http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Everything Works Out In The End ‡флеш


Everything Works Out In The End ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s5.uploads.ru/xN6ay.png

Рождество, 2017
клуб веселых и находчивых само-мазохистов
Афина, Финн

0

2

Words like violence
Break the silence
Come crashing in
Into my little world

Который час? Какой сегодня день? Чья это жизнь?..
Легкие вспышки прозрения приходят всё реже, я не запоминаю их лиц, их имён – мне нужна их плоть, плоть, которую я хочу разрушать и воскрешать снова и снова. Я хочу уверовать в то, что я могу. Я смогу вернуть её.
Какая эта по счету? Я не знаю. Она поздравляет меня с Рождеством, пока я грубо хлестаю её плёткой по ягодицам. Кажется, за последнее время я буквально прописался в этом месте. Но я не помню, я ровным счетом ничего не помню. Похороны уже были или нет? Сколько дней назад я видел её тело? Она лежала прекрасна и молчалива, с блаженным лицом, закрытыми глазами, которыми жестоко продолжала сверлить меня, будто упрекая «ты не защитил меня, а ведь обещал». А я кричал ей слова извинения, когда сотрудники морга оттаскивали меня от неё. Нет, родная, это не я тебя не спас, это ты меня покинула. В который раз. Оставила прокаженным на этой земле, принудила жить, когда сама ушла. Одна. Я ненавижу тебя за это.
Девушка, дрожащая на коленях силиться от потуг и рыданий, что развевает пелену перед моими глазами. Я останавливаюсь и толкаю ее вперед так, что она падает лицом в подушки. Нависнув над ней, я хватаю ее за волосы, чтобы приподняв голову, просунуть под горло веревку. Передо мной не шлюха – передо мной она.
- Ты хотела умереть? Тебе была невыносима моя любовь?! – Шипение зловеще скользят горячим дыханием по щеке девушки, а я стягиваю веревку на её шее, наслаждаясь рваными вдохами. – Скажи мне!
Проститутка начинает извиваться, хлопая ладонью по кровати. Она не в силах произнести стоп-слово, да и услышу ли я его? Удовлетворение ко мне не приходит, ровно как и ответ, так что я распускаю веревку, а девушка с ужасом в глазах кашляет и потирает место удушья.
- Больной ублюдок! – Она вскакивает с постели, рывком подхватывая свою одежду с пола, затем бесцеремонно лезет в карман моей куртки и берет оттуда деньги. – А это за моральный ущерб, псих! – Демонстрируя сверхурочные, она пятится назад, покидая комнату и оставляя меня наедине с собой.
Я даже не шевельнулся ни на миллиметр, не проводил ее взглядом, не произнес ни слова сожалений. Её нет в этой комнате для меня. Откинувшись на кровать, я не заметил, как за пародом мыслей отрубился.
- Финн, мальчик мой, отпусти!Она стоит передо мной, но где мы? Ничего не понятно, вокруг всё слишком размыто. Но ее лицо, ее любимое платье и эта тёплая улыбка… Чётче этого ничего нет в отражении моих глаз.
- Но я.. не хочу. Не могу! – Буквально взмолившись, я восклицаю, старательно сжав ее ладонь в своей.
- Вспомни, кто у нас рыцарь Камелота? – Ее улыбка становится шире, когда она напоминает мне наши детские игры по легендам о короле Артуре и его славных деяниях. – Ты справишься. А теперь отпусти. – Рука, что я держал, как мне казалось, крепко, начинает постепенно выскальзывать – я пытаюсь ухватить сильнее, но почему-то силы меня покидают, тело парализовано, и в конечном итоге я неподвижно наблюдаю за тем, как она исчезает за размытым фоном моего видения.

