http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/37255.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: декабрь 2017 года.

Температура от -7°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Только мёртвый не боится смерти ‡флеш


Только мёртвый не боится смерти ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sa.uploads.ru/wZK2T.gif http://s0.uploads.ru/ilUcE.gif
http://s1.uploads.ru/gUozG.gif http://s0.uploads.ru/1WON6.gif

22 декабря, 2013 год
Нью-Йорк

Ben Winters & Bonnie Seale

+2

2

Если пик стресса застаёт тебя за рулём, безопаснее всего остановиться на обочине и успокоиться. Увы, такая возможность предоставляется не всем и не всегда, а потому нередко люди вынуждены искать альтернативу. И тут у каждого своё лекарство, для Бена самым действенным средством всегда была музыка. Потому, когда мир вокруг в очередной раз обернулся хаосом, мужчина резким и грубоватым движением скользнул по радио-панели автомобиля, и мелодии заполнили салон его внедорожника. На волнах одной из немногих радиостанций, которые переваривал детектив, играла Love Runs Out группы OneRepublic. Полицейский принялся тихо подпевать в силу своих скромных возможностей:

I'll be running, I'll be running
'Till the love runs out, 'til the love runs out

В музыке Уинтерс не разбирался, даже не смог бы обозначить направление, которое ему нравится более других, но как и многие в наше время обладал убеждением, что современные музыканты не чета их предшественникам.
Бен замолчал. Песня ему нравилась, но вокал Райана Теддера не вызывал в нём тех ярких эмоций, как, скажем, голос Тома Йорка, и связывал он это в первую очередь с различиями поколений. Не самое полезное умозаключение, которое может сделать человек, оказавшийся на его месте, но ход собственных мыслей помог детективу успокоиться, а это уже дорогого стоило. Мужчина перевёл взгляд в сторону пассажирского места, оценивая состояние сидевшей на нём девушки.
Если вы становитесь заложником ситуации, то лучшее, на что можете рассчитывать, это поддержка со стороны. Уинтерс представлял в каком положении оказалась его спутница по не воле. Он ей не сочувствовал — в конце концов собственные пороки стали причиной её бед, но всё-таки понимал, что со спокойной женщиной в качестве «пленницы» ему справиться куда легче, чем с истерично вопящей жертвой.
- Сегодня так сложно найти подходящую радио-волну, - детектив заговорил внезапно, и пусть пару мгновений назад он напевал себе под нос, могло сложится впечатление, что начало их разговора где-то потерялось, словно Бен сразу перешёл к середине.
- Даже здесь иногда крутят откровенную чушь, - продолжал сетовать мужчина, не глядя на блондинку: несмотря на разговор сосредоточен он был на дороге, а особенно на зеркале заднего вида, в котором вот уже два квартала как не было угрожающего силуэта преследующей их машины. Отсутствие опасности в поле зрения хоть и было хорошим знаком, вызывало вполне оправданную тревогу - кто знает, где и когда эти ребята покажутся вновь.
Размышления о вооруженных головорезах, не брезгующих пустить пушки в ход, отвлекли Уинтерса, взгляд его стал суровее, а лицо мрачнее, но на очень короткий промежуток времени. Когда кочка на асфальте заставила внедорожник подпрыгнуть, встряхивая содержимое его салона как алкоголь в шейкере, он сразу вспомнил о том, что все ещё не один.
- Так о чём это я? - задал сам себе вопрос детектив, вновь стараясь привлечь внимание блондинки, прекрасно помня о чём говорил полминуты назад. - Если мы вынуждены слушать Биберов и ему подобных сегодня, то кто будет засорять эфир двадцать лет спустя? Мне даже представить страшно, что это будут за группы. Прошли времена Radiohead и RHCP.
Полицейский вновь мельком глянул на спутницу, на этот раз в попытке определить её возраст, но так и не сумел этого сделать. Будь он наивным дурачком, то легко бы дал ей двадцать пять, а то и меньше, но Бен им не был, а потому не удивился бы узнав, что ей, к примеру, все сорок. Основываясь на её внешнем виде, он смог сделать всего один вывод: женщина была достаточно богата, раз выглядела так хорошо и при этом отравляла свой организм кокаином.
Уинтерс не хотел, но его мысли сами по себе возвращались к событиям десятиминутной давности. Причин тому было несколько: сумка полная кокса на заднем сидении, наркоманка на пассажирском, а ещё где-то совсем рядом на тяжёлом чёрном мерседесе разъезжали и дилеры, сильно обиженные на копа за сорванную сделку. Возможно, не забери Бен с собой товар, то они бы уже давно оставили их в покое, но потерю наркотиков на столь крупную сумму простить преступники просто не могли.
Мужчина не знал что делать: к участку ехать опасно — наркоторговцы могли устроить пальбу прямо на улице города, надеясь если не вернуть своё добро, то хотя бы пристрелить насолившего им копа и девчонку, способную указать на них в здании суда пальцем. И если двумя минутами ранее детектива только и заботила преследующая их машина, то теперь, когда гангстеры скрылись из виду, ему необходимо было принимать решение, от которого зависела не только его жизнь, но и жизнь блондинки, случайно ставшей участницей этой неприятной истории.

