http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: сентябрь 2018 года.

Температура от +12°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь... ‡флеш


Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь... ‡флеш

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и дата: 7-8 августа 2002 года
Декорации: Москва, квартира на Старом Арбате, квартира Ивлева недалеко от Никитских ворот, ресторан
Герои: Димка-Карась, Лиза, супруги Климовы и остальные ребята
Краткий сюжет: Лиза Сухонравова выходит замуж, Нина помогает.

Отредактировано Georgy Klimov (11.01.2018 21:01:15)

+1

2

Нина узнала про свадьбу Лизы и Димы от мужа, когда он  невзначай упомянул об этом за ужином. Девушка уронила вилку, что со звоном упала на тарелку, медленно поднимая взгляд на Егора. Она улыбнулась открыто, прикусывая нижнюю губу, все же сомневалась, что будет праздник. Аккуратно протянула ладошку, накрывая ею лишь пальцы мужа, сжав те. У нее в голове пронеслось тысячи возможных подарков.
- Это правда? – Егор пристально смотрел на светившуюся жену, медленно кивнул, в ответ, сжимая ее руку. – Клавдия Макаровна, правда, это прекрасно?
- Конечно, отчего ж быть этой новости и плохой. Лизонька заслужила счастья. Да и Димке пора остановиться, - проговорила экономка, помешивая на сковороде поджарку для щей. А Нину уже несло дальше.
- А что мы подарим? А я уже придумала. Ты мне поможешь? – впервые быть на свадьбе подруги для Климовой стало едва ли не первым желанным событием. Хотя нет, первым было ее поступление. – Жаль ты уезжаешь, - Нина скисла, возвращаясь на землю.
- Недели тебе хватит, чтобы разобраться какой подарок мы сделаем им? – муж поднялся из-за стола.
- Как неделя? – девушка обернулась к Макаровне, ища поддержку, на что женщина обняла ее за плечи.
- Все ты успеешь, главное разобраться, что конкретно вы хотите.
В семье Климовых денежный вопрос вообще не стоял ни ребром, ни стояком. Поэтому купить что-либо не составит особого труда.
- Понятия не имею, что она хочет, - ответил Климов.
Дверь хлопнула, и на кухню вплыл довольный Димка.
- Во! Официально приглашаю вас на торжество. Короче, на гулянку. Лизка уже умчалась в салон за платьем. Выгнала меня из дома и сказала, чтобы не появлялся и не подглядывал. Я переезжаю к вам.
Нина сидела на высоком стуле и переводила взгляд с мужчины на мужчину, но мыслями была уже далеко. Ей жутко захотелось сделать что-то такое для Лизы, необычное, чтобы это могло сравняться с тем, как она сама помогала будущей жене Егора Климова выжить в том аду, где девушка оказалась. Сейчас все притупилось. Воспоминания стирались, оставляя лишь размытое чувство боли.
Мужчины уехали, наказав Нине сидеть и ждать Леньку. Девушка взяла листок бумаги и набросала список того, что придумала подарить молодым. Хотелось засыпать Лизу сюрпризами.
Квартиры, куда Карась приведет жену, Нина не знала. Точнее была там пару раз, ничего толком не разглядывая, топчась на пороге в коридоре. Поэтому ей очень надо было туда попасть. А как?
- Лиз, привет! – громко пропела в трубку Климова, - мне Егор сказал про вашу свадьбу! Это классно! А Димка привез официальное приглашение, но я его  еще не читала.
- Какое приглашение? Пойди, посмотри на него, уверена ты будешь в шоке, - голос Лизы был натуженным, словно та натягивала на себя что-то, что ей было мало.
- Сейчас, - Нина вернулась на кухню, застав умирающую со смеху Макаровну. – Что случилось? Погоди Лиз, тут Клавдия Макаровна смешинку съела.
Экономка протянула кусок бумажки… Туалетной! Корявым почерком были выведены  дата и время. Климова стояла, раскрыв рот. Карась был в своем необыкновенном репертуаре. Так удивлять и смешить, как Димка, не умел ни один из парней Егора. В нем была какая-то особенность, что тянула к нему, хотелось больше общения и его общества. И Нина была рада, что именно ему Егор наказал быть везде с ней.
- Нет! Это ж надо, - она была просто в шоке. – Твой Дима написал приглашение на клочке туалетной бумаги.
- Да чего удивляться, - Лиза рассмеялась. – Я тут подобрала платье.
- Почему не взяла меня с собой?
- А тогда Димка бы поехал. Не хочу, чтобы он видел. А вот с тобой за платьем съезжу, хочешь?
- Конечно! Но погоди, а ты когда будешь дома?
Раскрывать своих карт Нина не собиралась. И от такого краткого визита подруги Лиза бы просто была в прострации. Нине нельзя задерживаться, столько мыслей и планов, что успеть бы. Распрощавшись с будущей виновницей торжества, Нина быстро оделась и вышла из дома.
- Лень, - обратилась она к стоявшему возле Мерседеса Коту, потягивающему холодный чай. – Можно тебя попросить?
- Давай, я сама волшебная палочка.
- Поехали к Диме на квартиру.
- А кто дома?
- Никого.
- Ну, так как же мы туда попадем?
- Забыла, - она привыкла, что от ее дома у всех есть ключи, и отчего-то подумала, что и от квартир ребят есть ключи у всех. – Тогда мы заберем Лизу, правда, не знаю откуда. Сейчас.
Набрав номер подруги, Нина села в машину на заднее сидение. Разведав адрес, по которому сейчас находилась Лиза, Климова с Котом быстро домчались до салона для новобрачных, забрали кучу накупленных вещей и поехали в Ивлевым домой.
- Леня, - прошептала Нина, чтобы не услышала невеста, - отвлеки ее, а я посмотрю у них холодильник. Понимаешь зачем? Только молчи!
- Все сделаем в лучшем виде. Давай Лизок свои коробки. Вас только пусти за шмотками, сразу надо еще один шкаф покупать.
Пока Кот заговаривал Лизе зубы, Нина нырнула на кухню. Как померить размер?! Увидев, одиноко стоящий, убогий холодильник, и вспомнив какой у них с Егором дома, Климовой захотелось подарить нужное. Но размышлять о глобальном с шестнадцать лет сложно. И вот именно этот агрегат смог вызвать в ней тоску. И Нина поддалась порыву. Нашла в ящике нитки, быстро отмерила всякие расстояния (благо с математикой она дружила хорошо), девушка показалась со стаканом воды, будто жутко хотела пить, оттого и исчезла. Взгляд упал на незаправленный диван с простым бельем. Ага! В голове Климовой вновь вспыхнул план подарка.
- Давайте чай попьем?
- Жарко, - Нина поставила стан на тумбочку, и, поняв, что Лиза может догадаться о чем-то, попросила первое попавшееся, что пришло в голову. – Скажи, какое блюдо ты хочешь на столе видеть? Макаровна просила узнать.
Ерунда полная, но подруга повелась на это, назвав селедку под шубой. Ленька стоял переводя взгляд с одной на другую вообще ничего не понимая. Ради такой ерунды Нина его вытащила из дома, из-под кондиционера, не дала поохотиться за вкусностями Макаровны, посмотреть спортивный канал? Но ему не дают подумать и посердиться, как вновь надо куда-то идти.
- Поехали в магазин техники.
- Чего там забыла?
- Подарок Диме и Лизе надо выбрать. Правда я не взяла с собой столько денег, - Нина задумалась. Звонить мужу было страшно. Отрывать Егора от работы не хотелось. Попробует справиться сама.
Кот отказался выбираться из машины на жару, сказав, что подождет тут. А Климова выпорхнула и быстро пошла в спасительную прохладу магазина. К ней тут же подошел консультант, начав расписывать новинки поступившего товара, что девушка едва от него отделалась. В отделе, где стояли холодильники, она потерялась. Как ничего не понимающая в этом, выбрала бы по красоте и цвету. Но сравнивая, что есть у них дома и что надо Ивлевым, стала просто открывать двери и смотреть, какие полочки и ящички внутри. На нее странно посматривали продавцы. И спустя минут пятнадцать Нина признала свое поражение против желания, набрала номер мужа. Телефон Егора недолго мучился ожиданием.
- Егор, - тихо проговорила девушка, словно шпионка, которую могут заметить. – А ты можешь приехать в магазин?
- Ты где?
- В магазине техники… - она шептала, словно ее на том конце услышит не только муж, если говорить с полный голос, но и окружающие его люди. – Я не могу выбрать подарок Лизе и Диме. Правда, меня отсюда скоро выгонят.
И чтобы скоротать время, девушка нашла отдел, где продавали машинки для стрижки, выбрала самую хорошую. Да, она умела стричь мужчин, и у Егора был не сложный стиль в прическе. Конечно, если он доверится своей неумелой жене. Отца Нина всегда «приводила» в порядок сама. Денег хватило. А вот Егора не видно. И махнув рукой, девушка вновь стояла перед тремя моделями, что ей понравились внешне.
- Может вам все таки подсказать?
- Ну… я же не мешаюсь?
И она запнулась, так как по холодильнику потянулась вверх надвигающаяся тень. Продавец самоликвидировался в считанные секунды.
- Что забыла тут? – Егор стоял, по привычке спрятав в карманы руки.
- Я подумала, мы могли бы…. Точнее ты мог бы…. Я запуталась… - почему-то чувствовала себя виноватой. Мало выдернула его с работы, так еще и слова потеряла, мямлит как на невыученном уроке. Сама не работающая, сказать Мы подарим язык не повернулся. И ткнув пальцем позади себя, девушка выпалила: явыбралаэтотподарок.

Отредактировано Nina Klimova (01.04.2018 21:39:58)

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Со свадьбы Климовых Лиза поехала не в притон, как другие девчонки, а на съёмную квартиру к Карасю. Димка не отпустил её и на следующий день, и пришлось деликатно намекнуть, что оплаченная неделя закончилась, и ей пора возвращаться назад.
Обратно ей пришлось добираться на своих двоих; в кошельке было пусто, а попросить в долг девушка не догадалась. Но она была даже рада такой долгой прогулке, зная, что совсем скоро окажется взаперти в четырёх стенах, коротая время перед телевизором в ожидании очередного клиента. Хотелось подышать весенним московским воздухом, побыть среди людей, поглазеть на витрины кафе и магазинов, куда она даже сунуться не могла. Мелочи, завалявшейся по карманам, хватило на большой горячий пончик, и Лиза с наслаждением съела его, перепачкав пальцы и губы маслом.
Ближе к вечеру заметно похолодало, народ потянулся из центра к окраинам, торопясь скорее попасть домой. Телефон у неё в сумочке тренькнул и, поняв, что её ищут, девушка прибавила шагу. Идти было далеко, и в Чертаново она оказалась глубокой ночью, когда улицы и дороги окончательно опустели. Ноги в новых туфлях с неудобной колодкой к вечеру так разболелись, что пришлось их снять и нести в руках.
В окнах на третьем этаже горел свет, и Лиза остановилась, медля войти в подъезд. Хотелось развернуться и бежать куда глаза глядят, спрятаться так, чтобы Расул не смог её найти, но она понимала, что всё это бесполезные мечты. Отчим отобрал у Лизы документы, когда выгонял из квартиры, она ничего не умеет, только трахаться, и никому в целом свете нет до неё дела. Вздохнув, девушка побрела к дому, набрала код на двери и юркнула в тёмный сырой подъезд.
Хозяин дал ей сутки, чтобы отоспаться, а вечером явился сообщить, что завтра за ней заедет клиент. Лиза испугалась. Она не любила куда-то выезжать без надёжной «крыши», но Расул сказал, что ручается за её безопасность.
- Принарядиться не забудь,  - напомнил хозяин, стоя в дверях комнаты, где жили проститутки.
Лизавета растерянно кивнула: платьев у неё было, что называется, кот наплакал, выбирать не из чего. Пришлось одолжить наряд у Ольги, одной из двойняшек, которые вместе с ней обслуживали бойцов Климова.
В назначенное время Расул вывел её на улицу и усадил в машину, предварительно поговорив через окно с водителем.
Он ушёл, оставив девушку на заднем сидении. Оторвав глаза от подола короткого платья, Лиза ахнула – перегнувшись через спинку кресла, на неё с усмешкой глядел Димка Ивлев.
Целый день они гуляли на ВДНХ: Лиза была там единственный раз, спустя год или два после смерти отца, и у неё остались смутные воспоминания об этом месте. Карась показал ей все четыре входа на территорию выставки, провёл по центральной аллее и убедил сфотографироваться на фоне гигантского фонтана «Дружбы народов». Димка не умолкал ни на минуту, таская девушку от одного павильона к другому, и она уже не знала, смеяться ей или плакать. Время пролетело незаметно, за весь день они ни разу не присели, не говоря уже о том, чтобы где-нибудь  перекусить. Оба вспомнили об этом, когда начало темнеть, и раздосадованный Ивлев треснул себя ладонью по лбу, назвав идиотом. 
В «Шоколаднице» на Тверской собиралась, в основном, молодёжь и  царила тёплая ламповая атмосфера. Лизавете показалось, что с прошлого вечера ей снится какой-то чудесный сон, и было страшно проснуться. Карась сидел напротив, макал луковые кольца в густой белый соус и улыбался. Она не понимала, для чего он всё это устроил, хотела спросить и не решалась.
На обратном пути Димка включил радио и подпевал вполголоса, лавируя в плотном потоке автомобилей. Лиза молчала, борясь с дремотой, и сонно улыбнулась, когда парень ей подмигнул. Она проснулась от поцелуев, но не стала открывать глаза и обняла водителя за шею. Минуты медленно текли, сладко болели зацелованные губы, а Карась всё не унимался. Лизавета почувствовала, как у неё в груди разливается непонятное тепло, ей хотелось мурлыкать от удовольствия, путаясь пальцами в димкиных волосах, прижаться к нему и оплести руками и ногами.
Ивлев поднял голову, и она разочарованно выдохнула. Ей почудилась мелькнувшая у него довольная улыбка, но думать об этом или спрашивать, что его так развеселило, не было ни сил, ни желания. Хотелось целоваться дальше, и Димка не возражал.
Тогда кроме поцелуев больше ничего не было, но Лиза шла домой пошатываясь. Позови её Карась обратно, она бы тут же вернулась.
Через два дня он снова приехал, договорился с Расулом и повёл Лизавету в кино.  Фильм она запомнила плохо, просидев весь сеанс как на иголках, а выйдя из кинотеатра на улицу, не удержалась и спросила, избегая смотреть спутнику в глаза: «Слушай, Дим, а… зачем это всё
- В смысле? – прищурился тот, беря её под руку и уводя в глубину освещенного фонарями сквера.
- Ну, прогулки эти, кино… - пробормотала девушка, останавливаясь возле лавочки. – Ты с пацанами, может, поспорил? – добавила она со слабой улыбкой.
- На предмет? – осведомился Карась, доставая сигарету.
- Не знаю… Ты просто скажи, что мне надо сделать, и я…
- Рот закрыть.
Лиза испуганно примолкла. Карась смотрел куда-то поверх её плеча и курил, выпуская сквозь зубы сизый дым. Она тихо стояла рядом, не зная, куда деть руки и глаза, которые немилосердно защипало от слёз. Приходилось держаться изо всех сил, чтобы не захлюпать носом, и украдкой вытирать слёзы, надеясь, что парень ничего не заметит. Да он и не глядел на неё, думая о чём-то своём, и будто забыл, что она еще здесь.
- Дим, спасибо за кино, я тогда пойду?  - чуть слышно выдавила Лиза, забыв, что её время им же и оплачено.
Бросив тлеющий окурок в урну, Карась взял девушку за плечи, развернул к себе и молча поцеловал.
- Дура ты, - проговорил он спустя минуту, бережно смахивая ползущую по щеке слезинку. - И нос холодный. Замёрзла? Пошли в машину греться.
Остаток вечера они провели, лопая шоколадные конфеты и обсуждая фильм, сюжет которого Димка передал в красках и лицах, доведя  собеседницу до икоты. Лизавета хохотала, а потом раскричалась на парня, который под шумок перетаскал у неё самые вкусные конфеты из кулька. В конце концов она перебралась к нему на колени и прильнула к губам, слизывая с них шоколад.
Кончилась весна, наступило лето, а Лиза всё еще не могла поверить, что это не сон и не сказка, и Димка на полном серьёзе предложил ей встречаться. От Расула она уехала на следующий же день, собрав нехитрые пожитки и простившись с девчонками, с которыми прожила почти год и успела сдружиться.
Ночами Сухонравова беззвучно плакала, лежа рядом с Карасём на соседней подушке, и украдкой гладила его по спине. Тот дрых без задних ног, а она не могла сомкнуть глаз: сердце учащённо билось, и в голове проносились сотни мыслей.
В конце июля Дмитрий сообщил, что хочет познакомить её с родителями.
- Дим, может, не надо? – робко спрашивала Лиза, укладывая вещи в сумку, пока Карась разговаривал по телефону с Климом, убеждая  махнуть в выходные на дачу.
- Отец обещал мясо замариновать, я гитару возьму. У нас там и лес, и речка под боком.
- Ладно, - согласился тот, подумав, что жена будет рада провести несколько дней на природе. В последнее время Нина почти не выходила из дому и тяжело переносила густую летнюю жару. За городом, особенно вблизи реки, наверняка прохладнее, да и надоела эта вечная пыль и суета под окнами.
- Вот и отлично! – обрадовался Карась и подмигнул подруге, которая застыла с купальником в руках, размышляя, не слишком ли открытый у него фасон. – Мы с Лизой подхватим вас возле дома.
- Договорились.
- Дим, - настойчиво позвала Лиза, поднимаясь на ноги, и обвила его руками за шею. – Ну чего ты еще придумал?
- А чего? Посмотришь, какая у нас дача, со стариками моими познакомишься…
- Я об этом и говорю, - мягко перебила девушка и приподнялась на носочки, целуя его в заросший подбородок.
Карась прищурился.
- Лиз, заканчивай темнить.
Она попробовала объяснить, зная, что Дмитрий вряд ли поймет её опасения.
- Ну, они же наверняка захотят узнать, как мы познакомились и чем я занимаюсь. И что ты им ответишь?
- Правду.
Лиза хотела улыбнуться, но улыбка вышла невеселой.
Карась не дал ей ничего ответить, прижал палец к губам и запел: «Я встретил девушку: полумесяцем бровь, на щёчке родинка, а в глазах любовь. Ах, эта девушка меня с ума свела, разбила сердце мне, покой взяла…»
- Да ну тебя… - рассмеялась Лизавета, прикусила губу и спрятала разрумянившееся лицо у него на плече.
Дача Димкиных родителей находилась в семидесяти километрах от Москвы. Когда-то здесь была всего одна деревня, а в восьмидесятые в окрестностях начали появляться садовые товарищества – народ рвался возделывать отмеренные государством сотки, и с мая по сентябрь начиналось массовое паломничество столичных жителей в ближнее и дальнее Подмосковье с рюкзаками, рассадой и садовым инвентарём. Со временем стремление перещеголять соседа в объёмах собранного урожая начало сходить на нет, молодёжь ринулась осваивать заграничные курорты и предпочла отдых в Турции и Египте физическим упражнениям с лопатой и тяпкой и активному сбору колорадского жука. 
Нынче дачное хозяйство превратилось в развлечение для пенсионеров, да и те охотнее разводили цветы, не желая терять остатки здоровья на грядках. В отличие от многих, Светлана Васильевна, мама Карася, продолжала выращивать помидоры и огурцы, и каждый год закручивала не меньше полусотни банок с соленьями, которые потом расходились по родственникам и знакомым. Её муж полностью разделял и горячо поддерживал энтузиазм супруги, и в прошлом году построил новую теплицу в два раза больше старой. Когда он поделился своими замыслами с сыном, тот бросил все дела и примчался на дачу, чтобы помочь отцу. Вдвоём они отгрохали настоящий дворец, и Светлана Васильевна не могла нарадоваться, видя, какими гигантами вымахали её помидоры по сравнению с соседскими. Те смотрелись сущими карликами-полудохликами рядом с лохматыми ветвистыми баобабами, которые регулярно поливали тёплой водой и подкармливали коровьим навозом. От любой химии мать Карася категорически отказывалась и гордилась тем, что выращивает экологически чистые ягоды и овощи.
Димка бывал на даче редко, но его всегда с нетерпением ждали и накануне приезда драили до блеска дом, баню и закупали мясо на шашлык. Водку Карась привозил сам, строго ящик, помня о том, что после его отъезда батя будет похмеляться еще неделю, а ближайший магазин находится на станции, до которой два километра пешком.
По дороге на дачу Лиза не выпускала руку Нины из своей, отвоевав эту привилегию у Клима, который сидел справа от водителя. Нервозность подруги передалась Климовой и, подъезжая к воротам садового товарищества, обе девушки заметно нервничали.
- Успокойтесь, девчонки, - говорил Карась, выбираясь из машины и доставая вещи из багажника. Егор курил рядом, глядя, как жена приводит в порядок прическу и платье и шёпотом уговаривает Лизу не переживать.
А ту по-настоящему затрясло, стоило Димке запереть машину и, подхватив барахло, зашагать по усыпанной гравием и битым кирпичом неширокой улице вдоль покосившихся вразнобой деревянных заборов. Рядом шёл Клим и тащил за собой жену. Лиза бежала за ней, ухватившись за руку.
- Бать, ты еще скажи, что с  прошлого дня меня караулишь! – гаркнул Карась, открывая калитку и протягивая руку отцу. Тот насмешливо сплюнул и хлопнул сына по плечу.
- Григорьича высматриваю, он мне полтинник задолжал, - открестился старик, окинул цепким взглядом застрявших в проходе девиц и поздоровался с Егором, которого видел уже не раз.
Навстречу гостям спешила Светлана Васильевна.
- Отец, чего ж ты молчишь, что Димочка приехал? Я ж окрошку готовила, закрутилась совсем… глянула на часы, а уже десять…
- Да только в дверь вошел Димка твой, не кричи. Можно подумать, второе пришествие пропустила…
Карась улыбался, крепко обнимая мать и целуя её в седые волосы. Лиза стояла позади него ни жива ни мертва и боялась сделать хотя бы шаг. Нина инстинктивно жалась к мужу, и тот обнял её, притянув к себе.
- Ой, Георгий Александрович, здравствуйте… - приветливо заулыбалась хозяйка и с любопытством уставилась на прильнувшую к нему молоденькую блондинку. Та казалась совсем девочкой рядом с таким крупным высоким мужчиной, а Карась не успел рассказать родителям о женитьбе друга.
- Совсем вы нас забыли...
- Замотался, - ответил Егор и добавил: – Знакомьтесь: Нина, моя жена.
Мать Карася всплеснула руками и укоризненно посмотрела на сына.
- У самого язык как помело, а тут промолчал. Дима…
- Ну, прости, мам. Дел за гланды, Егор же сказал.
- Столько дел, и у тебя даже времени не нашлось сказать, что лучший друг женился? Я б хоть подготовилась, и не пришлось бы теперь со стыда сгорать! Вы уж простите нас, Георгий Александрович, за скромный стол…
- Светлана Васильевна, - перебил Егор, подходя к пожилой женщине. – Это вы меня простите, что на свадьбу вас с Сергеем Афанасьевичем не позвал. Времени не было гостей собирать.
- Я б тоже ждать не стал, а то не ровен час, уведут такую красавицу… - подмигнул Ивлев-старший, беззастенчиво разглядывая закрасневшуюся Нину.
Решив, что о ней все забыли, Лиза не знала, радоваться этому или огорчаться.
- Ну, - потребовала Светлана Васильевна и дернула сына за рукав. – Долго ты нас мариновать собираешься? Знакомь с девушкой, а то стоит, бедная, на пороге, как сирота казанская.
- Мам, пап, знакомьтесь, это Лиза, - объявил Дмитрий, беря девушку за руку и выводя вперед.
- Здравствуйте, - чуть слышно прошелестела та и опустила глаза.
- Чё-то тихая она у тебя. Запугал девку? – обратился Сергей Афанасьевич к сыну. – Слышь, дочка, ты не трясись. Или Димка наш тебя обижает? Ты скажи, я ему живо мозги на место поставлю. Он у меня парень понятливый.
- Лиз, ну перестань, - зашептал Карась, незаметно целуя подругу в висок. – Ты, правда, что ли, боишься?
- Я… нет…
- А чего тогда?
- Просто
- Да хватит нам уже на дороге топтаться, - засуетилась Светлана Васильевна и побежала запирать калитку. – Отец, проводи гостей в дом. Сынок, я вам на первом этаже постелила, а Георгий Александрович с Ниночкой на мансарде лягут.
При слове «мансарда» Нина споткнулась и вспыхнула до кончиков ушей,  украдкой посмотрев на мужа, но тот не оглянулся, и ей пришлось бежать за ним, чтобы не отстать.
Через полчаса хозяева и гости собрались на летней веранде за накрытым столом. Ели окрошку с мясом и несладким квасом, приготовленным по бабушкиному рецепту, а после обеда молодёжь разбрелась по участку. Карась повёл Лизу в малинник, пока Егор вместе с Сергеем Афанасьевичем готовили площадку под мангал. Нина обнаружила густо обсыпанный ягодами куст красной смородины и, недолго думая, уселась прямо на траву, ощипывая гроздья  с веток.
Когда стемнело, разожгли костер. Женщины сидели в сторонке и разговаривали, глядя, как мужчины насаживают куски замаринованного мяса на шампур, чередуя их с овощами, и раскладывают над горячими углями. Хозяин самолично разлил водку по стаканам и вручил один Лизавете. Все, кроме Нины, выпили и жадно набросились на ароматную, истекающую соком свинину. Первая порция была сметена в один присест, следующую ели медленнее и уже не так охотно.
Нина дремала, прижатая рукой к тёплому боку мужа, а Лизавета, не отрываясь, глядела на костёр, положив голову Дмитрию на плечо. Сергей Афанасьевич позёвывал и клевал носом, а его жена шастала туда-сюда в темноте, унося посуду. Девушки зашевелись, предлагая свою помощь, но хозяйка усадила их обратно, велев отдыхать.
Климовы ушли первыми, а спустя короткое время Лиза услышала скрип петель, подняла голову и увидела Егора и Нину возле калитки.
- Дим… - позвала она тихонько и, когда парень не ответил, тронула его за плечо. – Куда это они?
- На речку, наверное.
- Темно ведь
- Ну и что? – пожал плечами Димка и поворошил сучковатой палкой тлеющие угли. – Не бойся, Нинка с Егором не пропадет.
Вздохнув, девушка легла обратно и прикрыла слипающиеся глаза. Ивлев усмехнулся и легонько поцеловал её в пробор.
- Давай я тебя в дом отведу, там ляжешь.
- Я еще посижу… - запротестовала Лиза и прикрыла ладошкой рот, собираясь широко и сладко зевнуть.
- Да ты же спишь почти, - ухмыльнулся Карась, бросил на землю палку и встал.
Вернувшись, он подсел к отцу.
- А девчонка у тебя ничего, симпатичная, - проговорил Сергей Афанасьевич, осоловело глядя на огонь и сощурив заслезившийся глаз. - Из ваших или на стороне нашёл?
Вопрос отца неприятно резанул слух, и Карась тут же ощетинился. Заметив это, старший Ивлев усмехнулся и пожевал мокрыми губами.
- Она дерьма в жизни хлебнула, не дай бог никому. И не скурвилась, человеком осталась.
Отец одобрительно кивнул и закурил.
- Так чего мне матери-то сказать? Она думает, ты невесту на смотрины привёз, о внуках, небось, размечталась
Дмитрий помолчал, что-то обдумывая и жуя сорванную травинку, и потом ответил: «Во вторник заявление пойдём подавать».
- Ну, добро, - крякнул отец, отряхнул шаровары и тяжело поднялся со скамейки.
- Бать, погоди, не видно же ничерта.
- Дойду, не в соседнее ж село идти,  – отмахнулся тот, затоптал сигарету и пропал в темноте. В окне кухни горел свет и виднелся силуэт Светланы Васильевны.
Дождавшись, когда отец поднимется на крыльцо и за ним закроется дверь, Карась проверил мангал и собрался уже уходить, когда с улицы донеслись приглушённые голоса и шорох гравия под тяжёлыми шагами. Протяжно заскрипели несмазанные петли, и на дорожке показался Егор, несший на руках жену.
Он хотел подойти, но Климов заметил его и отрицательно дёрнул головой. Боец всё понял и еще минут десять топтался под окнами террасы, прежде чем зайти в дом.
На другой день гости проснулись поздно, когда солнце стояло в зените, и от зноя поникли головки цветов, любовно выращенных Светланой Васильевной.  Чувствуя неловкость перед хозяйкой за то, что накануне рано ушли спать, оставив гору грязной посуды, девушки пристали к ней с просьбой дать им какое-нибудь задание. И до самого обеда ползали в проходах между грядками, выдёргивая из земли сорняки. К вечеру обнаружилось, что у обеих основательно сгорели плечи и руки, и пришлось срочно бежать на станцию за сметаной, чтобы намазать ожоги.
Прощаясь, Ивлевы вручили друзьям сына спортивную сумку с соленьями, здоровенный букет свежей зелени и ведро красной смородины для Нины. Светлана Васильевна сердечно расцеловала Лизу и подмигнула  курившему рядом Димке. Тот широко улыбнулся матери, обнял отца и сказал, что позвонит им во вторник.