- Время вышло, катись отсюда! – Грубый мужской голос звучит резко и слишком громко, а за ним прилетает пару пинков в бочину. Я невольно открываю глаза, инстинктивно группируясь телом. – И чтоб я тебя тут больше не видел! Ты до усрачки напугал девочек. – Он бросает мне мою куртку на кровать – остальные вещи были уже на мне. Я вообще раздевался?..
Спустившись вниз по лестнице, что вела в основной зал так называемого «выбора», прежде чем уйти, я подхожу к бару и прошу налить чего покрепче. Бармен без слов уточнения, протягивает рокс и наливает туда добрых сто грамм водки, кажется. Пару кубиков льда сверху, после я опрокидываю содержимое стакана внутрь, шумно выдыхая ядовитые пары. Опустив голову, я боковым зрением вижу за баром девушку. Молодую, можно назвать её привлекательной, будь это другое место. Она сидит в самом дальнем углу стойки, на которую рассыпает горсть таблеток. Заинтересовавшись, я уже не столь тайно продолжаю наблюдать за ней – на столешнице больше дюжины колёс, а перед ней высокий стакан с жидкостью. Полагаю, алкоголь. Хватит с меня самоубийств! Волна негодующей ярости срывает меня с барного стула, и я решительно направляюсь в конец стойки.
- Жить надоело? – Нагло сажаясь на соседний стул, я обращаюсь к девушке, которая, судя по всему, не ожидала такого внезапного и стремительного появления незнакомца. – Может, поделишься? – Беру её стакан и без спроса делаю два крупных глотка. Отлично, здесь тоже водка. Звучно ставлю его на поверхность, оставляя наполненным лишь наполовину. – Ведь он и для меня наполовину пуст.

