http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/55158.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: август 2018 года.

Температура от +20°C до +31°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » .сердце рвется из пустоты ‡флэш


.сердце рвется из пустоты ‡флэш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/sxrJ5Xd.png
Место мое здесь. Пусто и холодно мне.
От тоски и молчания рвется надежды нить.
Место твое здесь. Руки мои берешь и греешь,
Нежным дыханием
, вновь заставляя жить

Stephan & Clement Steilmann

2004 год, конец октября; 
Весь город;


всего лишь случайная встреча и твоя машина, под которую я добровольно сделал шаг, чтобы оборваться свою жизнь. Ты об этом никогда не узнаешь или когда-нибудь, ты поймешь в какой степени отчаянье я был, раз решился на смерть. Но всего лишь случайная встреча, чтобы взглянул в твои глаза, я ощутил желание бороться и еще более жгучий страх. Но мне нужно лишь твоя просьба дышать, как можно дольше и не сдавайся. Идти за тобой по краю и не пугаться.

Отредактировано Clement Steilmann (07.11.2017 00:36:14)

+1

2

•• •• •• •• •• •• ••
Знаешь, я теряю свободу, когда теряю тебя.
И я теряю голос.


Ты упираешься изо всех сил. Хватаясь тонкими пальцами за косяк дверей. Не позволяя отцу тебя выдернуть из собственной комнаты, в которой ты закрылся сразу же, как вернулся домой. Ты хватаешься пальцами за косяк, сдирая ногтями краску, когда сила отца оказывается намного больше той, что есть в тебе, и он тащит тебя дальше по коридору, пока ты все еще сопротивляешься. Борешься. Пытаясь оттолкнуть его и высвободиться. Ты не хочешь. НЕ ХОЧЕШЬ. Вновь оказаться в лагере, где тебе будут днем за днем говорить о том, что твои отношения к парням не правильные. Что все это лишь ошибка в твоем сознании, которую можно запрограммировать по-новой и ошибка будет обязательно исправлена. Ты знаешь, что этого не будет. ЗНАЕТ и отец. И именно от этого бесится и злиться лишь сильней, когда ты вновь возвращаешься домой и не уступаешь ему. Ведешь себя как полнейший идиот, когда уже давно мог притвориться, что изменился. Но зачем. ЗАЧЕМ ТЕБЕ ВСЕ ЭТО!? Когда ты просто хочешь быть самим собой. Когда ты хочешь находить хотя бы в семье спокойствие и поддержку от того, что в твоих генах появились эти ошибки, и они нервируют отца. Не ты виноват. НЕ ТЫ! Это они тебя родили таким. Не ты выбирал тех, кого тебе любить и не ты выбирал то, на кого твое тело реагирует сильней и желанней. Что ты можешь сделать? Запретить самому себе? Вырвать все свои нервы и сделать свое тело куском мясо, которое будет вообще безразлично к тому, кто к нему прикасается. Возможно. Именно так. Только так. Ты хотя бы сумеешь не бояться возвращаться домой. Возможно. Хотя бы так, но тебя перестанут таскать в эту чертову церковь, где тебе приходится просиживать часы службы, а после еще и помогать, чтобы Бог обратил на тебя свое внимание и простил все твои грехи. Тебе этого не нужно. ТЕБЕ НЕ НУЖНО ЕГО БЛЯДСКОЕ ПРОЩЕНИЕ! Ты и не просишь его об этом. Все думаешь, стоя там, на коленях, только о том, как противно воняет в церкви. Насколько люди, которые окружают тебя там, безвольны в том, чего они сами бы выбрали, не будь рядом тех, за кем они вынуждены идти. Маленький городок. Такой же ничтожный, как и вся твоя семья, которая подчиняется правилам, в которые ты не хочешь верить. Не желаешь. И поэтому с такой силой сейчас цепляешься за ковровые дорожки в коридоре. Упав на пол и чувствуя, с какой силой отец дернул тебя наверх. Чувствуя, с каким треском развалились твои кости в черепе, когда ты ударился головой об стену.

Для тебя я никто и что я вообще могу изменить,
Я для тебя не первый.
https://i.imgur.com/bRDKbKE.png https://i.imgur.com/VKtDxX9.png
Чтобы между нами осталась, эта нелепая нить,
Я разрываю нервы...

  У каждого, кто прожил достаточно долго - есть то, о чем он хочет забыть навсегда. Провалы и неудачи, или неверный поворот, изменивший жизнь к худшему. Мы пытаемся забыть такие вещи, но глубоко в душе мы понимаем, что они будут нас преследовать. Как бы мы не старались убежать и где бы ни прятались. Некоторые вещи стоит всего лишь принять такими, какие они есть ил иже, сделать самый главный и последний шаг, чтобы оборвать все нити, которые нас могут удерживать с жизнью. Последний шаг, на который человек может решиться из-за отчаянья, или же обдуманно зная, что иного варианта у него все равно уже не будет никогда. Так что же было у меня? Что меня мучило? Сводило с ума? От чего я чувствовал, как мое тело ломает и я не чувствую земли под своими ногами. Что мучило меня, что я не замечаю людей. Той толпы, через которую иду. Не замечаю лиц людей и их волнение. А есть ли оно? Разве, я вообще когда-нибудь чувствовал необходимость хоть кого-то обо мне позаботиться? Да и зачем оно им, когда у каждого своя жизнь. У каждого свои проблемы, которые они спешат решить. Исправить каждую ошибку, которая привела их к той части жизни, в которой кто-то от них отказался, а кто-то наоборот, захотел удержаться, чтобы помочь и больше никогда и никуда не исчезать. Как бы ни было сложно. Как бы ни задыхался я сам. Почему рядом со мной не было такого человека? Почему мой рассудок находится в таком же тумане, который сейчас оседает на город или же… это всего лишь стоят слезы в моих глазах, что все затягивается и смывается, теряя точные очертания. Все. Вещи. Люди. Здания. Ничего иного, кроме стука в своих висках я уже давно не слышу. Мое сердце, которое колотится как сумасшедшее, но каждый его удар совершается зря. Мое сердце, которое стучит с таким шумом, что я боюсь, что оно может быть услышано человеком, которому и вовсе не нужны мои эмоции. Мое тело. Всего лишь как игрушка, которую он каждый раз ломает, а после приказывает другим вновь меня собрать. По кусочкам. Каждую детальку. И чтобы они были вновь на своих местах. Он никогда не потерпит изъянов. Он выбрал меня за совершенство и таким я должен оставаться всегда. Рядом с ним или вдали, когда он меня не видит. Как выдрессированная зверюшка, которая всегда знает, что хозяин рядом и нельзя нарушать правила, которые он ей диктовал. Заставляя запоминать и реагировать на интонацию в голосе, с которым эти правила были произнесены. И мне хочется зажмуриться. Сильно-сильно. Так, чтобы болели глаза от той силы, с которой я их сжимаю. Чтобы очнуться. Наконец. Чтобы найти в себе смелость избавиться от этого немого повиновения, которому я посвятил два года свое жизни, даже не зная, как так вышло, что этот человек полностью завладел моим разумом. Моим рассудком. Каждым моим желанием, когда я всегда понимал, что боль, которую он мне причиняет, с самого начала уходила за пороги моих возможностей терпеть. Почему уже тогда я не остановил? Не сказал нет, когда была возможность. Или же… не помню. Уже ничего. Лишь думаю и убеждаю как раз себя в том, что этой возможности как раз никогда и не было. С первой секунды, когда он меня увидел, и я оказался рядом. Провел с ним ночь, пытаясь переключиться на живого человека, а не образ в голове о том, кто закончил свою жизнь, вскрывая свои вены на полу нашей общей ванны. Я ему тогда этого, вроде как, еще не простил. Не понимал, почему он захотел покончить жизнь самоубийством, а теперь же, я слишком хорошо знаю, что его на это толкнуло необходимость избавиться от постоянного чувства пустоты, которое преследует нас с самого начала, как мы сбежали с ним их дома. Я нашел в живом человеке отклик в том, в чем нуждался, пока не понял, как мой разум стал затуманиваться все сильней и сильней. С каждым днем. Пока не стал ловить себя на том, что двигаюсь все больше лишь под желания моего нового хозяина и не сопротивляюсь этому. Он словил меня в самый нужный момент, когда все мое сознание было сломано на части, и он впервые его решил собрать по подобию собственной игрушки и больше не позволять мне им управлять самостоятельно. Что сделаешь ты? После. Когда наши взгляды встретятся, и мы с тобой проведем несколько совместных ночей. Что сделаешь, когда я ради тебя нарушу правила и запреты? За эти два года. Впервые. Я решусь на боль добровольно, когда нарушу первое и самое главное правило: я принадлежу лишь ему и только по его согласию могу быть с кем-то другим. И только так, как того желает он. Что сделаешь ты?
  Но я ведь тебя еще даже не знаю. Глотаю воздух. Он кажется почему-то очень холодным, хотя в этом городе никогда не бывает холодно и кажется, меня это в какой-то степени даже начинает раздражать. Мне хочется замерзнуть. Хотя бы раз. По-настоящему. А не только из-за пульсирующей боли в моих мышцах и пустой кровати, когда я там остаюсь один. Вновь. Зализывать свои раны. Вновь делая так, чтобы при новой потребности моего хозяина, на мне не было и следа от его игр со мной. С каждым разом это становится делать все сложней. С каждым разом мои кости и суставы, заживают все дольше. Срастаясь. И зля его, что я не могу сделать того, чего он пожелал без сдавленного стона, который рвется наружу оглушающим криком. Может, ты меня даже сумел понять. Я не спрошу тебя об этом. Вряд ли когда-нибудь вообще осмелюсь заговорить о том, что мне нужна была свобода, и ты был моим выходом. Твоя машина. Ты ехал слишком быстро или же шаг, который я сделал, был столь же быстрым и резким, что мне уже было не важно, как именно ты ехал. Я все еще стоял и хватал ртом воздух. Прикрыв глаза. Мне осталось протий несколько метров. Перейти через дорогу. До здания, которое находилось спрятанное от посторонних глаз, но каждый, кто сюда ходил прекрасно знает, что из окон, которые выходят на оживленную улицу, виден каждый человек, кто хотя бы решиться просто, притормозить. Остановиться. И задуматься о возможности погрузиться в мой мир, где мне бы может и понравилось настолько же сильно, как и быть с мужчиной, если бы этим самым мужчиной с самого начала был ты. Я зажал губы, когда выдохнул из легких весь воздух и… я, пожалуй, скажу тебе, что я не хотел этого. Совершенно не хотел. Не хотел чувствовать, как нога зависла в воздухе и то, насколько резкая боль пронзила мои колени. С тем самым хрустом, когда я отлетел от капота твоего автомобиля и рухнул на асфальт. Когда-то этот самый хруст звучал в моей голове постоянно. В последний раз, когда отец избил меня и запихал в машину, чтобы отвезти в лагерь, запирая там на все лето. Я пришел в себя лишь через несколько часов. Тогда. Я сейчас же… я резко дышал, уткнувшись лицом в мокрый асфальт. Тебе, все же, нужно было ехать еще быстрей. Или же мне, выбрать иной способ, чтобы убить себя. И это ли сейчас было в моем выборе? Или я всего лишь устал. Очень сильно устал, что забыл о том, что мне нужно было посмотреть по сторонам. До того, как переходить через дорогу. Может быть, я всего лишь устал. Ты поверишь в это? Или он. Кто-нибудь. Хотя бы я сам. Я нет. Потому что устал я совершенно от другого. Совершенно.