Отредактировано Ben Winters (11.11.2017 21:05:42)

+3

3

- Почему так сложно?
- Вернись в реальность, Бон. Ты хочешь кокос на законных основаниях. Ты блять слышишь себя?
- Ой, ну прекрати. – Скверность на лице сопутствовала моей никотиновой затяжке.
- Я дал контакт. Езжай и не еби мне мозг.
- Иди нахуй.
- И тебе хорошего дня.
Я кдаду трубку и нервозно откидываю ее вслед за своей бранной речью. Сука!
Нет, знаете, я не наркоманка! Я прошла эту злоебучую трёпку в центре, где, на минуточку(!), меня мурыжили восемь месяцев. И соль в том, что я действительно уверовала в их ведомую мысль о высшем благе, о том, что вокруг все так норовят подкинуть искушения, подпитать твою слабую волю – а вот ни-ху-я. Покуда сам человек не возжелает покончить с этим, покуда сам не размыслит, не накормит свои принципы – так толку ноль будет ото всего, что будут впаривать вам эти врачи, одетые в личину участливости. Фу, блять. Тошнит.
Мало того, что чистая я была последнюю неделю, так еще и мой постоянный дилер решил съебать из города в тот блядский момент, когда мой полугодовалый запас исчерпал себя на третий месяц. И нет, я не налегала на эту дрянь, не частила как заправский нарк – моя гуманитарная душа неистово требовала честной подачки нуждающимся, потому я спустила почти полкило во имя какого-то бомжатского притона у вокзала. Возлюби ближнего своего.
После нелестного диалога с Мэдом на ум не приходит ничего дельного: острая необходимость допинга, нервозность, спрессованная дикость, порывающаяся наружу – все симптомы неуравновешенного человека, всё то, от чего я так ненавистно открещивалась.
На экране мелькнул адрес -  тут же я копирую его в Убер, назидательно требуя машину класса люкс. Потому что могу, мать вашу.
- Мисс.. – Эрик заботливо куксит на лице озадаченную мину. – Прости. Бонни. – Виноватая улыбка. – Ты думаешь, это стоит того?
- Рики-тики-тави, - я корчусь в приторной ухмылке, отражающейся в зеркале, напротив которого макияж наносился довольно беспечно. – Я, по-твоему, когда-то ошибалась?
- И не раз. – Его дерзость может показаться наглой, однако в ответ я лишь беззаботно пожимаю плечами. Этот латинос безусловно знает, о чем говорит, но переубедить Бонни Сил – значит, быть приговоренным к гильотине.
- Заткнись. – Добрая, но в то же время раздражительная пауза повергла комнату в атмосферу иронической пренебрежительности.
- Заведи машину, не маячь. – Почти плюнув, я резко махнула рукой по направлению к выходу, пока стрелка черным контуром не поехала внизу. – Сука!
- Бонни?..
- ВОН! – Эрик моментом покинул будуар, а я тем временем сетовала на свои кривые руки, на замыленность зеркальной поверхности.

