http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » A friend in need is a friend indeed


A friend in need is a friend indeed

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s2.uploads.ru/vMpat.png
                                 
Время и дата: конец июня 2017 года.
Декорации: куда ноги понесут.
Герои: Нил Мэддокс, Честер Уайт.
Краткий сюжет: краткая история о том, как НЕ нужно пить.

Отредактировано Chester White (16.09.2017 22:03:05)

+1

2

Я с трудом могу открыть глаза, пришлось приложить усилие, чтобы сделать это. Яркий свет слепит, отчего я мгновенно щурюсь, невольно поднимая руку к лицу. Черт, как же туго даются движения. Тело взбунтовалось: кажется, каждая блядская мышца восстала против меня. Во рту не то, что кошки насрали – там их с десяток подох. Пытаюсь подняться и сообразить, где я. Зря я резко встал – тошнота мигом подкатила к глотке, я едва удержался, чтобы не испражнить ее..куда? Что за буржуйский ковер под ногами?
- Сука, - осипшая ругань с трудом вытесняется из меня, я хватаюсь за голову, она чертовски сильно болит. Ненавижу такое похмелье. Внутри всего трясет, дышится с трудом, в голове туман, перед глазами белена, и единственная мысль в голове «нахуя ж так было пить». Мне потребовалось несколько минут, чтобы я хоть как-то смог осмотреться. Легче не стало. Я увидел спасательный буй на столе – наполовину пустая бутылка джина. Опохмел, иначе не выжить. Нужно было приложить еще одно небольшое усилие в несколько шагов от места моего пробуждения, но они казались мне беспросветной пропастью, в которую я лечу, а смерть внизу неизбежна. Трясутся руки, от запаха алкоголя все еще накатывает волна тошноты, но я отворачиваюсь, настраивая себя. Аутотренинг: здоровья ради, не пьянки для.
Задерживаю дыхание, насильно вливаю в себя примерно сто грамм джина. Кашляю, морщусь, прижимаю рукав рубашки к носу, но, по-моему, он воняет еще хуже. Ищу глазами, чем закусить – вижу блюдо с беконом. Засовываю в себя пару слайсов и с шумом выдыхая, сажусь на край кровати. Сейчас отпустит и можно будет думать, безболезненно напрягая мозг. Закрываю глаза и пытаюсь не вспоминать о вчерашнем вечере.
Проходит несколько минут, я ощущаю, как тиски, которые сжимали голову, начинают ослабевать, тело не трясет уже так лихорадочно, как до этого. Жить можно. Наливаю вторую порцию – делаю один глоток, контрольный, чтобы отшлифовать «живое» состояние.
Так, ну и где это я? Давай, Нил Шолмс, врубай чертову дедукцию.
Судя по всему, это гостиничный номер – вокруг слишком чисто, минимум мебели, а там что? Выглядываю за окно – передо мной расстилается Бродвей. Я на Манхэттене, уже хорошо. Делаю второй глоток и слышу шум из дальнего угла комнаты.
- Кто блять здесь? – состояние измены, знакомое наркоманам и алкоголикам, захватило мой разум. В уме вспышками промелькнули вчерашние события, но уловить хотя бы один кадр едва ли удается. Рассосредоточенность не только мыслей, но и телодвижений не сразу позволяет мне сделать уверенные шаги на шум. Послышался какой-то стон из-за двери в ванную. Я хватаю кочергу для камина с кресла, не задаваясь вопросом, какого члена она тут оказалась, ведь камина я не наблюдал, и осторожно приближаюсь к двери в боевой позе.
- Я вооружен, - и опасен. Ага, блядь.
Стон повторяется. Я толкаю дверь и рывком врываюсь в комнату, чуть ли не боевым кличем.
- Чес, твою мать, я чуть не обосрался! – на полу воцарился американец, мой друг и товарищ. Мы познакомились еще в рождественские праздники 2014 года, когда я бесновался по кабакам, и в одном из таких повстречался с музыкантом – Уайтом. Мы тогда знатно надрались. Как, собственно, и вчера.
Точно! Я же позвонил ему, предложил выпить. Вся эта петрушка с ужином у Шона не давала мне покоя, необходимо было расслабиться в приятной компании. И так как Шон отпадал априори как собутыльник, а женской компании Октав мне не хотелось – я обратился к Честеру. Смотрю на него и понимаю, что он ощущает то же, что и я полчаса назад.
- Сейчас, дружище, потерпи. Я принесу лекарство, - усмехаюсь, стараясь говорить тише – знаю ведь, как звуки сейчас особенно давят по голове моему товарищу. Возвращаюсь в номер, бросаю чертову кочергу, наливаю в свой стакан (другого чистого я не наблюдаю) порцию джина и несу в ванну.
- Не смотри, не нюхай, просто выпей. – Протягиваю ему лечебный напиток, присаживаясь на корточки рядом. Хочется покурить, но страшно представить, каково станет после. Нужно потерпеть и залить в себя еще порцию выпивки, чтобы наверняка.
- Слушай, ты что-нибудь помнишь о вчерашнем вечере? Кажется, мы снова оторвались по полной. Почему мы блять в номере гостиничном на Бродвее? Я нихуя не помню после текилы-бум в баре, где мы встретились. А ты? – моя речь слишком быстра для него сейчас, нужно дать парню время прийти в себя. Я добавляю:
- Ладно, похмелись, ничего не говори. – Выхожу из ванной комнаты, пытаюсь отыскать свою одежду, ибо до сих пор я расхаживал в одних только трусах.
- Ебучий случай, надо завязывать так бухать, - причитаю, перебирая чью-то (чью, блядь?!) одежду по полу, с кровати, на торшере, на столе. Тут что, толпа вчера была? Обреченно сажусь на край кровати, как тут же подскакиваю – я во что-то вляпался. А, нет. Тут просто мокро. Даже думать не хочу, что это.
В дверях рисуется помятый силуэт Честера. Я не могу сдерживать смех, и тут же захожусь хохотом.
- Ну и рожа у тебя, ты бы видел!

