http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Тройка треф ‡эпизод


Тройка треф ‡эпизод

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uploads.ru/oWV0d.jpg
01.10.2017
Дитрих Вольф, Киллиан МакБрайд  Октавия Джанг

Отредактировано Cillian McBride (25.10.2017 08:24:51)

0

2

«Трефовая тройка» была странным местом. Старый дом на южной окраине Бронкса, семь жилых этажей, потолки метра три, высокие окна, затянутые то брезентом, то простыней, обшарпанные квартиры, плохая канализация, странный народ, что не задерживался дольше чем на полгода, и с самого торца – неприметный сход в подвал – тринадцать ступеней, решетка, деревянная дверь, без звонка и ручки наружу, без отверстия для ключа и без вывески – слепой монолит, и захочешь найти – не найдешь, если не покажут, не приведут. Вернее, не совсем так: с рандомной периодичностью «Трефовая тройка» сама давала о себе знать, как «ночное окно», некогда пользующееся огромной популярностью среди местных – раз в месяц, два, неделю, три к заржавленной решетке прикрепляли проволокой и скотчем кусок дсп, на котором небрежно были намалеваны три белых креста. Когда это случалось, глухой подвал наполнялся жизнью: знающие стекались сюда со всех концов города, пили пиво, горланили песни и просто наслаждались качественным живым битом – уже после рил тока. Однако, в «Трефовую тройку» можно было забрести и мимоходом, поддавшись искушению музыки и безудержного веселия, что выливались на улицу вместе с людьми – входящими в и выходящими на. Для этих – мимоходцев –  тройка представала самым обычным баром – помещение средних размеров, стойка с миловидным барменом за ней (руки в татуировках, на груди – клетчатая жилетка), стеллаж, заставленный разными по цвету и форме бутылками, подиум, на котором толкались плохо одетые музыканта, самодельные столы округлой формы, граффити на стенах – андеграунд, как он должен быть. Для знающих же тройка была прежде всего местом, где решались проблемы. Они знали – Йохан может все: и достать оружие (прямо из ящика под стойкой), и переправить груз (хоть в Каир, хоть в Бангладеш), и наказать за чересчур длинные языки, и организовать покерный сет (на миллионы и жизни).
Что же в таком месте позабыл Киллиан? Прохожим он не был – вернувшийся после почти двухгодичного отсутствия, за время которого его успели не то забыть, не то похоронить, мужчина едва ли был готов в тому, чтобы праздно прогуливаться вечерней порой не пойми где не пойми зачем, но и завсегдатаем тройки он не был тоже. Ответ на вопрос лежал на поверхности – имя ему было Йохан – внучатый племянник семьи, сестры братишкин муж, рожденный в Кейптауне и эмигрирующий в Нью-Йорк, когда еще под стол пешком ходил. Тетя Линдси – дальняя родственница по материнской линии – настойчиво просила «малыша Килли» отыскать мальчика. Кажется, связано это было с наследством или перезахоронением кого-то там не пойми на какой земле – Киллиан особо не вникал, сказал, что найдет, забрал письмо, и вот, теперь, спустя время и километры, он здесь, в самом эпицентре теневой жизни Бронкса.
Добив первый коктейль из горькой хвойной водки и шипучего донельзя тоника, Киллиан повернулся в зал. Ничего конкретного – люди, лица, либо вымереть, либо спиться, либо гребанная весна, а дома его ждали лишь не распакованные чемоданы. И вдруг, внезапно, в человеческой массе началось шевеление: толпа расступилась, пропуская вперед темную (в прямом и переносном смысле) осанливо гарцующую лошадку. Лицо ее, не смотря на явный полумрак и скользкие тени, казалось очень четким и почти графичным. Она уставилась прямо на Киллиана. Мужчина еле заметно тряхнул головой, ведь такого быть не могло. Никто здесь гарантированно не знал его в лицо, а если бы и знал, то едва ли мог предположить, что это действительно он, а не кто-то очень похожий.
Показалось, наверное.
Однако женщина, затянутая узкое черное платье, целенаправленно двигалась к нему. Киллиан мог еще сколько угодно сомневаться, но когда холеная рука, унизанная золотыми кольцами, легко коснулась предплечья – хочешь, не хочешь, а поверить придется – его опознали.
- Дорогуша, тебя не должно здесь быть.

