http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/37255.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: декабрь 2017 года.

Температура от -7°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Пора расставить все на свои места ‡эпизод


Пора расставить все на свои места ‡эпизод

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s8.uploads.ru/PA2cG.gif http://sf.uploads.ru/X5N8k.gif
Время и дата: 13.10.2017
Место: Номер в отеле
Участники эпизода: Дилан, Оливия
Краткий сюжет: Очередная встреча с любовницей в отеле, но может им пора рассмотреть варианты, ведь она свободна, а он ушел от жены. Может пора что-то решить и открыть свои отношения?

0

2

I've been losing my religion
Making trouble for myself
And these nights are getting longer
You know I just need your help

     Опасно жить не по правилам, опасно пытаться идти на поводу у обстоятельств, думая, что так будет проще. Ничего не менять, сославшись на третью сторону и тем самым снимая с себя ответственность. Она должна была подумать о последствиях, прежде чем соглашаться на все это; расставить приоритеты, оценить свои возможности и, хотя бы просто послушать голос морали на предмет того, как не хорошо вмешиваться в семейную жизнь других... Однако, отец умел быть убедительным, когда ему это было нужно. Ему было нужно это сближение, вот только он до конца не подумал о том, какие последствия оно может понести, но ведь стоило. Не влюбляться и только. Эти отношения словно заранее были обречены на провал, так для чего было нужно задевать сердце, чтобы потом успеть его безжалостно ранить. Казалось бы, это просто, когда слова вертятся в собственных мыслях, но это не может быть гарантом того, что этого не произойдет. Опасная игра с вызовом для чувств уже успела начаться. Она влюблялась, но ведь именно это становилось ошибкой, которой сама она дала ход. Случайные встречи, тайные встречи, очень скоро они перестали быть таковыми. Отец словно делал вид, что закрывал глаза на то, чем занимается его дочь, следует ли она его плану, однако он в любой момент мог оказаться рядом. Только он этого ещё не сделал. Должно быть продолжал верить в неё, доверяя в её руки её собственную судьбу. Впервые. Стоило ли говорить о том, что это он сам толкнул её в его койку.
     У Дилана была жена и ребенок, но только она сейчас находилась в постели рядом с ним, после того как они приехали вчера в этом вечером в этот уютный, роскошный отель. Все, как и много раз прежде. Они вдвоем, и никто не может помешать им быть вместе, забывая о все прочем мире. Бояться нужно было чувств, что таились внутри неё становились сильнее и ярче, с каждым днем; становились реальными. Оливия пыталась понять свои ощущения, хоть как-то их сдержать, пока не стало и вовсе поздно. Пыталась напомнить себе, о правилах игры. Это временно. Скоро случится так, что у него не будет шансов выйти чистым и нетронутым из всей этой истории и она должна была сделать всё ради этого. Да, внутри неё было достаточно горячего энтузиазма, когда отец пригласил её к себе, чтобы попросить о малом одолжении. Сыграть. Построить полезную связь, которая спасет не только его бизнес, но и её собственную жизнь от разорения. Все, что ей было нужно стать ближе к тому, чей объект бизнеса был ему так интересен. Разрушить его жизнь изнутри, о чем он не стал ей говорить, но успел спланировать. Он знал, что его образцовая дочка его не подведет. И рано или поздно он получит активы холдинга, которым так талантливо управлял Раймонд. В этом и был заключен его план, о котором Саммерсон даже не подозревала.
     Она не могла его отпустить, не могла продолжать делить его с другой жизнью. Что это? Желание её отца или её собственное? Этим утром она проснулась с мыслью о том, что так продолжаться больше не могло. Не важно, какой риск стоял на кону, но чем дальше заходили их отношения, тем больнее становилось в груди, когда они возвращались в реальность и им приходилось расставаться вновь. Она ждала от него шага, того самого, когда он скажет ей о том, что он оставил свою законную жену и никогда к ней больше не вернется. Эгоистично, но разве не было сказано однажды о том, что нужно бороться за свое счастье, но и, если любишь - отпускать. Она хотела верить в лучшее, только эта вера успевала угаснуть, стоило лишь появиться хоть какому-то препятствию в их жизни.
     - Ты снова меня оставишь? - спросила она напрямую, садясь на кровати и отворачиваясь лицом к окну, когда стало понятно, что их совместное время подходит к концу. Они просто разойдутся по своим жизням, которые уже стали для них привычкой, которую невозможно было подвергнуть изменениям или даже коррекции. Нельзя так скоро поставить крест на том, что было частью уже много лет. И этот факт ударял больше всего. Конечно же. Репутация и всё такое, что там было важно. Тем более, для такой должности и ответственности, которую занимал Раймонд. Она все понимала, и только верить в это хотелось меньше всего. Они нуждались друг в друге, и это нельзя было оспорить, хотя бы по этому Оливия сейчас не могла смотреть в его сторону. - Ты же знаешь, что так не может продолжаться, Дилан. - он должен был понять о чем идет речь, они не были глупы, чтобы игнорировать это, вот только её терпение успело закончиться раньше. Истерики. Это было не про неё, но начать день с правды, открывая глаза на этот мир, почему бы и нет. Почему она просто не может сказать, как есть, пока её сожаление не взяло свое и она снова не начала бояться за то, что может сделать только хуже, а то и вовсе потерять.
     - Я не хочу быть той, которую можно использовать на ночь. Я устала. - что было правдой. И не важно, чтобы сказал сейчас её отец, узнав об этом её заявлении. Его здесь не было и только она сама отвечала сейчас за свою жизнь. - Я устала быть просто любовницей, устала от этих отелей. - ещё громче говорила она, с отвращением скривив лицо, окидывая взглядом этот номер, в котором они успели провести очередную ночь. - Ведь ты же не любишь её. Посмотри, что она делает с тобой. Почему ты должен возвращаться туда опять? Зачем? Я хочу понять, но не понимаю.