+2

3

«Нахера столько пить?..»

Если бы Честер Уайт стал всемирно известным гитаристом, раздающим искромётные интервью направо и налево, ответом на вопрос «Ваше жизненное кредо?» стала бы эта фраза, зарождавшаяся в мозгу каждый раз после жёсткого бухача накануне. Верхнее веко правого глаза подняло бунт, а левый и вовсе закрыт, словно не считает это грёбаное утро достойным его величественного взгляда. Музыкальный слух Честера режет громкий звук, словно этажом выше какой–то дебил уронил слона.

— А нельзя ли потише, э? — едва ли соседи услышат это ворчание, но промолчать Уайт просто не смог: всё его алкоголическое нутро трепетало в негодовании, а голова отзывалась болью на каждый третий стук. Ну всё блять, вы нарвались. Шаг номер один — нужно принять вертикальное положение. Ладно, поза «покосившийся кипарис» — и нет, это не из Камасутры! — тоже подойдёт. Шаг второй — отыскать трусы. Ох, эта чёртова привычка спать без одежды... Ах, вот они: украшают торшер, словно изысканная декорация. Раз–два — и бельё снова на Честере. Отлично. Такая победа над собой достойна награды — как минимум ордена «За мужество». Сползти с кровати в состоянии такого бодуна — ну чем не мужество?

Третий шаг — это… Уайт огляделся, с прищуром оценивая нежно–золотистые обои с цветочным узором. Какие ещё цветочки? До брюнета доходит запоздалая мысль: он не у себя дома. В противном случае на его босые ноги набросился бы с тявканьем недалёкий мопс Эл. Обстановка в целом напоминала гостиничный номер — такой, который обычно снимают для быстрого перепихона с тёлкой из бара. «Кстати, о перепихоне…» Чей–то чёрный в горошек бюстгальтер красовался на ручке двери, но чей? Явно не Смолл: она предпочитала кружевное. Чес нахмурился и, сделав лишний шаг, со стоном осел на пол. Если этой ночью у него и впрямь был секс с девушкой, то где эта прелестница невиданной красоты?

