http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Anything that can go wrong will go wrong ‡флэш


Anything that can go wrong will go wrong ‡флэш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://pp.userapi.com/c841127/v841127346/47251/9yE4LfpbLbM.jpg
Время и дата: 23 августа 2016 года, воскресенье, раннее утро
Декорации: Богом забытый трейлер на окраине Нью-Йорка
Герои: Jade Stone & Medea Sforca & Mad Burke
Краткий сюжет: Казалось бы, наркоман американский, а страсти-то почти мексиканские! Во всяком случае, еще год назад Джейд бы в жизни не предположила, что ее существование обернется подобными финтами и выдаст ей разворот кругом. Точно так же, как и Медея с трудом представляла себя в роли ангела-хранителя, только-только распрощавшись с тюремными нарами. О чем тут уж говорить про непутевого Берка, для которого вообще каждый день становился сюрпризом не только в том, что происходило вокруг него, и почему он снова во всем виноват, но и за то, что, в целом, умудрился очнуться.

Отредактировано Mad Burke (11.12.2017 19:10:03)

+1

2

Порой в школе не учат элементарным вещам. Учат математике, рисованию, литературе, правилам безопасности… а вот элементарным, увы. Едва ли Джей, та, что жила в своем собственном доме год назад, могла увидеть в своих мечтах, рассеянных над бестолку распахнутой книгой, что став старше и, наконец, закончив эту злополучную школу, она будет умирать в каком-то грязном, не смотря на все усилия, Богом забытом, хотя он наверняка и не знал о его существовании, трейлере. И нет, Джей не преувеличивала бедственность своего положения, в отличие от более сильной половины человечества, готовой свалиться с ног под тяжестью пресловутых 37,2. Она до последнего продолжала посещать и работу, и курсы парикмахерского искусства, куда устроилась вместе со своей новой подругой Эмили, борясь со скрутившим ее недугом, пока наконец, все запасы терпения не кончились и она не взяла пару дней отгулов у своего щедрого и все понимающего руководителя.
Собственно, на это простое действие, как нажать кнопку вызова, проскрежетать в микрофон свое печальное: «Джей… я сегодня не смогу выйти», и сбросить звонок, ушли все ее малые силы, после чего девушка натянула повыше старенький плед, спасаясь от озноба, не смотря на летнюю духоту раскочегаренного под жарким солнцем трейлера, и подтянула колени к груди, сворачиваясь клубком и тихонько поскуливая от боли. И пусть подобная боль была для любой женщины в репродуктивном возрасте скорее рутинным делом, молоденькая девчонка буквально нутром чувствовала, что что-то не так. Хотя бы потому, что на деле у нее была приличная задержка. Настолько приличная, что дешевенький тест, сейчас сваленный на прикроватной двуногой табуретке, неуверенно светил двумя линиями их с Мэдом приговора.
И вот как раз этому в школе не учили. Джей помнила лишь о том, что секс должен быть безопасным и ведь так оно и было! Мало кто смог бы упрекнуть ее парня в безответственном отношении к данному вопросу, ведь он мог добыть презерватив казалось бы из любой щели или кармана, как фокусник добывает кролика из шляпы, и не имея под рукой такой надежной защиты – к девчонке старался особо не прикасаться, особенно после ее внезапного предложения связать их судьбы официальным документом. Но отчего-то никто не предупредил, что резинки имеют свойства рваться, особенно дешевые и казалось бы вековые, как та последняя, вытащенная из-под ножки кровати, хотя до этого Джей ее ни разу там не замечала во время очередной попытки прибраться в доме. Так же, в школе рассказывали о болезненности самих родов… а вот о том, что вся беременность будет проходить в подобной конвульсии, вероятно ради повышения рождаемости, упомянуть так же не посчитали нужным. Ну в самом деле, если бы женщины знали о том, что их ждет, то никогда и коленей бы не развели в мужском обществе.
Девушка почувствовала, как ей в шею уткнулся влажный холодный нос. Поведя плечами, она отстранилась и чуть подвинулась поближе к стенке, но нос и не думал отлипать, с глухим стуком когтей о линолеум пола, запрыгивая и проминая под собой кровать, отчего Джей перекатилась обратно и едва не прижала собачьи лапы, в то время как ей на лицо свалилась обслюнявленная и смятая банка из-под пива, а вопросительный скулеж явно выражал собой высшую степень заботы.
