http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: апрель 2018 года.

Температура от +6°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » It's an SOS ‡флеш


It's an SOS ‡флеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

скоро будет графика

Ты спасаешь девушку, а потом от нее получаешь же туфлей по голове, а еще она оказывается твоей соседкой, которую снова приходится спасать...
Мир, ты сошел с ума?

Син, Киллиан
февраль 2016, Манхэттен

Отредактировано Sin Ernalia (05.11.2017 23:30:30)

0

2

Не мой день.
Эту фразу можно услышать довольно часто: от родных, друзей, прохожего, что слишком громко жалуется кому-то по телефону, но Син как-то удавалось избегать этого понятия на протяжении всей жизни, может, родилась она под счастливой звездой, или просто был радар на неприятности и она успешно огибала их в последний момент. Но что-то пошло не так. Сломался радар, удача повернулась к ней ж… пятой точкой, и теперь она сидит на земле, на секунду сойдя с ума от внезапной, резкой и сильной боли в лодыжке, и пытается понять, что произошло.
Шла, шла, упала, больно. Пожалуй, это все, что следовало знать о произошедшем, хотя… стоит отмотать немого назад.
Со своим лучшим другом Эрналия снимала лофт в одном из новомодных районов, когда все стремные дома оставляли стремными снаружи, а внутри творили истинную магию. Они оба были людьми творческими, особенно Финн, питающий любовь к фотографии наравне с зависимостью, что, однако, было не ее дело. После одного давнего инцидента, когда Кадди открылся для нее не с самой приятной стороны, несмотря на то, что прошло четыре года, Син все еще опасалась его, поэтому старалась не лезть дальше позволенного, придерживаясь той невидимой грани между ними. Доверие осталось прежним, отношения перешли на уровень лучших друзей, вот только он настолько сильно напугал ее, что вряд ли и через пять лет она сможет полностью забыть этот инцидент. Если бы не получилось с модельным бизнесом, Син пошла бы в актрисы, по крайней мере, попыталась бы, потому что притворяться она умела даже лучше своей мамаши, которая общается с ней в надежде на отстегнутую приличную сумму денег. Любые отношения в первую очередь строятся на доверии, и когда-нибудь, ей нужно будет поймать Финна за руку, усадить на диван рядом с собой и поговорить уже как два взрослых человека. Когда-нибудь…
И вот где-то на этой мысли случается падение, сопровождаемое болью, что заставляет ее сидеть несколько минут, прижимая руку к ноге, словно в попытке остановить кровь, которой не было, а потом набирать номер Сэма и говорить, что съемки накрылись, а заодно попросить приехать за ней и помочь встать.
- Сэм, я не приеду и… тихо ты, я ногу подвернула и не могу встать, - морщится от боли, когда пытается передвинуть чуть-чуть правую ногу.
- Где ты?
- Не поверишь, буквально в двадцати метрах от дома… Блять, Сэм, мне больно, и я сижу задницей на холоде, может, не будем вдаваться в подробности, и ты вспомнишь о том, что ты джентльмен и спасешь даму? Финна нет в городе! Кому мне еще звонить?! – не выдерживает девушка и обрушивается гневной тирадой.
- Я уже в пути, потерпи, горе мое.
- Я не горе, - обиженно.
Я просто невезучая.
И не мой день.

