http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: октябрь 2017 года.

Температура от +10°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » You are nobody's property


You are nobody's property

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://78.media.tumblr.com/0718185f19f58bad1faba5c97ae39f20/tumblr_owycj3xAGj1qdqywso1_500.png
За всю историю галактики контроль разума считался наивысшим достижением, если только ты не джедай и не ситх с собственными фокусами Силы. Самым успешным считается чип, внедряющийся в клонов с самого рождения. Но то клон, а что будет, если на его место взять человека?
Безграничная власть над малочисленными с сильным духом повстанцами, что очищают вселенную от влияния некогда могущественной Империи?
Или очередной неудачный эксперимент?

Хан, Лея
Кореллия, через несколько лет
после событий шестого эпизода

шубы

https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif=https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif
https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif

[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (12.10.2017 18:47:11)

+2

2

Встревоженный звериный рык прозвучал за моей спиной. Бластер, ловко крутившийся в моих пальцах, не прекратил своего причудливого танца, который при неловком движении мог бы стать смертельным, попади шальной выстрел в рычаги панели управления.

— Что случилось, Чуи?

Вуки, занявший дверной проём, промычал нечто неопределённое. Другим показалось бы, что шириивук выражает исключительно эмоции этой причудливой расы, но я как никто другой знал, что язык моего лучшего друга значит больше, чем пламенная речь сенаторов, владеющих основным галактическим языком.

— Утечка в реакторе? — казалось, что переливчатое сияние индикаторов и предупреждающий писк, который нарастал с каждой секундой, нисколько не волновали меня. На самом деле это было не так. Я умело скрывал эмоции и блефовал — как будто сидел за столом напротив оппонента, решившего обыграть меня в сабакк. Карточные игры были моей страстью, не считая «Сокола Тысячелетия» и… “Попридержи бант, Соло. Всё могло измениться…” — Перекинь резервную мощность на запасной бак. Справишься без меня?

Утвердительное ворчание послужило условным сигналом для того, чтобы я вновь уставился в иллюминатор, наблюдая за тянущимися в гиперпространстве нитями звёзд. Мы держали путь на Кореллию — планету, где я родился и провёл своё детство под покровительством Шрайка — ещё того вора и пройдохи, который облапошил по крайней мере половину Галактики. После смерти Дьюланны куда только не заносило мою шальную задницу: на тропическую Илезию для службы хаттам, на урбанистичный Корусант для поступления в Имперскую академию, на Кариду для продолжения обучения… И это не считая забытых всеми планет, на которые мне приходилось отправляться уже будучи контрабандистом. Помощь повстанцам также обошлась в пару–тройку путешествий по Галактике, но я не жаловался. Мерное жужжание «Сокола», приглушённый блеск панели управления и бесконечное полотно неба в иллюминаторе — во всём этом я находил романтику, которую мне не дарила ни одна женщина… До недавних пор.

«Или убью её, или влюблюсь!»… Я усмехнулся, небрежно перебрасывая бластер в противоположную руку. Не в моих привычках сдерживать обещания (даже если они были даны самому себе), но в этом случае невольно данное слово не было просто звуком в пространстве. Я влюбился. Как сопливый юнец, которому впору грезить об очаровательной фигуристой официантке в кантине, а не бороздить космос. Как идиот, который ревновал к каждому встречному столбу и хотел всадить в его поверхность лазерный заряд из «пушки». Лея Органа была не только чертовски привлекательна, но и строптива, словно едва зародившаяся звезда. Её ласковость чередовалась со вспышками праведного гнева, и это только превращало мои чувства к принцессе в самое увлекательное приключение. Я не хотел, чтобы оно закончилось. Я не смог бы отдать Лею в загребущие лапы другого сенатора, который видел бы в брачном союзе с ней лишь удачную сделку. От одной мысли об этом я злился так, словно этот брак уже состоялся. Руки непроизвольно сжались в кулаки, и громкий рёв Чубакки вывел меня из временного оцепенения.

— Всё в порядке, Чуи, — отложив бластер в сторону для спокойствия друга, проговорил я, миролюбиво улыбаясь. — Не ври, мои пальцы были в сантиметре от спускового крючка! С каких это пор ты стал так трусить?.. И снова не ври: то нападение гданов было чистой воды случайностью! — в ответ на возмущение вуки я лишь отмахнулся: тот инцидент не заслуживает упоминания. — Да и к тому же они нас не заразили своими бактериями, и мы всё ещё живы, ха! Для убийства Хана Соло потребуется что–нибудь похлеще! Например, поломка гиперпривода в открытом космосе. Так что вместо того, чтобы болтать, лучше проверь его: сам знаешь о его постоянстве, — моя неприкрытая ирония дошла бы даже до неразумного животного, а уж до Чубакки — и подавно. Издав похожий на смех звук, вуки скрылся в дверном проёме, а я откинулся на спинку кресла, пристроив ноги в опасной близости от панели управления. Ещё минута — и мы покинем гиперпространство. Мысленно отсчитывая время, я улыбался. Совсем скоро я увижу её. “Надеюсь, за это время в окружении не появились назойливые ухажёры…” Невольная радость от того, что мой бластер, повидавший виды, работал исправно, слегка затуманила предвкушение перед возвращением прямо в открытое небо из звёздного коридора между галактиками. А вот и она. Кореллия. Чубакка, вернувшийся в кабину, удовлетворительно прорычал: ему не терпелось вдохнуть аромат свежей листвы лесов, которыми была покрыта значительная часть планеты. Несмотря на любовь вуки к полётам, девственная природа имела для него особое значение.

— Да, Чуи, — рассеянно глядя в иллюминатор, произнёс я, — ты прав. Это мой дом.

“А мой дом всегда там, где есть она…”

[nick]Han Solo[/nick][status]chosen one[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif[/icon][sign]https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif[/sign]

Отредактировано Chester White (02.10.2017 03:48:08)

+1

3

- Стоп, - я поднимаю слегка дрожащую руку, впервые потеряв над собой контроль настолько, что даже мое тело было против меня, и благодарю мысленно всех тех нянечек, что приучили меня одеваться, потому что широкая накидка скрывало то, как трясло не только мою кисть.

- Лея, он спас мне…

- Пожалуйста, - снова перебила, голос сорвался на последних буквах. – Я уважаю твое отношение к этому человеку, но и ты уважай мое.

Новость о том, что Дарт Вейдер и ее отец могу встать рядом друг с другом, а потом стать одним лицом никак не укладывалось у меня в голове, а перед глазами постоянно стояла картина взрыва родной планеты, где остались мои приемные родители, мои друзья, мой народ, для которого я была принцессой, в мгновение ока все обратилось лишь в воспоминания, приносящие сильнейшую боль в груди и ощущение невосполнимой потери. Я верила брату, что этот человек спас его, что уничтожил Императора и положил конец этому ужасу, охватившему всю галактику, да даже если не провел финальную черту, то сделал первый шаг к тому, чтобы начать заново отстраивать мир, и все же я не могла быть даже каплю благодарной или пытаться простить.

Судорожно вздохнув, я обхватила себя руками, отвернувшись к окну, чтобы взглянуть на ночной Набу, усеянный яркими огнями, создающий иллюзию парящего острова над всем этим темным лесом, окружающим большую часть поверхности. Полет сюда был спонтанным, неоправданным ни одной миссией, ни логичным, никак не связанным с тем, что предстояла огромная работа для восстановления порядка и мира, очистки от всего, что осталось от проклятой Империи. Меня тянуло сюда так сильно, обещаниями почувствовать родную связь с родной матерью, которую я никогда не знала, узнать тем, как она жила, услышать рассказы, найти голограммы – да все, что дало бы мне представление о ней, узнать так, как только я могла узнать.