+2

3

[nick]Athena[/nick][icon]http://se.uploads.ru/a7S2j.png[/icon][sign]http://sd.uploads.ru/25weW.gif
by STOMARY[/sign][status]И закончим игру - давай, пожалуйста.[/status]
http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Дно.
Прошлой ночью я напилась. Сильно.  Я сквозь полуприкрытые ресницы провожаю взглядом медленно опускающуюся на дно стакана таблетку аспирина.  Ударившись о дно, она окончательно рассыпается и на поверхность стакана медленно с самого дна поднимаются пузырьки воздуха.  Мой палец медленно скользит по краю запотевшего бокала.  Круг за кругом.  Это здорово отвлекает меня от головной боли.  Чувствуя, что рука постепенно тяжелеет, я пытаюсь убрать ее, но по полпути задеваю стакан и, тот летит на пол. 
- Блядь, - мой сиплый голос нарушает тишину, припухшие губы при этом едва получается разлепить. Нервно облизнув нижнюю губу, рывком поднимаюсь с кровати, чувствуя, как неприятно давит на предплечье сползшая с плеча бретель бюстгальтера. Поправляю ее, попутно опуская на пол ноги. Старый, видавший лучшие времена ковер залит водой, в которой я растворила аспирин. Уродливое темное пятно на ковре вызывает на моем лице гримасу отвращения, я поджимаю пальцы на ногах, угодив ступней во влажный ворс. Благо стакан не разбился, я бы никогда в жизни не смогла вычистить мелкое стекло из  этого слежавшегося за годы ворса. Медленно наклонившись вперед, я цепляю пальцами стакан в полной уверенности в том, что он невредим, но как оказалось, ошибаюсь.  С виду абсолютно целый, но стоило его только коснуться и приподнять, как он осыпается, и я по собственной неосторожности задеваю осколком кожу сразу двух пальцев  правой руки – среднего и безымянного. Блядский стакан испортил мне все утро.  Я, едва сдерживая слезы, одергиваю руку и осматриваю порез, после чего провожу языком там, где уже выступила кровь.  Поверить не могу в собственную неуклюжесть.  Обругав стакан, встаю, оглядываюсь, слабо покачиваясь.  Я смутно помню, чем закончился вчерашний вечер. Перебрав в баре, куда я отправилась после очередного прослушивания на роль, я вернулась домой. Провожу рукой по спутанным сбившимся в колтуны волосам, чувствуя, что вчера перебрала не только с алкоголем, но и лаком для волос. На глаза попадается разбитый о стену домашний телефон, кажется, во мне было столько алкоголя и ненависти к тем, кто обещал мне перезвонить, что я вырвала к херам с корнем телефонную трубку  из аппарата.  Хочу я этого или нет, но память медленно возвращается ко мне, и я вспоминаю собственные слезы бессилия, перерастающие в дикий вой переборщившей с алкоголем женщины, которая кажется, за последние месяцы скатилась на самое социальное дно.  Переступая через брошенные пустые бутылки, обходя стороной благоухающие контейнеры с остатками еды, которую брала на вынос, я направляюсь в ванную, почти уверенная в том, что готова увидеть то кем я стала в отражении зеркала.  Крайне сложно было отличить синяки под глазами от размазанной во время ночной истерики туши. Я медленно потерла подушечками пальцев синеву и поняла, что мне неприятно сие действо, по крайне мере без воды здесь точно было не справиться.  Избавившись от остатков одежды, что насквозь пропахла баром, в котором я вчера ждала звонка, я забралась под тугие горячие струи воды, позволяя себе немного расслабиться и на секунду отвлечься от головной боли.
Подрагивающей рукой я битый час вывожу ровные стрелки.  Старательно натягиваю капроновые чулки чтобы не оставить зацепки от ногтей и рисую идеальные губы.  Косметика, платье, туфли. Это своего рода маска, скрывающая грязь под моей внешностью. Я живу так без малого уже три года. Элегантная, изящная и стильная – абсолютная противоположность той разбитой дрожащей твари, что по утрам с трудом отрывает голову от подушки. Отражение,  смотрящее на меня из зеркала, может притворяться, что ему всё нравится, но это не так. Смущение. Агония. Эти чувства заполняют меня до краев, но оставляют ощущение пустоты внутри.  Ворох жженой бумаги, пепел и пыль, я будто бы слежалась изнутри, меня бы почистить, помыть с моющим средством собственную голову изнутри, но я не могу.