Еще как назло столкнулась на лестничной площадке с истинным мудаком, что не захотел уступать дорогу даме, но ей повезло проскочить вперед с ловкостью и изяществом, а потом подождать, когда мужчина спустится и откроет дверь. Не тут-то было, эта скатина, начала говорить о том, что раз она лезет вперед, ей и открывать. Эрналия в долгу не осталась и назвала его козлом, в котором умер джентльмен. И вряд ли судьба так ей отомстила в виде вывихнутой лодыжке, за какого-то невоспитанного хама, просто так получилось.
Ее агент примчался в мгновение ока, сначала помог подняться, а потом и вовсе взял за руки и повез в ближайший травмпункт, несмотря на все угрозы и проклятия, что сыпались ему на голову. Брюнетка ненавидела все, что было связано с врачами, жутко боялась медицинских учреждений, и предпочитала все запивать таблетками, если уж совсем нужда припрет и невыносимо больно. Да и вообще, зачем ощупывать бедную ногу, да еще как будто специально давить на больное место?! Ее слов недостаточно что ли?!
Из кабинета она вышла злая и мечтающая придушить Сэма, зато лодыжка правой ноги была смазана и забинтована эластичным бинтом, а в руке она сминала рецепт на мази, которые позже ей привез агент, перед этим доставив домой. И что вы думаете? Уже вечером она пошла в ближайший бар, чтобы запить свое горе, похрамывая и проклиная лестницы, особенно, когда нужно было спускаться вниз, с поднимаем наверх проблем не возникло. Врач настаивал, что надо дать ноге отдых, лежать, подложив подушку, и расслабиться, но вон под этим понятием он и Син понимали совершенно разное. Ее версия расслабиться заключалась в том, что надо выпить, хорошо так выпить, чтобы этот дурацкий день побыстрее прошел.
- Сигаретки не найдется? – раздается за спиной голос.
Син оборачивается, окидывая взглядом парня и роется в карманах. После второго шота, она решила выйти на перекур, уже нащупывает в кармане пачку, как просивший внезапно хватает ее сумку, что была перекинута через плечо и дергает на себя с такой силой, будто надеется, что ремешок порвется, но вместо этого в него почти врезается Эрналия. Очень недовольная Эрналия.
- Охренел?! – сигарета выпадает из пальцев, и девушка изо всех сил вцепляется в сумку, готовая бороться не на жизнь, а на смерть, даже с больной лодыжкой. – Отпусти, придурок!

Отредактировано Sin Ernalia (07.11.2017 15:00:24)