В среду ждали приезда партнёра Климова из Турции, чтобы обсудить продажу большой партии товара. Обычно девушек отправляли группами по десять-пятнадцать человек, однако Кемаль планировал открыть в ближайшем месяце новый бордель в Аланье, и для этого требовалось полностью укомплектовать штат.
Он прилетел в Москву, не желая прибегать к помощи посредников, поскольку речь шла об очень крупной партии. Личное присутствие на переговорах гарантировало, по его мнению, скорейшее решение всех вопросов. Сроки поджимали, и  турецкий гость был готов взять на себя расходы по оформлению виз и оплатить сразу всю сумму, если до конца недели Климов предоставит ему нужное количество.
- Шестьдесят тёлок? – Кот даже присвистнул.
- Один туристический автобус. В принципе, нормально, - произнес Егор, просматривая свои записи, сделанные во время недавней встречи. Кемаль отправился в отель ждать решения русских, напомнив, что для него крайне важно получить ответ до конца дня.
- Сколько у нас есть на данный момент? – спросил Махмурян, растирая между ладонями липкого «лизуна».
- Примерно половина, - ответил Карась, заглянув в телефон. – Если дёрнуть наших друзей из органов, то максимум за три дня наберём еще столько же. Правда, придётся накинуть ребятам процентов десять за срочность.
- Уверен, что они нас не подведут, как в прошлый раз?
Ивлев подумал и кивнул.
- Хорошо, - подвёл итог Климов и оглядел своих бойцов. – Готовьте автобус, бабы пусть топают  на медосмотр, и чтоб до конца поездки они у вас спали, как младенцы, всё понятно? А я сообщу нашему турецкому другу, что он может начинать оформлять визы.
После того как все разошлись, Карась отложил в сторону телефон и, дождавшись конца беседы с Кемалем, попросил начальника  отпустить его на неделю.
- С какого? – поинтересовался тот, открывая вкладки в браузере на экране ноутбука.
- Хрена или числа?
- Сам решай.
- С седьмого августа.
- Есть повод?
- Свадьба.
- Чья?
- Моя.
Климов повернулся к нему и несколько мгновений сверлил взглядом, а потом протянул руку, которую боец с готовностью пожал.
- Поздравляю. Лиза в курсе?
- А то. Я ж не ты, я сначала спрашиваю, а уже потом веду девушку в ЗАГС.
- За базаром следи, щегол, - хмыкнул Егор, и Димка, улыбаясь, послушно поднял руки. – Кого предлагаешь на замену?
- Котовский пусть с Нинкой по городу катается. Они вроде ладят.
- Думаешь?
- Я бы, конечно, Ромку предложил, но тогда Нинка из дома вообще не выйдет, - заржал Карась.
Климов тоже улыбнулся. Он и сам видел, что в присутствии Хирурга жена чувствует себя не в своей тарелке и норовит поскорее улизнуть, оставив мужчин одних. К остальным парням из его ближайшего окружения Нина относилась гораздо спокойнее, но Смирнов буквально заставлял её трястись от страха. И сам Роман это, конечно, тоже знал.
Жена отреагировала на известие о свадьбе лучшей подруги именно так, как он и предполагал, и сразу кинулась составлять список подарков. Егор смотрел, как она носится по квартире и виснет на шее у Макаровны, и понимал, что улыбается. У Нинки в предвкушении праздника шило засвербило в одном месте: ей ужасно хотелось порадовать Лизу и завалить друзей подарками.
Недостающее количество женщин удалось найти даже быстрее, чем они рассчитывали, и накануне выходных Егор и Кемаль подписали  последние документы. В это время Климову позвонила жена и попросила приехать, назвав адрес магазина бытовой техники. Проводив гостя, он отпустил ребят, а сам поехал в «Электронный рай» на Пражской.
Он нашёл Нину на третьем этаже в отделе крупной бытовой техники, а поблизости слонялся продавец в фирменной футболке с логотипом компании «Атлант». При виде мужа у неё на лице отразилось явное облегчение, а вот пацан, наоборот, поскучнел и отошёл на пионерское расстояние, поняв, что здесь ему ловить нечего. Взглянув на ценник одного из трёх холодильников, которые выбрала жена, Егор невольно поднял брови, а вслух сказал: «Губа не дура». Изучив характеристики каждого, он решил остановиться на двухкамерном холодильнике производства фирмы «Самсунг» с электронным управлением и системой размораживания «ноу фрост». Этот был тот самый, на который ему указала Нина – почти двухметровый красавец в серебристом корпусе. Сама о том не догадываясь, жена сделала отличный выбор.
Оформив покупку и договорившись, что её доставят в день свадьбы прямо на квартиру к Ивлевым, Егор повёл жену в соседний отдел электроники. Если холодильник станет подарком от них обоих, то сюрпризы только для Лизы на этом наверняка не закончатся. Климов не сомневался, что жена не успокоится, пока не сделает подруге сногсшибательный подарок, и хотел подыскать что-нибудь для брата.
Карась постоянно слушал музыку дома и в машине и не раз говорил, что мечтает о крутой стереосистеме.
- Ищете что-то конкретное? – к ним подошёл невысокий крепкий мужичок лет сорока в мятой футболке и мешковатых джинсах, висевших под животом на ремне и честном слове.
- Подарок другу на свадьбу, - пояснил Клим, обводя взглядом выставленные в шоу-руме комплекты акустики. – Что-нибудь помощнее.
- Чисто для себя или чтобы соседей порадовать? – деловито осведомился продавец, дёргая себя за козлиную бородку, и мимоходом оглядел  юную блондинку, крепко прижимавшую к себе машинку для стрижки волос.
- Скорее, второе.
- Окей, я вас понял. Тогда пройдёмте сюда. Знакомьтесь: английский секстет от Acoustic Energy. Отделан высококачественным винилом, полочники с хорошими тембрами, отличной сценой и разрешением. Удобные и простые клеммные колодки. Достаточно мощный прозрачный сабвуфер, и никаких проблем с регулировкой. Для средних размеров комнаты – самое то. И можете не сомневаться, соседи оценят ваш музыкальный вкус.
- Сколько?
Услышав стоимость комплекта, Климов с минуту молчал и наконец кивнул: «Заверните».
- Ну что, куда теперь? – спросил он, выходя с женой на улицу к припаркованной машине. – Или тебе больше ничего не надо?

Отредактировано Georgy Klimov (24.01.2018 22:30:17)

+2

4

Нина пришла к Егору на все готовое, не забрав из дома родителей ничего. Даже рюкзак куда-то делся. Лиза, как смогла заметить девушка, тоже не имела много вещей, стараясь казаться разнообразной, меня сочетание брюк и блузок, юбок и кофточек, которых было всего три. И хотелось порадовать этого человечка хорошим, нужным и приятным. Как-то слово «дорогим» на ум Нине не приходило, пока она не увидела ценник на холодильнике. Она не была «знакома» с делами мужа, его финансовой возможностью, сама привыкшая к умеренности в аппетитах, не спрашивала и совершенно не догадывалась об остатке на своей карте, которой расплачивалась в магазинах. Одно знала – это была платиновая и на ней написано «Nina Klimova». Все равно, старалась не тратить много, собирала все чеки в своей сумке, которые потом выкидывала Макаровна.
- Таааак, ну и что это? – ворчала она, читая название магазинов и видя суммы. – Нинусь, ну я тебе говорила, купи хорошее. И хватит тратить на бумагу.
- Клавдия Макаровна, это книги, - отзывалась Нина, отрываясь от очередной главы какого-нибудь романа, - да и что покупать, у меня все есть.
- Зима не за горами. Надо шубку присмотреть.
- Я куртку нашла в Адидасе. Такую, - подскочив, показала длину по колено. – Капюшон есть, куча карманов. И там же теплые кроссовки.
- О Господи, - всплеснув руками, экономка присела на стул, - какая ты глупенькая. Ну, какие кроссовки? Ты же девушка, ты видела, какие вещи у Егора?
- Видела и что? – Нина откладывала книгу, забираясь с ногами на стул, - у него работа такая, чтобы элегантно одеваться. А мне куда ходить? В магазин и то возят.
- Ты должна одеваться под стать мужу. Ладно, я займусь этим.
Климовой было все равно – кашемир или драп, китайский шелк или цыганпошив. Хотя в спортивных вещах она разбиралась хорошо.
Нина дрожащими пальцами убирала прядь волос за ухо, ожидая решения Егора. Ей было интересно, что такого муж вычитывает в толстых книжках, сверяет между собой какие-то цифры. Ей просто понравилось, как холодильник будет смотреться на кухне у Ивлевых и все. И вспомнив, что не померила размеры, вытащила нитки, скрученные вокруг бумаги из сигаретной пачки, что выпотрошила у Кота, стала кружиться вокруг будущей покупки и прикладывать размер.
- А вдруг не влезет. Вот я и ездила к Лизе домой, - девушка ответила на удивленный взгляд мужа, остановившись чуть обнимая холодильник. – Вот этот не подойдет, иначе мебель придется выбросить половину. А эти два в самый раз.
Она понимала, что дорого, и Егор сам подтвердил ее догадки, но когда муж согласился на покупку, Нина едва сдержала себя от визга и прыжков. Прикусив губу, она сильнее сжала коробку с машинкой.
У них дома была хорошая стереосистема. Как потом Нина поняла, правильно развешенные колонки давали идеальный звук, приятно ложась в пространстве, не доставляя дискомфортно. И не важно, что ты слушаешь – рок или классику. Звучании все равно будет идеальным. Девушка не отставала от мужа и продавца, ходя за ними и выглядывая из-за плеча супруга. Сама она слабо понимала в таких вопросах, но в голове сразу завертелось, что для вечера после свадьбы, Ивлевым надо приготовить сборку из приятной музыки, под которую они проведут эту ночь. Вероятно, она задумалась, так как очнулась лишь, когда Егор подтолкнул ее к выходу, сжимая ладонью блузку.
- Да, надо в магазин для охоты и рыбалки.
Егор удивленно посмотрел на жену сверху, но Нина ответила лишь Увидишь, пошла к машине. Муж что-то сказал Коту, отпуская того, нажал сигнализацию, и девушка скользнула на переднее сидение.
- Егор, - Нина повернулась к мужчине, положив ладошку на его руку, - давай я тебе скажу все магазины, куда хотела бы заехать, а ты составляй маршрут, чтобы нам двадцать раз не ездить по одной и той же дороге. Так вот. Надо в магазин рыбалки, как я уже говорила, в магазин вин, подарков с приколами, - улыбнулась, - я должна Димке отомстить за приглашение на туалетной бумаге написанное. Магазин постельного белья и одежды, где нижнее белье и халаты. Все.
- Так мало? – усмехнулся Егор, - а я уж думал, мы суток двое будем куролесить по городу. А тут в один день уложимся.
- Остальное я сделаю дома, Клавдия Макаровна обещала помочь. Извини, - положив коробку на заднее сидение, девушка вытащила из сумки телефон, - это Лиза. Да, слушаю. Где я? Не важно. А то Кот приехал, мы запереживали. Я с Егором. И когда мы тебе платье будем покупать?Я уже выбрала, на сайте, осталось забрать. Ладно, надеюсь, подружка у меня будет блеск? – Лиза смеялась. – Нет, блеск будет у нас невеста. Мы скоро.
К вечеру они с Егором ввалились домой уставшие. Точнее устала Нина, таща пакеты с покупками, Егор же был крайне сосредоточен, подгонял жену впереди себя. Мужчины не любят ходить по магазинам, а сегодня был явно марафон. Навстречу вышла Макаровна, перехватывая большие пакеты.
- Вас уже все заждались, ужинать не садятся.
- Ой, - зашептала Нина, беря экономку под руку, - спрячьте это все у себя. Там подарки Лизе и Диме, и я купила нам с Егором новый комплект постельного белья. Я потом постелю.
- Красивое?
- Очень.
Клавдия Макаровна все спрятала, и семья отправилась ужинать. В следующие дни Нина крутилась, как белка в колесе, придумывая всякие приколы и интересные вещи для молодых, смеша экономку, когда женщина отрывалась от своих дел и заглядывала в комнату. Единственный раз, когда жена Клима вышла из дома, был день, чтобы забрать свое платье из магазина.
- Нет, я вернусь, завтра сюда, и мы с Лизой отсюда поедем в ЗАГС. Не давайте мужчинам видеть наши платья. Я повешу все в нашей с Егором спальне, - Нина бегала по квартире, а на голове тряслись заплетенные в тряпочки светлые кульки.
- А где же платье Лизы?
- А его сейчас привезет Игорь, точнее должен.
- А утром ты с кем приедешь? – экономка четко понимала, что Нина одна по улице не ходит и значит, завтра кто-то и парней точно за ней поедет. – Как все сложно.
- Утром приедет Егор туда и Дима. Димка привезет сюда невесту, а мы с Егором приготовим им подарок.
- Холодильник?
- ДА! – Нина светилась от счастья, - и много еще чего приятного.
Когда в квартире появился Игорь, у порога уже стояли сумки с едой и готовая Нина. Танцор посмеялся над внешним видом девушки, а точнее что у нее было на голове, и пошел к машине, неся вкусную поклажу.
- Чтобы все съели! – Макаровна поцеловала Нину в лоб и отпустила.
Марина приехала позже. Климовой показалось, что той не тут хотелось находиться, но находясь на седьмом небе от предстоящего события, вовсе не обращала внимания на мелочи, которой было недовольное лицо Волковой.
- А что, - Марина курила, стоя у окна, - взять ей и сказать, может светиться будет поменьше. А то будто она замуж выходит.
- Только попробуй! – Лиза подошла вплотную к Волковой и посмотрела с угрозой, - она едва в себя пришла после того, что с ней делал Егор. Не мне тебе рассказывать, все сама видела. На ней живого места нет, а она улыбается!
- Да, Клим умеет любить, - затянувшись, Марина прикрыла глаза, вспоминая.
- Молчи. Хочешь, езжай домой, если тебе так неприятно находиться с ней рядом, но вечер не порти.
Лиза была ровесницей Нины, но в отличие от нее, вкусила много того, что сделало девушку умнее, мудрее и жестче. И вот сейчас она готова была защищать Нину от Маринки. Да и Клим не погладит Волкову по голове, если Нина спросит мужа о том, что связывало того с Мариной. Было и было, сейчас иначе. У каждой из них свой мужчина. Лиза тоже была под всеми парнями из окружения Егора, но замуж выходит за Диму. И после этого больше никто ее не коснется, кроме мужа. В их мире сложно найти человеческие отношения, особенно если они завязываются с теми, кто играл на тебя в карты, кто ставил на твое тело тарелки и ел с тебя, использовал, как хотел, отдавал другим, едва ты надоедаешь. Нину эта участь миновала, но лучше ли это, Лиза не знала.
Климова чисто случайно вошла на кухню, явно застав Лизу и Марину о чем-то говорящих, не предназначенном для ушей Нины.
- Секреты? – удивленно посмотрела на девчонок, она присела за стол, - мне Егор звонил.
- И что они там?
- Смотрят футбол. Я слышала, как Игорь кричал Мать твою, мои мячи сейчас расколются.
- Мячи? – Лиза покраснела, вспоминая невольно интимную подробность Танцора, поняв, о чем он кричал. – Ну да, - толкнула, засмеявшуюся Маринку, - футбол. Может настольный?
- Да я чего? – затушив очередную сигарету, Волкова налила всем вина и подняла бокал. – Ну что, за прекрасную Лизу. Пусть Карась тебя на руках носит и любит сильнее еды Макаровны.
- Ну, ты скажешь! – Нина рассмеялась, но бокал не тронула.
- Бери, сегодня можно. Егор далеко, а на утро выветрится.
Переборов в себе неуверенность, Климова чокнулась бокалом и пригубила вина. Приятный аромат растекался во рту, принося легкость голове сразу. Нина сделала еще глоток.

Холодильник

http://se.uploads.ru/t/7UMI8.jpg

Постельное белье

http://sg.uploads.ru/t/RxnP2.jpg

Трусы для Димки

url=http://uploads.ru/bdIeX.jpg]http://sf.uploads.ru/t/bdIeX.jpg[/url]

Удочка

http://s3.uploads.ru/t/GAQFv.jpg

Халатик для Лизы

http://s4.uploads.ru/t/WT2A4.jpg

Подарок на вечер

http://sh.uploads.ru/t/uqWOB.jpg

Вв Нины на девичник

http://se.uploads.ru/t/8QADl.jpg

Примерно так)))

http://s3.uploads.ru/t/UNa3F.jpg

Отредактировано Nina Klimova (01.04.2018 21:42:37)

+1

5

Лизавета привыкла, что всё в её жизни может измениться в один миг, независимо от того, хочет она этого или нет, и просто плыла по течению. Поначалу она еще пыталась сопротивляться, но скоро поняла, что никому нет дела до малолетней проститутки, от которой отказалась родная мать, променяв её на штаны в доме. И Лизавета научилась не привязываться к людям, большинство из которых были клиентами, и ни от кого не ждать помощи. Когда-то она рискнула довериться одному солидному мужчине, который приезжал в бордель по пятницам и целый месяц заказывал одну Лизу. В конце концов они разговорились, и поддавшись моменту, девушка поведала любовнику свою печальную историю. Тот внимательно выслушал и пообещал что-нибудь для неё сделать, но, разумеется, вскоре забыл об этом разговоре, а потом и вовсе пропал.
Встреча с Димкой-Карасём стала для Лизы Сухонравовой настоящим подарком судьбы. Незаслуженным, как она сама считала, и поэтому страшно боялась сделать что-то не так и разрушить эту сказку.
Ей даже не пришлось привыкать к Димке – он сразу стал Лизавете родным. Ближе и дороже у неё никого не было, и она не могла представить себя и его порознь. И это вовсе не потому, что Ивлев забрал её из публичного дома, дав шанс покончить с прежней жизнью и начать новую. Но он смотрел на неё по-особенному, словно прошлое Лизы не имело ровным счётом никакого значения. Сначала девушка боялась, что Дмитрий во время первой же ссоры припомнит ей всех мужиков, с которыми она спала, и готова была стерпеть любые упрёки, зная, что они справедливы. И когда они весной поцапались из-за какой-то ерунды, и Димка налетел на неё коршуном, Лиза приготовилась услышать привычное «шлюха».
Ивлев был в бешенстве: пару дней назад он дал подруге денег, чтобы она сходила в магазин и прикупила себе шмотья. Всех вещей у неё было один замусоленный пакет из «Перекрёстка», в котором лежало двое застиранных трусов, бюстгальтеры в пару, расшитое дешевым люрексом платьишко, юбка и колготки в крупную сетку. 
Лиза поблагодарила, а на другой день вывалила перед ним целую гору тряпок из секонд-хенда и отдала сдачу.  У него руки чесались собрать это барахло и отнести на помойку, а Лизавете надавать по ушам за такую экономию.
- Мне чего с тобой за ручку надо везде ходить? – возмущался Карась, нависая над перепуганной девушкой, которая от отчаяния не знала, куда деваться. – Сказал же русским языком: купи, бля, платьев себе! Не знаешь, чего взять, подойти к продавцам, они подскажут. Им за это деньги платят, ёпт!
- Димочка, да была я там… - чуть не плача, оправдывалась та.
- Не понравилось в одном месте, шагай дальше. В чём проблема-то?
- Дорого очень, - прошептала Лиза и вся сжалась. Ей показалось, что после этих слов у Димки дым из ушей повалит.
- Лиз, ты дура, - покачал головой Карась, в изнеможении падая на диван. Закрыв лицо руками, он долго молчал, а потом сказал, глядя на присмиревшую подругу: - Заруби себе на носу: тебя это парить не должно. Вообще. Это моя забота, чтоб ты могла купить себе всё, что хочется. Не хватает денег - позвони и скажи.
- Димочка, не сердись… - забормотала Лизавета, подсела к нему и взяла за руку. – Ну не злись, пожалуйста. Я сначала в торговый центр зашла, походила по бутикам. Там очень красивые вещи, правда, но цены кошмарные. Ну, куплю я себе платье, и что? Оно одно и дорогое. Куда я в нём пойду?
- На улицу, блин. – Дмитрий сел и  обнял готовую разрыдаться девушку. Та немедленно обвила его шею руками и прильнула к груди.
- Так я никуда не хожу, только в магазин за продуктами. А это рядом, через дорогу. Смысл наряжаться?
- А нахрена ты дома сидишь? Сходи, погуляй. Нинке, вон, звякни, она только рада будет. Москва большая, а вы в четырёх стенах засели. Самим не скучно?
И всё.
Ни разу за всё время он не напомнил Лизавете о прошлом, а после поездки на дачу ошарашил предложением руки и сердца. Во вторник они подали заявление и, хотя по закону полагалось ждать месяц, дату регистрации назначили через три дня. Имея перед глазами пример Климовых, Лиза не стала выяснять, как Димке удалось это провернуть. Нину выдали за Егора буквально за сутки, а если учесть, что невеста на момент заключения брака являлась несовершеннолетней, то трудностей стояло гораздо больше. Но это не помешало Климову жениться на вчерашней старшекласснице, силой заставив её родителей подписать разрешение на брак.
У них с Дмитрием всё иначе, и душа у Лизаветы не обливалась слезами отчаяния, как у бедняжки Нины, которую пинками погнали под венец с насильником, а пела от счастья. Она готова была бежать за Карасём куда угодно, и с головой ушла в предсвадебные хлопоты.
Гулять решили в том же самом ресторане на Неглинке, и настоял на этом Егор, когда узнал о готовящейся свадьбе. Ивлев честно сказал, что дорогой кабак он не потянет и подыскивает место поскромнее. Выслушав его, Климов ответил, что оплатит гулянку из своего кармана, но боец упёрся и ни в какую не хотел соглашаться на такой расклад.
- Женимся мы с Лизкой, а платишь ты? Не-а.
- С меня ж по-любому какой-то подарок, - возразил Егор, садясь напротив и откидываясь на спинку стула. – Вместо премии я плачу за ресторан. Не вижу проблемы.
- Нормальная такая премия… Всегда бы так, - насупился Карась и почесал переносицу.
- Ты губу-то не раскатывай, - предупредил начальник с усмешкой. – Надумаешь  разводиться, вернёшь всю сумму с процентами.
Боец прищурился и весело, от души, расхохотался.
- Да уж, брат, поставил ты мне условия.
- А ты как думал? – Климов улыбался, но чувствовалось, что он говорит серьёзно.
- Один раз и на всю жизнь, так, что ли? – поинтересовался собеседник, подавшись вперед.
Егор кивнул и хлопнул бойца по плечу.
- Сапёр ошибается один раз.