Семья Органа была безумно добра ко мне, воспитывая как родную дочь, окружая лаской и заботой, огромной любовью, а я просто хотела вырасти достойной обоих, быть такой же смелой и честной, как Бейл, что до последнего придерживался своих идеалов, как Бреха, которая завоевала любовь каждого жителя Алдераана, своей добротой. Но ощущение изгоя, преследовавшего меня словно с того момента, когда Бен передал меня в руки сенатора еще маленьким спящим комочком с полученным обещанием заботиться и беречь, когда моего брата отправили на Татуин, словно к родным корням. Детство прошло рядом с лучшей подругой, утонченный и сдержанной Винтер, тонкой как прут с белоснежными волосами, такой же сиротой, как и я сама, с толь разницей, что я была принцессой, хоть и приемной дочерью. С тремя жуткими тетями-нянями, которые обожали меня наряжать и делать различные прически, показывать, как нужно сидеть с ровной спиной и правильно есть и пить, я постоянно от них убегала так быстро, как только могла. Теперь даже это казалось мне теплым воспоминанием уже утраченного прошлого, и все же я тянулась к другим родным корням.

- Я смотрю на эти улицы, людей, я даже посмотрела несколько голограмм с ее выступлением, но не до конца… - присела на пуфик, подняв глаза на Люка. – Я не смогла, потому что ошиблась, думая, что будут лишь вопросы, а на деле я только сейчас поняла, кого я потеряла.

- Я понимаю, - он подошел и присел рядом, протянув мне руку раскрытой ладонью вперед, и сжал мои все еще дрожащие пальцы.

В молчании было уютнее намного больше чем в разговоре, который рано или поздно нам предстоит, и который всеми силами я отодвигала как могла, потому что хотела создать собственное впечатление о родителях, даже если придется очень и очень долго прийти к принятию одного из них. Когда-нибудь…

Спустя две недели.

- Лея Органа, я рад вас приветствовать на Кореллии!

- Благодарю.

Этикет, которому меня учили годами, втолковывали, вдалбливали, ловили убегающую и снова возвращали за стол, чтобы я запомнила, какой вилкой едят десерт, и поддержала светскую беседу, сейчас стал словно второй натурой. Бедная Сабе намучилась со мной больше всех, потому что с таким неусидчивым характером не было ни одного человека во всем Алдераане, пока планета все еще существовали, а не была превращена в кладбище благодаря самому ужасающему изобретению всех времен, ныне оставшимся лишь в памяти в следствии уничтоженных чертежей. И я все еще тоскую, и, кажется, буду тосковать всю оставшуюся мне жизнь.

Сейчас нужно было начинать работу, мне предстояли переговоры по устранению последних очагов имперского правления, лишь после которого можно было начать строить новый мир. Многочасовые разговоры о создании какого-нибудь альянса, споры о названии, поздравления с победой, хотя до нее было еще, ох как далеко, словно они говорили обо всем и ни о чем, а от этого ценность подобного заседания терялась в мгновение ока. Вопреки этой мысли, я понимала, что следует дать время привыкнуть к тому, что над ними не нависает угроза в виде грозного Императора и устрашающего Вейдера. Просто я не испытывала настолько сильную радость, что поддерживала бы во мне желание праздновать днями напролет.

- Мне нужно забрать с корабля свои вещи, - полуправдой ответила я, и ускользнула от эти радостных воплей и поздравлений.

Впрочем, я пожелала о своем желании, едва увидела знакомый мне грузовой корабль. Слишком знакомый.

- Только не ты, - сквозь зубы, едва  по трапу спустился Хан, ранкорн его раздери, Соло.

[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (02.10.2017 21:25:23)

+1

4

Привычное слуху тихое шипение, с которым открывается трап «Сокола Тысячелетия», неожиданно прекращается, заставив меня выругнуться на старокоррелианском. Откуда я знал язык, на котором говорили первые люди Кореллии? Всё просто: я его не знал. За исключением отдельных бранных словечек, которые часто слышались со всех уголков торговых залов Коронета — величественной столицы, где я часто бывал по поручению Гарриса Шрайка. Как же давно это было? Признаться, нередко я забывал, из какой дыры выбрался, и каждый раз возвращение на родную планету хлестало по мне плетью воспоминаний. Джонаш и Джейна Соло… Кто знает, как сложилась бы судьба маленького Хана, если бы его родители не исчезли через два года после того, как дали своему сыну жизнь. Впрочем, я не был опечален: меня вполне устраивал нынешний расклад событий.

— Ну давай же, ты! — в сердцах я подтолкнул носком сапога замершие петли. Чубакка иронично проурчал. Трап корабля, кажется, всё же решил унять моё нетерпение и открылся. В лицо ударил порыв свежего кореллианского воздуха, наполненный ароматом трав и сочной листвы. Прекрасное место для жизни — конечно, в том случае, если в твоём карманчике позвякивают республиканские кредиты. В моих же было пусто, а награда за доставленный груз в настоящий момент пряталась в потайном отсеке «Сокола». Словно в ответ на мои размышления, вуки зарычал, крепче сжав свой арбалет.

— Не волнуйся, Чуи, — я улыбнулся, — никто не сунется на корабль в наше отсутствие. А если и рискнёт… — здесь настало время для драматичной паузы и неопределённого пожатия плечами, — то такому кретину проще отправиться к предкам, чем и дальше перевозить свой зад по всей Галактике.

Подумав, я всё же решил оставить друга охранять «Сокол Тысячелетия» и сделал несколько шагов по трапу навстречу посадочной площадке. Мимолётный взгляд в сторону заставил меня замереть как вкопанного.

— Лея…

А вот и она. Всё такая же целеустремлённая, горделивая и заносчивая. “Настоящая принцесса…” Вглядываясь в знакомые черты девушки, я понимал, как же сильно скучал по ней. Сокровища всех галактик меркли в сравнении с теми эмоциями, которые переполняли меня в этот момент. Если бы за эти сильные чувства щедро платили, я обзавёлся бы великолепным особняком на берегу моря и личным флотом с работающими на меня пилотами. Но глядя на то, как уверенно чеканит шаг моя возлюбленная мимо корабля, мне не хотелось думать о возможной прибыли, к которой я всегда был неравнодушен. Всегда, но только не сейчас.

Лея сменила привычное мне одеяние на строгий костюм серого цвета, который подчёркивал и без того изящную фигуру. Каштановые волосы были уложены в одну из любимых причёсок Органы, и это заставило меня улыбнуться. Хотя бы что–то, да осталось неизменным в девушке, которую я любил.

— Лея!

Услышала ли она возглас и предпочла сделать вид, что налетевший порыв ветра унёс с собой звук моего голоса? Как бы не так! Стремительно проделав оставшийся путь с трапа по направлению к посадочной площадке, я ловко пробежал вперёд, желая обогнать девушку. Секунда — и я удачно перегородил ей путь, расставив руки в стороны и всем своим видом давая понять, что без заслуженного поцелуя я не уйду отсюда.

— Кажется, кто–то пропускал уроки этикета, — что же, следует начать миролюбиво, хотя Лея всем своим видом показывала, что этот номер не пройдёт. — Разве вас не учили приветствовать старых друзей, госпожа  Органа?

Если бы я мог читать мысли девушки, то, несомненно, выучил бы пару–тройку новых ругательств, которыми меня мысленно оскорбляла Лея. Её хрупкие ручки сжимались в кулаки. Ох, я прямо вижу её желание дать мне оплеуху, и поэтому виновато улыбаюсь. Шатенка поджимает губы и, делая пару шагов в сторону, предпринимает неудачную попытку продолжить свой путь. Я снова становлюсь перед ней. Первый. Второй. Третий. На четвёртый раз Лее всё же удаётся меня перехитрить, но вместо восхищения я чувствую лишь одно: непонятно почему вспыхнувшую злость.

— Какого чёрта? — в последний момент ухватив девушку за руку повыше локтя, я бесцеремонно волоку её к трапу, не обращая внимание на удары, коими она награждает меня по затылку и спине, и ядовитые словечки, которыми Органа так безуспешно старалась меня подколоть. У меня иммунитет, родная, так что не выйдет. Заведя девушку под корабль и с силой впечатав в трап, я пристально смотрю на неё, прежде чем накрыть плотно сжатые губы в хищном поцелуе. Хм, даже в первый раз всё получилось намного удачнее. Я отстраняюсь от возлюбленной и рассеянно улыбаюсь. Идиотская привычка смеяться в самый неподходящий момент. “Соло, ты идиот!” Это подтверждает и звонкая пощёчина, которой Органа награждает меня в ответ на дерзость. Я прикладываю мозолистую ладонь к пульсирующей щеке. Глупая улыбка с моего лица так и не исчезает.

