http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » The things you don't want to see ‡альт


The things you don't want to see ‡альт

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[icon]http://sh.uploads.ru/X2KuN.jpg[/icon][nick]Стрелок[/nick][status]третьего не дано[/status]
по мотивам произведений Ольги Громыко из цикла "Космоолухи"
Время и дата: далекое будущее
Декорации: терраформант Земного типа "Малая Сибирь", ближний и не очень ближний космос.
Герои: Стрелок и Белка

Вместо сюжета и пролога

Инвалидная коляска стояла в углу обманчиво гостеприимная, но человек, сидящий на больничной койке, прекрасно знал, стоит сесть в нее один раз - и уже не выбраться. Нет, она не опутает ремнями и не вопьется в тело множеством ржавых гвоздей – все-таки этот не допотопное орудие пыток на колесах, а вполне современное кресло с антигравом. Просто для него большего и не предусмотрено. Без вариантов. Ходить он не будет уже никогда и должен быть благодарен, что доктора ценой титанических усилий отвернули от него судьбу овоща, прикованного к койке до конца жизни и питающегося через трубки. А кресло... Кресло - это не придурь, а средство передвижения, и с этим придется смириться, как и с тем, что в связи с травмой был досрочно отправлен на пенсию.
- Вы меня снова не слушаете! - доктор обижено выпятил нижнюю губу и скрестил руки на груди.
Повторять в сотый раз ему не хотелось, но пациент упорно не желал ни слушать, ни тем более - слышать, все то, что до него пытались донести. И, если по началу он согласно кивал, то вскоре его взгляд прилипал к коляске, и тогда доктор мог сколько угодно долго распинаться - все уходило в молоко.
- Неужели вам все равно?! - воскликнул он, не найдя в лице пациента ни раскаяния, ни даже отголоска смущения. - Виктор Михайлович, я с вами разговариваю!
Виктор перевел ничего не выражающий взгляд на врача: молодой еще, точно моложе самого Виктора лет на десять. Зеленый идеалист, герой в белом халате, имени которого Виктор не удосужился запомнить, каким-то чудом вытащивший безнадежного пациента с того света. Он ходил гоголем по отделению, покровительственно смотрел на Виктора и интересовался его самочувствием чаще, чем оно того требовало. Он трясся над ним, как над хрустальной вазой, когда Виктор после сложнейшей операции неделю к ряду провел в реанимации. Он чувствовал за него личную ответственность, а неблагодарный пациент молчал, отказывался идти на контакт и выглядел еще более пришибленным, чем если бы узнал, что вскоре умрет.
Доктор бился в глухую стену отчуждения, которой Виктор закрылся от внешнего мира, варясь в своей собственной боли, и достать его оттуда не представлялось возможным.
Доктор обреченно вздохнул.
- Вас есть кому забрать?
Виктор отрицательно качнул головой и нахмурился.
Уже некому. Жена, узнав, что при самом лучшем прогнозе, Виктор на всю жизнь останется инвалидом, подала на развод. Она долго мяла платок, в последний раз объясняясь с ним, дескать она молодая еще, здоровая и не хочет хоронить себя заживо, что до нее это слишком неподъёмный груз, а она далеко не героиня. Так и ушла, уверенная, что Виктор ее поймет. Он понял.