В сумке издает звуки умирающего кита мобильный телефон, у которого почти сдохла батарейка.  Рабочий. Я не пользуюсь им постоянно.  Нащупав рукой его на дне сумке, а вместе с ним и смятую пачку сигарет, вытряхиваю все на постель, плюхаюсь рядом и, прикуривая, читаю сквозь разъедающий глаза сигаретный дым сообщение от «начальника». Возможно, я немного лукавлю, называя Чейза моим начальником, мы, скорее партнеры по бизнесу. Его список контактов  - это в основном девушки, желающие быстро подзаработать, вперемешку с мужчинами желающими найти себе компанию на час. Да, Чейз – сутенер и гордо величает клубом ту дыру, где тусуется все дни и ночи напролет. Меня он отыскал когда-то в баре, когда только начинал свой бизнес и, остро нуждался в тех, с кем можно было договориться.  Потягивая джин из своего стакана, я призналась ему тогда, что моя актерская карьера не задалась и мне нечем платить за квартиру, что я не прочь подработать, если это законно. Я не хотела связываться с теми, кто вел теневой бизнес, прекрасно зная кого в случае проблем, будут пускать в расход. Чейз заверил меня, что он не из «таких». И мы ударили по рукам. Я была единственной актрисой, среди тех девушек кого нашел Чейз.  И в какой-то степени это сыграло мне на руку. Меня считали особенной, способной на все, любое безумство, ты главное плати.  Я очень быстро привыкла к хорошим деньгам, а так же «чаевым» вроде волшебных цветных таблеток, что позволяли мне держаться на ногах не двадцать четыре, а двадцать восемь часов, не жалуясь.  Пилюлю за пилюлей я давила на салфетке стаканом, а после ссыпала получившейся порошок в заказанный у бармена напиток. В скором времени о моем увлечении узнали и другие девочки, несколько раз я угощала их, но потом об этом узнал и Чейз…
В тот вечер он разбил мне губу. Его пощечина была такой сильной, что я до сих пор помню протяжный звон в левом ухе.  Он намотал мои длинные волосы на кулак и потянул мою голову назад. Его глаза пристально смотрели на мою нижнюю губу, из которой сочилась кровь и которую я безуспешно пыталась прикусить.  Я испугалась за свою жизнь, за то, что лишусь единственного заработка и окажусь на улице, тогда я промолчала, вжав голову в плечи, позволила таким образом унизить меня.  И тогда же поняла, что поведение Чейза, то, как он смотрел на меня и как в тот момент твердел член в его штанах – это мой путь к успеху.  Я предложила ему играть роль покруче той, где просто надевалось мини – платье, которое было удобно задрать, чтобы как следует поиметь меня или любую другую девчонку, которая работала на Чейза.  Я была абсолютно уверена, что наличие наручников с пушком или возможность отшлепать по оголенным ягодицам сделают меня еще богаче, чем я есть, и я смогу уйти в свободное плаванье.  Это была моя вторая ошибка.
Клиент опаздывал. Я глубоко вдохнула, закрыла глаза и сконцентрировалась на своем дыхании. Вдох-выдох, вдох-выдох.  Что ж, это его выбор, придется доплачивать. Эта мысль странным образом успокоила меня,  я умиротворенно вздохнула, поднялась с ковра, освежила макияж и плеснула в бокал вина, прежде чем взять в руки мобильный и набрать номер Чейза.
В дверь робко постучали. Мельком взглянув на себя в зеркало и удостоверившись, что платье сидит идеально по фигуре, я направляюсь к двери, слегка массируя кончиками пальцев мочку левого уха.  Открыв дверь, я замираю. Передо мной стоит женщина, мы почти одного возраста, только она выглядит и пахнет дороже. Я делаю шаг в сторону, жестом приглашая ее войти в номер. Ну, конечно, как я могла не догадаться, что сегодня мой клиент – женщина? Это вино, требование чтобы мое платье было горчичного цвета с белыми вставками. Скорее всего, такое платье она видела на показе или на страницах глянцевого каталога. Чейз осыпал проклятьями меня и весь наш женский род, пока мы с девочками искали что-то близко похожее на платье горчичного цвета, если бы не чек с парой – тройкой нулей, я думаю, Чейз бы прямым текстом послал на хрен и заказчика и меня.  Я рассматриваю свою клиентку со спины, взгляд замирает на покачивающихся при ходьбе бедрах.  Она замирает почти по центру номера и медленно ослабляет пояс своего дорогого пальто, после чего сбрасывает его к ногам и разворачивается лицом ко мне.  Мой рот медленно приоткрывается.   Она выбрала платье точь-в-точь как мое. Я медленно моргаю и когда вновь открываю глаза, мне кажется что на ней и белье идентичное моему и даже пробор ее прически уложен волосок к волоску как мой.
- Можно мне вина? – Она первой нарушила тишину и я почему-то протянула ей свой бокал, вместо того чтобы наполнить тот, что стоял на столе рядом с бутылкой.  Женщина с легкостью подхватила протянутый бокал и поднесла его к губам. Крылья ее носа затрепетали, когда она делала вдох. Сделав приличный глоток из бокала, моя гостья спешно отставила его в сторону и, приблизившись ко мне без ведомого на то разрешения, поцеловала меня.  Моя профессия такова, что я научилась справляться с потрясением довольно быстро.  Во рту пересохло, но чужой теплый язык, змеей скользнувший в приоткрытые губы исправил ситуацию. Прихватив женщину за плечи, я отстранила ее от себя, вглядываясь в незнакомое мне лицо.  Нет, мы определенно не похожи. Ее пальцы сжались на моих запястьях, она попыталась накрыть моей ладонью свою пылающую щеку.
- Грэтта, - прошептала она, - милая моя, Грэтта.
