http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: май 2018 года.

Температура от +15°C до +28°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » С Новым годом! ‡флеш


С Новым годом! ‡флеш

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время и дата: 31 декабря 2002 года
Декорации: Москва, квартира Климовых на Старом Арбате
Герои: Нина, Егор, их друзья и, конечно, незаменимая Макаровна
Краткий сюжет: новогодние праздники в молодой семье Климовых. Гуляют все.

+1

2

- Ааааа, - Нина подскочила на кровати от настойчивого звонка будильника. Легли они под утро с мужем, и она не смогла сразу уснуть, лежала не очень удобно, прижатая его рукой. Порой Егору не было дело до того, как бы ей устроиться. Подминал под себя и хоть задохнись в его медвежьих руках, ему ж так удобно.
Щелкнув кнопку, девушка посмотрела на мужа, открывшего глаза и смотрящего на нее. Нина понимала, что если Егор сейчас протянет ей руку, то она никуда не успеет. Поэтому девушка сама вложила в его ладонь свою и прошептала:
- Я опаздываю, прошу, отпусти, - пыталась увидеть понимание в его серых глазах. И тут же по квартире раздался голос приехавшего Карася. Нина быстро притянула к губам руку мужа, оставляя на тыльной стороне его ладони поцелуй, смахнула с кровати, кутаясь в халат. – Привет.
- Привет, - Диман присвистнул, жуя украденный пирожок, и плюхнулся на диван. – Там снега полно, а я лопату забыл, так, что будем тащиться. К третьей паре успеем.
- К третьей?? – Нина с ужасом выскочила из ванной, с торчащей во рту щеткой, - Димочка, нельзя к третьей, - бубнила непонятно, шевеля белыми губами. – Никак нельзя.
- И не думай, - в дверях кухни появилась Макаровна, - без завтрака не отпущу. А ты, - погрозила пальцем, - еще раз стащишь еду, и будешь есть вот так, дам тряпку оттирать пятна. Так и знай. Егорушка, - экономка всплеснула руками, улыбаясь, встретила появившегося Клима. – А Нинуся проспала. Иди, умывайся и кушать.
- Ура, жрать зовут, - Карась поднялся, пожимая руку вожаку. – Слушай, завтра тридцать первое, я тут подумал, может, привезу Лизку сегодня, пусть с утра и помогает по кухне. Мне так в лом вставать в такую срань.
- Три бабы вечером, - Климов подумал и, хлопнув по плечу Карася, усмехнулся, смотря на пробегающую мимо Нину, - ладно, пусть щебечут.
- Отлично, в карты зарубимся. Кот подкатить должен. Обещал привезти какие-то новости.
Мужчины стояли посреди гостиной, а Нина в комнате прыгала в огромном шкафу, натягивая на себя вещи. Надо как-то преодолеть заслон «завтрак от Макаровны». Клавдия будто цель ставила перед собой откормить Нинусю, готовя каждый раз так вкусно, что девушка шла походкой зомби на кухню, обливаясь слюной. Но корм был не в лошадку.
В последнее время преподаватели словно сошли с ума или как говорили студенты «слетели с катушек», стали задавать много и требовать полного «обмундирования» на занятиях – книги, конспекты и рабочие тетради, что Нине приходилось таскать с сумкой пакет. Ее стиль в одежде поменялся сразу после замужества. Стал более классическим, дорогим и красивым. Выйдя из комнаты на цыпочках, Нина огляделась. Шикнув Карасю, показывая на дверь, подошла к мужу. Они никогда не целовались, и свою попытку сделать это Нина прекрасно помнила. Приподнявшись на цыпочки, прильнула губами к его шее, проведя языком по еще потной ото сна коже, попрощавшись, ускользнула тихо, пока Макаровна не заметила ее побега. Завтрак ну никак не вписывался в ее утренний распорядок проспавшей студентки.
Договорившись с Димой, что тот приедет в три за ней, Нина побежала по ступеням вверх, не слыша как ее зовет Марина, шедшая с метро.
- Тебе что в падлу было за мной приехать? – огрызнулась она, проходя мимо Карася.
- Не растаяла? Ну и шурши дальше и фильтруй базар. Я не Акела.
- Ой. Напугал козу капустой.
- Я предупредил.
Карасю Маринка была порой как зубная боль. Откровенно не выражал неприязнь, но и не разговаривал легко, как с женой и Ниной. Те были совсем еще дети, радовались мелочам и не задавали много вопросов. Хоть Лизка его и знала многое, но помалкивала, оставляя жену Клима в неведении, рассуждая так, что каждый узнает все в свое время.
- Рermettez-moi d'entrer? – Нина стояла в дверях аудитории, опоздав на три минуты.
- Klimova, pouvez-vous trouver la raison d'кtre en retard?
- Dormi.
- Спасибо за честность и что не стали ничего придумывать, проходите.
У Марины была другая подгруппа. Там проще. Учитель не так вредничал, как Нинин. У Климовой профессор драл три шкуры со студентов, отчего те выползали не только уставшие с пар, но и со знаниями. Положив шубу в общую кучу одежды, девушка присела на последнюю парту, тут же включаясь в аудирование, повторяя за диктором фразы.
К концу последней пары, Нина едва не лежала на парте, записывая задания к экзамену. Сессия была не то что не за горами, а вот – через три дня уже стреляться. И каждый не преминул напомнить о важности его предмета.
- Я так устала, - Нина закутавшись в шубу, стояла возле окна и смотрела на стоянку. Димы еще не было, а торчать на морозе не было охоты. Маринка тут же сидела на подокннике, сложив ногу на ногу, расправляя мех на песцовом полушубке. – У тебя ноги не мерзнут в такой короткой юбке?
- Красота требует жертв.
- Ага, а также соплей и кашля, как говорит Макаровна.
Уж за тем, что и в какую погоду надевает Нина, экономка следит строго, не давая той и шанса замерзнуть. А потом Климова просто привыкла к теплу, став покупать одежду под сезон.
- Много эта старуха что понимает, - Марина не любила Клавдию Макаровну, как и та ее. – Слушай, а что тебе Егор подарит? Ты подарок еще не нашла?
- И не искала. Да мне ничего не надо. Лучше сессию пусть за меня сдаст. Вот это был бы подарок.
- Как это не надо! Мой Волков уже третий день листает ювелирные каталоги, думаю что-то грандиозное подарит.
Егор дарил ей золото, отчего Нина чувствовала себя новогодней елкой. При ней всегда оставались кольцо обручальное и тонкая золотая цепочка, что он подарил на поступление. Остальное лежало в шкатулке.
- Дима приехал. Ты с нами?
- Конечно, тащиться в мороз как утром…
Они вышли на улицу. Дул пронзительный ветер, что Нина нацепила на голову шапку, которую ей связала Клавия Макаровна и кутаясь в шубу, побежала в сторону машины. Но ее отвлек писк. Остановившись, девушка стала оглядываться. Писк повторился где-то рядом.
- Нина! – Дима махнул рукой, поторапливая ее, что она готова была идти дальше, как из-за сугроба, под низкими ветвями кустарника показался котенок. Климова бросила сумку и пакет на землю, тут же присела, протягивая руки. Котенок сразу вскарабкался в ее укутанные варежками ладони. – Чего застряла! Это еще чего такое?! – Дима подобрал ее сумки и заглянув через плечо.
- Кокосик.
- Ктоооо? Хотя ладно. Не хочешь стать сосулькой, бегом в машину.
Засунув котенка за пазуху, Нина припустила к припаркованному Мерседесу, на переднем сидении которого ужи сидела Маринка. Климова села на сидение, раскрывая полы шубы. Котенок свернулся калачиком и еле двигал глазками.
- И куда ты его? Фу, шерсти полно будет. Ты испортишь его когтями свой свитер!
- Мой свитер, хочу и прочу.
- Еще раз, - Дима повис на спинке своего сидения и теребил животное за ушко, а тот лишь урчал и жался ближе к груди своей новой хозяйки. – Как ты его назвала? Ржачно так.
- Кокосик. Кокос.
- А чего, прикольно. И куда мы теперь это полосатое денем?
- Домой?
- Я бы на это посмотрел, - казалось бы, Карася ничего не может пронять.
- Надо в магазин за едой и туалетом.
- Только меня домой закиньте. Я кататься не в бутики не хочу! – скривилась Маринка.
Дима вывел машину на дорогу.
- Нинок, а давай Лизку мою заберем и потом в магазин. Все равно она у вас ночует.
- Хорошо, заодно Марину подкинем к дому и магазин там есть для животных. Кажется.
- Лиза ночевать? А что будет за сходняк? – Марина не могла пропустить события в доме Климовых.
- Завтра тридцать первое. Приезжай завтра готовить.
- Сейчас ага, - Волкова откинулась на спинку сидения, вытаскивая сигарету. – Завтра стилист, массаж и маникюр. Некогда мне.
- А Акелу кормить будешь лаком, тенями и кремом? – вовсю ржал Дмитрий, сворачивая в переулок, откуда недалеко было до дома Волковых.
- Придурок. Что они сготовят то и будет есть.
Марина явно недовольная от шуток Карася, просто вышла из машины и хлопнула дверью, что котенок вздрогнул на руках Нины. Дима сочувственно посмотрел на Климову в зеркало и пожал плечами. Лиза, обрадованная, что они едут с ночевкой к Нине, выпорхнула из подъезда, держа две вешалки с одеждой и сумкой с визажисткими предметами. Климова показала ей котенка, Димка еще раз поржал над именем и втроем укатили в магазин. Пока Нина не думала о реакции мужа на Кокосика, но отчего-то была уверена, что полосатый не помешает им.
Мужа дома не оказалось. Нина прокралась в комнату, положив котенка на кровать, сама пошла раздеваться.
- Нина, - Макаровна вошла в раскрытые дверь спальни супругов и застыла на пороге. – Это что?
- Не ругайся. Я не смогла оставить его в тридцать градусов на улице замерзнуть.
- А Егор знает? – Нина отрицательно помотала головой.
- Макаровна, знакомься, это Кокос, - Димка уже что-то жевал. За его спиной показалась Лиза, протискиваясь в комнату. – Будет тебе помогать вязать.
- Только пусть коснется моих клубков. Кокосик, - засмеявшись, экономка вышла из комнаты.
- Ты совсем уже! – Климова постучала себе по лбу. – Макаровна после твоих слов, уговорит Егора выкинуть котенка! А я думала ты мне друг.
- Не дрейфь. Будет у нас и Кокосик, и Ананасик, и Бананасик.
Они втроем рассмеялись, а котенок потянувшись, спрыгнул с кровати и пошел изведывать новую территорию, где ему предстоит сразу понять – кого можно трогать, а кого надо обходить стороной.

Перевод

- Разрешите войти? – Можно узнать причину опоздания? – Проспала.

Сапоги

http://funkyimg.com/i/2APdJ.jpeg

Вв под шубой

http://funkyimg.com/i/2APdK.jpg

Шуба

http://funkyimg.com/i/2APdL.jpg

Шапка

http://funkyimg.com/i/2APfB.jpg

Отредактировано Nina Klimova (01.04.2018 21:39:11)

+1

3

К любимому празднику россиян Клавдия Макаровна начала готовиться, как положено, то есть, за месяц. В это время холодильник Климовых медленно, но верно заполнялся продуктами из категории «не трогай, это на Новый год!» Больше всего по этому поводу страдал Лёнька Прохоров, известный любитель пожрать, днями напролет ходивший за домоправительницей по пятам и норовивший стащить что-нибудь со стола, за что бывал нещадно бит и не раз изгонялся в общую комнату со строжайшим наказом не попадаться на глаза до самого ужина. После того как для вечерних чтений в кругу семьи была выбрана книга Стругацких «Понедельник начинается в субботу», пацаны дружно окрестили Кота кадавром, неудовлетворённым желудочно, и не упускали случая над ним постебаться.
Прежде Клавдия встречала Новый год одна, а много ли ей, старухе, надо? Пара салатов, граммов двести сырокопчёной колбаски, лоток говяжьего холодца и бутылка «Советского» шампанского из соседнего гастронома. И то ли дело теперь! Отмечать решили все вместе, собраться тридцать первого у Климовых и загулять аж до Рождества, а там и Старый Новый год не за горами, тоже повод.
Праздничная неделя грозила затянуться до середины января, эти дни бойцы Егора проведут здесь, закусывая и выпивая, и придётся извернуться, чтобы накормить семерых здоровых мужиков и их спутниц. Но Климов её успокоил, сказав, что женщин будет всего три – Нина, Лиза и Марина. Поохав, Клавдия написала два длинных списка: в первом были блюда, которые она собиралась приготовить, а во втором – необходимые для этого продукты. Егорушка утвердил оба, даже не взглянув на бумажки, чем немало огорчил домоправительницу. Присутствовавшая при их разговоре  Нина ускользнула из комнаты вслед за Макаровной и, прикрыв дверь на кухню, уговорила экономку показать ей оба списка. Вдвоём они обсудили каждое блюдо и решили, что из этого приготовить накануне праздника, а что оставить на следующий день.
Пожилая женщина не могла нарадоваться, видя, каким энтузиазмом горит её дорогая Нинуся. С первого дня совместной жизни Климов держал жену в стороне от домашних дел. А Нина скучала, с детства не приученная к безделью; но приходилось смириться – не дай бог, муж узнает, что она с тряпкой грязной по дому ползала. Хорошо хоть, в институт ей поступить разрешил, не стал запирать в четырёх стенах. Учится девочка, с людьми встречается, и сама расцвела, похорошела, прямо светится. Даже парни, уж на что звери, а и те охотно подтягиваются в гостиную, когда Нина приходит туда с книжкой и зовёт Макаровну послушать.
Договорились, что Нина и Лизавета будут помогать готовить праздничный стол, а Марина Волкова прикатит с мужем тридцать первого вечером, всё равно толку от неё никакого. Получив приглашение встретить Новый год с семьей Климовых, жена Акелы сразу предупредила, что терпеть не может все эти холодцы и оливье и понятия не имеет, как эту ерунду готовить.
- Слушайте, двадцать первый век на дворе, а мы всё по старинке тазиками режем салаты и наперегонки бежим к столу под бой курантов, - закатывала глаза Марина, пока Лиза и Нина спорили, стоит ли рискнуть и самим засолить рыбу или взять в магазине готовую.
- Не знаю, Нин, мой Димка говорит, что его мамка всегда сама рыбу солила, - говорила Лизавета, старательно переписывая к себе в блокнот список продуктов, составленный Макаровной. – Правда, это скумбрия была, но разницы, наверное, особой нет.
Марина фыркнула и поднесла  ладонь к глазам, рассматривая подсыхающий лак на ногтях.
- Не понимаю, чего вы паритесь…  Сходите лучше в салон, перышки почистите. Вот это наши мужики точно заметят и оценят, а не вашу вонючую рыбу.
- Не слушай её, - шепнула Лиза и наклонилась к подруге, заметив, что та сидит, насупившись, и покусывает карандаш.  – Знаешь, а я вот уверена, что парням будет приятно, если мы сами всё приготовим.
- Тогда добавь в конце два килограмма сёмги.
- Маловато, - лениво заметила Марина, вытягиваясь на диване, и надвинула на глаза маску для сна. – Берите сразу десять. Один Кот в первый же день половину сожрёт.
Девчонки переглянулись.
- Слушай, Нин, она дело говорит.
- Точно, - кивнула Климова. – Пиши десять.

К тридцатому числу стараниями Макаровны холодильник был забит под завязку, и будущие поварихи готовились засучить рукава и сварить свой первый холодец. Особенно переживала Лиза, вспоминая хвалебные оды, которые её муж исполнял в честь родительского новогоднего стола.
- Нин, я с ума сойду, - призналась девушка, повязывая на талию передник, который ей выдала экономка Климовых. – Светлана Васильевна, наверное, в кремлёвской столовой главным поваром работала. Димку послушать, так она всю «Книгу о вкусной и здоровой пище» наизусть знает.
- Да ладно тебе, Лиз, просто мама по определению готовит лучше всех, - ответила Нина, следившая, чтобы рис для любимого салата мужа, «Мимозы», не переварился.
Лиза судорожно вздохнула и заправила волосы за уши.
- Я об этом и говорю. Мне с ней никогда не сравниться. Димка торт печёночный очень любит, готов его есть каждый день. Я позавчера попробовала сделать… Рецепт прочла, думаю, ничего сложного. Весь день на этот торт убила. – Всхлипнув, Лизавета быстро вытерла щёки. – Димка обрадовался и схомячил всё в один присест, сказал, что было вкусно, но я-то вижу – гадость получилась! А ему неохота меня расстраивать, вот и соврал…
- Так, пташечки мои, что у нас здесь?
Прежде чем Нина успела ответить расстроенной подруге, на кухню вплыла Клавдия Макаровна и, оттеснив молодую хозяйку от плиты, заглянула в кастрюлю.
- Рис готов, откинь его на дуршлаг и промой холодной водой. Лизавета, ты чего носом шмыгаешь? Или простыла? Давай я тебе чаю с лимоном заварю, чтобы заразу из организма выгнать. Пропотеешь ночью, а завтра будешь как огурчик.
- Димка тебе поможет, - шепнула Нина, захихикав, и подруга, вспыхнув от смущения, закрыла руками лицо.
- Ну так что, сделать тебе чайку?
- Спасибо, Клавдия Макаровна, не нужно, - помотала головой Лиза, пихая Нинку локтём в бок и кусая губы, чтобы скрыть улыбку. – Вы скажите, чем вам помочь.
- Значит, так, девочки, сегодня нам с вами предстоит сварить холодец. Умеете?
- Не-а, - хором ответили обе и выжидающе уставились на пожилую женщину.
- Замечательно, - вздохнула Клавдия и полезла в шкаф за десятилитровой керамической кастрюлей,  торжественно водрузив её на мойку. – Значит, будем учиться.

Простившись утром с женой, Егор никуда не поехал, а остался дома. В два часа он должен был встретиться с Акелой, который был занят переговорами с представителем люблинской группировки. Конфликт возник из-за платной парковки, на которую претендовали сразу два собственника, и закончился массовой дракой. В дело вмешались правоохранительные органы, и на данный момент около двадцати человек находились под арестом.
В начале третьего Волков позвонил и сообщил, что Порох, последние восемь лет возглавлявший люблинскую ОПГ, считает землю под парковку своей собственностью и отступаться не намерен. Егор ждал приятеля в японском ресторане на Кутузовском проспекте и, выслушав его, велел сворачивать переговоры и ехать к нему.
- Он упёрся, бля, как баран. – Волков примчался спустя час, проваландавшись по центральным пробкам, скинул запорошенную снегом дублёнку на соседнее сиденье и залпом осушил стопку рисовой водки.
- Его право, - отозвался Егор, сдирая обертку с палочек для еды и зажимая их между пальцев. – Порох свой выбор сделал, нам остаётся либо согласиться на его условия, либо отказаться.
- И как мы поступим?
- Подождём. Он еще может передумать.
- Это чё такое? – спросил Акела, разглядывая тарелку, которую принёс официант. На ней аккуратными рядами лежали роллы и суши с тремя видами морской рыбы.
- Попробуй.
- Ходишь налево, пока Клавдия не видит? – хмыкнул тот, пытаясь подцепить палочками ролл, присыпанный икрой летучей рыбы. – Узнает, что ты изменяешь её котлетам с этим вот… - он кивнул на суши, которые его собеседник щедро сдабривал острой зелёной пастой, перед тем как положить в рот,  – … и переведёт на «Доширак» в воспитательных целях.
- А кто ей донесёт, ты?
- Братан, я не стукач, - ухмыльнулся Волков и налил себе еще водки.

В квартире Климовых работа кипела и спорилась. Лиза и Нина наперебой бегали проверять готовность холодца и засыпали наставницу вопросами, на которые та терпеливо отвечала, согнувшись над ведром картошки. Оставленный в комнате котёнок, о котором успели позабыть в суматохе, напомнил о себе, появившись на кухне и сделав попытку вскарабкаться на табурет. Но он был еще слишком мал для таких подвигов и потому забился под стол, любопытно поглядывая оттуда на людей. Скоро ему это надоело, а может, он снова проголодался и решился вылезти из своего укрытия на открытое пространство, тоненько попискивая и тычась мордочкой в тапочек на ноге Макаровны.
- Ох ты, господи, забыли про тебя? – покачала головой Клавдия и подозвала хозяйку. – Нинушка, ты б ему дала, что ли, молочка.
- А мы ему корм купили, я сейчас принесу, - ответила вместо неё Лиза и выпорхнула в коридор, где стояли пакеты из зоомагазина. Там её поджидал Димка и, сграбастав в объятия, прижал к стене, крепко и жадно целуя. Щёлкнул замок, и Лиза в панике оттолкнула от себя мужа, спешно приглаживая волосы. Карась хмыкнул и, поймав её за руку, потянул обратно.
- Здорово, мужики. Чё как?
- Да не особо, - ответил Волков, разуваясь. – Порох упёрся рогом.
- Ну, рога-то мы ему пообломаем, - поиграв бровями, Ивлев чмокнул жену в щеку и отпустил.
- Кот здесь? – спросил Егор, снимая пальто и прислушиваясь к доносившимся из кухни голосам.
- Не-а, сказал, к девяти подвалит.
За стенкой опять заспорили, причем громче всех звучал голос Макаровны, уговаривающий девчонок отойти подальше и дать ребёнку спокойно поесть. Клим постоял, послушал еще и кинул вопросительный взгляд на Карася, но тот только пожал плечами и странновато улыбнулся. Отодвинув его с дороги, Егор толкнул дверь на кухню и встал в проёме, глядя на притихших баб.