- Пееес… - Устало протянула блондинка, отбрасывая в сторону противную жестянку и стирая с лица остаток благоухающей отнюдь не розами собачей слюны. И почему эта собака считала, что лучшее лекарство от всех болезней – это пиво? И как так вышло, что животное настолько походило на своего хозяина, что порой становилось не по себе… И если бы Мэд был рядом, то наверное и способ лечения предложил бы похожий. Вот только его не было… уже пару недель как. Работа в строительном холдинге, как он объяснял ей, а в особенности его должность члена строительной бригады, предполагает долгие командировки, практически вахтовый метод, и если их переводят на участок, расположенный возможно даже в другом штате, то он вынужден будет уехать на какое-то время. Хотя в интерпретации Мэда это звучало несколько проще: «Я на работу» и «вернусь не скоро», бригадир, телефон которого был у девушки на экстренный случай забит в память смартфона и который она начала обрывать после трехдневного отсутствия ее мужчины дома, объяснил все именно так. После, Джей конечно, попросила Берка предупреждать ее о командировках и времени своего отсутствия, он даже согласился и на этот раз пообещал вернуться через три недели, более того, периодически звоня ей из автомата, справляясь о делах и терпеливо пыхтя в трубку на поток сыпавшихся на него новостей (а может это был приглушенный храп), вот только о главной новости так и не знал. И должно быть, уже не узнает, ведь так и не ставшая миссис Берк отмеряла себе последние минуты жизни. Ну, может быть часы.
- Да Пес же! – Плаксиво простонала Джей, когда сорвавшаяся было с места собака, видно принявшая жест хозяйки за начавшийся раунд игры, вновь притащила ей банку и звонко залаяла, извещая о своей готовности вновь броситься в погоню, а заодно убеждаясь, что этот способ приведения девочки в чувства оказался действенным. Ну действенным же? Ну? Ну! Давай! Готов. Кидай же ее! – Пес отстань от меня! Иди на улицу, проваливай! – И стоило приложить не мало усилий, чтобы настырный нос, язык и требовательный лай, наконец, смолкли и обиженно утопали на улицу, догрызать и эту банку, и какой-то ботинок, и притащенную со свалки камеру от колеса. Хотя может то была не обида, а стратегическое отступление предвещающее разработку нового плана действий, ведь эта человеческая девчонка была такой глупой и слабой, кому как не Псу ее спасать?
Когда настырная собака от нее наконец отстала, Джей снова завернулась в плед, припоминая, а какие симптомы беременности до этого оставались для нее секретом? Вот, например, сыпь. Странная сыпь на самом интересном месте, противно зудящая и не дающая покоя, хотя подобные ощущения и отвлекали ее от представления себя в роли Рипли из второй части Чужого, в том ее сне, где из живота вырывается инопланетная тварь… или это было в первом? Но суть от этого не менялась, ведь все симптомы указывали именно на то, что в ее животе поселился кровожадный монстр… жаль, конечно, вдруг Мэд хотел мальчика. И ведь, наверное стоило сходить ко врачу, проконсультироваться, узнать в конце концов сколько ей жить осталось не по представлением случайно залетевшей кукушки, а на основании авторитетного мнения сноба в белом халате, вот только и этому в элитной школе благородных девиц не учили. Что делать, когда ты жалкая неудачница без медицинской страховки и средств к существованию, в то время как готовили тебя совершенно не к такой жизни? Только, лежать, и ждать своего часа. Жаль, только, что в одиночестве… хотя…
Девушка вновь достала сотовый из-под подушки и сощурилась от яркости экрана, буквально ослепившей ее в полумраке трейлера. Она в нерешительности повозила пальцем по экрану, рассматривая их с Мэдом совместную фотографию на рабочем столе, пусть парень даже и не подозревал о ее существовании. Пощелкала по значку социальной сети пролистывая новости… открыла пустой список входящих сообщений, где никто не интересовался, жива она до сих пор или нет. И, будто эта глухая стена подтолкнула ее к решительным действиям, открыла список контактов, набирая номер бригадира. Ей хотелось только поговорить… последний раз поговорить с Мэдом, вот только какой-то подлый черт сомнений и женского нрава взял власть над ее разумом:
- Алло. Алло, мистер Барри… позовите Мэда к телефону. Он рядом? – Слабый вдох и когда в телефоне раздалось смущенное и недовольное сопение, ведь парень не очень любил подобных звонков, тихо зашептать в трубку. – Мэд… Мэд мне плохо. Я умираю тут… возвращайся скорее. Ты можешь приехать?