— Всё–таки надо было убить тебя, а не влюбляться, — пожал плечами я, перехватываю руку Леи, которая та намеревалась ударить меня в очередной раз. — Мороки было бы меньше. Но я скучал. И я мерзавец. Можешь побить меня, если хочешь. Но потом. А сейчас ответь мне: почему ты зла на меня? Я всего лишь получил срочное задание доставить контрабанду. Я не бросал тебя. Я не перестал тебя любить. В чём дело?

[nick]Han Solo[/nick][status]chosen one[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif[/icon][sign]https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif[/sign]

Отредактировано Chester White (02.10.2017 03:53:40)

+1

5

Существуют два вида переговоров – мирные и агрессивные. И если с мирными было все понятно, то агрессивные означали либо разговор на повышенных тонах, либо с применением оружия, как например бластера, что сейчас был в кобуре и так и требовал пустить его в ход, чтобы отстрелить ногу одному бессовестному, наглому, невыносимому кореллианцу.

С Ханом Соло меня связывали до безумия сложные взаимоотношения, граничащие с хождением по тонкому льду, когда по правую руку было огромное желание придушить голыми руками, да так, чтобы мучался посильнее, по другую воспитание, что вдалбливали в мою голову годами и умение держать себя в руках. С первой встречи было понятно, что с ним будет тяжело. Очень тяжело. Я относила контрабандиста к той категории мужчин, что считают, что они одной своей принадлежностью к сильному полу, могут диктовать мне, как себя вести, что делать и что говорить. Словно пеко-пеко, одно из самых удивительных созданий на Набу, которые мне только довелось увидеть, Соло любил покрасоваться не только своим умением, что постоянно подводило нас к смерти, но и совершенно тупыми шуточками. Да, можно сказать проще – он меня безумно сильно раздражал. И обижал. Несмотря на то, что я бы в жизни не представила нас вместе как ту же обычную пару, к концу войны я сильно привязалась к контрабандисту, настолько, что даже по глупости совсем разоткровенничалась о своих чувствах, спасала его несколько раз, да еще даже… даже… даже имела виды на какое-то будущее.

Пока этот гад не свалил.

И не вырос словно из-под земли перед моим носом, мешая его обойти.

- Пусти меня! – я вырывалась изо всех сил, лупила его руками по спине и голове, пока меня тащили к трапу после практически успешной попытки игнорирования. - Хам! Пусти, говорю!

Обхитрить его было практически невозможно, ни в пазаак, ни в попытке обойти высоченную фигуру в сравнении с моим небольшим ростом, потому что ему всегда чертовски улыбалась удача в дополнении к ловким рукам. Поэтому не удивительно, что я оказалась под трапом, впечатана в него же, но успела плотно сжать губы, чтобы не позволить Хану вскружить себе голову, как всегда это и бывало с поцелуем. Я совершенно не могла думать рядом с ним, а это было единственным, что я в себе ценила больше всего. Громкий звук от пощечины должен был высказать Соло все, что я о нем думаю, но он не был бы собой, если бы не требовалась повторять дважды, и отдать мою руку в захват.

- Всё–таки надо было убить тебя, а не влюбляться, - на этом я даже зарычала, выражая все свое согласие. - Мороки было бы меньше. Но я скучал. И я мерзавец. Можешь побить меня, если хочешь. Но потом. А сейчас ответь мне: почему ты зла на меня? Я всего лишь получил срочное задание доставить контрабанду. Я не бросал тебя. Я не перестал тебя любить. В чём дело?

- А я получила срочное задание продолжить разгребать все то, что оставила после себя империя, - безуспешно пытаюсь вырваться, и даже укусить его за удерживающую меня руку. – Отпусти меня или схлопочешь!

Женская обида – самое страшное явление в галактике. Необъяснимое чувство даже для самой обладательницы, без причин, без повода, иногда просто потому что ветер сменил направление, и самое опасное, в особенности для того, кто носит гордое звание «виновника». Это может перерасти в обычную размолвку, что решится за несколько минут с правильным подбором слов и чем-то, что подсластит горькую пилюлю. Или же превратится в холодную войну с попыткой угадать причины, а потом еще и с дня три вымаливать о прощении в слабое надежде его получить. Я не помнила, когда обижалась бы на кого-то столь сильно, что это давило во мне мое хваленое умение вести переговоры и добиваться своего, при этом быть сдержанной, уравновешенный, разумной, а не подобно пятилетней девчонке, у которой отобрали куклу. Вот только по-другому в присутствии Соло я и не могла. Рядом с ним мне не хотелось думать о том, как я буду выглядеть со стороны, что нужно сказать и как это будет правильнее, просто быть собой, той драчуньей, что носилась по всему замку в Алдераане и не желала есть суп ложкой, ведь вилкой гораздо веселее, рвала каждое новое платье от того, что лазала по деревьям пинала мяч по двору и сбегала, чтобы пройтись по улицам. А потом я просто выросла и появилась ответственность, о которой мне так что говорил Бейл, когда я стала проявлять интерес к политике, видимо, гены родной матери давали о себе знать. Сейчас же давно забытое чувство, коим я упивалась все детство, и так давно позабыла.

- Отпусти, говорю! – теперь этом два моих любимых слова по отношению к Хану. – Контрабанда его ждала, ну надо же! – никак не могла угомониться. – Ты думаешь, что мы победили? Правда? Ты хоть представляешь, сколько всего нам еще предстоит, чтобы начать строить новый мир? А ты просто взял и свалил, когда был мне нужен!

Вот и признала, сорвалось с языка помимо моей воли, то чувство, давящее в моей груди, невыносимая тоска превратилось в обиду, а она в свою очередь и самозащиту. Поэтому я пользуюсь случаем, что контрабандист выглядел чересчур удивленным, и чтобы окончательно освободиться, двигаю ему коленом прямо в пах, и как только он сгибается в три погибели, вырываюсь и удираю как нашкодившая девчонка в сторону своего корабля.

- Иди к хаттам! – желаю от всей души.

пеко-пеко

https://vignette.wikia.nocookie.net/ru.starwars/images/d/d9/180-5.jpeg/revision/latest?cb=20160510083717

[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (02.10.2017 21:24:33)

+1

6

Поздравляю, светлость, твой удар нашёл свою цель. Моя брань на старокоррелианском сквозь сцепленные зубы — тому свидетельство. Нет, я и не подумал бы выкручиваться в попытках обелить себя и по крупицам восстановить рухнувшую в мгновение ока репутацию. «Хам» — наименьшее из оскорблений, которые я заслужил. Лея, как и прежде, старательно прячет истинные эмоции за маской ярости, но проскальзывающая в её репликах боль заставляет нутро сделать сальто покруче тех, которые приходилось выделывать мне на верном «Соколе». Она нуждалась во мне, а что сделал ты, Соло? Побежал за первой выгодной работёнкой? Летал по галактикам, о существовании которых забыли джедаи, ситхи и ещё чёрт знает кто? Вспоминал о хрупком женском теле, что так доверчило льнуло в поисках защиты? Возрождал в мыслях то благодатное тепло — её тепло, — которое грело душу сильнее взрыва Звезды Смерти?.. Этот список можно продолжать до бесконечности, продолжая стоять в полусогнутой позе возле трапа космического корабля. Чубакка, видя мою отстранённость, задумчиво урчал, но никогда не докучал расспросами. “Уверен, дружище, ты всё знал…” Знал — и поэтому мирился с моей обострившейся вспыльчивостью и привычкой сверлить уставшим взглядом невидимую точку на иллюминаторе «Сокола». Я должен с ней объясниться. Нет. Я обязан с ней объясниться.