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
День, когда Киллиану случилось впервые свести знакомство с Син, не заладился с самого начала.
Ричард Зееман, его университетский приятель, страдал по поводу очередного разрыва с самой прекрасной женщиной на земле – стервой, сукой, блядью и восторженной жрицей толстого кошелька. Причем страдал он неистово, со всеми сопутствующими страданию стресс-факторами: отправив своих «детей» –  хамелеона-Кузю и кота-Сигизмунда – на постой в звериный питомник, где работали его коллеги-зоологи, Ричард ушел в запой – в трех частях, как фуга любимого им по молодости Баха.
Первая часть – «экспозиция» – запереться на неделю в научно-исследовательской лаборатории, где жрать спирт, взрывать реторты, бить колбы, химичить, одним словом, от всей своей широкой ученой души. Разбитое сердце – науке не помеха, Ричард Зееман встал на тропу открытий – держите его семеро, а то второй Хиросимы не миновать!
Как уже было сказано, кутеж зоолога и биоинженера – по второй специальности, продолжался ровно семь дней, аккурат до того самого, положившего начало чреде странных и частично опасных для жизни Киллиана событий, когда Ричи, кое-как отодрав опухшую рожу от седалища белого фаянсового красавца, решил, что настала пора переходить на следующую ступень подлинной экзистенции –  от «экспозиции» драмы к ее «развитию». Для этого перехода ему были жизненно необходимы наличие публики – благодарно внимающих зрителей – и плечо брата во скорби, этакого проводника в мир тлена и ядовитых паров теперь уже самого дорого виски, даром что не за свой счет. Потому-то тем, что довелось увидеть Киллиану спозаранку, были не чашка свежезаваренного кофе по-турецки, не яйцо-пашот, не круассан с кусочком подтаявшего масла и даже не очередной выпуск Times, а Помятое Лицо и Рюкзак с чем-то подозрительно бренчащим в своем нутре.
- Ричард, ну какого хрена?
- Спокуха, брат, все путем, - дыхнув на Киллиана адовой смесью перегара, нечищеных зубов и зажаренной химии, Ричи ввалился в кристально чистое пространство корпоративной квартиры своего давнего приятеля. - Друг ты мне, или где? У меня сердце разбито, понимаешь? Се-р-д-це!
Тут стоит, наверное, сделать оговорку: сердце Ричарду разбивали с завидным постоянством и периодичностью в три месяца. Ровно столько его «дамам» требовалось на то, чтобы понять: крепкий семейный быт с ученым построить невозможно в принципе, с финансами у него не все гладко, дома его не бывает, секс редок и не регулярен, про цветы, внимание и конфеты можно позабыть вовсе, а животные, причем любые, от таракана до вымершего миллион лет назад динозавра, ставятся выше самой прекрасной из представительниц женского рода, будь то Анжелина Джоли или Королева Британии. Обычно Киллиану удавалось каким-то таинственным образом предвидеть момент накопления критической массы ричардово пиздеца и раствориться в пространстве – от греха подальше и во имя ясности сознания, но за последние месяцы в его жизни приключилось столько всего «интересного», что он банально забыл про существование друга и проблем, связанных с ним нервущейся красной нитью. И вот она – расплата.
Коротко вздохнув, Киллиан с самым несчастным видом из всех возможных захлопнул входную дверь и поплелся в гостиную, где Ричи уже во всю осваивал территорию: на низком журнальном столике выстроилась батарея из бутылок, которые тот не постеснялся выудить из хозяйского бара.
- Конечно, дорогой, чувствуй себя как дома…
В ответ Ричард благосклонно забулькал. Киллиан же, в очередной раз подумав, что лучше бы его пристрелили на крыше, чем вот это вот все, пошел искать телефон, чтобы отменить все встречи на сегодня, благо что ничего существенно важного у него назначено не было.
И вот наступил вечер. Благословенное время для бокала хорошего вина, разговора по душам, нескольких часов расслабления под хороший фильм середины прошлого века, неспешной прогулки по аллеям Гайд-парка в компании Эдит Пиаф – в теории. На практике же Киллиана, после двенадцатичасового выноса мозга в духе «да я…», «да она…», потащили в увлекательный тур по барам Манхеттена со всеми отсюда вытекающими.  Причем в каждом из них Ричард цеплял незнакомцев – барменов, туристов, случайных людей, пришедших пропустить пару-тройку стаканчиком для настроения, и начинал с упоением развертывать перед ними полотно своей жизни, начиная с того момента, когда впервые пошел самостоятельно на горшок. Киллиан поначалу спасал их, уводя от настырного друга подальше, потом поддерживал разговор, потом зверел, потом молча слушал и, вот, наконец, наступил тот момент, когда ему стало абсолютно все равно. Подперев голову ладонью, он со скучающим видом глядел в окно, на проезжую часть, считал машины, как любой другой считал бы ворон, и ждал, когда этот день закончится – вместе с заключительной третьей частью.
