http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: май 2018 года.

Температура от +15°C до +28°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » slow motion ‡флеш


slow motion ‡флеш

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://78.media.tumblr.com/3a6dd88508fd911daacbdbd0ddb81b91/tumblr_oxj0w7n8AS1vrjzu7o1_500.gif
Время и дата: 17.10.2017, ближе к ночи.
Декорации: подальше от полицейского участка.
Герои: Isaac Foster, Mabel Chase.
Краткий сюжет: Ричард мертв, первый допрос окончен, последнее предупреждение сделано - самое время разговоры разговаривать

Отредактировано Mabel Chase (06.01.2018 20:39:44)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
— А ты знала, что можно усыновить акулу?
Айзек курит третью подряд сигарету. Они могли бы взять такси, но пешком почему-то больше хочется. Правая, левая, правая, левая. Если особенно повезет, о себе даст знать усталость прошлой ночи и в голове наступит блаженная пустота. Нью-Йорк особенно прекрасен ранним утром.
— Им прикрепляют маячок, кажется, на плавник. И ты можешь отслеживать ее передвижение по карте, — вряд ли они сейчас найдут открытое кафе, но чашка кофе им бы сейчас не помешала. Быть может, по куску торта, сахар всегда работает безотказно.
А потом душ, по паре пива и спать. Не получится, конечно, но попробовать стоит.
Ощущения странные, не такие, к которым Фостер привык — смирился. Не часто он оказывается не просто очевидцем, который обязан показать другим, насколько чудовищно произошедшее. Это опять это коснулось его лично. Хотя не Рут, конечно, не Рут.
Что-то изменилось. Это что-то — непонятное, неуловимое, то, о чем он не хочет думать. Он устал. Они устали. Они проговорили об этом всю ночь — с теми людьми, настроенными не очень-то дружелюбно.
Боятся им нечего, это очевидно. У них есть железобетонное алиби почти на сутки. Айк кое-что понимает. На всякий случай Фостер проверит старую записную книжку, на случай, если детективы решат действовать по принципу «и так сойдет».
— Нам налево.
Идти им не так уж далеко, минут 20 бодрым шагом. Минут 40 не очень бодрым, но по-другому все равно не получится. Однако такси все равно не вариант, потому что тогда они останутся в четырех стенах со вчерашним вечером.
Четыре порции виски вернут его в нормальное русло. Тяжело только первые раз пять. В Парелии, помнится, в 2004, Айк тогда был совсем щенком, было совсем тяжело. Не боевое крещение, нет, конечно, иначе Айк бы сейчас тут разговоры не разговаривал. Фостер тогда прятался за фотоаппаратом, стараясь (очень стараясь) не запоминать, что он видит. Но тот тошнотворный запах Айк не забудет никогда. Он снится ему иногда по ночам.
Там было много людей. Много мертвых людей. Но Фостер никогда не знал их при жизни, не ходил с ними в один университет, не покупал бургеры в одной закусочной. Этих людей было невыносимо жаль, но это были не его люди.
— Еще акулу можно ввести в транс. У нее на носу есть специальные колбочки, которые позволяют ощущать минимальные движения в воде. Если их погладить, акула замирает минут на 15. Есть умельцы, которые готовы продемонстрировать это любому желающему, если у последних достаточно слабоумия и отваги.
Фостер подхватывает Мейбл под руку. Ей не надо думать, ей надо слушать про акул. А потом по пиву и спать. Наверное, у Фостера найдется какая-нибудь рубашка, на края которой Чейз не будет наступать при ходьбе.
Домой Мейбл никак нельзя. Эксперты, может, и закончили, а вот уборщики вряд ли. Да и воспоминания не самые светлые. Фостер считает, что Мейбл надо переехать, но мнение свое предпочитает держать при себе.
— О, хот-доги.
Часть 1. Отрицание.