Поза сгорбленного ранкора–таки сгодилась: юркнув за выгружаемые с соседнего корабля тюки, я прокрался к кораблю Органы — серебристой стреле, которая, казалось, готова сорваться в небо навстречу новым сражениям с имперскими прихвостнями. К сожалению, у меня не было часов, и оттого я понятия не имел, сколько времени прошло, прежде чем до моих ушей донёсся тихий стук: кто–то медленно спускался по трапу. Слишком медленно.

Лея, пользуясь тем, что её не видно из иллюминаторов «Сокола Тысячелетия», на мгновение остановилась, глядя на плоскую космическую посудины с… тоской? Недоверием? Желанием вернуть всё на круги своя? Я не мог больше ждать. Терпение — не главное достоинство Хана Сола. Вот красота — другое дело. Правда, что–то подсказывало мне, что режим обворожительного мерзавца — не выход из сложившейся ситуации.

— А вот и я! — по причине плохо скрываемого благородства я решил дать Органе шанс убежать куда глаза глядят, но её реакция оказалась недостаточно стремительной. “Теряешь хватку, высочество”. Далеко не при таких обстоятельствах я представлял, как с силой прижму к себе тело той, с кем не сравнится ни одна красотка в Галактике. Секунда — и я крепко обхватил талию принцессы, бережно перебросив девушку через плечо и прилагая колоссальные усилия к тому, чтобы удержать её на том месте, где я позволил бы провести Лее всю оставшуюся жизнь. В области шеи.

— Отпусти меня, ты… Нерфопас! — в минуты своей вулканической ярости Органа была особенно очаровательна, и её ругательство вызвало лишь улыбку, с которой любящий отец наблюдает за игрой своих многочисленных ребятишек.

— У тебя ложные сведения, светлость, — не обращая внимание на заинтересованные взгляды редких космических пришельцев, я решительно направлялся к трапу «Сокола». — Уж кого, а нерфов я никогда не пас. Я даже не знаю, как они выглядят.

— Как ты! — голос Леи сквозил ядом, но для меня он был слаще изысканного десерта, которые принято подавать на торжественных приёмах.

— Хм, — я даже остановился в метре от корабля, изобразив на лице крайнюю степень задумчивости, — тогда, уверен, они выглядят просто великолепно!

Продолжая слушать колкие замечания принцессы в свой адрес (половина из них была неправдой, честно!), я не без труда занёс девушку на корабль и навалился всем телом на рычаг справа. Дверь «Сокола», заскрипев шестерёнками подобно несмазанной телеге, отрезала нас от посадочной площадки, а громкий щелчок известил о полной блокировке входа. Кажется, этот звук подействовал на Органу, как плеть рабовладельца: вскрикнув, — “Ох, перестань же…” — девушка начала извиваться с утроенной силой. На её разъярённые просьбы отпустить, как я и ожидал, пришёл Чуи. Если бы вуки не был настолько волосат, искажённое удивлением лицо смотрелось бы гораздо забавнее.

— Не время объяснять, — понадеявшись на тактичность мохнатого друга, я направился в сторону ближайшей каюты. Моей каюты. Лишь в знакомом помещении я осмелился отпустить Лею и, метнувшись к двери, заблокировал и её. Для пущей верности мне пришлось загородить собой дверной проём. Девушка же, смерив меня уничтожающим взглядом, брезгливо покосилась на незаправленную койку и присела на краешек, сложив руки на груди и скрестив ноги с изяществом королевской особы. Любимая и койка — смесь гремучая, и поэтому я предпочёл отвлечься, переведя взгляд на тускло святящую под потолком лампу.

— Не чета твоим хоромам, но жить можно… — отстранённое замечание как попытка нарушить неловко затянувшуюся паузу не было замечено Леей (по крайней мере, она старательно создавала видимость этого). — Так и будешь молчать, принцесса? Я украл тебя не для этого. Я просто подумал, что нам нужно объясниться.

Облокотившись плечом на стену, я пристально наблюдал за девушкой, в глубине души испытывая бурю эмоций лишь от её отстранённости. Сила, как же я по ней скучал!

— Но раз ты не считаешь так, держать не буду. Слышал, многие высокопоставленные лица позволяют себе расслабиться за игрой в карты? — улыбнувшись, я отошёл от двери и встал прямо напротив Органы. — Как насчёт сабакка? Выиграешь — я отпущу тебя в ту же секунду. Проиграешь — будешь слушать мои извинения. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Ну, светлость, — скрестив руки на груди, как и возлюбленная, я ухмыльнулся, — бросишь вызов тому, кто выиграл «Сокол» в этот же пресловутый сабакк?

“Скажи ‘Да’. Пожалуйста…”

[nick]Han Solo[/nick][status]chosen one[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif[/icon][sign]https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif[/sign]

Отредактировано Chester White (06.10.2017 04:36:34)

+1

7

Во всей галактике не существует более совершенного оружия, чем чувства одиночества. Противник, до которого невозможно дотронуться, нельзя с ним бороться в одиночку, потому что всегда проиграешь, и в то же время оказываешься в ловушке этого ощущения – просить помощи абсолютно не у кого. Не важно, если вокруг тебя никого или же ты в кругу семьи и близких людей, оно настигнет тебя внезапно, как налетевший порыв ветра из открытого окна, заставляющей покрыться кожу мурашками. Обезоружит, лишит сна и покоя, оставит без сил, стремлений, эмоций и мыслей, кроме одного – у тебя никого нет.

Казалось, что уж мне, выросшей в окружении родителей, тётей, нянь, репетиторов, подруг, людей, что смотрели на меня с любовью и надеждой, невозможно остаться одной ни на секунду, и куда там проскользнуть подобным мыслям, когда голова забита сплошь политикой и помощью повстанцам, чтобы принести в галактику мир. В детстве я была под присмотром трёх жутких теть, что любили учить меня делать причёски и наряжать в платья, они словно пытались усмирить во мне пыл, переданный от родителей в наследство, и это стало первым толчком, зерном, к самому неизлечимому чувству. Чем больше я сопротивлялась, тем сильнее была пропасть между мной и моими, как тогда казалось, родителями, а потом и стали появляться вопросы, требующие ответов. Бреха Органа была умной женщиной и понимала, что если любопытная девочка унаследовала черту своей родной матери вкупе с отцовским упрямством и достижением цели любой ценой, рано или поздно она узнает правду, и поэтому было объявлено и за пределами дворца, что она приемная дочь. Признание во всеуслышание собственной беспомощности, когда как бы не хотелось, но не можешь иметь ребёнка, то мужество и честность королевы, стали залогом моего будущего в качестве сенатора Алдераана. Одновременно с этим в моей душе поселился незваный гость, что грыз меня вот уже десятки лет. Он всегда играл грязно, подкрадывался сзади, отвлекал, напоминал о том, что Лея Органа одна, такая маленькая и беспомощная в этом мире.

Теперь я могу смело звать себя Лея Скайуокер, только это ничего не меняет. Мои родители мертвы так же, как и приемные, вдобавок ко всему отец прослыл самым грозным ситхом во все времена, погрузивший десятки планет во тьму, сеющий хаос и разрушении, тот, при чьём имени вздрогнет каждый. Дарт Вейдер. Избранный, бывший джедай Энакин Скайуокер, потрясающий пилот, отличный стратег, во времена республики он спас немало жизней и был героем. Мое губительное любопытство не смогло победить ни отвращение, ни ненависть, ни боль, и я смогла достать немного информации об этом родном и одновременно чужом для меня человеке вместе с записями голограмм, что я так боялась смотреть одна и все ждала подходящего момента поговорить об этом с Люком. Моим братом, которого я могла чувствовать не огромном расстоянии, переживать его эмоции, и не знала его совершенно. Как вообще возможно узнать прошедшие года, сесть и поговорить, когда кругом бушевала война и она ещё далеко не закончена?

