http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Они брали от жизни все. Даже немного приворовывали у нее ‡флэш


Они брали от жизни все. Даже немного приворовывали у нее ‡флэш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2xFwf.png
Время и дата: смеркалось, 19 августа 2015 года
Декорации: Манхэттен и его окрестности
Герои: Arya Blade в роли просто телки & Mad Burke в роли бухого Мэда Берка
Краткий сюжет: - Эээ... - ну, или примерно так возникает всякая гениальная идея по поводу коротания общего досуга в ночь, когда водка подходит к концу, а приключения только-только подкрадываются к беззащитным задницам. И че, слабо им что ли было? Сказано - сделано. Но не забыть бы только подзаправить реактивные съебаторы... ведь, не бывает в жизни так все гладко, верно?..

Отредактировано Mad Burke (25.09.2017 19:42:04)

+1

2

для лучшего восприятия

http://funkyimg.com/i/2xKAJ.jpg

Последствия вчерашней попойки в баре, с дальнейшим продолжением веселья на улице, когда местные вышибалы «любезно» попросили шумную компанию покинуть сие приличное заведение, сказывались так же плохо на младом организме, как и восемь часов сна на твердой лавке в полицейском участке в компании вонючих бомжей и прокуренных проституток. Сожалела ли она о безумствах на барной стойке, учиненных в компании людей, чьи имена выветрились из ее головы с предрассветными лучами солнца, что беспощадно царапали свинцовые веки, пробиваясь к воспаленным, красным глазам? Ха! Да как бы ни так. Едва ли в сознании затянутом серыми тучами жесткого похмелья прояснится, как будет найден очередной способ разнообразить свою и без того яркую как мексиканское пончо жизнь с отсутствием какой-либо стабильности. И, кажется перспектива стать клиентом городского морга прежде, чем в этой жизни что-то начнет налаживаться да обретать четкие формы, совсем не пугает юную и амбициозную мисс Блэйд, и даже напротив, побуждает ее действовать куда более решительно и порой даже необдуманно, расшибать лоб и все равно переть напролом, отбиваясь от жизненных неурядиц так же яро как от стражей закона пытающихся запихнуть ее в полицейскую машину.
- Блэйд! На выход! За тебя внесли залог.
Дверь камеры со скрипом распахнулась. Повеяло свободой, которую тут же поглотил флер дешевых духов и ароматы немытых прожженных жизнью тел. Арья с трудом отодрала прилипшее к лавке лицо, на одной стороне которого отпечатались последствия бурного веселья, а на другой двадцать пять центов и шляпка шурупа. Воспаленные глаза долго противились дневному свету, но девушке все же удалось зафиксировать веки в нужном положении и навести фокус, чтобы узреть своего спасителя в лице Трэнта Уокера – посредника в сделках об угоне тачек.
- Ты же не просто так внес за меня залог, правда? - она пристально посмотрела на Уокера водянистыми, уставшими глазами. Вопрос был риторический. Этот парень принес ей очередной заказ, рассчитывает на половину прибыли и наличие у Блэйд жуткого похмелья его не смущает, да и в целом вряд ли заботит. Друзьями эти двое никогда не были. Бизнес и ничего больше. - Дай мне минутку.
Испанка поднялась на ноги, и в голове ее взорвался фейерверк охуительной мощности. Складывалось ощущение, что внутри черепной коробки одновременно происходят бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, взятие Бастилии и битва под Сталинградом. Картинка перед глазами поплыла стремительно быстро, как на гребанной карусели к коим Арья питает особо «нежные» чувства и старательно обходит в парках стороной, после того случая, когда какого-то мелкого засранца стошнило прямо на нее. С тех пор девушка плохо переносит общество детей, их же, после общения с ней, стоит показывать психиатру.