+2

3

Помнится, пару лет назад, Адейн, хороший друг и отчасти, подопечный Вольфа, рассказывал ему о небольшом баре, где можно скоротать вечерок, развеяться и выпить, причем алкоголь – весьма приличный, а, заодно, глянуть на музыкантов, стремящихся к славе, и, если память еще не окончательно подводила немца, назывался он «Тройка Треф» или что-то вроде, почему именно сейчас немец вспомнил о нем? Да потому что именно три белых «креста» с закругленными концами, не особо аккуратно нарисованных, собственно, как и описывал Кюри,  на тонкой доске, указывали на наличие недалеко бара. «Точно, как описывал Адейн», - подумал про себя Вольф. Можно сказать сам немец оказался здесь случайно – прогуливался. Своего верного четырехколесного механического друга он оставил в «Гараже», на профилактике, а на встречу поехал на такси. А после… На мужчину накатило такое чувство ностальгии, что он решил не спешить домой, а прогуляться по улицам города, вспоминая свое прошлое, размышляя о настоящем. Вот только про будущее думать совершенно не хотелось.
Такие моменты накатывают часто, когда твой возраст медленно, но уверенно приближается к сорока и все чаще и чаще в голову начинают пробираться мысли о том, что ты успел сделать, чего достиг, что прожил в своей жизни… Если отбросить то, что семьи в общепринятом социальном понимании у него не было,  зато заменил собой все Аллан. Правда, не со всеми его личностями все складывалось гладко… Но, если подумать, его жизнь была не такой уж и плохой. Все время какие-то дела, работа, которая нравится, друзья, поездки в разные страны и города... Насыщенно, временами – весело. Его самое большое достижение в жизни – авто-мото салон – мастерская «Гараж», ведь удалось собрать самых сильных мастеров с золотыми руками. Ведь это круто. И до сих пор, даже страшно подумать, сколько лет подряд ездит на своем неубиваемом внедорожнике, выделяясь немецкими номерами.
А что до появляющегося временами чувства одиночества? Да, собственно, кто его не испытывает? Когда все идет не так, как ты бы этого хотел, когда другой человек не всегда делает то, чего бы так хотелось в тот самый момент…Но, все это, если подумать, такие мелочи.
После прохлады улицы бар встретил теплом, приятной музыкой, правда, хотелось бы чего-то более жесткого и привычного. !Тройка» напомнил ему один из тех баров, где он зависал в более молодые годы. Какая-то знакомая, уютная атмосфера.Он занял свободное место у барной стойки, сев спиной к стене. Умиротворяющий вид зала, гости и музыканты на сцене – своеобразная гармония. Разговоры людей отвлекали от собственных мыслей и это было хорошо.  Любому человеку иногда приятно и просто необходимо просто разгрузить мозг, ни о чем не думать. Тот самый случай, когда на картинку хочется поставить вид пустыни с подгоняемым ветром перекати-поле и поставить на фон завывание ветра. Блаженная мысленная пустота. Вольф заметил в баре знакомое лицо, благо, склерозом не страдал и человека, с которым встречался  когда-то и адвокатов которого игнорировал. Забавно. Как же все-таки тесен мир, однако, Вольф обратил на него внимание, мысленно послал привет, и сразу переключился на музыкантов, ожидая, что, юные дарования, возможно чем-нибудь удивят.

+3

4

...скудная меблировка ее интеллекта, о которую обдирал себе коленки пришелец из Европы,
была приобретена в местной школе и университете
Ивлинг Во