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Если хочешь, если можешь — вспомни обо мне, вспомни обо мне,
вспомни обо мне.
http://savepic.net/7780328m.gifhttp://savepic.net/7770088m.gif
хоть случайно


  Не все можно купить за деньги. А жаль. Тогда бы у человечества было бы гораздо меньше проблем, если бы у всего была своя цена. У судьбы есть свой прайс-лист, только мы его никогда не увидим в глаза и можем только догадываться, сколько будут стоять наши выходки и какая после за них придет расплата. Я давно усвоил, что если пустить все на самотек, то ничего хорошего из этого не выйдет. Судьба, как и любая женщина, да и любой мужчина, любит и благосклонна только к тем, кто умеет доказывать, что он чего-то стоит, а, поверь, кое-что в этой жизни умею и знаю. Нам только предстоит с тобой познакомиться, но я уже хочу рассказать тебе о себе. Я ничем не отличаюсь от других людей: также работаю и отдаю все силы своему делу, детищу, за которым я ношусь как маленький ребенок, переживая и волнуясь за то, чтобы мои галереи и дальше оставались на том уровне, на который я вывел их сам. Помощь? Я не приемлю помощи и не умею ее просить. Уж не знаю, кому стоит сказать спасибо за это, себе или судьбе, а может отцу, вопреки которому я отправился много лет в Австрию, и сам всего добился. А вообще, я считаю себя вполне удачливым человеком. Ты спросишь, с чего бы это вдруг? Ну например, удача помогла мне свернуть на правильном повороте и встретить тебя. Я чертовски устал за сегодняшний день, поэтому я ехал с мыслями, что я доберусь до дома, пропущу пару стаканов скотча и верну к себе прежние силы, но как назло я собирал каждый светофор, который встречался на моем пути. Оказалось, не на зло, а на удачу. Впрочем, об этом позднее. Я опять стою в пробке, облокотившись левой рукой о дверцу своего автомобиля, правой я нервно постукиваю по рулю в ожидании смены красного света. Да, я чертовски во всем нетерпелив и не люблю терять свое время зря. За свои тридцать пять лет жизни я понял еще одну важную вещь: времени слишком мало, чтобы тратить его на разную ерунду, например, пребывание в пробке. И когда ты поймешь это, уже после знакомства со мной, ты не сможешь не согласиться с этим.
    Иногда мне нужно остаться наедине с самим собой, чтобы принять важное решение, но сейчас не тот случай, сейчас я начинал нервно выдыхать, продвигаясь на своей машине всего на метр в минуту. Вроде небольшой город, куда меньше, чем та же Вена, так какого черта я тащусь медленнее черепахи? Убрав руку с руля, я устало потер пальцами глаза. Мне бы привыкнуть к пробкам, ведь это обычные дело, но мои нервы никак не хотят к этому приспосабливаться. Вдобавок ко всему, я неважно себя чувствую. Легкий озноб проходит вдоль моего тела и я откашливаюсь, обратно кладя руки на руль и нажимая на педаль газа. Да, мое лекарство - это скотч со льдом, а не какие-то там медикаменты, названия которых я даже не знаю.К моему счастью, пробка медленно рассасывается и я, меняя полосу движения, нажимаю на газ сильнее, выключая, наконец, режим улитки. Я думаю о том, а не сходить ли мне сегодня в клуб? Или моя температура будет помехой этому? Ухмыляясь себе под нос, я задумываюсь о том, что было бы, встреться мы именно там, а не на дороге. Видишь, я еще не знаю тебя, но мне уже интересно, каким могло быть наше общение, увидься мы в другом месте, где есть свои правила и устои, свой кодекс, который стоит соблюдать. Ведь если бы не ты, я не шагнул из машины дальше пяти метров, но вместо этого я изменил всю свою жизнь. Свою привычную жизнь, в которой все расписано по часам и минутам. В моем ежедневнике расписана каждая встреча и каждое дело, которое я должен сделать. Через пару минут мне стоит сделать телефонный звонок, чтобы связаться с управляющим моей галерее в Австрии. Я встряхнул правой рукой, смотря на циферблат. Отлично, я бы даже все успевал, если бы не одно "но". Твою мать, я умудрился забыть телефон на работе! Вся моя жизнь сосредоточена вокруг звонков и решения вопросов по телефону, а теперь я вынужден резко развернуться на дороге, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, чтобы вернуться за гребенным телефоном! Я потом пойму, что забыл его не зря. Ведь если бы я не повернул назад и не поехал по другой дороге, я бы не сбил человека. Я бы не сбил тебя.
  Какого черта?
  Я почти ничего не видел, а только слышал. Тяжелый стук о капот моей машины и резкую боль в моих ребрах от спертого дыхания. Я хочу откашляться, проталкивая все вниз, но я забываю об этом, с пару секунд приходя в себя. Мне показалось или я сбил тебя? Я не понял, каким образом это все произошло и откуда ты вообще появился! Стрелка на спидометре едва показывала пятьдесят километров в час в виду загруженности машин, а что, если бы я ехал как езжу обычно, то есть на большой скорости?! Да я бы убил тебя по неосторожности! Я держу ногу на тормозе, дожидаясь, пока колодки моей машины противно не заскрипят и не остановят ее. Открывая дверцу автомобиля, я выскакиваю на улицу, проклиная все на свете, ведь я, черт тебя дери, едва не убил тебя! Я не думаю ни о чем, кроме того, что должен убедиться, что с тобой все в порядке и если ты пострадал, то твои ушибы незначительны, чтобы я смог быть за тебя спокойными. Заглядывая за капот, я увидел тебя на дороге, съеженного и лежавшего на асфальте. Кажется, я повредил тебе руку. Я еще не понял, что чувствую: страх за тебя и твою жизнь или злость от того что ты появился из ниоткуда, и когда моя рука касается твоего предплечья, я чувствую легкое покалывание в пальцах, которое говорит о том, что страха за тебя во мне оказалось куда больше. Сейчас. Когда наши глаза, наконец, встречаются и я вижу по-детски искренние, полные отчаяния, карие глаза, которые ты поднял на меня, - Вы появились из ниоткуда, - я помогаю тебе подняться на ноги, делая все, чтобы ты оперся руками в мою руку, которой я сжимаю твою предплечье и локоть, вместе с тобой приподнимаясь с колен. Я забыл включить аварийку. Да и черт с ней, одним штрафом больше, другим меньше - плевать, главное, что ты остался жив, и что и пострадало, так это твое лицо, на котором я вижу пару ссадин и непроизвольно задерживаю свой взгляд.
  - С вами все в порядке? Ничего не ушибли? - я продолжаю смотреть в твои глаза, поддерживая тебя рукой за локоть и отряхивая твое пальто от асфальтной пыли. Я хочу убедиться в том, что ты не пострадал. По крайней мере, случись  что-то серьезное, я бы давно понял это по переломам и крови, так что хоть что-то меня успокаивает. Внутри меня наравне со злостью от неожиданности жжет и чувство вины, что я мог лишить тебя жизни, и твои глаза бы так сейчас на меня не смотрели, - Целы? - стоит мне подумать о скорой, как я начинаю хмуриться, сдвигая брови вместе И что бы я вообще смог сделать, когда собственный телефон оставил на работе?! Я совершенно точно уверен сейчас только в одном: я не мог тебя сбить, и совсем не потому, что мой стаж вождения превышает пятнадцать лет, а потому что я всегда предельно внимателен на дороге. Я почти уверен, что я сейчас прав в том, что ты появился из ниоткуда. Под моими колесами. Мне кажется, что ты сейчас выглядишь растеряннее меня, а от того мне еще раз хочется убедиться, что с тобой все в порядке. Услышать твой бодрый голос и перестать себя винить! Я не слишком участливый человек, по правде говоря, однако я до сих пор не отпустил твою руку, удерживая тебя. Думая не о том что мне следует отойти, а о том, что если я сделаю это, ты не устоишь без моей поддержки. По этой причине я жду, когда ты мне ответишь и я, наконец, успокоюсь уже сам за твою жизнь. Совершенно точно я больше не буду думать о работе и мобильном, пока мне не ответишь ты и твои глаза, которые ты быстро отводишь, когда я смотрю на тебя в упор. Ты чего-то боишься? Каких-то пара секунд, чтобы увидеть тебя впервые в своей жизни, но мне и их хватило на то, чтобы заметить необъяснимый для меня страх. И какого черта я вообще хочу все узнать?