+1

4

Не знавшая роскоши в деньгах, всегда в магазинах выбирала то, что проще и дешевле, Нина просто пребывала порой в шоке от той вольности в средствах, какую ей позволял Егор. Но привычка аккуратно и с толком тратить, Нина не утратила в головокружении богатства. Их квартира была большой, обставленной со вкусом. Где каждая деталь была к месту. Что не диван, так кожа, что не кровать так индивидуальный заказ. Как оказалось, это было личное жилье ее мужа. Но девушке понравилось. Когда обстоятельства требуют прижиться, то ты найдешь уют и в шалаше зимой.
В магазин за продуктами из списка ездили женщины и парни. Надо было видеть их глаза, как тележки наполнялись всякими продуктами. Скорость перекладывания с полок банок и пакетиков, скорость передвижения девушек по магазину сбивала парней с толку. И решив, что проще разделиться, каждый покатил в свою сторону.
- Лиза, - Нина разговаривала с подругой по телефону, стоя перед полками с конфетами, перебирая фасовку, - а какие взять сладости?
- А что тебе понравится. Я сладкоежка. А киви брать?
- Бери, да я тоже сладкое ем любое. А парням?
- Поверь, им на конфеты все равно. Лишь бы было мясо и водка. Кстати, надо шампанское купить. Но это поедем в элитный магазин вина.
- Нет, мне лимонада хватит. Да и Егор я не думаю, что одобрит. Лиза, погоди. Я кофе нашла. Бразильское. Хотя в маркете и бразильское.
- Роман Евгеньевич привезет. Он кофейный гурман. Попроси его.
- Ой, а может ты, - прошептала Нина, всматриваясь в дату производства шоколада «Аленка».
- Ты. А я рядом постою. Должна же ты привыкать к парням.
- Ну, хорошо, уговорила.
Рыбу привез Акела. Лиза тут же ее засолила, а Нина стояла рядом и читала рецепты, помогая подруге правильно распределить соль по тушке. А вот появившиеся ящики спиртного, что они поставили в кабинете Егора, очень обеспокоили Климову. Они выживут после такого количества? Потом Димка притащил ящик шампанского, лимонада и еще чего-то, но Нина не разобрала сразу, а в кабинет не пошла. Когда приехал Хирург за каким-то бумагами, что лежали в сейфе в кабинете Егора, Нина топталась в коридоре, пытаясь совладать с собой.
- Роман Евгеньевич, - сделала несмелый шаг, когда мужчина вышел из кабинета.
- Слушаю, - он смотрел на потупившую взор девушку, теребившую край своей рубашки. – Говори, что стряслось.
- Нет ничего, просто мне сказали, что вы можете привезти хорошего кофе.
- Кончилось что ли? – Нина кивнула, поднимая взгляд на него. – А какого тебе б хотелось?
- Вкусного.
- Понятно. Завтра привезу.
Нина, не сказав до свидания, умчалась прочь в гостиную, где ее ждала Макаровна. Роман усмехнулся и вышел из квартиры. А Климова села в кресло, все пыталась остановить свое сердце. Боялась она этого человека, а Лиза хороша, нет бы самой попросить.
Нина влетела в кухню, тут же приседая на корточки, протягивая руки к котенку.
- Мой ты маленький, прости. Совсем завертелась я, - посадив его на свое плечо, достала из-под раковины пакет со сложенными мисками для Кокоса, что они купили в магазине. – И молочка дадим, и мяська. Будешь у нас толстый и красивый.
- Вот, - вошла, а точнее вбежала Лиза, размахивая пакетиком. – Куда его определим, чтобы не запинали маську нашего?
- Вон туда давай, - Нина села на колени, расставляя тарелочки. Кокос спрыгнул на ее колени и сидя, смотрел, как другой человек со звонким голосом раскрывает вкусный пакет. – Вот тебе, - понесла котенка к мискам, Нина склонилась, смотря как Кокосик мявкнув, принялся уплетать за обе щеки. Они успели его искупать, дать таблетки от всяких вредителей. И теперь этот комок шерсти расхаживал пахучий по квартире. А точнее сложив лапки, кушал.
- Дайте воздуху ребенку, что вы никак не наглядитесь на него. Кыш, отойдите. Мешают мальчику трапезничать.
- Он такой красивый, - умилялась Лиза, проводя пальчиком по спинке котенка. – Как хорошо, что ты его нашла. Замерз бы совсем, маленький.
Распахнувшаяся дверь в кухню хлопнула ручкой о предохранитель на стене, и женщины замерли. Никто из них не подумал (хотя Лиза и знала, что приехал Егор), что он сразу зайдет на кухню. Нина думала, поговорить с мужем, а потом показать котенка. Но увы.
- Егор, - она старалась закрыть собой Кокоса, попытаться объяснить мужу его появление в доме, но тот быстро оказался рядом и двумя пальцами взял котенка за шкирку. Тот запищал, что его оторвали от еды. – Можно я его оставлю у нас? Мы уже все все купили ему. Пожалуйста.
Клим крутил животное в разные стороны, рассматривая внимательно. А голос Кокоса становился все требовательнее. Мол, опусти, где взял, поем – поговорим. Вошедший Акела замер перед картиной. Двое на коленях, одна над ведром, а Егор над всеми, нависает.
- В полку мужчин этого дома прибыло, - раздался голос Карася, заставляя всех обернуться. – Ну-ка Нинок, скажи свое фирменное название этого мяукающего. Я полдороги ржал.
Нина смотрела то на мужа, то на котенка, протягивая к ним дрожащие руки. Она не могла понять, как Егор вообще отреагирует на животное, как отнесется к ее своеволию. Ее ладоней коснулась мягкая шерсть, и вот Кокос сидит в руках девушки, чертыхаясь и стараясь вывалиться, лишь бы по ближе к тарелке.
- Это Кокос, - проговорила она, медленно поднимаясь, утопая в пристальном взгляде Клима. - Я научу его всему. Он не будет гадить, давай оставим его?
Вся кухня замерла в ожидании решения главы большого семейства....
Нина проснулась от того, что Егор ругался матом, Кокос где-то пищал, а в гостиной топали, что-то роняя. Девушка подскочила на кровати, не понимая спросонок что случилось. Отчего все вокруг пришло в движение.

Вв дома

http://funkyimg.com/i/2B2VA.jpg

Отредактировано Nina Klimova (01.04.2018 21:54:12)

+1

5

При его появлении все разговоры тут же смолкли. Первое, что бросалось в глаза – царящий на кухне предпраздничный бедлам и необъятных размеров кастрюля, булькающая на плите. В центре всего восседала Макаровна, а перед ней ведро картошки и расстеленная на полу газета, на которой росла гора очисток. Нина пристроилась сбоку на корточках, рядом с ней застыла жена Карася, прижимая к груди пакет с кошачьим кормом. Опустив взгляд, Егор обнаружил крошечного котёнка, спрятавшегося в ногах у жены. 
- Егор… - обретя голос, Нина погладила животное по спине, но оно не отреагировало на ласку, продолжая увлечённо чавкать едой.
Зайдя следом за хозяином на кухню, Волков придушенно хмыкнул и облокотился на дверной косяк. Рядом протиснулся Карась и ободряюще подмигнул жене и её подруге.
Климов молча подошёл к Нине, которая умоляюще глядела на него, запрокинув кверху голову, и взял хвостатого за шкирку. Котёнку явно не понравилось, что его оторвали от еды и рассматривают, держа высоко над полом. Но он покорно висел, расслабив лапы, и только слегка шевелил коротеньким хвостом.
- Он что, больной? – спросил Егор у жены, возвращая ей недовольно кряхтящий комок шерсти.
Выглядел котёнок действительно странно: пучеглазый и с надломленными ушами, плотно прилегающими к круглой голове. Громко чихнув, Кокос, как назвала его Нина, шустро пополз к картофельным очисткам, а когда его на полпути развернули в противоположную сторону, обиженно замяукал.
- А он упёртый, - хохотнул Дмитрий, наблюдая, как новый жилец, смешно переваливаясь на толстых лапках, в очередной раз устремляется к вожделенному мусору, но его опять ловят и не дают испачкаться в грязи.
- Ты за него отвечаешь, - решил Егор, обращаясь к жене, и пошёл в кабинет, забрав с собой друзей. Уже в коридоре он услышал, как девчонки радостно визжат, что им позволили оставить Кокоса, и усмехнулся.
Через полчаса приехал Кот и ввалился в дом, отряхивая снег с дублёнки, кирпично-красный от жгучего мороза. С собой у него был большой синий мешок, расшитый серебряными звёздами, по-видимому, довольно тяжёлый. Осторожно поставив свою ношу на пол, Прохоров широко раскинул руки и двинулся к хихикающим Лизе и Нине: «Ну что, красавицы, заждались меня
- Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты! – заржал Карась, выходя в коридор и гоняя во рту дымящуюся сигарету.
- Я подарки вам принёс, налетай, ребята!
- Ну-ка, ну-ка, поглядим, что у нас тут… – заинтересовался Димка, развязывая мешок.
Вытащив бутылку коллекционного армянского коньяка, он протёр рукавом запылённое стекло и присвистнул.
- Ты чего, Котовский, Елисеевский грабанул? Сколько здесь?
- Ящик. Барыга один расплатился. Решил двинуть в Новый год без старых долгов, - подмигнул Лёнька, и Карась понимающе цокнул языком.
- Красавчик. Вот это я понимаю, человек думает о будущем. Во всяком случае, старается, чтобы оно у него было.
- Прохоров, ёпт, - гаркнул Акела из кабинета, - тебе чего, особое приглашение нужно?
- Холодно, бля, - пожаловался Кот, заходя в комнату и садясь в свободное кресло. – Замёрз как цуцик. Иду и слышу, как яйца на морозе звенят.
- На, выпей, быстрее согреешься, - плеснув в бокал вискаря на полпальца, Ивлев вручил его приятелю.
Тот залпом выпил, вытер рот и зажмурился, наслаждаясь ощущением тепла, прокатившегося по пищеводу в желудок, а оттуда – по всему телу.
Климов молчал, терпеливо дожидаясь, пока закончится базар.
- Ладно, пацаны, хорош ржать, - лениво обронил Акела, поглядывая на не в меру развеселившихся парней. – Что там за новости у тебя, выкладывай.
Расслышав в негромком голосе Волкова предупреждающие нотки, Кот моментально подобрался и сделал серьёзное лицо.
- Короче, два часа назад мне позвонил человек Пороха и сказал, что у него похитили дочь.
- Обана… вот это финт ушами…  - протянул Димка, сползая по креслу.
На его изумлённый возглас никто из троих не отреагировал, как будто случившееся никак не влияло на ситуацию, возникшую между Климом и главой люблинской группировки.
- Давно? – спросил Егор, взяв со стола перьевую ручку с памятной гравировкой на латунном корпусе, и сжал пальцы.
- По его словам, в четыре часа дня девочка пошла гулять с собакой и не вернулась.
- Где это произошло?
- В Битцевском парке, бывшая жена Пороха живёт там вместе с ребёнком. После развода он купил им квартиру в многоэтажке на Херсонской улице.
- Что он еще сказал?
Пошарив по карманам в поисках сигарет, Леонид взял одну из пачки, которую ему протянул Карась, и прикурил.
- Орал, назвал нас беспредельщиками и пообещал порвать на британский флаг, если с девчонки хоть волос упадёт.
- Ну а ты? – подал голос Акела.
Кот усмехнулся.
- Ответил, что готов разделить его горе, но по пунктам.
В помещении повисло задумчивое молчание, и взгляды бойцов обратились на Клима. Он невидяще глядел перед собой, постукивая плоским концом ручки по дубовой столешнице.
- Что будем делать, Егор? – спросил Карась, отважившись нарушить тишину.
- Мы подождём, - ответил тот, как прежде – Акеле. – Кто-нибудь видел сегодня Гвоздя?
- Он со вчерашнего дня трубку не берет, – ответил за всех Волков.
Егор кивнул и бросил ручку на стол.
- Ладно, пацаны, кормить нас сегодня не будут, так что придётся выкручиваться самим.
- В смысле, не будут? – возмутился Кот, вскакивая на ноги. – Я ж умру от голода!
- Не умрёшь, - успокоил его Диман, похлопав по плечу и доставая телефон. – Ща пиццу закажем, в картишки перекинемся. Я пивка холодного притаранил, пока Макаровна девок холодец варить учила… Клим, ты в курсе, что твоя жена первый раз холодец варит?
- Ну всё, пацаны, трымай порты, ховайся в бульбу, - заржал Лёнька, держась рукой за подголовник кресла, в котором развалился улыбающийся Акела.
- Ты ж хвастался,  что влёгкую гвозди  перевариваешь, - подколол его Карась, прикрывая ладонью динамик трубки, пока оператор монотонно перечислял состав заказа.
- Так то гвозди, а то Нинкина и Лизкина кулинария. К такому меня жизнь не готовила.
Парни захохотали, а Егор добавил, выходя из-за стола: «Ничего, у котов, говорят, девять жизней в загашнике. Тебе сам бог велел пробу с холодца снимать, а если что не так, то мы с Карасём тебя как человека похороним».
- А я при чём? – засопротивлялся Ивлев, краем уха слышавший весь разговор.
- За Лизку впишешься. Каждый сам за свою бабу отвечает.
- Слышь, Климов, иди ты!

Засиделись до глубокой ночи, а часа в три в кабинет заглянула Макаровна и объявила, что холодец готов и пора разбирать мясо. Карась и Кот, изрядно поддатые, вызвались помочь женщинам в этом нелёгком деле, и ушли на кухню, предоставив оставшимся закончить игру.
Акела лёг в охранной, а Егор пошёл к жене. Нина, утомлённая домашними хлопотами, спала без задних ног, и он, тоже уставший, отрубился, едва коснулся головой подушки.
Утром его разбудил настойчивый писк будильника. Было начало восьмого, к десяти ждали Хирурга, возившего документы к нотариусу. Взглянув на свернувшуюся под одеялом жену, он протянул руку, убирая волосы с её лица и пропуская длинную светлую прядь между пальцами. Нина не пошевелилась, ровно и спокойно дыша и выпростав из-под одеяла тонкую руку, на которой поблескивало обручальное кольцо. Подавив острое желание разбудить её утренним сексом, он встал и вышел из комнаты, заметив, что вчерашняя находка устроила себе лежанку на его халате, который он оставил прошлой ночью на стуле. 
Все в доме спали, одна Клавдия шуршала на кухне, готовя завтрак на всю семью.
- Проснулся, Егорушка? – спросила она, не оборачиваясь, услышав шаги за спиной, и как тихо скрипнула дверь. – Я оладушки испеку, а тебе яишенку с помидорами сделала. Перекусишь пока.
- Не спеши, я помыться хочу, - остановил её Клим, подходя сзади и целуя в седой пучок. Макаровна оглянулась и, привстав на цыпочки, ткнулась губами в небритую щёку.
- Ну всё, иди, не болтай со старухой.
Приняв душ и побрившись, Егор вернулся на кухню. Он не стал одеваться, обернув бёдра полотенцем, а поев, велел Макаровне принести его вещи. Кивнув, экономка ушла, а через несколько минут из гостиной донесся её испуганный возглас.
- Батюшки светы, ты что ж натворил, дурачок! Ох ты, господи, да что ж теперь делать-то…
- Чего причитаешь? – спросил Егор, вырастая за спиной у женщины, и та от неожиданности грузно опустилась на диван, держа в руках его брюки.
- Егорушка, да это сущие пустяки, я вмиг всё отстираю, это ж  минутное дело… - залепетала Клавдия, не сводя глаз с его нахмуренного лица.
Егор молча отобрал у неё брюки, ощупал и понял, что они мокрые.
- Что за… - начал он и принюхался. Отчётливо пахло мочой.
- Сукин сын! – взревел Климов, отшвырнул от себя обоссаные штаны и ринулся на поиски мелкого волосатого говнюка, который проигнорировал купленный для него лоток и наполнитель, справив нужду на хозяйскую одежду.
На шум выскочил заспанный Карась, одной рукой подтягивая сползающие штаны.
- Чё такое, чё?
- Кокос этот ваш сука, - рявкнул Егор и отпихнул бойца с дороги, вспоминая, где последний раз видел котёнка.
А тот, разбуженный громким шумом, выбежал из спальни, короткими перебежками добрался до гостиной и, задрав от страха крошечный хвост, что есть сил улепётывал от разъярённого мужчины в полотенце, громко пища и зовя на помощь.