Понял, что зря его не размазало тонким слоем по стене рубки, а только искорежило позвоночник. Он понял, что все было зря, но винить ее в предательстве не мог. Она еще молода, она поседеет рядом с ним до срока, превратится из воздушной красавицы в бабу с вечно усталым лицом и застывшим в глазах раздражением - "когда же ты сдохнешь наконец?". От мертвого было бы больше толка.
Так что больше ждать его было некому. Детей они так и не нажили, даже собаки не завели, а теперь все это потеряло смысл. Ноги теперь - две бесполезные плети. Лучше бы их вовсе отрезали! Хотя нет, обрубки выглядят еще более печально.
- Это все? Я могу ехать? - тихо поинтересовался Виктор, когда уставший объяснять доктор положил рядом с ним убористо исписанный лист и тяжело вздохнул.
- Все. Послезавтра не забудьте прийти к участковому врачу и на массаж.
- Угу, - мрачно согласился пациент, складывая и пряча в карман листок, уже прекрасно зная, что никуда он не поедет.
- И еще, - доктор замялся, но потом, будто набравшись храбрости, произнес, - я бы посоветовал вам нанять сиделку или приобрести киборга Mary. Пусть даже подержанную. За вами нужен уход. К тому же ведомственным пенсионера положены скидки и дотации, и…
- Сам разберусь, - буркнул Виктор, оборвав советчика. За подлокотник он подтянул кресло к себе.
Как в него пересаживаться, он понятия не имел. Было откровенно боязно, особенно на чужих глазах сверзиться мимо кресла на пол да там и растянуться. Он попробовал привстать, держась за подлокотники. Закусил губу от натуги, но лишь едва подтащил непослушное тело к краю, привычно намереваясь встать на ноги, и повис.
- Я помогу! - Бросился к нему доктор, подхватил под мышками и, широко расставив ноги, принялся тянуть Виктора вверх.
- Отстань, - огрызнулся Виктор, - да уберись ты! Я сам!
Он отцепил руку от кресла и толкнул эскулапа в грудь, в тот же момент неосознанно оттолкнув и коляску. Врач в итоге, громко охнул, упал задницей на койку, Виктор - на пол, больно ушибив плечо. Кресло нахально замерло в двадцати сантиметрах, приглашая сделать еще попытку.
- Стрелок! Вот ты где!
Радостный вопль от дверей заставил Виктора зарычать от досады - более унизительного положения и придумать трудно. Черт с ними с докторами, они ко всему привычные, но оказаться беспомощным перед друзьями, да еще в таки виде...
- Кто вас пустил сюда? - неприветливо проворчал он, стараясь не смотреть на лица. Во-первых, не удобно - голову приходится высоко задирать, а во-вторых, стыдно.
Они все были здесь: и Пётр, и Вацлав, и усатый, улыбчивый Семён, и даже Суслика прихватили, застенчиво переминающегося за спинами старших товарищей. И если в коридоре не толпилось еще человек десять, то только потому, что старшая медсестра костьми легла, а не пропустила эту топочущую-гогочущую ватагу в отделение.
- А мы сами себя пустили, - заявил Пётр и, махнув ребятам, принялся поднимать упавшего, несмотря на злобное рычание и протесты последнего, потом кресло взяли за ручки и покатили из палаты.
- Ну, наконец-то тебя выписали, - раскатистый бас Петра раздавался у самого уха, мешая Виктору размышлять о том, как бы удавиться потихоньку, никому не оставив пригласительных билетов на свои похороны.  – Мы-то думали, тебя в больничке так и пропишут. А ничего, выписали. Молоток ты!