Времени оставалось всё меньше, а Лиза так и не смогла выбрать себе платье. Она побывала во многих местах, перемерила не меньше сотни платьев и ни на чём не остановилась. То ей казалось, что юбка слишком пышная, и во время танца она зацепит и порвёт подол каблуком, то у платья был чересчур простой и незапоминающийся фасон. Лизе хотелось, чтобы все ахнули, увидев её наряд, и в памяти вставал образ Нины, которая в день свадьбы с Егором выглядела как настоящий ангел. Как ей удалось сохранить незапятнанность и чистоту, несмотря на весь пережитый ужас? Контраст был таким явным, что рядом с ней Лизавета чувствовала себя грязной и стеснялась лишний раз появляться дома у Климовых. Она бы поняла, если бы Георгий Александрович запретил девушкам общаться, но, как ни странно, он не препятствовал их встречам.
Устав от бесплодных поисков, Лиза разыскала адрес салона, куда её возил Димка, в надежде найти то самое платье. Она увидела его сразу, едва переступила порог магазина и, радостно вскрикнув, умчалась в примерочную. Платье было прекрасно и сидело просто идеально. Глядя на себя в зеркало, девушка с трудом удерживала слёзы – в этом наряде она выглядела и чувствовала себя как принцесса. И Димке наверняка понравится увидеть её такой… Надо еще завить и уложить волосы, но это она сделает сама, без помощи парикмахера. В это время ей позвонила Нина и, узнав, где она находится, попросила оставаться на месте и ждать, когда за ней заедут, чтобы отвезти домой. Лизавета удивилась, но согласилась, тем более, ей не хотелось толкаться с платьем в метро. В этот раз она не стала экономить и нисколько не жалела о потраченных деньгах – наряд был чудесным.
Всю дорогу Нина вела себя как-то странно, складывалось впечатление, что она нервничает и не следит за разговором, думая о своём. Лизе стало любопытно, но она сама была слишком взволнована, чтобы  донимать расспросами подругу.
Она не заметила, как Нина скрылась на кухне, отдав Лёньке пакеты. Часть вещей пришлось оставить на полу, остальное девушка планировала разложить чуть позже, когда гости уйдут.
Увлёкшись, Лиза не заметила, что в комнате стало тихо. Она обернулась и увидела перед собой Кота, который стоял в шаге от неё и ухмылялся. В следующую секунду он прижал побледневшую хозяйку квартиры к стенке рядом с окном и больно стиснул бедро.
- Ну что, Лиз, давай на посошок, м? – от его мурлыкающего голоса у девушки по спине побежали мурашки и стало трудно дышать – горло будто перехватили петлёй. Её парализовал страх.
- Не бойся, Карась ничего не узнает. Не дёргайся так, я же знаю, тебе нравилось, когда мы тебя втроём драли. Я, Диман и Гарик… - шептал Прохоров, стягивая с неё трусы и вклиниваясь коленом между ног.
Лизавета вдруг очнулась, провела дрожащей рукой по подоконнику и, нащупав лежащие там ножницы, замахнулась на мужчину, целя в бок. Заметив её движение, тот резко отшатнулся, и острие прошло мимо, вспоров воздух.
- Психованная сука… - фыркнул Кот, поднимая ножницы и поглядывая на девушку.
Он хотел сказать что-то еще, но ему помешала своим появлением Нина. Жена Егора стояла в дверях, держа стакан воды,  и переводила взгляд с одного на другого. Увидев её, Лизавета нашла в себе силы улыбнуться и присела на подлокотник дивана, надеясь, что та ничего не заметила. По спине тёк пот, руки до сих пор дрожали и во рту было кисло от страха. Вопрос подруги застал Лизу врасплох, и она не сразу сообразила, какое блюдо ей назвать. Выбрала первое попавшееся, лишь бы поскорее отделаться от гостей и остаться одной. Кот не сводил с неё насмешливого взгляда и, пользуясь тем, что Нина сидит к нему спиной, нагло ощупывал Лизавету глазами. От этого стало еще противнее.
Наконец они ушли и, закрыв за ними дверь, Лиза не выдержала и сползла на пол, сотрясаясь в рыданиях. С трудом успокоившись, она кое-как поднялась и побрела в ванную, разделась и встала под горячий душ. Обуреваемая желанием смыть прикосновения Кота, а заодно и всех мужчин, когда-либо ласкавших её, владевших её телом, Лиза открыла кран до упора и принялась с остервенением тереть себя жёсткой мочалкой. Помещение наполнилось паром, кожа горела, но девушка не унималась. Ей казалось, она помнит каждого, кто засовывал в неё член, лез пальцами и языком и всем, что попадалось под руку, и мечтала содрать с себя кожу, вывернуться наизнанку и отскрести въевшуюся грязь.
Выбравшись из ванной и закутавшись в безразмерный халат, девушка вернулась в комнату. Её пошатывало от слабости, хотелось лечь и уткнуться в подушку, с головой накрывшись одеялом. В эту минуту она была рада, что Дмитрий сегодня ночует у Климовых и ей не придётся объяснять ему своё состояние.
Свернувшись калачиком, Лиза тихо заплакала.

Будильник прозвенел в шесть тридцать, напомнив, что на сегодня запланирован девичник и надо бы заранее подготовиться. Вставать совершенно не хотелось, не говоря уже о том, чтобы куда-то идти и что-то делать. А сделать предстояло немало: сбегать в магазин за продуктами и вином, прибраться и приготовить праздничный ужин. Маринка Волкова любит вкусно поесть, хоть и божится, что вынуждена постоянно следить за фигурой, вот только Лиза не замечала, чтобы она отказывалась от жареной курочки в пользу салатных листьев. А для Нины Лиза решила приготовить чизкейк, вооружившись рецептом из старой поваренной книги, которую откопала на антресолях и с тех пор училась по ней готовить. Выходило, вроде, неплохо, Димка ел и нахваливал, и окрылённая успехом, девушка начинала чувствовать себя увереннее на кухне.
Она так закрутилась, что едва успела переодеться к приходу Нины. Подруга привезла гостинцы от Макаровны со строгим наказом съесть всё до кусочка. Вынимая пищевые контейнеры из пакетов, девушки только диву давалась: здесь были и рулет из индейки, домашний паштет из гусиной печени, несколько салатов, пирожки с яблоками и даже мороженое!
- Когда она успела? – с благоговением спросила Лиза, раскладывая снедь по тарелкам и поглядывая на часы: Марина задерживалась, а без неё нельзя было начать.
Нина только руками развела, а в следующий момент побежала открывать дверь. Марина явилась, распространяя вокруг густой тягучий аромат парфюма. Лиза моментально узнала духи и наморщила нос – она не любила тяжёлые запахи, сочетающие пряности, цветы и цитрусы, а здесь было всё: цитрусы, гвоздика, жасмин и бергамот, ладан, амбра, персик и кокос. За крошечный флакончик «Опиума» её мать в своё время отдала подружке свою единственную золотую цепочку и наносила по капле на запястья, а жена Акелы щедро обливалась духами, не заботясь о том, как это действует на окружающих.
- Ого, вы уже и поляну накрыли, - сказала гостья, заходя на кухню и оглядывая стол. Нина кивнула и снова убежала, прижав к уху телефон.
Проводив её взглядом, Марина присела на стул и вынула тонкую чёрную сигарету.
- Как думаешь, чем там наши мужики занимаются? – спросила она, прикрыв глаза и выдыхая дым.
Лиза пожала плечами: ясно же, чем.
- Расслабляются.
- И тебя не волнует, кто твоего Карася сейчас развлекает?
Марина говорила спокойно, и было видно, что ей действительно интересно. Лиза сжала ладони под столом, вонзив ногти в кожу.
- А тебя не волнует, что твой муж тоже не скучает?
- Не-а, - качнула головой Волкова, делая очередную затяжку и стараясь уловить голос Нины в соседней комнате. Но та говорила совсем тихо, не желая, чтобы другие слышали её разговор с мужем. – Может, трахнет какую-нибудь шмару и ко мне лезть не будет. Надоел.
Лиза молча слушала, подняв аккуратные брови: такая откровенность была несвойственна Марине и оттого выглядела еще более странно.
Вернулась Нина с сообщением, что мужчины сели смотреть футбол. Марина прыснула, и даже Лиза засмеялась такой наивности, но не стала ничего объяснять, а вместо этого разлила вино по бокалам. Первый же тост из уст Волковой заставил её улыбнуться: тягаться с любовью Димки к еде было невыполнимой задачей, заранее обречённой на провал. Особенно, если речь шла о стряпне экономки Климовых. За борщ, приготовленный руками Клавдии Макаровны, Димка охотно пошел бы на любое преступление.
Вечер пролетел незаметно, тарелки опустели, а девчонки переместились в комнату с остатками еды и вином и устроились прямо на полу. Марина улеглась на спину, закинув ногу на ногу, и курила, выдыхая дым в потолок. Нина лежала неподалёку, прикрыв глаза, и водила пальцем по узору на ковре.
- Слушай, Лиз, - лениво протянула Волкова, поворачивая голову. – Ты, кажется, говорила, что гадать умеешь
Невеста убрала назад волосы и кивнула, одним махом допив остатки в бокале.
- Ну так погадай нам с Нинкой
- Зачем?
- Интересно.
Поглядев на безмятежно улыбающуюся Нину, которую развезло с двух бокалов, Лиза на четвереньках доползла до тумбочки, воткнутой между окном и диваном, вытащила колоду карт и вернулась обратно. Подперев руками подбородок, Нина следила, как она тасует колоду.
- Так… - проговорила невеста, протягивая Волковой ладонь, на которой лежали карты. – Сдвинь.
Разложив карты по три в ряд, Лизавета с минуту всматривалась в них, шевеля губами и хмуря лоб, а потом решительно смахнула в кучу, перемешала и раздала заново. Расклад вышел тот же.
- Есть у тебя король один… - сказала она, ни на кого не глядя, и подруги затаили дыхание, жадно ловя каждое слово. – Любишь ты его, давно любишь. И любовь эта тебя мучает, покоя не даёт.
Марина слушала, не дыша и не замечая, что тлеющая сигарета обжигает пальцы. Нина сосредоточенно грызла ноготь и морщила нос.
- И у него к тебе чувства есть… - тихо добавила Лиза, метнув на Волкову острый взгляд из-под ресниц. Ей почудился вздох облегчения, вырвавшийся у Марины.
- Но пустой он для тебя.
- Что? – недоверчиво переспросила жена Акелы, вскидывая голову и блестя глазами.
- Не выйдет у тебя с ним ничего. Вот эта карта… - Лиза ткнула пальцем в пикового валета, - означает пустые хлопоты. Разные у вас дороги.
- Да врут твои карты! – зло прошипела Марина, поднимаясь на ноги, и ушла на кухню. Оттуда долетел звон посуды и приглушённые всхлипывания.
Оставшиеся в комнате переглянулись, и Лиза виновато пожала плечами, перетасовав карты и протянув колоду Нине.
- Теперь ты.
Та осторожно подвинула пальчиком верхнюю карту.
- Не обращай внимания, - попросила хозяйка шёпотом, имея в виду Марину. Закончив выкладывать карты, она несколько минут молчала, словно не решаясь произнести вслух то, что видит. Нина напряжённо ждала и не сводила с подруги глаз.
- Вижу какой-то казённый дом… и дальнюю дорогу…
- А король? – вдруг спросила Климова, подползая ближе и заглядывая в карты. Гадалка прикусила губу. Король у них с Мариной был один на двоих, но говорить об этом Нине она по понятным причинам не собиралась.
- Глупости это всё, - засмеялась Лизавета, собирая обтрепанную от частого употребления колоду и заталкивая обратно в коробку. – Мне девчонки рассказали, что какая карта означает, а остальное, как говорится, дело техники.
На лице подруги было написано искреннее разочарование, и Лиза плюхнулась рядом, обнимая Нину и утыкаясь горячим лбом ей в плечо.
- Нин, я поверить не могу, что это всё на самом деле, и я ничего себе не придумала… - зашептала она, нащупав чужую ладонь и сплетая пальцы. – Я так хотела, чтобы он пришёл и забрал меня оттуда… и он забрал. Пришел и забрал. А я не знаю… Нин… - Лиза привстала и заглянула подруге в лицо. – Я его недостойна, да? Я шлюха, меня столько мужиков имело… Я их всех помню и ненавижу, веришь? А его больше всех…
Лизавета была пьяна и знала это, но ей так хотелось кому-то доверить свою самую страшную тайну.
- Не Димку, ты не подумай, - она торопливо затрясла взлохмаченной головой, прочитав недоумение в глазах у Нины. – Его. Бориса Павловича. Это он меня… а маме сказал, что я сама к нему пришла… разделась и в постель легла…
Подруга дёрнулась, но Лиза не дала ей ответить, зажав ладонью рот.
- Ты только никому не говори, хорошо? Я тебя очень прошу – никому. Я не хотела, чтобы так... и маме говорила, а она не поверила.
Через некоторое время голоса в комнате стихли. Девушки спали, прижавшись друг к другу, а рядом валялись грязные тарелки  и пустые бокалы. Марина, устав сидеть на кухне, вернулась в комнату и легла на диван, и тоже вскоре уснула.
Разбудил всех громкий и продолжительный звонок в дверь. Отчаянно зевая и держась рукой за стену, Лиза пошла открывать. Увидев на пороге жениха, она испуганно ойкнула и спряталась в ванной. Широко улыбаясь, Карась ввалился в комнату и протяжно присвистнул, обозрев следы вчерашнего кутежа.
- Ё-моё, братуха, ты только посмотри, как наши девки душевно погуляли…
Оторвав голову от подушки, Марина попыталась определить, кто еще находится в комнате. Поняв, что это Клим, она вспыхнула, ощутив жгучий стыд за свой внешний вид.
- Это не то, что вы думаете! – крикнула мокрая Лизавета, прошлепав по коридору с тюрбаном из полотенца на голове.
- Серьёзно? - хмыкнул Ивлев и, пройдясь по комнате, на всякий случай заглянул в шкаф.
- Зря стараешься, мы уже всех мужиков выставили.
- А если найду?
Хихикнув, Лиза чмокнула жениха в щеку и зарделась от счастья, когда Дмитрий притянул её к себе и, не смущаясь присутствием посторонних, облапал.
- Теряем время, - негромко напомнил Клим, не сводивший с жены глаз.
После его слов всё снова пришло в движение. Лиза вытолкала Димку в коридор, а сама кинулась одеваться, попутно запихивая в сумку косметику, щипцы для завивки и набор расчёсок. Подхватив под руку Марину, которая успела умыться и прийти в себя, невеста унеслась, крикнув напоследок, что ждёт Нину у неё дома.
Когда за ними закрылась дверь, супруги Климовы остались в квартире вдвоём.
- Смотрю, хорошо погуляли? – осведомился Егор, подтолкнув носком ботинка тарелку с засохшим крабовым салатом. Нагнувшись, он взял жену под локоть и рывком поставил на ноги.
- Просыпайся, Климова, скоро твои подарки привезут.

свадебное платье Лизы

http://sh.uploads.ru/t/GRgAs.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (12.02.2018 22:51:36)

+2

6

Захмелев после первого бокала вина, Нина сидела на стуле, подтянув к себе ноги, глупо улыбалась, слушая девчонок. Лиза и Марина спорили по поводу какой букет для невесты приготовил Димка.
- Это будут белые розы, - мечтательно отозвалась Лиза, пригубляя вино. – Большой букет.
- Куда тебе большой? Чтобы ветром не сдувало? – Маринка сидела на широком подоконнике и курила, выпуская дым в открытое окно, - будут какие-нибудь васильки или ромашки.
- Нет!
- Ромашки это красиво, - отозвалась сидевшая до этого момента тихо Нина, - их много. Маленькие, пахнущие свежим покосом.
- Нин ты чего? Перепила? – Маринка слезла с подоконника подошла к Климовой. – Уууу, глаза у тебя огромные. Иди, умойся.
- Да? А почему тебя три? – Нина попыталась рукой сжать глаза, чтобы пропало много Марины, но ее повело в сторону. – И, правда, надо умыться.
Кое-как поднявшись с табуретки, девушка пошла вдоль стеночки. Не помогало даже частое моргание. Все плыло. Что я на утро скажу Егору? Эта мысль толкалась в голове, вытесняя реальность. Холодная вода слегка привела Нину в чувство. Найдя маленькое полотенце, девушка смочила то и прижала к горящему лицу.
- Говорила я тебе, не наливай ей, - Лиза вылила остатки вина себе и Маринке, убирая все спиртное подальше. – Ты знаешь, что делать?
- Нет. Со мной такого никогда не бывало. Ну, спать уложим. Да уж, девичник. Хоть бы потанцевать. Может в бар махнем? Он не далеко тут, пару остановок.
- Ага, Нинка в шортах коротких и рубашке. А на голове вон чего. Нас на первом посту заметут. Нет уж.
Из комнаты донеслись звуки включенного магнитофона. Пел Жуков про восемнадцать лет. Марина и Лиза переглянулись и пошли в зал. Нина, прикрыв глаза, танцевала. Повернувшись к вошедшим подругам, махнула рукой.
- Ну, давайте, - ее кружило, но не было так страшно, да и девчонки стали по одной, - восемнадцать мне уже.
Лизавета отбросила полотенце, которым вытирала бокалы и, пританцовывая, подошла к Климовой. Маринка сделала музыку громче, и все трое заголосили песни. Время было позднее. Соседи тоже хотели спать, отчего те стали стучать по батареям. А когда поняли, что униматься никто не собирается, стали звонить в дверь. Девушки прыснули со смеху и повалились на пол, обнявшись.
- Как вам перспектива провести ночь в милиции? – икнув Нина, прошептала. Музыка кончилась, а в дверь барабанили весьма настойчиво. – Представляю. «Отдайте мне невесту». – «Она задержана за нарушение покоя» - «Я сломал магнитофон» - «А это хорошо, это правильно товарищ. Забирайте одну» - «А мне мою жену?» - «Несовершеннолетняя, пьяная. Лишаем вас прав мужа» - «А мне мою?» - «Кидала туфлями мне на стол, порвала протокол. Нет, посидит до кучи».
А потом Маринка вспоминает о весьма пригожем таланте Лизы, чтобы не скучали в компаниях девчонки – гадание на картах. Нина вообще никогда не сталкивалась с таким. Что такого могут сказать глянцевые бумажки? Она, конечно же, слышала, что ее одноклассницы занимались чем-то подобным. Ходили за мальчишками, подсовывая тем заговоренные конфеты. А потом сидели и ждали эффекта. Но тем лишь бы слопать сладкого, оставаясь занятыми своими делами – драками, игрой в Фаршму или как сбежать покурить и не быть застуканным. Это вообще целый квест. Выполнишь, тут тебе и уважение и почет. И от того Климовой это было интересно, что быстро убрала лишнее с пола, расстелила аккуратно простынь, превращаясь в одно большое Ухо. Лиза весьма ловким движением пальцев разместила карты в причудливой форме какой-то странной снежинки. Нина крутила головой, пытаясь уследить за пальцами подруги. Ей было так хорошо, что о недавнем состоянии полета пока желудок не вспоминал.
- Лиз, - показав на шестерку пик, Нина благоговея прошептала, боясь нарушить таинство, - что значит?
- Вообще, масть пик в гадании означает все пустое. Шестерка это пустая, ненужная, бесполезная дорога.
- То есть, по ней не надо идти?
- Нииин, - прошипела Марина, - не мешай! Лизка, давай дальше.
Нина замолчала, внимательно слушая рассказ юной гадалки. Когда та произнесла слово «король», Климова встрепенулась, подумав Ну конечно же, это Вася, муж Марины. Как же все таки это увлекательно – читать по картам будущее. Но тут что-то Лиза сказала не то, и Марина убежала на кухню. Нина обернулась, ничего не понимая.
- У нее что-то плохое да? Может ее пожалеть, ииик, пойти?
- Да нет, ну врут карты.
- А мне погадай. Пусть врут, мне все же интересно.
Молча кивнув, Елизавета протянула ладонь с зажатой пальцами колодой карт Нине, и едва та сдвинула, начала раскладывать. Климова смотрела как завороженная. Казалось, Ну сейчас то я и узнаю свою судьбу. Если плохо, буду обходить стороной, а коли хорошо, то буду стремиться сделать это хорошо еще лучше.
- Казенный дом? – нахмурилась Нина, - а это что? Тюрьма что ли?
- Не обязательно, - проговорила Лиза, и тоже как с Мариной, просто сгребла в кучу карты. – Король у тебя уже есть. Не расстраивайся, - улыбнулась она подруге, пытаясь развеселить Нину.
- Да, - переменившись в лице, мечтательно отозвалась Климова, вспоминая мужа, - Егор.
Каждый человек заслуживает счастья. Только у каждого оно свое. А бывает и так, что оно одно на троих. Как у Маринки. Забрала бы это счастье себе, да поздно. Муж, не даром Волков, едва она возвращалась от Климовых, как смотрел не отрываясь, ждал, когда Маринка начнет рассказывать всякие истории, что видела там и слышала. А та беззаботно упивалась рассказами, ведь они как-то касались Егора.
Нина улыбнулась, обняла Лизу в ответ, перебирая распущенные волосы цвета молочного шоколада.
- Димка хороший. А главное он правильный. Знает все наперед. Может он пророк?
- Да нет, просто столько лет бок о бок с парнями и Егором, что не надо гадать сидеть, что будет дальше.
Пришел и забрал… Сколько нежности в голосе подруги услышала Нина. Ее саму пришли и забрали для Егора. Но…. Нина невольно дернулась. Воспоминания стирались, чувство мерзости, что она испытывала в те дни тоже уже с трудом воспроизводилось. Может, когда-нибудь, она тоже будет радоваться также, что ее выкрал муж.
- Так. Стоп! Как это недостойна! Прекрати, Лизонька,- зашептала Нина, убирая упавшие на лицо подруги локоны, - Димке все равно, что было в прошлом. Да, поверь. Было бы не так, он даже не стал задумываться о регистрации, а просто привез бы тебя на какую-то квартиру и оставил, иногда приезжая по нужде. А у вас такая квартирка уютная… - чуть не сболтнула лишнего, Нина скорее прижалась губами ко лбу Лизы, успокаивая ту, - Кого его?
Климова насторожилась. Лизу понесло на откровения, и судя по степени важности – это было весьма не легко вспоминать. Она замерла, боясь спугнуть Лизу, но руками держала подругу за плечи. Нина думала, у нее все плохо было с Егором впервые. Но, слушая откровения Лизы, понимала, что, попав в руки Климова, оказалась в золотой клетке. Муж ее не выкинул, не отдал другим на утешение. Как Лиза была переходящим призом старых, вонючих, слюнявых маразматиков. Нинка прижала подругу к себе, слегка покачивая, шептала:
- Ты самая счастливая теперь. У тебя есть Димка, Клавдия Макаровна. Я есть! Тебя больше никто-никто не обидит. А этот Павлович кретин. Поверь. Как говорит моя мама, - Нина сама сжалась, но тут же спохватилась, что нельзя пугать Лизу, - жизнь бумеранг. Все ему вернется. Лизонька, - еще нетрезвая Нина, опьяненная таким доверительным разговором с Лизой, сжала ладошками мокрое от слез личико подруги, - ты будешь самая красивая невеста, самая счастливая женщина. Завтра закроешь дверь в прошлое. Больше не будет кучи мужиков, не будет унижений. Отныне, счастье и любовь воцарится в твоей жизни!
Нину саму от качания свалило в сон, что почувствовавшая, что Климова куда-то сползает, Лиза Аккуратно опустила сонную подругу на пол, подложив подушку под голову, сама легла рядом.
- Я буду самая счастливая!
Рукой коснулась руки Нины, как та во сне, притянула Лизавету к себе и ничего не замечая, продолжала спать сном убитого мамонта. Они обе даже забыли про Марину, которая ушла на кухню. Горечь, что «сочилась» во рту от сказанных слов недогадалки, терзала Волкову сильнее мыслей, что Нина, эта костями гремящая заморыш, не понятно как вообще могла влезть в судьбу Клима, осталась, выжила под ним и теперь ей, Марине, ход заказан. Когда ты отдавала всю себя ему, ждала, что Егор заметит и оценит, получалось так, что ты для него, а он для кого? Этой Нины? Нет уж! Маринка слезла с подоконника и пошла в комнату. Лизка и та лезет к дуре этой. А может подмазывается? Маринка готова была обвинить кого угодно, но только не признать своих ошибок.
Нина проснулась оттого, что ее мутило. Слабо поняв, что она не дома и ванная в другом месте, она едва не на четвереньках поползла к унитазу. Какое было облечение! Голова сразу прояснилась, а следом и холодная вода на лицо сделала свое дело. Посидев еще немного, Климова пошла обратно в комнату.
- Нин, ты чего? – Лиза приподнялась, встревожено спрашивая.
- Да не переживай, стошнило. Нельзя мне пить. Давай еще чуток поспим.
- Может таблетку, какую?
Нина забралась под большую простынь, которой они с Лизой накрылись, сжала руку подруги, успокаивая:
- Не переживай, мне уже лучше.
- Егор нам задаст, - Лиза погладила Нину по волосам.
- Он не узнает. Ты же не скажешь? – засыпая, прошептала Нина.