Что ж, Грэтта не такое уж и плохое имя, бывали дни, когда мне приходилось отыгрывать роли, где у моих персонажей вообще не было имени.  Женщина нетерпеливо дернула плечом, сбрасывая мою вторую руку и, своей свободной рукой сбросила со своего плеча бретель платья.
- У нас очень мало времени, Ричард скоро вернется. О, милая моя, я так скучала.
Приучив себя не задавать вопросы, а вливаться в игру непосредственно в процессе, я подалась вперед, перенимая инициативу. Меня зовут в исключительных случаях, когда клиенту хочется не просто секса за деньги, а дополнительных услуг вроде воска, связывания или желание чтобы над ним доминировали, намного реже флагелляция. Но чтобы вот так.  Раскусить мою гостью сразу не удалось, но в скором времени все закончилось связыванием.  Перед уходом мы допили вино, и ее прощальный поцелуй весь оставшийся вечер пощипывал мне губы.
Расслабившись от вина и встречи, я присела на диван, ожидая звонка от Чейза. Но вместо этого услышала стук в дверь и прежде чем приблизилась к двери, та распахнулась и, внутрь номера вихрем ворвался незнакомый мне мужчина.  Я вскочила с места и бросилась к своей сумке, чтобы извлечь оттуда перцовый баллончик для защиты, но не успела. Чужая рука с силой сдавила мне плечо, а затем на развороте я получила такую оплеуху, что моя голова резко запрокинулась назад, а в носу захлюпала кровь. Взвизгнув, я вывернулась и попыталась укусить напавшего на меня за руку, но тот оказался проворнее и, очень скоро я оказалась прижата к кровати всем весом незнакомого мне тела. Это было изнасилование. Я прекрасно знала, как происходит этот процесс, сотню раз разыгрывала подобное перед клиентами…
- Деньги…в сумке есть деньги, возьмите все…. - пролепетав это, я умолкла.
- Не нужны мне твои деньги, шлюха… - его губы касались моего уха, пока ладонь давила на затылок, вжимая мою голову в постель. Сейчас его лицо находилось ко мне очень близко, я чувствовала разъедающий мое самообладание аромат парфюма, что смешался с мужским потом.  Под его мощными рывками мое надетое заново нижнее белье жалобно затрещало, и его остатки полетели на пол.  Грязно ругаясь и сдерживая мои волосы в кулаке, Без лишних слов он вошел в меня одним резким движением, второй рукой надавив на затылок и вжав мое лицо в простыни, чтобы заглушить рвавшиеся из моей груди рыдания.  Когда все закончилось, я еще долго не могла пошевелиться. Несколько с лишним лет я проделывала эту фишку изо дня в день, за деньги, но то, что случилось со мной сейчас. Мерзко.  Гортанный всхлип перешел в истеричное рыдание, на губах чувствовался привкус железа, а простыни я перепачкала кровью, что шла из моего носа после оплеухи.  Медленно перекатившись с живота на спину, я немного погодя села, точнее скрючившись пополам и сдавив руками живот, прислонилась горячим лбом к своим острым коленям. Необходимо было позвонить Чейзу, чтобы он нашел этого ублюдка… но я не могла даже заставить себя подняться с постели, не то чтобы отыскать телефон.
К бару я добралась на такси, так и не найдя в себе сил позвонить Чейзу и рассказать о случившемся.
- Водку. – похлопав по барной стойке, заказала я у бармена и чувствуя как внутри все стягивает канатами да в узлы, забралась на высокий барный стул. Порывшись в сумке, я нашла обезболивающее, противозачаточные, таблетки от головной боли и несколько тех веселых пилюль, которые употребляла в особо тяжелые вечера, когда нужно было быть бодрячком.  Не имея и малейшего  понятия  можно ли смешивать все эти таблетки, я вывалила горсть перед собой и почему-то принялась их рассматривать,  вместо того чтобы попросить воды и выпить хотя бы обезболивающее.
- Наглость второе счастье? – пробурчала я, провожая взглядом свой стакан с водкой. К сожалению, а быть может к счастью, улыбнуться я не могла, губа все еще саднила, а кожа под слоем тонального крема, пудры и румян, чесалась.  Я пальцем отвела в сторону от общей кучи таблеток ту, что являлась болеутоляющей и знаком попросила у бармена стакан с водой. Получив желаемое, я положила таблетку на язык и, сделав глоток воды, запрокинула голову назад. Наигранности в этом было столько же, сколько и всегда – в избытке.  Я ведь актриса. 
– Поделиться чем? Таблетками? – Я усмехнулась и, отделив неровную долю пилюль, что лежали передо мной на стойке, подвинула кучку по направлению к незнакомцу, сама же смотрела на полупустой стакан с водкой.
- Если я еще не заплатила за него, можно ли считать, что мы пьем сегодня за твой счет? – Я поправила сползающую с плеча лямку горчичного цвета, все-таки без бюстгальтера она почему-то не держалась, а от последнего остались лоскутья… вспомнив о случившемся пару часов назад, я почувствовала как к горлу подкатывает тошнотворный ком и поспешила отвернуться от мужчины сидящего рядом.  Какого черта? Я их седьмой дорогой обходить должна, а не болтать с ними за барной стойкой.

