http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Race against yourself ‡эпизод


Race against yourself ‡эпизод

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://78.media.tumblr.com/33a55f490ec6e7f4b6dd350df02838b2/tumblr_ovmgmlHyUJ1teqsn2o8_r2_400.gifhttp://s9.uploads.ru/t/AzvIJ.gif
Время и дата: раннее утро октября
Место: центральный парк
Участники эпизода: Ben Winters & Anastasia Shilova
Краткий сюжет: иногда нужно просто очистить разум и бег в этом помогает, да и разговор с незнакомцем

Отредактировано Anastasia Shilova (05.11.2017 17:52:47)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Стрелка часов делает чётко выверенный шаг по кругу циферблата, отсчитывая очередную минуту ускользающей жизни. Тревожный звон будильника заполняет пространство спальни, заставляя  меня лениво протянуть руку в сторону округлого механического монстра, чтобы остановить наконец безумную пляску по деревянной плоскости прикроватной тумбы. Вдохнув тяжелый влажный воздух, я переворачиваюсь на спину и нехотя открываю глаза. В комнате холодно, сыро и очень темно, как зачастую и бывает ранним осеним утром. Организм сопротивляется: мне совсем не хочется покидать уютный плен кровати, я даже притягиваю к себе выскочившую было из под одеяла ногу, но очень скоро упрямство берёт вверх, и вот я уже сбрасываю с себя мягкие оковы, отдаваясь в руки бодрящей прохладе.
По дороге к умывальнику я ненадолго останавливаюсь у маленького настенного календаря, чтобы отправить лист ушедшего дня в мусорную корзину и прочесть очередную цитату под датой. Сегодня под стать осенней поре пришлись слова Пабло Пикассо: «Мы не стареем, мы созреваем».
Думать о высказывании знаменитого художника нет никакой нужды, но мысли сами лезут в голову в то время как я, сидя на краю ванной, разглядываю безобразное жёлтое пятно на потолке сквозь сигаретный дым. Возможно, курить перед пробежкой — не самая лучшая идея, но это одна из тех вредных привычек, побороть которые мне не под силу. Зато можно попробовать вернуть полезные, но давно забытые старые.
Две недели назад я принял решение снова начать бегать по утрам, как в ставшие уже далёким прошлым времена службы в полиции. Поддержание собственного тела в форме — это именно что прихоть, а не необходимость: отмывать грязные стаканы и разливать выпивку можно и с огромным брюхом, но я все-равно спешу надеть рваные кеды на истоптавшие многие мили ноги.
Натужно щёлкает дверной замок, скрипит дверь парадной, и уже на улице меня встречает бодрящая свежесть утра. До рассвета ещё далеко, а потому улицы Нью-Йорка кажутся совершенно серыми и блеклыми в ярком освещении ночных фонарей. Темнота давно не пугает меня, наоборот, вдохновляет. Двигаясь к парку я вижу редких прохожих: дворников, разносчиков газет, ранних пташек, спешащих на работу, и конечно же бегунов вроде меня. Последние скоро затеряются среди ещё зеленых лужаек, медленно теряющих свою листву деревьев и множества дорожек, которых хватит на всех.