+1

6

- Сукин сын!
Нина перебралась на край кровати и хотела было уже вылететь в гостиную, как поняла – она в одних трусиках. Сообразить, что где-то в комнате лежит халат, нет времени. Спохватившись, стянула одеяло, и закутавшись в него, выбежала в гостиную. Ей под ноги полетели штаны. Макаровна испуганно хлопает глазами, провалившись в диван. Вся ситуация напоминала Мы проспали! Если бы не истошный писк мелькающего меж ножек стола с аппаратурой, меж кресел котенка. За ним огромными шагами шел Егор в одном полотенце на бедрах, ругаясь, на чем свет стоит. К ногам девушки, а точнее на одеяло налетел выскочивший Кокос, стал карабкаться по ней, то и дело, повисая на одном или паре когтей. Вытащив руку, Нина перехватила котенка под живот и подняла над головой, отступая в сторону, чтобы Егор не снес ее к стене.
- Егор! – Нина крикнула, пытаясь мужа переключить с мысли о штанах. Она подкинула котенка вверх и в сторону стоявшего Карася, который от неожиданности в последний момент только и успел протянуть руки, ловя Кокоса. А сама Климова ринулась к мужу, перекрывая тому путь к орущему котенку. – Егор
Что пошло не так, никто не понял. Девушка опускает одеяло и прижимается к телу мужа, а тот поскальзывается на пятке и начинает падать на спину. Она зажмурилась, готовая услышать треск и ор, но квартиру оглушал лишь писк котенка. Нина приоткрыла глаза, понимая, что лежит сверху на Егоре, а ее нос едва не касается пола.
- Все хорошо, - шепчет она, потянувшись рукой к волосам мужчины и начала поглаживать те, - я не понимаю, что произошло, но все живы.
По ее обнаженной спине поползли грубые руки, а меж ног начинает упираться пробужденный близостью супруги член Егора.
- Ребят, - над ухом возник голос Карася из ниоткуда, - вы как?
Отрываться от супруга для Нины было сейчас верхом глупости. Это означало, что останется она просто голой перед глазами чужого мужчины. Хватает и спины с ногами, с которым сползло одеяло.
- Нормально, - тихо проговорила девушка, приподнимая голову, смотря в глаза мужа, водя большими пальцами по его щекам, - ты не ушибся?
Ох это омут стальных глаз. Едва Нина прикасается с ним, как ее утягивает на самое дно, что она теряет связь с реальностью и готова там оставаться навсегда. На плечи лег край одеяла и по нему сразу начали топтаться маленькие лапки. Нина ощутила, как возле щеки стало щекотно. Кокос поняв, что главная его опасность повержена хозяйкой, выбрался из рук Карася и смело пошел по «мосту»-спине человека, которая его кормила и везла в такой теплой волосатой шкуре, что ему очень понравился ее запах. Котенок прилег на лапы, смотря на лежащего под Ниной Егора и терся о щеку хозяйки. Девушка замерла в ожидании действий мужа. Клавдия Макаровна же все выбралась из мягкого плена дивана и тоже подошла к лежавшим, готовая спасти животинку от растерзания. Ведь мало кто мог понять – успокоился Егор или нет.
- В жизни не видел столько наивной глупости, - проговорил Клим, и тут же громко рассмеялся, заставляя Нину подпрыгивать на нем. Кокос понимая, что сейчас просто свалится вперед, вероятно подумал Надо отсюда уходить, вроде все спокойно, и спрыгнул на пол, мягко приземляясь. Потоптался и подполз к громкому человеку, трогая лапой его странно сморщенную щеку. Егор повернулся в его сторону, сделав грозное лицо, и клацнул зубами. Котенок и ухом не повел, вновь стукнул его лапой, но уже по носу, слегка приседая на задние лапки.
- Ты ему понравился, - улыбнулась Нина и тоже звонко рассеялась.
- Это точно, если учесть, что за пощечину Кокос еще не словил от Клима, - хохотал Карась, повалившись на кресло. – Кому скажи, что Клима завалила Нинок с Кокосом.
- Да ну вас, черти, - отмахнулась Макаровна, выдохнув. – А ты иди сюда, я покажу тебе, где надо делать свои дела.
Кокос опять послушно повис в руке женщины, от которой съедобно пахло и, покачиваясь, поехал куда-то в темный уголок. А люди отсмеявшись, затихли.
- Я выстираю штаны, только не ругай котенка, - жалостливо попросила Нина мужа и начала подниматься. Егор тут же ее опять прижал к себе, когда одеяло поползло с плеч девушки, оголяя все тело. – Ой. Диииим, уйди.
- Да чего я не видел.
Но поймав сверкнувший злом взгляд Егора, тут, же со смешками самоликвидировался на кухню. Оставшись одна с мужем, Нина посмотрела в его глаза и задохнулась от плескавшегося в них дикого желания. Муж прижал ее за бедра к себе, вдавливаясь жесткой плотью в лобок.
- Егор, - прошептала она, отстраняясь, привстав на руках, - надо застирать, пока не впиталось, оставляя пятна.
Юркнув в комнату, Нина тут же натянула на себя футболку и тонкие шорты, на ходу небрежно перехватывая волосы в высокий пучок. Из туалета важно вышел Кокос.
- Ну вот, - показалась Макаровна, а за ее спиной послышался звук спускающейся воды в туалете, - он все понял. Пойдем мальчик мой, я дам тебе вкуснятины. Заслужил.
Котенок потерся о ноги застывшей Нины, и с высоко задранным хвостом, поковылял в сторону комнаты, откуда так пахло мясом. Аромат варившегося всю ночь холодца не покидал царства кухни.
- Ах ты! Макаровна, я лишь кусочек! – Отлучу! – Я тебе полночи помогал холодец перебирать, я заслужил. Нет у тебя сердца. Лиза, спасай мужаааааа…
Прикрыв дверь в ванную, Нина налила воды с ладошку в ванную, бросив брюки мужа, стала медленно водить по ним руками, растирая порошок. Стоя на коленях, стирая руками каждый сантиметр «утреннего туалета Кокоса», девушка не заметила, как за спиной появился Егор, и замок на двери щелкнул.
- На поле танки грохотаааааалиииии…. – подпевала себе под нос, наливая воду на выстиранное место. – Ах, - вскрикнула, когда крепкие руки подняли ее и усадили на машинку. Нина понимала кто это был, даже не видя стоящего. Никто, кроме Егора не имел права касаться ее. Спортивные штаны мужа оттопыривались в немом желании, лишь выпусти. Нина вспыхнула, понимая, что за дверью полно народу, да и Лиза тут. Девушка поерзала. Егор вернул ее обратно, вжимаясь меж ног жестким членом.
Пока Нина уделяла внимание шраму на его плече, нежно поглаживая тело мужа, мужчина движениями ладони по ее ногам приподнимал край ее футболки, стаскивая ту прочь, оглаживал тонкую талию, пробегался пальцами по спине. Егор был без рубашки ли чего-то сверху, лишь в спортивных штанах, и Нине ничего не стоило в ответ стянуть с него их, оголяя ягодицы Клима, поглаживая и сминая те. Смелость, с которой она сейчас рвалась к мужу, рождалась в желании, которым она вся полыхала. И Егор понял, пора брать инициативу в свои руки. Удерживая жену за упругие ягодицы, рывком стянул с нее шорты и трусики, оставляя на коже Нины красные «росчерки», которые тут же начали гореть, словно их «насадили» плетью. Нине нравилось, что Егор ее дразнил, прижавшись плотью, потирался, заставляя задыхаться от накатывающих волн оргазма, но так и не приносящих его.
Сейчас все было совсем иначе, нежели в их первый раз. Стремительные рывки, заставляющие шататься стиральную машинку. «Нежные» грубые ласки, вырывающие из ее уст стоны. Его пальцы и зубы, оставляющие следы на юном теле. Это была совершенно иная грань страсти, но в тоже время столь привычная Нине. Егор с первобытной страстью, граничащей с безумием животной похоти, брал жену, словно она исчезнет, и он должен получить от нее все и сразу, в это мгновение. Это было желание владеть ей без остатка. Чтобы ее тело еще долго ныло при мысли о том, что происходило сейчас в ванной.
Нина прикрыла глаза и прильнула губами к плечу мужчины, заглушая тем самым сноны\, что он вырывал из ее груди. Его прикосновения ещё больше распаляли юное тело, выгибающееся в его умелых руках. Обвивая его торс ногами, Нина вскрикнула, когда Егор вновь с силой вошёл в неё, громко застонав. Страстные толчки глубоко внутри, пальцы, впивающиеся в его плечи – Егор Климов дарил ей наслаждение, приручая жену к своему зверю, привязывая и показывая где ее место. Грубые ласки возбуждали, а женщина льнула всем телом к своему мужу. Странная мысль мелькнула в ее одурманенном сознании, что именно сейчас Климова готова мужа назвать своими, но Егор грубыми движениями выбил напрочь все мысли, заставляя вновь впиваться себе в плечо зубами, заглушая стон.
О дааа, Егооор, – застонала Нина, когда его руки сжали ей плечи, вдавливая в себя. Девушка заметалась в его объятиях, сжимаясь внутри, пульсируя жаром. Они кончили едва, не вместе, растворяясь «соками» друг в друге, что Нине казалось, сознание разрывается на куски.
Не хотелось отпускать. Взмокшие тела склеились. Со лба градом лил пот, стекая по плечу Егора, а лежащая в его руках Нина просто осталась без сил, даже ноги не смогла расцепить. Медленно приходя в себя, стараясь унять дыхание, Нина взглянула на Егора, который ждал, когда та придет в себя. Прижавшись к его лбу своим, она облизала сухие губы. Но тут послышался звук стекающей воды. Они оба обернулись. Невыключенный кран, наполнил ванну за края, и теперь водопад стекал на пол. Нина едва не плача, посмотрела на мужа.
- Я не могу….
Да хоть брось Егор ее на пол и, приказав убирать воду, Нина бы просто лежала на полу, приходя в себя. Но он понял все, молча натянув на себя штаны, замотав ее в широкое полотенце, - Там вода на полу, убери, - сказал кому-то, отнес девушку в комнату, закрывая дверь. Встревоженный голосами Кокос, вылез из своего убежища между подушками Климовых, радостно прыгая по складкам вернувшегося одеяла, оказался между своими новыми хозяевами.

Отредактировано Nina Klimova (03.04.2018 19:20:28)

+1

7

С того  момента, как началась эта заваруха со стоянкой, Роман Смирнов днями напролёт торчал у нотариуса, который в своё время оформлял документы для Вратаря. За давностью лет концов было уже не найти и приходилось перелопачивать горы макулатуры, чтобы выяснить, кому в действительности принадлежит земля под парковку. Лев Хаймович Бункин без особого энтузиазма воспринял идею поднять из архива бумаги, которых там могло и не быть: за последние шесть лет владельцы конторы дважды меняли адрес, и часть документов была утеряна при переезде.
- Молодой человек, - ворчал Бункин, водружая на стол очередную пухлую папку и глядя на посетителя сквозь круглые стёкла очков. – Молодой человек, я вас уверяю, что мы зря тратим время, стараясь найти иголку  в стоге сена.
Хирург замечание проигнорировал, держа на коленях раскрытую папку и быстро пробегая глазами выцветший от времени печатный текст. Юрист сердито засопел и уткнулся в лежащие перед ним бумаги.
- Собственно говоря, что Георгий Александрович надеется таким образом доказать оппоненту? Судебное разбирательство – это долго, финансово обременительно и нет гарантии, что решение будет вынесено в вашу пользу. Павел Филимонович, если мне не изменяет память, предпочитал решать такие проблемы силовыми методами, не прибегая к помощи юристов.
- И, несмотря на это, - заметил Роман, не отвлекаясь от своего занятия, - он обратился к вам, чтобы по всем правилам оформить договор аренды.
Его собеседник кивнул и поправил сползшие на кончик носа очки.
- Признаюсь, меня это удивило, но я был готов оказать ему любую услугу. Причём абсолютно безвозмездно, прошу заметить.
Хирург мысленно усмехнулся, слушая болтовню старика нотариуса. У Вратаря был крутой характер, и попробуй Бункин заикнуться о деньгах, ему пришлось бы очень об этом пожалеть. К счастью, времена изменились, девяностые остались в прошлом, и конфликты между сторонами теперь решаются цивилизованно, то есть через суд. Именно для таких случаев и нужны люди вроде Бункина, у которых на каждую бумажку найдётся другая бумажка, подтверждающая подлинность первой. 
- Право слово, Роман Евгеньевич, ведь тридцать первое декабря! – не выдержал хозяин кабинета, тыча пальцем в висящий на стене календарь. – У меня, между прочим, семья. Я с внуками вижусь раз в год, когда они на новогодние праздники из Канады приезжают…
- Тогда нам стоит ускориться.
Нотариус издал горестный вздох и в сердцах захлопнул пыльную папку. Он уже понял, что у него не выйдет избавиться от общества Смирнова иначе, как предоставив ему все необходимые документы. К огромному облегчению Льва Хаймовича, договор об аренде, который они безуспешно искали третьи сутки, нашёлся среди кипы бумаг, поднятых из архива в последнюю очередь. Получив дубликат, Хирург поехал домой к Климовым.
Он немного опаздывал, но по дороге вспомнил, что обещал Нине кофе. Пришлось изменить маршрут, чтобы добраться по запруженным машинами московским улицам до Грузинского переулка в районе метро Белорусская. Там на первом этаже одного из жилых домов располагался кофейный салон, постоянным посетителем которого являлся Смирнов. Лизавета была права, назвав Романа кофейным гурманом – он хорошо разбирался в видах и сортах кофе, отслеживал новинки и регулярно делился своими открытиями с Климом, также большим любителем этого напитка.
В салоне его встретили с распростёртыми объятиями и предложили несколько сортов арабики на выбор, заставив изрядно поломать голову. Он весьма смутно представлял вкусы Нины и мог только догадываться, какой смысл она вложила в словосочетание «хороший кофе». Подумав, Хирург решил взять несколько вариантов на пробу, чтобы в другой раз не сомневаться в выборе. Кроме того, он попросил положить ему большую плитку тёмного бельгийского шоколада и коробку фруктовых леденцов «Cavendish & Harvey». Чёрт его знает, зачем, но Смирнову хотелось вызвать у Нины улыбку и заставить взглянуть на него без извечного страха в глазах. Он не представлял, каким образом вручить свой подарок, чтобы не вызвать вопросов у Клима, но собирался рискнуть.
На Старом Арбате Роман был в начале одиннадцатого и с порога окунулся в предпраздничную суету и неразбериху. Навстречу ему выскочил из кухни полуголый Карась и промчался в охранную, корча дикие рожи. За ним в дверном проеме показалась широкая фигура домоправительницы, и Смирнов благоразумно посторонился, заметив у той в руках тяжёлый половник, которым Клавдия гневно размахивала, обещая отходить предприимчивого Димку по хребтине.
Разувшись, гость прошел вглубь квартиры и едва не наступил в собравшуюся на полу лужу. Из ванной ему под ноги высунулась запыхавшаяся Елизавета, извинилась и ловко собрала тряпкой воду.
- Трубу прорвало? – спросил Смирнов и заглянул в приоткрытую дверь.
Девушка отрицательно потрясла головой и поползла под раковину, возя сырой тряпкой по мокрому кафелю.
- Кран забыли закрыть, - ответила Лиза, не оборачиваясь. – Ничего страшного, я уже всё убрала.
- Ну, смотри.
Из спальни вышел Егор, кивнул и, пожав протянутую руку, взял у него документы, подтверждающие право Вратаря на владение землей на территории парковки. Прочитав договор аренды, он хмыкнул и одобрительно хлопнул бойца по плечу.
- Где застрял? – спросил Климов, засовывая распечатки обратно в папку. – Договорились на десять, уже половина одиннадцатого.
- Девчонки просили кофе им привезти.
- Чьи девчонки? Твои? У тебя вроде одна мать.
- Твоя жена и Лиза, - спокойно ответил Смирнов, держа на виду бумажный крафтовый пакет с логотипом магазина.
Недоверчивость хозяина, замаскированная под насмешливость, требовала от бойца держаться настороже. Хирург был наслышан о феноменальном чутье Клима на неприятности и имел возможность не раз в этом убедиться. Вот и сейчас Егор глядел на собеседника, чуть сощурившись, и усмехался, словно видел в нём что-то, понятное только ему. Мелкую шероховатость, зазубрину, которую не спрятать.
Роману моментально стало не по себе, но он не подал виду, что встревожен. Его внимание привлёк выкатившийся из спальни мяукающий комок.
- Вы завели кота? – удивился Смирнов, глядя, как Егор наклоняется, чтобы отцепить котёнка от штанины и поднимает его, держа на ладони.
- Нинка с улицы притащила, - пояснил тот и потрепал малыша за ушами.
Котёнок заурчал и попытался укусить человека за большой палец.
У Егора за спиной появилась взъерошенная Нина в домашних спортивных штанах и застёгнутой наглухо олимпийке. Одарив мужчин застенчивой улыбкой, она аккуратно забрала у мужа котёнка  и скрылась с ним в спальне.
- Носится с ним второй день, как курица с яйцом, - сказал Клим, проводив жену взглядом в спину. – Накупила барахла, теперь играет.
- Он, вроде, породистый, - заметил Смирнов, проходя вслед за хозяином в кабинет и садясь на диван.
Тот покрутил шеей  и швырнул папку с документами по парковке на стол.
- Мне без разницы.
В коридоре зазвенели девичьи голоса: Лиза звала подругу помогать Клавдии Макаровне резать салаты, а Нина в ответ кричала, что опять потеряла Кокоса. Шустрый и не в меру любопытный котёнок отправился исследовать незнакомую территорию и пропал. Девушки искали везде, даже перетряхнули кровать и шкаф, но Кокоса и след простыл. Отчаявшись, Лизавета позвала на помощь мужа и тот, чертыхаясь, бродил по квартире и заглядывал во все углы, разыскивая беглеца.
Пропажу обнаружил Акела, которому позвонила жена с просьбой забрать её из салона красоты. На его оглушительный хохот, донесшийся из коридора, сбежались все домочадцы.
Растолкав ржущих парней, Лизавета увидела голову котёнка, торчащую из мужского ботинка.
- Ой, нет… – пискнула девушка и уткнулась мужу в грудь.
Карась ободряюще сжал её плечи и оглянулся на подошедшего Хирурга. Тот, ни слова не говоря, отодвинул с дороги ухмыляющегося Волкова, присел над котёнком и аккуратно освободил его из плена. Кокос любопытно крутил головой и тянулся обнюхать незнакомую руку.
- Рассосались быстро, - скомандовал Егор и поймал в объятия спешащую на помощь Кокосу жену.
Подняв голову и встретившись взглядом с Ниной, Роман увидел панику в голубых глазах и прочёл в них мольбу не причинять котёнку вред.
- Порядок? – спросил Клим, не давая жене двинуться с места.
Смирнов кивнул и опустил животное на пол. Кокос чихнул и уверенно засеменил в противоположную сторону, держа курс на кухню, откуда долетал восхитительный аромат варёной курицы.
- Забавный товарищ, - проговорил боец, глядя на толстое переваливающееся тельце и задранный вертикально хвост.
- Деловой, - подтвердил Егор и разжал руки, отпуская Нину.
Подождав, когда он скроется из виду, Хирург подал девушке бумажный пакет и на всякий случай пояснил: «Ты просила купить вам кофе. Я не знал, какой брать, так что попробуйте все и скажите, что больше нравится». Он помнил, что Клим предпочитает индийскую арабику, ценя в ней ярко выраженный аромат и винную кислинку. А для его жены Смирнов взял сорта, выращенные в Колумбии и Йемене, надеясь, что Нине понравится напиток со вкусом шоколада.
- Это чего, подарки? – проходивший мимо Карась затормозил и сунул нос в пакет. – Не рановато начали? Мы еще даже ёлку не поставили.
- Точно, Нин! – закричала Лиза, услышав голос мужа. Она помогала Макаровне тереть варёные белки на салат. – Про ёлку-то мы забыли! Мальчики-и, выручайте…
- Вот, блин, напомнил на свою голову… - простонал Карась, надевая ботинки и снимая дублёнку с вешалки. – Ром, ты со мной?
Хирург кивнул, нехотя отводя взгляд от Нины, которая застыла посреди коридора с пакетом в руках.
- Тогда погнали.
Через полчаса они вернулись, таща почти двухметровую разлапистую ель, при виде которой девчонки, а с ними и Клавдия, разразились восторженными охами и ринулись снимать коробки с игрушками с антресолей. Дерево решили поставить в гостиной, там же планировали накрыть и новогодний стол.
Привлечённый громкими голосами и беготней Кокос, до этого мирно дремавший на подушке в хозяйской спальне, проснулся и торопливо скатился с кровати, желая поучаствовать в суматохе. Боясь, что его могут не заметить и затоптать, Нина усадила котёнка на диван и дала ему мышь, которую тот принялся запихивать в щель между подушками.
Когда в гостиной появился Егор, работа по украшению ёлки шла полным ходом. Девчонки обвешались мишурой, включили музыкальный центр и, вовсю подпевая Ани Лорак, цепляли на ветки стеклянные игрушки, стараясь не натыкаться на колючие иголки. Десять минут назад к компании присоединился Гарик Махмурян, и теперь он вместе с остальными пацанами помогал вешать гирлянды и фонарики из разноцветной фольги на стены и следил за тем, чтобы новый жилец не добрался до блестящего серебряного «дождика», разбросанного по комнате.
Обхватив Нину за пояс, Егор приподнял её, чтобы она могла надеть верхушку на ёлку. Поставив жену на место, он взял обсыпанный блёстками шар из картонной коробки, покрутил в руках, рассматривая, и повесил на свободное место. Большинство игрушек были еще советскими, родители Климова покупали их по три-четыре штуке каждый год накануне праздника и, переехав на Арбат, Егор забрал с собой две большие коробки.
Окна и дверные проёмы украсили электрические гирлянды, со штор свисала мишура, девчонки носились по комнатам, нахлобучив на головы сверкающие короны и обмотавшись длинными блестящими боа. Ошалевший Кокос повсюду бегал за Ниной, тщетно надеясь поймать волочащийся за ней шуршащий хвост, и так утомился, что расплакался и успокоился только после того, как его отнесли в тёмную комнату и положили на знакомую подушку.
Ближе к вечеру приехали Волковы. Сбросив на руки мужу песцовый полушубок и забрав у него чехол, в котором лежало новогоднее платье, Марина пошла прямиком в гостиную. Оглядев хохочущих подружек, она скептически поджала губы и подбоченилась.
- Алё, гараж, здесь кто-нибудь следит за временем?
- Ой, правда, а который час? – всполошилась Лизавета, вспомнив, что обещала помочь Нине сделать макияж.
- Уже девять, - сообщила гостья, не отрывая глаз от своего отражения в экране висящего на стене телевизора. Она была в коротком шёлковом платье с глубоким декольте и прекрасно сознавала свою притягательность для мужчин.
Марина очень надеялась на сегодняшний вечер и приготовила для Егора подарок, собираясь вручить его наедине. Вещь была эксклюзивная и безумно дорогая, на её покупку жена Акелы истратила не только личные сбережения, но и взяла недостающую сумму из семейного бюджета.
Мысль о том, что Егор станет носить её подарок, приятно грела душу. Она была уверена, что рано или поздно он поймёт, что совершил ошибку и оценит преданность Марины. А до тех пор она будет рядом, затмевая собой других женщин. Чтобы достичь этого, ей не требовалось прикладывать особых усилий, настолько чувственной и сексуальной она была.
Любая меркла на её фоне, тем более, такая бледная замухрышка, как жена Егора. Глядя на неё, Марина недоумевала, чем эта нескладная девочка смогла привлечь внимание Климова? Что он в ней разглядел, чтобы держать мертвой хваткой и не отпускать от себя ни на шаг? Марина видела, что Егор ревностно ограждает жену от постороннего внимания и готова была сгрызть от зависти локти. К ней самой он никогда так не относился, позволяя бойцам трахать бывшую любовницу. А на Воробьёву безнаказанно никто и взглянуть не смеет, не говоря уже о том, чтобы дотронуться. Понимать это было горько и больно.
Оставив закадычных подружек помогать друг другу с нарядами, Марина подхватила платье, которое привезла с собой, и ушла в ванную переодеваться.