«Угу, молоток,» - думал Виктор. Настолько молоток, что себя не жалея вытащил всех с того света, а сам остался в итоге на бобах. Но иначе в той ситуации он поступить не смог, ни как пилот, ни как человек. Угробить их всех: Петра, Вацлава, Семена, Суслика – еще совсем мальчишку! - не позволила совесть, а корабль был неисправен настолько, что посадить его аккуратно не представлялось возможным. Он выжал из жестянки все до последней капли, казалось, что это не механизмы, а его собственные жилы от натуги гудят и рвутся. Он помнил то адское напряжение, сковавшее тело; помнил, как истерично сигналил всеми системами искин, выводя алеющие предупреждение об отказе очередной из систем. До мелочей помнил, как удар сотряс корабль до последнего винтика, как за иллюминаторами взметнулись волны взрыхленной с нечеловеческой силой земли, как их протащило по грунту добрый километр, но не помнил, в какой момент его придавило покореженной конструкцией. Помнил лишь невыносимую боль, пронзившую все тело и мигом отключившую руки-ноги, а после была темнота, которая рассеялась только по пути к больнице, да и то ненадолго.
Зато друзья остались целы и почти невредимы - ни один не погиб, и Виктор вполне мог бы гордиться собой, но что-то не получалось. Они тоже это чувствовали: хоть и улыбались, а в глазах глубоко залегла вина. Виктор не сомневался, что каждый из них отдаст ему хоть весь позвоночник, если это снова поможет поставить, теперь уже бывшего, пилота на ноги. Однако, есть вещи, которые не вернуть.
- Виктор Михайлович, а мы вам сюрприз приготовили, - встрял Суслик, забегая прямо перед коляской в лифт нервно и заглядывая в лицо Стрелка. Он явно боролся с желанием разболтать все раньше времени, за что получил отеческий подзатыльник от Семена.
- Цыц! - скомандовал он и отер парнишку плечом. -  Домой приедет – сам все и увидит.
«Мне и вас-то видеть не хочется,» - со вздохом подумал Стрелок и вжал голову в плечи, щурясь на яркое полуденное солнце, больно ударившее по глазам желтым светом.
- Тем более, что нас там уже ждут, – хрипло поддержал Вацлав, закуривая, и вся компания двинулась бодрым шагом двинулась по тротуару, катя впереди себя кресло с мрачным, осунувшимся мужчиной, в котором едва ли можно было узнать прежнего Стрелка.
***
Дома Стрелок не был около полугода: сначала командировка, потом больница и долгий курс реабилитации. Ему казалось, что все здесь должно было порасти пылью в отсутствии хозяев.  Однако пахло здесь не пылью, к большому удивлению Стрелка, а чистотой и какой-то парфюмерией, ненавязчивой, вроде «тропического леса», надписями с которым пестрят упаковки моющих средств. Раньше его встречал душный пудренный запах жениных духов, с порога ввинчивающийся в нос и заставляющий прочихаться еще в коридоре.
Сегодня же его встретила тишина, да такая напряженная, что Стрелок не удержался от взгляда в сторону друзей, старательно прячущих улыбки. Слишком подозрительно те выглядели, чтобы поверить в их непричастность. К чему?  Ответ нашелся куда быстрее, чем он думал. Стоило вкатить кресло в темную комнаты и коснуться панели на стене, зажигая освещение, как Стрелок оглох от многоголосого, нестройного вопля.