Сердце набирало обороты, сотрясая грудь сильными мягкими ударами. Каждый отдавался болезненной пульсацией в виске. Боль отдавалась и в затылке. Шея затекла.
Могло быть хуже, говорила она себе, держась за голову одной рукой, придерживаясь за перила лестницы другой. Ты же на ногах? Просто тебе нужен душ, чистая одежда и таблетка аспирина. И поменьше дури в башке, чтобы впредь так не напиваться, хотя бы посреди недели. Кое-как бочком она поднялась по лестнице. Всего-то три этажа вверх пешком. Могло быть и хуже, повторяла себе испанка пиная ногой коробку с вещами пробираясь в глубь засранной усилиями Милдрэд квартиры, которую Блэйд хвала богам покинет в скором времени и выдохнет.
- Ты не видела моего кота?
Милдрэд стоит посреди кухни в одних трусах, почесывая свою анорексичную задницу свободной рукой, в то время как между пальцев другой дымиться сигарета.
- Если эта блохастая тварь снова залезла в коробку с моими вещами и обоссала их, я стану самой черной полосой в твоей жизни.
Арья злится и пинает очередную коробку пробираясь к ванной комнате. Душу греет только мысль о денежном вознаграждении и бутылка «Captain Morgan» подхваченная со стола.
Контрастный душ, пару глотков рома и сон на мягком матрасе, приводят в чувства быстрее, чем выпитая ранее таблетка аспирина. Мешки под глазами знаменующие о вчерашних приключениях, конечно же, никуда не делись. Маскировать их не было ни сил, ни желания, да и без надобности. Берк видал ее в состояниях и похуже, с лиловыми синяки в пол-лица, гематомами и выбитыми пальцами и, пожалуй, он был единственным человеком, который никогда не провоцировал на грубость вопросом «что с тобой произошло?»
- Зачем тебе столько бухла? - Милдрэд плюхнулась в продавленное кресло, подкуривая очередную сигарету.
- Не твое дело, - Блэйд подхватила с пола ящик водки. - Проветрить квартиру после себя не забудь.
Несмотря на прогнозы синоптиков, конец лета выдался холодным, самое то для человека, которого еще трясет после вчерашнего и бросает в пот.
Набросив капюшон на голову и поудобней перехватив ящик, Арья скрылась в темноте ближайшей подворотни. Стоило бы предупредить Берка о своем приходе, но эффект неожиданности срабатывал с ним всегда лучше, так у него хотя бы не было шансов смыться. В любом случае она бы дождалась его в трейлере, но дело не терпело отлагательств. Трэнт велел (а если быть более точным, он слезно умолял ее) как можно скорее доставить товар по месту назначения, дабы его зад не познал вкус свинца. Давление на Арью всегда оказывало прямо противоположный эффект, попыткам диктата она не подчинялась, и уговорить ее так же сложно, как выдать замуж пятидесятилетнюю девственницу, но увесистая пачка денег, небрежно брошенная на стол, сыграла свою роль и вот девушка стоит перед изъеденным жизнью трейлером, покручивая на указательном пальце ключи от своей колымаги.
- Тук-тук-тук, есть кто дома?
Блэйд по старой привычке или скорее, потому что руки были заняты, дверь, что держалась на честном слове и куске изоленты, открыла с ноги и едва не лишилась головы в ту же секунду, благо, что реакция не подкачала и то ли табурет, то ли еще какая неведомая херня пролетела аккурат над ее головой.
- Ну, охуеть ты старых друзей встречаешь!
Звеня бутылками, ящик опустился на пол. Блэйд выпрямилась, взглянув на Берка из под нахмуренных бровей, пытаясь распознать его реакцию. Был ли он ей рад или может, предпочел бы, чтобы она свалила по тихой грусти, сказать сложно. Настроение обоих по большей части зависело от того, в какой жопе они оказались сегодня.