праздничный наряд Марины

http://sa.uploads.ru/t/AvNbk.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (01.02.2018 22:55:47)

+2

8

Ей не хотелось отпускать мужа, и едва коснулась телом постели, кК потянула его за собой, взглядом прося остаться хоть на пару минут. После такого горячего секса, хотя с Егором у Нины иначе не бывает, хотелось забраться под одеяло и закрыть глаза. Девушка в один момент осознала, что вставать и идти в ванную, чтобы смыть с себя аромат тела мужа, она вовсе не любит. А порой и сил не хватает. Как и сейчас, поставь Нину на ноги, она тут же свалится куда склонит. Кокос залез к ней на ноги, прикрытые полотенцем, потоптался и улегся, лапой пытаясь дотянуться до лежащей неподалеку ладони Егора. Мужчина медленно шевелил указательным пальцем, дразня и привлекая внимание котенка. А тот лежал и лениво посматривал. Потом перевернулся на спину и вытянул лапы, обхватывая мягкими подушечками добычу.
- Охотник, но ленивый, - усмехнулся Климов и нажал пальцем на нос Кокоса, на что тот, чихая, свалился на кровать и начал, как та самая черепаха, барахтаться, пытаясь встать.
- Егор, - Нина посмотрела на мужа, - спасибо.
Муж прижал ее к себе, и они вместе упали на кровать. Девушка повозилась, обняла его за голый торс и уткнулась в грудь. Было невероятно чудесное ощущение праздника. Но ее личного, созданного Егором для этой девочки. И, конечно же, новый житель, не отстающий от своих хозяев, все норовил быть в центре внимания, прыгал по спине Нины, то и дело, цепляясь коготками за махровое полотенце.
- Он будет приставучий. Придется беречь колготки, - улыбнулась девушка,
Но лежать и наслаждаться никто им не дал долго. Вскоре в коридоре послышался голос вернувшегося Романа Евгеньевича. Девушка уже успела прикорнуть, расслабившись в крепких руках мужа, вдыхая аромат его тела, как он пошевелился и переложил жену на кровать, а сама вышел из спальни. Нина не успела перехватить подпрыгивающего котенка, который сорвался и побежал вслед за «громким» мужчиной, поскальзываясь на повороте из спальни. Кокос просочился в щель между дверьми и был таков. А девушку просто подмывало бежать следом. Быстро натянув на себя костюм, Нина показалась в коридоре. Ее питомцу было все ни по чем. Он, сидя в огромной ладони Егора, пытался лапой стряхнуть его руку со своей головы, а когда это удалось, то в охотничьем порыве, едва не вывалившись из рук, потянулся к пальцам мужчины. Протянув к мужу руки, Нина улыбнулась, кивая Роману и схватив котенка, тут же торопливо ушла. Внутри девушки не вспыхнул страх перед Хирургом. Она была слишком счастлива.
- Куда ты все время норовишь бежать? – проговорила Нина, подталкивая Кокоса к подушкам, - вон туда иди и ложись спать. О тебе многие не знают. Затопчут. И не надо жаловаться.
Надев топик, а поверх футболку, она стала убирать кровать, пытаясь привести комнату в порядок, потому, что потом времени не будет совсем. Хотя они с Егором спальню закрывают от глаз чужих, но мало ли. Теперь, когда в доме котенок, явно выбравший для себя их комнату как дом, двери придется оставлять приоткрытыми, чтобы питомец мог путешествовать вольготно. Но разве можно что-то втолковать глупому котенку? Нина его потеряла минут через десять, отвлекшись на шкаф, в котором искала подарок для Макаровны.
Обнаружился путешественник в коридоре, куда и побежала Нина. Вцепившись в руку мужа, остановленная им, с нескрываемой тревогой смотрела, как Хирург держит котенка. Внутри все похолодело. Неужели Кокос устроил туалет в ботинке? Штаны это ерунда, а вот дорогие ботинки Романа Евгеньевича не шутка. Она не отрывалась от него взглядом, замерев, смотрела что будет дальше. Но тот отпустил Кокоса, и Нина слышно выдохнула. Прижавшись щекой к руке мужа, Нина проводила котенка взглядом и вновь вернулась к поднявшемуся Хирургу. Егор отпустил и ушел в комнату, оставив их в коридоре. Девушка переминалась с ноги на ногу, когда в ее руках оказался пакет.
- Это мне? – удивленно прошептала, раздвигая пальцами за края. Аромат кофе был невероятным. – Я в этом мало смыслю, я больше чай люблю. Но Лиза сказала, что вашему вкусу можно доверять. Обязательно попробую. Спасибо.
- Вкусы все разные, но ты скажи, что понравится. Я привезу еще, - Роман приподнял края губ в подобие улыбки, тем самым смутив Нину. – Карась, любопытство сгубило кошку, а что сгубит рыбу?
И тут Лиза вспоминает про елку. Димка простонал, но начал обуваться. Нина была в замешательстве оттого, как на нее смотрел Роман Евгеньевич. Ведь она раньше не наблюдала за ним такого.
- Ниииин, ты нам нужна.
- Бегу. Еще раз спасибо.
Оставив пакет на стол, девушки закопались в нем, вытаскивая и нюхая сорта кофе. Лиза восхищалась, Макаровна прикрыв глаза, балдела, а Нина лишь смотрела на них, не понимая – ведь кофе весь на один вкус и запах.
Елка прибыла, когда Нина заканчивала укладывать третью чашу мимозы. Остаться среди тарелок, когда в квартире запахло сосной, не смогла.
- Какая она большая! – и тут же потянула за собой Лизавету, чтобы вытащить игрушки. Парни поставили лесную красавицу в специальное ведро с водой, чтобы аромат не исчез до конца праздников, и все принялись дружно ее украшать.
- Дим, - подозвала Карася шепотом, Нина отошла в сторону. – Ты помнишь, что ты дед мороз, а я снегурочка?
- Конечно! а у тебя все готово?
- Да, подарки сложены в мешки. Но костюмы сейчас привезут.
- Откуда? Я думал просто маска и борода.
- Нееет, все по-настоящему. Ой, - послышался звонок в дверь, - это костюмы. Дима откроет! – крикнула, заставляя всех не бежать к двери, - спрячь все в комнате Макаровны. Там и переоденемся.
- Заметано.
Новогоднее настроение в каждом из присутствующих приподнималось с каждой повешенной игрушкой. Нина делала все медленнее всех, потому что рассматривала игрушки. Не было одинаковой. И вот она уже сидит на подлокотнике дивана, совершенно потерявшись в своих воспоминаниях. Но Лиза не дала загрустить, видя, что Нина застыла, подтолкнула ее к елке, вручая сосульку, которую надо было прикрепить на макушку. Ойкнув, она посмотрела на мужа, который легко поднял ее, давая возможность сделать самое главное – украсить макушку.
Все вокруг крутилось в вихре новогодней суеты. Вот поставили огромный стол. Застелили красивой скатертью.
- Вот, - Димка водрузил сразу три бутылки водки и две вина, - главное украшение.
- Ага, не закусишь, украшение это полезет обратно, причем быстро, - Лиза поцеловала мужа и потащила Нину на кухню. Предстояло перетаскать гору блюд.
О времени задумались лишь, когда приехала Марина и напомнила, что уже девять, и ни Ивлева, ни Климова не были одеты.
- Все, идите пташки одеваться.
- Клавдия Макаровна, мне пока не надо, - хитро улыбнулась Нина. И женщины изумленно уставились на нее. – Решила в костюме встретить новый год?
- Нет, но пока мне рано.
- Мы что-то пропустили? – Лиза приблизила лицо к  Нине и пыталась угадать.
- Не пытай мою в….
- Тааак, ты что-то знаешь! – Лиза тут же переключилась на вошедшего мужа, и Макаровна тоже подошла к нему. – Это не опасно?
- Очень! Миссия не выполнима, - хохотнул Карась, утащив кусочек колбасы. – Нинок, но прическу можно сделать, да? А то они нас съедят.
- Ну, хорошо, уговорили.
- Не говори! А то я откажусь, - Димка скорчил мордашку.
- Да нет, я на прическу согласна.
Девушки ушли в комнату Климовых, прихватив с собой бутылку лимонада. Кокосик лишь приподнял голову от подушки, зажмурившись на включенный свет и снова лег, прикрыв нос лапкой. Нина поползла по кровати, чтобы поцеловать свою находку. От котенка пахло уже почти выветрившемся шампунем и курочкой, которой вероятно его угостила Клавдия Макаровна, что мальчик сделал «дела» куда ему и положено.
- Одевайся, - Климова легла на спину, смотря на подругу, задрав голову и улыбаясь.
- Вы точно с Димкой что-то задумали. Ты похожа на кошку, что слизала все сливки, - Лиза ловко сбросила с себя домашнюю одежду и стала натягивать чулки. – Ладно, и кто на кого повелся?
- Я не скажу. Ну, зачем портить сюрприз, - Нина села, и стала распутывать свои волосы, которые еще влажными заплела в пять косичек. – Главное, что всем будет весело.
Дверь распахнулась, и Лизка с криком кинулась в шкаф, прячась от появившегося на пороге Егора. Конечно, чего Климов не видел в Лизе? Мужчина и ухом не повел, сделав пару шагов в сторону того же шкафа и раскрыл другие дверцы. Нина сидела, едва дыша. Она помнила, что муж не любит, когда в их комнату входят «чужие», ну кроме экономки, и ждала хоть какой-то реакции. Но Егор продолжал спокойно одеваться, сменяя спортивные штаны на брюки, и накинув рубашку, постучал в дверцу.
- Не умерла там? А то тишина такая, - Лиза лишь подпрыгнула и снова замерла, прикрывая обнаженную грудь руками. – А ты будешь в спортивном костюме? Сказала бы, я бы не стал переодеваться.
- Нет, просто сюрприз, - в который раз повторила Нина, улыбаясь.
- Сюрприз? – задумался Климов, застегивая рукава. – Хорошо, будем ждать.
В дверях Егор столкнулся с уже переодетой мариной, спешащей к девушкам. Нина сидела не понимая, с чего Марина так улыбнулась ее мужу, что можно было сказать – эти двое тоже что-то скрывают, но увидеть ответ Егора не получилось. Муж стоял к Нине спиной.
- Ну что? – Марина присела на край кровати, поправляя и без того безупречно сидящее на ней платье. – Ты не готова?
- Мне еще рано.
- Нинка, подь сюды, - Димка заглянул в комнату, и девушка аккуратно, чтобы не разбудить котенка, вышла. – Можно я морду красить красным не буду? Хрен отмоюсь.
- Не переживай, я тебе помогу. Ну Дед Мороз с бледными щеками как-то не очень.
- Да я че баба что ли, - Димка упирался, хмуря брови.
- Это гримерные краски. Ладно, иди, я сейчас, - вернувшись в комнату, Нина остолбенела. Лиза была просто красавица в своем платье. – Карасю повезло…
Всегда скромная, невычурно одетая, такая Лиза покорила воображение Климовой. Маринка сидела, поджав губы. К ее стилю вызова привыкли все, и отчего-то образ скромницы не оценили.
- Все, пора за стол. Вон уже вилками и рюмками стучат.
Девушки вышли. Пока мужчины оценивали внешний облик Марины и Лизы, Нина постаралась прошмыгнуть незаметно от всех в комнату экономки. Но муж ее поймал за руку и обернул в свою сторону. Его взгляд прожигал до косточек, притягивал и не давал шевелиться. Она готова отказаться от своей задумки, уже начав приседать на рядом стоявший стул, как Егор больно сжал ее руку и отпустил. Он понимал, что Нина не останется в этом всем и ждал, ждал ее преображения. Но до этого было не скоро.
- Нинок! – ее позвал Карась. – Я сейчас просто брошу это дело.
- Извините, - побежала спасать одинокого Карася. – Нет я уже тут. Так, отвернись.
- Ладно. И кто у нас что будет делать? Программа минимум какая?
- Кот поет, с Богдана стишок, Волковы поют, думаю танцевать их не вытащить. Роман Евгеньевич анекдот расскажет….
- Хирург? Анекдот? – он заржал так, что в дверь стали ломиться. – Димка, а ну открывай.
- Лизаааа, нельзя. Но не подглядываю.
- Ну, ты блин даешь! – Нина кинула в него подушку, уже переодевшись, стоя с кокошником в руках. – Порой мне кажется тебе все равно, кто и что подумает. Лиз, заходи. Нужна помощь
- Ого! Так вот вы чего скрывали! Молодцы!
- Его накрасить, а мне помочь завязать за волосами ленты.
Им пришлось Ивлеву втягивать в свою авантюру, чтобы девушка пощёлкала треки, что записала Нина для всего мероприятия. И как только заиграла музыка Маленькой ёлочке холодно зимой, Карась в сопровождении Нины вышли в гостиную.
- Дорогие друзья. Мы с дедушкой шли долго к вам. По дороге ограбили немного магазинов на подарки, устали. Поэтому просто так вам их не отдадим.
- Халява нового года еще не наступила. А пока предлагаю выпить и проводить старый. Где моя рюмка?
Они присели за стол. Время мчалось. Все смеялись, что-то вспоминая и рассказывая. Нина сидела рядом с мужем и украдкой поглядывала на него. Потянувшись за бутербродом с красной рыбой, нечаянно коснулась его ноги своей и не долго думая, сплела их между собой. Егор обнял ее рукой и положив в тарелку кусок холодца.
- Ты же не будешь ругаться, что мы затеяли кое-что? И что я не при параде еще?
- Ты меня удивила. Мне нравится. Ешь.
Нина улыбнулась и намазав холодец в тарелке мужа горчицей, отломила от него кусочек. Про свою пустую тарелку она вовсе забыла. Нине было очень приятно делить с мужем даже посуду. Каждый по своему заботился о своей половинке. То Нина подкладывала Егору еды, то он приставлял к ее губам кусочек и требовал, чтобы она съела.
К речи президента парни были уже без пиджаков, слегка расстегнув рубашки. И вот, все слова сказаны, желания под куранты загаданы. Чокнувшись лимонадом с мужем, Макаровной и Ивлевыми, что сидят ближе, Нина поцеловала Егора в щеку.
- С новым годом.
- Так, все. Отложили вилки в сторону. Кот, жрать будешь потом.
- Я специально голодал с двух дня!
- Голод уже обиделся на тебя, три тарелки опустошил. Щас руки свяжу, рот скотчем залеплю.
- Ладно п…. Дедушка мороз, будет и на моей улице река водки, - усмехнулся Ленька.
- Давай внученька, выбирай, кого первого будем размораживать. Хотя стой, - Димка прикрыл Нине глаза, обвел вокруг стола и отпустил, приказав не открывать глаз. – Два шага вперед и выбирай – право или лево?
- Ну, дед, - Нина задумалась и сделала шаг вправо. – Ленька! Леонид, вам выдалась честь открыть сегодняшний концерт. С тебя танец.
- Чего? – все подобрались за столом, понимая, что и им что-то там уготовано. Макаровна хохотнула, сложив руки на груди.
- А вот тебе и музыка, - зазвучала песня Водяного из мультфильма «Летучий корабль». Ленька улыбнулся и заскользил по гостиной, выписывая кренделя то ногами, то руками. То животом крутил. Нина едва не задыхалась от смеха. До чего было интересно им сделано. – Браво! Получи подарок.
- Ого! – рассматривая бутылку и привязанные к ней сигары, Леонид плюхнулся на стул. – Гоните дальше. Интересно ж, на кого бог дальше пошлет.
- Роман Евгеньевич, - голос Нины слегка дрогнул, но она не отвела взгляда. – Вам надо всего лишь рассказать анекдот, используя какие-либо профессии.
Хирург не долго думал и выдал все как надо, только Маринка усмехнулась.
- А где тут профессии?
- Целоваться это тоже профессия. Или я не прав?

Нина уткнулась от смеха в макушку Лизе. Все вокруг смеялись так, что два не стела дрожали. Следующая очередь упала на Богдана. Тут пришло время Нине краснеть. Выданный стих был для ее ушей весьма некультурным.
- Ветер веет с юга
И луна взошла.
Что же ты, блядюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не пришла ты днём.
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других ебём!

- Стихоплет мать твою, - Карась сдвинул шапку на макушку и ржал, вытирая рукавом слезы. – Ладно, я честно понятия не имею, что придумала моя внучка, но если так дальше пойдет, то к утру от смеха выживших будет мало. Фууууух.
- Дальше у нас, - Нина сделала задумчивый вид, медленно обходя всех, остановилась и положила руки на плечи Акеле. – Добрый друг, нашей елочке скучно. Спой ей песенку.
- Очумели, - Волков откинулся на стул и поднял голову, смотря на Нину, - а сплясать как Кот не надо?
- Нет, - открыто ответила Нина, и тут Маринку обнимает Дима, - предлагаю вам на пару спеть.
- Я позориться не буду.
- Ну тогда подарок не получишь, - постаралась как можно равнодушнее ответить Нина, - уйдет в фонд мира.
Волковы молчали. И Карась начал подпевать мотив. Акела тихо подтянулся. Маринка же сидела поджав губы. Но стоило ей посмотреть на Егора, который сидел и улыбался, как воспрянула духом, подпевая.
- А говорили, что не умеете. Вот тебе подарок, - протянул Акеле тоже коньяк, - приношу извинения, но времени на эксклюзив для мальчиков не было.
- Да ладно Нинок, это уже круто!
- Ну а тебе Марин, сертификат в Богиню, на десять сеансов любой процедуры, чтобы не выбрала. И можно менять.
- Это лучше, чем бухло.
- Гарик, - Нина протянула ему руку, Димка взял за руку Макаровну, - она очень любит вальс.
- Нинуся, - Клавдия всплеснула руками, а в глазах стояли слезы. Климова сделала знак Лизе, и та пультом включила музыку. Нина отошла к Егору, прошептав, - следующий ты.
- Даже не думай.
- Прости, но я уже все подумала, - почувствовала, как под халатом костюма по ноге поползла рука, больно сжимая бедро. Пальцы мужа оказались в опасной близости с ее пахом, что пришлось сжать ноги, не давая Егору вольготно гулять по ее телу. Клавдия не забыла, как танцевать, а Гарик просто чувствовал, что и как надо. Может он и правда был в прошлом танцором? – Браво!
- Ох, как же прекрасно придумала!
- Гарик это тебе, а вот эта коробка для рукоделия для тебя, - Нина подошла к экономке, положив подарок, прижалась к щеке женщины поцелуем, - моя вторая мама, - тихо прошептала. – Ну что ж. как все понимают, остался у нас «нетронутым» Егор.
Парни выжидающе смотрели то на мужа, то на жену. Явно было видно, что Егор не одобряет это, но дать себя потом подколоть, что струсил, не мог.
- Давай, чего от меня надо.
- Вот текст, а вот музыка. Пой. Роксана Бабаян «Чары колдовские».
Всем казалось, что Нина своей просьбой шла по лезвию ножа, молча смотрели на Клима, который буравил глазами жену. Она хотела было помочь ему, но он остановил ее движением ладони и опустил взгляд в текст. Нина и не заметила, как стала пританцовывать, держа Карася под руку. Лиза сидела ошалевшая, Волковы вообще не понимающие, как Егор поддался какой-то девчонке. Но Клим спел. Пусть по своему, главное не отказался и не стал строить из себя униженного.
- Снегурочка чуть понаглела и для мужа не удержалась от двух подарков, - протянула упакованную рубашку, а на руке протянула сплетенный ею брелок для ключей. – С новым годом, ребят!
Она села на стул рядом с Егором, залпом выпила стакан минеральной воды, что стоял со стороны мужа.
- Лиз, это тебе, - Нина протянула подруге поваренную книгу, - с тебя два блюда. На странице 75 и триста пять.
- Ой Нинусь, это чудесный подарок. А как же ты?
- Я люблю подарки больше дарить, чем получать. Мне жарко. Пойду, переоденусь.
Нина разделась до нижнего белья и открыла окно. Ей было очень жарко, но в комнату ворвалась эмоциональная Макаровна, отругала ее, что стоит на морозе голая, да еще и мокрая, кинулась закрывать окно и обнимать Нину.
- Какая ты молодец.
- Как думаешь, Егор не сильно злится?
- За песню то? Нет, все просто волшебно. Так, давай платье наденем. Волосы распусти. А то синяки видно.
- Их и так видно будет.
Минут через десять Нина тихонько присела за стол, пустой. Все ушли на кухню курить, кроме Лизы, которая зачиталась.