- Киля… А у меня для тебя кое-что есть!
Вот оно. Началось.
Киллиан настороженно перевел взгляд на улыбающегося от уха до уха Ричи, предчувствуя нечто… феерическое. В прошлый раз этом «феерическим» была змея, огромная анаконда, которую тот прилюдно вытащил из рюкзака и, как само собой разумеющееся, повесил на шею Киллиана – точно воротник из горностаевого маха. Паники было…
Однако, сегодняшнее «кое-что» хоть и выглядело странно, признаков жизни подавать не спешило. Он облегченно перевел дух, взирая на нечто, похожее одновременно и на горшок, в котором готовят походную кашу, и на космический шлем из звездных воин – хоть с полицией разбираться не придется.
- А… что это?
- Как что? – казалось Ричи был искренне изумлен поступившем вопросом. – Это – лазерный шлем! От облысения. Я подумал, мы уже не молоды, а сколько нас таких, немолодых, которых бросают бабы из-за проплешины на макушке. Теперь – не будут бросать, я все придумал. Поставлю производство на поток, и все сразу станут счастливы.
- Хм?..
- Да ты не хмыкай! Я все-таки не хер моржовый, я… доктор биоин… биоинжен-ерии! Надевай говорю, будем проверять образец в полевых условиях.
- А может не надо?
- Надо. Я сказал.
Киллиан обреченно зажмурился. Плохой день, плохой год, ужасные «друзья».
- Ладно. Делай, что хочешь.
Ричард довольно крякнул и, скомандовав: «Глаза не открывать», приступил к эксперименту.
Сперва было немного холодно – поток мокрого воздуха, пахнущего карамельной нугой, облепил голову Киллиана, в носу стало щекотно, потом это ощущение пропало, оставив только чувство липкий влаги и тяжести инородного предмета, сковавшего виски. Киллиан терпеливо ждал, надеясь про себя, что после всего этого останется при своем, вернее, при своих, и что налысо брить голову не придется.
- Готово! Можешь смотреть!
«Спаси и сохрани, господи…»
Открыв сначала один глаз, потом второй, Киллиан с все возрастающим удивлением уставился перед собой – из зеркала (откуда только Ричи его достал?) на него смотрел инопланетянин. Ярко-розовые волосы торчали слипшимися комками из прорезей шлема, сияющего изнутри, точно новогодняя елка, всеми цветами радуги. Зрелище это было… впечатляющим.
- Ричи… Скажи мне… почему… они… стали… розовыми?
- А, не обращай внимание. Побочный эффект химический реакции. Через неделю пройдет… - и тут же, без перехода, - Девушка! Вам когда-нибудь говорили, что вы похожи на самку богомола? О, эта красота, эта грация…
Занавес.
Киллиану стало дурно. Внезапно он ясно и четко ощутил, что если вот прямо сейчас не выйдет на улицу – покурить – то свалится в некрасивый обморок. Или станет убийцей. Одно из двух.
Из здравых соображений Киллиан решил ограничиться перекуром. И, пока Ричи неумело очаровывал красотку с красными губами, он выскользнул из бара. Начался снег, последний, наверное, за этот год – в Нью-Йорке зима короткая. И вместе с ним в Киллиана потихоньку начало проникать спокойствие, недолгое, как показало дальнейшее развитие событий.
Хоть Киллиан и считал в глубине души себя джентльменом, на подвиги по спасению девушек в беде его никогда не тянуло. Но ситуация совпала так, что негативную энергию надо было куда-то выплеснуть, а тут такой шанс – отморозок пытается умыкнуть сумочку у энергичной особы, которая поддаваться умыканию не желает.
Полюбовавшись картиной перетягивания каната несколько минут, Киллиан, не мудрствуя лукаво, стянул с себя злополучный шлем и, размахнувшись хорошенько, запустил им грабителя. Это был его звездный час– пролетев несколько метров шлем впечатался аккурат в район виска, грабитель пошатнулся, выпустил ремешок дамской сумки, осоловело повел глазами в сторону Киллиана, представлявшего из себя сейчас того еще ненормального психа, и пустился наутек.
Киллиан коротко усмехнулся – ну, хоть где-то талант Ричарда нашел свое применение.