+1

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Без силы быть сильным, без права быть слабым,
Без веры быть верным… И просто усталым…
Быть загнанным в угол и просто делами…
Без воли быть вольным так больно местами…

  Знаешь, а ведь иногда моменты, которые ты так долго ждал, приходят в самое неподходящее время. Наше с тобой знакомство. Оно случилось не вовремя. Оно случилось в тот самый момент в моей жизни, когда я сам еще не осознавал, что нуждаюсь именно в таком человеке рядом с собой и именно поэтому так смело сделал шаг в пропасть, желая оборвать свою жизнь. Наше знакомство, оно должно было произойти намного позднее, когда я сумел бы самостоятельно жить, а не подчиняться другому человеку. Чтобы я взглянул в твои глаза и не ощутил то, как изнутри меня резко обдало холодом из-за невозможности признать, что мне теперь только и хочется, так это смотреть в эти самые глаза. Знаешь, иногда самые важные моменты, которые мы так долго ждали, приходят в тот самый момент, когда жизнь подводит к той самой последней черте, за которой больше ничего уже не ждет. Только забвение. И может быть, ты появился совершенно не вовремя и я разбил твое сердце тем, что заставил посмотреть и в мои глаза, окунаясь в их шоколадный прилив, но корю ли я себя в твоем разбитом сердце? Немного. Ни капли. Зачем? Когда ты разбил мое в ответ и не задумался об этом. После. Все это будет только после того, пройдет этот день и множество других. Сейчас лишь есть этот момент. Асфальт, на котором я лежу. Визг тормозов. Твой испуганный голос надо мной. И боль где-то в моей груди от того, что я все еще живой. От того, что удар был не такой силы, на которую я хотел бы рассчитывать сам. Не то место. Мне нужно было выйти на автотрассу, где машины разгоняются до скорости света и явно не один водитель не сумел бы успеть нажать на тормоза, чтобы спасти того сумасшедшего, который вдруг возник из ниоткуда. Ты должен меня простить. Уже сейчас. Ты обязан меня простить. За то, что именно здесь и сейчас, на меня накатила такая волна отчаянья, что я сделал этот шаг и именно ты оказался тем самым случайным водителем. Уже сейчас ты должен меня простить, что я до сих пор дрожу, и мой страх далеко не согласуется с приступом истерики, который может накатить на человека, которого только что сбил автомобиль. Мой страх сейчас вновь исходит изнутри моего сердца, которое не желает больше подчиняться извергу, для которого я всего лишь тряпичная кукла, которую можно разорвать на части, а после вновь сшить грубыми нитками.  Не заботясь о шрамах, которые может оставлять неосторожность и небрежность. Если бы ты только знал, от чего же именно я сейчас задыхаюсь, может ты нажал бы на газ, выдавливая всю мощность из своего автомобиля, чтобы освободить меня. Может, мне стоит тебя попросить об этом? В этот момент, когда я почувствовал, как твои пальцы коснулись моего плеча, и я чуть вздрогнул. Тебе не показалось. Нет. Я готов сейчас свернуться в еще более мелкий клубок, чтобы меня и вовсе было незаметно. Тебе не показалось. Нет. Как и мне, когда я оторвал лицо от асфальта, принимая твою руку и давая тебе возможность помочь мне подняться на ноги. Я ведь так быстро отвел свой взгляд от твоего лица. Задерживаясь лишь на глазах. На секунды. Пока еще лежал и пытался осознать, все ли кости внутри меня целы. К сожалению. Я знаю боль при сломанных костях. Даже при легких вывихах она адская, но уже давно приглушенная в моем сознании, в котором мне приходится заставлять себя молчать. К сожалению, я знаю, что даже если ты потребуешь, я все равно не скажу правду о том, что мне нужна помощь. Может, мне пора хоть кому-то рассказать правду? О том, что эти два года обратились в сплошной лабиринт из боли и моего подчинения. Может, ты бы помог мне осознать, что пора это прекратить и обратиться в полицию, в которой смогли бы лишить мои проблемы. Но… я ведь знаю, что ничего иного в моей жизни уже не будет. Я уже пробовал. Когда-то. Сбегая из дома.
  Я чуть морщусь. Коснувшись пальцами ушиба на скуле. Ему не понравится. Я не думал, что вообще выживу после того, как решился сойти с дороги. Не думал. А следовало. Ему не понравится то, что на моем теле есть хоть какие-то отметины, которые принадлежали бы не ему. И я должен уже сейчас чувствовать, как немеют кончики пальцев. От предстоящего наказания. Но, все, о чем я могу думать, так это о том, насколько теплая у тебя рука. И мягкая. Я бы хотел раскрыть твою ладонь и провести по ней своими пальцами. Теряясь с этим еще сильней, чем под твой голос, на который я все никак не могу ответить. На твои вопросы, которые эхом отражаются у меня в разуме, но во рту настолько пересохло, что кажется, я могу лишь еще раз лишь взглянуть на тебя. Кажется, все с таким же испуганным взглядом, что был в самом начале. Слегка прищурившись и поджав губы. Мне нужно, чтобы ты отпустил меня. И я именно это и делаю. Чуть ведя плечом. Так, чтобы сделать шаг от тебя назад. Чувствуя, как слегка подогнулись колени, но я устоял. Сам.
  Непозволительно. Долго. Я смотрел на тебя. Непозволительно.
  - Простите, - я чуть пячусь. От тебя. Назад. По дороге. И вновь не думая, что любой из других автомобилей, который проедут мимо, могут действительно сбить меня. И теперь уже без шанса и возможности вновь подняться на ноги. Я не думаю об этом, пока еще пару секунд смотрю на тебя, вновь извиняясь. Быстро. Поспешно. Я уже давно должен был быть в другом месте. Уже давно должен был стоять на коленях и слушать приказы от человека, который и стоял сейчас у меня за спиной и смотрел на нас. С тобой. Ты ведь куда-то ехал. И я тебе помешал. Ты всего лишь, - простите меня. Все… все… хорошо, - все хорошо и ты должен уезжать. Твоя машина не пострадала. Или ты ждешь, что мы вызовем полицию? Ждешь, что я оплачу тебе поврежденный капот? Боюсь, что у меня все равно не будет денег. Боюсь, что я все равно в этом такой же бесполезный, как и любой другой бездомный, у которого каждая вещь, которая на нем есть, оплачена другим человеком. Ты лишь потратишь время. Уже потратил. Из-за того, что я не сдержался и выбрал именно эту дорогу для того, чтобы мне больше не приходилось опускаться на колени перед тем, кто заставляет меня чувствовать каждую секунду рядом, что я ничем не лучше сигаретного пепла, который можно развеет ветром и от него не останется и следа для воспоминаний. Я развернулся к тебе спиной. Ты сейчас сядешь и уедешь и вечером со своими друзьями лишь вспомнишь о сумасшедшем, который решил вдруг испортить статистику твоего вождения. Прости меня. Просто за то, что я выбрал именно тебя. Пока я иду от тебя быстрым шагом. Спрятав руки в карманы брюк и чуть сутулившийся. Мне так хочется обернуться и закричать о том, что мне нужна помощь. Мне так хочется поверить, что смотря в твои глаза, я вдруг увидел не просто мужчину, которого сам же до чертиков напугал, шагнув под колеса его автомобиля, а человека, которому может быть небезразлична чья-то судьба. Но… все равно это не так. И никогда так не будет. Мой отец меня этому хорошо когда-то научил. Отец, когда-то ясно показал, что мои несчастья не нужны даже самым близким людям, которые во мне видят лишь урода, который не желает подчиняться правилам и простым человеческим устоям. Так зачем… зачем мне позволять верить, что это может быть нужно чужому человеку? Ты всего лишь прохожий. Да. Один из тех сотни, что сегодня мне повстречались на пути. Но, мы столкнулись. На мгновения. Все.

•• •• •• •• •• •• ••
Дай волю. И слов, чтобы каждое-в душу…
Дай каждому право свое сердце слушать,
http://savepic.net/7771007.gif http://savepic.net/7759743.gif
И миг, чтоб решить… И оставить сомненья…
И жизнь, чтоб прожить не плывя по течению…


- Ты опоздал.
- Простите.