Некогда сильное тело давно растеряло весь свой потенциал, а потому в первое утро я даже не пытался бежать - просто прогуливался по парку, приглядывая идеальный маршрут. Три года сделали меня слабым и немощным затворником, и пусть стараниями одной упрямой брюнетки это уже было не так, я всё-равно ощущал себя чужим здесь. Молодые, полные жизни мужчины и женщины пробегали мимо, оставляя меня с неприятным осознанием собственного возраста. Ещё не старик, но очевидно выгляжу таковым со стороны, и даже быстро шагая по тропинкам, проложенным среди деревьев и кустарников, я не мог угнаться за ними. А стоило ли даже пытаться?
Тогда, да и сегодня утром тоже я с полной уверенностью сказал бы лишь одно слово: «Да».
За две недели я медленно, шаг за шагом возвращал прежнюю форму. Три раза в неделю просыпался задолго до рассвета и по двадцать минут бегал в ближайшем парке. Когда тело подводило меня, переходил на шаг, неизменно чувствуя стыд за собственную слабость. Но вместе с тем был и прогресс, с каждым разом мне удавалось преодолеть всё большее расстояние. И пусть до прежних результатов ещё было очень далеко, во мне жила вера: когда-нибудь я снова буду таким же выносливым, как и в годы своей молодости.
Я ступаю на полюбившийся мне маршрут и начинаю бег, ощущая прилив сил и надежду на лучшее. Минуты неспешно растворяются в круговороте времён, а я в столь же неторопливом темпе двигаюсь по узкой тропе. В ранние часы люди появляются здесь редко, предпочитая хорошо освещенные дорожки в центре парка мраку его окраины, но иногда на глаза все же попадаются смельчаки вроде меня. По устоявшейся традиции мы разминаемся, не обращая друг на друга никакого внимания, продолжая путь в полном одиночестве.
Шум шагов за спиной я услышал в самый последний момент, за мгновение до того, как из-за моей спины вынырнула невысокая девушка с копной каштановых волос и обогнала меня. Как и все прочие бегуны, встреченные мной за две недели, она не проявила абсолютно никакого интереса к моей персоне, словно бы секундой назад обошла не человека, а обыкновенное дерево, выросшее посреди тропы. Двигалась она легко, практически беззвучно ступая на тропу. Мои шаги были куда как громче, каждый новый фут я преодолевал с грохотом, раскидывая в стороны мелкий гравий под ногами. Шатенка действительно была небольшого роста, где-то на полторы головы ниже, но несмотря на это двигалась куда быстрее. Очевидно, это было следствием моей неудовлетворительной формы вкупе с её отличной физической подготовкой.
Когда-то давно я слышал, что в гонках бывает полезно пристроится в чей-то хвост. Даже если у тебя так и не появится возможности обогнать соперника, ты будешь стремиться его нагнать. Не зная применимо ли нечто подобное к бегу я всё-таки прибавил, надеясь не отстать от незнакомой бегуньи.
Она не бежала — плыла подобно паруснику сквозь тёмные воды океана, так легко и плавно давались ей движения. Я ощущал себя жутким монстром, яростно преследующим жертву: шумный и неуклюжий. Ощущения были соль же отвратительными: ноги становились всё тяжелее и тяжелее, холодный воздух обжигал горло, каждый вдох отдавался царапающей болью в горле, а руки мои сотрясала дрожь.
Но не сдавался, бежал, старался. У меня должно было получится, но тут резкая боль в боку заставила меня стиснув зубы зашипеть. Упав на колено я прорычал: «Проклятье», - и зажмурился.
Очередное поражение в войне со временем.