Отредактировано Isaac Foster (21.01.2018 18:25:32)

+2

3

Часть 1. Отрицание.
– Мило, – Мейбл пялится невидящим взглядом куда-то вперед. Левая, правая, левая, правая. Левая к концу дня немного вышла из строя, но это даже неплохо. Это даже очень хорошо. Это отвлекает.
Разговоры про акул отвлекают тоже, кажется. Мейбл кивает в нужных местах и даже почти всерьез задумывается о том, хотят ли акулы, чтобы им на плавник прикрепляли этот чертов маячок. Есть ли им до этого хоть какое-нибудь дело? Спас бы маячок Ричарда от неминуемой гибели?
Левая, правая, левая, правая, правая, левая, правая, правая, леваяправаялеваяправаяправаяправаяправая
Мейбл косится на Айзека. Пожалуй, если бы не он, она бы уже во всем призналась. Так, на всякий случай. Да, да, это она убила своего студента. А перед смертью надругалась. Плевать, что экспертиза ничего такого не показала. А еще она Кеннеди убила. Плевать, что она тогда еще даже не родилась. И Леннона, и Кобейна. Только, пожалуйста, хватит этих вопросов.
Пожалуйста.
Они сворачивают налево, и случайные прохожие резко исчезают. Остаются фонари, редкие машины и акулы.
– Интересно, а если погладить акулу по носу, а рядом будет кто-то с царапиной? Все? Синий экран смерти? – а если там будет столько же крови, сколько в ее спальне до приезда полиции? Степень зависания акулы зависит от количества крови? Ричарда сожрала бы акула или он был уже слишком мертв для этого? А если погладить по носу человека, который вышиб Ричарду мозги, то он бы замер? Что-нибудь могло бы спасти Ричарда? Например, если бы Мейбл была дома в этот день или что-то в этом духе.
Мейбл замедляет шаг; кто-то где-то роняет, кажется, целую горсть монет – монеты звякают по асфальту одна за одной, катятся куда-то в сторону. Мейбл вздрагивает и замирает на месте, – Послушай, – изгибает руку в запястье, цепляется пальцами за рукав Фостера, напрочь теряет мысль.
Надо дальше слушать про акул. Срочно.
– Да, хот-доги. Чудесно, –Мейбл не хочет есть и не любит хот-доги. Мейбл чертовски рада этим хот-догам. Вот, возьмите целую ее руку взамен. (Нога дорога как память) Только дайте ей эти волшебные отвлекающие хот-доги.
Мейбл не помнит, как отсчитывает мелочь и как кивает в ответ на вопрос, все ли ей нужны соусы. Если бы ее спросили, не желает ли она немного цианида к своему хот-догу, ответ был бы тем же. Да и вообще, если бы вместо бутерброда ей выдали огромную жирную гусеницу, Чейз взяла бы ее в ладошки и понесла по улице. В конце концов, гусеница была бы даже лучше. Она вполне зашла бы как тема для обсуждения после акул.
(Левая, правая)
Эй, Фостер, она еще немного, и окуклится. Эй, Фостер, давай организуем кружок юных натуралистов, посадим ее в банку и будем наблюдать. Никакой маячок не нужен. А потом перестанем уже делать вид и признаем, что и гусеница в банке, и усыновленная акула – это она, Мейбл, и есть.
– Послушай, – Чейз осекается и меняет тему, не начав предыдущей. Ей чертовски неудобно говорить о чем-либо вообще и о чем-либо серьезном в частности, – У тебя есть что-нибудь выпить?

Отредактировано Mabel Chase (22.01.2018 21:13:29)

+2

4

— Если верить рекламным буклетам, то безопаснее, если только сидеть дома. Туристы по кускам, знаешь ли, хуевый маркетинг. Сдается мне, они там это все продумали, — Айк расплачивается и утаскивает побольше салфеток. — По крайней мере, юридическую сторону вопроса на случай непредвиденных событий. Осознавали риск, инструктаж проведен и все такое.

Айк всегда радовался, когда видел лавку с хот-догами где-нибудь около пирамид. Маленький кусочек дома. Такой себе хуевый кусочек, конечно. Прямо свидетельствующий против права их нации на существование. Да и собачка в названии вполне могла означать то самое, а не аллюзию на таксу. Однако для Фостера это все равно было неким обещанием: он сможет вернуться и когда-нибудь сможет забыть то, что видел.
Фостер, не стесняясь, вытирает вытекший на пальцы соус прямо о джинсы. А чего, собственно, стесняться. Это вам не брудершафт даже, совместно найденный труп покруче будет.
Он не имеет ни малейшего понятия, что лавка с хот-догами символизирует для Мейбл, но приходится как-то выкручиваться. Им еще минут 15 топать, как минимум (3, если Айк забудется и попрет так, как привык).