Отредактировано Arya Blade (27.09.2017 20:44:49)

+2

3

Положа руку на сердце, Мэдок помнил как прошел его день лишь отчасти. Причем, провалы приходились на вторую половину дня, когда он категорически закончил свою вахту на стройке, что казалось теперь ему фантастической грезой, разве работал он где-нибудь вообще и не было ли это страшным кошмаром, и вроде бы возвращался домой. После этого барахлящая память лишь услужливо подкинула, что к трейлеру он добирался, видать, через Мексику, поскольку припереть свое тело на чистом автопилоте и даже плюхнуть его в постель удалось только к ночи, или к вечеру, или к чему-то еще, способствовавшему посетовать, что единственная лампочка в доме была парой дней тому назад разбита, а заменить ее руки покуда доходили. Слава Богу, дошли они хотя бы подтянуть себя к кровати и по-собачьи поднырнуть в одело. Не целиком, но основная его часть, так сказать. Да что там? Он даже один из ботинков умудрился скинуть прежде, чем тут же ушел в полную отключку и в той же позе, в которой его застала дрема, проспал аккурат до осторожного стука в дверь с ноги. Нет-нет, не подумайте, что Берк не был гостеприимным или дружелюбным, он просто не очень любил, когда дружба настигала его под крышей дома в невменяемом состоянии, не располагавшем лишний раз разбираться, а кто же это там там громко стучит, поскольку бизнес тоже мог нагрянуть вполне себе внезапно. Кстати, на этот самый случай Мэд даже спал с зажатой в пальцах пушкой где-то в дебрях сбитой и какой-то уже вполовину пластилиновой подушки, во всяком случае, она имела привычку приобретать любую форму, которой в этот момент обладал ее хозяин. В этот раз - херовую. В общем, в его жизни лучше было перебдеть, чем недобдеть, а поэтому в тот миг, когда сознание, даже если и не полностью, под действием чьего-то бодрящего пинка по двери развеяло его глубокий и душный сон, рука потянулась за первым, что можно было отодрать от пола (тумбочка пошла не в счет) и метко запустила его в сторону оглушительного голоса непрошенного визитера, поскольку, как правило, приличные и воспитанные люди, если те находились в более-менее трезвом состоянии, изначально должны были как минимум предупреждающе топать по истлевшим деревянным ящикам, подменявшим лестницу у трейлера, и вот уж никак не поднимать перепугом настолько нервического человека, которым являлся Мэдок. Особенно с перепоя.
- Ты кто такая? Съебала нахуй отсюда... - невнятно и в подушку промычал мужчина, вытаскивая пистолет и направляя его куда-то в примерную сторону... но почему-то в потолок - что-то не припоминал он, чтобы давеча приглашал на огонек какую-то шмару.
Не то, чтобы он так уж полагался на свою память - вполне вероятно, что за время своего минувшнего досуга он успел завести новых друзей и возможно даже предложить какой-нибудь девке быть его подружкой, но чтобы он это все припомнил, желание это сделать у гостьи должно было быть болезненно гипертрофированных размеров. Но сладкий перезвон бутылок, жмущихся своими потными стеклянными телами друг к дружке заставил мужчину пересмотреть свое отношение к визитеру в корне и даже с тяжестью оторвать от подушки лохматую голову, прическу которой, создавай программеры какую-нибудь игру по жизни придурка Берка, наверняка, назвали бы из разряда похмельных, вариантом под каким-нибудь двузначным номером.
- Блэ-эйд! - на радостном хрипе протянул мужчина, пытаясь раскрыть глаза хотя бы затем, чтобы в мутной фигуре посреди темных завалов крошечного помещения разглядеть ту самую боевую подругу, с которой и в огонь, и в воду, и в, ах, осторожно ж блять, не наступи - там кого-то проблевало. - Ты чего приперлась... рад тебя видеть.
В этом смысле, он, конечно, немного слукавил, хотя и не в том, что рад, поскольку снова рухнул в пучины одолевавшей его сонливости, просто так сдаваться без боя совершенно не рассчитывая. Блэйд, вместе со своим чудны́м именем, которому Мэдок всегда предпочитал более звонкую и говорящую фамилию, находя особое удовольствие в обзывании детки пером, входила в широкий круг закадычных друзей весьма коммуникабельного и дружелюбного парня уже с полгода, а может и чуть дольше, что по сути предоставляло ей те самые привилегии, по которым та все еще не получила пулю в лобешник и сейчас имела удовольствие лицезреть как Мэд пытался всунуть пистолет обратно под башку, раз за разом, но безуспешно, потому тот жалобно грузно опал на пол, вынудив его снова недовольно нахмуриться. Знакомство их и вовсе прошло за решеткой полицейского участка, где прикованный к стальным прутьям Мэдок, приложил изрядное усилие, чтобы любезно передать мрачноватой девке полускуренный бычок, любуясь в разбитую напрочь физию подруги по кутузке будто в кривое зеркало - она была чуть посвежее, как будто мылась хотя бы раз в неделю, и гладко выбрита в отличие от Берка. Ну, то есть... как оно там... в общем, вы поняли. А сколько раз они позже вот точно также встречались по ту сторону закона и кпз... Короче говоря, подытоживая упомянутое, можно было с уверенностью утверждать - девка она была что надо. А уж после того, как та под дичайшим градусом еще и умудрилась отказаться от широчайшей щедрости предложения Мэда стать его девчонкой, приобрела с его стороны изрядную долю уважения.
- Ты бы прилегла... - через некоторое время взаимного молчания Берку пришло в голову, что не все вопросы еще остались решены, он даже за этим делом сделал попытку подвинуться на кровати, выделив девице край постели или столько, сколько она еще сможет отвоевать, будучи в куда более бодром расположении духа. - Завтра поговорим.
И почему ему столь отчаянно начинало казаться, что Арья не затем перлась в такие трущобы городской свалки на окраине, где на сером безжизненном пустыре умудрялась существовать исключительно шерстистая шелупонь, а из флоры можно было отыскать лишь травку в ее карманах, чтобы теперь терпеливо ожидать, покуда Мэдок самозабвенно предается праздности и унынию. Его вообще довольно редко в такой форме навещали дома без какой-либо стоящей для этого причины. Вот и теперь, спустя пару мгновений изматывающей борьбы с самим собой, мужчина с утробным рычанием подобрался на постели, отыскивая в ее недрах инерционный фонарик, чтобы добавить в комнату немного конкретики и слеповато щурясь на вкатившуюся девку.
- Чет стряслось? - разом постарался он посерьезнеть, и понадеялся, что из их динамично меняющей состав кодлы никого только что не убыло, на тот свет или за решетку - один хрен.
[icon]http://funkyimg.com/i/2wm1r.gif[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2wm1t.gif[/sign]