Отредактировано Ben Winters (07.11.2017 13:12:40)

+2

3

Это уже стало привычкой. Вставать очень рано, чтобы успеть потренироваться и размяться. Конечно, всем подобным мы занимались на кафедре и все же мне, казалось, что для меня нужно больше времени. Несмотря на то, что родители Лиса сделали изумительную работу: теперь я не хромала, могла спокойно выполнять все сложнейшие движения в танцах. И все же психологически меня что-то тормозило. Порой ступор мог произойти в самую не подходящую минуту. Это сильно давило психологически. Поэтому занималась больше остальных ребят в своей группе, порядком часов на пять больше. Танцы были и остаются моей жизнью. Они мой воздух, когда меня лишили движения, это был будто удар в под дых. Теперь даже небольшие победы меня повергают в шок. Правда ли то, что я сделала? Вновь могу встать в поддержку. Но если на чистоту, слишком долго прожила без танцев, чтобы поверить в окончательное исцеление. Хотя будь рядом мама, уверена все было бы намного легче. Она смогла бы подобрать правильные слова. Но ее нет. И я даже в какой-то мере научилась жить без нее. Это было так же сложно. Сложнее услышать от врачей, что вы больше не сможете танцевать. Лис часто где-то пропадает и это тоже заполняет все мои мысли. Знал бы, что его тайны меня тяготят и мне откровенно певать, что он желает всего лишь меня защитить. Защищать нужно меня от самой же себя.
Натягиваю поверх спортивной водолазки безрукавку и взглянув на расправленную кровать, выхожу их комнату, выключая свет. Уже привыкла, что уборкой займусь позже, после того как приму душ, а сначала нужно отправить на пробежку. Пробежка, хорошая нагрузка на ноги и на колени. Бегая каждое утро и не испытывая боли, понимаю, что все правда и могу спокойно идти на занятия. У выхода из дома надеваю кроссовки, проверяю в карманах наушники и mp3 плеер. Телефон утром не беру с собой, чтобы не отвлекаться. Эмма ругается, говорит мало ли, что может произойти, а я даже не смогу сделать звонок, но лишь отмахиваюсь от ее слов. Вдыхать полной грудью свежий воздух, чувствовать как в груди покалывает от прохлады. Легко сбегаю по ступеням и пока иду до парка, надеваю наушники, настраиваю музыку. Парк недалеко. Город еще спит, людей почти нет. Где-то вдалеке проедет одинокая машина. И ночные звуки города подсказывают, что Нью-Йорк ни когда не спит.
Оказавшись в парке делаю пару разминочных движений и только после этого, минут через десять пятнадцать начинаю бег. В парке, как и положено несколько тропинок, дорожек и я ни когда не бегаю по одним и тем же. Ни когда мысленно не планирую маршрут. Просто бегу, прислушиваясь к телу и только его велению сворачиваю. Время текло по своим законом, город медленно просыпался. И только по очертаниям светила на небосклоне и по приятной тяжести в мышцах понимала, что с меня достаточно, норму выполнила. Обычно судя по времени, когда дома кидала взгляд на часы, то оказывалось, что бегаю в среднем полчаса, иногда минут сорок. Все зависит от настроя и иногда, конечно, от погоды. Если в холод еще можно побегать, то вот когда идет дождь – то совсем некомильфо мокнут. Несмотря на то, что у меня хороший иммунитет - заболеть все равно не хотелось.
В парке бегала не одна. Сказала бы больше, это было бы странно. Иногда, в редкие дни мимоходом изучала таких же, как и я бегунов. Подмечая их стиль, темп, фигуры. Ни когда не судила, лишь сухие, голые факты: что вижу, то и думаю. Когда на горизонте появляется мужчина, понимаю, что что-то знакомое. Может и ошибаюсь. Ни когда не стремилась запомнить тех, кто бегает в том же парке. "Похоже он относительно недавно начал бегать" - проносится мысль, когда уже иду на обгон. Сегодня я хорошо позанималась, чувствую, как ноги приятно начали тяжелеть. Мышцы хорошо поработали, разогрелись. Вообще-то я не обращала внимание на "коллег", но сегодня что-то изменилось. Боковым зрением заметила, что мужчина явно не просто так бежит, а следом. Удивление промелькнуло в глазах, думаю сделать еще кружок и остановится. Когда мужчина остановился, падая на колено, сбилось и затормозила. Скривила губки, что так отреагировала, тем самым резко прервав свою тренировку. Но понимаю, что человек в беде, уже не смогла оставить его. Снимая наушники подошла к нему и негромко проговорила. Говорить было тяжело, утром такое бывает, а тут еще и холодный воздух после бега.
- Вам плохо? Чем-то могу помочь? - Я понимала, что даже банальной вывих или тем более сердце может произойти. Только сейчас отмечая, что телефона то нет и, что экономка в сотый раз права. - Пойдемте присядем на скамейку, вам нужно привести дыхание в норму... - слыша его тяжелое дыхание, проговорила.
Конечно, у меня тоже было не идеальное: пульс ускорен, сердце бьется в два раза быстрее, но знала, что все в пределе нормы. Так и должно быть. Все-таки, это нагрузка, так пульс и должен работать биться больше, чем обычно. Всегда контролировало свое дыхание, а вот у мужчины, кажется не все так радужно с этим аспектом. Хотя это может быть, как раз из-за боли в одной из области тела.