— Пиво, коньяк, виски. Вермут, кажется. Еще Итан как-то притащил бутылку домашнего вина, но сдается мне, к этому времени она уже должна была обрести разум и начать разговаривать. Такое себе тамагочи 21+, — Айк даже местами понимает, что несет. Впрочем, с такми же успехом он мог бы начать цитировать творчество какой-нибудь популярной поп-звезды (кто там сейчас популярен? Селин Дион?). Попытки поддержать диалог серьезно усложняют попытки подумать. Впрочем, было бы лучше, если бы говорила Мейбл. Айку не привыкать, он как-нибудь справится.
— Предпочтения? Магазины, понятное дело, пролетают, но можем попробовать намешать, — в командировках они пили даже то, после чего не должны были очнутся. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это было в приоритете. Главное, чтобы забыться побыстрее и чтобы на следующей день было настолько хуево, что сложно отвлекаться на происходящий вокруг пиздец. После Рут он, кажется, тоже не отличался особой разборчивостью — он не особо помнит. Итан как-то взял на себя тяжкий труд разъяснить за нормальный алкоголь и даже заимел небольшой успех. По крайней мере, Айк теперь может отличить всамделишнее вино от «ты нормальный вообще?» и даже правильно вспомнить назвать ту гадость, которую пьет. Среди соседей Айк слывет эстетом. Профессор, хули.

По идее, с дамой такой номер не пройдет. Однако дама сейчас ровно в том состоянии, когда надо надо занюхивать разбавленный водичкой медицинский спирт свежеотпечатанным телефонным справочником. Так что они всенепременно что-нибудь придумают.

На мгновение Фостера пронзает мысль, что он оставил ключи в участке. Или посеял где-то по дороге. Правда, сильно испугаться не успевает, поскольку те гремят где-то в подкладке. Рваный карман — не такая уж большая беда.
— Прошу. Кухня прямо.  В душ налево.

+1

5

Лавка с хот-догами символизирует для Мейбл еду. Вредную еду. То, чего в обычной жизни лучше избегать, но иногда можно. То, что, в общем-то, особенно и не нравится, но иногда ужасно хочется.
Лавка с хот-догами символизирует для Мейбл хот-доги. Не больше и не меньше.
Мейбл ужасно обычная в этих своих ассоциациях.
У Мейбл, на самом-то деле, не такой уж богатый жизненный опыт (по версии самой Мейбл). Был. До прошлого года.

Интересно, что будет дальше. Они поедут в Мексику, чтобы спрятаться на самом видном месте? Погони? Перестрелки? Кто-нибудь умрет, а второй будет заламывать руки и протяжно кричать в звездное небо? Потом, непременно, флешбек с самыми счастливыми моментами (хот-доги обязательно включить, выражения лиц в момент поедания хот-догов поменять), который сменится неминуемым осознанием, что все кончено.
Мафия победила, мирные жители остались в меньшинстве.
Ну, или terrorists win. Как вам больше нравится.
– Тогда вино трогать нельзя. Оно, в случае чего, может дать показания и обеспечить нам алиби, – Мейбл невесело усмехается. (Часть 2. Гнев (?)) Ей, в сущности, плевать, что пить. Она, в сущности, охотно согласится, если Айк просто возьмет большую занозистую доску и треснет ей по затылку.
Это, кстати, заметно ускорило бы процесс.
– На твое усмотрение, – так оно будет надежнее. Нет, Чейз, конечно, в курсе, что вермут с пивом мешать – так себе идея, но Айку явно виднее, что лучше употреблять в критической ситуации. Потому что в последний раз в критической ситуации Мейбл употребляла что-то внутривенно. Она не особенно в курсе, что именно, потому что была совсем не в том положении, чтобы закидывать врачей вопросами.
(Впрочем, вермут с пивом – вполне себе замена занозистой доске)
Айк роется в кармане. Мейбл качает головой и хихикает себе под нос. Потому что это мило и забавно. Она бы обязательно заулыбалась вот прямо сейчас, если бы не вот это все. Вот это вот все слишком ужасно даже для того, чтобы хихикать себе под нос, и Мейбл почти стыдно.
Мейбл резко замолкает.
Она, между прочим, ужасно виновата. Она могла бы пойти в полицию сразу, и тогда Ричард был бы сейчас обязательно жив. Через некоторое время до Мейбл это дойдет окончательно, и тогда она обязательно разрыдается. А пока Мейбл пялится прямо перед собой, потому что вот это все слишком ужасно даже для того, чтобы хихикать себе под нос.