Тебе нужно было успеть привести себя в порядок. Зайти в туалет и смыть следы запекшей крови на твоей скуле. Хотя бы кровь. Ведь ушиб все равно выделялся ярким пятном на твоем лице, и этого нельзя было исправить. Ты задержался, когда цеплялся за края раковины и пытался унять свою истерику, которая рвалась истошным стоном из твоей груди. Теперь же ты был спокоен. Намного спокойней, чем десятки минут назад. Еще на улице. Пока делал пробный вдох, после удара об асфальт и не желал верить, что все-таки живой. Теперь же, ты был намного спокойней, опустившись на колени перед мужчиной, который сидел на одном из диванов в клубе, в котором вы проводили не редко вечера и сегодня ты должен был так же прийти сюда раньше него, чтобы ждать его на положенном для тебя месте. У его ног. Но вышло так, что… ждал он. Ты ведь даже рубашку не успел снять. Поспешно. Избавлялся от нее в ту секунду, когда опускался вниз. Оставляя ее рядом с собой на полу. Нужно было выбрать автостраду или одно из высотных зданий в этом городе. Что-нибудь иное, чтобы не подниматься больше с того самого асфальта.
- Что я говорил про опоздания, Клемент?
Ты все еще смотришь в пол. Даже после того, как пальцы мужчины задержались на твоем подбородке, и он заставил приподнять тебя голову. Не получится. Вновь тебя подловить на том, чтобы ты по ошибке заглянул в его глаза. Тебе и не хочется. Уже давно этого делать не хочется. Да и ты ловишь себя лишь на том, что повторяешь в своих воспоминаниях взволнованный взгляд незнакомца, которого чуть не толкнул на собственное убийство. Ты чуть не подставил его. Не сделал убийцей. Разве у тебя было на это хоть какое-то право? Ты хочешь умереть, но ведь не ценой чужой совести. И звонкая пощечина. Ты невольно морщишься. Ладонь прошлась именно по ушибленной скуле, усиливая ноющую боль в ней.
- Я задал тебе вопрос. Тебе вновь нужно напоминать правила?!
Ты уже давно не терялся в своих мыслях. Их и не было. Не рядом с этим человеком. Их не было, потому что боль, которой он пропитывает каждый раз твое тело, не позволяет думать о чем-то другом, как о необходимости сдерживать свои стоны. Свои крики. Ты так давно не терялся в своих мыслях, что сейчас это невольно заставляет тебя чувствовать, что внутри твоего разума, как будто, образовались просветы, которых там уже давно не было. Ты, как будто, нашел выход. Ту тропу, по которой если ты пойдешь, то сможешь выйти на этот свет. Но боль. Резкая. В том, как ладонь вновь прошлась по твоему лицу. В пощечине. Она и заставляет вновь чувствовать, как ты трезвеешь. Все это глупости. Те самые глупости, в которые ты верил, когда закидывал сумку в первую попавшуюся машину и уезжал из родного города.

+1

5

смотря в окно,
я могла бы заглянуть в душу каждому прохожему.
вокруг столько людей и столько глаз,
а где же твои?


http://savepic.net/7763527m.gifhttp://savepic.net/7753287m.gif

  Не все люди оправдывают наши ожидания. Лишь меньшинство из тех, кто предан нам по-настоящему, лишь они не могут нас разочаровать. В основном нас окружают те люди, которые ищут выгоды при общении, причем, не только в деньгах, в тех же поступках и словах, которые сами они не собираются совершать. Я достаточно встречал в жизни лицемерных и эгоистичных людей, убежденных в том, что каждый человек им что-то должен. Увы, в моем бизнесе порой не творчество берет верх, как это должно было быть, а выгодные знакомства, которые истинные ценности картин сдвигают на второй план. Именно поэтому я научился распознавать тех, кто действительно нуждается в помощи, и тех, кто живет за чужой счет и за счет чужих эмоций. Меня заинтересовал твой взгляд. Он повел меня за тобой, обрубая все концы моих прошлых действий, лишь для того, чтобы я смог ответить на главный вопрос: а кто же ты? Я ничего о тебе не знаю, кроме того, что ты кинулся под мои колеса. Не будь у тебя таких испуганных глаз, а у меня хорошего настроения, я бы вряд ли отреагировал так спокойно. На меня это непохоже. Однако, за тебя я испугался. Я заметил, как твердеет и замерзает шоколад в твоих глазах, покрываясь пленкой. Защитной. Ото всех ли? Вполне возможно. Непроизвольно хмурясь, я все также продолжил смотреть в твои глаза. Я тебе не верю. Я не верю в то, что с тобой все хорошо. Потерянных людей несложно отличить, я был и сам таким же когда-то, и готов сейчас заявить, что с тобой что-то происходит. Могу ли я лезть в твою жизнь? Хм, я обычно не спрашиваю разрешения, поэтому на этот раз я также этого не сделаю. Я слежу за тобой, за тем, как ты отходишь от меня, пятясь назад, и порываюсь подхватить тебя вновь, пока ты снова не упал, но ты устоял на ногах. Я тяжело выдыхаю, настороженно продолжая на тебя смотреть. Время идет, но мы также неподвижны, не значит ли это то, что на мгновение мы заинтересовались друг другом?
    - Вы уверенны? - а я вот нет. Я сжимаю свои пальцы в ладони, которой пару минут назад держал тебя за локоть. Ты как-будто ошпарился о горячую кружку, отчего быстро отскочил назад, испугавшись, что на теле останутся шрамы. На тебе они и так есть, я прав? На щеке, которую ты стыдливо прячешь. Зачем? В этом нет ничего зазорного, как и в том, чтобы дать себе помочь. Я бы вызвал скорую, если бы ты в этом нуждался, но я замечаю, что совсем не это тебе надо. Впрочем, почему я вообще об этом думаю? Когда должен был уже давно сесть за руль и ехать обратно к себе в галерею, где я и оставил свой телефон. Я смотрю тебе вслед, пробегая пальцами по своей щетине и чуть опуская свой подбородок. Просто взять и пойти следом. Я не могу ответить себе, зачем я это делаю, однако, я все же сажусь в машину и выкручиваю руль, чтобы свернуть к парковке того здания, где ты постарался скрыться. Ты явно прятался не от меня, так от кого же? От себя не убежишь, ты это знал? Всего пара секунд на раздумья прежде, чем я уверенно нажал на педаль газа. Позже я скажу тебе, что ты чем-то меня привлек и заинтересовал, а пока я не осознавал, что же происходит и к чему я позволяю себе прочие вольности. А вообще, тебе стоит знать, я очень много себе позволяю и не люблю себе отказывать в том, чего я по-настоящему хочу. Знакомое здание, которое я проезжал не раз по пути на свою работу. Оно привлекло свой взгляд минималистической и аккуратной вывеской, но чего-то здесь все-таки не хватало. Оставив машину на парковке, я шел к входу в бар, попутно похлопав себя по карману, проверяя, гремят ли ключи от машины или я настолько забылся сейчас, что мог оставить их в машине. Взбежав вверх по небольшой лестнице, я прошел вглубь бара, осматриваясь по сторонам. Похоже, я вовремя. А еще я чувствую, как внутри меня начинает загораться искорка. Мне не в первой видеть такое место, и, кажется, чем глубже я прохожу, тем больше мне все становится ясно.
  Помню, как впервые в Вене оказался в подобном заведении. Я был на десять лет моложе, чем сейчас, и я был из тех людей, которые были голодны до жажды удовольствия. С мужчинами у меня, впрочем, все осталось по-прежнему. Я никогда не стыдился того, какой я есть на самом деле. Мне нравились не только женщины, но и мужчины, и мне всегда было плевать, нормально это или нет. Другое дело открыться перед кем-то. Знаешь, когда я уехал жить в другую страну, для меня не существовало никаких преград между моими желаниями и обществом, но все менялось, когда я начинал думать о своей сестре, открыться которой мне казалось невозможным. Я хотел, чтобы она видела во мне мужчину, а зная ее жизненные принципы, я не совсем был уверен, что могу быть понят правильно. Оказалось, я зря переживал на ее счет. Мы из одной крови. В отличии от моего отца, который начинает отхаркиваться кровью, когда речь заходит о моих отношениях с мужчинами. Знаешь, что я делаю? Я смеюсь ему в лицо, не боясь упасть в его глазах, потому что для меня хуже человека не существует. Откуда мне знать, что тебе нравятся мужчины? С годами это получается гораздо лучше, и я не мог не заметить, как вспыхнули твои глаза. Я не ошибся, ведь так? Я поэтому довольно ухмыляюсь сейчас, уверенно шагая по ступеням лестницы. К черту телефон. Я заберу его завтра. Сейчас я хочу узнать о тебе больше, чем может нарисовать мое воображение. Скажу больше, я заинтригован так, что от нетерпения начинаю чаще дышать, жадно глазами поедая все, что меня окружает.Сложно поверить лишь в одно: что ты попал под колеса именно моей машины, не подозревая, что станешь для меня наваждением, которое начнет сводить меня с ума, если я не шагну на ступень выше. Но я поднимаюсь, преодолевая последние ступени, которые должны будут привести меня к себе. А, что, если я ошибаюсь? Я мог бы перепутать то, в каком направлении ты отправился, но что-то подсказывает, что это не так. Заметь, я не из спонтанных людей, но мне показалось, что ради тебя можно нарушить свои планы.
  - Сэр, добро пожаловать, - по дороге я засмотрелся на одну из картин висящих в холле. Я внимателен к деталям в своей работе, и порой не замечаю ничего вокруг, кроме масла на холсте. Я повернул голову на голос молодого юноши, который улыбался мне своей детской и наивной улыбкой. Я не ошибся адресом. Я пришел туда, куда хотел. - Вы как раз вовремя, скоро у нас начнется развлечения для новых посетителей, если желаете, я расскажу об этом подробнее. Могу я узнать о ваших предпочтениях? - я не смотрю ему в глаза, а только слушаю, пока пытаюсь захватить взглядом несколько разветвленных коридоров, в одном из которых можешь быть ты. Знаешь, а я ведь предвкушаю нашу встречу, точно зная, что она в любом случае произойдет, ведь я за этим сегодня и пришел. Я запустил одну руку в карман своих брюк, вальяжно следуя за регистратором в одну из комнат, где нам предстоит обсудить условия моего пребывания здесь. Я заинтригован еще больше. За не один год, даже десяток, я выучил свое тело и свои желания, поэтому я никогда не терялся в таких вопросах, потому что пробовал почти все. Я прошел тот период метаний, когда приходится обдумывать свои ответы на подобного рода вопросы. Это еще не все. Я чувствую внутри потребность узнать тебя. Я как-будто специально забыл телефон на работе, чтобы в один миг судьба решила подкинуть мне приключений. Я все еще считаю, что ты попал под мои колеса самостоятельно, так неужели причина этого кроется в этом месте? Ничего сложного, обычная логическая цепочка, которая не дает мне покоя. Ты спросишь, отчего мне было не развернуться и не уехать прочь? А я тебе отвечу: если бы ты не посмотрел на меня такими испуганными, темными от боли глазами, став для меня загадкой, я бы уехал. Но теперь мне хочется разгадать эту тайну и получить ответы, которые ждут меня за одной из этих дверей. Осталось лишь понять, за какой из них будешь ты.