Свитер Егору под елку

http://sa.uploads.ru/t/kTeco.jpg

Белье на НГ ночь

http://sg.uploads.ru/t/GzLcv.png

Сигары парням

http://se.uploads.ru/t/ORPBS.jpg

Спицы для Макаровны

http://sa.uploads.ru/t/mqGdE.jpg

Шкатулка для Макаровны

http://s4.uploads.ru/t/ijxs8.png

Книга для Лизы

http://sf.uploads.ru/t/Vdo6F.jpg

Коньяк для парней

http://s3.uploads.ru/t/PLTjs.jpg

Ивлев Дед Мороз

http://se.uploads.ru/t/dpDt0.jpg

Вв Нины на НГ

http://se.uploads.ru/t/mOK4W.jpg

Нина Снегурочка

http://s5.uploads.ru/t/M1lno.jpg

Елка

http://s5.uploads.ru/t/3PlY0.jpg

Рубашка для Егора

http://se.uploads.ru/t/apvBb.jpg

Брелок для Егора сделанный руками Нины

http://sg.uploads.ru/t/t7X3a.jpg

анекдот

http://se.uploads.ru/t/8WFwS.jpg

Лиза

http://s3.uploads.ru/t/CrFIK.jpg

Отредактировано Nina Klimova (19.04.2018 18:02:59)

+2

9

Утро тридцать первого декабря застало Клавдию на кухне. Разогнав мужиков, от которых вреда было больше, чем пользы, экономка Климовых сама разобрала холодец и оставила лотки остывать на столе. Когда она закончила, забрезжил рассвет, и пора было ставить тесто для пирога и приниматься за салаты.
Молодёжь встала поздно, и началась свистопляска с нашкодившим котёнком, которого ловили всей семьёй. Благо, у Ниночки получилось успокоить Егора, и пушистый хулиган не вернулся обратно на улицу. Глядя на хозяйку, Клавдия только диву давалась, как эта тихая пугливая девочка, боявшаяся лишний раз показаться мужу на глаза, за короткое время научилась усмирять его гнев. Правду говорят, что терпением и лаской от мужика можно многого добиться… Вот и Егор, стоило жене взять его за руку или обнять, менялся на глазах. Только так Нина могла заставить его слушать, и для неё это была пусть небольшая, но всё-таки победа.
Захлопотавшись, Клавдия не заметила, как настал вечер. Только что закончили украшать квартиру, в гостиной стояла сверкающая электрическими огоньками наряженная ёлка, а Лиза с Ниной суетились на кухне, помогая с оформлением блюд. Девчонки бегали туда-сюда с салатницами и тарелками, пару раз столкнулись в коридоре и, хихикая, понеслись дальше. Парни ушли переодеваться в охранную, ждали только Волковых и Гвоздя.
Истомин приехал последним, когда все уже собирались садиться за стол. В коридоре его встретил Клим и кивком позвал следовать за собой в кабинет.
- Ну, - спросил он, прикрыв дверь, и посмотрел на бойца, - как девчонка?
- Дрыхнет. Сделал всё, как договаривались, - ответил Гвоздь, явно довольный собой. В команде его считали «быком», которому привычнее работать кулаками, чем шевелить мозгами. Гвоздь и сам честно говорил, что в голову он ест, а думают пусть другие.
- С лекарством не переборщил? – нахмурился Егор, закуривая. – Очухается?
- Скормил ей таблетку, которую Натаха дала, и привязал к койке, чтоб не рыпалась. А то вдруг раньше проснётся и начнёт бузить. – Вспомнив что-то, Гвоздь ухмыльнулся. – Она визжала, что её папашка меня сгноит. Ага, размечталась… Я его сам в землю вобью.
- Псину куда дел?
- Так это… она на меня набросилась, ногу, вон, прокусила, тварь. Короче, я её в овраг скинул и снегом забросал.
- Хорошо. С девочкой кого оставил?
- Кореш мой с ней сидит. Я за него башкой ручаюсь.
Климов кивнул, бросил недокуренную сигарету в пепельницу и подтолкнул бойца к выходу. Уже в коридоре был слышен шум из гостиной, где народ рассаживался за праздничным столом.
Мимо них прошмыгнула Нина, направляясь в комнату Клавдии, где её терпеливо дожидался Димка. Егор притормозил жену и потянул к себе, не обращая внимания на присутствие Гвоздя. Ему хотелось спросить, что она задумала и когда планирует переодеться, но увидел в её глазах беспокойство и отпустил.
- Давай быстрее, не телись, – добавил он напоследок, шлёпнув жену по бедру, и пошёл к остальным.
Долго ждать им не пришлось – через несколько минут, когда все утихомирились и разобрались, кому какой салат положить и чего налить, заиграла знакомая каждому песенка и в комнату, кружась и пританцовывая, вплыли Дед Мороз и Снегурочка. Увидев  жену, Климов улыбнулся и встал, чтобы отодвинуть соседний пустой стул.
Задумка Нины пришлась по душе всем, кроме Марины, которая сидела с кислой миной, наблюдая за хозяевами. Ей было больно видеть, как  Егор ухаживает за женой, а та весело смеется и послушно открывает рот всякий раз, когда он подносит к её лицу очередной кусок. Волкова  не сомневалась, что под столом его рука, скорее всего, ласкает Нину, и от этого она сильнее заливается румянцем и старается теснее прижаться к мужу. Марина сидела прямо, ни на кого не обращая внимания, и только притворялась, что ей так же весело, как и остальным. Она почти не притронулась к еде, и Акела шёпотом напомнил жене, что Клавдия Макаровна наверняка обидится, если решит, что кому-то из гостей не понравилось угощение. Пришлось пересилить отвращение и сосредоточиться на содержимом тарелки. Марине было так горько, что хотелось послать всё к чёрту, встать из-за стола и уехать домой, никому ничего не объясняя.
Шампанское, которое заботливо подливал ей муж, помогало девушке справиться с чувством зависти к счастливой сопернице, наслаждавшейся всем тем, что она украла у Марины.
Оставшиеся до полуночи часы пролетели как одно мгновение, и после новогодней речи Президента и под бой курантов ребята принялись поздравлять друг друга. Все норовили чокнуться бокалом с соседом, расплескав при этом половину и залив скатерть, которую жена Клима выбирала вместе с Клавдией Макаровной.
- Ну что, братва, - провозгласил Лёнька Прохоров, поднимая стакан, - менты говорят, что мы – волки. Наступивший год, если кто не в курсе, какой-то там овцы или козы. Так вот, я хочу пожелать нам побольше жирных глупых овец, которых мы будем стричь. А козлам, решившим на нас наехать, мы обломаем рога и захватим с собой в Грузию, когда поедем к нашему другу Резо. Мы сделаем из них кубки, наполним сладким киндзмараули и в жаркий день сядем пить под старой чинарой за дружбу…
Под конец Кот заговорил с хорошо заметным грузинским акцентом, вызвав приступ хохота у слушателей.
- Вайме, до чего ты хорошо сказал! – воскликнул Карась, отсмеявшись.
Эмоциональное выступление Прохорова даже Марину заставило улыбнуться. Но хорошее настроение вмиг улетучилось, стоило жене Егора выйти на середину комнаты и притопнуть ножкой, подзывая к себе Карася. Димка нехотя отодвинул тарелку и, кряхтя, выбрался из-за стола, вставая рядом со Снегурочкой.
Собравшиеся успели хорошенько набраться и закусить и в большинстве своём спокойно и даже с юмором отнеслись к заданиям, которые им предлагали ведущие. Кот на удивление легко вошёл в образ пузатого Водяного и дефилировал по комнате, загребая руками невидимые волны и отгоняя от себя назойливую мошкару и лягушек. Получив от Нины подарок за труды, он довольно причмокнул и углубился в изучение этикетки на бутылке.
Хирург тоже быстро сориентировался и сходу выдал анекдот на медицинскую тему. На его взгляд, задание было лёгким, а еще ему очень хотелось поддержать жену Егора, которая постаралась организовать для них незабываемый праздник.
Клим молча наблюдал за женой, и непонятно было, как он оценивает происходящее. Нина переходила от одного гостя к другому, щедро раздавая «фанты», и не отставала, не добившись ответа. Те, кто отстрелялся раньше, вздохнули с облегчением, когда Гвоздю выпало прочесть стихотворение, а Волковым – спеть. И если Истомин сумел всех удивить и, довольный произведённым эффектом, опрокинул в рот стопку «смирновки», то Акела неожиданно отказался выполнять «фант». Доедая бутерброд с чёрной икрой, Климов спокойно ждал, чем кончится дело.
Ситуацию спас Карась, замурлыкав на ухо Марине про маленькую тёлочку, которой холодно зимой. Уголки её губ дрогнули в улыбке, и, переглянувшись с мужем, она начала подпевать. Вместе они кое-как выполнили задание под одобрительным взглядом хозяина дома. Получив в руки сертификат в салон красоты, Марина, не глядя, бросила его на стол и повернулась к Климу.
Гарика Махмуряна мама в четыре года записала в детскую танцевальную студию и возила его на занятия через всю Москву пять раз в неделю. Когда ему стукнуло двенадцать, с зоны вернулся отец. С этого момента Игорь перестал танцевать и пошел в секцию каратэ. Когда отец снова сел, мать достала медали и грамоты за победы в танцевальных соревнованиях, которые хранила втайне от мужа и поставила в сервант на видное место. Игорь хмыкнул, но промолчал. Его не интересовали танцы, он мечтал пойти по стопам своего кумира Брюса Ли.
Когда настала его очередь, Махмурян не стал ломаться и без лишних слов увлёк экономку Климовых в тур вальса. Несмотря на возраст и полноту, Клавдия двигалась невероятно легко и плавно, ничуть не уступая в профессионализме партнёру. Танцуя с ней, Гарик испытывал настоящее удовольствие, и был искренне благодарен хозяйке вечера за её затею с «фантами».
Постукивая пальцами по накрахмаленной скатерти, Егор ждал, когда  танцоры вернутся на места и жена объявит следующее задание. Он единственный из присутствующих остался не у дел. Предложение исполнить один из хитов Роксаны Бабаян было встречено им без малейшего энтузиазма – петь он не умел и не пытался. Но пойти на попятную, как Акела, и отказаться поддержать Нинкину затею Климов тоже не мог. Пришлось брать листок с напечатанным текстом и, оставаясь под прицелом напряжённых взглядов,  нараспев  зачитывать чужое признание в любви. Когда он закончил, выяснилось, что всё это время Нинка топталась под музыку с Карасём. Встретившись глазами с мужем, она нежно улыбнулась и подошла к нему, протягивая подарок. Осмотрев рубашку и брелок из бисера, над которым жена наверняка корпела не один час, Егор сунул его в карман и кивнул: «Спасибо».
Он заметил, что Нина никого не обошла вниманием и для всех приготовила подходящие подарки. Получив от подруги поваренную книгу, Лиза едва не задушила жену Егора в объятиях и принялась перелистывать страницы и читать рецепты.
После завершения конкурса Димка слинял в ванную, чтоб смыть грим и переодеться. Пацаны переместились из гостиной на кухню, и через считанные минуты в помещении стало так дымно, что хоть топор вешай.
- Никогда бы не подумал, что Клим под  соску прогнётся… - проговорил Волков, прикуривая.
- Да ладно тебе, не нагнетай, - хмыкнул Гарик и высунул голову в открытую форточку. Ледяной ветер тут же швырнул в лицо горсть снежной крупы, прогоняя обратно в комнату. – Клим жене подыграл, не стал портить девчонке настроение. Смешно получилось, мне понравилось.
- Да ну, херня… Реально, как на детский утренник попал.
- А слабо сказать об этом Климу? - раздался спокойный, чуть насмешливый голос от дверей кухни, где стоял Димка Ивлев и слышал весь разговор.
Пацаны оглянулись, и по хмурому лицу Акелы пробежала лёгкая тень.
- Что, у нас запрещено высказывать собственное мнение, отличное от линии партии? – спросил он раздражённо, исподлобья глядя на охранника Нины.
Карась прислонился плечом к дверному косяку и прищурился.
- Ты чего, братух, в нашей стране с некоторых пор полная свобода слова. Просто лично я считаю, что о таких вещах надо говорить открыто, а не прятаться по углам, как тараканы. Не понравилось представление? Вынь язык из жопы и скажи всё как есть. Ну что, пойдем Клима искать? Вместе перетрём за утренник?
Ивлев улыбался, но за его улыбкой скрывалась откровенная неприязнь к Акеле и стремление защитить от нападок Нину, которая старалась изо всех сил, придумывая задания для ребят.
Назревавшую ссору пресёк Хирург, достав водку из холодильника.
- Брейк, пацаны, - сказал он и выпил.
Помедлив, Акела кивнул и залпом осушил свой стакан. Димка нехотя последовал его примеру.

Заметив, что жена убежала переодеваться, Егор тоже вышел. Возвращаясь из кабинета с пакетом, в котором лежал подарок для Нины, он стукнул в кухонную дверь и окликнул пацанов, напоминая, что их ждут.
В гостиной сидели только Лиза и его жена, слегка раскрасневшаяся от жары и спешки. Смеясь и переговариваясь, парни расселись по местам. Вновь застучали вилки и ножи и раздался звон бокалов, в мгновение ока с тарелок были сметены остатки еды. Развалившись на стуле и поглаживая себя по тугому животу, Кот блаженно пыхтел, как обожравшийся тюлень. Справа от него постанывал Димка-Карась, уписывая за обе щеки «селёдку под шубой», и прикрывал тарелку руками, не давая жене отобрать у него любимый салат. Лиза хохотала и уговаривала его не объедаться, ведь он еще не успел попробовать и половины из того, что наготовила Клавдия Макаровна, но муж не сдавался и нарочно громко чавкал.
- Дима, бедненький мой, дорвался… - смеялась Лизавета, ласково поглаживая Карася по вихрастой макушке.
- Не трогай ты его, - заливалась Клавдия и подкладывала благодарному Димке ломти белого хлеба на тарелку. – Я специально три салатницы сделала, знаю, что твоего мужика за уши от «шубы» не оттащишь.
Три? – Ивлев навострил уши. – Тёть Клав, вы только никому их не отдавайте, хорошо? Вы меня знаете, я в долгу не останусь! Котовский не даст соврать.
- Будешь, как золотая рыбка, желания Клавдии исполнять… За жратву работать,  - благодушествовал Прохоров, прикидывая, чего бы еще слопать.
- Хрен с ним, буду!
Никто не видел, как в комнату проскользнула Марина и села рядом с мужем. Тот вопросительно посмотрел на неё, но Волкова сделала вид, что ничего не заметила и протянула руку к бокалу с шампанским. Мельком оглядев жену Егора, она беззвучно фыркнула и опустила взгляд в тарелку. Нина выглядела очаровательно в своём наряде и с распущенными волосами. Она мало красилась, и это тоже бросалось в глаза, подчеркивая её свежесть и молодость.
Больше слушая, чем участвуя в общей беседе, Климов держал жену за руку, поглаживая нежную кожу запястья. Нина светилась улыбкой и успевала отвечать всем, забывая об угощении. Напротив неё с непроницаемым лицом сидел Хирург и пил рюмку за рюмкой, не закусывая.
Наконец Егор отстранился и достал из-под стола большой блестящий пакет. Нина смотрела на него, медля заглянуть внутрь. Разговоры стихли, и все взгляды обратились на Климовых.
- С Новым годом, - произнес муж, отдавая Нине подарок.
Женщины ахнули, увидев у неё в руках длинный меховой жакет из золотистой лисы. Егор кивнул, предлагая жене встать, и помог ей надеть жакет. Длинные пшеничные волосы рассыпались по густому меху, и Нина медленно повернулась кругом, давая возможность присутствующим рассмотреть подарок.
Марина кусала губы, чувствуя, как в сердце закипает злость. Её бесила щедрость Егора по отношению к жене-замухрышке, которая наверняка и понятия не имеет, какая роскошь на неё свалилась.
Следом за Климом поднялся Волков. Вытащив из кармана бархатный футляр, он открыл крышку и протянул украшение жене. Марина замерла, касаясь дрожащими пальцами золотой подвески в виде цветка с сердцевиной из множества сверкающих бриллиантов, и подняла на мужа благодарный взгляд. Взяв подвеску, Акела застегнул цепочку у неё на шее и прижался губами к местечку за ухом.
- Я люблю тебя… - проговорил он тихо, обнимая Марину за плечи. Молодая женщина улыбнулась и что-то довольно мурлыкнула в ответ. Увидев, что он собирается вернуться за стол, она удержала его за руку и вложила в раскрытую ладонь похожий футляр.
- Надеюсь, тебе понравится, - добавила она, помогая мужу справиться с механизмом крышки.
После недолгих мучений ему все-таки удалось открыть коробочку, в которой лежали бриллиантовые запонки в золотой оправе. Марина поняла, что Волков приятно ошарашен её подарком и не знает, что сказать, чтобы не вызвать шквал насмешек со стороны пацанов. Поэтому он молча привлёк к себе жену и крепко поцеловал в губы.
- Так, теперь моя очередь Лизку радовать! – объявил Карась и тоже полез под стол.
- У вас там что, склад подарков? – засмеялась Клавдия, приподнимая край скатерти.
- Типа того, - ответил парень, выныривая обратно, и подошёл к смущённой жене. – Я, как бы, в курсе, что лучшие друзья девушек это бриллианты, но я скромный пацан, и начальник у меня жмот, премию зажал.
Парни загоготали.
- Нормально ты Климу предъяву кинул!
- Заткнитесь, черти! – отмахнулся Карась и подмигнул хозяину дома, который с усмешкой слушал его речь, прижав к себе улыбающуюся жену. – Короче, Лиз, нормальные брюлики расхватали, но муж у тебя что надо, поэтому вот… - с этими словами он одел ей жемчужное колье. – С Новым годом, родная.
От шока Лизавета потеряла дар речи и прикусила губу, боясь расплакаться. Все вокруг аплодировали Ивлевым, а они  видели только друг друга.
Поцеловав жену в висок и поднявшись на ноги, Егор обошёл вокруг стола и протянул Клавдии запечатанный конверт. Повертев его в руках, женщина непонимающе посмотрела на Климова.
- Открой, - кивнул тот, и Клавдия послушалась, доставая из конверта билет на концерт Олега Газманова. – Это тебе от нас с Нинкой.
- Георгий… - растроганно пробормотала экономка, прижимая к груди подарок и смаргивая выступившие слёзы. – Столько хлопот из-за старухи… не нужно было…
- Глупости не говори, хорошо? – оборвал её Егор и, нагнувшись, поцеловал в тёплую щеку.
- А у меня тоже подарки есть! – вдруг сказала Лиза, заметно волнуясь. – Нин, это тебе. Если размер не подойдёт или захочешь другой цвет, ты скажи, я переделаю.
Дизайн платья девушка придумала сама и, прикинув на глазок параметры подруги, принялась за кропотливую работу. Ей хотелось сделать для Нины что-то действительно красивое и вложить в это частичку себя. Она ничего не умела, только стричь волосы и вязать крючком. Муж одобрил её идею, и всего за несколько дней Лизе удалось воплотить свою задумку в жизнь.
Повернувшись к Волковой, она протянула той красиво упакованный вязаный купальник, зная, что в нём роскошные Маринкины формы будут смотреться еще шикарнее. Оценив необычный и смелый фасон, жена Акелы расплылась в довольной улыбке и искренне поблагодарила Лизавету за заботу.
- Ну что, раздача слонов окончена? Все подарки получили? – поинтересовался Карась, отодвинул стул и метнулся к музыкальному центру. – Пора размяться, мальчики и девочки, пожрать вы еще успеете, вся ночь впереди!
Лизавета поддержала мужа и, схватив под руку Гарика, потащила танцевать. К ним присоединились остальные и, поскольку партнёрш на всех не хватало, девчонок тянули сразу во все стороны.  Кот попытался вытащить Клавдию из-за стола, но был отослан к Лизавете и Ниночке. Рядом с Мариной отирались Танцор и муж, и она с каждым успевала пофлиртовать, доводя ревнивого Волкова до белого каления.
После часа безудержного веселья и оглушительного топота Димка выскочил на балкон освежиться и передохнуть. У него за спиной Николай Расторгуев орал «атас!» и ему вторил хор пьяных голосов, который слышали, наверное, даже в квартирах на первом этаже.
Вернулся он минут через пять, озябший и с красными ушами и с порога заорал, что купил вчера фейерверки и айда на улицу их запускать! Лизавета первая побежала одеваться, и Нина, прижав ладонь мужа к щеке, просяще заглянула ему в глаза. Егор качнул головой, соглашаясь, и глядя на них, остальные тоже потянулись в коридор. Марина шла последней.
Во дворе дома городские службы установили десятиметровую искусственную ель, украсив разноцветными бумажными шарами и опутав электрическими гирляндами. Девчонки устроили догонялки вокруг ёлки, пока мужчины под чутким руководством пьяного в дупель Карася готовились запускать праздничный салют.
- Вашу мать, рассоситесь, щас как жахнет! – кричал Ивлев, распихивая пацанов, и оказался прав: жахнуло и впрямь громко и красиво, и на угольно-чёрном небосводе начали распускаться белые, огненные и жёлтые цветы, осыпаясь сверкающими каплями на белый снег.
- Охренеть… - восхищенно протянул Гвоздь, запрокинув кверху голову, и не устоял на ногах, плюхнулся в сугроб.
- А я чё говорил! Будет круто! – радовался Карась, чиркая спичкой.
Воспользовавшись суматохой, Марина оставила мужа помогать ребятам, а сама направилась к Климу, который стоял в отдалении и наблюдал за женой и её подругой. Заметив идущую к нему женщину, он стряхнул столбик пепла на снег и глубоко затянулся. Глядя на хохочущую Нину, жена Акелы поморщилась. Подарила мужику никчёмную безделушку и радуется, малолетка безмозглая. Клим такую дешёвку и носить не станет, засунет подальше или выбросит.
- Ты даже не спросил, какой подарок я приготовила для тебя… - сказала она негромко, поворачиваясь к мужчине и беря его под руку.
Егор окинул её взглядом, но ничего не сказал.
- Тебе совсем не интересно? – продолжала настаивать девушка, проводя ладонью по рукаву зимнего пальто. Больше всего на свете Марине хотелось снова оказаться в его объятиях, но внимание Климова было целиком приковано к молодой жене. Покусав губы, она достала из кармана полушубка свой подарок.
- Я долго выбирала, - проговорила Волкова дрожащим от волнения голосом, - и очень надеюсь, что тебе понравится. Открой, пожалуйста.
Климов поднял крышку и с минуту глядел на массивный платиновый перстень, усыпанный бесцветными бриллиантами. Девушка с трепетом всматривалась в его лицо, ожидая ответной реакции. Вздохнув, Егор закрыл футляр и вернул ей. Марина ничего не понимала.
- Красивая вещь. И дорогая, – сказал он наконец, бросив окурок на землю, и отстранил от себя бывшую любовницу. – Спасибо, но я не могу принять твой подарок.
- Почему? Тебе не нравится?
- Нравится. Но я тебя прошу, Марин, не делай так больше.
- Хорошо, - выдавила та, с трудом шевеля холодными губами. – Хорошо, я не буду. Я просто хотела… я думала…
- Тебя муж зовёт, - остановил её Клим и, взяв за плечи, развернул в противоположную сторону. – Иди.
Волков смотрел на них, не отрываясь, и ждал, когда жена подойдет. А та шла, как сомнамбула, спотыкаясь и не замечая ничего вокруг. Она бы так и прошла мимо, если бы муж её не окликнул.
- Отвези меня домой, - попросила Марина, смаргивая застывшие слёзы с ресниц. Хотелось лечь и уснуть, и чтобы рядом никого не было. Если они с Волковым останутся, ночью придётся слушать стоны Воробьёвой, а на это у неё просто не хватит сил. Она чувствовала себя совершенно разбитой и несчастной.
Обняв жену, Акела повёл её прочь, к припаркованной тут же во дворах машине, решив, что позже позвонит брату и всё ему объяснит.
Глядя им вслед, Егор услышал голос жены и быстро обернулся. Нина и Лиза стояли как вкопанные, испугавшись налетевшей на них немецкой овчарки. Псина угрожающе рычала, ощерив зубы, и припадала на передние лапы, а девушки держались за руки и боялись пошевелиться. Толкнув девчонок за спину, Егор крикнул направлявшемуся к ним пареньку: «Слышь, мужик, убери пса. Видишь, девушки боятся».
- Выпили, небось, вот Гектор и лает, – ухмыльнулся тот, присаживаясь на корточки рядом с беснующимся псом. – Он запах спирта за версту чует.
- А что ж ты его без намордника и поводка выгуливаешь? – спросил Климов, не сводя с овчарки глаз.
- Он у меня парень  воспитанный и просто так даже не гавкнет, - хозяин потрепал Гектора по холке. – Просто пьяных очень не любит.
- Я понял, но ты всё-таки успокой собаку, хорошо?
Пацан кивнул, но отзывать пса не торопился. Решив, что ждал достаточно, Егор расстегнул верхние пуговицы пальто, достал из наплечной кобуры пистолет и прицелился.
- Э-э-э, мужик, ты чего? – испугался собачник и, схватив овчарку за ошейник, потянул назад.
- Я тебе русским языком сказал: убери собаку. Валите отсюда быстро. Считаю до трёх, потом стреляю. Один. Два.
Вскочив на ноги, хозяин Гектора рванул в сторону дома, таща за собой упирающегося пса и что-то крича ему на ходу. Собака завизжала, и вскоре оба пропали в темноте.
Убрав оружие, Егор повернулся к жене. Лиза стояла рядом ни жива ни мертва.
- Давайте домой, нагулялись, - сказал Климов, беря девушек под руки, и повёл к застрявшим посреди двора пацанам. Крикнув им, чтобы подтягивались наверх, он поднялся с девчонками в квартиру и отправил подружек умываться и отпаиваться горячим чаем. За время их отсутствия Клавдия успела убрать со стола и как раз заканчивала мыть посуду. Немного отойдя от стресса, Лизавета ушла в хозяйский кабинет дожидаться мужа и скоро уснула.
Заглянув к Клавдии, Егор пошёл в спальню и остановился на пороге, смотря на застывшую перед зеркалом Нину. Он не стал включать свет - достаточно было огоньков, мерцающих на маленькой искусственной ёлке в углу. Под ней, уютно устроившись на клочьях ваты, крепко спал Кокос. Закрыв дверь, Климов бросил на стул рубашку и расстегнул брюки.

