http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » unless you make it real ‡флеш


unless you make it real ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://78.media.tumblr.com/451ec9e4b4938a73431798e3a2f3242c/tumblr_oz2dxnzzdM1qdqywso1_1280.png

Кадди - это не просто фамилия, а список обязанностей, который необходимо выполнять беспрекословно, подчиняться и соответствовать ему. И когда ошибки детей еще можно чем-то прикрыть, то грязное белье родителей подобно снежному кому сносит все на своем пути.
Мы - Кадди, и мы в ответе за все, что происходит в кругу нашей семьи.

Нейтан, Финн, Нисса
Ирландия, начало 2014

одежда

https://78.media.tumblr.com/b38a0d0fddc11c5d9be7f41f2094459e/tumblr_oz2dc51G7R1qdqywso2_250.png=https://78.media.tumblr.com/e01c8446f6f802e757bd3103f8c3d4b8/tumblr_oz2dc51G7R1qdqywso1_250.png
https://78.media.tumblr.com/7a4ed14df53ea8fd9b93158b00c42aaf/tumblr_oz2dxnzzdM1qdqywso2_250.png
https://78.media.tumblr.com/6e5753d90f409aaf7133751cded14b7e/tumblr_oz2dxnzzdM1qdqywso3_500.png

Отредактировано Nathan Kaddy (10.11.2017 07:05:03)

+2

2

Я ненавижу свою семью.
Я так сильно ненавижу свою семью, что мне хочется сказать им это в лицо, прямо во время очередной попытки воссоздать семейную идиллию, того видения, которое мы преподносим окружающим нас людям: работающий муж с блестящей карьерой, красавица жена, что родила ему троих детей, вдвоем – образцовые родители, что вырастили и воспитали троих замечательных детей, двух будущих юристов, что так же продолжат славную традицию, напоминая о том, насколько влиятельная эта фамилия и как хороши они в данной сфере. О Кадди будут помнить, они всегда будут известны и безупречны…
Все. Не могу. Я реально просто не могу.
В шестнадцать лет я мечтал лишь о том, как уеду из поместья, обрету свободу дышать самостоятельно, а не под пристальным вниманием отца, вечной зубрежки и разыгрывания сценок суда в свободное от уроков время. Мой распорядок дня был таков: утром и днем школа, потом сразу же домой и занятия с отцом, а вечером я падал без сил на кровать, пытаясь удержать в голове все полученные знания и понимая, что скоро либо она взорвется, либо я сойду с ума. Мама всегда заглядывала ко мне, снимала рубашку и брюки и укрывала одеялом, оставляя на тумбочке рядом стакан молока и небольшую шоколадку, чтобы утром я проснулся и первым делом увидел такой небольшой подарок и этим минуты до того, как разносится звучный голос отца, собирающего в школу, я смогу посвятить лишь себе и сладости. Удивительно, что это было чуть ли не единственным, что я вспоминал о ней, что она делала для меня, ведь Онора в воспитании старшего отпрыска предпочитала оставаться в сторону и не вступать в конфликт с мужем, несмотря на то, что растили не ребенка, а машину с идеальной программой. Настолько совершенной, что никто из сидящих за столом не упрекнут меня в том, что я никогда не приму поведение матери, не защищающее свое дитя, закрывающее глаза на все, что происходит в семье; что не прощу отца за то, что лишил меня самого важного в жизни человека – эмоций; Ниссу, для которой я стал объектом ненависти за то, что пытаюсь держать в семье порядок и защищаю брата, ведь на него все накидываются; и даже Финна. Как бы я не хотел его винить, но его агрессия, что выливалась в стычки, тем более, физические, совсем не способствовало тому, чтобы спокойно посидеть вместе пару часов, поесть, поговорить о той же погоде и политике, и разойтись каждый по своему углу. Я понимал, что Неирин пытается сохранить имидж нашей семье, но все же можно было придумать отмазку в виде: детки выросли, уже вьют свои семейные гнездышка, старший сын уже в браке, нет на все времени и прочее, но шотландец упрямо собирал нас вместе. Снова и снова.
Наверное, даже в параллельной вселенной подобное не произойдет.
Никогда.
- Нейтан, мой мальчик, - отец раскрывает свои объятия, чем немало меня удивляет, приветствуя таким способом, обычно мы просто пожимали друг другу руки и на этом расходились.
- Отец, - почтительно, и похлопываю его по плечу. После недавнего отравления, в чем я подозревал конкурентов, он выглядел чересчур бодрым и довольным. Впрочем, мало ли, какую удачную сделку он сорвал и хотел похвастаться.
- Как у тебя дела? Как жена? Не слишком расстроилась тем, что мы не пригласили ее на семейную трапезу? Сам понимаешь, я хотел собрать всех нас пятерых в узком кругу, давно такого не было, - он отводит меня к столу сам, чего обычно не делал, да никогда.
- Все хорошо, она как раз хотела проведать своих, - я не говорю о том, что «своих» означает далеко не родственников, а друзей, коих у нее была тьма тьмущая, ведь Трис выбрала заботу о домашнем очаге, совершенно не понимая, что он из себя представляет. Но я не жалуюсь. Это моя жена, как ни крути. - И я понимаю.
Как обычно, я приехал первым, стол уже был накрыт, над ним изрядно потрудилась мать, что-то, а порой казалось, что в готовке она находила спасение от того, как развалилась ее семь, не предпринимая ни единой попытки сплотить ее и хоть что-то сделать, гораздо проще закрыть глаза, притвориться, придумать свой мир, поэтому в доме царил порядок с ее легкой и заботливой руки. Вместо естественного освещения на столе стояли свечи, создавая приятный полумрак, в том числе и с камином, а из колонок лился до боли известный трек из числа сотни лучших всех времен и народов. Я снова выбираю место посередине за столом, чтобы стараться в очередной раз улаживать конфликт, что непременно грянет между братом и отцом, уповая на то, что дело не дойдет до драки. Дотягиваюсь до графика с лимонадом, сегодня я за рулем и планировал уехать домой, и дороги будут пусты, в его распоряжении будет вся квартира и можно будет уже выпить и включить какую-нибудь передачу по телевизору, наслаждаясь своим видением идеальных каникул – одиночеством и тишиной. И мечтал об этом с момента, когда отец очень настаивал на этом сборище. Я реально не понимал зачем, потому что удачно избегал подобные предложения уже который год, лишь приведя жену на знакомство пару лет назад и все, очень легко было оправдываться тем, что у меня есть семья. Хорошо хоть, не вставал вопрос о детях, потому что я совершенно не представлял, как я могу воспитать ребенка, если у меня есть лишь одно отвратительное представление об этом перед глазами.
- Мама, - я улыбаюсь этой женщине, что положила мне руку на плечо и коснулась губами щеки, - как твое самочувствие? Может, следовало остаться лежать? – касаюсь ее руки, что все еще лежит на моем плече.
- Все хорошо, милый, я к тому же ужасно соскучилась по дому, - она сжимает мое плечо и убирает руку, чтобы сесть на свое место.
- А малышка?
- Просто ангел, - и на лице мечтательное выражение, а ее рука коснулась живота.
Интересно, она была так же счастлива, когда вынашивала меня?