Одиночество снова постучалось в мою дверь, липкое, поганое, отвратительное шевельнулось в груди, напоминая о своём незримом присутствии. Мне хотелось схватить мочалку и тереть свою кожу так сильно и до тех пор, пока я снова не почувствую себя… не почувствую… нужной. Незнакомая эмоция сбила меня с ног, когда в коридоре ещё первой Звезды Смерти, я врезалась в своего спасителя номер два, хоть он и отнекивался от этого статуса, как только мог. Я отчётливо помню, как оказалась в кольце сильных рук, такая маленькая, так крепко и осторожно удерживаемая за плечи. Доли секунд, и я потеряла покой навсегда. Как мотылёк, тянулась к этому ощущению, открывая для себя новые, забывая болезненно старые, я умело провоцировала на ответ, всячески высказывала, как буду рада видеть его как можно дальше, а мысленно умоляла об обратном. Быть ближе, рядом, не дальше расстояния вытянутой руки, дать мне шанс узнать, что бывает иначе. Но Хан Соло – известный среди звёзд, как отчаянный контрабандист, всегда стремился уйти. Возле планеты Явин во время уничтожения Звезды Смерти, на Хоте, на Эндорре, он всегда бежал, куда-то стремился, вновь облетать всю галактику туда и обратно, а так хотелось сказать всего одно слово.

Останься.

Тем утром на Эндорре, когда мы стали готовиться к вылету, чтобы полноправно вернуться на Корусант, не было только одного корабля. Тысячелетний Сокол улетел, и даже не обещал вернуться, ничего, лишь брошенные слова Люком о каком-то контрабандистском деле, а мне осталась лишь смотреть в небо, пытаясь увидеть знакомые очертания махины, что не раз спасала мне жизнь. Дать слабину на несколько минут, чтобы потом закрыть глаза, в последний раз вдохнуть блаженный воздух свободы, и снова попасть в плен одиночества. Единственным и верным средством против этого было загружать себя делами, чтобы к конце дня падать на диван, не в силах дойти до кровати, и спать спокойно, ведь даже воображение не способно выдать сны. И спасибо Силе, разгребать было достаточно, чтобы ближайшие несколько лет я была не в состоянии, о чем-то думать. Было даже хорошо… нет, скорее нормально и обыденно, я держала все под контролем, и не только своё лицо, как учил меня приёмный отец.
Пока Хан Соло не решил, что может ворваться в мою жизнь, когда ему заблагорассудиться.

«Прежде всего, милая, ты должна сохранять лицо. Будь то разговор, что перевернет судьбы миллионов, или же обычная беседа между вами, девочками, в пазаак и другие игры, кто знает, что тебе предстоит, особенно. Эмоции – это часть нас, такая же неотъемлемая, как дышать, но в нашей власти не позволять им отражаться на лице…»

Тебе стоило научить меня не недооценивать своего противника, чем держать лицо, Бейл.

У себя на корабле я чувствовала себя в безопасности, даже не думая, что Соло может мне отомстить или что-то сказать, да вообще попытаться подойти близко после такого удара, потому что я все еще злилась и чувствовала, что буду заниматься этим неблагородным делом еще довольно долго. После победы над Палпатином, когда тот канул в небытие благодаря своему ученику, встала острая необходимость вычистить влияние ситхов во всех уголках галактики, преданных сторонников, купленных правителей, недовольных старой республикой, потому что несмотря на желание винить во всем противника, многие добровольно складывали оружие и слепо следовали за ними. Император обладал не сколько мощной Силой, сколько даром убеждения, одно его ораторское искусство возвело его из сенатора в канцлеры в довольно короткий срок, а манипуляторские уловки дали власть над решениями даже почтенно павшего ордена джедаев. Опыт предков и их колоссальные ошибки пугали сильнее, чем учили избегать подобных печальных ситуаций, а когда все взгляды направлены на тебя, как на надежду, становилось еще хуже. Хуже от того, что я ощущала острую потребность в этом заносчивом дураке, как поддержке и опоре, и гнать эти мысли было куда сложнее, чем бороться с одиночеством. Меня разрывало на чести от собственной беспомощности и невозможности противостоять ему.

Помани меня пальцем, скажи хоть слово, и я побегу к тебе, за тобой…

Или побью так сильно, как только ты этого заслуживаешь. Я не желаю сил, когда обвешиваю подзатыльники, мигаю коленом в грудь, и кулаками бью по спине. Это лишь малая часть моей обиды и горечи, что я ощущала на языке и вкладывала в каждое слово. Мне не стыдно было показывать эти эмоции, тем самым проявляя слабость и большее откровение, чем если бы я повторила слова любви. Я боролась не с ним, а с собой, во мне шла борьба одиночества и нужды, и я не имела ни малейшего понятия, что одержит вверх. Начинаю верить, что упрямство у меня от матери, и скорее всего эта вечная привычка спорить с собой, с разумом и чувствами, страхом и надеждой, верой и обреченностью, и в конце концов с любовью.

Я люблю тебя!..

Я любила его той особо извращённой формой, когда так и хочется и кричать об этом на каждой планете, но страх получить отказ и быть отвергнутой сковывает по рукам и ногам, хватает за горло и мешает дышать, не отпуская до того момента, когда из поля зрения угроза по имени «Хан Соло», которому так сложно сказать три слова из десяти букв.

- Сыграем, - с вызовом бросаю я, держа спину ровно, и смотря в наглые глаза.

В пазаак меня учила играть Сабе по нашему тайному сговору, взамен тому, что я учила, что и какой вилкой есть. Поэтому последующие полчаса я в пух и прах разнесла Хана, продув ему одну партию из пяти, и с довольной улыбкой, широкой, отчего мое лицо словно светилось, а в глазах горели искры, смотрела на разочарованного мужчину, что растеряно смотрел на игровое поле, словно не понимая, что сейчас произошло.

- Я выиграла, - услужливо подсказываю я, чувствуя на языке сладость от этих слов. – Теперь я могу заняться взрослыми делами, а не играть в игрушки и не вести себя как маленький ребёнок?

Жаль, я не могу получить тебя…
[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (07.10.2017 11:59:38)

+2

8

Она бросает мне вызов вместо игры в «Спрячься от удачливого игрока — причём желательно в его же кровати». Сдержать улыбку очень сложно: принцесса в своём репертуаре. Такая же, какой была и при первой нашей встрече, когда по неизвестным даже пресловутой Силе причинам решила, что вправе распоряжаться мной, как купленной на аукционе вещью. Хан Соло — не товар, а если и согласится быть им, то за непосильную всей Галактике цену. Уступаю Лее свою койку и с плохо скрываемым лицом джентльмена пристраиваюсь в её ногах на полу, скрестив ноги и выудив из нагрудного кармана засаленную колоду карт. Я всегда носил её с собой, считая не то талисманом, не то попыткой скрыть пустоту «отделений» моих немногочисленных рубах. В карманах никогда не звенели кредиты: только недалёкий человек будет приманить этим звуком мошенников. Вроде Шрайка, к примеру, и работающих на него помойных крыс, одной из которой раньше был я.

— Ну, Ваше высочество, готовьтесь к сокрушительному поражению, — я уверен в своих силах и оттого вальяжно обмахиваюсь пришедшими мне в руки картам, как придворная дама — изящным веером. На лице Органы — сосредоточенность и отчаянное желание выиграть: что за гремучая смесь! Идеально подходит девушке, в которую я влюбился. Не сразу, чередуя желание овладеть ею в подёрнутой ночным мраком каюте и стремление пустить в её несносную королевскую головушку меткий выстрел из лазерного бластера. Грёзы о плотских утехах сменились неистово–противоречивой любовью, а мысли о намеренном убийстве — осознанием того, что я не отказался бы провести всю жизнь там, где сейчас нахожусь. У её ног. Лишь бы оставаться рядом — и к чёрту все делишки контрабандиста, подписаться на которые меня потянет привыкшая к приключениям задница.

— Я всегда думал, что девушки используют колоды карт только для того, чтобы гадать на будущего мужа, — ухмылка так и не сходила с моего лица: туз в руке обеспечит благополучный исход игры. — А ты гадала на него, принцесса?

— Не твоего ума дело, Соло, — проворчала Органа, не отрывая глаз от «рубашек» своих карт.

— «Соло»? А как же нерфопас? — кажется, привычка подкалывать мою светлость въелась в кожу вместе с горьким ароматом машинного масла. — Да и я думал, ты не запоминаешь фамилии таких подлецов, как я.