- С возвращением!
В центре комнаты вокруг накрытого стола толпились родственники и друзья. Без преувеличения радостные. Тетка Марья даже бросилась к нему, обняла и расплакалась не в силах совладать с женской сентиментальностью. Виктор неуклюже погладил ее по спине, тяжело вздохнув. Женщина всхлипнула, сухо поцеловала его в щеку и сжала руки Стрелка в своих.
- Ну, как ты, Витюш? – спросила, предано заглядывая в глаза.
«Погано,» - хотел ответить Стрелок, но, глядя на тетку, передумал. Улыбнулся вымученно:
- Лучше уже, теть Маш, лучше.
Она успокоилась, что было очень кстати, и наконец дала доступ всем желающим выразить поздравления, сочувствия и прочие эмоции, переполнявшие тех, кто все это время волновался за "чудовищно удачливого" друга и родственника. В их искренности не приходилось сомневаться, и Виктору на миг стало стыдно за свою постную физиономию.
Коляску подкатили к столу, и выздоровевшему подали стопку с коньяком. Тосты посыпались наперебой, смех заполнил комнату. Люди радовались тому, что он живой и относительно здоровый, а то что в коляске - так могло и хуже быть, хотя на взгляд Виктора хуже быть не могло.
После третьего тоста, в дверь позвонили, и тетя Маша, опередив всех, бросилась открывать, а через минуту уже пятилась из коридора, причитая на ходу. Следом за ней появился, улыбчиво напирая и пытаясь заслонить обзор долговязой, но тощей фигурой, шел Митька - племянник Стрелка, прозванный в среде дружков-кобайкеров Шомпол.
- Ну, где там над заново рожденный?!
Митька раскинул руки, будто желая объять необъятное, однако же ему пришлось согнуться в три погибели, чтобы поприветствовать Стрелка.
- Кстати, у меня для вас подарочек. Вещь в хозяйстве не заменимая, особенно сейчас, когда вы остались без хозяйки! - заявил наглец и под непонимающими взглядами собравшихся крикнул кому -то оставшемуся в коридоре.  - Иди сюда!
Поначалу слышались только шаги, ровные такие, будто тиканье часов, негромкие - так, перестук тонких каблучков, - а секунду спустя из-за спины Митьки появилась девушка. Красивая девушка: золотисто рыжая, чуть выше среднего роста, с точеной фигурой. Одета она была в костюм горничной из серии тех, что можно найти в ближайшем секс-шопе, только что вырез поприличнее да пышная юбка нормальной длины. Лицо красавицы хранило отсутствующее, кукольное выражение, что вызвало разочарованный и одновременно завистливый вздох у собравшихся мужчин. У всех, кроме Виктора.
- Кибер? - с неприязнью спросил он, кривя рот.
- Ага! - самодовольно подтвердил Митька. - Хоть и не последняя модель, зато с хорошей прошивкой. Мы с ребятами, как узнали, - тут он замялся, подбирая слова, но в итоге ограничился емким "ну" и продолжил, - так решили скинуться...
- А мы добавили, - встрял Суслик, едва не подпрыгивающий от желания похвастать.
- И взяли ее с аукциона, - закончил Митька.
Затем он повернулся к киборгу и, глядя в безучастные глаза, произнес:
- Это, - он указал на Виктора, - твой новый хозяин, Ворошилов Виктор Михайлович.
Киборг ожила, перевела взгляд с временного хозяина на нового, видимо сверяясь с заложенными в нее данными, и произнесла механическим тоном:
- Информация принята и подтверждена.
Затем снова застыла, будто выключили.