+2

3

***
середина сентября, 2013

- Милый, ты можешь приехать домой?.. – Дальше я уже не слушал. Через час я был в Лондонском аэропорту, а еще через полтора мы приземлились в Дублине. Меньше часа спустя – я стоял на пороге родного дома, годами который видел лишь через объектив. Когда дверь открылась, то сумка с вещами безвольно упала из моих рук в тот же миг, как только я увидел её. Пусть она выглядела не так живо и жизнерадостно, какой я всегда ее помнил, это не отменяло факта моего оцепенения.
Я был уверен, что всё в прошлом, забыто… Пять. Чертовых. Лет.
Пять чертовых лет мы не виделись вот так очевидно, так близко и явственно, как сейчас в этот теплый сентябрьский день.
- Мальчик мой, - на ее глазах выступили слёзы, вслед за которыми крупными каплями они потекли и у меня. Мы крепко сжали друг друга в объятиях, словно жаждая восполнить всю пустоту разлуки этих нескольких лет, и простояли так, наверно, полных пять минут, боясь разжать руки и снова отпустить друг друга.
Я не позволю этому снова случиться. Не бойся, любимая.
- Я так скучал, родная моя, - я бросился расцеловывать ее лицо, все еще всхлипывая тяжело от накатившего счастья, а она в ответ хрипло посмеивалась.

***
спустя пару дней

- Финн, мне нужно тебе кое-что рассказать, - она утянула меня рукой за собой, требуя сесть на кровать подле. Вид у Оноры был крайне тревожный и вообще женщина выглядела как-то болезненно: осунувшееся лицо, бледность кожи, сухие губы, поникшая осанка – ничего того, что всегда было при ней. Никакой жизненной энергии, плескавшейся из этой ирландки раньше.
- Я надеюсь, ты сможешь меня понять правильно… - Она запнулась и потупила взгляд. И тут я понял, о чем пойдет разговор. Беременность. – Ты всегда меня понимал, - в ее голосе прослеживалась какая-то отчаявшаяся мольба, может даже страх?..
- Я в положении. – Она тяжело поднимает взгляд на меня, а ее глаза снова наполняются слезами. И то не слёзы счастья, которое было бы очевидным при объявлении подобных новостей. – Ребёнок не от вашего отца… - Бам-ц! Я снова погружаюсь в тот миг, когда узнал это месяцем ранее в дублинской клинике, куда меня привел след матери. Там же мне сообщили о «пополнении» в семье. Тогда же я и взорвался, рассыпался на части, лишив себя того единственного, что держало меня на плаву – Син. А теперь я слышу это из её уст. Это действительно правда. Она беременна...
- Погоди…что? – Я округлил глаза и в ту же секунду подскочил с кровати. – Как не от отца? – Перед глазами закружилась комната, и я был вынужден снова сесть.
- Финн, сынок! – Она взмолилась, перебивая каждый свой вымученный слог сдавленными слезами.
- Оставь! – Я резко скинул ее руку, которую она положила мне на плечо словно в утешение, и сразу же быстрым шагом оставил Онору Кадди в комнате одну.

