, и по результатам я буду решать, присоединитесь ли вы в качестве вторых пилотов или же вернетесь домой. Здесь вам не Диснейленд и не повод хвастаться и гордиться, - он не стал уточнять, уяснили они или нет, как и продолжать свою речь. – Все свободны, я встречусь с вами здесь же через неделю.

[nick]Zack Freeman[/nick][status]captain[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/5cb771c883fcaf8bacb5b50e2aabaa00/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso1_250.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/1e6f4b18fc5d3531df3eb897bc334b7a/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso3_500.png[/sign]

+1

4

Непроглядную тьму космоса усеивает множество ложных звёзд — быть ими несложно: чем мрачнее времена, чем гуще черные краски, тем ярче они сияют на ночном небосклоне, одаривая своим фальшивым светом восхищённые лики далёких наблюдателей. Но стоит подобраться к ним ближе, как всё яснее становится обманчивость их натуры: мёртвый свет не излучает тепла, и как только наблюдатели это осознают, светила, на которые они с надеждой взирали всё это время, бесследно исчезнут раз и навсегда.
С расстояния вытянутой руки человек из стали Зак Фриман кажется самым обыкновенным стариком: плоть и кровь, такая же как и у любого другого списанного по возрасту капитана в лётной академии, нравоучения которых так долго приходилось терпеть восходящей звезде космического флота. Лицо легенды состоит сплошь из морщин и шрамов, напоминая поверхность старушки-луны, изуродованной бесчисленными кратерами — следами прошлых столкновений с небесными телами. Даже грозный взгляд старого аса преисполнен неописуемой тоски и печали - таких странно знакомых Амелии, но вот только она никак не может вспомнить почему.
Несмотря на отталкивающий внешний вид, молодой пилот не теряет надежды найти в старом капитане того самого кумира, чьи подвиги воспевали почти все ученики академии поголовно, легенду, которую она мечтала когда-нибудь превзойти. Но меж тем для старого волка Бренд очередной желторотый новобранец, неспособный даже подтереть собственную задницу без помощи старшего по званию. Девушка не может этого не понять: каждое слово мужчины пропитано его к ней отношением.
- Но, - только-только прибывший лейтенант авиации хочет возразить: позади недели проведенные в гибернационной камере, мышцы тела требуют особого ухода, ей нужен банальный отдых, чтобы прийти в себя, однако толчок в спину со стороны друга вразумляет Амелию: это не просьба, Фриман отдал приказ, который надлежит исполнить без возражений, как и полагается хорошему солдату.
- Так точно! - чётко и громко произносит она, но капитан потеряв всякий интерес к своему будущему пилоту уже продолжил путь по коридору, оставив её пылающей от гнева. Совсем недавно на неё равнялись, её боготворили, но здесь, на орбите Эоса, все прошлые заслуги рассыпались прахом по воле одного упрямца, не желавшего видеть в ней никого другого кроме несмышленого молодняка.
- Похоже, лейтенант, вас не научили уважительно относиться к вышестоящим офицерам, - шутка Фрэнка не сумела разрядить обстановку, наоборот, Амелия разворачивается к бывшему любовнику лицом, испепеляя того взглядом. Её аккуратные, привыкшие держать штурвал космического корабля руки сжимаются в крепкие кулаки. Кажется, ещё немного и она набросится на него. Биолог отступает на шаг, а вместе с тем напоминает об истинной причине гнева подруги: Я же предупреждал тебя насчёт штыря в заднице!