Я сжимаю стакан с холодным виски в руках, который нагревается с каждым моим новым давлением пальцами на хрусталь. Я знал, что увижу тебя здесь. Я хотел этого. И если сначала я был заворожен тобой, не представляя, как вообще такое можно было сотворить со мной. Судьба дьяволица, всегда подбирает самые неожиданные моменты для того, чтобы у меня перехватывало дыхание. Сейчас нечто большее Сейчас злость в моих пальцах давит на стекло до тех пор, пока я не разбиваю его. У меня напряглись вены на шее и на руках от того, что мне предстояло увидеть. Меня не напугаешь подобным зрелищем, но я смотрел не на порку, а смотрел на тебя. На то, с какой болью прогибаешься, стараясь смягчить очередной удар, как будто это для тебя чуждо. Перебор. Я со злости сцепляю зубы, недовольно и тяжело выдыхая. Я привлекаю с себе лишнее внимание, а мне на это плевать. Если кто здесь видит издевательство, так это я, раз по твоим скулам сейчас текут слезы. Нет, это не то обращение. Ты вообще знаешь, что с такой ролью, как у тебя, должно быть слегка иное обращение? Ты принадлежишь ему, хоть и не добровольно. Видишь, ты еще не знаешь меня совсем, а я уже читаю по твоим движениям. Слежу за тобой, раз я здесь. Я не в самом дальнем ряду. Лишь поверни голову. На звук разбивающегося стекла в моих руках. Посмотри мне в глаза. ДАВАЙ! ПОСМОТРИ МНЕ В ГЛАЗА! Не сейчас, а позже, когда я уже буду дома, я начну мыслить, как здравый человек, но был ли я им когда-нибудь? Моя ярость управляет мной, а я позволяю ей это делать, потому что только в такие моменты я веду себя так, как того хочу. Иногда я даже слушаю внутренний голос. Это же он привел меня сюда. Это и он сейчас кричит во все горло, заставляя ТЕБЯ просто повернуть голову. Давай, малыш. Немного вправо и ты увидишь меня.

+1

6

- - - - - - - - - - - - -
Люби меня на выдохе, на вздохе,
Однажды и до самого конца.

  Я не умею играть так, чтобы в каждом из раундов одерживать победу. Я и вовсе не знаю, что значит побеждать. Мне лишь иногда кажется, что я приближаюсь впервые в своей жизни к финалу, за чертой которого будет не моя боль, но тут же осекаюсь, потому что вновь ошибаюсь. Так было в день, когда я собрал свои вещи и ушел из родительского дома. Так было в тот день, когда я встретил Густава, который открыл мне иной мир, но при этом забыл с самого начала сообщить мне о том, что в этом самом мире, я никогда не будут чем-то большим, чем личная игрушка. Он не сказал мне о том, что в этом самом мире, я не сумею набирать в свои легкие воздух самостоятельно, без постоянного оглядывания в ожидании разрешения. И так будет в этот раз. В день, когда я шагнул на дорогу, где именно твой автомобиль оказался моим средством, которое помогло бы мне сбежать. Скрыться. Спрятаться от новой боли. Нужно было лишь выпустить остатки воздуха и посмотреть в твои глаза, когда ты бы испуганно пытался понять, жив ли я еще или ты всматриваешься в глаза мертвеца. Этот день станет такой же ошибкой. Моей ошибкой, которая лишь еще раз докажет мне, что я не умею побеждать в той игре, в которую со мной играет моя жизнь. Моя судьба. Ты сделаешь мне больно. Мне не нужно время, чтобы это знать. Мне не нужна близость с тобой, чтобы понять, как легко мне будет стать от тебя зависимым. Все это в том самом воздухе, который я резко заглотил, когда твоя рука коснулась моего плеча, отдавая разряд тока, с которым и забилось со всей силой мое сердце. Быстро. Слишком быстро, чтобы я не почувствовал, как страх поглощает мой рассудок и заставляет пятиться. Все дальше и дальше. Жаль. Жаль, что больше ничего не произошло. Что не было больше не одного водителя, который выбрал бы эту дорогу для того, чтобы добраться до пункта назначения. Жаль. Безумно жаль, что ты не остановил меня, когда я пятился и врал тебе в лицо о том, что со мной все хорошо. Почему уже в этот момент я чувствовал, как меня начинает слегка мутить именно от лжи, которую я произношу, не сводя с тебя своих испуганных глаз. Почему уже в самом начале, ты подействовал на меня так, что опускаешь перед другим мужчиной на колени, я впервые за все время почувствовал, что мне это невыносимо сложно. Что это кажется таким противоестественным, как будто ты смотришь на меня и понимаешь, что я предаю тебя. Я иду на измену, чтобы выбить из себя каждую ноту твоего голоса. Каждый звук, который резонансом прошелся по моим нервным окончаниям, вырывая их с корнем. Ты подействовал на меня, как поток ледяной воды, в которую я окунулся и почувствовал, как все мое тело охватила судорога, из-за которой, меня начало утягивать на дно. И ты не озеро. Даже не океан. Ты горная река. С острыми камнями на своем дне, о которые я обязательно разобьюсь, когда поток меня протащит по вершинам и сбросит с водопадом. Хочу ли я этого? Хочу ли я просто знать, что именно ты и выдернешь меня из воды, заставляя мои легкие, вновь заполнится кислородом? Откуда я могу знать, что твои желания... они звучат в унисон, вместе с тем, как твой же голос все бьется и бьется у меня в голове. В моих мыслях, которые и мешают мне сосредоточиться. Я всего лишь шагнул под колеса твоего автомобиля и хотел, чтобы ты нажал не на тормоз, а прибавил бы скорости. Я всего лишь хотел оборвать собственную жизнь, а не влюбляться в человека, который даже бы и не вспомнил меня на следующий день после того, как провел бы со мной одну лишь ночь.
  Ты мне сейчас мешаешь. Или я лишь думаю, что это именно ты. Ты случайный прохожий, каких в моей жизни уже было сотни, а мужчина, в чьи глаза я всегда боялся смотреть, часть моей повседневности. Он и есть хозяин этих самых дней, которые я проживаю и не помню того, чтобы я заставлял его злиться. Не помню, чтобы его лицо хоть когда-нибудь настолько сильно было искаженно яростью из-за моей невозможности выполнить то, чему он меня все эти месяцы учил. Обыкновенное послушание тогда, когда он этого ждет. Обыкновенная необходимость говорить с ним, когда он задает мне свои вопросы. Это все. У нас с ним ведь нет разговоров после того, как он со мной наиграется. Даже в дни, когда он водит меня по выставкам и ресторанам, где представляет своим партнерам. Мне нужно лишь держать себя рядом с ним спокойно. Нужно лишь показывать то, во что он же и вложил свои деньги, чтобы я мог поддерживать любой разговор, а после тихо стоять рядом и ждать его нового приказа. Все это было очень легко, но не сегодня. Я все еще на улице. Я все еще стою на обочине дороги и жду. Жду, когда твой автомобиль покажется на горизонте, чтобы я мог сделать свой шаг. Я все еще на асфальте, с которого именно твоя рука, прожигая меня насквозь, помогает мне подняться. Он так часто оставлял меня лежать, задыхаясь от боли после его гнева, что я ведь и не сразу осознал, что ты мне помогаешь. Вздрагивая... как будто в ожидании нового удара, а не помощи. Почему же я тогда сейчас не могу вновь забыться? Зная, что должен. Понимая, что это необходимо, чтобы ЕГО ярость утихла, и сегодня вечер прошел спокойно и тихо. Я ведь не сумею... не сегодня, вынести его настроение, если в нем будет все больше злости, которую он обязательно откроет, давая моему телу ее впитать. Он вобьет ее мне под кожу, оставляя следы власти, которой я подчиняюсь. Сейчас... когда его ладонь  с силой оставляет пощечину, я лишь пытаюсь заставить себя молчать. Не двигаться. Вернуть себе должную покорность, с которой мой взгляд всегда направлен в пол. Я стараюсь не показывать боли, которая пульсирует у меня под кожей и он ее видит. Ему не нужно проводить ладонью вдоль моего позвоночника, чтобы чувствовать то, как я начинаю дрожать в ожидании своего наказания. Его один выдох, чтобы я уже точно знал, что синяки с моего тела не сойдут долгие недели. Чтобы я точно знал, что он же им и не позволит сойти, пока я не заслужу его прощения. А это сложно. Это означает, что каждый вдох кислорода, будет даваться через сдавленное горло и мои слезы. Тихие. И лишь в те моменты, когда я заберусь под воду в душе, где даже я сам не пойму, что мое лицо мокрое от слез, а не из-за воды.
  - Вставай. Живо!
  Я успел лишь ухватиться ртом за воздух, когда почувствовал, как он, ухватившись за мои волосы, дернул меня в сторону от места, где мы были с ним вдвоем. Если бы ты только понимал, с какой ненавистью я сам путаюсь собственные пальцы в своих же волосах. Знал бы, как сильно мне иногда хочется их сбрить, чтобы не позволять ему больше никогда натягивать корни, заставляя меня задыхаться от боли и чувствовать, как я не успеваю за ним. Стараясь держать себя на ногах, но резко падая, ударом колен об пол. С острой болью и хрустом костей, когда я скольжу рукой по полу, заставляя себя встать ровно. Так, как должен, не смотря на то, что сейчас мы оказались с ним в самом центре клуба, куда теперь будут направлены все взгляды присутствующих. Он еще никогда не забавлялся со мной на публике. Все это было лишь в его доме или в отдельной комнате, которых в этом заведении не мало. Но еще никогда... блядь. Я вновь не слышу его голос. Не слышу его приказа. Лишь почувствовав, как он дернул мою голову назад, натягивая волосы до того состояния, что корни сейчас просто поддаваться и клок моих волос окажется в его руке.
  - Если ты еще раз, проигнорируешь мой приказ, Клемент, ты сегодня же окажешь в борделе, откуда ты вряд ли уже когда-нибудь выйдешь. Я чувствую, как напрягается мое горло, когда я пытаюсь протолкать слюни. Как оно сдавленно пытается справиться с потоком воздуха. Тяжелым и жарким. Под тихие слова мужчины, когда он смотрит прямо в мои глаза, и я замечаю то, как его зрачки расширяются. Каждое его слово. Оно не звучит громче, чем дышу я сам, но каждое из них, правда, которой я и подчиняюсь. Это и не позволяет мне уйти. Не дает и шанса на свободу. Даже если я попытаюсь. Даже если захочу что-то изменить. Я там уже был. С ним. И видел то, что ждет меня, если я, лишь попытаюсь сделать шаг в сторону. Если я всего лишь... - раздевайся, Клемент. Полностью. И не заставляй меня ждать, - ты ведь рядом. Я чувствую это. Твой взгляд. Не знаю, как я могу описать то, что позволяет мне ощущать, что один из взглядов, которые сейчас направлены на меня, принадлежит именно тебе. Я просто это знаю. Пусть и не оборачиваюсь, чтобы убедиться. Найти тебя. Заставляя самого себя думать только о том, чтобы исполнить то, что мне приказали сделать. Чувствуя, как чуть заметно дрожат мои пальцы. Когда я расстегиваю ремень на своих брюках и стягиваю их с себя. Мне это не нравится. Не нравится осознавать, что сейчас для всех будет показано то, что каждый раз оставалось за закрытыми дверями. Я никогда не любил слушать чужих снов. Не любил находиться у ног своего же хозяина и слышать, как он же тихо скользит пальцами по моим плечам, наблюдая за сценами на этом самом помосте, где сейчас нахожусь я. И мурашки, которые всегда ползли вдоль спины... они сейчас замерли. В оглушающем страхе того, что мне предстоит пережить.