+3

4

Ничто в мире не сравнится с обаянием окончательно спившегося алкаша. Мэд Берк пусть и напоминал своим внешним видом завсегдатаев городских свалок, что кутались в грязные куртки с засохшими соплями на рукавах, а мозги их давно были высушены дешевым пойлом, назвать его безнадежно спившимся, пока не представлялось возможным. Но, тем самым обаянием, пред которым млели девицы в барах, а Блэйд равнодушно ловила каждый хэйт-болл брошенный в ее сторону, прекрасно понимая, что в глубине души (ну где-то очень глубоко) Мэд печется о ней так же, как и она о нем (по своему, проявляя некую извращенную форму заботы, которая, по всей видимости, проходит через некий фильтр, выплескиваясь наружу несуразной мрачной субстанцией, вполне приемлемой для этих двоих, чей образ жизни не вписывается в общепринятые нормы морали), он, безусловно, обладал. 
Блэйд подперла бедром кухонный шкаф, внутри которого до ее прихода тихо-мирно проживала семья тараканов, чья братская могила теперь украшала грязную поверхность столешницы, что так гармонично смотрелась средь прочего мусора и кофейных разводов, оставленных, по всей видимости, еще прошлыми владельцами мебели, так как она отродясь не видела Берка заливающего в себя что-то с градусом ниже восьми процентов. Трезвый Мэд - это как солнечное затмение - явление крайне редкое. За весь период их продолжительного общения она видела его таким раза два не больше и то, по чистой случайности, когда успевала застать парня прежде, чем в его руке оказывалась бутылка.
Арья привычно засунула руку в задний карман обтягивающих брюк, осматриваясь вокруг так, будто находилась здесь впервые. С ее последнего визита не изменилось ровным счетом ничего. Все те же обшарпанные стены, замусоленные окна прикрытые подобием занавески в виде раздобытого где-то куска портьеры. С потолка одиноко свисала единственная лампочка (неизменно в нерабочем состоянии) внутри которой обосновалась мошкара, рядом болталась липкая лента для ловли мух, снизу доверху увешанная различными насекомыми, что имели неосторожность в нее угодить. Отличная получилась бы гирлянда на Хэллоуин, подумала Арья пробираясь вглубь трейлера, но не затем чтобы принять весьма заманчивое предложение «радушного» хозяина, наблюдая за тщетными попытками того, выпутаться из оков сна и, покуда Мэдок боролся с собственным организмом, Блэйд терпеливо и в полнейшем молчании выжидала. Пачка «Мальборо» что всегда была при себе, кочуя из одного кармана косухи в другой, покорно льнула к шершавой ладони. Узловатые пальцы выудили одну сигарету, изрядно помятая пачка вернулась обратно в карман, от куда был вынут пакетик с марихуанной. Держа сигарету концом вниз, Арья размяла ее в пальцах круговыми движениями, табак высыпался на пол, и девушка наполнила пустую оболочку травкой, утрамбовав ее деревянным огрызком карандаша.
В ответ на вопрос друга, испанка молчала, оторвала фильтр, сунула косяк между пересохших, губ, с запекшейся в уголке кровью, и щелкнула колесиком Зиппо. Пламя ярко голубого цвета добавило еще большей конкретики в откровенно мрачноватую обстановку трейлера. Блэйд сложила губы буквой «о» и выпустила в потолок несколько колец дыма, затем протянула косяк Берку и, пока тот приходил в чувства, достала из ящика бутылку Абсолюта.   
- Ничего так не согревает душу, как холодная водка, - и в этом вопросе с ней едва ли можно было поспорить, и уж кто-кто, а Мэд ее понимал. - Прежде чем я поведаю о цели своего визита – выпьем. Наладим, так сказать, психофизический контакт.
Выковыряв себя из кубла, ранее место в котором был готов разделить с подругой (небывалая щедрость с его стороны) он протянул ей косяк, обменяв его на бутылку водки, затем подобный обмен повторился еще несколько раз. Наконец с прелюдиями было покончено, и Блэйд перешла к делу. Она достала из кармана завернутую в целлофан пачку денег, туго стянутую грязной резинкой, и бросила ее на тумбочку рядом с кроватью.
- Это задаток. Остальное получим после доставки товара до места назначения, - Блэйд выдержала паузу всматриваясь в тени на лице Берка, и после того как он отпил из бутылки, продолжила. - Корабельные доки. Сегодня в полночь. В одном из контейнеров два спорткара. Мне нужен второй водитель и дополнительная подстраховка на случай непредвиденных обстоятельств. Не будь такой необходимости, ноги бы моей здесь не было, да ты и сам прекрасно знаешь, что я не прихожу без веских на то причин. Так уж вышло, что тебе я доверяю больше.
Блэйд перехватила бутылку, сделала пару коротких глотков и уткнулась носом в рукав куртки, чувствуя, как в горле разгорается пожар, стремительно приближаясь к желудку.
- Надеюсь, ты мне не откажешь. Не хочется думать, что я перлась в такую даль зря.
На хмуром лице появилось подобие улыбки, больше напоминавшее звериный оскал.