***
конец сентября, 2013

- Неирин, ты же зрелый мужчина, не будь ребенком! – Матушка задорно подтрунивала мужа, однако голос не оставался спокойным и беспечным – нервозность была налицо, и за столько лет совместной жизни не нужно было быть Шерлоком, чтобы не заподозрить что-то неладное.
- Онора, в чем дело? Ты всю неделю сама не своя. – Достаточно спокойно спросил отец, на что в тот же миг из рук женщины вылетели столовые приборы. Она глубоко дышала – это было заметно по ее вздымающемуся телу с поникшей к столу головой, руки сжались в кулаки до степени осветления фаланг, а через несколько секунд напряжения она прямо за ужином разрыдалась.
- Я больше не могу так! – Отчетливо понимая, что дело пахнет керосином, я хотел было сам разрешить эту немую сцену непонимания, но она резким жестом прервала мои позывы – в ее лице я заметил такую решительность и дикость, отчего несколько опешил.
- Неирин. Я беременна. – Ее слёзы катились по лицу, но голос не дрогнул ни на секунду – голова держалась прямо, спина расправилась. Она была готова принимать удар на себя.
Отец прекратил свою трапезу и неспешно поднял свои глаза на жену – я увидел совершенно незнакомую мне эмоцию. За минуту столько открытий в собственной семье. Блестяще, Кадди.
Ревность? Обида? Что это было? Он сорвал с себя салфетку и с шумом поднялся со стула. В ту же минуту мы с Онорой встали за ним. Я совершенно не знал, чего ожидать от этого незнакомого мужчины, что стоял во главе стола и немигающим взглядом смерял супругу.
- Как ты могла? – И тут я понял. Это была боль.
А как всем известно, незнакомые эмоции нас пугают. Напуганный зверь опаснее голодного.
- Я спрашиваю: КАК. ТЫ. МОГЛА?! – его до того глухой голос разорвался в рёве.
А ведь этим же самым вопросом и задавался я…
Неирин брякнул кулаком по столу не глядя, в результате чего буквально прихлопнул фужер с вином. Тот с характерным звоном разбился вдребезги, наверняка впиваясь в кожу мужчины. Но старшего Кадди, кажется, это вовсе не волновало – бьюсь об заклад, он и не почувствовал сейчас ничего. Мать же потеряла свою собранную недавно храбрость и в страхе вздрогнула, невольно моргнув.
- Я не…
- Молчать! – он широким шагом, почти мгновенно пересек расстояние с одного конца стола до места Оноры и предстал перед ней впритык.
Сказать по правде, я мог бы и порадоваться этим укором в адрес нелюбимого родителя, но в этот миг я искренне переживал за мать, посему немедленно должен был ворваться.
- Только попробуй, - процедил я, хватая Неирина за запястье, где ниже ладонь уже превратилась в кулак.
- А ты не лезь, щенок! – Он рявкнул, переводя яростные глаза на меня, периодически отводя их снова к супруге. – Может ты еще и с ним спала, шлюха? – Неирин дернул руку, застав меня врасплох своими словами.
- Не смей так её называть! – Теперь уже гнев, словно чума, поглотил и меня.
– Я тебя убью, слышишь? УБЬЮ! – я выкрикивал угрозы уже в тот момент, когда мать силой толкала меня из столовой.

***
конец ноября, 2013

- И давно ты стал веганом? – Онора задорно обрушивает на меня свою иронию, совершенно не подозревая о том, что же действительно послужило такой резкой перемене вкусов.
- Совет от психолога, - беззаботно пожимаю плечами, доедая свой салат с чечевицей, украдкой наблюдая за тем, как отец с аппетитом доедает свой отравленный стейк. – Он говорит, мне полезно было сменить свои детские привычки.
- Ну и правильно! Я всегда говорила, что мясоедство – это дикая, безжалостная культура! Милый, напомни-ка, сколько я уже…?
- Да сколько тебя знаю, - небрежно перебив, отвечает Неирин, тем временем как я еле сдерживаю себя, чтобы не заступиться за мать. Она ласково хмурит брови в мою сторону, как бы предостерегая от глупостей, и я успокаиваюсь. Я успокаиваю себя тем, что этот ублюдок сдохнет в агонии. Уже совсем скоро…

***
Рождество, 2013

- Финн, скорее! Отец задыхается! Срочно звони в скорую! – Онора в панике склонилась над мужем, который в судорогах дергался на полу гостиной в рождественский вечер.
– Держи ему голову, я пойду встречу врачей, они вечно плутают в этих переулках! – Послушно взяв под локоть шею старшего Кадди, я проводил взглядом мать, а затем торжественно перевел на него.
- Ты.. заплатишь за.. это, - его лицо было раздутым и красным, горло хрипело, а конечности отказывались повиноваться, содрогаясь в очередном приступе конвульсий.
- Покойся с миром, мерзкий ублюдок. – Впервые за всю свою сознательную жизнь я обратился к нему без тени раздражения, гнева или обиды. Я вещал ровным, спокойным и уверенным голосом победителя.

***

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » unless you make it real ‡флеш