Отредактировано Olivia Sammerson (01.12.2017 02:45:30)

+1

3

come down to the BLACK SEA swimming with me
GO DOWN WITH ME, fall with me, LET'S MAKE WORTH IT
YOU RISE, I FALL. I STAND, YOU CRAWL. YOU TWIST, I TURN
w h o s t h e f I r s t t o b u r n
YOU SIT AND STAY, i don't obey

    Он всегда считал, что поступает правильно и по совести, пусть последнего у него было не так много как оказалось. Если начинать все сначала, то можно было понять, что он был за человек. Дилан всегда слишком много времени уделял холдингу, не оставляя время на семью, только лишь после рождения сына, стал более лояльно стал относиться к женщине что его родила, в конце концов, он когда-то любил эту женщину. Они поженились слишком рано, но как бы то ни было были вместе уже почти десять лет. У Офелии не было конкуренток. У такой женщины их просто не может быть. Красивая, стервозная и опасная. Она всегда шла рядом с ним высоко держа голову, будто была королевой, и это было правда. У нее было все. Дилан не жалел денег, но в последнее время, все сказалось ему не тем. Слишком чужим и только сын имел для него значения, когда мужчина приходил домой. Он давно не любил супругу, может именно поэтому скоро на ее месте появилась другая. Она была мягче и с ней ему было лучше, он хотел находится ближе, но в сложившейся ситуации, они не могли себе этого позволить. Однако при первой возможности он набирал ее номер, приглашая на ночное рандеву. Ей стоило бы отказаться, но казалось они оба слишком погрязли в этой любовной связи. Она приходила каждый раз, по его зову как мотылек летела на огонь, стараясь не обжечься. Он понял это давно, потому что каждый раз, когда он уходил, говоря, что номер оплачен, она молча кивала. Жестоко? Она знала на что идет, связываясь с ним. 
     Оливия ждала его, когда он приехал за ней, не говоря не слово, она садиться в машину, и они едут в отель. Супруга давно знала о его изменах, устраивая истерики дома, сокращая его пребывания в этих стенах еще на более короткий срок. И если дома время тянулось, то с Оливией оно буквально бежало вперед, заставляя их беречь каждую минуту наедине. Еще тогда на конференции, она поразила его своей открытой улыбкой и умением привлечь, заинтересовать собеседника. Однако он не думал, что они так быстро окажутся в одной постели, он прекрасно помнил утро, после того как они проснулись в номере отеля, не было недосказанности, или неловкости, это просто случилось. Они были взрослыми людьми, которые были свободны в своем выборе, в конце концов, эта ночь была желанием обоих, как и каждая последующая. Раймонд провожал ее в номер, но они как правило редко спокойно доходили до него. Они просто не желали терять ни одной минуты. Прижимая ее к себе, мужчина по-хозяйски владел ее телом, впитывая ее стоны, что ласкали его слух. Он знал, когда ей нравиться то что он делал, когда он был слишком груб или напорист, но она все равно лоснилась к нему словно кошка, выгибая свою спину, когда она хотела большего. Каждая эта встреча на утро превращалась в ад расставания, Дилан знал, что поступал эгоистично, но Оливия знал о жене и сыне, ее ранее не смущало это, так что же изменилось теперь?