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Последнее время они оба были на взводе. Джейд - по своим неведомым женским причинам, которые Мэд не стал бы ни в жизнь разгадывать, опасаясь за сохранность рабочего состояния своей башки, ну, а ему самому башню сносило с наркоты. Как он снова на нее подсел, медленно и неотвратимо, сейчас ему было невдомек, но мужчина прекрасно соображал, что за беда с ним происходит, с какого хера и что момент был безвозвратно упущен, когда кислота принималась чисто ради развлечения, а не для того, чтобы не подохнуть от всей красочности абстягов, да в окно под них не выйти. Понимал, но все же, каждый раз, когда уже был решим что-то с этим делать и знал, что брать себя в руки когда-нибудь таки придется, Мэдок глотал самую-самую последнюю таблетку, чтобы уже после нее - ну, все-все, совсем завязать и проколотиться с месяцок в ебучей депрессухе. К тому же, он опасался, что девчонка под его плохим самочувствием обязательно запрет его к какому-нибудь костоправу, и мало ему после от копов не покажется - он ведь итак, что ни день, радовал Бриггса своим равнодушием к бесконечному встреванию в самые дурные истории города. Он опасался, что та начнет за него переживать, ведь как-раз отходняк бесследно для нее пройти не мог - можно было попытаться на вахте, но и тут не что-то обстановка была так себе, его то и дело перебрасывали по объектам и провести хоть мгновение наедине со своими мыслями не удавалось, требовалось больше топлива, требовалась скорость и ясность мысли. Где тут завяжешь, в самом-то деле. А сама детка еще в ту экзальтацию впадала, когда дело касалось их здоровья, насущного хлеба, крыши над головой - в общем, всего того, что она считала столпами мироздания, и всячески пыталась удержать их на месте, чтобы небесный свод с ее облаками, поддерживаемый Атлантами, не рухнул прямо им по темечку и не придавил бы своего создателя и его любимого антагониста. Берк тоже очень любил свою малышку, но при этом всегда оставался себе на уме и свое веское представление о мире менять не спешил. Тут он, скорее, раскрывал глаза самой девке, поскольку та многого не понимала и была до умилительного наивна. Возможно, именно это его и привлекало в ней. Не только, конечно, но как основной фактор - Джей была родом из настолько другого мира, что, порой, Мэд даже не мог поверить в то, что она говорит, о чем утверждает, что этот мир вообще существовал где-то там, за непреодолимыми гранями. Со временем он обязательно натаскает ее на реальность - все это был страшно долгий процесс, но и у парня имелся колоссальный запас непользуемого никогда терпения. А уж, что касалось, отношения девчонки с симптомами болезней - тут на нее всегда накатывала излишняя паника, да и на электрика вместе с ней, когда та, то и дело, предупреждала заказывать венки и планировать, кому отсылать приглашения на поминки. Все это должно было бы закончиться как в сказке про незадачливого мальца, неуместно поднимавшего тревогу о волках, и кому, в конце концов, верить уже и перестали, даже, когда опасность была неиллюзорной. Должно было бы, но Мэдоку никто никогда не читал сказок, и он свято доверял своей малышке всякий раз, как та хрипела: умираю. А тем более теперь, когда крыша ехала просто капитально, и Берка, то и дело, бросало в крайности. Как сейчас, к примеру. Но на закономерный вопрос, а что же собственно произошло, к сожалению, девица только сумела разрыдаться и пролепетать что-то малосвязное из разряда: "все так плохо, приезжай, просто приезжай, ва-а-а". Слез Мэд тоже не переваривал.
- Ну, чего ты плачешь? Я приеду. Я скоро приеду.
К сожалению, страховка самого электрика не распространялась на его крутышку, а поэтому и пользоваться той приходилось бесплатной социальной клиникой, страхом и ужасом даже для видавшего виды гопника, и более цивилизованные госпитали не переваривавшего. Но в этот раз у него мало, кто спрашивал - свою девчонку нужно было беречь, а поэтому и наступать на горло своим суеверным предвзятостям. В конце концов, кто, если не он, защитит ее в том Чистилище, в случае чего? Для этого он и существовал. Где-то на фоне в телефонной трубке, покуда Мэд еще не разобрался как класть ее на клавишу, а, может, у него просто была нарушена мелкая координация, слышался голос его бригадира, о том, что тот крайне удивлен и обескуражен подобным заявлением своего работника, и не мог бы тот кое-что ему разъяснить - ну, как бы понял сам Мэдок, но навряд ли точно так же восприняла до последнего гудка не отключающая связь Джейд Стоун, поскольку, в общении друг с другом, эти два светоча строительной индустрии, на излишние расшаркивания, отнюдь, не разменивались.