Чейз застает себя у двери ванной комнаты. У нее мокрые волосы, рубашка Айка (аллилуйя) не достает до пола. Вода с волос тонкими струйками течет по лицу, Мейбл подкатывает рукава рубашки.
Видимо, она выбрала душ. (Налево.) Видимо, попросила рубашку, а Айк нашел идеальную. (Айк – прелесть и лапочка). Видимо, сколько-то под этим самым душем простояла. (10 минут? Полчаса? Час?)
Она не помнит, и это странно.
Мейбл выходит и идет на кухню. Босиком. Возможно, ей холодно. Возможно, нет. Непонятно.
Мейбл становится у окна и смотрит на Фостера в упор. Черт подери, столько времени в участке в гребаный выходной. Заслужил ли он вот это все? Совсем нет. Ему бы сейчас спать без задних ног, а не думать, в каких пропорциях мешать коньяк с пивом и мешать ли вообще.
– Слушай, прости, что так вышло, – Мейбл обнимает себя за плечи и коротко, чтобы стряхнуть каплю с носа, мотает головой, – Мне реально жаль.

+1

6

Айзек пожимает плечами. Значит, вино останется нетронутым, со временем покроется пылью, станет достопримечательностью квартирного масштаба и в один прекрасный день начнет вещать о том, что ответ на главный вопрос вселенной — 42. Фостер к тому моменту обязательно обзаведется сединой, усами и пузом. Как раз будет с кем поговорить про жизнь, про то что новый президент пидорас, каких еще свет не видывал и про то, что любимая команда опять в жопе списка. Отличный план. Возможно, в ближайшие лет пять Фостер его даже реализует. Только без седины, пожалуй.

Мейбл уходит в душ и Айк понимает, что что-то забыл. Спохватывается, роется в шкафу, стучит и просовывает в щель от двери футболку. Из тех, которую самому лучше никогда не надевать, потому что в ней он очень похож на ветчину, обвязанную вот теми самыми ниточками. Страшненькую такую ветчину. С щетиной и взглядом я твой дом труба шатал. Такую, чтобы сразу перестать шастать по ночам к холодильнику и гарантированно обзавестись заиканием.

Айзек возвращается на кухню, открывает алкогольный шкафчик, в котором у нормальных людей хранятся хлопья там всякие, крупы, хлеб. Нет, Фостер тоже иногда готовит, у него для таких случаев огнетушитель даже имеется, но все же согласитесь, наполнить алкогольный шкафчик — задача номер 1 при переезде в новый дом. Иначе алкоголик из вас так себе.
Айк гипнотизирует шкафчик минуты три. Успехи не очень Он понятия не имеет, чем поить даму, тем более, если дама сильно расстроена. (Айк не будет думать, почему.
У Рут была ебанутая привычка. Совсем ебанутая.
До Айка дошло только через несколько месяцев.
Рут любила принять на грудь и начать травить шутки совсем черного юмора.
А еще вспоминать, как смешно лежал вот тот. Ну не, вы только вспомните, как у него рука торчала.
Рут изображала очень достоверно.
Плакали и ржали все, даже Айк, который на тот момент решил, что бабка со своей работой окончательно ебанулась и охуела.
И только потом — это был единственный способ сохранить целостный рассудок.
То, что смешно, не так страшно.
Итан, 32 годика, догадался почти сразу. Падла.)
Вот если бы Фостера предупредили заранее, Фостер бы, конечно, подготовился. Но кто ж знал?
Он вздыхает, ставит на стол виски (беспроигрышный вариант) и достает из холодильника все, что подходит под категорию съедобности. Одних хот-догов им явно будет мало. Вот ему точно, а Мейбл, может и наелась на неделю вперед. Судя по виду — да.

Айк слышит шлепающие шаги и отворачивается от окна с зажатой сигаретой.
— Тебе не холодно? — вот в таком виде Мейбл еще больше напоминает студентку. Правда, с курса так пятого стремительно скатывается к первому. Интересно, хоть кто-то может поверить, что она может кого-то убить? Даже если очень захочет и сильно постарается?
О!
Бля.
Все-таки Эйдан очень туго соображает.
То, что он ходит за Мейбл хвостом по всему универу, не заметил только слепой. То, что Фостер был в горячих точках (ну и что, что в качестве журналиста, все равно явно псих), тоже знают все.
Очень удачно они вчера сходили на ярмарку. Очень. И с селфи тоже хорошо получилось. (Отдельное спасибо Ребекке, которая выложила в инстаграм фото с любимым, прости господи, профессором прям сразу, прям в предполагаемое время убийства. Ребекка, признаться, теперь тоже его любимая ученица)