     Он знал, но не смел признаться себе в этом. Он просто не мог влюбиться в любовницу, сейчас было просто не подходящее время. Каждый раз он отгонял это чувства, но с каждым разом игнорировать желание быть с ней становилось сильнее, они скоро совсем переедут жить в отель с таким раскладом. Иной раз он даже домой не заезжал, говоря, что у него дела. Обманывал.
     Он проснулся рано, она еще спала. Он перевернулся, притягивая девушку к себе, на не проснулась. Оливия проснулась, и практически сразу покинула его объятия, поднимаясь на постели, открывая вид на свою обнаженную спину. – Оливия, - начал мужчина, поднимаясь на постели он удобнее устраивается, смотря как она смотрит вдаль, он мог понять ее. Она ни разу этого не говорила, но он все чувствовал, всякий раз, когда оставлял ее. Раймонд предпочитал не замечать подобного, но видимо она устала. Видимо сейчас нужно было принимать решения, иначе он просто мог потерять ее, а этого Дилан не мог допустить подобного. Он не был силен в признаниях в любви, он старался показать это, находясь с ней, а не дома с супругой. Оливия видела его жену и должна была понимать, что такая красивая женщина не могла просто так отпустить от себя мужчину. Другой разговор, что она его просто не любила, уже давно, они привыкли к этому, не желая разбивать привычный уклад жизни. – Что ты хочешь услышать от меня, Оливия? – спрашивал он, поднимаясь и натягивая боксеры с брюками. Раймонд обошел широкую кровать, садясь рядом с ней, беря ее за подбородок кончиками пальцев и заставляя посмотреть на себя. Однако она опять отвернулась, но он успел заметить блеск отчаяния в ее прекрасных глазах. Мужчина понимал, что от него ждут решений, которых он не мог сделать. И не потому что любил жену, а потому что у него был сын, и он был там с той самой женщиной, которую он звал супругой.
    - Ты не такая, ты нечто большее, неужели ты этого не понимаешь? – с сомнением в голосе спрашивал Дилан, когда она все же решила говорить на чистоту, Раймонд боялся этого разговора, ведь ему придется выбрать между ней и его сыном, это был не равноценным обменом, как бы он не любил ее, но его ребенок, его сын был его кровь и плотью. – Ты знала на что шла, Оливия, так что же изменилось? – интересовался Раймонд, поднимаясь с кровати, подходя к окну, откуда открывался вид на центр города, окно были плотно закрыты, они не слышали шума улиц, только дыхание друг друга и шелест накрахмаленных простыней. – Да не люблю, но она мать моего ребенка. Там мой сын Оливия, ты же знаешь я не смогу выбрать между ним и тобой, что бы я не испытывал к тебе, я не могу оставить сына, и ты как женщина должна это понимать, так что ты хочешь, что бы я сказал тебе? - интересовался Дилан, поворачиваясь к ней. – Я делаю все возможное, чтобы ты не чувствовала себя простой любовницей, и если этого тебе мало, может я не тот кто тебе нужен? – немного жестко бросил мужчина. Он мог соврать ей, придумать что разведется и жениться на ней, но не стал, это было слишком жестоко. Они и так совершали ошибку за ошибкой. Она просто не заслуживала лжи, она просто стала жертвой обстоятельств, романа, которого не ждал не он, не она. Это просто случилось и кажется сейчас они зашли в тупик.