Мэду, конечно, основательно пришлось пояснить ситуацию и добиться того, чтобы его отпустили под твердое обещание вернуться, как только разрешаться все вопросы. Впрочем, насколько мужчина мог соображать - львиную долю работы он уже наворотил, оставались какие-то понты, он доделает все за пару дней... но у него не было сейчас пары дней. Нужно было бежать. Ему и без того пришлось изрядно повертолетить по бытовке бригадира, прежде чем они пришли к общему согласию, и тот едва сам не переехал молодому человеку, чтобы тот наконец сел и успокоился, и перестал выбивать пыль из старых досок деревянного настила. Впрочем, тут и сам Берк готов был сорваться, чтобы хорошенько врезать этому удоду, если он не понимал простых истин - у него там девчонка помирает, спасать надо, ты, долбоеб, да я и работу брошу, и нахер вас всех пошлю... Ведь, она была важнее, гораздо. Она была той осью, вкруг которой теперь вертелся мир Мэдока, и с каждым днем, все набирая новые обороты, угрожая при резком торможении размазать его всмятку, он обращался в нечто смертельное и роковое для них обоих.
Стоит ли говорить о том, какой пулей он рвал домой, и как разбил в бесхозной тачке стекло, чтобы добраться с ветерком хотя бы до Нью-Йорка, а там уже бросить ее в подворотнях и пересесть на подкативший автобус. Но и в его салоне покоя мужчина не нашел, всякий светофор и остановку порываясь ворваться в кабину водителя и приставить к его шее лезвие пера - вместо этого он надежно перечесал себе все, до чего доставали руки и до крови перегрыз свои ногти, которые за последнее время не успевали толком отрастать, хотя он и раньше предпочитал избавляться от них именно подобным способом. Зато уже с нужной точки отсчета его ничто не держало, а бегал Мэд быстро, раз уж все еще ни разу не присел за кражи, грабежи и хулиганство. К тому же... кое-что его подстегивало даже чуть сильнее, нежели беспокойство за детку.
К трейлеру он добирался уже быстрым шагом - по пустырю было опасно набирать скорость, здесь запросто можно было и пешком угодить ногой в червоточину Вселенной, чего уж говорить про нервически пытавшегося закурить мужчину, с зажигалкой не справлявшегося совсем не потому что та не работала - пальцы съезжали с кремня, руки тряслись, а злоба из-за каждой заминки вгрызалась в душу и не выпускала горло из своих цепких клешней. Джей, ну, как ты. Что стряслось? Где болит?..
- Что стряслось, крутыха? - и пусть никого не смущает его неформальная подача речи, когда неподдельная тревога в дребезжащем голосе явственно отражала, что серьезней человека под ржавой и наспех подкрашенной крышей трейлера было не найти. - Где болит? - Мэд широким нетерпеливым шагом, едва не споткнувшись о налетевшего в радостном скулеже Пса, преодолел разделявшее их расстояние, по пути дотягивая последние крохи из сигареты и туша ее об изголовье постели, чтобы не глядя бросить куда-то под ноги, где тут же нарисовалась псина, шерстью и лохматым метелившим хвостом сметая все улики преступления.
Он сел около детки на кортах, не решаясь особо прикоснуться, да и не зная толком, что делать-то, зато снова принимаясь за спиливание своих несчастных ногтей, как преданный грустный пес взирая на прихворавшую хозяйку, переминаясь с лапы на лапу, покуда их питомец на самом деле едва с ног не сбивал от счастья своего спасителя. Она со мной не играет! Ты только представь себе!
- Джей... Ну, чего? Ты чего? Поехали в больницу, я тебя донесу, - конечно, было бы уместней тут такси вызвать, но денег в карманах парня особо не водилось в данное время, а на руках он действительно мог бы ее допереть куда угодно с передыхом, если надо-то.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Anything that can go wrong will go wrong ‡флэш