Выключите этот треск! Сев, Климова едва смогла разлепить глаза. Тарелки, с которых они ели, стояли у стены. Недалеко нашлись две бутылки вина, которые Марина и Лиза уговорили, пока болтали и гадали. Как же хочется пить!
- Лиз, в дверь звонят, - Нина растолкала виновницу вчерашнего гуляния, сама упала на подушку, кутаясь в простынь.
- Кого ж принесло? – Лизавета перебралась через Нину, быстро пошла, открывать, потому что трезвонили на славу, не отпуская кнопку. – Идууууу…. Ой, Димка! Егор!
Егор! Нину подорвало с подушки. Она пыталась протереть глаза. Пальцы путались в тряпочках на голове, а по плечу сползала лямка майки, пытаясь оголить грудь. Мимо промчалась Маринка, а Климова все никак не проснется. Подтянув к груди ноги, Нина положила на колени голову, и сидела, моргая. Все резко стали быстро двигаться. Лиза суетилась, Димка бродил вокруг, сыпля шутками.
- Привет, - Нина помахала мужу, улыбаясь самой придурковатой улыбкой.
- О! Нинок! – Карась присел рядом с ней, потрогал волосы, - проснись, красавица, проснись! Я женюсь, а без тебя ну никак!
- Отстань! – улыбаясь, Нина спряталась под простыней и свалилась на подушку.
- Неееет уж!
Голос Егора спас его жену от желания Димки срочно разбудить эту спящую красавицу. Но Лизка ухватила жениха, упорхала прочь, крикнув напоследок, что ждет Нину у нее дома.
- Чуть-чуть, - отозвалась Климова, - а ощущение, что по мне танки ездили.
Ойкнув, девушка оказалась на ногах, но Егор просто манил ее прислонится, в чем его жена не смогла себе отказать. Прижавшись щекой к мужчине, Нина блаженно улыбалась. Родной аромат сразу, едва ворвался в ее голову, начал вводить в прекрасное пробуждение. Но слово «подарки» вернуло ее в реальность, что распахнув глаза, девушка посмотрела на мужа снизу вверх.
- Я….ясейчасоденусь! – ее шорты нашлись на стуле, а вот лифчик оказался под подушкой, причем Лизиной. Но в ту же минуту, Нина оказалась прижатой к стене с расставленными ногами, а по паху, поглаживая, «ходило» колено Егора. Она не удержалась от сладкого стона, когда рука мужа залезла под майку, сжимая грудь. – Егор…. – она стала выворачиваться в его руках, пытаясь повернуться и посмотреть на мужа. – Егор, - прижала ладони к его щекам, - мы ничего не успеем. Пожалуйста. Наверстаем ночью, - нежно укусила мужа за подбородок, вырвалась и сразу начала на ходу одеваться, а ногой сгребать постель с пола.
Хорошо, что Нина вчера отключила холодильник, который и размораживать не надо было. В дверь позвонили.
- Не успеваю, - суетилась Нина, бегая от тумбочки к постельному белью. Выпотрошив подушки, все сбросила в кучу. В ней будто включили батарейку дополнительной энергии.
Егор ушел встречать грузчиков. Нина же быстро сгребла посуду в раковину, вытащила продукты на стол, шмыгнула в угол, чтобы не мешаться. Пока парни проворно вытащили старый холодильник на площадку, и на его место водрузили новый, девушка успела сложить контейнеры в сумку, убрать со стола и села ждать, когда сможет вымыть посуду, которой было, нет ничего, но все же. Через полчаса в квартире она осталась с мужем.
- Ну и грязи…. – охнула Нина. Сорвалась с места, и через минут пять выползла с тазиком из ванной, окуная туда тряпку. – Егор, ой, ты чего?
Муж, молча, посадил ее на стул, сам же принялся мыть полы. Девушка закусила уголок нижней губы, смотрела на мужчину во все глаза. Ей было приятно его внимание, но внутри подмывало вскочить и отобрать тряпку. Когда он скрылся в коридоре, Нинка загремела посудой, приводя кухню в порядок. Где-то зазвенел ее телефон. И куда я его дела? Подумав, увидела, как тот катится по чистому полу.
- Спасибо. Да. Приехали? Отлично. – Я в багажник к Егору сложила твои подарки, - шептала Клавдия Макаровна, явно по-партизански скрываясь от Димки и Лизы, чтобы не услышали. – Хорошо. А костюм Егора? Я все погладила, приедет, наденет. И твое платье тоже отпарила. Ой, замечательно, - Нина прошла на цыпочках в комнату. – Значит, мы все успеем. Холодильник привезли? Да! Ой, Клавдия Макаровна, он так чудно смотрится тут! – Ну и хорошо, моя хорошая. Не задерживайтесь. Ага. Егор! Нам надо сходить к твоей машине. Клавдия положила подарки туда.
- Я сам. Сиди тут.
Нина оглядела квартиру на предмет чистоты и осталась довольна. Вытащила сумку, что заберет домой в коридор, разобрала диван, запихнула постель в стирку, включив машинку на кипячение. Приятная суета и правда разбудила ее. Хотя нет. Егор разбудил.
- Поставь продукты в холодильник. А я застелю постель. Ой, а лепестки?
- Мы только убрали, ты опять будешь мусорить?
- Это будет им приятно. Мне бы было, - пожала плечами, обняв упаковку, пошла в комнату.
Когда все было готово, в дверь вновь раздался звонок? Как оказалось, привезли аппаратуру. Поставил временно на пол. Егор развел колонки, проверяя звук, чтобы окружал со всех сторон. Нина вставила диск, что сама записала, а на магнитофон приклеила записку «Включи меня». На постели рассыпала лепестки роз в виде сердечка, на тумбочки поставила ароматизированные свечи. К выходу потянулась дорожка из лепестков.
- Кажется все, - достала из пакета сложенный в трубочку блинный плакат, на котором написала, куда пойти жениху и невесте, что сделать, а главное быть счастливыми. Взяла мужа за руку, - Домой?

У подъезда стояло около трех машин, возле которых курили парни. Димка уже приодетый. Богдан что-то усердно обсуждал с Котом, чуть не ломая пальцы себе, рисовал в воздухе одному ему известную схему? Вероятно, да.
- Колись, - тут же к вышедшей из машины Нине, подскочил взволнованный Карась, - чего делали у нас дома?
- Уймись! Увидишь.
- Неужели диван обновляла? Хотя он не новый, - Димка пытался выведать, но Нина лишь мотала головой. – Здравствуйте.
- Привет. – Раздался не стройный гул голосов. Волковых видно не было, как и их машины. Но не увидев ни на одной машине лент, девушка остановилась, - а украшать не будем?
- А нечем, - ответил Роман Евгеньевич.
- Как же! Я все купила. Сейчас.
Нина готова была лететь домой, как ее притормозил Егор. И когда взял жену за руку, они пошли в подъезд.
- Я же купила ленты, понимаешь.
- Ты ничего не упустила, да?
- Мне это приятно. Мы же не опаздываем?
Посмотрев на часы, Климов отрицательно покачал головой, чем вызвал из Нины тяжелый вздох облегчения. С порога на них накинулась Макаровна, суетясь. Легонько подтолкнула Егора к ванной. А Нину отправила на кухню, чтобы посмотрела все ли готово.
- Клавдия Макаровна, - Нина, все еще находясь под впечатлением, что Егор мыл полы, зашептала женщине на ухо.
- Что такое?
- Представляете, Егор не дал мне помыть полы в квартире Ивлевых. Сам!
- Глупенькая, видишь, как Егорушка тебя любит.
Нина посмотрела на женщину, слегка опешивши. Появился одетый Егор.
- Долго ты еще возиться будешь?
- Ты отнесешь парням ленты? А мы на какой машине поедем? А ты?
- Гарик вас отвезет, мы раньше поедем. Но не застревать.
- Что ты, нет конечно. Пойду искупаюсь. Нам надо еще мою голову в порядок привести!
- Не переживай, Лизу я уже приготовила. Осталось платье надеть.
- Ой Лизаааа, - Нина сорвалась с места и помчалась в свою комнату, совершенно не обращая внимание на мужа, которую отдали под гардеробную. Но на половине пути вспомнила про ленты. – Вот, - вернулась и отдала мужу пять бабинок с разноцветными лентами. – И вот цветы я сделала, приколете по длине. Там просто. Мы скоро.
Подтянулась и поцеловала мужа в щеку.
Спустя минут сорок, Нина и Лиза появились у подъезда. Гарик отлип от машины и пошел к ним навстречу.
- Девочки, вы шикарны! – в легком реверансе Танцор выдал комплимент.- Карета подана, мадмуазель.
Они захихикали. Димка оставил букет на заднем сидении. Лиза едва не расплакалась от умиления, что Гарику и Нине пришлось ее успокаивать, пока не прикрикнул он, напомнив, что ЗАГС ждать не будет. Лизка тут же нырнула в машину.
- А пакеты мои где? – слегка склонившись к сидению Гарика, Нина похлопала его по плечу.
- Клавдия мне все уши прожужжала этим пакетом. Их не забыл, себя чуть не забыл.
- Отлично.
- О чем говорите?
- Да так, о своем….
- Еще скажи о женском, - Гарик рассеялся. – Давайте-ка мы послушаем музыку.
Гарик подпевал, а Нина и Лиза как могли «танцевали». Но едва показался за поворотом ЗАГС, как обе замерли. Каждая смотрела на своего мужчину. Сначала Гарик выпустил Нину, открыв той дверь и подав руку. Ветер резко подул, взвивая густые волосы Нины в сторону, словно они шарфом обматывают ее тонкую шею. Девушка медленно поворачивается и делает несколько шагов, выходя из-за машины.

Платье Нины

http://s4.uploads.ru/t/cye4W.jpg

Сандалии Нины

http://funkyimg.com/i/2CCQ9.jpeg

Отредактировано Nina Klimova (01.04.2018 21:44:58)

+2

7

Егор ждал, когда жена проснётся, но терпение было на исходе. Судя по их виду, девчонки легли под утро, а перед этим успели неплохо набраться, и вот результат. Ладно эти две, им всё нипочем, а Нина с трудом переносила даже запах спиртного и тоже не удержалась. Зато теперь с трудом стоит на ногах и ищет, куда бы прислониться, чтобы не упасть, соломенная голова. Видеть её такой было смешно и непривычно.
Вздохнув, жена закинула ему на шею руки, привстала на цыпочки и ткнулась губами в щеку. Глаза у неё по-прежнему были закрыты, она сонно улыбалась, перебирая короткие волосы у него на затылке.
Накануне отмечали прощание Карася с холостяцкой жизнью. Решили никуда не ездить и посидеть  у Климовых. Макаровна расстаралась и наготовила гору еды, от которой ломился стол в гостиной, а сама договорилась с Егором, что переночует у подруги и вернётся рано утром, чтобы  привести в порядок квартиру к приезду Нины и Лизочки.
Едва за ней закрылась дверь, Прохоров кинулся звонить Расулу. Через полчаса прибыли две закадычные подружки Катя и Оля, которые одевали и гримировали Нину перед поездкой в ЗАГС. После того, как все уехали, они вернулись в бордель, дожидаясь Лизу. Когда Карась забрал её от Расула, девчонки потеряли возможность общаться и с тех пор ничего не знали друг о друге.
У Клима никто из них ни разу не бывал - обычно парни зависали с проститутками на съёмных хатах, но сегодня был особый случай.
Улыбаясь, девушки уверенной походной заправских топ-моделей направились к сидящему на диване жениху. Карась хмыкнул и отрицательно качнул головой, зажав в зубах сигарету, но обе нимфы проигнорировали этот жест и подсели к нему с двух сторон. Кот, ухмыляясь, наполнил бокалы, и все охотно выпили.
Пыхнув сигаретой, Димка аккуратно отстранил от себя Ольгу и встал.
- Ребят, спасибо, конечно, но я пас.
- Расслабься, Димыч, - Лёнька прищурился и опрокинул рюмку в рот. – Последний день свободным человеком ходишь. Лови момент - больше такой малины не будет.
- Ценю твою заботу, Котовский.
Прохоров равнодушно передернул плечами и поманил к себе разулыбавшуюся  Катю.
- Ну, как знаешь. Нам же больше достанется, да, Катюш? Чё ты лыбишься, сука? Лезь под стол и соси. Да, вот так… хорошо…
Раскинув руки вдоль спинки дивана, боец прикрыл глаза, чувствуя, как тёплое дыхание обдаёт пах. Пока её товарка делала минет Коту, Ольга заняла свободное место, очутившись между Хирургом и Гвоздём. Богдан без слов сунул ей в руку рюмку – девушка зажмурилась и в течение нескольких минут безостановочно пила, забыв как дышать. Закусывать не давали, а под конец Истомин схватил её сзади, зажал голову локтем и насильно влил в рот остатки из бутылки. Водка обжигала горло, и проститутка закашлялась, пытаясь вытереть заслезившиеся глаза. Вырваться из крепкого захвата ей не удавалось, и она беспомощно хватала воздух ртом.
- Отпусти, а то задохнется, - обронил Роман вполголоса, наколов на вилку ломоть буженины.
- Да ладно, эти бляди живучие… Глянь, как барахтается…
Ольга умоляюще замычала, выпучив безумные глаза, и Хирургу стало жаль девчонку. Гвоздю, напротив, было весело, и он надавил сильнее, перекрывая ей доступ кислорода.
Её подруга ползала под столом по кругу от одного мужчины к другому и, скрытая от всех длинной скатертью, не видела, что творится наверху.
Хозяин дома сидел в кресле под висящим на стене телевизором и не принимал участия в происходящем. Докурив, он бросил окурок на тарелку и вышел на балкон. При его появлении Ивлев, который стоял, перегнувшись через перила, и высматривал что-то во дворе, поднял голову и оглянулся. Встав рядом, Егор вытащил из кармана телефон и набрал жену. Разговаривали они недолго, минуты две, и по голосу он понял, что Нине не терпится вернуться к подругам. Климов не стал её задерживать, только напомнил, что приедет завтра к десяти.
- Гуляют? – спросил Карась, протягивая Егору сигаретную пачку и зажигалку.
- Вроде да, - кивнул тот, закуривая. – Твою слышно.
Из гостиной доносились голоса, смех и женские стоны. Потом кто-то из парней догадался включить погромче музыку, заглушив остальные звуки.
- У Гвоздя совсем чердак сорвало, - заметил боец, глядя на светящиеся окна соседних домов. - Придушит девчонку.
Климов промолчал, будто не слышал.
- Чёрт, всё еще не могу поверить, что Лизка согласилась за меня выйти
- А ты что, сомневался?
- Да, признаться, был такой момент.
Егор усмехнулся, стряхивая пепел в темноту.
- Полгода вокруг неё круги нарезал. А с виду не тормоз.
Карась засмеялся, до того легко и радостно было у него на душе. Время тянулось, а хотелось, чтобы ночь пролетела, и настал новый день.
- Не терпится?
Димка кивнул, роняя голову на сложенные руки, и когда он опять заговорил, голос звучал глухо и напряжённо.
- Какого хрена ЗАГСы ночью не работают? Мы бы прямо сейчас расписались, а днём отметили.
Не отвечая, Клим хлопнул его по плечу и кивнул на дверь. Вернувшись в гостиную, они застали картину маслом: захмелевшие девчонки босиком залезли на стол и танцевали, стягивая друг с друга одежду и обмениваясь томными поцелуями.  Мужики сгрудились вокруг, Гвоздь вовсю дрочил, пожирая глазами Олю – невысокую худощавую брюнетку, едва не ставшую жертвой его хорошего настроения. Если бы не Смирнов, которому надоело, что она мельтешит руками, стараясь освободиться, и дважды чуть не выбила у него стакан, помереть бы бывшей Лизкиной подружке от асфиксии.
- Мать моя женщина, - восхищенно присвистнул Гарик, подаваясь вперед и глядя на ласкающих себя девушек. – В трусы к ней залезь, давай! Покажи нам мокрую киску!
Катя послушалась и, одной рукой обвив партнёршу за талию, другой погладила её по бедру и  задрала подол короткой юбки. Четыре пары глаз впились в крошечный чёрный треугольник спереди, обшитый розовым кружевом и переходящий сзади в тонкую тесьму, образуя букву «Т». Просунув пальцы под эластичную тесёмку, девушка сдвинула её вниз и, чтобы еще немного подразнить распалённых зрителей,  прикрыла низ живота ладонью. Ольга качнула бедрами и слегка развела колени, приседая и снова выпрямляясь. Катя ласкала её через ткань, а потом помогла снять трусы, шёпотом велела нагнуться и расставить ноги.
Стоя в дверях балкона, Ивлев смотрел, как она берёт пустую бутылку из-под вина, стряхивает капли на стол и начинает водить горлышком по промежности раскорячившейся товарки.
- Давай-давай, вставь ей, - хрипло подначивал Прохоров, облизывая губы. Ему не терпелось посмотреть, как бутылка войдёт в неё по плечо и с трудом сдерживался, чтобы не вскочить и не сделать это самому. Его злило, что всё происходит слишком медленно, в своих фантазиях Кот одним ударом вгонял в эту суку вытянутое стеклянное горлышко и слышал болезненный вскрик. Картинка, вспыхнувшая в мозгу, была такой сочной, что член моментально встал.
- Выеби её… – повторял он, слушая стоны проститутки, которую имели бутылкой, и лихорадочно расстегивал брюки. – Смотри, ей же нравится… не жалей её, засовывай глубже… еще, вот… вот та-ак, умница…
Ольга стонала всё громче и бессвязнее, пытаясь устоять на подламывающихся ногах, пока её подружка старалась изо всех сил и сжимала обеими руками выскальзывающую бутылку. 
- Крыша едет… - пробормотал жених, оглянувшись на Клима, который стоял рядом, положив ладонь ему на плечо, и курил. Голос у него сел, слова царапали горло, и он откашлялся в кулак, отводя глаза в сторону. Стало жарко, в паху сдавило, и жутко хотелось трахаться.
Егор понимающе кивнул: сам он в эту минуту думал о жене.

А теперь она льнёт к нему полусонная, как ни в чём не бывало, тёплая и податливая, и Климов думает о том, чтобы плюнуть на всё и отнести жену на диван. Но прозвучавшее вслух слово «подарки» заставляет Нину опомниться, стряхнуть остатки сна и заметаться по комнате в поисках одежды. Когда жена в очередной раз пробегала мимо, Егор поймал её за руку, толкнул к стене и запустил руки под майку, смяв мягкую грудь. Он не спрашивал себя, чем они тут занимались, что утром приходится собирать разбросанное по комнате барахло. Нина застонала, теснее прижимаясь к нему ягодицами; аромат её тела будоражил и, перекатывая между пальцами соски, он ощущал, как те твердеют от ласки.
Когда раздался телефонный звонок от транспортной компании, занимавшейся доставкой холодильника, оба тяжело дышали. Нина умоляла мужа отложить близость до вечера, и  Егор нехотя качнул головой, соглашаясь.
Ребята приехали быстро, как и обещали, и за это время жена успела навести в квартире порядок, уничтожив следы вчерашнего кутежа. Благо, посуды было немного, а старенькая «Бирюса» стояла на кухне пустая. Готовясь отмечать девичник, Лиза использовала весь запас продуктов, невольно облегчив Нине задачу.
Новый жилец занял место на кухне, а его предшественник отправился в свой последний путь на помойку. Нина суетилась, осматривая полки и морозилку, а заметив грязь на полу, всплеснула руками и унеслась за тряпкой и водой. Егор остановил её за секунду до того, как она опустила тряпку в таз, собираясь вымыть пол.
Взяв её ладонь, он осмотрел пальцы и ногти, дёрнул щекой и усадил Нину на стул. Вся уборка заняла у него не больше пятнадцати минут, и тщательно вымытый пол сверкал чистотой. До его слуха долетал голос жены, которая о чём-то вполголоса беседовала с экономкой, и мужчина бросил взгляд на часы: время поджимало, а Нина еще не сделала всего, что задумала. Егора несколько озадачило настойчивое желание засыпать кровать новобрачных цветочными лепестками, но если жена считает, что в этом есть особенный смысл, то пусть.
В дверь опять позвонили - на этот раз привезли акустику. Он как раз заканчивал проверять звук, когда в спальню заглянула жена и попросила принести съедобные подарки, которые приготовила молодым Клавдия. Кивнув, Егор ушёл на улицу, к припаркованной возле подъезда машине, и вернулся с двумя спортивными сумками, набитыми едой. Домоправительница Климовых не спала трое суток, зная, что за неделю, которую Ивлевы проведут вдвоём, им не захочется бегать по магазинам. Дай бог, если найдут время дойти до кухни и открыть холодильник.
Дождавшись, когда Нина закончит раскладывать повсюду подсказки для Карася и Лизы, в последний раз осмотрит комнату и поправит одеяло, задёрнет шторы и прицепит к дверной ручке перевязанный лентой свиток с пожеланиями, Егор молча кивнул и подтолкнул её к выходу.

Собственное бракосочетание Марина запомнила плохо. Да и свадьбы как таковой у них с Волковым, считай, и не было: подали заявление, как все, а на следующий день пришли и по-тихому расписались в присутствии двоих свидетелей. Этих ребят Никитина тоже видела впервые, и в ресторан они не поехали. На её вопрос о том, кто эти люди и где он их взял, Акела пожал плечами и ответил, что попросил знакомых помочь.
Никто из парней не знал, что они поженились, а когда об этом стало известно, поздравлений и подарков не последовало. С той поры Марина тщетно старалась избавиться от неприятного ощущения, что Волков подобрал её, как упавшее в канаву яблоко. Единственный, кто обрадовался её замужеству – это мать. Антонина Ивановна была счастлива, что дочка наконец-то взялась за ум и перестала шляться по мужикам. И Акела не скрывал, что сбылась его заветная мечта. Только Марина знала, что эта скоропалительная свадьба состоялась лишь потому, что  Волков поймал её в ванной с бритвой.
После свадьбы Егора он забрал её из больницы и привёз к себе домой. Три дня она жила у него, и ни разу за всё время Акела не добился от неё даже слова. Марина не плакала, не проклинала счастливую соперницу, не вспоминала вслух бросившего её любовника. Она словно спала наяву, не смыкая глаз. Лежала лицом к стенке и рассматривала узор на обоях, отказываясь от еды и воды. Её ничто не трогало, на всё было одинаково наплевать. Егор женился на своей старшекласснице, а у Никитиной будто вырвали сердце, оставив дыру в груди. Она чувствовала, как из неё потихоньку утекает жизнь, но отказывалась этому сопротивляться.
В один из дней, дождавшись, когда Акела оставит её одну, Марина  заставила себя встать и дойти до ванной. Там она нашла бритву, набрала полную ванну горячей воды, бросила в неё пару щепоток ароматизированной соли и легла на дно.
Перед глазами стояло лицо Климова, когда он садился в машину, собираясь ехать в ЗАГС. Почувствовав знакомое возбуждение, девушка провела кончиками пальцем между ног и принялась легонько себя ласкать. Ей хотелось умереть с мыслями о Егоре, с воспоминаниями о нём. Испытав оргазм, она еще некоторое время неподвижно лежала, глядя сквозь ресницы, как помещение наполняется паром. Дышать становилось всё труднее и совсем пропало желание двигаться, но Марина не собиралась отказываться от своего намерения.
Акела застал её в тот момент, когда она уже готовилась рассечь лезвием кожу, вырвал из рук бритву и наорал. Марина в ответ разрыдалась.
Волков холодел при мысли, что мог задержаться и опоздать на каких-то пару минут, и случилось бы непоправимое. Маринка была для него всем, он твердил ей об этом сотню раз, но она оставалась глуха к его словам, любя Клима.
Ради внимания Егора Никитина была готова на всё, бегала за ним, как собачонка и виляла хвостом, надеясь на ласку. А если получала её, скулила от восторга и благодарно жалась к ногам хозяина.
Видеть это было невыносимо.
Ситуация не изменилась и после свадьбы – Марина по-прежнему преданно любила одного Клима, и Акеле оставалось с этим смириться.
Он смотрел, как жена одевается и знал, что всё это она делает для бывшего любовника. Выбирая наряд, Марина думала о Егоре, гадала, понравится ли ему это платье, какое украшение стоит надеть, чтобы обратить на себя его взгляд. Каждый раз она выглядела сногсшибательно и везде находила поклонников, разжигая ревность мужа.
Поглощённый женой, Климов не замечал её поведения. Было больно, но Марина привыкла. Боль, зависть и ненависть стали  постоянными спутниками молодой женщины, эти чувства не отпускали её ни на миг, заставляя строить планы по устранению Воробьёвой. По какой-то причине она не сомневалась, что исчезновение Нины откроет ей дорогу к Егору, и всеми силами стремилась приблизить этот момент.
Во дворец бракосочетания, тот самый, где расписывались Егор и Нина, Волковы прибыли последними, когда все уже собрались у дверей зала регистрации. Невеста нервничала, прижимая к груди букет из белых роз, а рядом вертелась Нина, улыбалась и уговаривала не бояться и подождать еще чуточку. В метре от них маялся жених с друзьями, и Волков направился к ним, здороваясь и пожимая руки.
Когда заиграл марш Мендельсона и двери торжественно распахнулись, Лизавета бросила испуганный и счастливый взгляд на Ивлева и, робея, подала ему руку. Димка почувствовал, что она дрожит, и крепко сжал её ладонь.
Сотрудница тоже была знакомой и, в свою очередь, узнала среди гостей супружескую пару, которую регистрировала этой весной и хорошо запомнила. Мужчина вёл себя сдержанно, зато его спутница выглядела совершенно иначе, чем в день своей свадьбы. Ничто не напоминало в ней ту изможденную запуганную девочку, которая едва держалась на ногах и боялась разжать губы, чтобы произнести хотя бы слово. Сегодня она буквально искрилась радостью и улыбками, освещая всё вокруг, и если присмотреться внимательнее, становилось ясно, что люди из окружения мужа приняли её как свою.
Пока длилась церемония, Климов не отрывал глаз от жены и, чувствуя это, Нина часто оглядывалась. С той минуты, как она вышла из машины, подав руку Гарику, Егор не выпускал её из поля зрения. К счастью, тело лишь немного просвечивало сквозь ткань, иначе он заставил бы жену переодеться.
После того, как прозвучали поздравления и друзья жениха дружно откупорили шампанское, забрызгав всё вокруг и сотрудников дворца бракосочетания, Егор подошёл к жене и взял её под локоть. Нина отказалась от шампанского и вместо этого выпила минеральной воды. Лицо у неё раскраснелось от удовольствия, и Климов ощутил непривычное тепло в груди с левой стороны. Жена улыбалась, и он улыбался в ответ.
На обратном пути свадебный кортеж выехал на Ленинский проспект и остановился у въезда на территорию Нескучного сада. Молодожёны шли впереди, за ними пристроились остальные.
С полчаса они гуляли по аллеям и дорожкам парка, а потом Карась увлёк жену в небольшую беседку из белого камня. Их друзья спустились к реке и продолжили прогулку, двигаясь вдоль берега. Время от времени они останавливались, чтобы посмотреть на проплывающие мимо катера и пофотографировать. Фотоаппарат был в руках у жены Клима, и она непрестанно щёлкала окружающий пейзаж, мужа, парней и Марину. Волкова охотно позировала и даже согласилась сделать несколько снимков самой Нины.
Поднявшись по ступенькам на ротонду, построенную в честь 800-летия Москвы и украшенную памятными надписями, Карась повернулся к жене и взял её за руки.
- Лиз, - начал он, заметно волнуясь. – Лиз, я такой счастливый, что мне даже страшно. Я не думал, честно, что это когда-нибудь произойдёт, и ужасно рад, что это всё-таки случилось. Со мной. С нами. Я тебя люблю. Помни об этом всегда, хорошо? И никогда не забывай. Я ведь тот еще придурок, могу обидеть, сама знаешь.
- Не знаю, - улыбнулась Лизавета, делая шаг ему навстречу. – Ты меня никогда не обижал, ни разу.
Обвив его руками за шею, она приблизила к нему лицо и поцеловала. Поцелуй был глубоким и сладким, он длился и длился, пока совсем рядом не раздался хор голосов, громко считавших вслух: «Девятнадцать! Двадцать! Двадцать один!»
Димку разбирал смех и, несмотря на это, он не собирался отрываться от жены. Лизавета тоже улыбалась, но никому из них не хотелось размыкать объятия.
- Ребят, ну хорош, я жрать хочу! – взмолился Прохоров, выходя вперед и картинно падая на колени перед новобрачными. – Нацелуетесь еще, у вас вся ночь впереди. Диман, будь человеком!
- Ладно, не скули, - хохотнул Ивлев, поворачиваясь к приятелю, и помог жене спуститься. – Ну что, братва, погнали в ресторан?
- Гуляем!
В ресторан на Неглинке девушки ехали в одной машине и болтали без умолку всю дорогу, порядком утомив водителя. Гости ждали в зале и встретили молодых радостными возгласами, поздравлениями и аплодисментами. Разглядев в толпе родителей, Димка потащил к ним сияющую новобрачную. Пока все рассаживались, выяснилось, что музыкантов до сих пор нет и непонятно, как теперь быть.
Обстановка накалялась с каждой минутой, и только Клим оставался странно спокоен и продолжал сверлить глазами жену. Нину, как свидетельницу, усадили за один стол с молодожёнами и родителями Карася.
Неожиданно в дверях возник какой-то шум, и в зал вошёл неброско одетый парень с гитарой за спиной, остановился и коротко свистнул, привлекая внимание: «Эй, народ, тут свадьбу гуляют
Вглядевшись в его лицо, Лизавета покраснела и поднесла ладонь к губам.
- Не… не может быть… - прошептала она, отодвигая стул и схватив ничего не понимающую подругу за плечи, громко зашептала: - Нинка, это же Рома! Рома Зверь!
А по залу плыла музыка…
- Мы встретимся с тобою у первого подъезда,
Паролем будет просто "Как дела?"
Ты мне сказала, будешь одета как невеста,
А я надену галстук для тебя.