— Не запоминаю, — Лея наконец соизволила взглянуть на меня, но лишь для попытки испепелить меня колким взглядом из–под длинных ресниц. — Случайно на ум пришла. «Хатт» подошла бы больше.

— Ты недооцениваешь меня, — если возлюбленная хотела задеть меня своими едкими замечаниями, она глубоко ошибалась: её слова звучали музыкой, даже если были отъявленной угрозой. — Да, мы не виделись несколько лет, но я всё ещё в той же прекрасной форме, что и прежде. Можешь проверить, если хочешь, — я не сомневался, что ответ будет отрицательным, но риск — то, без чего я не представлял своего существования.

— Только через твой труп, — Органа с небывалым мастерством скрывала свою ярость, и лишь пульсирующая на виске венка выдавала её чувства с головой. Злость на меня. Злость на плохие карты, которые так подвели её. Первую партию, как я и ожидал, принцесса проиграла и укрепила этим уверенность в предстоящем серьёзном разговоре.

— Играем до четырёх побед. Так уж и быть, дам тебе фору, — игра в джентльмена продолжалась и всё больше раздражала Лею. Характер — награда с рождения, и раз уж мне посчастливилось стать самодовольным нахалом, окружающим придётся смириться с этим. В том числе и высочеству. — А после моего триумфа научу тебя правилам этой игры. Карты не только для гадания на принцев предназначены… — сделав паузу и на мгновение сощурив глаза, я улыбнулся. — На высокомерных, надушенных и приятно пахнущих принцев.

К моему удивлению, Органа расплылась в снисходительной улыбке, подвоха в которой я так и не уловил:

— Не на тебя же гадать.

— Почему бы и нет? — моё самолюбие было уязвлено не столько словесным парированием светлости, сколько её торжествующим видом. “Блефует? Ерунда какая–то”.

— Не отвлекайся от игры, Соло. Я не хочу провести весь день в этой грязной комнатушке. К тому же здесь дурно пахнет.

К сожалению, плохо скрываемый триумф Леи оказался не блефом: я с треском продул девушке вторую и третью партии, выругнувшись на всех известных наречиях после каждой из них. На четвёртый раз, поверив наивному и погрустневшему личику Органы, я рискнул и тотчас был награждён очередным проигрышем. Следующая победа светлости не заставила себя ждать. Лея изящно сбросила примятые с одной стороны карты на пол, в то время как я сверлил взглядом оставшуюся колоду, не в силах проверить, что впервые в жизни меня подвела эта груда разноцветных лоскутков бумаги.

– Теперь я могу заняться взрослыми делами, а не играть в игрушки и не вести себя как маленький ребёнок? — Органе не терпится покинуть «Сокол Тысячелетия», а я больше всего на свете хочу нарушить данное перед игрой обещание и запереть её в подземелье лет на двадцать. Или больше. Потому что она моя.

— Иди, — воздух проскальзывает в глотке разгорячённым песком Татуина, и я старательно отвожу глаза от принцессы.
Прямо по коридору и налево,
— поколебавшись, я всё же перевожу взгляд на Органу, словно понимая, что вижу её, возможно, в последний раз в жизни. — Удачи.

Я выхожу из каюты, борясь с желанием перейти на бег. Сворачиваю в первый же отсек корабля, где меня встречает тусклое мигание приборов корабля, и опускаюсь на пол возле многочисленных рычагов, с силой зажмурив глаза. Мне нужно успокоиться, пока в порыве эмоций не сокрушил половину «Сокола» первым, что попадётся под руку. Пальцы дрожат, словно после нескольких бокалов дрянного питья, купленного за копейки в кантине, и я сжимаю ими гаечный ключ в попытках унять это непривычное ощущение. “Хм, нужно подтянуть винт…” Конечно же, он не нуждается в этом, зато нуждаюсь я. За спиной слышится тихий шорох. Несомненно, мой верный лохматый друг пришёл на выручку вместе с предложением пропустить стаканчик–другой у его лучшего друга.

— Она ушла, Чуи, — скрывать горечь в голосе от вуки глупо: он знает меня слишком хорошо, а я не такой уж и талантливый лицедей. — Навсегда ушла.

Вместо расстроенного рычания Чубакки я слышу совсем не то, что был готов услышать: нежный голосок, напоминающий переливы колокольчиков.

— Нет.

Лея… Я подрываюсь на ноги, всё ещё сжимая в руках инструмент. Она здесь, и мне остаётся лишь верить в то, что это не порождённым разгулявшимся воображением образ. На языке вертится так много вопросов, но я задаю самый главный.

— Почему ты не ушла? Выиграла четыре партии — значит, свободна, — отбросив в сторону гаечный ключ, я спрятал руки в карманах: ни к чему принцессе видеть неунимающуюся дрожь. — В противном случае я не понимаю, почему ты всё ещё здесь и что, забрак тебя дери, происходит!

[nick]Han Solo[/nick][status]chosen one[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif[/icon][sign]https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif[/sign]

Отредактировано Chester White (09.10.2017 03:41:22)

+2

9

Так ли сладка победа, как о ней говорят, как ее жаждут и восхищаются? Нет.

В независимости от того, маленькая она или большая, зависит от неё судьба всей галактики или же один откровенный разговор, что был так сложен и опасен, таил в себе множество подводных камней, но касался лишь меня одну, это понятие всегда сопровождалосьподсчетом потерь. Во время уничтожения первой Звезды Смерти, я не праздновала, а была в стороне и горевала по планете, которой больше нет, по погибших приёмным родителям, по друзьям, по жителям, что ничем не заслужили такое, по тем, чьи души теперь навсегда будут на моей совести. Я должна была перехитрить Таркина, что-то сказать иначе, на худой конец, не попасть в лапы сепаратистов, но тогда… тогда цель могла быть иной и снова смерть постигла бы миллионы существ, даже не подозревающих о том, что их ждёт. И нас преследовали, планета за пленной, нас обнаружили даже на Хоте и гнали как стадо, уничтожали, вырезали, отказывались помогать в страхе за собственную жизнь, избегали, и все это мало походило на победу, словно ив расплачивалась за совершенную ошибку. Канувшая в небытие и вторая заезда была для меня ещё хуже, чем первая, когда наружу всплыли семейные тайны, одну из которых Люк похоронил со всеми почестями. Самолично пронёс с помощью Силы тело самого опасного ситха за всю историю галактики и сам же зажег огонь, словно тот смог очистить все то, что творил этот человек, эта машина, мой родной отец. Как я могла праздновать победу, когда их цена оказывались непосильной ношей для моих мыслей и чувств?

Я чувствовала себя брошенной и ненужной, когда мне так хотелось бы узнать обоих родителей до того, как Энакин Скайуокер перестала существовать. Разделять его от монстра в маске было гораздо легче, так даже можно было поверить в то, что он когда-то был хорошим человеком, потому что воспринимался как другой, и такой же погибший вместе с любимой женщиной, моей матерью. Я по-прежнему достаю голограммы, бережно прижимаю их к груди и понимаю, что ещё не готова. Мне нравится тот образ, что я четко вижу перед собой, как женщина с темными локонами любуется с балкона на Набу на закат, а последние лучи солнца очерчивают каждый изгиб ее лёгкого платья, как на губах блаженная улыбка, наконец, отдохнувшего сенатора от всей этой политики. Потом за спиной у неё появляется фигура джедая, что несёт в руках два бокала, а вокруг него кружится тарелка, пытающаяся догнать фрукты по воздуху, напоминая хоровод, вот он протягивает бокал, чокается, что-то говорит, что я не могу услышать, как бы ни старалась, а потом наклоняется и… и тут мое видение обрывалось словно я была маленькой девочкой, застуканной родителями, а так хотелось увидеть больше! Я никому не говорила об этом, боясь делиться чем-то, что греет мне душу, помогает держаться и отгораживать себя от мысли, что Вейдер и Энакин одно и тоже лицо. Люк смирился, гораздо быстрее, чем это смогу сделать я, он единственный верил в то, что можно достучаться до ситха вопреки всем рассказам Кеноби, а я не была готова даже допускать мысли, что это один человек. Ещё слишком рано.