Отредактировано Dylan Raymond (01.12.2017 01:01:06)

+1

4


I, wanna throw it all away
For tonight, and the day another day
It's just you and me

     Каждое утро она просыпалась с вопросом о том, что правильно, а что нет. Как поступить лучше, а что и вовсе не следует делать? Выбирать всегда было сложно, гораздо сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Что если этот выбор не может сулить ничего хорошего. Страх перед будущим - это нормально. Это её слабость, которую нельзя было перекрыть и должно быть потому, что её родители успели разойтись в свое время, помогало ей сдерживаться, хотя бы до тех пор, пока обстоятельства не требовали двигаться дальше. Оливия не понаслышке знала о том, насколько может быть тяжел выбор. Однажды, ей уже пришлось выбирать между собственными родителями, и она обвинила во всем мать. Жалела ли она об этом? Возможно. Часть её собственной души пропала вместе с её решением остаться с отцом. И вот она здесь. Не может сделать выбор с собственными чувствами, пусть даже те, уже подсказывают ей правильность выбора. Так продолжаться больше не могло. Она не могла быть больше призраком собственной жизни, за которую всегда все решал Виктор. Но только теперь, она начала понимать, что значить зависеть от кого-то ещё. Возможно это было рано называть любовью, ибо она не поражает настолько быстро. Однако, Оливия уже успела понять, почему так боялся её отец, если она кого-нибудь встретить.
     Оливия сама понимала, на что сейчас толкала этого мужчину. Все масштабы своего нахождения здесь, но этот переломный период нельзя было исправить. Рано или поздно, им пришлось бы поговорить об этом, разница лишь в том, что сейчас ей приходилось переступать через себя. Жестоко. Жестоко по отношению к нему, просить его оставить семью и идти за ней следом; жестоко было игнорировать часть своих желаний, подозревая о реальной правде. Как бы отреагировал её отец. С одной стороны, возможно, он даже одобрил бы её решение. Пусть ей даже планы его толком не были известны. Стать ближе. Хорошо. Сделано. Слишком много составляющих внутри неё, пытались внушить ей мораль, ответственность и желание. Последнему была отдана приоритетная форма, она не стала молчать и как бы эгоистично это не было с её стороны, она могла утешить себя тем, что делает все это ради одного единственного дела. Но так ли это?
     Было слишком тяжело слышать все это сейчас, ощущать это, когда эмоций становилось слишком много и их было уже трудно сдерживать внутри. Она просто молча слушала, желая узнать его мнение. Понять, что он думает, кто она для него, и что вообще из этого может получиться. Он отходит к окну, она всё-таки поднимается с кровати, направляясь к месту, где валялась разбросанная одежда, выбирая из кучи вещей его рубашку. Привычка. И не важно, что им нужно было сейчас опять прощаться, она просто возьмет её и накинет на свое обнаженное тело, пусть даже на пять минут, пусть даже на время, пока длится весь этот разговор. Её словно оглушили последние слова, когда в комнате внезапно повисла тишина. Она могла сейчас развернуться и уйти, взять такси и поехать домой в их с отцом квартиру, но она стояла и смотрела на него, понимая, как огонь боли разгорался внутри неё отражаясь во взгляде, сейчас ей требовалась вся её гордость, чтобы не сдаваться и идти до конца.
     - Всегда есть решение! - в конце концов говорит она. - Всегда можно что-нибудь придумать. И мы могли бы вместе найти ответ. Ты даже не пытался этого делать. Тебе не нужно оставлять сына! Ты привык, что только ты сам все решаешь, только сейчас даже не пытаешься! Ты не один. И я все ещё знаю, что ты можешь принять верное решение. - её речь прервалась, она даже не заметила, как сократила между ними расстояние и теперь стояла около него, в каком-то полушаге на расстоянии вытянутой руки, смотр снизу в верх, с высоты своего небольшого роста, улавливая себя на мысли о том, насколько идеально они подходили друг другу. Дилан был слишком хорош для неё, она и думать не могла, что однажды сможет встретить кого-то вроде него. Она была готова рисковать сейчас, всем, ради того, чтобы просто быть рядом, ради того, чтобы обрести хотя бы грамм нормальных, человеческих отношений. Вот только, она не была готова ему дать сейчас того, в чем он нуждался. Оливия и дети - довольно странное сочетание, к которому она ещё не была готова. Это бы было слишком даже сейчас. Но возможно, она была готова рассмотреть эту мысль однажды в будущем, когда им не придется вот так вот резко прощаться.
      - И я понятия не имею, что же изменилось. Может ты действительно не тот, кто мне нужен. - говорила она уже спокойнее, чуть хмурясь; ссылаясь на его слова, что всё-таки заставили её голос болезненно дрогнуть. - Но посмотри, к чему всё это приводит! - Что она вообще сама хотела от всего этого. Хотела, чтобы он просто сейчас сразу согласился на то, что пора что-то менять в своей жизни. Они бы просто поехали сейчас вместе и покончили со всем и сразу. Нашли бы так просто свою квартиру, где могли бы быть вместе и им никто не мог помешать, даже её отец. Безумные мечты наивной девчонка, и ведь она никогда не была такой, он успел это сделать с ней. О чем она вообще думала, затевая весь этот разговор. - Можешь возвращаться обратно к своей жене. - она не знала, что ещё можно сказать. Сейчас они могли лишь разбежаться по разным сторонам, все как обычно и ни шага в сторону.

Отредактировано Olivia Sammerson (01.12.2017 02:28:17)

+1

5

Я не могу тебя так долго ждать,
Я не могу дышать наполовину.
Настало время обо всем сказать
Я не могу, я не могу.