подарки
жакет из лисы

http://s3.uploads.ru/t/xYQnR.jpg

подвеска для Марины

http://se.uploads.ru/t/Ptf1V.jpg

жемчуг для Лизы

http://s4.uploads.ru/t/A5run.jpg

запонки для Акелы

http://se.uploads.ru/t/37VBZ.jpg

подарок Нине от Лизы

http://sf.uploads.ru/t/MUhDZ.jpg

подарок Марине от Лизы

http://s4.uploads.ru/t/Khvyq.jpg

подарок Егору от Марины

http://sg.uploads.ru/t/mNr9g.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (20.02.2018 17:58:56)

+2

10

Нина сидела рядом с подругой, которая склонилась над книгой, улыбалась, думая о своем. Конечно, ожидать того, что ее затея понравится, она не могла. Но поделившись с Димкой, в котором находила поддержку, стала с удвоенной силой искать и выдумывать. Было приятно. Она старалась для своей семьи. С родителями всегда было скучновато. Посидели, встретили и тут же убирать со стола, отец ложился спать. Мама не перечила, намаявшись за день, с радостью засыпала. Вот только Нине было не до сна. Хотелось танцев, смеха и песен до утра. Но в их семье первого января подъем был ранний, потому что они всегда ездили к бабушке. И ни разу, за всю сознательную жизнь Нины, ритуала не меняли. А сегодня девушка отрывалась за все года.
- Сложно тут?
- Да нет, надо просто вчитаться. А так, столько рецептов. Спасибо!
- Это чтобы ты не переживала чем кормить мужа.
Почувствовала приближение мужа, Климова обернулась, улыбаясь. Поможет ли такая же книга ей, чтобы Егор опять не вылил ее борщ в унитаз, сложно понять. Но то, что постельная кухня ей удается, Нина была уверена. Не смотря на то, что Егор мало показывал себя изнутри, она чувствовала, что мужчине хорошо. Когда он присел рядом на стул, жена положила на его плечо руку, а на ладошку голову. Нине было просто хорошо. Вокруг те, кого она считала своей семьей. В душе расцветали ромашки, отражаясь в ее глазах счастьем.
- Что тебе положить?
- Сама поешь, - Егор обнял ее за талию, проводя по ткани пальцами, притягивая Нину к себе. Она перекинула ноги через его бедро, посмотрела на стол. Есть и правда хотелось. Положив холодца и мимозу, перемешала салат.
Рюмки наполнились. Клавдия взяла свое слово, поднимаясь. Ее раскрасневшееся лицо сияло улыбкой. Нина поставила руки на локотки и не отрываясь смотрела на Макаровну.
- Этот год подарил лично мне семью. Сына и дочь, - посмотрела на Егора и Нину, - самых обжористых племянников, и красавиц девочек. Я хотела бы сказать спасибо хозяину этого дома, - она всхлипнула. Нина вспорхнула с колен Егора и оказалась возле экономки, обнимая ту, пальчиками вытирая слезы. – Ох, с новым годом, мои дорогие.
- Ну, ты чего, - девушка взяла бокал с минералкой и чокнулась с Клавдией. – Мы тебя любим, родная. Правда, Егор? – муж кивнул. – Без тебя этот дом пуст. Все, слезам сегодня нет места.
Успокоив разволновавшуюся женщину, Нина вернулась к Егору. Но муж поднялся, поставив на свой стул большой пакет. Девушка с огромными от удивления глазами смотрела на него. Отчего-то казалось, что ей ничего не подарят….
- Вот Нина тебе книга, - сказал отец, протягивая пятилетней дочери «Приключения Тома Сойера», - читай. А то как-то плоховато слова складываешь.
Девочка обрадовалась было, но открыв, не увидела в книжке картинки.
- А куклу мне Дед Мороз подарил? – спрыгнула со стула, и пошла к елке. Но там кроме пластмассовых фигурок снегурочки и дед мороза ничего не было. – Нет.
- Ты уже большая, чтобы играть во всякие бестолковые игры. Но есть конфеты.
Нина прижалась к матери и расплакалась. Она так ждала ту куклу из магазина «1000 мелочей», что они видели. Она моргает и если ее держать за руку, то она может двигать ножками и ходить. А какое на ней было чудесное платье!...
Запустив руку в пакет, Нина прикрыла глаза. Пальцы коснулись нежнейшего меха. Аккуратно достав меховой жакет, не могла поверить, что это ей. Нырнув в эту красоту, почувствовала, как муж втащил ее волосы и просто бросил на спину, как те пшеничной рекой заструились по спине. Это было что-то невероятное. Нине не выпускала из рук свой подарок, прижав к себе его рукой Егора, ощущая пальцами кожу его ладони, а на макушке горячее дыхание. Подарок Марине, что приподнес Василий, был поистине королевским. Свет от люстры, хоть и искусственный, играл такими красками невероятными, что дух захватывало. Да и на Марине это смотрелось шикарно. Какие запонки получил от нее муж, Нине не было видно, но на лице Акелы было написано многое. Когда же слово взял Димка, Нина приготовилась к своего роду анекдотам. Она засмеялась, услышав, что ее муж жмот, посмотрела на Егора, улыбаясь, подала плечами – С чего это он, я не знаю. Клим сидел, лишь усмехаясь, сильнее сжав талию жены. Ожерелье дух захватывало. Когда Карась надел его, то в сочетании с красным платьем жемчуг смотрелся шикарно. Тут можно было каждому завидовать. Но Климова и так обладала сокровищем, которое сидело рядом с ней и дарило ей крылья. Егор поднялся. Про билеты Нина была вообще не в курсе, сама ища то для Клавдии, что считала нужным, даже не посоветовавшись с Егором. А он замечательно придумал. Нина захлопала в ладоши, подбадривая растерявшуюся экономку.
- А куда билеты то?
- Ой, Нинуся, будто ты не знаешь, - Макаровна отмахнулась от девушки.
- Лиза не знает, - Нина тут же нашлась, как скрыть свое неведение.
- Газманов, - театрально проговорила Клавдия, заставив всех засмеяться.
Танцы! Нина только и успела что кинуть в спальне на кровать подарок Егора, как почувствовала, что ее тянут за руку. Это был Игорь, жестами показывая, что не отлынивать. Босиком, в одних чулках, девушка перебирала ногами в такт музыке, то соединяя руки с Романом Евгеньевичем, который оказался рядом, и даже не против составить Нине партию. То сближаясь, то расходясь, они кружились едва не в центре небольшого круга. Но тут Нину перехватывает Ленька, кружа девушку вокруг себя, притопывая. Музыка потеряла четкий ритм, что можно было просто плыть телом в танце, что она и сделала. Рядом оказалась Маринка и Лиза. Они соединили ладони, подняли руки вверх и стоя на носочках, медленно, крутя ягодицами стали приседать. Потом резко выгнулись и поднялись, разворачиваясь лицом вне круга. Все повторилось. Нина никого не замечала, кроме стоящего возле балкона мужа со сложенными руками на груди. По задумке танца пришлось отвернуться и потерять серые глаза. Выставив ноги слегка назад, Нина поздно подумала, что платье ползет наверх, оголяя кружевную полоску чулок. Но решила оставить все как есть, и потом когда появилась возможность, провела рукой по бедру, одернула подол. Но дать Егору просто стоять и смотреть Нина не хотела. Запел Бон Джови (Livin' On A Prayer - Bon Jovi). Подойдя, она просто взяла его за руку и вытянула на центр. Растормошить мужа на медленный танец сложно, а тут Климова задумала нечто быстрое. Но Егор не стал увиливать, начал двигаться плавно, смотря на жену, которая подмигнула и повернулась к нему спиной. Они не касались друг друга, лишь двигались в одном ритме.
- Звезда в шоке, - проорал Карась, остановившись на полпути к балкону.
Нина знала не только язык, на котором исполнялась песня, но и ее саму.
- Tommy used to work on the docks Union's been on strike He's down on his luck... It's tough, so tough, - она просто упивалась вечером. Егор танцевал, она с ним. Что может еще больше сделать в данную минуту ее счастливее? На припеве Нина расправила руки в сторону и запела, - Whoa, we're half way there Whoa, livin' on a prayer Take my hand and we'll make it - I swear Whoa, livin' on a prayer…
Уставшая, Нина упала на диван, на который посадили Кокоса, разбуженного сумасшедшими криками и топотом. Котенок тут же полез к ней на руки, что Нине пришлось перекинуть шелковую накидку назад, открывая декольте. Но его тут же прикрыл котенок, которого девушка положила на грудь. Он потыкался в ее обнаженную кожу и положил голову, заурчав от поглаживаний. А вокруг все танцевали невероятные ритуальные танцы, что Нине пришлось отползти в другой край дивана, дабы ее не задавил пару раз едва не упавший Ленька.
Как оказалось, сюрпризы от Димки не закончились. Едва он проорал сквозь музыку, что у него в запасе есть фейерверки, как все криками поддержали безумную затею и потянулись на выход. Нина поцеловала ладонь Егора, когда тот отпустил ее одеваться. Лизе нашлась спортивная куртка Нины, которую забраковала Клавдия.
- Розовый не твой!
Сама же Климова натянула болоньевый костюм, шапку и теплые кроссовки. Хотелось повеселиться, а не стоять статуей в норковой шубе и сапогах на каблуках. Они в буквальном смысле выкатились гурьбой на улицу. И сразу же за ними побежал Игорь, зачерпнув снега полные перчатки.
- Лиза за елку! – кричала Нина, пытаясь отпуливаться от Танцора, но потом махнула рукой и просто расставив ноги, стала руками мести снег, не давая Игорю подойти. Его раскрытая дубленка и под ней рубашка сразу намокали. Увидев, что он замешкался, Климова побежала догонять Лизу. – Давай с двух сторон, - предложила Ивлева. Кивнув, они стали обходить елку, как Лиза завизжала, смеясь. – Нина!
Климова побежала к ней на выручку, и уже вдвоем свалили Танцора в сугроб. Акела пристально наблюдал за стоявшим в стороне Егором и чуть поодаль своей женой. Его раздирало внутри чувство обиды, что Маринка слишком много понтит. А жена Клима наоборот, совершенно не стесняется своего ребячества. И, черт побери, Клим улыбается. Уж что она делает в постели, но то, что Егор доволен, это было определенно. В Акелу врезались.
- Прости, - Лиза отскочила в сторону, - это они виноваты.
- Детский сад на выезде.
Лиза кинула снежок в приближающуюся Нину и дала деру, петляя между Ленькой и Богданом, который едва держался на ногах. Когда же Димке удалось поджечь фейерверк, Девчонки прыгали и орали как очумелые. Нина не обратила внимания, что Егор о чем-то разговаривал с Мариной, что та потом как-то странно исчезла.
- Ой, - руку Климовой сильно сжали. Она медленно повернулась на рычание.
- Сооообббакааа, - заикаясь произнесла, смотря на раскрытую в оскале челюсть псины. – Егооор…
Все в момент протрезвели, кроме Богдана, так и готового уснуть в сугробе. Парни шатались, но были готовы кинуться на опасность. Нина не выпускала руки подруги, смотря на куртку впереди стоявшего Егора. Было страшно. За него. Хотела протянуть руку и ухватиться за куртку, хоть так быть рядом, а не за ним. Но страх вгонял в оцепенение. Она так и не увидела в руках супруга пистолета, очнулась лишь, когда он взял ее под руку и повел домой. Настроение было непонятным, но она замерзла.
Они с Лизой молча умылись, согревая щеки горячей водой, пошли за чаем. Разговор не клеился. Не оттого, что было не о чем, а от пережитого. Клавдия за суетой ничего не замечала, и Нина, пожелав той сладких снов, ушла в ванную. У нее был еще один маленький подарок для Егора, но надо успокоиться. Искупавшись, она взглянула на себя в зеркало. Улыбка будто пробивалась сквозь впечатления, голову отпускали мысли, а желание просыпалось. Стресс порой идет на пользу. Начинаешь хотеть ярче и жарче. Вытащила спрятанный в тумбы пакет со своим новым бельем, она надела на себя. Успеть до прихода Егора в комнату. Нина на цыпочках прокралась в спальню, слыша, как муж разговаривает с Клавдией Макаровной.
Прохладный рукав с атласной подкладкой приятно скользит по руке, заставляя Нину утопать в этом новом для себя чувстве. В мерцании огоньков от небольшой елочки, она смотрела на себя в большое зеркало. Удачи, мысленно пожелала сама себе. И в дверях появляется Егор. Не дав ему снять брюки, оставив расстёгнутым лишь ремень, Нина посмотрела в глаза мужу, приглашая присесть на кровати.
Повернувшись к нему спиной, девушка прикрыла глаза. Соблазнительных фантазий танец сексуальный. Медленно присев к самому полу, она развела ноги, а с плеч сполз жилет, слегка оголяя ее руки. Вверх, рваться внутри, но едва двигаясь, томительно для глаз тянуться кверху, лаская тело. Нина никогда бы не могла подумать, что желание может такое в ней вытворять.
Движений эротических непредсказуемость ввергает в пучину страсти. Не касаться, но видеть. Желать, но быть на расстоянии вытянутой руки. Мыслей возбуждающих и трепетных желаний рождает танец тела, желанного едва ли не с самого начала тернистого пути, того утра, едва покинув теплую постель. Ночного танца жаждешь, романтик обреченный на страдания.
К ногам падает «вуаль» скрывающая «фетиш», открывая взору тонкость линий тела. Нина провела руками по бедрам, пальчиками дразня, отодвинула край трусиков, показывая, что она приглашает его, но не сейчас. Томись!
Слегка коснувшись плеч мужа, Нина заставила его лечь на спину.
- Не касайся меня, сдержи порыв и будешь вознагражден.
Поднявшись на кровати, Нина провела ногой по голому торсу мужа, ощущая легкое покалывание возбуждения в каждой клеточке своего тела. Пластика страстей, что бушевали в ней рождали сексуальности каприз. Образ ее желанных снов хотелось показать, давая Егору понять, что он для нее все. Поманив его руку к себе, коснулась ею внутренней стороны бедра, медленно приседая, ласкаясь о его ладонь. Невыносимость ждать конца игры, заставляла Нину постанывать. Почувствовав, что Егор одним пальцем уцепился за край трусиков, двинулась так, что он ощутил как мокро там, где скопилось желание его жены. Нина двигалась над ним в божественной красоте, откровенных картин рисуя телом. То край пропасти, что она едва стоит, то твердость его «решения», которое чувствуется пальчиками ног сквозь плотную ткань брюк. Егор смотрел фантастический фильм, будоражащий воображение. Терпеть! Она просила….
Нина стала напевать лишь одной ей известную мелодию, прерывисто дыша, разрывая воздух стонами. Колдовских звуков манящее чувство. Его руки поглаживают ее ноги. Она позволила, не в силах терпеть одиночества. Его Богиня умирала в его руках, отдаваясь своим новым ощущениям.
Медленно опустившись, Нина прижалась пылающим лоном к твердой плоти мужа.
- О да….
Лишь это губы прошептали, как взвилась колдунья в вихре дьявольского танца, шаманя телом, его разум, подчиняя себе, владея мужчиной на правах его царицы. Вечный огонь искушений играет с ними злые шутки, подчиняя одних другим. Его руками она обнажала себя, стягивая бретели с плеч, касаясь ткани на груди. Сжимала пальцами упругие соски, выгибаясь от жара плоти. Она потиралась о возбужденный член мужа, все громче стоном отзываясь на его рычание. Хотелось продлить мгновение, но искушение эйфорией она проиграла, с криком падая на его грудь, сжимаясь внутри.
- Сожги меня, сделай пеплом, вдохни меня, позволь стать с тобой единой плотью….
Шепча слова, Нина целовала шею Егора, водя кончиком языка по его груди, касаясь груди. Пытка желанием продолжается….
Этот запах сводил ее с ума, не давая вырваться из плена. Девушка медленно "шла" губами по груди мужчины, пальцами дотянувшись до замка на брюках. Чем ближе губы к ремню, тем нетерпеливее ее движения. Нина едва не рвала кожу, царапая пальцы, рычала и упиралась лбом в его живот.
- Помоги мне....
Егор расстегнул брюки. Звук едва слышимого движения молнии, заставил девушку прикусить губу, предвкушая незабываемую ночь.
Взяв мужа за руку, она привела его ладонью по своей груди, талии и завела ее за спину. Где он шел, там оставался "ожог", где он смотрит, там остается метка, где он будет, там вспыхнет пламя. Его рука коснулась разведенных, но спрятанных в трусики ягодицы. Нина постанывая стала потираться о его ладонь, надавливая, чувствуя, как ее плоть начинает сжиматься, просить, чтобы ее взяли.  Стянув с себя трусики, помогая его рукой, она взяла его палец и провела меж ягодиц, слегка насаживаясь. Ее стон говорил о многом, но слова.....
- Возьми меня...