— Херня случается, Мейбл. И что бы ты ни думала, твоей вины во всем этом нет, — Айк немного наклоняется вбок, стаскивает со стола сначала стаканы (из которых нормальные люди пьют кофе по утрам), потом бутылку, разливает. — Если только ты ему наркоту не толкала, конечно. Это, кстати, была первая версия, — Фостер протягивает бокал Мейбл и чокается. — За ту прекрасную ярмарку, благодаря которой нам вчера не наступил пиздец.
Вряд ли он до сих пор может осознать, насколько охуительно им повезло.
У Мейбл есть мотив подговорить Айка. У Айка есть мотив подговориться. У полиции есть резон быстро закрыть дело.
Пожалуй, самое время, чтобы начать в кого-нибудь верить.
— У меня еще трава есть, кстати. Правда, тебя в первый раз, скорее всего, не возьмет.

+2

7

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
– Нет, все в порядке, – Мейбл улыбается, и сразу становится понятно: ничего не в порядке. Ее студент лежит с перерезанным горлом в городском морге. В ее квартире уже работают уборщики, но вернуться туда все равно нет никакой возможности. В ее квартире все уберут, но вернуться туда нет никакого желания. Мейбл запомнила расположение каждого пятна крови, и нет никакой надежды, что вот эта бутылка виски поможет их забыть.
Во-первых, она столько не выпьет. Во-вторых, она не уверена, что это вообще работает. Случаи, когда Чейз действительно напивалась, можно пересчитать по пальцам одной руки, и каждый отдельный она помнит в подробностях.
Местами ей даже стыдно.
А еще ей действительно холодно, но признаваться в этом уже как-то глупо. Однажды вся эта упертость сыграет с ней злую шутку. Или уже сыграла?
Блядь.
Может, уехать бы после первого же предупреждения, и не было бы ничего этого? Ни трупов, ни крови на стенах и полу, ни допросов, ни ночных прогулок с акулами и хот-догами.
(Кого она обманывает)

Мейбл следит за руками Фостера и не особенно слышит, что он там говорит. (Разворачивается с сигаретой, тушит о пепельницу; аккуратно кладет на край окурок.) Мейбл думает, что Фостер просто замечательный, и ей ужасно с ним повезло. До нее, кажется, даже доходит, что она обходилась с ним все это время очень жестоко. Разве он всего этого заслуживает? Кроме прочего, она еще и подвергла его огромному риску. Если бы не эта ярмарка, никто бы из участка сегодня не вышел. И завтра тоже. (Достает из холодильника сыр, ветчину и что-то еще – еще сыр?..) Мейбл готова сквозь землю провалиться, когда Айк говорит, что она ни в чем не виновата. Кто же, если не она? Нет уж, Чейз облажалась по всем фронтам, но не имеет ни малейшего понятия, что с этим делать. (Разливает виски по стаканам – Мейбл уже хочет сказать, что этого многовато, но молчит: Айку виднее.) Мейбл хочет закричать и удариться лбом о стену. Желательно, с разбегу. Мейбл чокается стаканом и вымученно улыбается. Рука немного дрожит, но это такая мелочь, что можно вынести за скобки, принять за погрешность и вообще.
Тот, кто сохранил бы спокойствие в такой ситуации, может первым бросить в нее камень.
– За непиздец, – Чейз делает пару хороших глотков и морщится: она и забыла, как крепкие напитки обжигают горло. Алкоголика из нее явно не выйдет. Чейз искренне надеется, что Айк ей это простит, – Какая уж тут трава.
Нет уж, теперь Мейбл готова выйти на улицу с плакатом, набить протестный лозунг на плече и кричать во все горло о вреде любых наркотиков. Тогда ее, конечно, отпиздят еще раз, но в какое сравнение это идет с перерезанным горлом?
Единственное, что останавливает – полная бессмысленность всего вышеперечисленного. Неперечисленного – тоже. Вот оно: раньше всегда находилось полезное действие, которым можно было все исправить или хотя бы попытаться. Тут не исправишь уже ничего, потому что все уже случилось.
Ничего ты, Мейбл Чейз, не можешь.
Вообще. Совсем.
Мейбл сдавливает стакан пальцами, коротко всхлипывает и отворачивается к окну. Это все очень глупо. Очень.
Нет, так еще хуже: поворачивается обратно, ставит стакан на стол, – Давай я что-нибудь порежу.
Как горло Ричарда, о да.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » slow motion ‡флеш