+2

5

Нет. Ни пробуждаться, ни вставать, ни тем более включать свой мозг, который от такого обращения нихерово разболелся, Берку, отнюдь, не хотелось. Но пришлось. В конце концов, если подруга подкатывает в такие дебри города с просьбой о помощи, то этот мужчина был одним из тех, кто никогда в ней не отказывал и пытался сделать все возможное. Даже, если на данный момент, помощь требовалась лишь в том, чтобы прикончить бутылку водки и скурить косячок. В кромешной темноте было трудно толком сориентироваться, да Мэд и девку-то саму фигово различал в полусумрачном свете фонарика, что больше оставлял вопросов, нежели ответов, но вот справиться с бутылкой и папиросой - было проще простого, практически на грани инстинктов, подаривших ему суперспособность нажираться даже в том состоянии, когда, собственно, нажираться-то было и некуда. Нельзя не отметить, что всякое появление Блэйд в его жизни перманентно приводило то к похмелью, то к приключениям, преимущественно заканчивающимся очередным олимпийским соревнованием с легавыми на быстроногость и хитрожопость. В хитрожопости копы неизменно лидировали, но вот догнать по пересеченной местности желавшего куда-то удрать парня было практически невозможно без заранее подготовленных капканов, желательно на зверя покрупнее, хотя в этот момент также включалась вероятность, что на месте падения они отыщут только отгрызенную ногу. Это только с виду он был такой неуклюжий и невменяемый, а на деле - мог просочиться в водосток как крыса, вильнув хвостом на прощание и отправляясь бороздить километры дерьма над уровнем моря. Возможно, как-раз по этой причине, смело приложенной к непоколебимой надежности, а, скорее, входящей в ее состав как бесплатная акция, эта черноглазая хриплая девка и выруливала именно к нему, наперевес с всегда, надо признаться, правильными делами, способными подарить очередной глоток воздуха Мэдоку, постоянно испытывавшему острую необходимость в сбережениях, которые растекались быстрее, нежели он получал свою зарплату, какой бы приличной та ни была. Отказывать было неудобно даже не по меркантильным причинам - как бы ни раскалывалась его голова, а руки ни дрожали, принимая спасительный косяк травки, что медленно, но уверенно развеивал застилавший взор туман усталости, но отказать нормальной здравомыслящей телке в адекватном предложении это точно было не про Берка. К тому же, упавшая пачка денег привнесла приятные бонусы в и без того заманчивые обстоятельства погоняться по улицам на угнанных тачках, какими бы карами они там ни были, да хоть на самосвалах.
- Хм, идет, - весьма положительно покивал головой Мэдок, галантно сдерживаясь при даме в такой же согласной с ней отрыжке, зато наклоняясь за пистолетом, уныло взирающим на них с пола, умудрился херакнуть ту по почкам единственным ботинком, отчего она слетела с кровати, ненадежная и древняя как Гражданская война конструкция которой уже давно нуждалась в том, чтобы ее чем-нибудь подперли, пока в один прекрасный день она не проломила пол в таком же проржавевшем насквозь трейлере, всем своим весом испытав его на прочность и похоронив в своих руинах не только рискового мужчину, но и его несчастную компанию.