Отредактировано Donovan O'Sullivan (23.10.2017 17:30:30)

+3

2

- Посмотри кто там.
Стрелок лежал на стареньком продавленном диване и созерцал пустоту перед закрытыми глазами.
Ему порядком осточертели визитеры, повадившиеся навещать его в последние дни.
Сам он без особой нужны старался не покидать дом, а если и случалось, то делал это с величайшей неохотой только для того, чтобы посетить очередной сеанс массажа, эффекта от которого практически не было, и хирурга - нейроимплантам на первых порах требовалась калибровка – не самая приятная процедура, так что Стрелок избавился от нее, как только представилась такая возможность. Лучше ему все равно не станет. Даже сейчас он испытывал боль, ставшую за это время скорее фоновой, но иногда она становилась откровенно нестерпимой. Лекарства же давали лишь временное облегчение, после чего измученный организм впадал в сон или состояние близкое к нему. Отчасти поэтому не хотелось никого видеть, но его не особо спрашивали.
Пару раз наведывались работники социальных служб. Правда, они, убедившись, что «клиент» в государственной работе не нуждается и обеспечен с помощью близких людей всем необходимым, отстали сами собой. Друзья же старались без звонка не наведываться.
«Тогда кого там черти принесли? Да еще и эта... словно не слышит…»
Отклика со стороны киборга не было и в помине. Стрелок открыл глаза и нашарил ее взглядом. То ли приказ был ей не конкретен, то ли она снова барахлила.
В дверь позвонили еще раз.
- Помоги мне в коляску пересесть, - недовольно буркнул Стрелок, скидывая неподвижные ноги с дивана и с трудом садясь.
Он еще не до конца свыкся со своим увечьем, иногда вовсе про него забывал и тут же получал от бытия болезненное напоминание. От киборга в этом плане была определенная польза, но на этом она и заканчивалась. Глупая кукла едва выполняла простейшие команды, часто требуя уточнения или вовсе зависая, чем бесила Стрелка еще больше.
«Сдать бы ее производителю к чертям. Они же еще и предложат замену, и скидку неплохую…» - иногда Стрелку очень хотелось все же позвонить в DEX-компани.
- Дверь иди открой, бестолочь, -  сердито оттолкнув ее руки после пересадки, он удобнее, насколько это было возможно, устроился в кресле, и поехал за куклой.
- А я уж думала, что ошиблась.
Это был неприятный сюрприз. Ада, его бывшая жена, свежая и цветущая, с интересом рассматривала киборга.
- Здравствуй.
Ада прошла в квартиру, будто и не покидала ее никогда. Когда-то здесь ею дышал каждый угол. Хранительница очага… Теперь она смотрелась здесь чуждо. Он и не надеялся увидеть бывшую жену когда-нибудь еще
Стрелок по привычке сдал назад – в узком коридоре было не развернуться.
- Хорошо выглядишь.
Стрелок с сомнением хмыкнул. Он отлично знал, как выглядит сейчас: исхудавший, небритый, в не слишком чистой одежде. Слова Ады казались неуместной насмешкой. Или же она пришла специально, чтобы посмеяться над ним?
Стрелок начал злиться. Он доехал до журнального столика, сгреб пачку сигарет и закурил.
- Зачем ты пришла?
Ада, не смущаясь его тона, с легким налетом брезгливости на лице, присела в кресло.
- Чтобы договориться.
Стрелок от удивления поперхнулся и долго откашливался, стуча себя кулаком в грудь, пока наконец и не произнес сипло:
- Это о чем же?
Было у него ощущение, что визит бывшей жены ничем хорошим не закончится, при одном лишь взгляде на Аду, он напрягся, хоть та и пыталась отвлечь бывшего супруга беззаботным видом. Однако, Стрелок отметил, что она замялась, будто подбирая слова от которых он гарантированно не придет в ярость, но их не находилось.
Ему пришлось напомнить о деле, когда пауза затянулась.
- Как понимаю, - решила сразу взять быка за рога Ада, - ты не выходишь в инфранет и почту не просматриваешь, иначе бы видел...
- Ближе к делу. Обвинять меня будешь потом.
- Так вот, я решила сама прийти и попробовать договориться с тобой в до судебном порядке. мы ведь можем все решить мирно...
- Чего ты хочешь? - скрипнув зубами рыкнул Стрелок.
- Раздела совместно нажитого имущества, - она сделала невинное лицо и взмахнула ресницами, а Стрелок разразился хохотом.
Он смеялся долго и самозабвенно, даже слезы на глазах проступили, хотя в самой ситуации смешного было - на птичий чих.
- По тебе не заметно, что ты бедствуешь.
- Давай обойдемся без сарказма, дорогой. Ты же понимаешь, что это обычная процедура при разводе.