Отредактировано Nina Klimova (20.04.2018 11:54:43)

+1

11

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Перед тем как пойти в спальню к жене, Егор отправил Клавдию отдыхать, забрал оставшиеся подарки и отнёс в гостиную, чтобы положить под ёлку. Об этом его попросила экономка, которой хотелось исполнить детскую мечту Нинуси о волшебном Новом годе. Где-то за неделю до праздника она явилась в кабинет к хозяину и выложила ему свои соображения на этот счёт. Выслушав её, Георгий хмыкнул, но ничего не сказал, оставив женщину в растерянных чувствах. Клавдия и сама, конечно, понимала, что не такой подарок Климов  хотел сделать жене, да и несерьёзно это как-то, несолидно.
В детстве Нина мечтала о какой-то особенной кукле, которую увидела в витрине магазина, но её мечта так и осталась неосуществлённой. Родители считали, что подарок в первую очередь должен быть полезным и не обязательно приятным. Поэтому Воробьёвы редко баловали дочь новыми игрушками, зато на хорошую книгу или канцелярию деньги находились всегда.
Можно было не заморачиваться и купить любую Барби, благо, выбор сейчас огромный, но Егору хотелось удивить жену и увидеть восторг на её лице. Он потратил время и нашёл в интернете информацию об американском дизайнере Роберте Тоннере, создателе коллекционных шарнирных кукол, и заказал у него куклу для Нины.
Праздники стремительно приближались, и не было гарантии, что подарок успеют доставить в срок. К счастью, всё обошлось, и творение знаменитого мастера, упакованное в коробку и перевязанное праздничной лентой с пышным бантом, лежало под ёлкой, чтобы осчастливить одну большую маленькую девочку.
Но это были еще не все подарки: помня о любви Нины к чтению, муж разыскал для неё недавно вышедшие книги Джоан Роулинг о мальчике-волшебнике Гарри Поттере. Все четыре романа были на английском языке и лежали стопкой рядом с куклой.
Егор был удивлён, когда его парни выразили желание подарить Нине что-нибудь от себя, однако не стал возражать. Пацаны посоветовались с Макаровной и купили его жене картину для вышивания, изображающую зимний пейзаж. Нина любила такую кропотливую работу и могла часами сидеть, склонившись над пяльцами с иголкой и нитками, не замечая ничего вокруг.
Справа от дерева восседал здоровенный, метровой высоты плюшевый медведь – подарок Лизавете от мужа. И еще, разумеется, конфеты, много шоколадных конфет. Нину от них за уши не оттащишь, поэтому в доме всегда найдется чего-нибудь к чаю.
Закончив расставлять подарки, Егор отступил на пару шагов назад и огляделся. Оставалось еще кое-что, и это уже была его собственная идея. Убедившись, что никто из парней не вернулся и  везде тихо, Климов принёс из прихожей приготовленные заранее ботинки, обулся и прошёлся по комнате. От окна и до ёлки на ковре остались чёткие отпечатки подошвы, покрытой слоем соды с блёстками. Включив гирлянду на ёлке и погасив в комнате свет, он  оставил дверь в гостиную приоткрытой, спрятал ботинки обратно в шкаф и пошёл к жене.
Нина еще не ложилась и ждала его, стоя спиной к двери и глядя на себя в зеркало.  Она накинула на плечи жакет из лисы и задумчиво гладила густой золотистый мех. При его появлении жена оглянулась и, помедлив, направилась к нему. Заметив, что она успела раздеться, Клим остановился и вопросительно наклонил голову, когда Нина взяла его за руки и повела за собой. Усадив его на кровать, она на секунду прижалась к нему и тут же отстранилась, не дав себя обнять. Заинтригованный, мужчина откинулся назад, опираясь на локти, и прикрыл глаза, догадываясь, что его ждёт еще один сюрприз.
Прежде Нина не пыталась его соблазнять, но сегодняшняя ночь обещала немало неожиданных и приятных открытий. Он смотрел, как меха падают к её ногам, а жена поворачивает голову и бросает ему  дразнящий взгляд через плечо, заставляя томиться от желания. Нина ласкала себя, как будто одурманенная собственной красотой, загораясь от устремлённого на неё взгляда. Воздух в спальне становился горячим и вязким, Климов вспотел и чувствовал, как напрягшийся член мучительно упирается в ширинку. Нина тоже это заметила. Лицо у неё слегка раскраснелось, глаза подернулись знакомой поволокой, и она взобралась на кровать, оказываясь над мужем. Нина танцевала, стягивая с себя бельё, позволяя Егору любоваться и ласкать её взглядом. Длинные светлые волосы рассыпались по плечам, они золотистыми ручейками стекали на обнажённую грудь и щекотали лицо, когда она склонилась над ним, оседлав бедра. Теперь ей самой не терпелось ощутить прикосновения мужских рук, и она покачивалась на нём, сладко постанывая и шепча, потираясь промежностью о пах. Егор приподнялся, припадая губами к тонкой шее, кусая и слизывая с кожи солёный пот. Нина всхлипнула, выгибаясь и содрогаясь всем телом, и распласталась на муже, цепляясь пальцами за ремень. Она терлась об него, как кошка,  и прокладывала вниз дорожку из поцелуев. Ей не терпелось, но после пережитого оргазма руки дрожали и не слушались, а «молния» на брюках как назло не хотела поддаваться. Нина злилась и дёргала «собачку», едва не ломая ногти. Поняв, что не справится сама, она попросила мужа о помощи. Для этого ей пришлось оторваться от него и поднять голову; их глаза встретились, и Климов поймал себя на том, что остро хочет, чтобы Нина сделала ему минет. На секунду он представил, как эти розовые губы смыкаются вокруг жёсткого ствола, двигаются по нему туда и обратно, сосут – и дыхание перехватило. 
Возбуждение зашкаливало, а Нинка, похоже, совсем потеряла берега: ласкала себя его рукой, выскальзывая из трусиков, и тёрлась о ладонь, давая убедиться в своей готовности продолжать начатое.
Не отвечая, Егор уложил жену на спину, нависая над нею и ввинчивая между ягодиц палец. Было тесно, жарко и сухо, неподготовленная плоть сопротивлялась проникновению извне. Нина сдавленно стонала, вцепившись в простыню, и смело двигалась навстречу.
- Подожди… - хрипло попросил мужчина, достал из тумбочки лубрикант и выдавил содержимое тюбика на ладонь.
Нина непонимающе следила за ним сквозь слипшиеся ресницы, и тихонько ахнула, когда в неё проник скользкий палец. Так было куда лучше, и Климов слегка улыбнулся, наблюдая за женой: та совершенно расслабилась, закрыла глаза и громко, протяжно стонала, широко раскинув колени. Он трахал её уже двумя пальцами, сгибал и разводил их в стороны, делая «ножницы». Нина под ним вскрикивала и начинала ёрзать сильнее, поскуливая и сжимая ягодицы. Ему нравилось слышать, как она произносит его имя вперемешку со стонами, видеть залитое потом лицо, приоткрытый рот и поплывший взгляд. Временами Нина будто впадала в беспамятство, достигнув очередного витка удовольствия, и тогда её буквально выгибало к Егору, по телу проходили волны дрожи, и она судорожно сжималась, не давая ему пошевелить рукой. Наклонившись и опираясь свободной рукой о матрас, Климов  поймал губами торчащий сосок, лизнул и сжал зубами, как спелую сочную ягоду. Нина жалобно закричала, вцепляясь  ему в волосы, и привстала на лопатках, надеясь таким образом уменьшить боль. Муж сосал ей грудь, жадно зализывая укусы, и снова и снова вгонял в неё пальцы, грубо растягивая задний проход. Когда оба уже почти сошли с ума от возбуждения, Климов оторвался от жены, быстро разделся и раскатал по члену презерватив.  Нина не сводила с него затуманенных глаз и кусала губы, комкая в ладонях простыню. Когда он подхватил её за ноги и уложил их себе на плечи, она зажмурилась. После долгой подготовки и со смазкой член вошёл легко, как по маслу.
Она была чертовски узкой и тугой, его любимая девочка. Робкая, застенчивая, стыдливая, в постели Нина сбрасывала с себя всю эту шелуху вместе с одеждой, оставаясь в первозданной наготе. И Климов не мог на неё насмотреться, пожирая глазами тело, которым владел. Его желание обладать этой женщиной было сродни жестокому голоду, и, сколько бы они ни трахались, насыщение не наступало.
Он не знал, что это – болезнь, одержимость или просто любовь, только Нина одна была тем, что делало его человеком.
Жена под ним билась, вскрикивая при каждом толчке, и конвульсивно сжималась в ответ. Егор практически лежал на ней, опираясь на распрямлённые руки – он из последних сил удерживался, чтобы не кончить, но счёт шёл на секунды. Когда Нина снова стиснула его и задрожала, обвив шею руками и обжигая горячим дыханием, он вжался в неё, выплескивая сперму в презерватив. Навалившись на неё всем весом, Егор просунул руку между их склеившимися телами и проник пальцами в вагину. По телу жены вновь прошла судорога, и она мучительно простонала, притягивая его голову к себе. Он видел её раскрытые для поцелуя губы и слёзы, которые струились из-под зажмуренных век, и чувствовал, как приятно подрагивает член в тисках плоти.
Когда он вышел из неё и стянул резинку, Нина едва дышала, уронив голову ему на плечо. Она так и не разжала рук и, когда муж перевернулся, ложась на спину, потянулась следом.

Никто не заметил, когда ушли Волковы. Парни из команды Клима наперебой запускали петарды, оглашая окрестности радостными воплями, когда очередной снаряд, брошенный в сугроб, эффектно взрывался. Жители соседних домов потихоньку высыпали на улицу, и скоро вокруг сбившихся в кучу парней с веселым гиканьем носилась разновозрастная ребятня, а неподалеку стояли их родители. Кто-то принес с собой шампанское и закопал бутылки в снег. Настроение у собравшихся было отличное, несмотря на то, что многие видели друг друга впервые – все активно знакомились, смеялись, и отовсюду звучали поздравления с наступившим новым годом.
- А где девчонки и Клим? – спросил Игорь, оглядываясь.
- Домой пошли, - крикнул Карась, отвоевавший у Кота право запалить последнюю петарду. 
Отбежав в сторону, он споткнулся о заснувшего в сугробе Гвоздя и полетел спиной в снег.
- Хули ты тут разлёгся? – выругался Димка, вставая на четвереньки и подползая к приятелю. Тот осоловело хлопал глазами и булькал нечто невнятное, возмущаясь тем, что его потревожили.
- Айда до хаты, пока яйца не отморозил. Слышь, чего говорю?
Истомин отмахнулся, натянул на голову дублёнку и лёг обратно. К ним подошли Хирург и Кот, и с их помощью Димка сумел подняться. Удержать себя в вертикальном положении было гораздо труднее. Его качало из стороны в сторону и земля убегала из-под ног. Преодолеть несколько десятков метров до подъезда оказалось для окосевшего Ивлева непосильной задачей, и друзьям пришлось тащить его на себе. Самым трезвым из всей компании был, как ни странно, Смирнов, хоть и пил не меньше остальных. Он разбудил Гвоздя и пинками погнал в квартиру. Богдан огрызался и не хотел идти, норовя прилечь где-нибудь по дороге то на скамейку, то на коврик у дверей чужой квартиры. Когда он в очередной раз споткнулся и тюкнулся лбом в пол, Роман присел рядом на корточки и покачал головой:
- Гвоздь, тебе надо погоняло сменить на Ваньку-встаньку. Давай, братушка, два этажа осталось.
- Оставь меня тут, я потом приду, - пробормотал тот, суча ногами и подкладывая под голову воротник. Над переносицей вспухла багровая ссадина, но Истомина это не волновало. Через минуту он уже храпел, вяло отбрыкиваясь от попыток его разбудить и заставить двигаться дальше.
- Ладно, чёрт с тобой, - вздохнул Смирнов, вставая, и перешагнул через лежащее на ступеньках пьяное тело.
Он и сам был не против вздремнуть и втайне надеялся, что Климовы уже спят. У него перед глазами стояла сегодняшняя Нина – счастливая, слегка запыхавшаяся, с разметавшимися по плечам золотистыми волосами, какой она была после праздничного застолья, когда начались танцы. Он второй раз в жизни видел, чтобы Егор танцевал. Обычно тот отсиживался за столом, и только Нине как-то удавалось его вытащить. Не дойдя одного пролёта, Смирнов остановился, достал сигареты и прислонился спиной к стене. Он возвращался мыслями в тот день, когда Клим отправил его и Танцора следить за семьёй старика Воробьёва. Они решили разделиться, и ему выпало ходить за матерью и дочкой. Нине тогда было чуть больше шестнадцати, еще подросток, и, столкнувшись с ним около книжного киоска, она испуганно шарахнулась в сторону. Высокая, худая, вся какая-то угловатая, светлые волосы слегка вьются, а глаза чистые и голубые, как июньское небо. Нежная, красивая, но красота эта мягкая, неброская, и тянет в неё окунуться, нырнуть до самого дна… Странное чувство накатывало и распирало комком пересохшее горло. Роман курил, стряхивая под ноги пепел, а перед глазами стояла Нина, бледная, чуть живая после долгих ночей с Егором, наряженная в свадебное платье. Затравленный, потухший взгляд, на лице ни кровинки, она с трудом держится на ногах и, чтобы не упасть, опирается на руку будущего мужа.
Климов глаз с неё не сводил, не отпускал от себя ни на шаг, и Роман его хорошо понимал. Сама того не зная, Нина свела с ума их обоих, но досталась Егору. А Смирнов со своими чувствами оставался в тени, где ему было самое место.

Бросив верхнюю одежду в прихожей и сковырнув обляпанные снегом ботинки, Димка крадучись побрел в сторону хозяйского кабинета. Наткнувшись в кромешной темноте на разложенный диван, он не удержал равновесия и полетел вниз. К счастью, падать было невысоко, и посадка оказалась мягкой. Спросонья Лизавета не сразу поняла, кто это копошится рядом, а сообразив, что это вернулся муж, перевернулась на другой бок и обвила его руками за пояс.
- Пришёл? – проговорила она в полудрёме, просовывая холодные ладони ему под рубашку.  От неожиданности Димка вздрогнул и тут же сграбастал жену в горячие объятия, обдав её винными парами.
- Угу.
- Давай спать
- Лиз… - позвал он вскоре.
Та отозвалась не сразу, успев снова заснуть.
- А где мой подарок?
Лизавета улыбнулась, не открывая глаз, и теснее прильнула к мужу.
- Сейчас не отдам, рано.
- Какое рано, Лиз? – возмущенно зашептал Карась, задев ладонью её плечо. – Новый год уже вовсю идёт! Где мой подарок, колись?
Взяв его руку, Лизавета прижала её к своему животу.
- Здесь.
Дмитрий молчал, и в наступившей тишине было слышно его частое неровное дыхание.
- Ты рад? – спросила она тихонько, привстав на локте и заглядывая ему в лицо.
Муж смотрел на неё, как на восьмое чудо света, а потом, подняв руку, бережно провел пальцами по щеке.
- Лизка… - только и сумел вымолвить он, засмеялся и, повалив улыбающуюся жену навзничь, принялся жадно и горячо целовать.

Всю дорогу до дома Марина молчала, отвернувшись от мужа, и глядела на огни, мелькающие вдоль шоссе. Думать не хотелось, голова была пустой и какой-то тяжёлой, глаза слипались, и молодая женщина зевала, прикрыв ладонью рот. Почувствовав её настроение, Акела не делал попыток завязать разговор. Ему было довольно и того, что они не остались ночевать у Климовых, а едут домой.
Он видел, что Марина чем-то расстроена и догадывался о причине. Это не могло быть иначе – всё в их жизни было связано с огромной Маринкиной любовью. Его жена никогда не принадлежала только ему, с ними постоянно находился третий. В её глазах он видел тень Клима и не знал, хватит ли у него сил продолжать так жить. Что бы он ни делал, Марина ко всему относилась одинаково безразлично. Её волновал только Егор. Она хотела знать о нём всё и тенью ходила за бывшим любовником в надежде перехватить хотя бы крупицы внимания.  Акела устал говорить жене, что её поведение унижает их обоих – она просто отказывалась его слушать. Он был готов ради неё на всё, вот только Марина ничего от него не хотела.
Переступив порог квартиры, жена сразу пошла в ванную, оставив Волкова одного. Он расстелил постель, разделся и сел в кресло, вытянув ноги. За стенкой приглушенно шумела вода, и воображение нарисовало обнажённую Марину, которая стоит под струями воды, полузакрыв глаза и нежа в ладонях пышную грудь. Член моментально отозвался на соблазнительную картинку, но Акела не сомневался, что получит от жены отказ. Так и вышло.
Когда они легли, Марина сразу отодвинулась от него на противоположный край кровати и закуталась в одеяло, давая понять, что намерена спать. Выдохнув сквозь сжатые зубы, Волков перекатился на спину и закрыл глаза. Начался новый год, а в их с Маринкой семейной жизни всё было по-старому.

Из кровати Смирнова выманил одуряющий аромат свежесваренного кофе. Кроме него никто больше не встал, даже Клавдия еще спала. Дверь на кухню была приоткрыта, и оттуда в коридор просачивался дивный запах, способный поднять даже мёртвого. Стоя на пороге, Роман смотрел на полураздетую Нину, которая аккуратно переливала содержимое турки в чашку. Длинные густые волосы она небрежно заколола на затылке деревянным гребнем, от движений короткий шёлковый халат распахнулся, оголив плечо и верхнюю часть груди.
Всё это Смирнов увидел в одно короткое мгновение, перед тем как шагнуть к напуганной девушке и схватить её в объятия. Нина выронила турку, и та со звоном покатилась по полу, оставляя грязный мокрый след на паркете.  В следующую минуту он посадил жену Клима на стол рядом с мойкой, перехватил мельтешащие в воздухе тонкие руки и впился поцелуем  в сжатый рот. 
У него вырвался недоверчивый хриплый стон, когда сопротивление Нины стало ослабевать, и он почувствовал робкое, дразнящее прикосновение её языка к своему. Она больше не стремилась вырваться, наоборот, оплела его ногами и с упоением отвечала на поцелуи, сладко постанывая в те моменты, когда им удавалось оторваться друг от друга.
Срывая с неё халат, Роман вдруг почувствовал, как ему в затылок ткнулось холодное дуло пистолета – и проснулся.
Сердце тяжело ворочалось в груди, по вискам тёк пот, а за стенкой раздавался глухой стук и стонущий голос Нины повторял: «Егор… Егор…»
Облизав спекшиеся губы, невольный слушатель откинул край одеяла, приспустил трусы  и обхватил ладонью член. Закрыв глаза, он лихорадочно дрочил, вспоминая недавний сон, и представлял себе измученную Нину, кончающую под мужем.