***
- Серьезно?! – голос дрожал, но с виду казалось, что эта дрожь – результат беспечной нервозности, нелепый вывод в виду обстоятельств: еще бы. Только представьте: вы – очаровательная блондинка, успешная, умелая к попаданию на глянцевые листы, всюду следовавшая своим желаниям внезапно оказываешься в полицейской машине с весьма странным копом. Он не расспрашивает тебя о деталях, не сетует на великозрастность твоей натуры, не кичится своими заслугами в этом направлении – нет. Он, после неистово безумной ситуёвины остается спокойным, на моё личное удивление - спокойным!
- Что, прости? – я не сразу опомнилась и среагировала на его реплику о становлении и эволюции музыкальных тенденций, однако челюсть моя невольно упала.
- Серьезно? Ты будешь лить мне в уши за музыку?! – стрессовая, непонятливая моему мозгу, ситуация не заставила себя долго ждать: я начинаю показательно трясти пассажирское кресло в пресловутой манере "выпусти меня, я тут ни при чем!"
- Ты вообще кто, откуда, блять, нарисовался такой крутой? – пинаю подошвой туфель машинное дно, с силой, которая, в моем представлении должна была продырявить это самое дно машины, но увы – я не представитель ЗОЖ-сообщества, даже близко там не стою. Поэтому, мой апперкот не понес успеха за собой, а лишь заполнил визгом боли салон полицейской машины.
- СУКА! - мой крик, кажется, заглушил радио, позволив обратить на себя внимание водителя.
- ЧТО? – смотрю с широко раскрытыми глазами, брови вопросительно тянутся вверх, тембр сбивается на высокий мотив. – Я вообще-то дочь именитого англичанина, а ты еще поплатишься за столь дерзкую выходку! – Когда я употребляю высокостатусные слова – значит человек мне неприятен, но я вынуждена с ним общаться. Забыв о том, что соседствует со мной незнакомец, я ожидала покорной реакции, однако вовсе получила обратное.
Игнорирование. Тотальное. Молчаливое и саркастичное.
- Да что ты о себе возомнил?! – Уповая на то, что этот поступок и решение (!) уж точно возымеют внимательный прицел, я тянусь (весьма показательно и медленно) к заднему сидению, где последние десять минут трясется моя сумочка – а в ней заветное успокоительное.
- А ты всегда такой? – Не знаю, зачем это спрашиваю, но подсознание велит вывести его на чистую. Понять его натуру и природу, чтоб легче пришлось манипулировать.
Вопрос. Почему бы не включить свое женское обаяние и не зафлиртовать, очаровывая банальными способами, что ранее всегда работали. Так ведь дело в том, что во мне нет сейчас сосредоточенности, нет баланса. Дури, блять, во мне нет!
- Офицер, позвольте хотя бы закурить? – Кажется безвольная беспомощность привела ее к дешевым подкатам. Сама осознаю, что звучит это омерзительно.
- Я аккуратно! – тон голоса из дерзкого и низкого баса свернулся до томного баритона – лицо трансформировало раздраженную физию в весьма мягкую личину. Ты скажешь «фальшивка», а вот и нет. Бонни привыкла действовать под властью собственного «я», а оно нередко запускало противоречивость в ее поведении, потому ей не казалась перемена столь резкой, неожиданной в ее настроении и чем-то настораживающмм.