    Почему сейчас? Когда он решил, что она именно то, что он желает, она поступала как его чертова жена, заставляла выбирать, ведь у Офелии был мощный козырь, в виде общего ребенка, и пусть им занималась армия нянек, Дилан четко понимал, что не сможет оставить сына. Он не любил Офелию, но и оставить ее было нельзя. Эта женщина была способна на многое, и она не остановиться не перед чем святым даже собственным ребенком. Он всегда был честен с Оливией, она понимала все, что бы она не говорила, девушка была готова к любому исходу, значило ли это, что интрижка переросла во что-то большее.  Ему хотелось бы облегчить ее муки, но он не хотел говорить пустых речей, а после уходить домой, и что дальше? Новый отель? Номер люкс, но она все равно будет чувствовать себя шлюхой. Они никогда не говорили про это, но он понимал, что скорее всего она чувствовала именно это. Он чертыхнулся про себя, вспоминая, как все легко начиналось. Им просто нравилось быть вдвоем, был это номер, или комната на каком-либо приеме, пока жена общалась с гостями он был с любовницей, с Оливией, а после возвращался, занимая место рядом с супругой, ища глазами другую.
     Мужчина не хотел ей сделать больно, это было слишком цинично, она просто не заслуживала. Одно время ему казалось, что он был прав, она сама хотела, знала, но теперь, когда она уходила ему становилось не по себе. Давно нужно было признаться хотя бы себе, что он влюблен. Казалось, он никогда не испытает больше этого чувства, просто не было времени. Тогда после обучения это его было достаточно, сейчас же работы было столько, что он откровенно говоря сомневался. Красывые женщины, разовый секс, его все устраивало, до нее. Оливия сама не понимала, что делала с ним, и хорошо, это было слишком даже для него. Мужчина понимал, что обижал ее, но ничего поделать не мог, он правда не знал, что можно было сделать, что бы не потерять сына. Он готов был выдержать этот скандал и крики, разбитые рамки с фото, они как правило летели первыми, именно поэтому в семействе Раймонд они закупались с лихвой, что бы в любой момент можно было заменить, они же для всех были образцовой семьей, аж тошно.   
     Если бы он знал раньше, он не заставил бы этому случиться второй и последующий раз. Может быть тогда, он не разбивал сердце одной женщине, другая бы не выносила ему мозг, а ребенок не слушал ссор, что проходили пусть и за закрытой дверью, но довольно громко. Ребенок, не смотря на столь юный возраст, серьезно смотрел на родителей, когда они на утро не могли смотреть друг на друга. Дилан просто обнимал сына, и он как будто все понимал, что его любят. Вот так просто отказаться от всего этого казалось ему невозможным. Как можно выбирать между женщиной и сыном, однако он знал тысячу семей, откуда мужчины уходили и вполне справлялись с должностью «временного» папы, Раймонд не мог позволить себе такого.   
    - Какое? – резко спросил он, смотря на нее. – Какое решения, Оливия, когда я не смогу оставить сына? Он все равно кого-то лишается, либо меня, либо матери, ты думаешь я настолько монстр, что бы он так просто отобрать у этой суки ребенка? Ты как будто не знаешь меня. Что не так? Я правда не понимаю, когда все стало так запутано? – он буквально ощущал ее присутствие за своей спиной. Раймонд прикрыл глаза, желая оказаться буквально в ранее  минут двадцати, когда еще не было этого разговора. Однако давайте будем честными, он должен был произойти рано или поздно. Как бы он не хотел оставить все на лайте, так просто никогда ничего не получалось.  Он был бы счастлив если матерью его ребенка было Оли, но его матерью была холодная и расчетливая Офелия.
      - Оливия, - почти рычал мужчина, когда она почти спокойным голосом говорила, что он не тот,вот только голос ее дрожал. Он поступал как последний мудак, но это была его сущности, этакая непереносимость лжи, вот только он никогда не задумывался нужна ли кому-нибудь эта правда. – Я знаю, - резко говорил он, понимая в какой жопе они оказались, ведь не даром сейчас они почти ссорились. Они крайне редко повышали голос друг на друга, сейчас себе такую вольность позволял только Раймонд. Что самое странное, что Оливия всегда принимала его, даже сейчас, пусть он и вел себя как последний критин, так люди просто не имели никакого право себя вести, не с теми, кого любили. Видели когда-нибудь льва в клетки? Он был похож на него, не имея возможности выбраться из клетки этой ярости, он просто кидался на прутья, разбивая мечты Оливии, ее желания и стремления, пока клетка вот-вот не была разрушена, и он мог оказался на свободе, но нужна ли была ему эта свобода? Что если это воображаемая клетка, вовсе не являлась такой? Что если он сам себе придумал все это.
    - Оливия, – практически простонал он ее имя, представляя в какое дерьмо они вляпались. Хватая девушку за руку. Мужчина резко дернул ее на себя, затем сжимая ее за плечи,- Что ты хочешь от меня услышать? Что мне надоело?  Что я не хочу расставаться с тобой вот так?- он был зол, что вообще допустил подобное. Прижимая ее к себе, он вдыхал запах ее волос, целуя в макушку, ослабляя свою хватку. - Я правда не хочу так поступать,- шептал он ей на ушко закрывая глаза понимая. что еще немного и он не сможет отпустить ее.

Отредактировано Dylan Raymond (01.12.2017 23:42:14)

+1

6

Take my hands pull me close
Take my hands love me uhh
Take my hands pull ne close uhh
Baby don't let me go
Don't let me go