— Я вооружён!

Сука! «Я что, провёл ночь с мужиком?!!» Эта мысль порождает у Честера очередной стон — на этот раз от разочарования в себе. Дверь временного убежища распахивается, и в проёме появляется Нил с кочергой в руках. Кажется, он настроен кого–то отпиздить ею, но, завидев лучшего друга на полу не в самом отличном состоянии, Мэддокс усмехается и удаляется, предварительно оповестив о том, что испуг чуть не вызвал у него акт непроизвольной дефекации. К тому времени, когда Нил возвращается, Честеру удаётся занять сидячее положение и принять из рук друга стакан. Фу, какое же дерьмо. «Прям как ты сейчас, Уайт…» На Нила, кажется, напал понос. Только другой: словесный. Голова раскалывается от каждого звука, и прежде чем гитарист отправляет своего друга нахуй, тот ретируется самостоятельно, вовремя вспомнив о том, что человек после пьянки не очень–то расположен к беседе. Мы в гостиничном номере на Бродвее? Что же, геолокация определена, но от этого не легче. Вопрос в другом: что здесь забыли два закадычных друга? Нет, думать об этом самостоятельно Чес не собирается и потому, поставив на прикроватный столик пустой стакан, не без усилий встаёт с пола и направляется к выходу из комнаты, слегка покачиваясь. Появление мужчины во всей красе вызывает громкий хохот Мэддокса, и Уайт хватается руками за голову. Массаж висков обычно помогает, но, кажется, не в этом случае.

— Какого хера ты так орёшь, Нил? — проворчал Честер, поднимая наконец взгляд на друга. — И какого хера ты нацепил мою рубашку? У тебя есть своя, ищи её. Или найди её хотя бы для меня. Как только я наклоняюсь, в глазах сразу звёздочки, — если бы только звёздочки! — Судя по состоянию, текилобумом дело не ограничилось? Что мы вообще пили? Я смутно помню, как ты орал благим матом на официанта, требуя принести — внимание, цитирую — «самый невъебенный напиток на планете». Кажется, его–таки принесли, и не только тебе!

Хвала богам, штаны нашлись под креслом, а рубашку Уайт отвоевал (почти без кровопролития). Теперь сходство с человеком стало более очевидным. Красавец мужчина! Для завершения образа заправского Казановы не хватало только гитары — а Честер явно помнил, что уходил вместе с ней. Двадцатиминутные поиски не дали результатов, и Уайт отвёл душу, пнув чьи–то тапочки, отлетевшие в дальний угол комнаты.

— Так, Мэддокс, — Чес опускается на край кровати, пряча помятое лицо в ладонях. — У тебя память лучше моей. Вспомни, куда я дел вчера свою семиструнную красотку. Потому что я не помню. Хоть убей! Эй, это шутка, положи кочергу на место!

Отредактировано Chester White (20.09.2017 02:06:48)