+1

4

Происходивший апокалипсис местечкового масштаба взывал к каким-то воспоминаниям в памяти детектива Уинтерса, но тот никак не мог вспомнить к каким именно. Не то чтобы при столь необычных обстоятельствах это было столь важно, однако когда ты удираешь от вооруженной до зубов наркомафии, рискуя словить пулю-другую, хочется очистить голову от всех надоедливых вопросов, ответы на которые буквально вертятся на языке.
А между делом блондинка принялась разбрасываться словами, да ещё какими! Первый шок, когда девчонка молча следовала за полицейским, уже прошёл, и в её уму стали один за другим появляться вопросы, которые поспешно покидали светлую головушку через болтливый рот, дабы виновный в случившемся осознал с кем имеет дело.
- Вот мне что-то совсем не хочется умирать под эту песню, - невзирая на крик и маты пассажирки продолжил Бен и осторожно посмотрел на женщину, размышляя, стоит ли ему добавить к этому: «И под твои вопли тоже».
Но блондинка его, кажется, не слышала, или не хотела слышать. Вероятно убитый наркотиками мозг блокировал информацию, содержание которой могло подтолкнуть её трезво взглянуть на ситуацию. Так что завуалированный намёк на то, что совсем скоро они оба могут бездарно сдохнуть, остался не замечен. А жаль, вероятно это могло заставить её задуматься, и тогда он бы не узнал, что имеет дело с какой-то там «дочерью именитого англичанина». Серьёзно? Когда их хладные трупы выловят в Гудзоне, ни Уинтерсу, ни его истеричной собеседнице уже не будет никакого дела до чужого происхождения.
Как американец, Бен вообще не придавал значения крови. Конечно, мужчина понимал, что дети сильных мира сего скорее добьются положения в обществе, чем, скажем, ребёнок, отца которого посадили за попытку изнасилования малолетки, но это не означало, что он обязан этого человека уважать. Дворяне и представители голубых кровей может и имели вес в такой далёкой от Нового Света Европе, но здесь, в США, ты мог купить себе место, но отнюдь не уважение или обожание простого копа.
Мысли о покупках вновь потеребили память, моля оживить тот опыт, сокрытый лёгкой пеленой беспамятства. Наверняка, у этого чувства было заумное название, придуманное каким-нибудь бородатым мозгоправом вроде Зигмунда Фрейда, но обыкновенный полицейский знать его не мог.
Уинтерс напрягся, пытаясь всё-таки вспомнить, совсем не хотелось умирать с этим зудящим ощущением в голове, но британка делала всё возможное, чтобы её обидчик страдал, пусть и не до конца понимала, чему именно она мешает.
- Какой «такой»? - переспросил Бен, петляя меж припаркованных автомобилей на узкой улочке. - Ты имеешь ввиду, часто ли я срываю сделки наркоторговцев, врываясь в здание, как герой боевика Джона Ву?
Бен усмехнулся, мысленно отметив свою остроту, которую аристократка-наркоманка, вероятно, понять была не в силах.
- Если тебя интересует именно это, то нет. Обычно подобным дерьмом занимается SWAT, но их грузовик попал в пробку, так что действовать пришлось мне. Но поверь, это даже хорошо: эти ребята бы положили тебя знатной мордочкой на грязный бетон, так что на их фоне я, можно сказать, джентльмен! - на самом деле детектив понятия не имел, что случилось с группой быстрого реагирования, и даже не мог выйти на связь с участком: рация стала жертвой беспорядочной стрельбы. И всё же лучше средство связи, чем они.
- Если же ты хотела узнать, со всеми ли женщинами я столь обходителен, то с этим вопросом лучше обратиться к моей супруге, - Бен сам не заметил, как начал нести откровенную чепуху, но шутил он, конечно, не спроста. Бубня под нос этот бред, мужчина пытался хоть как-то разрядить нервную обстановку.
Возможно, всё это даже возымело хоть какой-то положительный эффект на собеседницу, ведь та прекратила кидаться обвинениями и кичиться собственным статусом. Напряжённость всё ещё была заметна в её движениях и голосе, но это означало лишь одно: блондинка была в здравом уме и сознании, ведь человеку свойственно бояться смерти.
- Кури, - разрешил сосредоточенный на дороге Уинтерс, а когда ему всё-таки удалось посмотреть на пассажирку, то от он с удивлением отметил произошедшие в ней изменения. Англичанка стала отчего-то совсем не той истеричной дурой, которая две минуты назад поминала своих папу и маму, а женщиной очень опасной, вызывающей тревогу.
Вероятно шок от этой трансформации открыл двери памяти, хранящие воспоминания об одном курьёзном случае. Как зачастую и бывает, сейчас он не мог понять, а что конкретно связывало произошедшее тогда с царящим бардаком сейчас? Вероятно, то был дух авантюризма, присущий подпольным сделкам, вроде сегодняшней и той, что случилась несколько лет назад.
Последняя состоялась ещё когда старина Джим был жив и вовсю трудился в баре. Уинтерс тогда нередко выпивал с тестем, обсуждая все тонкости бизнеса Бравуры. В основном речь шла о делах насущных: налоги, сорта пива, работа с поставщиками и клиентами, но время от времени в их беседах затрагивались и более экзотические темы. 
Началось всё с исторических фактов. Ну как владелец бара мог не затронуть по пьяни времена сухого закона? Рассуждая на эту тему, а вернее, задаваясь вопросом, где бы в таком случае «человек чести и долга» брал столь важный для любого питейного заведения алкоголь, мужчины очень скоро пришли к весьма амбициозному выводу: нужно просто было гнать свой собственный. И не то чтобы Уинтерс, а вернее тогдашний владелец «Playground Love» - Бравура испытывал проблемы с поставками своего основного товара, но в головы двух прошлых напарников пришла идея приобрести такой вот аппарат. Не с целью коммерческой выгоды, а исключительно из интереса. А к кому надо обращаться, когда дело касается горячительных напитков? Естественно к русским!
Наверное, тот день будет преследовать Бена до самой смерти. Они с тестем явились на Брайтон-Бич, предварительно договорившись с каким-то Петровым о будущей сделке. Естественно такие покупки не совершаются в магазинах, но встречаться с грозными русскими в стенах заброшенного склада — это уже как-то чересчур. Самые страшные белые люди земли внушали откровенный страх своими серьёзными лицами. После этой встречи Уинтерс и Бравура честно признались друг другу, что в какой-то момент решили, будто это старое здание станет их могилой, но нет. Всё прошло спокойно, почти без сюрпризов. Несмотря на хмурые мины и жутковатые голоса выходцы из бывшего СССР могли сказаться милыми и учтивыми людьми, которые не просто за названную сумму обеспечили двух американцев настоящим русским самогонным аппаратом, но ещё и посвятили их в тайны перегонки, а по окончанию вручили целый пакет конфет, название которых Бен с большим трудом, но произнёс бы даже в три часа ночи, потребуй от него того сердитый голос продавца. Барбарис.
Высокорожденная наркоманка едва ли могла понять всю ценность этого воспоминания. Человек, кричащий о своей особости, и никак её словом или делом не подтверждающий, едва ли в состоянии разглядеть за суровой маской собеседника добряка, а за шутливой остротой заботу и желание помочь.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Только мёртвый не боится смерти ‡флеш