     Из неё был плохой переговорщик, но чем дальше заходила ситуация, тем сложнее было ориентироваться в ней. С каждым новым словом, она становилась ещё запутаннее, ещё тяжелее и казалось, что решения по праву не могло быть. Оливия не должна была толкать его на это, но ведь делала это. Один из сложных выборов и в этом она понимала его как никто, в этом то и заключается главная опасность. В любом случае кто-то должен остаться в проигрыше, и только на плечи решающего ложиться ответственность за выбор. Третьего пути не дано. Выбор все равно должен был быть сделан. Она хотела быть с ним, но какую цену приходилось платить ему. Когда где была вероятность того, что ей не придется его оставить, когда отцу надоест потакать её прихотям. И ведь это стали больше уже её прихоти, нежели Виктора. Они были в праве все прекратить, но это было невозможно сделать, потому что пути назад не было. Она победила, её отец уже сейчас мог почти что праздновать победу и подготавливать свой дальнейший черный план действий; пытаться осуществить свои планы, даже не подозревая о том, насколько сильно могут быть искалечены жизни и какая ценность стоит на кону всего. Зная это, было трудно действовать, когда ещё остаются граммы сомнения, но и те нужно было стараться сдержать. Ослепить. Не слушать. Возможно в один прекрасный момент ответы сами найдутся, решение, ответы. У них есть лишь сейчас. Здесь в этом отеле. Должно быть, если бы они действительно расстались у неё не было бы повода переживать за действия Виктора, тогда бы она помешала его плану, предала отца. Но и пусть. Меньше всего она хотела портить чью-то жизнь и пытаться быть той, кем никогда не являлась.
     С одной стороны, ей хотелось уйти, просто отступить, тем самым сыграть в мнимое благородство, но стоило ли оно того, когда большая часть дела уже была сделана, а до кульминации оставалась какая-то прямая. Никто не думал о последствиях. Впервые Оливия почувствовала себя слабой, когда ей следовало оставаться сильной. Она могла себе это позволить. Сдаться перед эмоциями, когда они были самым опасным, что могло быть в её жизни сейчас. Нельзя было позволять себе чувствовать, но она делала это. Её способности оказались уже выжжены. И ведь она правда готова была сейчас уйти и должно быть это стало бы самым верным решением, чем продолжать переливать воду из одной тары в другую, не имея возможности подтолкнуть к прямому решению. Она не была готова брать ответственность за разрушение чье-то семьи, и какие бы сильные чувства она не испытывала сейчас к Дилану. Был ли вообще хоть какой-то смысл во всем этом. Она видела его метания, но старалась игнорировать, понимая, что ни к чему хорошему это не приведет, не сейчас.
     - Так не поступай так! - она коротко прикоснулась губами к его плечу, обжигая кожу поцелуем, мягко выдыхая слова, Оливия чувствовала, как хватка его рук ослабла; услышала его слова, но только не торопилась с ответом, позволяя тишине проникнуть между ними, когда было слышно лишь тяжелое дыхание, наполняющее воздух раздражением на всю эту ситуацию. Она сама себе противоречила, а все потому, что он был рядом. Слишком сильны были воспоминания от их ночей, последней ночи. Она хотела вновь раствориться в них, чтобы это никогда не заканчивалось.
      - Ты знаешь, что так продолжаться не может. - хотя, как вообще было правильно в этом случае, подняв голову, девушка заставила себе посмотреть на него, поднимая свои руки к его голове, укладывая те на шею, чуть удерживая ту своими ладонями. - Я не хочу заставлять тебя выбирать, так будет правильнее. Он твой сын и я понимаю тебя, мальчику нужен отец. Я сама выросла в семье, в которой родители развелись, когда мне было пять. И у меня никого нет кроме отца. - Она никогда не говорила ему об этом, вообще мало говорила о себе, старясь не концентрироваться на этом внимание. Вся эта тема с разводом родителей, то время, когда она злилась на мать, за то, что та их бросила. То время, когда кроме отца у неё никого больше не было роднее. Она не хотела в который раз пропускать её через себя. Особенно сейчас пытаться вспомнить то, что когда-то причиняло ей большую боль. Она более другого знала какого это. Путь она была ещё мала на тот момент, но она до сих пор помнила тот страх и непонимание того, что вокруг происходит.
      - Мы уже и так далеко зашли, и назад пути может не быть. Пусть оно и будет так. - взгляд её скользил по его лицу, вновь фокусируясь на глазах, то снова спуская ниже к губам. - Я лишь хочу, чтобы ты был рядом. - правда, единственная, из всего возможного что могло вообще быть сейчас. Она сказала, как есть и ответ даже не хотела знать. Да, это могло стать их концом, и пусть она разрушит свои отношения с отцом, чем разрушит чью-то жизнь по собственной воле. Вот и первая оговорка её характера. Оливия не хотела слышать ответ, она уже услышала достаточно. Приподнявшись на носочках, она сделала шаг вперед, целуя его губы, нежным, но в тоже время отчаянным поцелуем, который мог быть, подсознательно оживляя воспоминания их ночи. - Мне нужно ехать в офис, я обещала помочь отцу с бумагами сегодня.

Отредактировано Olivia Sammerson (02.12.2017 14:32:32)

+2

7

Of our elaborate plans, the end...
Of everything that stands, the end...
No safety or surprise, the end...
I'll never look into your eyes... again...