+3

4

Я продолжаю хохотать назло своему товарищу. Ну еще бы – я уже опохмелился, мне, как говорится, «норм». На помятом лице Честера собралась, кажется, вся боль и отчаяние этого бренного мира. Ну знаете, Уайт вполне себе привлекательный мужчина (и не надо сейчас пидорских шуточек, пожалуйста), и тут же видеть его смазливое лицо припухшим и со складками после сна – ну правда же смешно.
- Я не нацепил, ты сам вчера мне ее отдал, не помнишь? – самым бесстыжим образом я вру американцу, понимая, что провалы в памяти не только у меня. Видеть недоумение на его лице – второй дополнительный бонус по издевательствам над товарищем. Однако не смею задерживать его вещи и медленно (нет, меее-еедленно :D) стягиваю ее с себя. Ну вы понимаете. Третий дополнительный бонус подшучиваний.
- О, у меня, конечно, выходит не так сексуально, как у тебя… Куда мне до вас, маэстро! – бросаю одежду в руки Чесу и продолжаю слушать его страдальческие речи, все еще беззлобно посмеиваясь.
- Очевидно, тот «невъебенный» напиток был определенно хорош, - верчу в руке стакан с джином словно высококлассный сомелье с легкой дымкой загадочности на лице: глаза чуть прищурены и устремлены через стекло, губы слегка поджаты, а голова тем временем чуть-чуть опущена. Разумеется, это всё показательные выступления, чтобы развеселить друга, который пока еще не восстановился полностью.
- Знаешь, чтобы вспомнить, что было вчера – нужно думать, как вчера, - подымаюсь с места, хватаю одной рукой всё ту же кочергу от камина, которой грозился врезать недоброжелателю в ванной, а другой буквально силком пытаюсь влить в Уайта стакан с джином. – Давай, мой хороший, пей. - Кажется, он не слишком-то доволен происходящим, но должен был признать, что в таком состоянии толку от него будет мало.
- Понимаешь, тут нужна эта.. Как её.. Дедукция! – Вымеряю шагами номер отеля (мотеля?), перешагивая через груду мусора: тут и коробки из-под пиццы, и чьи-то вещи, и обувь (непарная, стоит отметить), и пустые бутылки из-под…серьезно? Тут же целый бар можно соорудить. Бренди, мартини, джин, ром, виски, пивные банки, водка. Ох, прости Господи! Голова немного закружилась от резких движений, и я невольно пошатнулся в сторону, благо стена удачно оказалась вблизи моего тела и не дала мне с грохотом свалиться. Я закрываю глаза, пытаясь сориентироваться в пространстве. Пф-фф. Полегче, Нил. Сползаю по стене, опускаясь на корточки
- Давай сначала. Мы встретились в баре, помню бармена звали Ларри. Или Гарри… Айй, неважно. Начали с текилы, продолжили текилой-бум, потом перешли на шоты… А потом, - я закрываю лицо руками и тщательно тру его, пытаясь восстановить обрывки воспоминаний. – А хуй знает, что было потом! – Я убираю руки от лица и открываю наконец глаза. – Слушай, хуйня какая-то получается.
Взгляд падает под тумбочку напротив – что там? Прищурившись, хочу сфокусировать похмельное ослабленное зрение, и благодаря некоторым усилиям наконец смог рассмотреть сверток или..?
- Ха! Да мы недурно погудели вчера, бро, - рывком толкаюсь от стены, припав на четвереньки. Подползая к обозреваемому месту, наклоняюсь и достаю из-под тумбы пакет с травой. Да-да, той самой. Пахучей, дремучей и прикольной. На губах мгновенно вырисовывается хищная ухмылка, и я стреляю лукавым взглядом в своего друга.
- Это поможет проветрить мозги, отвечаю! – беру зеленый вес и раскладываю всё необходимое на столе. По великому благословлению божьему, а скорее всего нет – бонг стоял именно там.
На минуточку – всё это время я ходил с голой спиной – рубашку-то пришлось вернуть ее владельцу. И тут, пока я готовлю бодрящий травяной коктейль, комнату оглушает неоднозначный звук, который слышится мне позади. Это что, Чес так смеется? Да вы прикалываетесь.
- Что? – Я обернулся только головой с закатанными глазами, всем видом показывая, что сейчас не лучший момент для подколов, но он, не в силах что-то мне сказать, просто указывает на мою спину. – Да что там блять такое? – любопытство всё же берет верх, и я пячусь в сторону ванной комнаты, где было единственное доступное зеркало. Кстати, зеркало было до пола, и прямо напротив толчка. Обожаю современный дизайн! Корячась, я пытаюсь разглядеть, что там нацарапано или… ЧТО? ТАТУИРОВКА?!
- Че-ееес! А ну иди сюда, кусок ты ублюдка! – я даже ни на секунду не сомневался, что это было его идеей, или вообще чем-то вроде пранка. – Что ты там намалевал, а ну сейчас же говори, мудила!

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » A friend in need is a friend indeed