Утро первого января для обитателей квартиры на Старом Арбате началось поздно – в районе двух часов. Проспавшись и испытывая сильнейшее желание похмелиться, пацаны по одному подтягивались на кухню – помятые и опухшие, они рассаживались вокруг стола и заново наполняли стаканы ледяной водкой. Рядом суетилась добрая Макаровна, собирая ребяткам закусить.
Вернувшиеся Волковы привели с собой Гвоздя, наткнувшись на него по пути к Климовым. Истомин был почти трезв и только удивлялся, откуда у него свежая ссадина на физиономии. Ждали одну Нину, которая до сих пор не вышла из супружеской спальни. Лиза вся извелась, бегая из кухни в коридор и обратно, но будить подругу ей не позволяла совесть. Она догадывалась, что Климовы накануне поздно заснули, и теперь Нина наверняка без сил.
- Ди-им, ну что там, скажи? – зашептала Лиза, дергая мужа за рукав.
Димка состроил хитрое лицо и покачал головой.
- Терпи, Лиз, и жди, когда Нинка проснётся. Тогда и полезешь под ёлку.
Повернувшись, девушка успела заметить улыбку, мелькнувшую на лице Климова, и не поверила глазам. Значит, их обеих ждёт какой-то сюрприз в гостиной! Лизавета ёрзала, сидя на коленях у мужа, а тот ржал и прижимал её к себе.
- Не крутись, Лиз, успеешь, - уговаривал он, целуя жену. Всё утро с его лица не сходила счастливая улыбка, и это не осталось незамеченным.
- Колись, Карась, чего сияешь, как пятак начищенный? – потребовал Прохоров, зажевав стопку водки куском сырокопченой колбасы.
Ивлев посмотрел на друзей, на жену и выдал на одном дыхании: «Лиза беременна. Я отцом стану, прикиньте, пацаны?»
После секундного молчания на Ивлевых обрушился шквал поздравлений. Смущённая Лиза спрятала красное лицо у мужа на плече и встрепенулась, когда в дверях появилась заспанная Нина. Лизавету как ветром сдуло и, подхватив подругу под локоть, она потащила её в гостиную. Через минуту раздался оглушительный визг, и мужчины, побросав вилки и оставив недопитые стаканы, дружно высыпали в коридор.

подарки
медведь для Лизы

http://sd.uploads.ru/t/zV2Sy.jpg

кукла для Нины

http://s3.uploads.ru/t/tuZQD.jpg

книги

http://s8.uploads.ru/t/nqvYN.jpg

вышивка

http://s3.uploads.ru/t/zsYp7.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (27.03.2018 23:45:43)

+1

12

Новогодняя ночь полна чудес. Даже будучи маленькой, Нина старалась искать в ней загадки. Сегодняшняя была совершенно иной. Ее ничего не держало, отпустили чувства, что с первых дней жизни рядом с Егором «закрывали» девушку, заставляя сгорать со стыда. Нина слегка повела в сторону головой, словно скинула что-то одной ей ведомое, что мешало. Медленный взмах ресниц, и Нина утопает в его взгляде, а с полураскрытых губ срывается протяжный стон, отзывающийся в муже тихим перекатом рыка и дрожания голоса. Климова «плясала» в его руках, что кожа начинала побаливать от жадности и силы рук Егора, что было привычным, но каждый раз как в первый. Нина не представляла себя без синяка или следа его зубов. Про каждый могла бы рассказать подробно, каждый помнился, словно поставленный ночью предыдущей. Каждое утро ее тело «кричало» о том, кому она принадлежит.
То, склоняясь к мужу, то под наплывом волны ее опрокидывало назад, заставляя насаживаться на его палец, ерзать и стремиться дальше, ловя каждым вздохом глоток воздуха, терять его и задыхаться.
- Егор…
Нина желала получить большее и сразу, пытаясь, слабо, перехватить инициативу в свои руки, но Климов был слишком искушен, чтобы дать им обоим достигнуть пика, не «замучив» жену. Угли его объятий томили, плавили, а девушка вспыхивала с новой силой с каждым движением его пальца внутри нее. Нина перестала понимать происходящее, существовало только то, что сейчас  с ней творил муж. Девушка извивалась на постели, шире расставляя ноги, ползая по шелковым простыням, комкая те тонкими пальцами, натягивала и падала, распластавшись. Готовая порваться, как последняя струна на скрипке Паганини, стонала на всю комнату так, словно в доме они были одни.
- Егоооор! – она кричала, чувствуя, что оргазм вот-вот накроет ее, но едва Климов замирает в ней, ослабляет натиск, как чувство будущей свободы, помахав ручкой разгоряченной Нине, исчезала, а внутри все начинало ныть и болеть, требуя и требуя Егора. – Нет… не останавливайся! – она умоляла мужа после очередного приятного издевательства над ней. Нине хотелось получить большего с новыми для себя ощущениями. И Егор будто услышал, поднялся над ней, раздеваясь. Вот идет в сторону язык ремня, скрывается из петли пуговицы, а сама Нина на каждое его действие «играла» телом в томительном ожидании продолжения. Вот падают штаны, вот исчезает последнее, что мешает им обоим – ткань трусов буквально растворяется, когда она моргнет и вновь увидит Егора, но только уже ближе. - Я прошу тебя….
Вновь ее крик разнесся по комнате. Его зверь рвался, властвовал и держал ее прочно. Каждый толчок внутри Нины, как будто ее обливал то холодной водой, то горячей. Егор укусил ее в плечо при этом сильно вошел в нее, замирая. С диким криком ее накрыло в первый раз очень сильно, что Нина едва не лишилась чувств, успевая удержаться за плечо Егора, чувствуя его ладонь на своей руке, больно сжимающей ее предплечье. Ее тело вновь содрогнулось под натиском мужа, что Нина вцепилась пальцами в свои волосы и дернула те, заставляя голову поднять на макушку, а телом прижаться к своим ногам, словно прилипнуть к мужу. Вскрикивала, шепча:
- Егор… Егор…
Она пьяна им. Нина прижалась к груди мужа, тяжело дышала, стараясь все же вернуться к нему, не только телом, но и разумом. Внутри все горело, не хотело отпускать эйфории и все чувствовать и чувствовать оргазм, который становился слабее. Ее слегка потряхивало, а Егор поглаживал мокрую спину девушки ладонями, и Нина ощущала на своих волосах его дыхание. Потянувшись, прижала ладошку к его щеке. Ей нравилось так делать. Даже не смотря в лицо Егору, Нина могла ощущать его эмоции, его улыбку или расслаблен муж. Не заметила, как уснула, лишь рука скользнула вниз, оставляя теплый след на лице Егора.
Ей что-то снилось, отчего Нина улыбалась. Ее губы подрагивали в едва заметной улыбке, а волосы, словно фата, накрывали лицо девушки. Она повела плечом, к которому прикоснулись горячие губы, тут же отозвалась, поворачиваясь к Егору. Сколько времени он уже не спал, она не знала, но ей было очень приятно пробуждаться не от того, что солнце светит в глаза, а от поцелуя мужа.
- Доброе утро, - она слегка потянулась, выгибаясь, приоткрыла один глаз. Он смотрел на нее так, словно она была «мозговой косточкой», а волк был слишком голодным. Нина вспыхнула, с тихим охом оказывается сверху на Егоре. Прикрыв глаза, Климова стала двигаться о его твердый член, упираясь ладошками в грудь мужчине. Она хотела его не меньше, чем муж. Она чувствовала собой его отклики, его сильные руки на своем теле, которое вновь болело от жестких пальцев, оставляющих следы на нежной коже девушки. Егор заставил ее приподняться и пропустил ладонь меж ее ног, лаская клитор, не полностью входя в лоно жены, на что она отвечала громкими стонами. Он подначивал ее. Нина билась в «истерике» от того, что Егор умело доводил ее до пика и опускал, разжигая тем самым ненасытный огонь. Он знал, что потом Нина просто будет умирать под ним. он продолжал свои изощренные ласки, не отрываясь смотрел на лицо жены. Ее тело дергалось, стараясь получить все, хотелось упасть без сил и стонать стонать, содрогаться в оргазме.
- Егор! – она вскрикнула, прижимая его ладонь собой к телу мужа, и только палец властно блуждал по клитору, заставляя Нину ерзать и кончать. А потом началось все заново. Егор опрокинул ее на спину, подцепив рукой ногу, не давая ей ни минуты прийти в себя, ворвался в нее с силой. А потом все началось заново. Их блестящие от пота тела сливались в едино, и только стоны, которые становились все громче, говорили об их страсти. Он двигался в ней, не давая себе даже мысли останавливаться. Нина смотрела в его глаза, смотрела сквозь мрак, а ее тело извивается под ним под постоянными судорогами и громкими и протяженными криками, что срывались в ее сухих губ. Он буквально вбивал девичий стан в кровать, прерываясь на еще один укус, чтобы оставить свою метку, только уже утреннюю. Влажные простыни под ними говорили безумной ночи, и вот с очередным вскриком, когда Нина потянулась к шее мужа, обвивая ту руками, прижалась к Егору, стонала ему губы, которые были сжаты в тугую полоску, обжигая горячим дыханием.
Прижавшись к вспотевшему телу Егора, Нина снова уснула, уставшая и вымотанная безумной ночью и страстным утром.
По лицу что-то шекотливо ползало. Нина зарылась в одеяло, стараясь отгородиться от мешающего спать что-то. По спине потоптались и улеглись. Девушка потянулась, сталкивая Кокоса на кровать. Котенок, скорее всего, давно уже проснулся, покушал, всем помешал и устал. Высунутая рука Нины из-под одеяла нежно почесала животное по пузику, получив четырьмя лапками по пальцам.
- Привет, - девушка потянулась еще раз, села на кровати. В ногах лежала ее пижама, небрежно брошенная Егором. – Сколько же времени?
За дверью послышались голоса и смех. Часы показывали почти три. Одевшись, пытаясь на ходу проснуться, Нина показалась на кухне, сонно смотря на всех. Все улыбались, а Лиза была покрасневшая, прятавшаяся за Димку. Но тут подруга будто и не сидела на коленях супруга, хватает Нину за руку и тащит в гостиную.
- Что слу… - обе остановились, открыв рты. По ковру шли следы, белые. Под елкой сидел огромный медведь, и лежали еще подарки. – Это… Лизааа. Следы Деда Мороза!
Верить в такое было сложно, но отпечатки обуви тянулись к приоткрытому окну, в которое, то влетала гардина, то ее вновь задувало обратно в комнату. Взявшись за руки, чтобы ощутить, что они не спят, девушки присели возле елки. И тут Нина увидела куклу. Визг разнесся по всей квартире. Когда на пороге показались мужчины, Нина и Лиза прыгали, обнимаясь с медведем. Карась жевал бутерброд, во всю ржал, Егор стоял облокотившись о стенку, Игорь и Богдан тоже смеялись, а Роман Евгеньевич лишь посматривал на девушек.
- Нинок, там не все, - Димка показал на оставленную в одиночестве стопку книг.
- Даааа, - не выпуская куклы, она села на колени. – Гарри Поттер…. – под книгами лежала небольшая коробка в упаковке. Осторожно положив куклу, девушка сорвала бумагу. Там оказалась вышивка. Она так бы и сидела, рассматривая подарки, если бы не голос мужа, который заставил ее обернуться.
- Дед Мороз угадал?
- Да… - Ошалевшая Нина потрогала следы на ковре. Сейчас, в ней жила маленькая Нина, которой подарили огромный мир, исполнили самое заветное желание. Вытащив куклу из коробки, Климова потрогала у той ноги и руки, которые сгибались, и куклу можно посадить так, будто она закидывает нога на ногу. Она не замечала Стоявшей за Танцором Марины, которая сверкала глазами, одергивая руку Акелы. Он пытался ее успокоить, чтобы не приведи та взорвалась, но Маринке и дела не было до него. Ее душила зависть. Не к подаркам. Такую чушь она никогда бы не попросила. А к вниманию, которым Егор и парни окружили эту селедку мороженую. Одно то, что Нина вышла из спальни в пижаме, говорило, что торопилась, одевалась. Уж она бы точно эту срамоту не натянула на себя. А эта сидит в какой-то замухрыжной пижаме, радуется кукле!
- Лизка, вот и первый подарок будущему потомству, - Игорь подошел и заглянул в морду плюшевому медведю. А Нина медленно повернулась к стоявшей Лизе.
- Потомству? – ее лицо озарила улыбка. Климова на коленях подползла к подруге и потянула ту вниз, - ты беременна? – Лиза кивала и плакала, - это чудесно! Лиз! Не плачь! – Нина посмотрела на мужа, потом на Димку, светившегося как лампочка Ильича. – У нашей семьи будет прибавление! – Притянула Лизу к себе и крепко обняла и ее и медведя.
- Нинок, задушишь ее, - Димка присел рядом и смотрел на смеющихся девчонок. – А меня поздравить не? Я старался, как мог, - ржал откровенно, а за спиной слышался смех парней.
- Димочка! – одной рукой обняла того за шею. – Вы такие молодцы!
Мужчины поняли, что радость подарков прошла, пошли дальше есть.
- А какой срок? Или как это называется.
- Третий месяц завтра пойдет.
- О! он уже там большой? – Впервые ее подруга беременна. Ей самой было так интересно, хотя мыслишка, почему она никак не может порадовать Егора, закралась.
- Нет, головастик.
- Так, мой ребенок не земноводное! – Димка надулся. – И вообще, тебе надо поесть. И Нинка только встала. Пошли, да да, никаких нет.
На кухне разложили стол, чтобы все могли поместиться. Нина с куклой уселась к Егору на колени, рассматривая золотистые волосы игрушки, ее платье. Губ коснулся кусок буженины. Девушка с удовольствием его съела. Следом поднес муж ко рту жены тонкий ломтик смазанного сухарика шпротами с майонезом. Клавдия Макаровна стояла позади Климовых и расчесывала пальцами волосы Нины.
- Если так будете напирать на еду, то она закончится уже сегодня. Чай попили бы, ироды. Водку с утра глыщите.
- Макаровна, похмелье чаем не заткнешь, - Кот жахнул стопку и закусил лимоном, морщась и топая ногой, - эх, хорошо пошла.
- А когда она у тебя плохо заходила то? – усмехнулась экономка. – Ну, какие планы у вас?
- Пить, жрать, танцевать.
- А пойдемте на каток? – раздался голос Нины. – Тут в парке залили.
Все молчали и смотрели на нее, будто Нина ляпнула глупость. Девушка уткнулась носом в куклу, прислонилась к груди мужа. Ей было отчего-то стыдно, что влезла куда не надо. Но послышался голос Игоря.
- А кататься кто умеет?
- Я, - Климова подняла руку. – Но если не хотите, то будем пить, жрать, танцевать.
- Успеется, - произнес Егор. – Ешь сиди.
- А что, Нин, составишь партию?
- Да я так, пару элементов когда-то выучила.
- Думаешь забыла? Спорим?
- Нееет, а то ты сейчас как скажешь на что, я не смогу это предоставить, если проиграю.
- Трусиха, - Танцор выпил стопку и сел есть салат.
- Не, я к телеку, - Богдан наложил в большую тарелку всего, до чего смог дотянуться, прихватил бутылку холодного пива и был таков. К нему потянулся Кот, сказав, что не трезв, а его задница ему дорога.
На улицу пошли все остальные, получив наказ от Макаровны, купить молока для омлета на утро. Было морозно. Димка переживал, что Лиза может простыть. Но та успокаивала его, стуча по ногам.
- Тут такой слой синтепона, что могу стоять хоть сутки.
Нина обернулась. Марина была в своих любимых сапогах-ботфортах, полушубке и короткой юбке.
- Марин, ты замерзнешь. Останься дома.
- Не переживай, смотри как бы нос на катке не оставила. Нет бы пошли в ресторан, посидели культурно.
- У нас дома ресторан и шеф повар от Бога, - отозвался Димка.
Егор держал жену за руку, шел уверенно вперед. Дороги были полупустынными. Народ только просыпался. За руль садился либо трезвенник, язвенник либо камикадзе. Они быстро перебежали переход.
В парке слышны были голоса. В сумеречном свете, который смешивался с фонарями, виднелась сверкающая елка. В окошке они взяли коньки. Как оказалось, Макаровна заботливо положила в сумку, которую нес Роман Евгеньевич, теплые носки на всех. Нина села на лавочку. Рядом приземлился Танцор.
- Клим, ты тоже будешь кататься?
Егор просто стоял и курил, а у его ног лежала пара коньков. Плотно зашнуровав ботинки, Климова Оттолкнулась от скамейки и, двигая ногами змейкой, поехала по кругу. Пару раз слегка присела, пытаясь почувствовать конек на каждой ноге, и когда подъезжала к стоявшим парням и Лизе с Мариной, обернулась спиной вперед, протянула руку Игорю. Тот ухватился, давая себя утащить. Отталкиваясь поочередно каждой ногой, Нина веле Танцора за собой, смотря, как тот двигается.
- Ну что, готова?
- Давай пару кругов, хоть вспомню, каково это, а то боязно.
- Ты не плохо скользишь, но от греха подальше, давай.
Они покатились вперед, а у поворота, не расцепляя рук, повернулись полубоком, заскользили спиной, переставляя ноги, делая большую дугу. Потом Нина слегка приподняла ногу, покатилась на одной. Проезжая мимо Егора, помахала ему и показала жестом Чего ты ждешь, давай.
На каток вышли Карась и Хирург. Если второй еще куда ни шло, то Димка стоял и орал Не трогать статую. Игорь отпустил руку Нины и подмигнув Роману, схватили Карася за руки потащили упирающегося кататься. Нина притормозила рядом с мужем. Раскрасневшаяся, слегка запыхавшаяся, обняла его за талию.
- Ты не попробуешь?
- Думаю.
- Забудь, что ты вырос, просто надевай коньки. Я тебя жду.
И смеясь, покатилась к упавшему Димке и умирающим со смеху Роману и Игорю. Подняв Карася, втроем стали его толкать. Парни за руки, Нина сзади, держась за края куртки. Это был еще тот цирк, но всех не покидало веселье, пока Хирург не сказал Егор. Нина остановилась, смотря, как муж все же надел коньки и уже был на середине площадки. Она быстро покатилась к нему, видя, как сбоку на Егора катится парень. Она развернулась и перекрыла тому дорогу, сталкиваясь. Ноги часто заработали по льду, пытаясь удержать равновесие, а руки как мельница мотались по сторонам. Ей удалось перевесить себя вперед и упасть на бедро.
- Егор, я иду.
Оказавшись рядом с мужем, который стоял и смотрел на нее выражением Что я тут вообще делаю, Нина протянула ему руки.
- Посмотри на мои ноги и повторяй. Не бойся, я тебя держу.
Егор сделал аккуратный шаг, второй ногой поехал в сторону. Жена его перехватила с другой стороны, ловко поднырнув под руку. Поняв, что надо просто дать ему освоиться, Нина поехала спиной вперед, таща за руки Климова.
- Расслабься немного. Ты каменный. Скованность мешает.
- Клим, разрешишь с Нинкой станцевать? Давно не пробовал на льду.
- Игорь, я не оставлю его.
- Я буду рядом, - произнес Роман, оказываясь возле них.
Егор кивнул, отпуская Нину. Положив руку на плечо Танцора, девушка скользнула назад, как в вальсе. Как оказалось, Игорь умел многое, что называлось танцевать. Их ног не путались, он вовремя ее откатывал для поворота, перехватывал руку. Они менялись местами, кружась по площадке. Спустя время, оба запыхавшиеся, оказались около Егора и Романа. Нина кивнула мужу, чтобы он катился за ней. Пока она танцевала, Роман показал Климу, как нужно двигать ногами, чтобы катиться, а не идти по льду. Но это не спасало его от падений. Нина поднимала Егора, и они вновь ехали рядом.
А когда пришли домой, то Климов скрылся в комнате и лег на живот. Нина присела рядом.
- Ты отбил попу?
- Я ее там просто оставил, - проговорил Климов, повернувшись на спину.
- Погоди, я сейчас.
У Клавдии была мазь со змеиным ядом, хорошо разогревающая. Попросив мужа вновь лечь на живот, девушка стянула с него штаны и трусы, ощущая явное сопротивление.
- Я просто помассирую от поясницы до бедер. Увидишь, станет легче. Я столько раз в прошлом растягивала руки и ушибалась.
Пока Нина спасала мужа от нежелания двигаться, в гостиной поставили стол, накрыли и стали смотреть музыкальные каналы, петь песни. Новый год продолжался.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » С Новым годом! ‡флеш