- Да ну? Я думал, нас давно развели. - Он стряхнул с колен просыпавшийся пепел. - Ты так быстро сбежала, что я даже не сразу это осознал. А теперь приходишь и требуешь раздела. Забавно, не находишь?
Ада поморщилась, как от оскомины, а Стрелок не был настолько глуп, чтобы не понимать - ей было куда уходить.
Чтож, в этой ситуации он был виноват сам: Ада была интересной женщиной, обремененной браком с человеком, для которого его опасная, с нескончаемыми командировками работа стояла на первом месте. Какое-то время она мирилась с этим, потом, как начал догадываться Стрелок у нее появился любовник.  Возможно, даже не один и в разное время, и тем не менее, она не спешила оставлять мужа. Толи ее кавалеры были не слишком состоятельными, чтобы обеспечить все ее потребности,  то ли ее устраивала такая жизнь, но на развод она решилась лишь когда мужа покалечило в аварии.
"Испугалась...Как же... Пенсии по инвалидности она испугалась, обязанностей испугалась... Чертова расчетливая дрянь."
- Бросил очередной хахаль? А ты пала настолько низко, что покусилась на имущество калеки... Работу не пробовала найти? Или ты думала, что я, как радостный олух, отдам тебе половину имущества, а еще лучше - все, а сам переберусь в хоспис для ветеранов на казенное?
Он сказал это наугад, чтобы уколоть ее, но, видимо, попал в точку. Ада сначала побледнела, потом пошла пунцовыми пятнами.
- Я хотела договориться по-хорошему... - она едва сдерживала себя, но  голос все равно предательски дрожал.
Стрелку же снова было смешно.
- По-хорошему, дорогая, здесь ничего твоего нет, - мстительно добавил он, с удовольствием замечая, как с Ады сползает, будто старая кожа, весь ее лоск. Она вскочила с кресла, сжимая кулаки, готовая разразиться длинной тирадой, но так и застыла, не успев раскрыть рта - за ее плечом выросла кукла.
- Уровень агрессии объекта превышает допустимый.
От ее бесстрастного лица по спине пробирал озноб. И, конечно же, никакой опасности, исходящей от Ады, Стрелок не заметил, но кукле, точнее ее имплантам-процессорам, виднее. Да и бывшая жена явно опасалась кибер-сиделки, косо поглядывая на нее, а потому присмирела.
- Проводи гостью за дверь.
Ада кинула на него  злобный взгляд, но против киборга пойти не рискнула. Не настолько она дура.
- Видит бог, я не хотела доводить это до суда...
- Вот и встретимся там. Еще и бога приплела, - выдохнул Стрелок, провожая Аду взглядом, впервые задумавшись о том, что обычной кибер-сиделки не должно быть охранных программ, которые больше свойственны боевым машинам, с которыми ему ранее приходилось иметь дело. Или все же должно?
Не так уж и важно теперь-то уж.
Киборг, выпроводив Аду, снова вернулась в комнату и застыла, ожидая новых приказов. Ее можно было бы назвать красивой, если бы не безжизненность кукольного лица и пустота в глазах. Одно слово - кукла. Дорогая, напичканная современной электроникой, живая кукла, которая без хозяйского приказа ни "ни", ни "нет", произнести не в состоянии. А с другой стороны, ему было бы стыдно принимать помощь от чужого человека, робот же - совсем другая история.
- Я пойду мыться. Помоги мне.
Разделся он, хоть и с трудом, но сам, киборг только помогла перебраться в ванну и отрегулировать воду, у нее это получалось с точностью до градуса, хотя, стрелок  предпочел бы самостоятельно выбрать температуру. Спина, после ухода жены, разнылась просто невыносимо, сотней буравчиков она ввинчивалась в позвоночник, и только в теплой воде более-менее отпускала. Случалось так, что он просыпался ночью и принимался ворочаться, не в состоянии найти комфортное положение, и сон оставлял его совсем. Стрелок грыз подушку и едва не выл от отчаянья, сожалея о том, что его, за каким-то лешим, вытащили с того света. Что им стоило опоздать на несколько минут? Лишь под утро, намучившись, он выключался.
- Можешь идти. Я позову, когда понадобишься.
И он остался один. Едва закрылась дверь, Стрелок выкинул закрыл глаза и, оттолкнувшись руками от  бортов, погрузился в воду с головой.
С него было достаточно. И дрязг, и этой невнятной, непонятной ему жизни, в которой он для самого себя является обузой, и боли... Этой нескончаемой, не оставляющей в покое боли, которая раздирала его и днем и ночью, сводя с ума. Всего достаточно. Хватит. полной ложкой хлебнул этого дерьма. Он лучше так, лучше в гроб, но зато никому не придется ходить за ним, даже роботу. И Ада успокоится, получив желаемое. Всем будет хорошо.
Ему тоже.[nick]Стрелок[/nick][status]третьего не дано[/status][icon]http://sh.uploads.ru/X2KuN.jpg[/icon]