+1

4

Спасение пришло оттуда, откуда Син не ждала его вообще.
Какой-то незнакомец волосами с силой врезал шлемом по горе-грабителю, и неизвестно вырубился ли он от удара или от одного вида «рыцаря» с розовыми волосами. Эрналия совершенно нормально относилась к модным течениям. Будь то свобода в выражении ориентации, внешнего вида, одежды, или губительной привычки, поэтому цвет волос удивил ее гораздо меньше, после того, как она сама переступила грань своего правила в отношениях с таким же полом, как и она сама. Своеобразный негласный каминг-аут перед самой собой Син воспринимала еще достаточно непривычно, чтобы рассуждать о нем вслух. Внезапно, личная жизнь стала чем-то действительно личным и важным, о чем не хотелось трубить на каждом шагу.
- Спасибо, - все же не настолько Син была невоспитанна, чтобы не поблагодарить. 
Она проверила ручку на своей сумке, убедившись, что она не порвана и не повреждена и не потеряется где-нибудь по дороге вместе с документами, ключами от квартиры, деньгами и тучей хлама, что каждая уважающая себя женщина носит с собой. Ирландка бы не удивилась, если бы нашла там маленький пакетик кошачьего корма для Гашиша, которую она завела пару лет назад. Точнее кошку подбросили ей на съемках для обложки, где обязательно на руках должно было быть маленькое четвероногое с умилительной мордочкой, на которую все будут смотреть в первую очередь, а на Син уже во вторую. Она не возражала, приходилось и не такое терпеть, и подержать в руках кошку было гораздо проще, чем позировать семнадцать часов на скалах в Италии в самый пик жары. Тем более, что после съемок это был как бонус к ее трудам позирования. Спустя пару месяцев появился и щенок, которого укуренный Финн назвал Спермусом, и пес стал откликаться только на это прозвище. Ничего не поделаешь.
В бар возвращаться уже не хотелось, и Эрналия двинула домой, оставив бесчувственное тело воришки на земле в компании розоволосого рыцаря. Уж лучше остаток ночи она проведет в компании лучшего друга, с которым делила лофт, или же спокойно уснет. На будущей неделе выдались свободные дни, которые девушка стремилась чем-то забить, чтобы не проваляться как обычно на диване с приставкой и пиццей. В понедельник и вторник был день покупок, и ладно бы одежде, ведь в бутиках Син чувствовала себя как рыба в воде, покупая то, что будет носит, а вот в продуктовых или мебели начинался сущий кошмар. Из них двоих умел готовить Финн и составлял список необходимых ингредиентов, вручив его непутевой подруге, на который она позднее пролила кофе и стерла несколько пунктов. Путем нехитрых манипуляций с оставшимися буквами, удалось разобрать лишь несколько килограммов брюквы. Помнится, они смотрели какое-то кулинарное шоу, где так расписывали салаты с этим овощем, что Эрналии невольно захотелось попробовать. Причем, в продуктовом была щедрая акция в виде съедобных стринг со вкусом перца чили в подарок, что так же подкупило. С таким необыкновенным набором, ирландка вернулась домой, напрочь забыв об остальном, но такая довольной собой, в таком предвкушении… чтобы эта долбанная брюква оказалась сущей гадостью. Зато стринги были прикольными.
В четверг брюнетка решила заняться уборкой, начав с холодильника и выкинув все тухлые продукты, потом бросила вещи в стиральную машину, чтобы развесить их по дому, в перерыв села на подоконник вместе со стаканом газировки и планшетом, невольно задев стакан рукой, отчего он опрокинулся и вылился прямо на голову соседу снизу, что так не вовремя выглянул из окна. Син пулей слетела на пол и притихла как мышь, чтобы не выдать присутствие дома. С кем не бывает? Случайная неловкость! Но почему-то ей показалось, что она видела розовые волосы, на ум тут же пришел образ рыцаря, но Эрналия отмахнулась. Не может быть такое совпадение, чтобы этот мужчина был соседом! К концу недели на ее голову свалилось свидание, с сомнением брюнетка выбрала красивое черное платье и решила поужинать на халяву. Энтони был известным фотографом, с которым она работала последние полгода, и вот он решился позвать ее на ужин.
Пафосный ресторан. Банально.
Однотипные комплименты. Банально.
Вкусная еда. Банально, но вкусно же.
В целом, вечер был скучным, и Син уже поставила жирный крест на нем, как Энтони решил распустить под столом руки, да еще прямо намекнув о том, как именно стоит заплатить за ужин. Разозленная ирландка долго не думала, сняла туфлю и швырнула ее точно в голову наглецу… почти. Он уклонился, и туфля попало мужчине, что сидел к ней спиной. С розовыми волосами. Блять.
Бежать было некуда.
- Извините, - подскочила Син и бросилась прочь от стола к совершенно невиноватому «рыцарю», что снова спас ее, правда, в этот раз непреднамеренно. – Я целилась не в вас, - подняла туфлю, что лежала рядом и обула. – Хорошего вечера, - и спаслась бегством и от реакции незнакомого мужчины и от горе-ухажёра.
Чокнутая неделька.

+1

5

Розовый отражается в его зрачках с понедельника по четверг - как начнешь неделю, так ее и проведешь - какая же ты мразь, друже.