Октав вступила в новый период жизни, когда  она вновь несла ответственность не только за себя, но и за того парня, что делил с ней свою жилпощадь.  Их семья с Остином едва ли могла претендовать на звание хоть сколько-нибудь нормальной, или хотя бы вменяемой, но да кого это волновало? На радиостанции по-прежнему никто ничего не знал и только изредка удивлялись тому, зачем на такой яркой женщине столько косметики. Джанг не стыдилась подобных замечаний. Она давно выросла из того возраста, когда упреки в излишней любви к косметике могут вогнать в краску, тем более поставить в неудобное положение. Обладая чувством юмора, она всё превращала в шутку, говоря, что не может вот так просто взять и порушить их веру в её эффектность силой мыла и что "уютной" она может быть только дома. Остальное согласно возраста. Лучше уж выглядеть разрисованной куклой, утонувшей в многообразии тональных средств, консилеров, румян, познавшей таинства контуринга и длинных ресниц, чем обнажить свои синяки, столь старательно спрятанные от посторонних глаз. Она не ждала сочувствия и не просила советов. Ни к чему. Каждый человек хозяин своего собственного счастья, не так ли? Кто же виноват, кроме неё самой, что её это самое "чудо" выглядит как приход Грея, сменяющийся неизменно ломкой, за которой следует радуга "я не ведал что творил!Я тебя люблю. Помоги мне!"? Эта фраза о помощи казалось действовала магическим образом на Мари, лишая малейшего инстинкта самосохранения, раз она столько времени, несмотря ни на что, всё ещё оставалась рядом с ним. Позволяя себе лишь изредка довериться самым близким. Так сложилось, что семья для неё- это люди, которых брюнетка когда-то сама себе выбрала. И они ничего общего не имеют с родственниками. Вместо кровных уз остались лишь дружеские. Быть может кто-то скажет, что это ошибка, но для Джанг это было единственным глотком свежего воздуха на тонущей подводной лодке и она хваталась за него как одержимая. В последнее время денег не хватало ни на что. Она с трудом сводила концы с концами, отдавая всё, что зарабатывала, в клинику, где проходил лечение супруг. Это уже не первый курс, но всякий раз женщина надеялась, что последний. Возможно поэтому тянулась из последних сил, не щадя себя, пытаясь отыскать любую возможность заработать где-то ещё и кем- это было совершенно не так уж и важно. Когда появилась возможность устроиться внештатным корреспондентом в он-лайн издание "Тайн нет", офис которого находился по соседству с радиостанцией, Мари ухватилась за эту соломинку и получила шанс после пары статей о плановом отстреле бродячих собак и отравлениях в местном ресторане. Билл Торнтон занимался работой над проектом про наркоторговцев и лелеял мечту отследить трафик. Сотрудничал с федералами, разнюхивал склоки в каждом местном притоне и не спал по ночам, просиживая штаны в самых "мутных" заведениях Нью Йорка. Ему удалось узнать, что в одном из закрытых клубов вечером намечается интересное дельце, вот только проникнуть туда самому и поучаствовать будет сложно. Йохан и его люди не интересовались бородатыми мужиками за сорок с пивным животом, а вот у красивых женщин шансов было немного больше, чем у него самого. Более того, такие, как он не могли подобраться ближе, чем на пушечный выстрел к таким персонам, а очень уж хотелось поймать в свои сети первую крупную рыбину. Именно поэтому он дождался Октав после работы и предложил подработку. Точнее сделку: она  должна оказаться в одном из клубов и привлечь к себе внимание нужных людей. Сложность же заключалась в том, что Бил не знал как они выглядят, но всё, что ему оставалось, так это полагаться на силу природного обаяния и внешние данные ди-джея, помноженные на неплохо подвешанный язык, умение болтать много и ни о чем, оставаясь нейтральной для своего собеседника. Он присматривался к ней несколько месяцев и пришел к выводу, что женщина не так глупа и поверхностна как может показаться с первого взгляда. Пообещав, что заплатит круглую сумму после того, как она выведет его на кого-то из преспешников Йохана, или сдаст хоть какую бы то ни было полезную информацию, заверил в том, что ей самой ничего не грозит. Поразмыслив над внезапным предложением, Джанг согласилась. Ей казалось, что едва ли простой вечер в клубе, пускай и с мутными людьми, может быть по-настоящему опасен, да и что вообще можно считать таковым после жизни с наркоманом? Надев чёрное платье и туфли на безумно высоких каблуках, Джанг приняла бой. В назначенное время она стояла у порога и смотрела на табличку с тремя крестами.
   "Странное место. Ну да ладно."- войдя в помещение, Мари осмотрелась и не нашла ничего подозрительного- обычный клуб среднего пошиба и "на скорую руку". Это было из разряда "Мы его слепили из того, что было". Если бы только она попала сюда случайно, то едва ли задержалась надолго. В городе были места более приятные, да и люди вокруг казались малость странными. Рассмотрев за одним из столиков в углу Торнтона, она едва заметно кивнула ему в знак приветствия и направилась к барной стойке за первым коктейлем. Однако, несмотря на все её старания, местный бармен был не лыком шит и разговорить его на предмет собравшегося окружения, прикинувшись новенькой дурочкой, у неё не получилось. Тогда женщина решила, что действовать нужно по-другому. Если гора не идет к Магомеду, то это не та гора, не так ли? Прихватив бокал, она двинулась в сторону танцпола, вольготно заняв самый центр, что бы её можно было легко рассмотреть с каждого угла бара и начала танцевать. Быстро поняв, что каблуки неоправданно высоки, брюнетка сбросила обувь и распрощавшись с коктейлем , оставив его на одном из пустых разносов, продолжила танцевать босиком. Она понимала, что даже при всём местном колорите собравшейся  разношерстной компании выглядит странно, но это было как раз то, что надо. Как вдруг за барной стойкой она заметила знакомое лицо. Память не подвела. Это был Киллиан Макбрайд.
   "Слишком крупная рыбка для этого места, стало быть он в деле!"- двигаясь в танце, Джанг плавно приближалась к мужчине, не сводя с него взгляда, но при этом стараясь не выглядеть детективом, что бы не спугнуть. Пусть лучше уж он причислит её к одной из безумных поклонниц или охотниц за его состоянием, чем испугается пытливого взгляда. Оказавшись рядом с ним, она легко коснулась его предплечья, привлекая к себе его внимание.
- Вот это неожиданно приятная  встреча. Я уже и не рассчитывала встретить здесь кого-то интересного, но теперь я так не думаю. Что же Вы здесь оставили, мистер Макбрайд?

Внешний вид

http://x.imagefapusercontent.com/u/TomHighway/5383401/1409456363/Penelope_Cruz_4.jpg

Отредактировано Octav Jung (05.11.2017 16:08:19)

+2


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Тройка треф ‡эпизод