+1

4

Время — обманчивый ресурс нашей жизни.
Будучи ребёнком я с энтузиазмом смотрел в будущее, зная: у меня впереди целая жизнь, мне всё по плечу. Но затем, стоило перестать жить сегодняшним днём, начав строить планы, день за днём ходить на работу, пришло осознание, сколь эфемерны запасы времени. Чем дальше наперёд уходили мои мысли, чем значительнее кусок я пытался удержать в руках, тем больше оно ускользало от меня сквозь пальцы.
Я взрослел, рабочие будни сменяли друг друга, образовывая круг цикла. Могло показаться, само время остановилось: когда-нибудь мне удастся сводить жену в наш любимый ресторанчик, погулять с дочерью по парку, записаться на курсы по изучению иностранного языка — эти ложные мечты внушали обманчивую надежду на вечную молодость, проносившуюся мимо со скоростью поезда. Жизнь мелькала перед глазами яркими красками упущенных возможностей, шептала на уши сладостные обещания, но я был глух и слеп, наивно поверив, что у меня ещё есть время.
А затем наступило осознание. Это когда на шоссе пропускаешь нужный поворот, но замечаешь спустя двадцать миль. Что делать? Ехать дальше вперёд, надеясь найти другой съезд, или, развернувшись, вернуться к месту, где была совершена нелепая ошибка? Нужно уже выбирать, бак пустеет, а решиться всё сложнее, и вот жена уже ходит в ресторан с другим мужчиной, подросшая дочь игнорирует телефонные звонки, а далёкие страны более не кажутся такими уж экзотичными и притягательными.
И несмотря, что с каждым годом часов в сутках становится всё меньше, двадцать минут бега длятся мучительно долго — настолько, что мой уставший организм не в состоянии выдерживать нагрузок, а оттого предательски подводит меня в самый неподходящий момент.
- Проклятье, - повторяю, шипя сквозь зубы, не осознав ещё, что мои слова доносятся до ушей той, которую я ошибочно выбрал в соперники. Морозный утренний воздух обжигает шею, щёки, нос, а сердце колотится так сильно, что отзвуки его ударов чувствуются в горле - всё сигнализирует об опасности, способной забрать у меня оставшееся на мой век время.
Её голос прорывается сквозь охватившее мою голову грохотание не сразу. Я слышу её, лишь когда она оказывается рядом и предлагает присесть на скамейку, помогая подняться, как какому-то старику, но я принимаю помощь, подавленный немощью собственного тела, и ведомый под руку нахожу скамью, чей силуэт коварно извивается на фоне чернеющей земли.
Упав, как тяжёлый мешок картошки, я пытаюсь восстановить дыхание и унять острую боль в боку, до одури прижимая руку к болезненной точке на туловище. Бегунья всё ещё здесь, взволнованная подобным поворотом дел, она, верно, уже мысленно проклинает судьбу за подобную встречу: никто не идёт утром в парк спасать чужие жизни, и у неё были другие планы, а я всё испортил, разбавив её стройное расписание пробежек своей слабостью.
- Всё в порядке, просто не рассчитал силы, - тяжёлое дыхание на куски рвёт слова, составляя из них ребус, разгадывать который приходится всё той же шатенке. По её взгляду я делаю вывод, что мой вид сильно противоречит сказанному. Она отчего-то не спешит раствориться средь тёмных тропинок, предпочтя увидеть своими глазами, что мне стало легче.
Молодая, красивая, полная жизни. Возможно ровесница Керри. Хотя нет, ещё младше. Такая вполне может оказаться старшеклассницей. Мой вид её испугал, удивительно, что не сбежала, побоявшись ответственности. Я вижу, как вздымается грудь девушки, но не от страха — от тяжёлого дыхания, тоже устала, в отличие от меня она легко это переживёт, однако отдых ей нужен. Что же, похоже ближайшие минут пять нам предстоит делить крохотное пространство парка на двоих.
- Ещё года четыре назад такого вообще не случалось, - решаюсь на маленькую откровенность. Говорить тяжело: слюна лезет в горло, но мне хочется успокоить её диалогом. - Я тогда в полиции работал, старался держать себя в форме. Ну ты видишь, что за преступником без регулярных тренировок не угонишься. А потом увольнение, три года без бега, и вот снова решил взяться за старое. Оказалось тяжелее, чем думал.
Боль отступает и рука, вцепившаяся в бок, расслабляется. После всего сказанного, даже себе кажусь стариком. Такая юная, глядя на меня, и вовсе сочтёт, что столько не живут, по-своему оказавшись права. По крайней мере так не живут. Несколько лет бесконечного пьянства превратили здорового копа в такого как я, удвоив мой возраст. Однако признаваться ей в этом желания нет.
- А ты храбрая. Другая на твоём месте поспешила бы скрыться, - даже та помощь, которой не ждали, заслуживает благодарности, тем более когда человек ещё молод и слушает, что ему говорят.
- От лица всех бегающих стариков говорю тебе спасибо, - я старательно улыбаюсь, но в мыслях опять время. Сегодня закололо в боку, а завтра не выдержит сердце, и даже пробегающая мимо девчонка будет не в силах помочь мне.

+2


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Race against yourself ‡эпизод