Глубоко вдохнув девушка прикрывает глаза, стараясь совладать с эмоциями. Ей было не впервой встречаться с трудностями на пути к мечте, но возникавшие столь внезапно преграды все ещё могли застать врасплох.
- Ты прав. Из-за этого перелета я совсем забыла про устав, - произносит Амелия. Фриман меж тем уже скрылся за углом коридора, а вместе с ним ушло и негодование.
- Ничего, привыкнешь. Все через это проходят, - Фрэнк ободряюще похлопывает ее по плечу, и пилот улыбается блондину. В его голубых глазах она к своему удивлению замечает тень той самой тоски, которую увидела в капитане. Вот почему взгляд старика показался ей таким знакомым. Молодой человек выглядит уставшим от бесконечной войны, но все же он даже близко не походит на живой труп, коим представился ей легендарный ас.
- Все в порядке? Ты побледнела, - беспокоится друг, но девушка вяло мотает головой.
- Нормально. Просто ещё не отошла, - ложь. На самом деле Бренд испугалась, что через год, а то и через пару месяцев она сама превратится в одного из этих призраков, плавающих по коридорам станции: пустые, лишенные огня молодости и целей, мечтающие лишь об одном: чтобы все это поскорее закончилось.
- Фрэнк, мне нужно в ангар. Ещё увидимся, - Амелия легко касается руки биолога, а затем шагает прочь, сбегая от мужчины и тех смешанных чувств, причиной которых он стал.
Первый день пребывания на орбите Эоса оказался куда продуктивнее, чем могла представить Бренд. Она успевает разобраться в устройстве станции: выучивает пути к ангару, казармам, столовой. Исполняя приказ Фримана, она даже наблюдает за работой инженеров над Валькирией, пережившей столкновение с жуками. Небольшое по меркам космического флота судно было размером с двухэтажный дом. Помимо экипажа из трёх человек: двух пилотов и штурмана, Валькирия могла принять на борт целый взвод солдат. Огромная стальная махина оснащалась двумя крупнокалиберными пулеметами, установленными на носу, способными разорвать в клочья самый настоящий танк. Но после боя с жуками грозная машина выглядит так словно рухнула прямиком в Великий Каньон: корпус покрывают вмятины, там и тут на глаза попадаются рваные отверстия, оставленные то ли когтями, то ли какими-то острыми шипами — всё зависит от того, какая именно разновидность тварей напала на эту крошку. Одного орудия на носу не хватает: его буквально вырвали с корнем, второе покрывает высохшая зеленая жидкость, заменявшая жукам кровь, или чем там были накачены их мерзкие тела. Ужаснее прочих огромная дыра в лобовом иллюминаторе, оставленная невероятных размеров жалом. Амелии не приходится долго гадать о последствиях подобного удара, ведь заглянув в кабину, она видит искореженное кресло второго пилота, то самое место, на которое претендует и Бренд. Тело давно унесли, а ошмётки собрали, но о судьбе несчастного говорят следы запекшейся крови.
После такого знакомства с Эосом девушка пребывает в некоторой растерянности. Она сидит в столовой, но кусок не лезет в горло, перед глазами застыла картина изуродованной кабины Валькирии, красная от крови сталь и отвратительный запах смерти. Силы покидают её изможденный после долгого перелета организм, но отдых ещё нескоро: впереди брифинг Зака Фримана.