     Он все-таки ушел, они просто попрощались и разошлись, опять. Всякий раз, когда не хотели и могли остаться, все равно расходились. К чему было вообще вести эти разговоры, когда все равно как упертые бараны поступали так как раньше. Дилан покинул номер вместе с ней, обычно они уходили порознь, но сегодня все было иначе. Он докинул ее до офиса отца, отправляясь в место, которое давно не мог назвать домом. В такие моменты, когда им нужно было расставаться, он говорил, что позвонит, но сегодня не было привычной фразу, может потому что эту ночь они закончили впервые таким разговором. Раймонд не мог знать, что дальше все пойдет совершенно не так, как он планировал. Он был помешан на контроле, но почему-то Оливия была не контролируемым элементом, можно было подумать потому что не являлась частью его жизни в традиционных понятиях. Кто вообще это придумал.
     По дороге домой, он совершил пару звонков, проконтролировал работу нового органа в холдинге, который еще не был обкатан настолько что бы дойти до автоматизма, затем еще звонок, что бы узнать где была жена. Офелия была дома. Что в принципе было удивительно, ведь сегодня она должна была ехать к кому-то, это единственное что он выцепил из вчерашнего разговора с ней. Сложно было представить наиболее приятную картину для Дилана. Он уже подъезжал к дому, когда прокручивал их разговор с Оливией в номере.
     - Так не поступай так! – говорила она. Целуя его в плечо, даже сейчас, когда он был зол, она умудрялась оставаться нежной и милой. Таких обычно и берут в любовницы, но большинство из них были набитыми куклами, глупыми и бесполезными, а она поставила себя иначе. Это сначала забавляло, потом интриговало, пока он не погряз в ней. То, что должно было стать разовой интрижкой, принимало тот самый оборот, который не ожидал никто. Никогда не знаешь, когда встретишь судьбу, пусть она немного и запоздала. Мужчина никогда не верил в судьбу, но что-то подсказывало ему, что-либо он уйдет из семьи, либо потеряет Оливию. –Знаю, но пока все именно так. – Констатировал он факт, что могло показаться ему чем-то обыденным, а для нее могло прозвучать иначе. Она прижималась к нему и он хотел ее даже сейчас, хотел всю без остатка, но не имел право ставить ей условия. Она впервые говорила о своей семье и о том, что понимает его, и Раймонд верил ей. Мужчина никогда не был близок с родителями, но став отцом не мог позволить себе такую роскошь. Его сын был его гордостью, и он любил его, пусть и его мать вызывала у него раздражение. Родители только виноваты в разводах, ссорах и прочей ерунде, дети были только между ними, что обычно ничем хорошим не заканчивается. – Я хочу большего Оливия, - шептал Дилан, когда ее губы коснулись его в поцелуе, Раймонд сильнее прижал ее к себе, отрывая от земли, заставляя обнять его за бедра своими ногами. Ему так нравилось, что он ощущал, с ней, что готов был в такие секунды бросить все, но потом на них обрушивалась реальность. Разрывая поцелуй, он понял, что они опять оказались постели, только теперь уже он сидел, а она была на его коленях. Вид, который открывался ему, нравился мужчине больше всего. Целуя ее в ключицу, он осторожно ставит ее на ноги, он знает, что она права, нужно было быстрее закончить это сейчас, но он не смог. Проявление слабости? Да, но таких слабостей у него было не много, точнее одна и он сможет пережить ее присутствие в жизни, где он не имел право на ошибку.
      Он только приехал к дому, как ему пришло смс от жены, он даже не стал его открывать, направился в дом. – На тебе ее запах,- говорили Офелия, все такая же красивая и холодная. Да это было правдой, его рубашка пахла ее духами, ее кожей. – И тебе доброе утро,- говорил Дилан, проходя мимо женщины, в сторону лестницы, откуда уже несся Энди. Подхватывая мальчика, Раймонд подкинул его в воздух невысоко, что бы не напугать, затем поставил на твердую поверхность,- Привет, герой, какие планы на день? - Интересовался Дилан, и ребенок сразу же начал тараторить рассказывая о своих планах, пока минут через пять жена не прервала их. – Если бы не Энди, ты бы не вылазно был в постели своей шлюхи? - это стало последней каплей. Поднимаясь от попросил гувернантку увести сына. Он смотрел как его уводят и принимал самое сложное решения, которое только можно было принять. – Ты большая шлюха, чем она. Ты бездушная, глупая, забивающая себе и нашему сыну голову всякой хуйней. Офелия, я не люблю тебя, уже давно, как и ты меня, так что давай закончим этот фарс, Лив ничего не сделала ничего тебе, возможно лишь задела непомерное эго, но я думаю, что ты справишься и продолжишь раздувать его дальше, у тебя это прекрасно получается. Только в этот раз, без меня,- говорил он, ей с улыбкой, которая буквально кричала, что она достала его. Все было весьма прозаично и до смешного просто. Дилан просто поднялся наверх, просто собрал вещи и сложно расстался с сыном. Все было действительно просто, вот так практически по щелчку пальцев. Написав сообщении Оливии, он попросил ее спуститься, ему нужно было увидеть ее сейчас. И вот сейчас, когда она шла к нему на встречу, он улыбнулся. Она оглядывалась по сторонам будто боялась, что их заметят. Когда Оливия подошла ближе он обнял ее, заставляя посмотреть в его глаза, прежде чем поцеловать ее, будто возвращая утренний поцелуй. Когда оторвавшись от ее губ, он смотрел в ее глаза что требовали.- Я ушел от жены,- просто признался Дилан.