•• •• •• •• •• •• ••
Люби меня бессмысленно и честно,
Не забывай! Люби меня, прошу!

Когда тебе внезапно станет плохо,
Когда не вспомнишь моего лица...


Я сжимаю пальцы.
Раз.
Прогибаясь в спине, хотя цепь, что идет от моей шеи вниз, не позволяет мне выпрямиться. Подтянуть себя на руках вверх. Лишь колени. Свободны они и я чуть просаживаюсь, когда удар тяжелой плети проходит по моим бедрам и ягодицам.
Два.
Я заставляю себя сосредоточиться на счете. Знаю, что он может остановиться и потребовать у меня цифру. Точную. Или мне вновь придется считать сначала.
Три.
Он не жалеет силы, вкладывая ее в свои удары. Разрисовывая мою спину. Каждую мышцы, которую сейчас стягивает судорога, и я стараюсь лишь дышать, глотая каждый стон, который рвется из груди наружу. Он их не любит. Тем более здесь. При всех. Он не любит, когда мое тело слишком яростно сопротивляется боли, и я бьюсь в конвульсиях от спазм, которые стягивают каждый нерв, как будто все они оказались оголенными и он по ним пустил ток.
Четыре.
Так мало. Или это всего лишь мне кажется. Минуты. Хлесткие удары, которые обжигают кожу, но спустя некоторое время, я могу уже чувствовать, как плеть ложится ровно по тем же самым следам, которые уже были выжжены у меня на коже. Вновь. Еще. Так, чтобы я ощутил и то, как следы начинают кровоточить. Не дышу. Просто больше не могу. Хвататься за воздух. Вдавливая пальцы в ладони. Не могу. Почти ничего не видя. Лишь то, как пол перед глазами расплывается. Как волосы, упав на лоб, липнут, мешая мне видеть лица людей перед собой, когда я осмеливаюсь поднять голову. На шум. Нет. Не в моем сердце. Оно бьется сейчас в моих висках. Натягивая вены. Чувствуя, как крик подступает к горлу, и я его удерживаю. Давлюсь. Чуть-чуть. С трудом. На шум. Он где-то в стороне. Я не знаю. Почему он меня привлекает. Почему он намного громче, чем очередные удары по моему телу. По дыханию за моей спиной.
Ведь это ты.
Ты.

  Я никогда не буду принадлежать к тому числу людей, которые знают, что такое - сила. К числу людей, которые управляют жизнью, а не подчиняются ей. Быть тем, кто может дышать именно тогда, когда сам того пожелает и не ждать каждый раз, что последует приказ больше никогда не давать кислороду задевать мои легкие. Может... может, так даже будет лучше, чем эти пустые вдохи и выдохи, которые все равно ничего для меня не несут. Если было бы иначе, я бы сегодня не решился насмерть. Я сегодня бы прожил свой обычный день и вечером уснул очень быстро. Из-за усталости. Из-за боли в мышцах. Иногда это очень легко. Отключится. Разом. Иногда, но, кажется, теперь я лишен и этого. Я с трудом поднялся с пола, на который рухнул, стоило ему лишь отцепить руки, которые все это время держали цепи, выворачивая мои плечи, стоило мне лишь чуть шевельнуться. С трудом, когда за шумом в висках услышал его приказ убраться. Меня в этот раз не нужно было просить дважды. Под твоим же взглядом. Когда мои ноги с трудом меня слушались. Я скрылся в одном из коридоров за общим залом. Тут есть комната. Где я сейчас и останусь. Закрыв плотно за собой дверь. Роняя брюки, которые успел подхватить, когда уходил из зала. Дыши. Я прошу себя об этом. Дышать.

Отредактировано Clement Steilmann (21.02.2018 20:18:18)

+2

7

я продолжаю падать,
я продолжаю ударяться о землю,
но я всегда встаю, чтобы увидеть, что ждёт меня дальше

Боль и удовольствие зачастую идут наравне, и те, кто этого не понимает и не знает, упускает возможность взобраться на самый пик наслаждения. Я до сих пор чувствую дрожь в запястьях от увиденного на сцене, от тебя, и я не могу отвести своего взгляда. Осколки стекла, вошедшие мне под кожу, не доставляли мне никакого дискомфорта, в отличие от того, что я видел на сцене. Тебе ведь должно это нравиться. Или нет? Неужели ты совсем против своей воли оказался в подобном клубе? Ты что-то должен ему? Тому, кто замахивается над тобой так, словно ищет возможность поиздеваться. Я не смог не заразиться его злостью, отчего и привлек к себе внимание разбитым стаканом. Все это из-за тебя. Ярость просыпается во мне со той скоростью, с какой алкоголь проникает в мою кровь. Мои глаза вспыхивают, когда я вижу твои. Я бы не поверил в то, что ты все-таки здесь не зря, если бы не увидел в тебе огня. Только твой хозяин.. хм, он тушит его в тебе, вместо того чтобы раззадорить тебя. Я дергаю за свой галстук, чуть оттягивая его и мотая при этом головой. Мне больших усилий стоит сейчас остаться на месте и не нарушить правила клуба, чтобы не подняться на сцену и не остановить весь этот ужас. Ужас, что живет в твоих глазах. Я не зря оказался здесь, а ты, видимо, не зря шагнул под колеса именно моей машины. Но кто ты такой? Я даже не знаю твоего имени, а уже ведомый пошел следом за тобой. Я здесь не для того, чтобы останавливаться на полпути, а твоя дрожь.. вызванная отнюдь не удовольствием, заставила меня задуматься. Может, я и правда просто хочу помочь тебе. А может, ты тянешь за канат, конец которого закреплен на мне, а не собираюсь его натягивать, и вместо этого иду за тобой. Против твоей воли? Твои глаза говорят мне об обратном.

http://savepic.ru/8935803m.gifhttp://savepic.ru/8936827m.gif
.     .     .     .     .     .     .     .     .