Перед Амелией разворачивается голубое небо Эоса, где-то далеко внизу красные горы, название которых ей неизвестно. Она сидит на месте второго пилота, направляя Валькирию вперёд к указанному командованием квадрату, слева в кресле первого пилота сам Зак Фриман, беспристрастно наблюдающий за безмятежным на первый взгляд пейзажем. Сперва ощущается толчок: резкий и грубый, нечто на огромной скорости врезалось в их корабль и принялось рвать его на куски. Она слышит грозный голос капитана — он приказывает совершить дерзкий манёвр, Бренд тянет штурвал на себя, пытаясь привести его в исполнение, но Валькирия лишь лениво поднимает свой нос к небу, не желая подчиняться. Её зелёные глаза широко раскрываются когда над их кораблём нависает огромная тварь, отдалённо напоминающая осу. Пулемёты заводят свой рёв, исторгая свинцовые пули, больше похожие на пушечные снаряды, и крылатое дитя Эоса принимает их. Зелёная кровь разлетается во все стороны, но жук живёт и двигается навстречу Валькирии. Грохот. Тяжёлые когтистые лапы вонзаются в корпус, Амелия видит огромное жало, она понимает, у твари хватит сил на последний удар, который с треском пробивает толстое стекло, пронзая девушку насквозь. Кабина заливается красным светом ламп, а системы контроля спокойным голосом сообщают о разгерметизации корабля. Оставшийся в живых экипаж надевает специальные шлемы, а девушка лишь жадно хватает ускользающий в образовавшееся отверстие воздух. Кровь льётся из её рта, огромной смертельной раны в груди, а капитан и штурман продолжают править кораблём так, словно второго пилота никогда и не было вовсе.
Молодой лейтенант вздрагивает, пробуждаясь от дрёмы. Это всё тот же проклятый день, она в ангаре, сидит на ящиках с патронами. Где-то вдалеке гремят инженеры: до сих пор возятся с несчастной Валькирией, а новоприбывшие пилоты собираются на площадке перед кораблём самого Фримана, дожидаясь легенды. Совсем скоро они впервые услышат его речь в живую, и она им не понравится.
То и дело Амелия ловит на себе завистливые взгляды — едва уловимое эхо прошлого, когда перед ней были открыты все двери, когда инструктора называли её возможной преемницей сама великого аса, пророчили место второго пилота на его корабле. Но всё изменилось, скоро и они поймут это.
Горстка землян выстраивается при появлении старика в форме космического флота. Все жаждут услышать проникновенную речь, готовы внимать каждому его слову, но не Бренд: в её усталых глазах нет того восторженного предвкушения, с каким юноши и девушки открывают двери во взрослую жизнь. Немного поспать — всё о чём она сейчас мечтает.
Фриман открывает рот и лица молодых лейтенантов постепенно мрачнеют. Будь в Амелии хоть немного сил, она бы усмехнулась. Их снова будут проверять, словно десятков экзаменов в Академии было недостаточно, словно добрая сотня часов за штурвалами различных космических судов и рекомендации их наставников ничего не значат, словно у командования войск есть выбор. Когда уже не столь любимый ас разворачивается и уходит, пилоты начинают подавать голос: одни негодуют и ворчат, другие отмахиваются со словами, что места вторых пилотов им гарантированы: никто не справится с Валькирией в одиночку. Пока эти отоспавшиеся болтуны рассуждают, Бренд медленно шагает в сторону казарм. Здравый смысл подсказывает, что они правы: флоту нужны талантливые пилоты, и как бы Зак Фриман не кривил носом, они — лучший продукт Академии, но сердце подсказывает девушке, что если придётся этот упрямый старик легко справится с управлением в одиночку, оставив на станции предписанного ему пилота.
Она просто хочет летать, управляя самым совершенным из имеющихся во флотилии судном. Валькирии не просто быстры, они легко выполняют манёвры при которых любой другой корабль развалится прямо в воздухе. Свои качества они демонстрируют как в атмосфере Эоса, так и в космосе. И если старческое лицо Зака Фримана и может подарить разочарование, то Валькирии надёжны, они — машины.
Пока остальные негодуют и задаются вопросами, неужели они не доказали свою готовность на экзаменах, Амелия выкладывается в ангаре, общается с инженерами, сидит в тренажёрах, которые то и дело сообщают, что пилот совершил недопустимый манёвр, который в реальных условиях с вероятностью шестьдесят процентов приведёт к крушению, но девушка лишь рычит в ответ на вспыхивающие красным лампы перед её лицом. Лейтенант стучит по глупому компьютерному блоку, называет людей, писавших программный код трусами и слабаками. Она верит, Валькирия способна на большее, чем считают эти четырехглазые девственники на Земле.
Время от времени она натыкается на Фримана, но тот молчит и не даёт оценок раньше времени. Где-то в глубине души ей нравится думать, что старик разделяет её точку зрения касательно надёжности корабля. Кто как не стальной капитан должен знать об истинных возможностях владычиц неба Эоса?
За неделю Бренд находит общий язык с некоторыми инженерами из команды, обслуживающей Валькирию Зака. Они называют её способной и соглашаются, что компьютер чересчур перестраховывается, но вместе с тем советуют просто принять правила игры. Иногда девушка сдаётся и по-академически верно рассекает виртуальное небо планеты на протяжении нескольких часов к ряду, чтобы потом сорвавшись пустить воображаемое судно в опасное пике. И вновь красные лампы, ругань и стук кулака о металлический корпус компьютера.
Другие новобранцы называют её безумной, она их трусами в ответ. Очень скоро становится ясно: дружбы с коллегами по цеху не выйдет. Фрэнка она избегает, не желая отвлекаться от поставленной задачи. И лишь инженеры принимают её за любовь к кораблям и неутолимое желание разобраться в их устройстве. В свободное время девушка изучает каждый винтик, забирается в самые отдаленные места, терроризирует всех вокруг бесконечными вопросами.
Отведённое время близится к завершению и совсем скоро Зак Фриман снова соберёт их вместе. Амелия старается не думать об этом. Отчасти ей это даже удаётся: бесконечные тренировки и работа над собой отнимают столько сил, что на бессмысленные переживания их просто не остаётся. Но сегодня не отвлекает даже невероятная усталость, сегодня легенда флота даст свою оценку, от которой будет зависеть её будущее.
[icon]https://68.media.tumblr.com/9a1ee3b827ac09e0f49b2a09a3cb94c0/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso2_250.png[/icon][nick]Amelia Brand[/nick][sign]https://68.media.tumblr.com/1e6f4b18fc5d3531df3eb897bc334b7a/tumblr_ow4t2pwA0I1qdqywso3_500.png[/sign][status]want to live forever?[/status]

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » to be here and to leave ‡альт