Для тебя всё это чудо…
Для тебя всё это мило…
На тебя глазеют люди…
На тебя летят витрины…

Завизжав от восторга, новобрачная подбежала к молодому человеку  и тот, улыбаясь, подал ей руку, закружив в танце.
- И мы пойдем с тобою гулять по магазинам,
И будем в ресторане до утра.
Красиво улыбнешься, и капелька текилы -
И я возьму мартини для тебя.

- Для тебя всё это чудо, - пел Роман, и абсолютно счастливая Лизавета повторяла за ним, прижав к груди руки. – На тебя глазеют люди… На тебя…
- Что это за мужик, по которому сохнет твоя жена? – заинтересовался Прохоров, незаметно утаскивая с тарелки тарталетку с икрой. Никто не прикасался к угощению, и все взгляды были прикованы к танцующим.
- Без понятия, - отозвался Димка и, поглядев в зал, усмехнулся: - Зато Клим, похоже, в курсе.
- Все будет очень быстро, не отпускай таксиста.
Никто не пострадает - всем лежать.
Четыре пистолета: два кольта, две беретты.
Последний поцелуй, пора бежать.

Послав застывшей посреди зала девушке воздушный поцелуй, вокалист группы «Звери» - еще мало кому известной, но обещающей со временем стать чрезвычайно популярной среди молодёжи, попятился к выходу. Лизавета завороженно глядела ему вслед, чувствуя, как румянец заливает лицо. Все смотрели на неё, а её переполняли восторг и счастье.
В дверях Романа Билыка задержал Егор и протянул руку. Тот ответил крепким пожатием и сунул в карман увесистый конверт.
- Будь здоров, братушка, - кивнул Климов и вернулся в зал.
Лизавета снова заняла место рядом с мужем и, улыбаясь, глядела на Нину, которая звонила в хрустальный колокольчик, прося тишины.

визуал
комплект акустики

http://s9.uploads.ru/t/sDkWL.gif

свадебный букет для Лизы

http://s5.uploads.ru/t/VXrJE.jpg

Марина Волкова на свадьбе

http://s7.uploads.ru/t/LRiMx.jpg

Георгий Климов

http://s3.uploads.ru/t/qdkwE.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (16.03.2018 18:46:13)

+2

8

Она чувствовала его взгляд, отзывающегося внутри ее тела приятным томлением. Нина улыбнулась, понимая, что ей удалось удивить Егора. Как любой женщине, девушке нравилось, как на нее смотрел мужчина. Ее мужчина, к которому она тянулась, как цветок к лучам солнца, согреваясь и даря в ответ свою красоту и нежность. Игорь открыл дверь для Лизы, помогая той выбраться, а Климова поддерживала длинный подол красивого подвенечного платья.
- Аккуратно, вот так, - шептала Нина, поправляя складки на юбке невесты. – Какая же ты красивая! Димке так повезло.
- Не меньше чем Егору с тобой, - взяв подругу под руку, Лиза застенчиво улыбалась всем, кто на нее смотрел удивленными глазами. – Тебе не дожить до ресторана!
- Почему? – и тут Нина понимает почему. Ее муж стоял в компании друзей, не отрываясь смотрел на нее. Она видела, как тяжело играют желваки на его лице, как потемнел взгляд стальных глаз. – Думаешь, он меня съест?
- За один присест, - Лиза рассмеялась, повернувшись к Климовой и скрываясь за ее развивающимися волосами. – Какая я счастливая!
Нина отпустила руку подруги, передавая ее жениху, а сама устремилась к мужу, которого ей не хватало, хоть и прошло всего ничего времени. Они одновременно потянули руки, и девушка ухватилась за широкую ладонь мужчины, не отрываясь, смотря в его глаза.
- Ты красивый, - провела ладошкой по его щеке, поглаживая шрам, который ни капли не портил Егора. А лишь добавлял ему харизмы. Ей хотелось прильнуть к его губам, утонуть в его объятиях и почувствовать, как это бывает, когда целуешь любимого человека. Но пришлось побороть в себе это непрошенное, внезапно возникшее желание, прижавшись щекой к груди Егора. Нина была счастлива. Слабо вспоминалась ее свадьба, стирались боль и страх, уступая место счастью и умиротворению. – Нам пора?
Муж слегка кивнул, и отпустил ее руку. Во главе всех пошли невеста с женихом, потом свидетели и лишь замыкали процессию гости. Впереди маячила лестница. Внутри что-то дернуло неприятно, и Нина обернулась, прижав щеку к своему плечу. Нельзя! Сегодня не тот день, когда она должна выпускать прошлое, что так старательно собирало последние капли всех неприятных ощущений и «уезжало» навсегда. Нина на это очень надеялась. Егор стоял позади нее и смотрел на жену, тоже вероятно вспоминая. Он поддел пальцем прыгающий локон Нины и слегка потянул, отпуская. И тут Нина захотела сбежать отсюда с мужем. Ее взгляд заволокло легкой дымкой, в груди сжалось, что пришлось сделать пару явных вздохов. Лиза дернула подругу, выводя Климову из ступора. Когда та посмотрела на нее, невеста нахмурилась, переводя взгляд на красиво устланную ковром лестницу.
- Нина, - она сжимала ее ладонь, - этого больше не повторится.
Лиза все поняла. И готова была кинуться успокаивать Нину, махнув на то, что их уже позвали на регистрацию. Климова улыбнулась, поиграла бровями, показывая на идущего Димку. Она справилась! Для Нины это едва ли не подвиг.
- Вперед, счастливая Лиза, - теперь уже Нина успокаивала подругу, которую слегка стало потряхивать.
Ей казалось, что сама она не тут. Ей просто показывают кино, где стоит девушка чем-то напоминающая ее, чуть позади среди гостей стоит Егор. Нина видела его взгляд, тут же заглядывала в свои глаза, не понятно, что ища. Между лопаток прошлись рукой, отчего стало жарко. Она обернулась. И вновь пришлось вдохнуть глубоко, постараться не упасть. Он не отрывался от нее, словно стоял рядом. По плечам скользнули его руки. Господи! Это было наваждением! Нина видела, что Егору ну никак не дотянуться до нее, а был будто рядом. Пришлось отвернуться, закусив губу, тем самым запечатав себе рот, не давая желанию в виде стона вырваться наружу.
Вся церемония прошла мимо Нины, которая была вся там, рядом с мужем. Творилось нечто невероятное! В руках она теребила сумочку, в которой лежал телефон и салфетки – влажные и сухие. На случай если Лиза надумает расплакаться или Димка вспотеет. А то Нина знает, ринется утирать слезы невесте рукавом.
- Прошу вас, подтвердить свое желание вступить в брак. Вы, Ивлев Дмитрий Сергеевич?
Нину все же унесло мыслями в день ее свадьбы. Как бы ей хотелось сейчас ответить Да, глядя в глаза мужу. Но она могла лишь оглянуться и одной улыбкой ответить Да. Егор смотрел на нее, приковывая взглядом, что девушка едва смогла очнуться и захлопать в ладоши, когда Лиза и Димка скрепили свое согласие поцелуем. Подошла и ее очередь поставить роспись как свидетельницы. Когда Ивлевы вернулись на место, Климова сделала два шага, встав рядом с Лёнькой. Да, курица лапой, подумала она, видя какие каракули вывел Кот. Ее же почерк, витиеватый и аккуратный, как мелодия по нотам, лег на свою строчку. «Климова». Да! Климова!
- Поздравляю! – аккуратно обняла едва не плачущую от счастья подругу, Нина протянула руки к Карасю. – Ну что, - смеясь, девушка поцеловала его в щеку. – Красавчик!
- А ты сомневалась? – Димка приподнял худенькую Нину над полом, - ты чудо, Нинок. Спасибо за все!
Отойдя чуть в сторону, чтобы не быть снесенной ринувшимися к новобрачным парнями, девушка ощутила как ее коснулась рука, крепко сжимая под локоть. А к ладони поднесли фужер с минералкой. Приподняв бокал, она чокнулась с мужем.
- Они такие классные! – посмотрела на Егора. Его редко можно увидеть улыбающимся, но сейчас Нина ликовала в душе, видя, как на щеках Климова появляются ямочки, как прищуриваются глаза. Она прислонилась к мужчине, а тот обнял ее за талию. Парни не унимались. Кот пил из горла, проливая себе за шиворот шампанское, Хирург обнимал Карася, свесившись, чокался с Лизой, а Богдан и Танцор скрестили руки и подсадили Лизу, как на качели. Если бы не следующая регистрация, они бы еще долго тут танцевали.
Выйдя на улицу, Нина пошла за Егором к машине. Но как оказалось, место ей не нашлось.
- Нииин, - Лиза помахала ей букетом, показывая на ту машину, в которой они поедут.
- Мне не сюда, - и убежала к невесте. – А я пошла за Егором, а там полно народу.
- С ветерком помчимся, прыгайте.
И правда. Они мчались по дороге, по странной случайности не встречая препятствий. На светофоре машина, в которой ехал Егор, поравнялась с автомобилем молодых. Нина чуть склонилась вперед, помахала мужу. Лёнька нажал на газ и они помчались дальше. Карась все целовал Лизу, не унимаясь.
- Прибыли, - Кот повернулся в их сторону, - айда прогуляемся.
- Пощелкаешь? – Нине вручили фотоаппарат.
Подойдя к красивой арке, оплетённой розовым кустом. Бутоны свисали как фонарики, а сами ветви качались от ветерка, что казалось все живым.
- Остановитесь, - Нина попросила всех собраться в кучу. – Диииииим, отлипни на кадр от невесты.
- Нинка, сегодня это невыполнимая задача.
- Ну, я прошу, - смеясь она едва могла держать ровно фотоаппарат. – Богдан, не кривляйся, ну пожалуйста. Вот так, - сделав пару кадров, Нина хотела пойти дальше, но Роман Евгеньевич отобрал у нее фотоаргумент, отправил на общее фото. Встав перед Егором, сжала его ладонь, которую муж положил на ее живот, улыбнулась.
Она старалась завпечатлеть всех. Вот Лёнька и Богдан пугают уток, крякают как ненормальные. Вот Роман Евгеньевич о чем-то беседует с Васей. Вот Егор стоит и просто смотрит на водную гладь. Нина подкралась и сфотографировала задумчивого мужа.
- Егор, улыбнись. Все прекрасно!
Он отмахнулся от Нины, перехватил ее за руку и привлек к себе. Девушка посмотрела в ответ, чувствуя как загорается внутри. Дыхание становилось чаще. Прислонившись к нему, обвила мужа за талию. Внизу стало горячо и тяжело. Ноги слегка сделались ватными.
- Я вас сфоткаю, - откуда-то появилась Марина, отобрав фотоаппарат.
Нина не хотела выставлять свои чувства, что Климов пробудил в ней не в первый раз за день, уткнулась в его грудь. Но он молча кивнул ей, отстраняя, что, мол, иди, отвлекись. Марина щелкала затвором аппарата, а Нина слегка меняла позы. Молодых застукали за поцелуями, и Кот тут же стал проситься за стол. Климовой же не хотелось уходить. Они с Егором практически не гуляют, а тут такая возможность.
А вот до ресторана они добрались чисто женской компанией.
- Если бы я знал, сколько вы трындите, пешком бы вас отправил, - Кот вылез из машины, когда они припарковались у ресторана. – Ура! Жрать дадут.
Пока все радовались прибытию виновников торжества, Нина отвела Егора в сторону. Но отчего-то было просто хорошо держать его за руку и смотреть, как Карась кружит на руках свою жену.
- Что случилось? – его голос ворвался в голову, заставляя Нину очнуться.
- В машине Игоря, в багажнике, стоят мои пакеты с подарками.
- Еще не все? – Нина замялась, виновато улыбнулась. – Пошли. Игорь, - Егор махнул уже собравшемуся скрыться в ресторане Танцору.
- Чего такое?
- Пакеты какие-то.
- Аааа, точно.

Он щелкнул сигнализацией и мужчины достали два пакета. Нина заглянула в каждый и одобрительно кивнула. Но тут в ее сумочке раздался телефонный звонок.
- Клавдия Макаровна, - взвизгнула Климова, придерживая мужа рукой, - приедешь? Какая же ты молодец! Все будут рады тебя видеть! Игорь приедет, да? – Нина смотрела на Танцора, а тут обреченно склонил голову, улыбаясь. – Все! Готовься. Он едет! Игорек, пожалуйста, привези ее!
- Решилась? – Егор перехватил пакет у Танцора и приобняв Нину повел в ресторан. – А чего с вами не поехала?
- Я уговаривала, но она на отрез Не поеду. Она приедет, Егор!
Обняв руку мужа, Нина сильно прижалась. Вулкану ее чувств нужен был выход, срочно, иначе девушка готова была лопнуть от счастья. Как, оказалось, сидеть за столом она будет вовсе не рядом с Егором. Но Нина не рассчитывала вообще засиживаться – хотелось танцевать и отрываться. Пока все рассаживались, к ним подошли родители Димки. Мужчины сердечно поприветствовали друг друга. А мать Димы обняла Нину, чем привела саму девушку в неописуемый восторг. Очень сильно хотевший есть Леонид, быстро всех усадил за столы и сам плюхнулся, набивая рот бутербродами с икрой. Все понимают, что затягивается молчание, Нина не понимающе посмотрела на мужа. Но тот лишь сидел и смотрел на нее.
Дальше началось нечто. Все посмотрели на парня, который запел, входя в ресторан, а Лизу словно подменили. Климова округлила глаза, подняв голову, рассматривая восторженное лицо подруги.
- А кто это? – пожала плечами, облокотилась на стол, положив голову на ладошки. Сама же Нина не слушала русских песен особо. Больше предпочитала иностранную музыку, как рок, так и попсу. – Зверь… Дим, а кто это?
- Да хрен я знаю.
Егор сидел расслабленно, смотрел на танец невесты с этим парнем, положив ладонь на стол. Всем стало понятно, что именно Клим и был тем, кто как-то умудрился разгадать одно из маленьких желаний Лизы. Песня закончилась, и Нина поднялась, призывая всех приготовить ладоши и подарки.
- Дорогие гости, - девушка явно волновалась. Раз не было тамады, надо спасать свадьбу. Не превращаться же просто в попойку. Тем более ей дико хотелось подколоть Карася. – Сегодня у нас очень чудесное событие. Наш Димка женился на принцессе Лизавете. Давайте дружно попросим их показаться из-за стола.
- Да ну Нинок, мне и отсюда видать всех.
- Поднимайся! – Карась сверкнул глазами на Климову, но взяв ладошку жены, все же встал и шутливо поклонился. – Вот, они во всем виноваты. Поэтому наказание им наши с вами поздравления. Родители жениха.
Клавдия должна успеть! Нина покусывала губы, оглядывалась на дверь, в которой должны появиться Игорь и Макаровна. Егор нахмурился, смотря на Нину. Нет у Лизы родителей, а вот Клавдия могла бы от лица ее родных поздравить жениха и невесту. Поэтому Нина так сильно упрашивала ее приехать. Телефон прожужжал по столу. Климова посмотрела на смс «Мы приехали». Аккуратно выйдя из-за стола, девушка оказалась рядом с мужем.
- Подвинешься?
- Что случилось?
- Игорь Клавдию Макаровну привез. Она сядет рядом с тобой, хорошо?
Егор сжал руку, заставляя Нину замереть и вновь ощутить озноб, но только жаркий, что пополз по спине. В дверях показалась Макаровна под руку с Игорем. Егор отодвинул стул, обнял севшую рядом экономку. Нина же упорхнула на свое место.
- Теперь мама невесты, - Лиза дернулась, посмотрев на подругу, ничего не понимая. Откуда мама то? – Клавдия Макаровна.
Экономка поднялась, опираясь о плечо сидевшего рядом Егора.
- Дорогие мои, Димочка и Лизонька. Я очень счастлива, что в нашей семье такое событие. Лучшего жениха для нашей девочки не найти, - Макаровна потянулась к лицу платком. Нина едва удержалась на месте, увидев, что Егор приказал остаться на месте, а сам попытался успокоить экономку, - желаю вам жить в любви и согласии, смотреть только друг на друга, и ты Димка береги мою доченьку, - Клавдия поднесла к губам рюмку водки, выпив, крикнула – горько! – Все вокруг загудели, засвистели, а молодые, окунувшись в друг друга, сладко целовались. Когда же все таки пришлось им оторваться, Клавдия достала из огромного пакета свой подарок. – Под ним вместе уютнее вам будет.
- Охренеть! Макаровна, Лизка под боком, плед на мне, тазик селедки под шубой – боже! Это рай!
На сцену стали подтягиваться музыканты. На сердце у Климовой отлегло. Кто бы тут наигрывал какую музыку?
- Ну что ж, очередь свидетелей, - Нина посмотрела на Кота, но тот уступил место девушке. – когда Егор сказал, что вы женитесь, я была на пятьсот тридцать восьмом небе от счастья. Ребят я так счастлива за вас. Димка, береги этот цветочек, потому что лучше не найдешь. А ты Лиза слушайся его и корми, чтобы любил сильнее. Но это шутка. Пусть любовь не оставит ваших сердец никогда. Пусть счастьем наполнится семейная чаша. Пусть каждое утро у вас начинается с признания в любви, - пошла к Егору и обняла его за талию. – А мы вам крикнем Горько!
Все загудели вновь. От мощных хлопков ручищ парней воздух внутри помещения сотрясался как при порывах ветра. Не хотелось останавливать Ивлевых совсем. Так и смотрели бы на их счастье.
- Ну а теперь подарки, - Нина присела и вытащила пакеты. – Я помню Дим твое приглашение на свадьбу.
- Ой, да ладно, - рассмеялся Карась, утыкаясь в плечо Лизе. – Я пошутил.
- Ну вот я тоже, - достав три рулона туалетной бумаги, поставила перед молодожёнами, - будет что почитать,- зал разразился диким смехом.
- Нинка, - Димка оперся о стол, пытаясь не ржать во все горло. – Ты это…. Ну ты даешь!
- Лиза, а ты у нас оказывается отменная рыбачка, - вытащила из пакета удочку, - поймала Карася.
- Я отомщу! – Диман вытирал слезы, а Лиза, взяв удочку, покрутила ее и не в силах устоять, села в приступе смеха на стул. – Поверь Нинок, тебе это аукнется. Давай дальше!
- Хотим с Егором вам пожелать семейного благополучия, что в Индии отражается в статуэтках слона с поднятым хоботом. Примите от всего сердца.
Лиза ахнула, увидев россыпь драгоценных камней на броши. А Диме достался сувенирный слон. Нина думала, что доставить не успеют из самой Индии!
- Ну а дома увидите остальные подарки.
- Так вот что вы там делали! – Карась прищурился, - колитесь!
- Ну…. Увидите. Пусть останется сюрпризом.
- Так, ладно. Как жених я имею право на одно желание. Прости Лиз, потрачу не на тебя. Но тебе понравится, потому что это будет круто. Пой Нинок.
- Что? – Нина не сразу сообразила, что от нее хочет Карась.
- Мое желание, чтобы ты спела песню. Любую.
- Но…я не готова.
На нее смотрели все. Посмотрев на Егора, девушка выдохнула. Музыканты стали ее подзывать.
- Мы сыграем. Что будешь петь?
- Ну…. Рождество «Карандаши»?
- Отлично! Вперед!
Взяв микрофон, Нина залезла на сцену. Заиграла музыка, и послышалось Что это за песня? Нина услышала раз эту группу, и песня, что она хотела спеть Ивлевым запала в душу. Даже на английском она ее переводила.

Что же делать, как же быть, не достать и не купить небо с облаками.
Что мне делать, где добыть, чтоб любимой подарить мир, где нет печали.
Где не надо провожать, чтоб любовь доказывать, где не надо обещать, чтоб потом отказывать?

Я возьму карандаши, грифельки точёные, нарисую ночь, где мы до утра влюблённые.
Я Малевича "Квадрат" в небо раз уделаю, нарисую звездопад и полоску белую.

Песня лилась. Нине было свободно и ничего не сковывало, даже смотрящие на нее гости. Гитарист помог спуститься в зал.

Что же делать, как же быть, не продать и не купить море из желаний.
Что мне делать, где добыть, чтоб любимой подарить мир её мечтаний.
Где не надо забывать, чтоб не извиняться, где не надо предавать, чтоб не расставаться.

Я возьму карандаши, грифельки точёные, нарисую ночь, где мы до утра влюблённые.
Я Малевича "Квадрат" в небо раз уделаю, нарисую звездопад и полоску белую.

Нина протянула руку Егору, слегка кивая, приглашая на танец. Он аккуратно приобнял ее, уводя на середину зала. Это было волшебно. Касаться, двигаться в медленном танце, ощущать каждой клеточкой его близость, такую дикую, горячую и в тоже время умиротворяющую. Повернувшись к молодым, Нина запела припев, не выпуская руки мужа.

Я возьму карандаши, грифельки точёные, нарисую ночь, где мы до утра влюблённые.
Я Малевича "Квадрат" в небо раз уделаю, нарисую звездопад и полоску белую.
И полоску белую, и полоску белую.

Последний аккорд умолк. В звенящей тишине, когда гости не знали орать или просто похлопать, Климовы ускользнули на свои места.
- Нинка, иди сюда, - Карась выбрался из-за Лизы. – Егор извини, - Нина опешила, не понимая, что тот хочет сделать, но Карась обнял ее крепко и звонко поцеловал в щеку. – Это п***** как о********о!
Видя смущение Нины, Лёнька поднялся и взял слово себе. Дальше все звучали поздравления, а в ушах Нины стоял гул. Она не могла поверить, что вот так просто согласилась спеть, при всех. Что Егор ее поддержал. Поднимая взгляд, она посмотрела на мужа, который тоже смотрел на нее. Спасибо, проговорила одними губами.
Кончились поздравления. И пришло время перекусить. Заиграла музыка, легкая, под которую хорошо вести не спешные разговоры. Лиза щебетала с Ниной, обнимая ее и рассыпаясь в благодарностях. Димка млел от еды и своей руки не спине своей теперь уже жены. Но тут грянула музыка группы «Браво». Игорь вытащил Макаровну, вальсируя с ней по залу, Лиза потащила Нину, а та ухватила Маринку, которая сидела и угрюмо смотрела на всех. Танцевать было не просто. Платье оказалось не предназначено для того, чтобы понимать руки. Нина то и дело его одергивала, а порой забывала, что видно становилось резиночку ее чулок. В вихре музыки, Климова немного потерялась, совершенно забыв о муже.