Киллиан не верил в это до последнего, но "краска" упорно не желала сходить с волос. Из-за этого на работе поглядывали косо, за спиной отпускали смешки, благо что в лицо никто не высказывал. Единственный человек, способный на это, Эллис Вайнер, вот уже год выступал от лица сенатора Брауна на политических рингах. Киллиан был рад за него (все-таки не смотря на бесконечные разногласия Эллис был славный малый), чего не скажешь о нем самом - не к лицу солидному вице-президенту козырять неформальным видом. Тут уж никакая Зегна не спасет.
Ричард, проспавшись, клялся и божился, что осталось совсем чуть-чуть, вот-вот, уже сегодня. Однако, сегодня не наступало. А общая ситуация все продолжала накаляться, грозя дойти до точки кипения: неприятности сыпались на его розовую головушку точно из рога изобилия.
К примеру, на днях, когда Киллиан отдыхал на террасе, какой-то криворукий дебил выплеснул ему на макушку ушат липкой дряни. От этого розовый воспылал еще более яростно, не помог даже спешно принятый душ, а то и вовсе усугубил - один черт знает, что Ричи намудрил с тем шлемом.
Впрочем, проблем от дебила с верхнего этажа было прилично и до этого: когда Киллиан только переехал, он практически не мог нормально высыпаться, хотя, казалось бы, элитные апартаменты, толстые стены, то и се. Однако, через день до его слуха долетали отзвуки развеселых хоум-пати, со всеми вытекающими отсюда прелестями жизни; что-то бряцало, орало, двигалось с адским скрежетом, как будто соседям больше было нечего делать, кроме как заниматься переустановкой мебели по комнатам. После того, как он установил самую сильную звукоизоляцию, треш прекратился. Зато теперь его квартира была похожа на непроницаемое бомбоубежище - тишина оглушала - и, чтобы хоть как-то почувствовать ритм города, ему приходилось выходить на террасу. И вот - нате вам.
По данным, полученным Киллианом в пункте охраны, наверху проживала некая супермодель со своим толи другом, толи любовником, толи еще кем. Это объясняло многое, и неадекватное поведение, и вечеринки. У Киллиана чесались руки накатать на нее или на него жалобу, но время шло, дел было вагон и маленькая тележка, он откладывал, переносил, забывал, однако, после последних сюрпризов с "вражеской" стороны, ничего более не оставалось, кроме как воспользоваться услугами своих песиков. Выйдя из душа и вволю полюбовавшись собственным отражением в зеркале, Киллиан набрал номер юридического отдела  David Morris - с полупросьбой-полуприказом разобраться раз и навсегда со всем этим экзистенциальным дерьмом.

С четверга по субботу усмешка обращается в звериный оскал - ты заигралась, тварь, пришло время платить по счету.

Наступившие выходные привнесли в череду неприятностей временную передышку. Приехала Алиса, она была крайне изумлена переменами в стиле Киллиана, глупо хихикала в ладонь, отпускала безобидные шутки. И, хотя ему самому было не капельки не смешно, глядя на веселящегося ребенка, он не мог удержать улыбки.
Они гуляли по городу, он покупал ей мороженое и сладкую вату, билеты в кино - на какой-то очередной блокбастр из линейки Марвел, а когда наступил вечер, отвел в ресторан. Алиса прилетела буквально на один уикэнд и этим временем надо было воспользоваться по полной.
Ничто не предвещало беды.
Но Киллиан забыл, что неделя еще не закончилась, а как начнешь ее, так и проведешь - до самого чертового конца.
Когда Алиса отлучилась в туалет, а он остался один за столиком - дожидаться заказа - случилось нечто, достойное дешевой мыльной оперы. В том смысле, что такое только в кино и бывает: длинноногая красотка, пришедшая со своим ухажером, внезапно сорвалась с резьбы и не придумала ничего лучшего, чем начать швыряться обувью. И конечно же, не иначе как по закону вселенской подлости, туфля, вооруженная длинной шпилькой, прилетела не к адресату ее гнева, а прямиком в макушку Киллиана.
Вполне естественно, что он испытал шок.
Вполне естественно, что он был изумлен настолько, что даже не успел возмутиться, когда девица подлетела к нему со своими жалкими извинениями.
Вполне естественно, что он возжелал придушить ее голыми руками - но нарушительница спокойствия была к тому времени уже такова.
Занавес.
Когда вернулась Алиса, Киллиан, оправившись от потрясения, уже общался вовсю с покинутым девицей мужчиной, который оказался довольно приятным собеседником. История, приключившаяся ранее не стоила и выеденного языка: Энтони (так звали того несчастного) накормил девушку и хотел любви, она взбесилась и убежала. Ни он ни Киллиан не были из тех, кто бегает за сумасшедшими женщинами. Да и зачем, если можно неплохо насладиться обществом друг друга - безо всяких обязательств и лишних эмоциональных потрясений?

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » It's an SOS ‡флеш