Кто же мог догадаться, что этот прекрасный день, а, судя по освещенности (которую Мэд все же был склонен приписывать времени суток, а не помутившемуся зрению), ночь, наступила именно сегодня, и, слава Христу Спасителю, молодые люди отделались лишь легким испугом и разбитой бутылкой еще немного плескавшейся на дне водки. Что при этом оказалось обиднее - отбитый зад, башка о тумбочку или осколки бесценного горючего, оставалось на личный откуп каждого из потерпевших. Правда, за тихим роготом парня, первоначально сотрясания которого более походили на конвульсии, с каждым мгновением набиравшего децибелы и обороты, можно было определить, что он нисколько по этому поводу не огорчен, а даже напротив - более бодрящего пробуждения трудно было придумать. Зато теперь уж - наверняка. Он даже помог подняться своей не в меру чертыхавшейся подруге, которую снизу выгодно подсвечивал не сдававшийся невзгодам фонарик, но таким образом ее хотя бы без труда можно было отыскать.
- Поехали, чего тянуть... там потом по обстановке, - сам себе кивнул парень, немного поковырявшись в шмоте, чтобы выудить свою нетленную кожаную куртку, кое-какое оружие на всякий пожарный и аккуратно упакованный в брезент инструмент - угонять тачки он мог по-разному, а, судя по тому, что это было чьим-то заказом, разбитое булыжником стекло в контракт не входило.
Подумаешь. Мэд и монтировкой мог его разъебать... Тут уж, по обстоятельствам. В конце концов, главным в тачке была начинка, а не майонезная заправка. Дольше всего он при этом расправлялся с ботинком, который скинул накануне явно по дурости - шнурки и без того спутались мертвым узлом, что мужчина утомленно сел растягивать челюстями, покуда терпению не подошел катастрофический конец и Берк взялся за выкидуху. Правда, в тот же самый момент, Блэйд умудрилась легким движением (брови, он мог поклясться!) ловких пальцев поднажать, где надо и катализировать чуть затянувшийся процесс сборов. Зато уже после этого ничто не мешало мужчине, пнув ладонью дверь, вежливо пропустить даму вперед и сигануть с подъема следом, минуя ступени и лихо впечатываясь в вечную непросыхающую на этом пустыре грязищу. Ехать было, конечно, так себе, далековато, а свой мот Мэдок уже вернул на стоянку, когда бензин окончательно закончился, а копы еще не догадались поискать его на заднем дворе трейлера парня.
- Ща, попрошу кого-нибудь подбросить... - закуривая уже самый обычный табак, первым делом Мэд, конечно, предложил пачку своей спутнице, которая, без всякого и не моргнув, могла раскроить кому-нибудь лицо и получить в хлебальник в ответку, но все же была дамой и тем самым требовала о себе первоочередной заботы и внимания.
Поблизости от его трейлера соседей было маловато, и большая часть из них старалась лишний раз носа своего из-за дверей не высовывать, а вот оставшаяся, немногочисленная, но борзостью бравшая над количественным превосходством, ошивалась чуть поодаль, изредка набегая в эти, с недавнего ставшие чужие края, поскольку Берк не любил, когда к его дому подгребают ближе, нежели на расстояние огнетрельного выстрела, но вот как-раз с этим мудачьем он находился в не самых поганых отношениях. Парочка из этих обсосов должна была ему денег, а кое-кто и вовсе напрашивался на грубость - а у него как всегда, находилась при себе валюта, способная на время расположить любого из них и заставить позабыть, куда они вообще мотались на тачке. Сам же мужчина предпочел в ближайшее время кислотой не злоупотреблять, но нычку себе, верным вассалам и прекрасным дамам все же оставил на будущее - мало ли куда это "будущее", периодически бывавшее в не менее невменяемом состоянии, могло забросить молодых людей и не вернуться ли они позже оттуда по частям и в целлофановых пакетах.
[icon]http://funkyimg.com/i/2wm1r.gif[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2wm1t.gif[/sign]

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Они брали от жизни все. Даже немного приворовывали у нее ‡флэш