Клавдия Макаровна

http://sd.uploads.ru/t/sEBnt.jpg

Плед от Клавдии

http://s3.uploads.ru/t/nlHUV.jpg

Слоник для Лизы

http://s3.uploads.ru/t/Cuc8H.jpg

Слоник для Димы

http://s8.uploads.ru/t/K4Mrx.jpg

Удочка)))

http://s4.uploads.ru/t/WZTCy.jpg

Мстя за приглашение на туалетной бумаге)))

http://s7.uploads.ru/t/UOcyB.jpg
http://sd.uploads.ru/t/AVyWX.jpg
http://s3.uploads.ru/t/KsFVb.jpg

Отредактировано Nina Klimova (03.04.2018 19:15:30)

+1

9

Во время регистрации Марина стояла рядом с мужем, а тот держал её под руку, не давая отойти в сторону. Она слегка поморщилась, когда собравшиеся  разразились оглушительными аплодисментами, поздравляя счастливых молодожёнов. Акела чуть ли не силой вынудил жену подойти к новобрачным и произнести подходящие случаю слова. Марине было не до веселья, и потому поздравление вышло сухим и коротким. К счастью, Ивлевы были настолько поглощены друг другом, что  ничего не заметили; сегодня для них весь мир играл и переливался радужными красками. 
Пока остальные кричали «горько» и откупоривали шампанское, Марина искала глазами Клима. Поняв, куда она смотрит, Волков нахмурился и крепче прижал к себе жену. Его рука собственнически лежала у неё на бедре, но оба знали, что это лишь видимость отношений. Марина не скрывала, что с трудом выносит общество мужа, и ему приходится постоянно натягивать поводок, чтобы её удержать.
Во время прогулки Нина без устали фотографировала, стремясь запечатлеть каждое мгновение этого дня. Глядя на неё, всякий бы понял, какую радость ей доставляет просто находиться здесь, гулять по парковым дорожкам и дышать свежим воздухом. Она редко покидала стены квартиры на Старом Арбате, опасаясь выходить куда-то одна, без мужа. Егор часто бывал занят и не мог всюду сопровождать жену. Нина скучала, не зная, чем себя занять и с нетерпением ждала, когда начнутся занятия в университете. Она всё еще не могла до конца поверить, что её взяли, и призрачный шанс поступить оправдал себя. Узнав об этом, Егор ничего не сказал, а вечером Нину ждал сюрприз: праздничный ужин и подарок от мужа.
Немного отстав от остальных, Марина дождалась, пока её спутники уйдут далеко вперед и быстрым шагом направилась к каменной ротонде. Присев возле бордюра, она достала из сумочки блокнот и похожую на брелок ручку, вырвала чистый лист и написала на нём два имени: своё и Клима. Сложив записку, Марина закопала её в землю и, довольная, засеменила к причалу, где собрались парни. Издалека за ней пристально наблюдал муж. Когда она скрылась из виду, Акела взял палку, разворошил рыхлый газон и нашёл бумажку. Он понятия не имел, что это могло значить, но на всякий случай сжёг записку, а пепел затоптал.
Спускаясь по ступенькам, Волков заметил в руках у жены фотоаппарат. Она снимала жену Клима, жестами показывая, куда той лучше встать и как повернуться. Нина ласково улыбнулась проходившему мимо Василию, и тот кивнул, останавливаясь рядом с Климом, задумчиво смотревшим на просторную речную гладь. Притворяясь, будто ищет удачный ракурс, Марина одним глазом поглядывала на мужчин. Присутствие мужа не мешало ей исподтишка следить за бывшим любовником. 
- Долго еще будем здесь торчать? – поинтересовался Акела, прикуривая сигарету.
Они стояли в тени, провожая глазами уходящий вдаль теплоход. На обеих палубах толпились отдыхающие и махали тем, кто остался на берегу.
- Спешишь?
- Надоело по оврагам шариться. Как подростки, ей-богу.
- Напомни, куда ты Маринку из ЗАГСа повез? На Воробьёвы горы или в Сокольники?
Волков без труда распознал насмешку в голосе друга, и кровь бросилась ему в лицо. Швырнув окурок на землю, он несколько мгновений яростно втаптывал его в пыль. Климов молчал, вполоборота поглядывая на жену, которая осторожно карабкалась на торчащий из-под земли, поросший травой и мхом валун. Марина втайне надеялась, что Климова не удержится и свалится вниз, попутно переломав себе ноги, но соперница благополучно забралась на камень и села, как просили. К сожалению, большинство фотографий были заведомо испорчены – на многих снимках у Нины отсутствовала голова, рука или кадр оказался засвечен.
- Прими совет, - произнес Клим, жестом подзывая к себе улыбающуюся жену. – Не порть людям настроение.
- Ладно, я понял. Извини, был неправ, - выдохнул тот, отворачиваясь к реке. В душе вскипела обида на справедливый, в общем-то, упрёк от человека, которого он привык считать братом. Ну да, их с Маринкой бракосочетание и язык не поворачивается назвать свадьбой – расписались по-тихому, не ставя никого в известность, выпили по бокалу в ресторане и поехали домой. Позднее Акела сделал жене шикарный подарок - песцовый полушубок, – который она, толком не рассмотрев и не примерив, сразу убрала в шкаф. От предложения съездить куда-нибудь и погулять, как делают все молодожёны, Марина отказалась. Она не испытывала никакой радости, выйдя за Василия, и скоро раскаялась в своем опрометчивом поступке. Новость о её замужества оставила Клима равнодушным; он и остальные пацаны из вежливости поздравили Акелу с большим событием в жизни и на этом закрыли тему, заговорив о делах. Марина ждала хоть чего-нибудь: букета, подарка на свадьбу, приглашения посидеть всей компанией в кабаке и прорыдала весь вечер, когда поняла, что всем, абсолютно всем на неё наплевать. Умри она тогда, и никто не пришёл бы на похороны, только Волков и мать. Новоиспечённый муж в прямом смысле носил Никитину на руках, на следующий же день купил в дом посудомоечную машину, чтобы она не портила руки, стоя у раковины. Не обижался, что Марина отказывается ему готовить и каждый вечер водил в ресторан. Сам стирал и гладил свои вещи и поддерживал порядок в квартире, ходил за покупками и не ограничивал жену в тратах. Старался заработать побольше, отовсюду урвать кусок, чтобы побаловать Марину дорогими подарками – она обожала дизайнерские шмотки и хорошую обувь, не могла спокойно пройти мимо ювелирного магазина и с утра до ночи паслась в торговых центрах и модных бутиках. Ей хотелось всего и сразу, а главное, не хуже, чем у Климовой, иначе скандал.
Обняв подбежавшую Нину, Климов свистнул друзьям, и они дружной толпой двинулись на поиски новобрачных. Волковы плелись позади, скрывая недовольство за молчанием. Марина устала гулять и хотела поскорее сесть в машину. Она с облегчением узнала, что женщины поедут отдельно, и не придётся лишние полчаса терпеть рядом с собой Акелу.
Это была первая свадьба, на которой Марина присутствовала в качестве гостьи – подружки не торопились выходить замуж, а бракосочетание Климовых она пропустила. Из чертановской квартиры, где гуляла банда  Клима, женщина отправилась не в ресторан, как другие, а в больницу, откуда её потом забрал Акела.
За попытку отравить соперницу она поплатилась красотой. Никто из девчонок не задавался вопросом, почему Марина, любившая показать максимум обнаженного тела, даже в жару носит закрытую обувь. С некоторых пор из её гардероба полностью исчезли любимые прежде босоножки и туфли с открытым носом. Причина крылась в отсутствии пальца на правой ноге. Она лишилась его в тот самый день, когда Нина Воробьёва выходила замуж за Егора Климова. В наказание Хирург ампутировал Марине палец, проведя операцию на живую, а после отвёз в больницу и оставил в фойе.
До сих пор женщина не могла без отвращения смотреть на свою изуродованную ногу и винила в случившемся соперницу. Одному богу известно, чем эта тварь умудрилась приворожить к себе Клима, только с её появлением в жизни Марины Никитиной всё пошло наперекосяк. У жены Акелы к Воробьёвой имелся длинный счёт, и обиды продолжали копиться.
Около ресторана стояли несколько человек, которые вышли на улицу покурить. Разодетые гости обливались потом, жарясь на солнцепеке, и радостно зашумели, завидев на дороге свадебный кортеж. В зале, где накрыли столы, на полную мощность работали кондиционеры, и было гораздо прохладнее. Оказавшись в толпе незнакомых лиц, Марина сочла за благо держаться поближе к мужу и села по правую руку от него.
Радостная суета еще не скоро улеглась:  родители Карася  не могли налюбоваться на счастливую новобрачную, да и Димка то и дело лез к жене с поцелуями. Лизавета смеялась, краснела и шутливо отпихивала разгорячившегося супруга, а тот не унимался и требовал от собравшихся почаще кричать «горько
Со своего места Марина хорошо видела лицо Клима, когда в зал вошёл парень с гитарой и запел, обратив на себя внимание гостей. Она раньше прочих догадалась, что песня – личный подарок Егора Лизе и ей снова стало горько от того, как в их тесной компании отнеслись к свадьбе Волкова. Парни усмехались, видя, что Акела из кожи вон лезет, стараясь угодить жене и добиться её расположения. Он отказывался принимать их молчаливое сочувствие, понимая, что в противном случае попросту сгорит со стыда. Марина сделала его своим рабом, Василий это знал и был готов сдохнуть у неё под каблуком.
После того, как нанятый Климовым музыкант ушёл, слово взяла Нина. Марина поморщилась, словно у неё неожиданно разболелась голова, и потянулась к стакану с водой. Климова заметно волновалась, ища взглядом поддержки у мужа. Егор не сводил с неё глаз, откинувшись на стул и прищурившись. По всей вероятности, ему было заранее известно о появлении на празднике Клавдии Макаровны, которая, по оригинальному замыслу Нины, должна была взять на себя роль матери невесты. Пока экономка давала наставления молодым, Марина с трудом удерживалась от зевоты. Она с нетерпением ждала, когда, наконец, закончится этот балаган с поздравлениями от родных и друзей и вручением свадебных подарков и можно будет выпить и потанцевать. Её так и подмывало подойти к Егору и пригласить его на танец – в такой день он не сможет ей отказать. А Нина продолжала болтать. Каждый подарок встречали громкими аплодисментами и дружным хохотом – свидетельница подошла к делу ответственно и с юмором, чем здорово повеселила молодожёнов и гостей.
А потом Карась потребовал от Климовой исполнить песню, и Марина готова была от досады сгрызть опустевший стакан. Прибывшие с опозданием музыканты помогли Нине подняться на сцену и дали в руки микрофон. Лизавета улыбалась, подперев подбородок кулачком, и покачивала головой в такт. Димка одной рукой прижимал к себе жену, а другой постукивал по скатерти и мурлыкал под нос припев.
Ну а дальше случилось и вовсе невероятное: Нина позвала мужа танцевать. И Егор не отказал, вышел из-за стола и повёл молодую жену в медленном танце. Кто-то догадался немного притушить слишком яркий свет, добавив обстановке романтичности. Марина кусала губы, стараясь не расплакаться. Хотелось встать и уйти, и Акела, будто что-то почувствовав, взял её за руку, сплетая пальцы. Она не повернула головы, соглашаясь на это жалкое утешение от человека, которого не любила, не уважала и откровенно презирала.   
- Хватит, - попросил муж сквозь зубы, ставя перед ней рюмку. – На, выпей. Мне не помогает, но вдруг тебе поможет.
Марина молча выпила и посмотрела на Егора, который вернулся на своё место. Торжественная часть подошла к концу и начался банкет. После череды праздничных тостов атмосфера за столами потеплела, гости разговорились, отдавая должное угощению. Димка по обыкновению налегал на «селедку под шубой», игнорируя более изысканные блюда, которыми изобиловало ресторанное меню. В этом его поддерживали отец и Кот, тогда как женская половина ела мало. Девушки хихикали и в ожидании поглядывали на танцпол. Как только вновь заиграла музыка, они повскакали с мест, подавая пример остальным гостям. Через несколько минут пространство перед столами было заполнено танцующими, а в центре всего находились Лизавета в пышном белом платье и Нина – обе слегка раскраснелись и хохотали, крепко держась за руки и кружась. Неожиданно рядом вырос Игорь Махмурян, рукой отстранил удивленную Нину и дал сигнал музыкантам. Народ отхлынул, освобождая место, и под зажигательные ритмы адыгейской лезгинки Гарик пустился в пляс вокруг  новобрачной. Лиза поначалу смутилась от такого внимания, но взяла себя в руки и охотно подыграла партнёру. Со стороны она и впрямь напоминала величавого лебедя, плавно скользя на цыпочках и потупив глаза, изредка делая изящные пассы руками. Гарик настолько вошел в раж, что махнул друзьям, зовя присоединиться к нему, и к всеобщему восторгу уже пять горячих джигитов зажигали танцпол.
Закусывая водку, Клим наткнулся взглядом на Марину, которая воспользовалась моментом и оставила мужа за столом одного. Отбившись от подруг, она подсела к бывшему любовнику, накрыла его ладонь своей и улыбнулась, глядя на разошедшегося Танцора: «А помнишь, как он в прошлом году в подмосковном клубе поставил ребят под стволы и заставил танцевать с ним лезгинку? Кот рядом стоял и на видео снимал…» Климов кивнул, налив стопку себе и собеседнице. Момент был яркий, и они от души поржали, глядя, как деревенские гопники лихо отплясывают по приказу серьёзных пацанов из Москвы, которые согнали их сюда, как стадо кур и пообещали оторвать бошки, если кто-то станет возбухать. Дураков не нашлось, и дело решили миром.
Женщине показалось, что Клим в хорошем настроении, и она развернулась к нему, будто ненароком задев  коленом.
- Может, потанцуем?
- Пошли.
Боковым зрением Егор видел жену, которая скакала вместе со всеми, не обращая внимания, кто перед ней. Гарик держался неподалеку, тут же маячил Хирург. Оба не спускали с Климовой глаз, готовые в случае необходимости оттеснить от неё чересчур общительных и дружески настроенных товарищей. Отвернувшись, Клим посмотрел на улыбающуюся Марину. Она мягко прижималась к нему, обвив руками шею, и блуждала влюблённым взглядом по лицу.  Её не волновало, что они практически не двигаются, а стоят на месте, чуть покачиваясь, пока все вокруг энергично толкаются.
- Марин, у тебя всё нормально?
Вопрос застал женщину врасплох, и она непонимающе моргнула, будто очнулась. Рядом смеялись и переговаривались люди, пихались, сталкивались спинами и локтями, неуклюже извинялись и снова наступали кому-то на ноги. В воздухе висел густой аромат пота, алкоголя и женских духов.
На один короткий миг Марина вообразила, что это их с Егором свадебное торжество, поверила в свою фантазию и не сразу сообразила, что счастливица вовсе не она, а Лиза. Жена Ивлева вальсировала с Гвоздём, и тот изо всех сил старался не отдавить партнёрше ноги и не наступить на подол её роскошного платья. От напряжения и волнения у него по лицу тёк пот; Богдан кое-как топтался, повторяя то, чему его успел научить Танцор. Выглядело комично, но Лизавета не смеялась, а ласково улыбалась, желая подбодрить мужчину.
- Да… Знаешь, я хотела спросить, - Марина остановилась. – Ты не жалеешь, что всё так произошло?
Климов смотрел на неё, наклонив голову, и молчал. Он понял, о чём она говорит и не хотел снова начинать ту же канитель. Надежда, что после замужества Маринка угомонится, оказалась напрасной. Егору надоела её навязчивость, да и брата обижать не хотелось. Он видел, что Акела по уши влюблён в жену, а та не стесняется прилюдно вытирать об него ноги. Никто не лез к Волковым, только Марина никак не могла перестать ходить за бывшим любовником, надеясь вернуть всё как было.
- Нет, не жалею.
- Значит… - у неё дрогнул голос. – Значит, ты счастлив… с ней?
- Да, счастлив. И ничего бы не стал менять.
- А я нет. Я бы хотела вернуться в прошлое и всё изменить, - торопливо заговорила Марина, ловя его взгляд. Егор поморщился и снял с себя её руки, но та вцепилась в лацканы пиджака, не давая ему закончить разговор и уйти. – Егор… я так скучаю
- Всё, Марин, хорош.
- Егор, ну пожалуйста, послушай
- А чё это вы тут делаете, а? – рядом с ними нарисовался довольный Карась и повис на плече у старшака. – Давайте-ка к столу, водочка сама себя не выпьет!
Клим ушёл, не оглянувшись, предоставив Марине самой вернуться за стол к ожидавшему её мужу. Брошенный женой и друзьями, Акела глушил стопку за стопкой, почти не закусывая, и смотрел, как другие веселятся.
- Ну, как всё прошло? – осведомился муж, когда бледная как смерть Марина села рядом и опустила глаза в тарелку. Помедлив, она взяла вилку, ковырнула салат и положила обратно.
- Клим не согласился трахнуть тебя где-нибудь в уголке по старой памяти?
У Марины задрожали руки.
- Ты, скотина… - начала она тихо, поворачиваясь к нему, и осеклась, увидев, что Василий ухмыляется. –  Тебе смешно?
- Нет, Марин, - ответил муж, закуривая. – Не смешно. Тошно.
Они опять замолчали, думая каждый о своём.

Посидев за одним столом с Карасём и его родителями, поговорив со Светланой Васильевной и пропустив рюмочку с Сергеем Афанасьевичем, Климов отыскал среди танцующих жену и нахмурился. Извинившись перед собеседниками, он спустился в зал и начал пробираться через толпу к Нине. Она его не видела и продолжала прыгать, радостно размахивая руками, подмигивая и посылая новобрачной воздушные поцелуи. И чуть не упала с каблуков, когда муж взял её за предплечье и потащил за собой. Их внезапное исчезновение прошло незамеченным.
Пинком распахнув дверь в комнату отдыха, Егор втолкнул туда жену. Ноги у неё заплетались и, зацепившись за край ковра, Нина полетела на кушетку, круглыми глазами глядя на мужа, который смотрел на неё, набычившись, и тяжело дышал. У него по вискам стекали капли пота и впитывались в накрахмаленный воротничок. Девушка испуганно подобралась, машинально одергивая задравшийся подол, и громко вскрикнула, когда её подняли на руки и впечатали спиной в стену. В их квартире на Старом Арбате не было ни одного места, где бы они не занимались сексом. У Егора было две-три любимые позы, но прежде он не брал её, держа на весу. Всё произошло так быстро, что Нина не успела ничего понять и подстроиться. Муж сдёрнул с неё трусы, оставив болтаться на лодыжке, одной рукой расстёгнул брюки, а другой подхватил её под ягодицы и насадил на себя. Она была чуть влажной и сдавленно вскрикнула, сжав его ногами за пояс.  Он видел, что ей неприятно, ощущал обжигающий жар почти сухого лона, и бешено двигался, не считаясь ни с чем, кроме собственного желания. Нина стонала всё громче, выгибалась и в отчаянии цеплялась за его плечи, приподнимаясь и вновь соскальзывая по стене, стукаясь об неё затылком и кусая губы.
Было больно. С ним всегда было больно. Всем и всегда.
Егор смотрел в искажённое плачем лицо своей жены, которую так безжалостно трахал, и боролся с желанием впиться поцелуем в закушенные добела губы. Вместо этого он приник лбом к её горячему мокрому лбу и замедлился, давая девушке короткую передышку. Это помогло: Нина перестала судорожно всхлипывать и попыталась расслабиться. Следующий заход оказался не таким болезненным. Климов мял ягодицы жены и кусал тонкую шею, содрогаясь от удовольствия, которое усиливалось с каждой секундой. Умоляющий голос Нины, звучавший у него над ухом, обострившийся аромат её тела и то, как отчаянно она вжималась в него, впуская в себя и обволакивая – всё вместе это распаляло и заставляло терять над собой контроль.
И Егор опять срывался, трахая девчонку до полусмерти, и всё-таки не мог ею насытиться. С первой минуты, как прикоснулся к ней, он знал, что так и будет – точно в ловушку попал. Климов видел страх в глазах своей жены, порой мелькавшее в них отвращение к нему и тому, что он заставлял её делать, но это была небольшая цена за возможность обладать Ниной. Никто, кроме него, не сможет к ней прикоснуться. Пока он жив – никто, никогда.
Кончив, Нина расцепила ноги и повисла у него на шее, уткнувшись в плечо. Она дрожала и жалась к единственному человеку, который мог делать с ней всё, что взбредет ему в голову. Его жена, его собственность, наложница, рабыня, вещь.
- Климова… - выдохнул Егор, проводя горячими ладонями по хрупкому телу девушки. Он еще не отошёл от только что пережитого оргазма и чувствовал, что готов всё повторить. – Наденешь это платье снова – выпорю, что сидеть не сможешь. Поняла?
Она что-то невнятно проблеяла в ответ и покорно всхлипнула, когда он грубо стиснул её между ног, ввинчивая внутрь палец.
- Слёзы вытри и возвращайся. Не засиживайся, люди ждут.
Оставив жену приводить себя в порядок, Климов вернулся в зал и первый, с кем он столкнулся в дверях, был Роман Смирнов. От него он узнал, что Лизавета обнаружила отсутствие подруги, встревожилась и везде её ищет.
- Сходи к ней и успокой, скажи, Нинка отдыхает и скоро подойдет
Кивнув, боец растворился среди гостей, прокладывая себе путь к новобрачной.
Егору не пришлось долго ждать. Не прошло и десяти минут, как он заметил Нину, которая медленно шла, держась поближе к стенке. Почувствовав чей-то пристальный взгляд, она подняла голову и огляделась. Увидев мужа, девушка поспешила к нему, совершенно позабыв о том, что сегодня она должна находиться рядом с новобрачной за отдельным столом. Несмотря на то, что рядом было полно свободных стульев, Егор усадил жену на свои колени. Слегка поёрзав, Нина внезапно замерла, густо покраснела и обняла мужа дрожащими руками.
Музыканты негромко наигрывали что-то джазовое, и гости медленно двигались на танцполе. В зале приглушили свет, создав приятный полумрак. Для Нины это оказалось настоящим спасением. Свободной рукой Егор гладил её по спине, сохраняя бесстрастное выражение лица. Жена прерывисто вздыхала, прижимаясь к нему грудью, и что-то бессвязно шептала.  Он сумел разобрать только собственное имя, и этого было достаточно. Нину потряхивало, она тихонько стонала, пряча взмокшее лицо у него на шее. Вытащив руку, зажатую между их телами, Климов провел испачканными липкой смазкой пальцами по губам жены, и та, будто загипнотизированная его взглядом, послушно приоткрыла рот, слизывая свой вкус и запах.
Второй раз за минувший день Егору захотелось её поцеловать.
Вспыхнул свет, разрушив иллюзию уединения, и оба недовольно зажмурились. А с другого конца зала к ним со всех ног спешила Лиза.
- Нина, ну куда же ты пропала? Я тебя обыскалась! Ой… Георгий Александрович, простите, пожалуйста, я вам помешала, - пробормотала виновница торжества и сделала шаг назад. Судя по расслабленной позе и счастливому лицу подруги, она и в самом деле появилась невовремя.
- Идите, идите, - благодушно разрешил Клим, напоследок погладив жену по бедру. Вздрогнув, она нехотя сползла с него и пошла с Лизаветой на улицу. По дороге к ним пристала Марина, которой надоело скучать в обществе мужа. Заметив, что Ивлева и Климова куда-то направились вдвоем, она схватила зажигалку и сигареты и устремилась следом.
День пролетел незаметно, наступил вечер. Жара понемногу спала, поднялся небольшой ветерок, и стало легче дышать. Девушки сели на лавочку – Лизавета посередине, справа устроилась Нина, слева Марина, – и Волкова закурила, отвернувшись от подруг. Ей осточертело здесь находиться, но ехать домой тоже не хотелось. В их двухкомнатной квартире всего одна спальня, а Акела предпочитает ложиться с женой. И никуда ей от этого не деться.
- Здрасьте, девочки… не угостите ветерана сигареткой?
Услышав знакомый голос, Лизавета оцепенела. Она подняла голову, надеясь, что ошиблась, обозналась, но это и в самом деле был он – её отчим Борис Павлович Крутицкий. Вот только выглядел он иначе, чем в тот день, когда разорвал её паспорт и выгнал из квартиры. Крутицкий продал падчерицу приятелю-сутенеру после того, как сам насиловал её несколько лет – сначала один, пока  жена была на работе, потом зазывал в гости приятелей. Лизавету пускали по кругу, а она, боясь оказаться на улице, скрывала происходящее от матери. Когда отчим впервые напал на неё, девочка прибежала за помощью к единственному близкому человеку, но та во всём обвинила дочь и с тех пор обращалась с ней хуже некуда. Татьяна Фёдоровна возненавидела дочь, уверенная, что та разрушает её семейное счастье.
Она ничего не знала об отчиме с тех пор, как видела его в последний раз, а сейчас он стоит перед ней, ухмыляясь беззубым ртом и распространяя вокруг запах перегара и давно не мытого тела. Судя по тому, в каком состоянии находилась его одежда и почерневшие от грязи ноги в стоптанных рваных шлёпанцах, добытых на ближайшей помойке, Борис Павлович давным-давно превратился в обычного бомжа.
- Ну так что, красавицы? Или языки проглотили? Не жадничайте, я ж месяц целый не курил, аж в горле свербит…
- Шёл бы ты, дедуля, - процедила Марина сквозь зубы, презрительно наморщив нос.
- Пойдемте обратно, - шёпотом попросила Лизавета, вставая, и потянула за собой подруг.
Мужик прищурился, оглядывая девушку с ног до головы, и удивленно протянул: «Лизка, ты, что ль
- Нет, вы обознались, извините. Девочки, идемте!
- Лизка! Ты чё это, папку не признала? Это ж я, дядя Боря… Борис Павлович, ну-ка, припоминаешь? Ли-иза… ё-моё, вот это встреча! – расплывшись в щербатой улыбке, мужчина растопырил длинные руки и попытался обнять ими Лизу. Та в ужасе шарахнулась сторону и прижалась к лавочке.
- Да ты не бойся, мы ж, как-никак, почти родные люди… Кто тя женщиной-то сделал? А ты, смотрю, в люди вышла, похорошела, морду, вон, какую наела… и сиськи, поди, отросли. Дай-ка я пощупаю…
Крутицкий, гогоча и пошатываясь, двинулся на Лизу, и она замерла, как кролик перед удавом, готовая разрыдаться от стыда и отвращения. К ней кинулась побледневшая Нина, а Марина выронила из пальцев сигарету и побежала к дверям ресторана.
Ей навстречу попался Танцор, который тоже вышёл покурить. Крикнув, чтобы шла к мужу и обо всём молчала, Игорь помчался спасать девчонок. Обхватив наступавшего на Климову здорового мужика за плечи, он рывком развернул его к себе: «Ты чего-то попутал, дядя. Тут свадьбу гуляют, а ты к девушкам пристаешь, праздник людям портишь. Нехорошо».
- Так это ж дочка моя, Лизка… Я об ней заботился, как о родной. А она терь морду воротит… Не узнаешь, что ль, Лиз? Мож, иначе признаешь, а? – с этими словами Крутицкий потянулся расстегнуть штаны, собираясь продемонстрировать «дочери» своё хозяйство.
- Тихо-тихо, давай-ка отойдем, - сказал Игорь, беря ухмыляющегося старика за грудки, и кивнул трясущимся подружкам: - Валите отсюда, быстро. И чтоб ни звука.
Оттащив отчима Лизы в тупик между домами, где стояли мусорные контейнеры, Танцор приложил Бориса Павловича башкой о бетонную стену.
- А теперь еще раз. Ты откуда взялся, дядя?
- Отчим я Лизкин… - испуганно захрипел тот, выкатив глаза и хватая ртом воздух. – Муж ейной матери… Танька-то померла, а Лизка, вишь, живая… не сдохла, значит, сучка… Еще и замуж вышла. Смотрю, хорошо устроилась девка. Платье ишь какое… не на рынке куплено. Значит, и отца-инвалида может содержать.
Игорю стало смешно. Любопытство боролось в нём с чувством глубокого омерзения к этому подобию человека, как-то связанному с женой Карася. Впрочем, проститутками не рождаются, ими становятся, и Лиза шла проторенной дорожкой.
- Давай конкретнее, дядя. Чего тебе надо?
- Денег! – выпалил тот и облизал покрытые коркой губы.
- Сколько?
- Тыщ десять. Долларов. Как раз хватит здоровье поправить, комнату в общежитии снять… ну или хотя бы койко-место…
- Ладно, - согласился Танцор, незаметным движением доставая из кармана складной нож. – Здоровье я тебе поправлю.
Его собеседник не успел ничего понять – лезвие вошло ему точно под правое подреберье, проткнув печень, и  изо рта хлынула кровь. Подождав пару секунд, Игорь провернул нож в ране и выдернул, глядя, как Крутицкий валится на землю и держится за живот. Пять минут спустя он умер. Убрав нож, Танцор позвонил своим ребятам и сказал им, куда подъехать. Потом осмотрел свои одежду и ботинки, убедился, что на них нет следов крови, отряхнулся и вернулся к зданию ресторана, собираясь выкурить сигарету-другую.
На пороге банкетного зала Нину перехватил Роман Смирнов. В двух шагах от них стоял, прислонившись спиной к стене, Егор.
- Нин, потанцуешь со мной? – спросил боец, надеясь, что голос его не выдаст. – Клим, разрешишь?
- Бери. Только себе не вздумай оставить. Давайте, один танец и поедем.
Пока жена танцевала, Клим отправился на поиски экономки. Клавдия Макаровна нашлась в компании молодожёнов и обрадовалась, что скоро поедет домой.
- Хорошо погуляли, весело, - сказала пожилая женщина, опираясь на руку Егора, чтобы встать. – Но пора и честь знать. В своей постели слаще всего спится, а я уж стара до утра гужеваться.
- Эх, тёть Клав, песен-то мы с вами и не попели… - закручинился пьяный Димка, любивший послушать под настроение казацкие песни, которых Клавдия знала великое множество.
- Ничего, вот вы завтра за город поедете, там и споете… На природе вечерком вокруг костра… Как хорошо, верно, Егорушка?
Климов кивнул, поддерживая женщину под локоть и помогая ей спуститься с небольшого возвышения, на котором стоял стол. На выходе их ждали Хирург и Нина. Попрощавшись с друзьями и напомнив всем о завтрашней встрече, Егор посадил женщин в машину и повёз их домой.
Утомленная переживаниями Макаровна сразу пошла в спальню, оставив супругов наедине. Притянув Нину к себе, Егор вдохнул окутывающий её аромат и замер, касаясь губами тёплой щеки. С губ рвались слова, которых он прежде не произносил, но Климов не знал, захочет ли жена их услышать. И поэтому промолчал.
Утром Нина с трудом открыла глаза, и Егору пришлось помочь ей одеться, а до машины и вовсе нести на руках. Она так вымоталась за ночь, что засыпала прямо на ходу. Ребята решили продолжить отмечать на природе, а значит, впереди у них долгий день и такая же долгая ночь.
Они с черепашьей скоростью ползли по утренним пробкам и всё равно прибыли на место за пятнадцать минут до назначенного времени. Оглянувшись на спящую жену, Климов позвонил приятелю и сказал, что они готовы и ждут.