+2

4

Я был на дне. Оно притягивает.

Мне кажется или меня всегда будет нести к проблемным женщинам? Только вот оборачивается это обычно не лучшим образом. С чего я решил, что ей нужна моя героическая помощь? Гребаное забвение, внутренняя злость на Онору, спутанная реальность – что из этого дает мне право лезть в чужую жизнь? Со своей бы разобраться. Хотя чего в ней разбираться, когда она кончена?
- Знаешь, я не фанат медикаментов, - решаю, что обвинения в наглости стоят того, чтобы оправдаться в её (ли?) глазах. Дама в беде – рыцарь, названный так своей мертвой мамашей, спешит вызволить её. Актуально ли это в наше время? Да и вообще.
Слежу за ее движениями молча, даже будто отстраненно, демонстрируя поганое пафосное равнодушие, оказавшееся внезапно трендом нашего века. Стакан, приближенный ею, отражает мое искаженное лицо на дне. Иронично.
- Ну выбор на водке в моем стакане может ответить тебе, - усмехнувшись, толкаю её рокс обратно, сам же решаю, что общение со шлюхами можно бы и разбавить естественным знакомством у стойки. – Можем, конечно, прикинуться аристократами и заказать шампанское, но что-то мне подсказывает, что праздновать нам нечего, - очередная горькая усмешка соскальзывает с губ, к которым закономерно движется прозрачный крепкий напиток, обрамленный в стекло. – Будем. – Осушив свой стакан до дна, я морщусь и звучно ставлю его на бар, оповещая тем самым бармену повторить.
- Скажи, сколько раз ты задумывалась о самоубийстве сегодня? – Нормальный человек задал бы такой вопрос эффектной девушке в баре? Очевидно, нет. Но когда нормальность была составляющей моей личины? Поверхностный интерес? Быть может так покажется со стороны, но отчего-то я уверен, что этой «даме в беде» иного и не надо. Флирт в его обыкновении здесь был изначально неуместен. Видок у нас обоих был потрепанный откровенно говоря, а перегар доносился не первой свежести. Я зачем-то решил, что эта тема поможет мне оторваться, разорвать эту паутину из сливающихся реальностей. Нормальные люди зовут это скорбью, но мы-то знаем, кто такой Финн Кадди. Свихнувшийся наркоман, который не в силах различать сон и явь, который перестал даже прилагать хоть сколько усилий, чтобы контролировать свои яростные порывы. А смысл? Ведь прежде он делал это ради неё. А она ушла. Предала. Сбежала.
- Как думаешь, нормально глушить душевную боль насилием? – Подобного рода интервью несколько напрягло незнакомку, отчего я решаю забить на этот пустой трёп. Идея поговорить с не_шлюхой показалось провальной. Нет смысла в разговоре психанутого человека с нормальным, у которого быть может просто выдался долгий день, а тут еще какой-то тип с маньяческими вопросами.
В голове начинает свербить, окружающие звуки смешиваются, в итоге превращаясь в белый шум. Я качаю головой и вновь обращаюсь к стакану.
- А впрочем можешь не отвечать. Я вчера похоронил мать, которая покончила с собой. – Выплюнув эти слова, я мгновенно ощутил их тяжесть. Я ведь еще не произносил этого факта вслух. Вчера ли это было или прошла уже неделя? Конечно, для меня это было чуть ли ни пару часов назад. Её голос оттеняет белый шум, за которым я вряд ли распознаю слова девушки с бара.
- Ты всегда так делаешь! – Внезапно я выкрикиваю обращение непонятно к кому, яростно стуча кулаком по стойке, естественно обращая на себя внимание посторонних.
Она всегда так делает. Стоит мне отвлечься, попытаться забыться, переключить своё внимание на другую, как тут же мне по голове прилетает её назидательное «фи». Какое право ты имеешь судить меня после всего, что сделала?! Ты предательница, это уже родилось с тобой. Ты променяла не отца на любовника, а меня – своего родного сына – на какого-то мужика, который безнаказанно трахал тебя, да так отчаянно, что тебе удалось залететь. В такие-то годы. Иуда. ТЫ.
Внутренний монолог, который определенно идентифицируется мной как диалог, прерывается каким-то внешним воздействием, и мне приходится сконцентрироваться. Это моя таблеточная незнакомка тормошит меня за плечо.
- Что? Вздумала меня пожалеть? – Злостное послевкусие после общения с собой все еще горит на губах, и мой тон выдает это ярче, чем слова. В глазах ритуальный танец сумасшедших чертей, ноздри чуть вздулись, а грудь ходила ходуном от частых и полуглубоких вдохов. – Не утруждайся. Лучше займись своими проблемами. А они явно есть. – Снова бросаю взгляд на сдвинутую горсть колес.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Everything Works Out In The End ‡флеш