  То, чему суждено произойти, обязательно произойдет, а чему нет - то не случится никогда, как бы об этом не умолять, стоя на коленях, саму судьбу. Мой отец понял это слишком поздно, когда его планы сделать из меня его приемника рухнули и рассыпались на мелкие камни, о которые он спотыкается до сих пор. Я не фаталист, но в судьбу все же верю, как и в то, что ее можно изменить. Ты поймешь меня, позднее, когда сведешь с ума настолько, что лишишь меня всякого сна. Много лет мое сердце молча спало внутри меня, более того - мне это не мешало, а помогало в жизни в делах, галерее, а сейчас я понимаю только то, что я очнулся. Я очнулся в новом месте, за столом, где я сижу и смотрю ну мужчину, совершенно мне незнакомого, но успевшего меня чем-то зацепить. Как на удочке. Крючок вошел слишком глубоко, задевая ребра и цепляясь за них. Я сглатываю тяжелый ком в горле и тяжело выдыхаю. Мне нужно прийти в себя и унять ярость, с которой я поднял глаза на твоего хозяина. Сколько же он платит тебе, чтобы ты через силу терпел то, что выбивает из тебя последние чувства? Ты в курсе, что он перебарщивает? Конечно, ты в курсе, но ты терпишь и я чувствую, как подсознательно начинаю на это злиться, хотя у меня нет никаких на это прав. Быть может, потому и злюсь? Мне чертовски хочется курить, но если я сделаю это, то упущу время. Я привык быть свидетелем совершенно иных вещей. Я знаю, что такое, когда наркотик бежит по твоим венам, будоража кровь и переворачивая изнутри каждую клетку. Подобные вещи - мой наркотик. Я употреблял их какое-то время, и, благодаря своей воли сумел отказаться от них, только не от тех чувств, которые я испытываю, когда в моих руках оказывается розга, однако, полное удовольствие мне приносит связь между мной и моим партнером, которая возникает в тот момент, когда он опускается на колени. Знал бы, как я бы хотел опустить тебя на них, но сперва я хочу понять и узнать, правда ли мне почудилась в твоих отчаянных карих глазах, от которых я больше не в силах отвести взгляда?
  За ними я следую сейчас.
    Я поднимаюсь со стула, не медля и секунды, попутно захватывая салфетку со стола, которой пытаюсь оставить кровь из своих ладоней. Мне некогда. Я только знаю, что сейчас должен найти тебя, а на все остальное плевать. Сколько бы не пришлось блуждать по коридорам, я буду это делать для того, чтобы найти тебя и спросить, действительно ли тебе не нужна помощь? Я просто не выкину это из головы. Раз я пришел сюда, за тобой, я не успокоюсь, пока не поговорю с тобой. Все это я пойму лишь после, когда окажусь один у себя дома и вспомню все события сегодняшнего дня, а пока, следуя по неизвестным коридорам, я не думаю ни о чем. Сжимаю в руках салфетку, сминая ее обеими руками, оглядываясь по сторонам. Мне нельзя здесь находиться. Да, я знаю. Но если бы я в жизни соблюдал все правила, то не стал бы тем, кем я являюсь сейчас. Думаешь, я самый порядочный человек? Нет, я не такой и часто поступаю неправильно, но именно такие мои поступки приводят меня к тому, чего я желаю больше всего. Сейчас я желаю тебя. Найти тебя. Я видел немало таких парней, как ты, но ни у одного не было столько выстроенных стен вокруг себя. Я не люблю неискренние улыбки смазливых мальчиков, меня намного больше привлекает глубина едва заметных на первый взгляд морщинок около глаз, которые появляются в момент, когда ты зажмуривал глаза. Я все же открываю пару раз не те двери, но каждая из комнат, куда я случайно попадал оказывалась пустой. Пробегая пальцами по ослабленному галстуку, я хмыкаю себе под нос, когда слышу чьи-то шаги позади меня. Думаешь, я боюсь, что меня могут вышвырнуть отсюда? Зря, ведь я никуда не уйду. Я прибавляю шаг, не оборачиваясь, пока не настигаю одной из прикрытых не до конца дверей. Откуда я знаю, что ты там? Я просто слышу твой голос. Ты слишком много молчал на помосте, зато эти знакомые нотки я слышу за дверью сейчас.
     Я оказался прав. Стоило мне заглянуть в комнату, уверенно распахивая дверь прямо перед собой, я вижу тебя, а точнее то, как ты быстро пытаешься прикрыться полотенцем. Я дергаю уголками губ, разглядывая твою спину. Я забыл постучать в дверь, а это, должно быть, совсем невежливо, не так? Но я не жалею. Ни капли, - Твои раны сами не заживут, как минимум стоит найти врача, который их тебе обработает. Держи, - мой голос звучит уверенно и строго, когда я протягиваю тебе один из своих платков, который я при тебе вытащил из кармана. Слезы - это нормальное явление, особенно, когда тебе приходиться терпеть то, что приносит тебе одно сплошное разочарование. Склонив голову, я засунул одну руку в карман брюк. Я жду, что ты попросишь меня уйти из комнаты, о которой я не имею ни малейшего понятия, но судя по всему, это твое перевалочное место. Я даже даю тебе возможность в виде времени, чтобы ты попросил меня уйти, но при этом я уже подсознательно чувствую, что меня ты отчего-то рад видеть больше, чем своего хозяина. Я ведь слышал что-то истеричное, когда открывал дверь, представляя себе, что у тебя сдают нервы. Но если так, какого черта ты это терпишь? - видимо, ты задолжал ему баснословную сумму денег, - я вольно прохожу дальше в комнату, уверенно делая шаг за шагом и осматривая ее. Недурно. Владелец данного заведения хорошо заботиться о своих клиентах и своих подопечных, и вовсе неудивительно, что стоимость нескольких мероприятий переваливает за четыре и пять цифр. Мне не нужно повторять дважды, обычно я понимаю все с первого раза, но видимо я ослышался, там, на дороге, что у тебя все хорошо. Как доказательство этому - твое состояние сейчас и твои глаза, которые ты стыдливо от меня прячешь. Не надо. Я здесь не для того, чтобы осуждать тебя. Я и сам пока не могу ответить на вопрос: какого черта я не поехал на работу, а пошел за тобой? Хотя бы ради этого момента.
    Я осознаю сейчас, что перехожу черту и вообще лезу не в свое дело, но ты первый ступил под мою машину, нарушив все мои планы, а теперь пришла моя очередь также без спроса вмешиваться в твою жизнь. Я ни сейчас, ни после не пожалею об этом. Я стою неподалеку от окна, у идеально заправленной кровати, все еще держа одну руку в кармане. Я, кажется, хотел покурить. Да. Черт, да, как же мне этого хочется. Ты не будешь возражать? Еще на одно мое бесцеременное вмешательство в твою жизнь. Еще я уверен, что ты боишься, что нас могут застать. Твой хозяин, который вряд ли будет мне рад. Вытащив портсигар, а следом и зажигалку, я положил их на подоконник. Постучав сигаретой о крышку портсигара, я перевел на тебя взгляд, вставляя сигарету в рот: - меня зовут Стефан, могу я узнать твое имя? - я не задержу тебя надолго, поверь мне, просто ответь мне этот вопрос. Мне уже хочется узнать, как оно звучит и каково оно на вкус на моем языке. Закуривая, я сделал пару шагов по комнате в твою сторону. Пока горит эта сигарета, у нас есть время. Покажи мне, что я не ошибся и что в тебе есть огонь. Достаточно лишь попросить помощи и я предоставлю тебе ее. Просто так. Просто потому что у меня щемит где-то внутри, когда я смотрю на тебя и пытаюсь понять, почему ты оказался под колесами именно моей машины, и в чем была причина. Неужели, ты оступился? После увиденного мною на помосте, я уверен, что здесь есть иная причина. Ее можно прочитать по твоим глазам. Достаточно не прятать их от меня и не бояться посмотреть мне в глаза. Я делаю очередную глубокую затяжку, позволяя никотину проникнуть в мои легкие. Ладонь еще немного шипит от осколков. Ты смотрел в мои глаза и видел, что происходит  в них, но ты не один понимал в чем дело. Так поговори со мной.

+2

8

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Знание правды не всегда помогает. Знание правды не всегда ведет к спасению. Иногда, это знание, загоняет в тупик, из которого действительно больше уже нет выхода. Я в этом убедился. Я был в этом убежден многие годы, и я не просил помощи. Не просил. Ни у кого. Я ведь сам сделал этот выбор. Сам. Тогда. Когда обо всем узнал…
Когда…
- Тина, стой! СТОЙ!
Моя рука скользит по локтю девушки. Еще совсем юной. Слишком. Я пытаюсь ее удержать. Заставить ее успокоится и посмотреть на меня. Я могу все уладить. Я смогу. Пусть я и не понимал, что происходит в жизни ее брата, с которым мы так долго были знакомы. В жизни человека, который помог мне вырваться из семьи и начать самостоятельную жизнь. Пришлось прожить вместе с ней момент похорон. Пришлось пройти самостоятельно те минуты, когда я вошел в нашу с ним квартиру и пытался зажать его разрезанные вены, умоляя его продолжать жить. Я не понимал… правды. А теперь.
- Тина. Я все улажу. Обещаю.
Ее тихие всхлипы. Мою грудь. Я просто не знаю. Что мне делать. Но…я даже еще не знаю, что когда-нибудь, именно ты появишься уже в моей жизни и поможешь именно мне. Но, все будет лишь в будущем, когда сейчас. Сегодня. Я просто не знаю, что мне делать.
И боюсь.