Отредактировано Georgy Klimov (12.06.2018 06:45:33)

+2

10

Нина сидела на кровати и любовалась подругой, которая с замиранием сердца разглядывала себя в зеркале. Обе были лишь в нижнем белье и поясе для чулок. А у Лизы уже красовалась на голове фата, которую бережно прикрепила Клавдия Макаровна. А сейчас пытались распустить кудри на голове Нины. Едва тряпочка развязывалась, как локон тяжело падал девушке на спину, пружиня и отскакивая в сторону. Климова вертелась в предвкушении праздника. Их большой семье их не хватало.
- Клавдия Макаровна, ну вот как без вас! – просила Лиза ее в который раз дать согласие быть гостьей на ее свадьбе.
- И не проси, Лизонька. Что старухе там делать?
- Не говори так! – девушки хором взвинтились на ее слова. Кто мог сказать, что экономка старуха? У нее столько сил, что можно позавидовать. И уже Нина повернулась к женщине, беря ту за руки. – Ну, пожалуйста, - потом приблизила лицо к уху экономки и прошептала, - у Лизы нет родителей, а кто как не ты можешь поздравить Димку и ее с таким праздником. М?
- Больше двух говорят вслух! Чего за секреты?!
Клавдия посмотрела на Нину и задумалась. Потом стала подгонять девушек. Одну одевать в платье, вторую пытаться расчесать.
Проходя мимо Егора, Нина протянула ему руку, слегка склонив голову к плечу.
- Пойдем, потанцуем. Я тебя приглашаю, - улыбнувшись, девушка сделала легкий, едва заметный окружающим реверанс. Мужчина махнул стопку, закусив ту кусочком красной рыбы, потянув жену в сторону танцующих.
- Уговорила, - сплетя пальцы рук, Егор прижал Нину к себе.
Музыканты как почувствовали, сменили мелодию на более медленную. Климова обвила рукой мужа за шею, прижавшись щекой к лацкану пиджака. Прикрыв глаза, Нина парила в объятиях Клима, ощущая, как тот ладонью прижимает ее к себе, как его пальцы поглаживают поясницу. Это было волшебно для Нины. Девочка, которая только стала привыкать к жизни ряжом с этим Волком, радовалась каждой улыбке своего мужчины, которая не так часто появлялась на суровом лице. Пальчиками коснулась израненной щеки мужа, Нина оторвалась от него и посмотрела в его глаза. Дыхание запнулось, а ее взгляд остановился на его губах. Девушка непроизвольно облизала свои губы кончиком язычка, но спохватилась.
- Егор, - услышав его Мммм около своего уха, провела пальцами по краю воротника рубашки. Она рассматривала его. Так близко, при всех. В голове мелькнула мысль, что ее муж самый красивый. Девочкины мечты. Каждая девчонка мечтает о принце. Пусть у Нины получилось все вовсе не так радужно, но сейчас, она была счастлива. – я… - слова рвались из нее. Хотелось признаться в чем-то сокровенном, но смолкла музыка, и Нина произнесла лишь – Спасибо. Это было чудесно.
- Таааак, все. А теперь по стопочке.
Климовы подошли к столу, и Карась вручил им бокалы. Конечно же, Нине фужер с минеральной водой, а вот мужчинам стопки с покрывавшей инеем стенки рюмок водкой.
- Хочу тост!
- Тебе было мало? – Нина рассмеялась, обняв Егора за талию.
- Нууууу, не жмотьтесь.
- Хорошо, - проговорил Хирург, - пусть в твоей жизни не будет отказов в постели, не будет никогда половины шестого, и чтобы каждую полночь для Лизы ты был… Джином.
Димка заржал, ловя проходящую мимо Лизу.
- Так, каждую полночь ты моя рабыня.
- Неееет, Роман Евгеньевич сказал наоборот, - Нина заразительно смеялась, поглядывая на мужа и стоявших рядом парней. – А я хочу пожелать вам счастья. Я сама еще только его почти нашла, и это так прекрасно.
Все выпили, и Егор отпустил жену с невестой танцевать, лишь почувствовав, как Нина сжала его руку и ускользнула.
И вот теперь, среди народу, эти две стрекозы танцевали, что было сил. Нина отбрасывала волосы назад, стараясь не запутаться от «слепоты», что когда ее волосы закрывали лицо, она переставала видеть под ногами даже край сандалий. А потом появился Игорь. Климова не поняла, почему ее отстранили, и она отошла в сторону, где стоял в толпе Димка.
- Смотри! Тебе понравится!
Зазвучала мелодия на кавказский мотив и Танцор, перебирая ногами, гордо вышагивал вокруг невесты. Лиза, слегка смутившись, потупила взор и вскинула руки, пошла по кругу ведомая Игорем. Вокруг начали хлопать и криками подбадривать. Нина стояла ошеломленная красотой и задумкой. А потом к ним присоединились остальные парни. Лиза не успевала каждому оказать внимание танцем, как ее тут же перехватывал другой. И тут перед взором мелькнула ее свадьба. Девушка горько усмехнулась. Ничего такого не было и впомине. Ее дернули за руку и втянули в толпу. И тут она поняла, что женщин на свадьбе не так уж и много, отчего ей стало жутковато. Она метнулась взглядом по верх голов танцующих, наткнувшись на смотрящего на нее Романа.
- Нин, ты чего? – Лиза выросла как из-под земли перед ней. – Пойдем, попьем.
- А не надо никуда ходить, все уже тут, - Димка протянул обеим по бокалу и чокнулся с невестой и свидетельницей. Потом и его смыло, и понятно куда. Нина увидела, как Егор отошел от Марины и пошел в сторону стола, за которым сидели родители Димы. Кто-то заказал песню Газманова «Мои мысли..» и понеслось. Нина отплясывала так, что казалось, ее ноги едва касались пола. Рядом вертя пышной юбкой, танцевала Лиза, и обе девушки пели, точнее, горланили припев, пытаясь перепеть аппаратуру. Девушки ухватили шедшую мимо Марину, позвав ту танцевать, но подруга лишь отмахнулась, посмотрев грустным взглядом на них. Но у Ивлевой и Климовой слишком было хорошее настроение, чтобы сейчас выяснять, что могло случиться у Волковой.
- Ой, - пискнула Нина, и ее потащило куда-то. Девушка не могла понять, что случилось, смотря на бешенное лицо мужа. Кое-как развернувшись на каблуках, засеменила за ним вслед.
Пытаться спросить у Егора что-то было бесполезно. Он шел куда видел и думал сам. Оказавшись в помещении для персонала, девушка затравленно поползла к стенке, опираясь на кушетку, обитую синим бархатом. Нина дрожала, как кролик перед удавом. Что она сделала? Но Егор молчал. Щелкнул замок, и в туже секунду ее подхватили крепкие руки, больно сжимая бедра. Нина вскрикнула, опираясь на руки. Не предполагавшая, что муж захочется заняться сексом в месте, где рядом гуляют его друзья и не только, Нина была совершенно не готова к этому.
- Егор…
Карабкаясь вверх, пыталась соскочить с его рук, но мужчина крепко держал ее между собой и стеной, цеплялась за его руку, не давая стянуть с себя трусики. Муж был глух, упоенный своим желанием. Слезы навернулись сразу, едва Егор проник в нее. Как же это было больно. Жестко, грубо. Она не могла сдержать в себе вскрики, вызванные отнюдь не приятными ощущениями, больно ударяясь о стену. Нина не могла привыкнуть к его внезапности. Ее пальцы держались за воротник его рубашки. Оба красные, жаркие.
- Егор…
Внутри все горело, и муж понял, немного дав ее передышки. Он знал, что Нина почти сразу намокает от грубости. Она ее не могла принять, но тело шло наперекор ее голове, мокло, давало и кончало. Его движения рваные и глубокие, проникали в самую ее женскую суть, срывая голос девушки на крик, а внутри все сжималось от оргазма. Голова шла кругом от искр, что Егор высекал в ее теле каждым движением, макушка казалось, была огромным синяком, как Нину толкало в стену, а удержаться могла лишь, упираясь о руки мужа, которые держали ее.
Девушка едва не полезла на стену, когда ее сшибло оргазмом, а она, вскинув руки, забыв про то чтобы удержаться, расползлась по стене, царапая ноготками оклеенные обоями перегородку между комнатами и залом, где гуляла свадьба, потеряв двоих. Нина обмякла в руках мужа, хватая воздух ртом. Как может быть так, что ее тело полностью подчинилось его власти? Как может быть так хорошо от грубости и жесткости, от злости и безумного аромата тела. Она вдыхала запах Егора, дрожащими губами касалась потной шеи и кончиком языка слизывала капельки пота. Она думала, что угадала с платьем, что Егору оно понравится. Но сейчас, слыша его слова, совершенно не понимала – нравится ему или нет.
- Ххооорошо, - Нина охнула, чувствуя, как пульсирующее влагалище, вонзился палец Клима, сжала плечи мужа сильнее. Ее все не отпускали эмоции, как он готов «забрать» ее на второй круг.
Климов поставил жену возле кушетки, дернув платье вниз. Нина кивнула и присела. Ноги отказывались держать ее. По ногам текло, а трусики беспомощно лежали на полу, и на ткани виднелся след от ботинка Егора. Девушка с ужасом подумала, как быть, где взять. И тут мысль, что платье слишком короткое, чтобы без нижнего белья провести остаток вечера. Всхлипнув, Нина подошла к раковине. Французская косметика не подвела. Макияж остался на ресницах, лишь пару капель слезинок остались на краю ресничек. Побрызгав водой на щеки, девушка приложила холодные руки к пылающему лицу. Мысль о том, чтобы уехать домой не казалась ей обидной для Лизы и Димы. Найдя бумажные полотенца, она вытерлась, поправила пояс и расстегнувшийся замочек, что чулок слегка съехал, поправила волосы и вышла из комнаты, оставив трусики так и лежать на полу.
Музыка ее оглушила. Свет ударил в глаза, что Нина прикрыла их ладонью, а другой рукой держалась за стенку. Надо поехать домой. Эта мысль сверлила ее голову, пока что-то ее не заставило обернуться. сквозь толпу танцующих, девушка встретилась с тяжелым взглядом мужа. Егор цепко держал каждое ее движение. Он ждал ее появления, сидел спокойно и не прикасался ни к еде, ни к спиртному. Хищник замер. Нине казалось, что там за столом это не Егор, а он стоит где-то рядом и тянет ее туда, подталкивая в шею. И она шла, на заплетающихся ногах, сквозь танцующую волну, прикованная взглядом к его глазам, губам. Делая шаг, девушка протянула руку, вкладывая маленькую ладошку в руку мужчине. Слегка потянувшись, Нина оказалась на коленях мужа. Ягодицы тут же коснулись ткани брюк, а по спине поползла рука Егора. Девушка провела пальцами по его лицу, как тут же ее глаза распахнулись и она падает на плечо мужчине, обвивая того за шею. Пылающее лоно сжалось вокруг пальца, который нагло ласкал Нину, заставляя скулить, раздвигать ноги, краснеть от стыда и своих желаний, что ей нравились. Извиваясь, что со стороны казалось, она танцует сидя, девушка кусала воротник рубашки своего мужа, чтобы не закричать и выгнуться в его руках от крадущегося неизбежного чувства эйфории. Порой Нине думалось, что Егор знает ее тело лучше она сама. Мягко проведя рукой по спине, надавливая пальцем на позвоночник, мужчина чувствовал отзыв жены в каждом прикосновении. Жесткие пальцы впиваются в ягодицы, ползут под край платья, обжигая кожу, а Нина скулила, кончая. Ладонью провела вверх по коротко стриженным волосам супруга, зацепилась на макушке пальцами за них и сжала в момент вспышки, а по губам провели пальцами. Медленно моргнув, Нина посмотрела на мужа, тяжело дыша. Он сводил ее с ума. Губы приоткрылись, и кончик языка слизал с пальцем мужчины смазку, смешанную со спермой. Потом язык облизал блестящие губы…
Свет заставил ее отпрянуть. Сжав ноги, Нина просто лежала на плече у мужа, чувствуя лишь, как все тело болит от опустошённости, как муж натянул платье и поглаживает ее по ногам. Голос Лизы ворвался в пустоту ее головы и разбился там, заставляя Нину нехотя повернуться. На лице Климовой блуждала глупая улыбка. Ивлева запнулась и сделала шаг назад, но Егор отпустил жену. Ему будто доставляло удовольствие смотреть, как Нина едва идет, и осознавать в чем причина. Подружки взялись за руки и медленно пошли на улицу. Свежего воздуха не хватало. Да и Нине хотелось слегка проветриться от ауры Егора, чтобы совсем не рухнуть рядом с ним от своей слабости перед ним.
- Нин, все хорошо? – Лиза всматривалась в лицо подруги. Тревожный взгляд сменился на лукавый. Нина отмахнулась, покачнувшись. – Ты что пила? Качает как на ветру.
- У меня все замечательно, - Климова прикрыла лицо ладонью. – Догадайся сама, потому что ответить у меня не повернется язык.
- Догадалась, - Лиза дернула Нину за локон и они засмеялись.
- Ну, там и жара, - простонала Марина, садясь на лавочку. – Славная гулянка.
- Я такая счастливая, - Лиза села рядом, расправляя красивое платье. – Садись, - Нина покачала головой. Лиза нахмурилась, а потом понимающе кивнула, приподняв подол платья, давая Нине сесть на подкладку. – Спасибо, что пришли. Нин, как ты смогла убедить Клавдию Макаровну?
- Ну, есть волшебные слова? – Климова поцеловала Лизу в щеку и нахмурилась, слыша скрипучий голос. Они втроем смотрели на стоящего неподалеку мужчину, точнее того, что когда-то им было. Так, объект неприятной стороны тротуара. Вздрогнув от сильно сжатой ладони, Нина посмотрела на застывшую Лизу. Марина отшивала бомжа, но тот произнес Отца и Климова поняла, с чего ее подруга остолбенела. Она медленно поднялась вслед за Лизой. Марина демонстративно выбросила на половину скуренную сигарету в урну и сделала шаг в сторону входа в ресторан. Потом остановилась, поняв что не накурилась, подкуривает следующую. И тут это подобие человека начинает лезть к Лизе. Нина сначала растерялась. Смердило так, что ее подташнивало, но стоило взглянуть на бледную и едва не плачущую Лизу, как внутри Климовой взметнулось чувство злости. Совершенно не думая, что касается чего-то абсолютно лишенного кусочка чистого, Нина встала между Лизой и ее отчимом. Она хорошо помнила вчерашний разговор, когда Лиза под действием алкоголя рассказала ей свою тайну. Не хотя, но вероятно, это так глубоко и давно бурлило в ней, что выговориться смогла лишь вчера ночью.
- Руки убрали.
- А ты тоже ничего, попробовать хочешь? – мужчина положил руку на пах.
- Нннниин пойдем, - лепетала сжавшаяся Лиза, словно хотела мышкой ускользнуть под лавку и та просидеть, пока мужчины не выйдут их выручить.
- Папку накорми и денег дай, а потом может я и разрешу тебе куда-то идти. Давно задница ремня не видела, а?
В мужике проснулся воспитатель. По старой памяти он потянулся к поясу, но ремня там не было давно, лишь какая-то грязная бичева перетягивала огромные штаны.
- Послушайте, если еще не разучились. Идите отсюда и забудьте, что когда-то она была вам дочерью. Хотя это слабо сказано.
- Аааааа, Лизка поплакалась о своей жизни? Че было плохо? Бабло на дому зарабатывала. Можно организовать снова.
И тут Нина произносит то, что сама от себя не ожидала.
- Вам организуют поездку в один конец…. – толкает руками мужика, и тут ее заслоняет Игорь. Нина протягивает руку назад, хватает дрожащую ладонь Лизы и дергает ту на себя.
Танцор обернулся к девушкам, внимательно посмотрел на каждую и кивнул в сторону двери, отсылая внутрь к гостям.
- Успокойся, - Нина дула на лицо Лизы, вытирая той слезы. – Димка не должен ничего знать. Игорь все решит. Улыбнись.
- Яяяя ссстараюсь. Откуда он взялся?
- Ну взялся. Все. Тебя больше никто не обидит, Лизонька. Пойдем, твой Димка тебя потерял. Да и Марина вернулась, а нас нет. Точно сейчас Егор сюда пойдет.
- Нин, - Лиза задержала подругу, - что ты ему сказала?
- Кому? – удивилась Климова, - не помню.
- Про билет.
- Какой? Не говорила.
Нина пыталась вспомнить, но не понимала, о чем говорила Ивлева. Злость унялась и Климова, почувствовав себя в безопасности, будто сложила крылья и спрятала когти. А как это получилось у нее, понять не могла.
Лизу встретила мать Димки, обнимая, повела к столу, а Нина сделав пару шагов, оказалась меж двух огней – холодного и едва обжигающего, и темного, едва видного, от того опасного. Посмотрев на мужа, Нина сжалась. Мало боялась Романа Евгеньевича, как огня, так и муж разрешил потанцевать. Вложив ладонь в его руку, второй коснулась предплечья, Нина сделала первый шаг. Роман аккуратно поддерживал ее за талию, просто вел девушку по кругу. Они ни разу не зацепились ногами, ни с кем не столкнулись. Девушка смотрела на лиловую пуговицу на рубашке Романа Евгеньевича, а сам Роман, делая шаг на Нину, втягивал аромат, которым обладала только эта женщина. Ни капли искусственного, лишь ее запах.
- Спасибо, - Хирург кивнул девушке, когда закончилась музыка.
- Нам пора домой, - прошептала Нина, видя, как Егор поднимается со стула.
Они все вышли на улицу. Машину подогнали ко входу. Мужчины курили, а Макаровна обнималась с матерью Димы, отшучивалась от пошлых шуток его отца, и все обнимала невесту.
- Дим, - Нина дернула его за рукав, - иди сюда. Так, дома….
- Я знал! – ржал пьяный Димка, положив голову на плечо невесте, тряс выставленным пальцем, - они чет там делали.
- Угомонись, - мать успокаивала сына, а тот лишь целовал то Лизу, то маму.
- Когда откроете дверь, не бегите сразу….
- В кровать? – ввернул Танцор, и все засмеялись.
- Все, ничего не скажу, - закатила глаза смеющаяся Нина. Рядом оказался Егор, обнимая ее за талию.
- Короче. Там «мин» полна квартира.
- Не мин, ну Егор, - Нина умоляюще посмотрела на мужа снизу вверх. – Сюрпризов. Разберетесь.
- А у вас, Георгий Александрович, жена с чувством юмора, - прокряхтел отец Карася, целуя Нине руку. – Не ожидал. Подумайте на досуге об организации свадебных мероприятий. У вас это очень хорошо получилось.
- Баксами…
- Не продолжай! – хором ответили Димке женщины.
- Все, поехали. На счет завтра все помнят.

Едва машина Климовых скрылась за поворотом, Димка задумчиво постучал Танцора по плечу.
- А если мы тоже того, уить, - присвистнул.
- Я не понимаю, как ты еще не уить, - Игорь рассмеялся. – Домчу с ветерком. Подарки не забудьте.
Гости затащили молодых обратно, чтобы посмотреть на танец жениха и невесты. Карась старался как мог. Лиза только и успевала отпрыгнуть, когда Димка выставлял в ее сторону ногу. Потом ей это надоело, вовсе приподняла платье рукой и они из вальса уплыли в нечто современное. Парни хлопали и подбадривали. Лизавета улыбалась. В этот момент счастливее женщины не было. Маринка стояла неподалеку. Интерес к свадьбе пропал, едва она увидела, как Егор увел жену и старуху к машине. Ей хотелось выйти, чтобы якобы попрощаться, но Акела дернул ее за руку усадив на стул. Волкова одним махом выпила стопку водки заполировав ее фужером шампанского. Стало все ровно. Смотреть на веселящихся Ивлевых, гостей было тошно. Почему одним все, другим вообще ни грамма. У Егора, теперь у Карася была свадьба. А у нее? Чем она заслужила такое равнодушие со стороны всех? Да, не любила мужа и что? Это разве возбраняется?
- Поедем, прогуляемся, - не спрашивал, а утвердил Акела, беря жену под локоть. Ей хотелось его послать, но уж лучше по городу покататься, чем сразу в постель. Он же не отвяжется. Марина не была в курсе решения парней гулять завтра на природе, чтобы вернуться в город в понедельник веером. И когда муж сообщил ей об этом, настроение поднялось сразу.
- А чего ты молчал? Нам же надо собраться!
- Купальник и полотенца?
- Ты просто не понимаешь наших женских сборов. Ну что мы едем гулять?
- Надо попрощаться.
Марина фыркнула. Кто заметит их исчезновение?? Это Егора и его воблу провожали всей толпой. А их? Но Лиза заметила. Оставив Димку веселиться, девушка оказалась возле четы Волковых.
- Ребят, спасибо, что были в этот момент с нами, - она обняла Маринку, а потом потянулась к Акеле, но одёрнула себя.
- Я такой страшный? – Волков улыбнулся, притягивая Лизу к себе. – Поздравляю.
Смущенная Лиза обняла мужчину и поцеловала в щеку.
- Нет, просто… надо привыкнуть. Ох, - всплеснула руками, - пойду, горе мужа вытащу проветриться.
Домой их привез Роман Евгеньевич. Игорь с Богданом и Котом улизнули для продолжения банкета в обществе «дам».
- Оставляю машину тут. Подарки утром заберете. Как я понял, - Хирург прикурил, - Нина там вам устроила кое-что.
- Ты в курсе? – Димка стоял и смотрел на Лизу, которая собрала в пакет конверты с деньгами, чтобы не приведи машину вскрыли.
- Клим обмолвился. Но я ничего не скажу, - хлопнул друга по плечу. – Поеду, надо еще затариться на завтра.
- А куда мы завтра? – Лиза оказалась рядом и внимательно смотрела на мужчин.
- Поедем родная на лодке кататься, - Димка обнял жену и повел в сторону подъезда. – Тутууууууу.
Лифт катался вверх и вниз минут пять. Ивлевы не могли отлипнуть друг от друга, чтобы просто выйти из кабины. Дом почти спал и никто не орал, чтобы не ломали лифт. Лиза шарила руками по стенкам.
- Дим…. Давай выйдем…
Он лишь мычал, не переставая целовать невесту. Пока невесту. Завтра это будет уже не актуально. Дверь они открыли не сразу. Руки дрожали у обоих. Ну, казалось бы, что нового в их жизни? Ведь жили вместе. Теперь просто стали одной фамилии. Но для Лизы это было грандиозное событие. А для Карася? Он просто не выставлял это так сильно. Просто он всегда хочет свою женщину, вот и все. Лиза сделала шаг в квартиру и замерла.
- Тут что то висит, - протянула руку и вытащила свиток, перевязанный шелковой лентой, - Лизонька и Димка, я знаю, что вы уже приехали домой…
- Откуда она знает? – удивился Карась.
-… потому что читаете это. Вот откуда. Открывайте, - Лиза дернула за кончик веревки и рулон раскрылся. – Ого! Тут задания и пожелания.
- Когда она успела все. Ну давай. А то мне уже не терпится.
- Дим, берешь Лизу на руки… - Димка поднял жену, - целуешь ее в щеку.
- В щеку? – расстроенный Карась чмокнул Лизу.
- А теперь иди на середину коридора. А что там?
- Ты меня спросила? Я бы сказал, что после туалетной бумаги, ничему не удивлюсь. Но нет.
Протянув руку, Лиза щелкнула выключателем. На полу была выстлана дорожка из лепестков роз. Ручки дверей украшены сердечками. С люстры свисает четыре сверточка.
- Аромат то какой. Дим, - Лиза полезла с его рук и вошла на кухню. Онемев от накрытого стола, девушка подошла к холодильнику. Висело три записки. – «Открой меня, там есть вкусняшка», - внутри стояли шампанское и тарелка с сырной нарезкой. И много еды. – «Я не одна», - гласила записка на бутылке шампанского, - «И нас тоже много», - это было на тарелке с сыром.
- Климовы подарили холодильник?! – Карась обалдел. – Тааак, а че там дальше. На руки брал, целовал. Чего еще придумала Нинка?
- «Закройте глаза и идите в комнату». Дим, я в шоке.
- А я? – выпучил глаза и посмотрел на жену, Карась закрыл глаза и потащил жену в комнату. – Мы пришли?
- Кажется да.
- Охренеть…. Стерео установка…
- Ох какое красивое белье…
Красивое свадебное платье осталось на полу. Ивлев едва не сорвал его, стараясь добраться до Лизы быстрее, а не старательно отстегивать каждый крючок. Лиза же вытащила шпильки, отпуская волосы в свободный полет по ее телу. Развернув девушку к себе, Димка жадно рассматривал ее тело, облаченное в трусики и кружевной пояс, на котором держались белые чулки. Лизавета едва дышала от этого дикого взгляда мужа. Медленно ползет рука по ее груди, вторая сжимает талию. Она наклоняется вниз, выгибаясь в спине. – Черт…
Димка языком провел по ее животу, на что Лиза гортанно простонала. Все было не так как вчера. Изменилось многое.
Они целовались жадно, а потом Лиза стала медленно спускаться вниз, смотря на Карася, улыбаясь так, что его пробирало до костей от предвкушения. Что что, а его жена знала толк в минете. Лизавета медленно, дразня и без того на взводе ужа, расстегивала ремень, потом щелкнула пуговицей.
- А ты готов….
Димка не дал ей долго быть главной, поднял, слегка потянув за волосы и уложил на кровать, животом вниз. Как же она любила его сюрпризы. Лизу пробирало до кончиков волос дрожью, когда муж стал целовать ее, покусывая кожу над каждым позвонком. Его рука блуждала по ягодицам, то раздвигая те, то сжимая сильно. Она царапала постель, извивалась, просила еще. И он давал.
Димка отпрянул, чтобы стянуть остатки одежды, а Лиза тем временем перевернулась и поманила его, показывая на стоящий колом член и водя пальчиком по губам. Он не стал долго думать.
Лиза лизнула член мужа, кончиком языка дразня головку, а сама мяла ягоицы мужчины. Ей пришла не очень добрая мысль, но хотелось доставить мужу удовольстие. Раздвину ее ноги, Димка припал к ее лону, чмокая, смакуя и дразня пальцами. Лиза, приоткрыв ротик, надавила на бедра мужа, показывая, чтобы он стал двигаться. Выпустив слюну, собрала ее пальцем и провела меж ягодиц Карася пальцем, слегка надавливая на упругое колечко. Димка замер.
- Позволь…
Она умирала от огня меж ног, но старалась держаться, чтобы не упустить сил для ласки мужа. Димка увлеченно трахал ее в рот, одновременно насаживая на пальцы и влагалище и попку, как Лиза легонько протолкнула палец в тугое колечко и тут же вытащила его. Димка промычал. Она сделала еще глубже, но не стала выходить полностью пошевелив палец внутри мужа, вскрикнула. Ее накрывало от клитора, который с упоением сосал ей муж, и чувствовала, что и он подбирается к пику. Отбросив все мысли, стала трахать его в анус, отчего Дима с одурением имел ее в рот. Оба задыхались. Но тут Ивлев отпрянул….
Звонок разбудил Лизу около восьми утра. Это была мама Димы. С сыном было говорить бес толку, он лишь мычал и закрылся от всех подушкой, что пришлось Лизавете отдуваться за двоих. Приятно конечно, что ее приняли так радушно в его семье. И спустя столько лет, девушка почувствовала, что нужна кому-то не просто как объект доставляющий удовольствие, а как человек. Она едва не расплакалась, когда мама Димы назвала ее «дочкой». А потом, к десяти ближе позвонил Клим, но они с Димой были уже на пороге. Егор встречал их около машины, говорил тихо. Лиза склонилась к стеклу и увидела спящую Нину. Жена Егора лежала на подушке в уголке, свернувшись на заднем сидении.
- Не буди ее.
Карась сел на переднее сидение и обернулся. Интересно, брачная ночь была не только у нас?