Чтобы не сойти с ума от этих мыслей, необходим якорь, держащий в пучине хаоса на одном месте и не позволяющим упасть и сдаться. Таким для меня был Хан, и после уничижения второй Звезды, мне так хотелось о многом ему рассказать, чтобы чувствовать на плече сильную ладонь с мозолями, чувствовать запах машинного масла, вечно исходившего от Соло, и остро реагировать на его шуточки, просто, чтобы он был рядом, а я могла на него опереться. Но контрабандист улетел по своим делам, и мне пришлось самой выбираться из всего этого, избрав путь переключения на что-то другое и изнеможения, дабы не думать о том, о чем я не хочу. И внезапное появление Соло совершенно не способствовало моим планам, правда, и выигрыш не принёс желанной победы, когда лицо противника выражает не злость от того, что остался в дураках, а боль.

Почему тебе больно, Хан?

Высокий, изворотливой и словно бессмертный капитан корабля, а ныне генерал армии, был тем, на кого смотрели с надеждой и на чьи суждения полагались, он мыслил иначе, с точки зрения «выбраться любой ценой», используя свои знания и хитрость, оттого был самым ценным приобретённом для повстанцев. Без ложной скромности, без него я не представляла первых и таких важных шагов  на пути к миру в галактике. Вопреки этому как мужчина он оставался для меня книгой за семья печатями. Как-то я сказала ему, что он не понимает женщин, так же и я не понимала ни его, ни его поведения, мотивов, что им движет и зачем он нам помогает, почему так соперничает с Люком и достаёт меня, почему сказал, что «знает», а не что «любит» и многое другое. Тяжело быть успешным политиком, невозможно быть  женщиной, что не найдёт к чему придраться.

Сейчас я придиралась к его победе, точнее «работе», но Хан обладает каким-то магическим на меня воздействием, что вместо выигрыша я принимаю добровольно поражение.

- Если тебе так не хочется меня видеть, то я, пожалуй, не стану навязывать своё присутствие, - и снова это обида даёт о себе знать.

-  Нет, виноват, -  слышу поспешное, едва успеваю развернуться к выходу.

- Ты работай, а я помогу, – смягчилась, а заодно стала тянуть время, что было мне несвойственно, присаживаясь рядом и протягиваю ключ. – Я хотела поговорить с тобой, но ты улетел, и я… - в горе пересыхает, когда я пытаюсь сказать фразу, что репетировала уже очень давно. – Я недавно узнала, что мы с Люком братья и по отцу и по матери, - мне безумно хочется воды, и я вскакиваю на ноги, так же не в силах и усидеть. Начинаю ломать пальцы на руках, хожу взад-вперёд, и, наконец, не выдерживаю. – Дарт Вейдер, раньше известный как Энакина Скайуокер, мой отец.

И мне страшно, что будет дальше, страшно, что он оттолкнёт или не сможет понять, поэтому я закрываю лицо руками и сажусь прямо на пол, чтобы не видеть его реакции, а, может, спрятать свои чувства от того единственного, кому было не все равно.

[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (11.10.2017 00:58:30)

+2

10

Был ли это мираж, порождённый моим свихнувшимся умом и желанием видеть её каждую минуту? В пыльном полумраке «Сокола» точёная фигурка Органы казалась призрачной и до безумия невозможной. Нереальной. Несуществующей. Я сдавленно выдыхаю, сжимая кулаки в карманах до такой степени, что становится больно. Лея должна была уйти, упиваясь горчащим на языке триумфом и осознанием победы над генералом Ханом Соло, который прежде обыгрывал в сабакк не одного напыщенного идиота. Но она всё ещё здесь. Небрежно облокотившись на дверной проём, девушка смотрит на меня не то с насмешкой, не то с укором. Её ранит моя вспыльчивость и, вплетаясь в сонмы обиды, вынуждает решиться на вторую попытку покинуть «Сокол Тысячелетия», оставив после себя неуловимый аромат. Не парфюма, нет: этой дрянью светлость пользовалась только перед торжественныи приёмами, заставляя меня чихать без остановки и с видом мученика отказываться от помощи дроида–лекаря. Её аромат чувствовался даже через машинное масло, которое, казалось, пропитало каждый миллиметр корабля. Я не мог понять, что он напоминает, но каждый раз чувствовал необыкновённую лёгкость и ощущение беззаботного детства, которого у меня, конечно же, не было. Присутствие Леи дарило то самое успокоение, которое напрочь отсутствовало в моей сумасбродной и полной риска жизни.

— Нет. Виноват, — волнение в голосе не скрыть, и поэтому я предпочитаю отвернуться от возлюбленной, присев на корточки и с прищуром взглянув на мигающую панель «Сокола». Ремонт моего верного и потрёпанного СИДами старичка всегда спасал от падения в бездну отчаяния, но сейчас это не помогает. Слышу тихие шаги Органы позади себя и едва сдерживаюсь: желание схватить её в охапку и увезти на самую дальнюю планету Галактики чувствуется всё сильнее. Девушка присаживается рядом и робко протягивает мне гаечный ключ — символ нашего хрупкого, но столь желанного перемирия. Я ловко перехватываю инструмент и задерживаю руку дольше, чем следовало бы, чувствуя под огрубевшими пальцами пленящую прохладу руки принцессы. О, Сила, я просидел бы так целую вечность, но вынужден ограничиться кивком благодарности и проявлением неуместного внимания к деталям моего корабля. Лея начинает говорить, путаясь в словах и медленно перебирая их, словно грубые песчинки Татуина. Казалось, что светлость подбирает правильные фразы, но вынуждена ограничиваться лишь скомканными паузами. Я удивлённо смотрю на неё и откладываю в сторону ключ. «Сокол» подождёт.

— Я хотела с тобой поговорить, но ты улетел, а я… — Органа жадно хватает ртом воздух, с опаской поглядывая на меня и тем самым вызывая ещё большее недоумение. “Что за секреты ты утаиваешь, светлость?” Я протягиваю руку к возлюбленной и, перехватив её тонкое запястье, бережно сжимаю его в попытках внушить уверенность, вселить в пугливое сердечко спокойствие и уверенность в том, что я — всё ещё тот Хан Соло, которого она знала прежде.

— Говори сейчас, — моя вторая ладонь накрывает руку Леи; это единственное прикосновение, на которое я могу решиться в сложившейся ситуации. — Я слушаю тебя.

Ох, если бы я только знал, какую правду ты собираешься мне поведать! Органа начинает издалека, упоминая о своём брате. Я едва заметно усмехаюсь, вспомнив о старом друге, который так неожиданно изменил мою судьбу, заставил поверить в существование Силы, предложил достойную награду за спасение принцессы. Кто бы мог подумать, что несколькими годами позже я буду чувствовать в себе непоколебимую решимость отдать всё, чем владею, в обмен на спасение Леи Органы — в том числе и собственные потроха, если кто–либо решит вспороть мне брюхо клинком или метким выстрелом бластера.

Девушка вырывается из моей хватки и, стремительно поднявшись с колен, начинает мерить нервными шагами тесную комнатушку, заламывая руки и наконец выдавая правду, которая так долго мучила её, терзала острыми когтями и не давала спокойно существовать без спасительного глотка свежего воздуха: Дарт Вейдер — её отец. Эта фраза шокирует меня, и Лея воспринимает эту реакцию как отвращение: метнувшись в дальний угол помещения и пряча заплаканное личико в ладонях, принцесса всхлипывает. Да хоть бы сам чёртов Палпатин был её отцом! Какая разница, чья кровь течёт в девушке, которую я люблю и на слёзы которой я не могу смотреть без очередного сальто сердца где–то в рёберной клетке? Органа не сопротивляется, когда я робко обнимаю её за плечи, и лишь сильнее прижимается к груди, уже не скрывая судорожных вздрагиваний от сдерживаемого плача — дани её родству с человеком, который прежде навевал ужас на все галактики. Я незаметно касаюсь волос возлюбленной губами, баюкая её из стороны в сторону, словно маленького ребёнка, и позволяя выплакаться настолько сильно, насколько этого хотела её опостылевшая душа.