Отредактировано Donovan O'Sullivan (10.12.2017 15:35:23)

+2

3

Наверное, это странно, когда живешь по определенному плану. Программе. Коду, что программируется с момента создания на выполнение заданных функций. Киборги в этом плане были уникальны – полностью послушные создания, очень редко со сбоями, что приводило к непослушанию и последующему дезертирству, еще реже, когда происходил бунт против создателей. Незначительные огрехи и ущербы оставались позади, подобно пылинкам на идеальном белом листе, которые можно смахнуть рукой и забыть, а крупное пятно прикрыть чем-то, что покажет всю важность и необходимость киборгов в современном мире.
Человечество… открытие космоса породило не только жажду новых знаний, но и жажду освоить территорию, забрать ее себе, первым запустить новые технологии и разбогатеть. Испокон веков алчность всегда шла бок о бок с созданием истории и технологиями. Космические перелеты стали привычным делом, словно это обычное такси, что может доставить из пункта «А» в пункт «Б», как и киборги. Выращенные клоны, ничем не отличающиеся от людей, то же мясо, та же кожа, те же лица, вот только отсутствует самое главное – сознание. Возможность выбора, гнев, любовь, презрение, страх – все это так далеко и так чуждо и понятно лишь на каком-то детском уровне. Есть человек, он злится, а этот радуется и все. Как факт и ничего больше. Мясной компьютер. Звучит ужасно, а на деле это так, благодаря процессорам, что имплантируются прямо в мозг. Послушная кукла, к вашим услугам. Какой-то умник успел просечь это и возглавлял теперь крупную, единственную компанию, по производству подобных… вещей. Они же действительно были как вещи. Даже разделялись на три категории. Боевые киборги были идеальными солдатами, им не был знаком страх, они не подвергались порывам героизма или желанию сбежать, и слепо шли туда, куда им говорили, чтобы пожертвовать своим компьютерным мясом. К тому же, умело обращались с любым видом оружия, главное, чтобы программка была нужная. Домашние киборги были прекрасными домохозяйками: готовка, уборка, ремонт, магазин, отвезти детей в школу, помочь доползти до кровати, если излишне набрался, а для людей с ограниченными возможностями, так вообще идеальные сиделки без жалости в глазах и вечного желания поговорить. Ну и… Куда же без секс-игрушек, про которые даже объяснять ничего не нужно.
Но бывают… «срывы». Иногда происходит слияние мозга и процесса, появление сознания у киборга, что не был к этому предрасположен с самого начала, дефект, что умникам из корпорации еще не удалось убрать со стопроцентной вероятностью, несмотря на обширные знания и возможности. Не то что десятки лет назад. И этот дефект прячут, как изъян, заявляя. Что их машины безупречны и необходимы в каждом доме, в каждой армии, для защиты, для помощи, для удовлетворения абсолютно всех желаний. Подобные киборги подвергаются немедленному уничтожению, кому-то удается бежать, и тогда он вынужден вечно жить в тени, прятаться, познавая страх и невыносимое желание выжить, ведь те, кто его ищут, намного могущественнее. Власть, возможность и деньги – три незаменимых компонента, чтобы выжить во все времена. Невозможность поддерживать связь с такими же себе подобными… другими, убивала.
Как и этого киборга, что попал в домашнее пользование инвалиду.
- Ворошилов Виктор Михайлович.
- Информация принята и подтверждена.
В процессор была загружена вся информация о Ворошилове, так же известном как «Стрелок, с подробностями его лечения и того, что необходимо делать в экстренных случаях. В остальном все ее обязанности сводились к одному – выполнять любой каприз. Невысокая, с рыжими волосами, в костюме горничной, не как в фантазиях мужчин, все же, она была домашним киборгом, хоть и купленном на аукционе по причине… тут процессор не давал ответа, перепрошивка сделала свое дело и стерла все, что было до.
- По-хорошему, дорогая, здесь ничего твоего нет.
«Опасность. Нужно защитить».
Киборг практически бесшумно выросла за спиной незваной гостьи, что была настроена весьма агрессивна, судя по уровню опасности от одних только сжатых кулаков. И во воле хозяина она выпроводила незваную гостью, не пожелав привычно «Хорошего дня!», а просто молча закрывая дверь. После она помогла мужчине добраться до ванны, отрегулировав воду и по такому же приказу удалилась прочь, чтобы по заложенной в нее программе совершить привычную уборку в квартире. Все должно быть чисто, на своем месте и убрано, после приготовить ужин из рациона, рекомендованного в соответствии с требованиями врачей, и проверить, не утонул ли хозяин, с его повреждениями это вполне могло случиться.

[nick]Белка[/nick][status]домашний киборг[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/e9148d5f46fde63c0a27d7fa46e51697/tumblr_p276o9l4FT1qdqywso1_250.gif[/icon][sign]— Сумасшедшая!
— Я не сумасшедшая, я — киборг!
[/sign]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » The things you don't want to see ‡альт