Все стелим моменты в слова.,
А я иду к тебе как обреченный.
Услышать все заново.
Жаль, что этот раз это не будет все...
https://i.imgur.com/3Ubu76l.gif https://i.imgur.com/qNAG5MC.gif

  Иногда приходится подчиняться правилам, которые диктуют люди, а не просто жизнь, которой ты пытаешься сопротивляться, давая ей понять, что сильней, чем любые препятствия, что она подкидывает. Иногда приходится подчиняться именно людям, потому что их сила намного больше той, которая живет в нас самих и этим приходится считаться. С этим приходится учиться жить. Не ради себя самого, а тех, кто в тебе нуждается. Кто в тебя верит и надеется, что ты сделаешь все, чтобы уберечь не самого себя от ошибок, а именно их.  Ты меня, возможно, даже не захочешь понимать. Ты, возможно, скажешь, что я слишком слаб и мне было проще подчиниться, чем искать иные варианты, чтобы защитить человека, который даже мне не является близким или родным. Нет. Пусть. Ты можешь меня осудить. Ты можешь во мне разочароваться. Пусть. Сейчас. Ты посмотришь на меня тем самым взглядом, который я видел уже сотню раз, и мне… я постараюсь соврать, что мне не будет больно. Я постараюсь смотреть в твои глаза и врать, что мне неважно то, что ты думаешь обо мне. Как ты мыслишь и то, что в твоих глазах я могу увидеть отвращения ко мне. Я постараюсь. Чтобы хотя бы с тобой, но у меня получилось защитить самого себя. Я постараюсь, чтобы ты поверил и после, я сумел бы закрыться в себе еще больше. Сильней. Не чувствовать той обиды, которой во мне еще никогда до тебя не было. Еще никогда я не чувствовал, что так сильно хочу зависеть от человека. От единственного человека, который помог мне подняться и на секунду, через одно лишь прикосновения, я почувствовал осторожность, которой в моей жизни уже давным давно нет. Ты… ты можешь думать что угодно, но я постараюсь сделать так, что твое разочарование во мне, не отразиться шрамами на моем сердце, в котором так пусто и тихо, пока оно вдруг не слышит твой голос. Ты не смеешь. Так влиять. Лишь своим появлением. Вдруг. Неожиданно. Ты не смеешь. Я тебе не разрешаю. Не хочу. Ведь дверь закроется. И я вновь останусь один. Но только уже с твоим разочарованием. И это… лучше еще вынести несколько ударов хлыстом и понять, что раны не исчезнут. Будут шрамами. Но на теле, а не в моей душе.
  Я пытаюсь дышать. Сейчас. Хватая резко ртом воздух. Я стараюсь успокоиться. Задушить подступившую истерику. Я ведь понимаю, что во всем виноват сам. Только я один. И наказание, которое сегодня было, заслуженно. И ты это вполне можешь подтвердить. Если ты точно такой же. Как и он. А ты именно такой. Думаешь, я не почувствовал? В том прикосновении. Кажется, твоя сила. Любовь к власти. Я выбил своим появлением землю из под твоих ног. Нарушил спокойствие. То равновесие, которому подчиняются все по твоей воле.  Я это почувствовал, когда ты прикоснулся ко мне. Через ток, который пробежал у меня по венам. Ты такой же. И ты можешь лишь сказать, что я сам заслужил этих слез, которые сейчас крупными каплями катятся у меня по щекам, и я даже не пытаюсь их больше сдерживать. Я стою, держась пальцами за края раковины, всего лишь стараюсь не терять дыхание, когда смотрю через пелену слез на воду. Я не слышу. Даже того, как колотится сердце в моей груди. Тем более не слышу того, как приоткрылась дверь в комнату. Она не такая уж и большая, но в ней оборудовано все то, что может понадобиться для того, чтобы была возможность уединиться с клиентом этого клуба. И вновь. Как будто в груди пропустило один удар сердце, когда я вздрагиваю. На твой голос. Резко обернувшись. Я так и не привел себя в порядок. Я даже еще не оделся. И мне приходится быстро потянуться за полотенцем, чтобы обернуть его вокруг своих бедер. Ты ведь понимаешь. Как это больно. Соприкосновение грубой ткани с кожей, которая до сих пор пылает огнем после порки. Кровь уже слегка засохла, но еще нужно немало времени на то, чтобы я сумел выдержать без боли прикосновения к спине и бедрам. Я… я вижу по твоим глазам. Ты это знаешь. И эта секунда, пока я смотрел на тебя… до того, как быстро опустить голову, отводя свой взгляд. Чего ты хочешь от меня? Ты заплатил ему? И почему с твоим голосом, вдоль моего позвоночника вновь бежит дрожь. Просто от его строгости. Властности, которую мне хочется слышать. Именно от тебя. Я не могу… понять, что творится, когда ты вновь вторгаешься в мою жизнь, где нет места никаким чувствам. И ведь это невозможно. Так сразу. Чувствовать, как тебя тянет к постороннему человеку, который… который должен был сесть в свой автомобиль и уехать. Разве у тебя нет дел?
  Мои пальцы быстро скользят по глазам. Я просто пытаюсь избавиться от слез. Избавиться от слабости, которой поддался, когда остался наедине с самим с собой. И я… я так и не взял от тебя платок. Не осмелился. Почувствовать вновь легкое соприкосновение, которое обязательно было бы, стоило мне лишь протянуть к тебе свою руку. И… почему я не прошу тебя уйти? Все еще растерянный. Все еще не понимая, зачем ты вообще нашел меня. Тебе ведь было нельзя. Входить сюда. Только если…
  - Он вам нужен больше. Ваша рука, - я заметил. Кровь. Когда ты протянул платок. И кажется, я знаю, что это именно ты разбил стакан. В зале. Во время моей порки. Заставил стекло войти под кожу. Зачем? Я не понимаю. Того, что происходит. И что если, ты был не случайный водителем, чей автомобиль я выбрал, чтобы оборвать свою жизнь. Ты понял. То, что  не просто не увидел тебя. Понял и если ты знаешь его, то все ему расскажешь. Только почему-то мне хочется оправдаться перед тобой? Рассказать правду. Сделать так, чтобы ты не думает, что деньги именно то, что меня заставляет терпеть боль. Терпеть унижения. Ты же видишь. В моих глазах. За те короткие промежутки, что мне приходится умолять свое тело не придавать меня. Мне приходится. И мне нужно… чтобы ты не смотрел на меня с тем самым разочарованием, которое обязательно в тебе появится. Пусть оно придет чуть позже. Прошу. Мне пока хочется… хотя бы на секунду еще задержать на тебе свой взгляд. Наблюдая за тем, как ты свободно чувствуешь себя в этой комнате. Пока я не могу пошевелиться, ощущая, как все мои мышцы сводит судорогой. И не от порки, которую ты видел и следы которой, теперь хранит мое тело. Мне просто становится мало воздуха, а мне хочется сделать больший глоток, теперь уже с запахом сигаретного дыма. Чуть поморщиться и сказать тебе, что я ненавижу, когда рядом со мной курят. Не в замкнутом пространстве. Но… просто пусть это будет не так.
  - Клемент, господин. Меня зовут Клементом, - мой голос звучит чуть хрипло. Я слишком долго молчал, а слезы, которые душили меня до этого, все еще стоят комом в горле. Я чуть закусил губы. Теперь уже не сводя с тебя своего взгляда. Если бы ты только слышал мои мысли. Слышал то, о чем я тебя сейчас молю. Повторяя раз за разом лишь то, чтобы ты не оказался человеком, с которым мне придется спать для того, чтобы он остался доволен. Я... я не хочу. Не так. Ты... ты разве поймешь? Холод, что обкатил меня изнутри и вновь заставил пересохнуть горло, - мне принять душ или вы… вы хотите так? – мне пришлось. Подчиниться всем правилам. Чтобы спасти девочку, которая не справилась бы с тем, с чем теперь живу каждый день я. Всего лишь выполнять приказы. Всего лишь пытаться не думать о том, что боль входит под кожу все глубже, заставляя вены гореть огнем. Она бы прожила несколько дней в этом аду, а после, как и ее брат пошла бы по той дороге, где можно избавиться от всего и сразу. Она все, что осталось. И, она моя семья. Чтобы не было пустой квартиры. И, чтобы хоть кто-то, но ждал меня. Пожалуйста. Просто скажи сейчас… что ты действительно случайный человек, который сегодня захотел стать чем-то иным, а не тот, с кем мне приходится сейчас расплачиваться за то, что натворил мой друг. И даже… если ты сейчас просто уйдешь. Это будет лучшее вознаграждение за то, что сегодня, я все же остался жив. И мои эмоции, которые сейчас бьются у меня в сердце, они стали правильными. Ведь… мне хочется быть просто человеком, которого могут полюбить.

Отредактировано Clement Steilmann (16.05.2018 19:42:35)

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » .сердце рвется из пустоты ‡флэш