+2

8

     Слова закончились. Что тут скажешь, когда вопросы по-прежнему остаются без ответов. Их нет, но и нужны ли они. Без лишних слов, фраз, которые могут ранить своим присутствием, большее, чем удар по самому уязвимому. Может так и лучше. Просто расстаться, оставив вопросы без ответов, скрывая те недомолвками, но между тем открывая двери к очередным секретам. К чему вообще нужны поражения, когда удар может быть нанесен по самому дорогому. Иллюзии или правде. Что есть что. Оливия давно уже перестала понимать для чего все это нужно, но она не забыла настоящего. Они расстались. Она молча покинула его машину, мягко захлопывая за собой пассажирскую дверь, а затем прошла к главному в ходу в бизнес центр, где находился офис компании отца, стараясь как можно по максимум перевести свои мысли в режим работы. Ей это было нужно как никогда. Она соврала, сказав Дилану о том, что ей нужно было быть сейчас здесь. На самом деле у неё был выбор, остаться дольше там в номере, или как можно скорее проститься. Она выбрала свободу. Поднимаясь на лифте на нужный этаж Лив все ещё думала о своем предложении, своей настойчивости. Очередные убеждения, без всяких доводов на то, что она поступает неправильно. Ей следовало переключиться на здравый лад и подумать о том, что происходит сейчас.
     - Оливия! Дорогая... - не успели двери лифта раскрыться, как отец тут же крепко обнял свою дочь, едва она сделала шаг вперед к нему навстречу. Должно быть по выражению её лицу сейчас она действительно выглядела не лучшим образом, точно так же, как и чувствовала. Виктор подозревал это, на то он был её отцом. Сказав, что он спустится позднее, они прошли вместе с Оливией в его кабинет, где попутно, он попросил принести её любимый зеленый чай с жасмином. Было забавно осознавать - теперь она боялась. Она боялась мысли о том, что правильно ли поступала, все эти отношения, это уверенное, и якобы ненавязчивое давление со стороны отца. Все смешалось. И только одно из чувств всё же было реальным, но даже от осознания этого не становилось легче. Виктор не ожидал её увидеть сегодня в офисе, но всё равно смог найти ей работу, которую она у него попросила. Один из новых проектов, который требовал её внимания и мнения по возможности своего расширения. Оливия переворачивала страницу за страницей, погружаясь все глубже в слепые схемы и знаки, что были нанесены на бумаге. Должно быть ей следовало ответственнее относиться к своей работе. Она не отвлекала, они лишь ещё глубже заводили её в тупик, заставляя то и дело посматривать на телефон, давая себе отчет, что он и вовсе может не ожить, да и время было не тем. Вопрос лишь в том, готова ли она была на самом деле оборвать все это.
      Она ожидала любого поворота, кроме того, что он приедет сюда, и даже не подумав о тех правилах, что им пришлось установить. Их отношения были скрыты от всех, только они и никто более не имел права знать об их связи. Хотя бы одно это создавало не малую проблему, втягивая Оливию в замешательство. Одна заветная фраза, которая не может не ласкать слух и в которую так трудно поверить с первого раза, даже когда так ждешь услышать. Но она видела его взгляд, видела, как светились его глаза, что заставляло ещё больше поверить в правду, понимая, как растерянно она выглядит, не ожидая такой новости, но перед этим требуя от него обьяснений. - Ты, ты правда это сделал? Но... но как же... - она оборвала свою мысль, почти что, поздно поняв, что сейчас было бы совсем не к месту упоминать сына; ещё был очень свеж их утренний разговор. Не сказав больше не слова, она снова припала к его губам, уже свободнее и увереннее обнимая его за шею и не важно, что сейчас подумают проходящие мимо секьюрити или если кто ещё решит взглянуть в их сторону. Это было не правильно, но она ничего не могла с собой поделать, хотя сейчас хоть немного стоило взять себя в руки.
      - Прости, - Оливия, резко отступила облизывая губы, что ещё отчетливо ощущали его вкус. - Должно быть ещё рано вот так вот стоять и просто целоваться на виду у всей улицы. Ты все ещё женатый мужчина, а я все ещё дочка босса, который может приехать в любое время. - Она хотела бы это забыть, но правду стоило напомнить хотя бы себе. Сейчас им нужно было взять паузу, как бы сильно она не хотела сейчас быть с ним рядом, вновь возвращая все те минуты, когда им было хорошо вместе. В такое время, она почти что ненавидела обстоятельства и то, что заставляло так думать. Впереди у них ещё был долгий путь, и это не смотря на то, что начало уже было положено. Она не могла не переживать за последствия, зная, что это был ещё не конец и все самое опасное, что может с ними ещё случиться, находится впереди. 
      - Это означает ли то, что теперь больше никаких отелей, - чуть прищурив глаза, она наклонила слегка вперед голову, словно хотела проверить его слова на собственном детекторе лжи. Ей просто хотелось услышать ответ, имея возможность по-настоящему улыбнуться своей догадке, хотя на самом деле Оливия плохо представляла, что теперь их ждет дальше.

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Пора расставить все на свои места ‡эпизод