— Семью не выбирают, — горечь в моём голосе свидетельствует о многом. Эти слова — не жалкая попытка заполнить неловко повисшую паузу, а голос человека, который на своей шкуре осознал простую истину: не всё в этом мире можно изменить. — Уж я–то знаю. Мой двоюродный брат избивал меня, морил голодом и в итоге продал человеку, от которого я сбежал за несколько недель до этого, желая начать новую жизнь, — я никому не говорил о своей семье и о желании выпотрошить Тракана Сал–Соло, но что–то подсказывало мне, что Лея должна знать это. — Мне плевать, что твой отец — Дарт Вейдер. Я люблю не его. Я люблю тебя, — из карих глаз девушки бегут слёзы, и я останавливаю их губами, чувствуя на языке привкус соли. — И ни одна правда не изменит этого, — мои руки легонько приподнимают Органу над полом. Такая маленькая, такая хрупкая и такая… любимая. Не в силах больше сдерживать себя, я бесцеремонно накрываю её тонкие губы своими, нарываясь на очередную пощёчину. К моему удивлению, принцесса отвечает на поцелуй, путаясь пальцами в моих взъерошенных волосах и бормоча моё имя в перерывах между отрывистыми движениями губ.

“К чёрту всё. Я остаюсь с ней…”

[nick]Han Solo[/nick][status]chosen one[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/2da395d21483cc702faa13ab1f54660f/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso2_250.gif[/icon][sign]https://78.media.tumblr.com/942db09496bd6819cb49f492ba26fc69/tumblr_owydhc6mjp1qdqywso1_500.gif[/sign]

Отредактировано Chester White (15.10.2017 03:18:55)

+2

11

- Меня зовут Лея Органа, я сенатор от Алдераана, планеты, что пала жертвой в этой жестокой войне за жаждущего власти канцлера, известного так же, как Дарт Сидиус…

Ораторское искусство мне буквально вдалбливали в голову, чтобы я всегда могла начинать говорить с представления самой себя, приступала к какой-нибудь проблеме, причем настолько острой, чтобы мгновенно привлечь к себе внимание, заставить себя слушать, используя политические уловки как профессиональный игрок в пазаак. Я следила за лицами, жестами, внимательно слушала, что говорят, предугадывая последующие действия, годы практик под личным руководством приемного отца давали о себе знать. Эту речь я готовила более двух месяцев, записывая ее на бумаге, вычеркивая, думая, как перестроить предложения и абзацы, произносила вслух и запоминала особенно отдельные моменты, так как импровизация в этом случае была непозволительной роскошью. Сосредоточенность и внимательность, два основных качества, что выделают успешного сенатора, и только потом умение выступать с речью, ведь даже молча можно творить великие дела или быть решающим голосом, не стоит выступать перед тысячами коллег и транслироваться по всей галактике, когда можно поговорить после с нужными людьми наедине, получить их голоса и поддержку. Бейл называл это теневой политикой, хитрым способом, чтобы добиться нужного, хотя и тяжёлым, требующим много времени, терпения и желания победить любой ценой, и это было тем, чем заниматься не стоило, только честность, только искренняя вера в то, что делаешь и стремления работать на людей, что доверили голоса тебе. Быть тем, кто скажет за миллионы, населяющих планету, поведает об их бедах, несчастьях, вступится и будет выражать мнение и волю и…

- Чуи!.. Как ты вовремя!

Услышав рёв Чуи, я мгновенно отстраняюсь, чтобы скрыть смущение, которое всегда присутствовало рядом с Ханом, будто я первый раз его целую, точнее он меня, нагло зажав на Соколе и не давая прохода, не оставляя выбора, хоть я очень сильно сопротивлялась. Очень. Вытираю глаза рукой, чтобы и намёка не осталась, потому что я никогда не хотела никому показывать свою слабость, тем более Соло, что видел уже слишком много. Очередной рёв, на который я поднимаю голову. Язык Чубакки был для меня незнаком, и в тайне я поражалась тому, как Хан его понимает, о чем, конечно же, не скажу ему вслух, наверное… никогда.

- Ты уверен?..

- Что он сказал? – нахмурилась я, потому что серьёзный капитан – явление довольно редкое.

- Что Энакин и его ученица спасли ему жизнь…

- Что?

Мой голос садится, становится хриплым и чужим, не моим, одно слово превращается в очередной крах того, что знаю, что мне говорили, и мне остаётся лишь хватать ртом воздух, цепляясь за плечи Соло. Да чему, стихи раздери, мне верить? Почему все говорят, что он был хорошим, что остался таким же и что-то было в его душе, когда он стольких убил, столько поработил планет, отдавал жуткие приказы и… и... и…

- … и на фоне этого мы должны учитывать ошибки прошлого, стараться не допустить подобного, но самое главное, нужно контактировать и общаться, в независимости от того, поддержала ли планета конфедерацию или республику, добровольно или принудительно, это был выбор, сделанный в прошлом, сейчас мы должны, мы обязаны строить новое будущее не только для нас, но и для новых поколений, - я говорю твёрдо, с паузами, внимательно обводя взглядом каждого присутствующего, кто помогал нам на протяжении всей войны. – Мы больше с вами не повстанцы, мы строители…

Хан Соло.

Одно имя, что заставляет мое дыхание сбриваться с ровного ритма, заставляет пальцы невольно сжаться и, кажется, даже покраснеть щеки, и отчетливо услышать, как его хриплый голос произносит мое имя на выдохе. Я искала утешения, безмолвно просила зашиты, потому что я запуталась, а для меня это было равносильно тяжелой и неизлечимой болезни, что безжалостно валит с ног и не позволяет устоять против неё никакими лекарствами. Нет, капитан не был микстурой, что меня бы излечила, он был… всем. Всем, что было нужно, всем, что так необходимо и всем, что я желала и душой и телом. Моя постыдная тайна, в которой я не хотела признаваться даже самой себе и спрятать в самых потаенных уголках своего разума, слишком умной головы, рационального мышления, что не раз выпучило меня и одновременно с этим мешало. Головой я понимала, что с Ханом связываться себе дороже, что выгоднее было бы найти политический союз там с принцем…

Не успеваю подумать об этом, как чувствую взгляд, прожигающий меня на сквозь. Его взгляд. Так же он смотрел на меня, когда губы касались шеи, а руки пытались… путались… в волосах… О, Сила!..

- … мы должны… должны быть единым целым, - снова сбиваюсь и чувствую, что готова провалиться сквозь землю. – Спасибо, - неожиданно резко обрываю речь, ради которой так долго старалась, и чуть ли не бегом вылетаю.

Лея Органа, возьми себя в руки! Не рухнула вселенная, не появились новые звёзды, не вернулась Империя, нет ни одной существенной причины, чтобы вести себя как сопливая девчонка, что сохнет по старшекласснику. Ругая себя, я сворачиваю в коридор, чтобы добраться до балкончика и вдохнуть свежий воздух, что будет совсем кстати, мне всего лишь нужна минутка и я вернусь с новыми силами, выбросив из головы лишние мысли, а потом поговорю с Ханом, как взрослый человек с другим взрослым человеком…

Эта мысль не формируется до конца, когда я чувствую слабый укол шею и мгновенно прикладываю к ней руку, нащупав дротик, но стоит поднести его к глазам, как все начинает плыть, а тело предательски слабеть и оседать, как бы не взывал мой разум, что надо прийти в себя и закричать, все просто онемело, устало, так хотелось спать. Свернуться калачиком, как я это сделала на Соколе, ощутить тяжесть руки, обнимающий за талию и отдохнуть, ведь покой мне будет только сниться ещё очень долго. Столько дел, столько дел…

[sign]https://78.media.tumblr.com/d76f0e3efe98611363e6e83b5f3e95db/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso2_500.gif[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/1d06d8702f4b3afdad21ce2e63fe7bad/tumblr_owyeabiSHi1qdqywso1_250.gif[/icon][status]princess[/status][nick]Leia Organa[/nick]

Отредактировано Sin Ernalia (17.10.2017 23:12:13)

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » You are nobody's property