+1

11

Праздничный день плавно подходил к своему завершению, все уже порядком устали и готовились потихоньку разъезжаться. Димка с каждым успел выпить на брудершафт, так что к вечеру с трудом держался на ногах. Настроение было отличное, шутки и тосты сыпались из него, как из рога изобилия, большинство речей заставляли присутствующих сгибаться от хохота, а невесту смущенно краснеть.
Первыми отбыли Климовы и Клавдия Макаровна. Увидев её в ресторане, Димка подмигнул Нине, которая больше всех хотела и старалась, чтобы этот день стал для подруги самым счастливым. Собственное бракосочетание осталось в воспоминаниях размытым тусклым пятном, зато уж у Лизоньки и Димы будет настоящий праздник! Карась не уставал благодарить друзей, чуть не задушил в объятиях Климову и потребовал запустить обещанный салют. Когда стемнело, собравшиеся высыпали на улицу, где их встречала команда фаер-шоу. Идея принадлежала Прохорову, и даже Нина, занимавшаяся подготовкой свадьбы, до последнего оставалась в неведении. Молодые девушки и парни, крутившие огонь под зажигательные ритмы в стиле техно, привели зрителей в восторг. Вместо фейерверка фаерщики написали в воздухе имена молодожёнов, заключив их в огромное пылающее сердце.
- Позд-рав-ля-ем! Горько!
Подождав, пока Ивлев нацелуется с женой, Клим похлопал бойца по плечу: «Всё, можем ехать
- Как это? А торт?
- И правда, где же торт? – раздалось со всех сторон.
- А это, дорогие гости, еще один сюрприз для всех вас! – объявил тамада, выходя вперед. Гости одобрительно загалдели и потянулись обратно в ресторан. Никому не хотелось пропустить момент, когда новобрачные разрежут свадебный торт. Сладкоежка Нина потянула мужа за рукав и счастливо вздохнула, когда тот обнял её за талию и повёл в зал. Под мелодию венского вальса официанты выкатили настоящее произведение кондитерского искусства: украшенный цветами четырёхъярусный торт. При виде него Лиза так и ахнула, крепко сжав руку мужа. Димка осоловело моргал, прикидывая, с какого боку лучше подойти к эдакой махине. Розы и пионы выглядели совсем как настоящие, а гости, которым не терпелось попробовать лакомство на зуб, хором торопили замешкавшихся молодых.
- Не бойся, режь, - подбодрила подругу Нина, и Лизавета послушалась, взяв приборы у официанта. Карась дышал ей сзади в шею и больше мешал, чем помогал. Не сразу, но им удалось отрезать небольшой кусок и перенести его на тарелку. Димка обмакнул палец в крем и  облизал, подмигнув жене, которая последовала его примеру. Это послужило сигналом остальным, и  всего за несколько минут огромный торт был растащен по кусочкам.
Егор был равнодушен к сладкому, зато Нина не могла отказать себе в удовольствии полакомиться вкусной выпечкой, которая буквально таяла во рту. Сидевшая за столом Клавдия Макаровна съела кусочек и похвалила мастера. Сама-то она пекла пироги попроще, мальчишки их уминали за милую душу, только за ушами трещало.
Нина и мужу предлагала попробовать, но тот отказался, сказав, что будет ждать её снаружи. На ступеньках стояли его ребята, курили и с интересом поглядывали на стайку девушек, устроивших посиделки в соседнем сквере.
- Чтоб завтра без опозданий, - обронил Клим, прикуривая. – Ждать никого не станем.
Предупреждение относилось в большей степени к Прохорову, который явно настроился загулять до утра и присматривал себе компанию. Гарик и Богдан тоже никуда не торопились, один Смирнов держался в стороне. Климов видел, что это он добыл для Нинки торт, пробившись через толпу, и встретил бойца холодной усмешкой. Попавший под прицел цепких глаз старшака Роман на мгновение оцепенел, но было поздно, поэтому он молча отдал Нине тарелку и растворился за чужими спинами.
Акела с женой остались внутри. Марина, завидев, что Егор направляется к выходу, засобиралась следом. Глядя на его хмурое лицо, в душе вновь вспыхнула надежда: несмотря на праздничную атмосферу, Климов не хотел оставаться ни одной лишней минуты. А может, ему просто не терпелось уложить свою малолетку в постель. Эта мысль больно резанула влюблённую женщину, заставив стиснуть тонкую ножку хрустального бокала. Волков сидел рядом, развалившись на стуле и ослабив галстук, и кидал в рот куски колбасы, не обращая внимания на брезгливые взгляды соседей по столу. Его внимание было приковано к жене, а та, в свою очередь, не спускала глаз с Клима.
- Не жизнь у нас с тобой, Марин, а сказка, - ухмыльнулся Василий, положил локти на стол и скатал в трубочку полупрозрачный ломтик солёной сёмги. – Дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку.
- Отвяжись, - процедила та, не поворачивая головы. Она боялась потерять драгоценные секунды из-за перепалки с мужем, и привстала, собираясь подойти к Климу. Акела угадал её намерение и грубо дёрнул назад.
- Куда собралась? Сидеть.
- Последние мозги пропил? Я не собака, чтобы твои команды выполнять. Купи себе шавку, как Климов, и дрессируй, сколько влезет, – прошипела раздосадованная Марина, напрасно силясь вырваться из стальной хватки. Муж держал крепко, наверняка останутся синяки. Замазывать их потом, прятать под одеждой с длинным рукавом, когда стоит такая жара!
- А я люблю, чтоб жена была рядом. Рядом, я сказал.
- Руку сломаешь, урод.
- Надо будет, я тебе и ноги переломаю, - пообещал Акела, налив им обоим водки. – Сиди и пей. Они домой поедут, а мы еще погуляем.
Климовы не стали ждать финального танца и уехали раньше. Марина так и не смогла попрощаться с Егором и утратила всякий интерес к происходящему. Пьяный Димка потащил жену танцевать, оставшиеся гости поддержали их аплодисментами. За опустевшим столом Акела задумчиво сжимал ногу жены, проводя ладонью по внутренней стороне бедра. Она не реагировала, глядя в одну точку и комкая салфетку. А ведь когда-то Маринка его хотела…  Разбавленная водкой тоска накатила с прежней силой, и Василий опустил голову.
- Ладно, хорош рассиживаться, завтра рано вставать.
Марина в недоумении повернулась к нему. Она не участвовала в подготовке свадьбы, всем занималась Нина, и, конечно, не знала о запланированной поездке. Акела объяснил, и её лицо немедленно преобразилось, в глазах зажёгся радостный огонёк, на губах заиграла улыбка. Ревность, как ржавчина, разъедала душу, заставляя стыдиться жены и ненавидеть друга. Для него завтрашняя поездка станет очередным испытанием на прочность: зная Марину, Василий не сомневался, что она не упустит возможности подкатить к Климу.
Вопреки ожиданиям, их уход не остался незамеченным. Разомлевший Карась висел на плечах у друзей, вместо него проводить Волковых вызвалась Лиза. В глубине души она побаивалась Акелу, а его жена и прежде была ей несимпатична – с проститутками, которые обслуживали бойцов Климова, Марина вела себя надменно и высокомерно, и девочек это обижало. Но сегодня был такой замечательный день, когда хочется забыть о плохом и делиться своей радостью с окружающими.
- Мы вас очень ждём завтра, не забудьте, - сказала Лиза, целуя Акелу.
- Главное, сами не проспите, - усмехнулся тот, беря спутницу под локоть.
На улице их ждало такси.
- Куда едем? – спросил водитель, включил счётчик и опустил стекло, впуская свежий воздух в салон.
- Куда ты хочешь? – Акела мягко притянул к себе жену, провел носом по виску и вдохнул тяжёлый сладкий аромат её любимых духов. Она сама была для него как чистый наркотик.
- На Останкинские пруды, - мурлыкнула Марина, запрокидывая голову, и подставила губы для поцелуя.
Таксист включил радио и, постукивая в такт музыке по рулю, изредка поглядывал на пассажиров.
- Марин, - пьяно бормотал Волков, блуждая ладонями по телу жены и осыпая поцелуями обнажённые плечи и грудь, не заботясь о том, что Маринкины прелести выставлены на всеобщее обозрение. – Марин, я так тебя люблю… Жизнь за тебя отдам.
- Правда отдашь? – игриво спрашивала та, чуть сползая по обшивке сиденья и задирая подол платья. Было тесно и неудобно, но супругов это не останавливало. – Скажи… у тебя пистолет с собой?
- Да.
- Покажи.
Приподнявшись, Акела вытащил из-за пояса девятимиллиметровый пистолет Макарова и вложил ей в руку. Марина выгнулась и, смеясь, воткнула дуло любовнику под рёбра. Василий замер, за секунду протрезвев, и посмотрел ей в лицо.
- Дурак ты, Волков, - шепнула жена и спокойно легла на сиденье, спрятав за ресницами жгучий взгляд. – Подавись ты своей любовью – я только рада буду. Сделай одолжение, сдохни побыстрее.
- Вот был бы подарок, да, Марин? – улыбнулся Волков, забирая у неё пистолет.
Водитель уже давно прислушивался к их разговору и на всякий случай достал из бардачка телефон.
Поймав её за руки, Акела прижал их к подлокотнику и впился в манящие Маринкины губы. Хочет его смерти, ну и пусть – всё равно не дождётся. Он будет жить ей назло, выберется из любой передряги, вцепится в эту треклятую жизнь руками и зубами, зная, что Маринке не терпится стать вдовой и сбежать к Климу.
Она глядела на него, задыхаясь от ненависти, рвалась душой и телом к другому, а ему было плевать. Любил суку, жить без неё не мог и не хотел.
- Приехали.
Василий расплатился с водителем и вытащил из машины жену. Марина отталкивала его, колотила, звала на помощь таксиста, но тот взял деньги и уехал.
- Пусти меня, слышишь, пусти!
- Не ори. Рот закрой, я сказал.
- Кто-нибудь, помогите!
Муж схватил её за плечи и сильно встряхнул, а потом  ударил по лицу так, что зубы клацнули. В глазах потемнело, голова мотнулась в сторону – она пошатнулась, но устояла на ногах. Поблизости не было ни души, в редких окнах горел свет, мимо них, не останавливаясь, проносились машины, мигали фарами и исчезали в темноте.
- Ну отпусти меня… - просила женщина, рыдая. – Чего ты ко мне привязался?
Видя, что муж качает головой, она закричала, глотая слёзы: «Любишь, да? Любишь и надеешься, что и я смогу… Ты ведь такой хороший! Всё знаешь, всё понимаешь… Добренький Волков. Терпила хренов! Тряпка!»
Акела хмурил лоб и молчал. Маринка висела у него в руках и выплевывала слова в лицо. Её трясло, чёрные волосы разметались по плечам, щеки лихорадочно горели.
- Зачем ты меня тогда остановил? Чтобы потом всю жизнь на привязи держать? Неужели ты не видишь, что мне с тобой плохо! Если ты меня так любишь, не мучай, отпусти.
- Чтобы ты к Егору тут же побежала, в ногах валялась? – с болью процедил Акела, сдавив ей плечи. – Дура.
- Пускай я дура. Мне всё равно, понимаешь? Всё равно, - забормотала Марина, вскинув на него горящие глаза. – Я его люблю-у-у… Разведись со мной, Волков. Ну зачем тебе такая жена? Найдешь себе другую, с которой будет хорошо, а я с тобой жить не хочу! Я тебя ненавижу, слышишь меня, НЕ-НА-ВИ-ЖУ!
- Заткнись, - не сдержавшись, рявкнул Василий и стиснул в объятиях брыкающуюся жену. Та судорожно всхлипывала и цеплялась скрюченными пальцами за лацканы пиджака. – Не смей. Замолчи.

По дороге домой Карась заснул, развалившись на заднем сиденье авто. Лиза гладила его по взъерошенным волосам и улыбалась. Её переполняли эмоции, душа пела, и от счастья хотелось одновременно плакать и смеяться. Сидевший впереди Роман поглядывал на друзей и, думая о себе, испытывал лёгкую грусть.
Димка проснулся, когда они уже подъезжали к дому, поднял голову и тут же уронил обратно. Лизавета, смеялась и пыталась привести его в чувство, слыша в ответ протестующее мычание. Ей на помощь пришёл Роман Евгеньевич, и вдвоём они сумели поставить захмелевшего жениха на ноги.
Смирнов ушёл, отдав Лизе ключи от машины. Димку с утра распирало от любопытства, а намёки друзей только подлили масла в огонь. В ресторане Нинка доказала, что с фантазией и чувством юмора у неё полный порядок. Егор поддерживает инициативу жены - это означает, что от Климовых можно ждать каких угодно сюрпризов.
Обнаружив на кухне холодильник, а в комнате стереосистему, Карась еще долго не мог прийти в себя. Друзья постаралась, чтобы этот день запомнился Ивлевым на всю жизнь. Поставив жену на пол, Дмитрий снял пиджак и принялся расстегивать рубашку. Она следила за ним, прикрыв веки, и неторопливо выбирала шпильки из волос. От его кривоватой улыбки у неё по телу тёк жар и скапливался в животе, вызывая приятную дрожь в коленях. Обычно Карась не был столь терпелив, но и ему хотелось сделать сегодняшнюю ночь незабываемой. От Лизкиных губ, сомкнувшихся вокруг его члена, у него голова шла кругом. Взяв жену за волосы, он не давал ей отодвинуться и проникал глубоко в горло. Лиза не возражала, зная, что ему нравится глубокий минет. Но это было лишь начало: алкоголь и возбуждение подталкивали молодую женщину к рискованным экспериментам, и она надеялась, что мужу её идея понравится.
В первую секунду Димка решил, что ему это просто почудилось, а повторное прикосновение к анусу заставило его напрячься и оглянуться через плечо на жену. Приподняв голову, Лиза медленно лизнула его ягодицу и дразнящее улыбнулась. От огонька в её глазах у него волосы на теле стали дыбом и мучительно поджались яйца. Если мужики узнают, что его баба трахала в зад – всё, пиздец, ему ж никто из друзей руки не подаст. Лизка смотрела умоляющим взглядом и облизывала припухшие губы. Не, он, конечно, слыхал, что турки аж трясутся, когда им тёлки очко лижут, но чтоб пальцы туда засунуть…  Поняв его смятение, жена сползла пониже и вернулась к прерванному занятию, давая партнёру время успокоиться и отвлекая его ласками. Опустив голову, Димка приник губами к солоноватому темно-красному клитору и весь покрылся испариной, услышав довольный Лизкин голос. Жена стонала, не стесняясь соседей, ерзала под ним и приподнимала бёдра, толкаясь на руку. Она сжималась всё сильнее, вскрикивала и металась, а сама аккуратно проталкивала ему в задницу тонкий палец. Парня потряхивало от предвкушения чего-то особенного, невероятного и вместе с тем постыдного, грязного, о чём придётся молчать. Уловив перемену в его настроении, Лиза начала действовать решительнее и вскоре заметила, что муж двигается ей навстречу, хрипло постанывая удовольствия. Чувствуя, что вот-вот кончит, Димка вогнал пальцы в жену. Его самого накрыло спустя пару минут, и он испугался, что такой мощный оргазм напрямую связан с массажем простаты, который ему устроила Лиза.
Вытянувшись на кровати, Ивлев нащупав что-то непонятное на простыне и поднёс ладонь к лицу. Это оказался розовый лепесток, которыми было щедро усыпано всё вокруг. Лизавета, зевая, подползла к нему под бок, обняла и мгновенно уснула, утомленная событиями долгого дня. Димка набросил на них одеяло, поцеловал спящую женщину и откинулся на подушку. «И жили они долго и счастливо…», - проговорил он неслышно и блаженно воздохнул, прижимая к себе жену.

Утром Ивлевы проснулись от телефонного звонка. Ужасно не хотелось открывать глаза, но настойчивое пиликанье разбудило Лизу, и пришлось вставать, идти на кухню и готовить завтрак. Муж дрых, накрыв голову подушкой и свесив с кровати ногу. Приоткрыв окно, Лизавета заглянула в холодильник. Нина со своей верной помощницей позаботились, чтобы она не тратила время, стоя у плиты. После вчерашней гулянки кусок в горло не лез, и Лизавета, подумав, решила сварить себе и Димке кофе. Восхитительный аромат просочился в спальню и выманил всклокоченного Карася на кухню. Громко зевая и почесывая голову, он упал на стул и схватил наполненную до краев кружку.
- Кто звонил?
- Родители. Спрашивали, как мы вчера добрались. Дим, может, съездим к ним завтра?
- Не, Лиз, завтра не получится, - ответил муж, прихлёбывая кофе. – Я спешить не хочу, и они всё понимают, не переживай. На неделе скатаемся, ближе к выходным, идёт?
- Хорошо, - улыбнулась Лиза и пересела к нему на колени.
Димка поднял брови, вытянул губы трубочкой и многозначительно почмокал, выпрашивая поцелуй. За этим занятием их и застал звонок от Клима. Собираться пришлось быстро, и через десять минут они уже были внизу.
Заглянув в машину и обнаружив спящую на заднем сидении Нину, Карась догадался, что у Лизкиной подружки выдалась такая же бессонная ночка. Она не пошевелилась, даже когда хлопнули двери, и машина тронулась с места. Лизавета тоже задремала, подперев рукой щёку. На выезде из Москвы их встречала вся честная компания. Две тёмно-синих «бэхи» стояли брошенные на обочине, бойцы Клима сидели на траве, расстелив куртки, и резались в «подкидного». Волковых с ними не было.
- Ну и где? – спросил Егор, выходя из машины.
- А чёрт его знает. Я звонил, трубку не берут, - отозвался Танцор, снимая солнцезащитные очки, и прищурился. Башка гудела после вчерашнего, за ночь удалось поспать от силы пару часов, остальное время трахались с тёлками, которых подцепили возле ресторана. Завалились всем кагалом на хату к Коту и разошлись под утро, когда прозвенел будильник. Поглядев на их опухшие рожи, Егор усмехнулся и сплюнул. Бабы остались в машине, никто их не тревожил, все ходили на цыпочках и разговаривали шёпотом.
По пути в Балашиху парни заскочили в магазин за пивом и, пока ждали Акелу с женой, выпили половину. Терпение было на исходе, когда появились Волковы. Задержались из-за Марины, которая проплакала всю ночь, а утром не смогла подняться с постели, и мужу пришлось насильно её одевать и тащить в машину. Она отказывалась ехать и просила оставить её дома, но Василий боялся, что на волне недавней истерики жена дойдёт до крайности и что-нибудь с собой сделает. Ему не давала покоя мысль, что Маринка готова на что угодно, лишь бы привлечь внимание Егора. Неужели правда не понимает, что Климу её проблемы до лампочки? Для него свет клином сошёлся на Воробьёвской дочке, глаз не сводит со своей пигалицы. Маринку трахал, а эту, походу, любит.
- Все готовы? Тогда поехали.
Проснувшись, Лиза увидела убегающие вдаль бескрайние поля, а в нескольких метрах от того места, где они остановились, протекала река Клязьма. Здесь широкое русло имело изгиб в сто восемьдесят градусов, образуя так называемую «подкову». Открыв дверь, девушка выглянула наружу и поискала глазами парней. За то время, что они с Ниной спали, их спутники успели поставить палатки и переодеться. Погода стояла шикарная, на ярко-голубом небе не было видно ни облачка, в воздухе висело густое знойное марево, оно липло к коже и гнало поближе к речке. Разбудив подругу, Лизавета  отправилась на поиски мужа. Димка и остальные нашлись на берегу, с ними были старые знакомые – Оля и Катя, которых взяли, чтобы разбавить мужской коллектив. Девчонки забрели по пояс в воду и весело плескались, хихикая и поглядывая на загорающих парней.
- Никак проснулась? – ухмыльнулся Карась, целуя зардевшуюся жену. – Устала, маленькая?
- Дим, ну перестань.
- А чего? Мы ж только вчера поженились, нам можно.
Лиза прикусила губу и сердито шлепнула мужа по спине.
- Не болтай!
- Скажешь тоже. Да у него вода в жопе не держится, - вставил Кот, и его слова потонули в дружном хохоте.
Завидев жену, Егор поднялся и пошёл ей навстречу. Нина зачем-то надела клетчатую рубашку поверх купальника и заплела волосы. Последнее ему особенно не понравилось.
Дело шло к полудню, солнце вовсю припекало, а она сидела на покрывале и смотрела, как другие купаются.
- Долго будешь на солнце жариться? – спросил Клим, беря полотенце. Он только что сплавал к противоположному берегу, сплошь усеянному полевыми ромашками, и нарвал пучок. Бросив цветы жене на колени, Егор отёр лицо и достал из маленького переносного холодильника пиво. Пока он пил, Нина сняла рубашку и встала, переминаясь с ноги на ногу. Издалека за ними наблюдала Марина. Девчонки звали её к себе, но она сделала вид, что не слышит, и уплыла на середину реки. Отсюда ей было видно всё, что происходит на берегу. Парни раздели догола Олю и Катю, взяли их за руки, за ноги и с гиканьем побросали в воду. Как только они возвращались, всё повторялось заново. Наконец их оставили в покое, и измученная парочка укрылась в камышах, дрожа от усталости.
- Не топчись, Климова. Руку дай.
У кромки воды грунт становился глинистым, вязким и, боясь, что жена поскользнётся и упадёт, Егор прижал её к себе. Поблизости не было ни души, вокруг шумела река, где-то высоко в небе протяжно кричали гуси, прощаясь с родными местами.
Течение здесь было не слишком сильное, а Нина хорошо плавала. Знающие люди рассказывали, что тут полно всякой рыбы: водятся и судак, и щука, и налим, и окунь. Кое-кто умудряется поймать даже стерлядь. Нина сновала вокруг, ныряла и звала его на глубину. Егор усмехался и в два широких, мощных гребка настигал жену, обгонял и скрывался под водой. Всплывал, когда Нинка начинала волноваться и испуганно звала его, упрашивая больше так не шутить.
Обратно плыли рядом, а на берегу Климов толкнул спутницу в высокую  траву и навис над ней, заслонив от яркого солнца. Она лежала, раскинув худые руки с острыми локтями, как будто собиралась его обнять, и улыбалась.
- Эге-гей, Климовы!
В сотне метров от них на пригорке торчал Карась и размахивал над головой джинсами.
- Чего застряли? Жрать охота!
- Вставай, нас зовут.
Нина нехотя поднялась и тут же ахнула от неожиданности, очутившись у мужа в объятиях. Егор не стал её слушать и двинулся по направлению к биваку, обходя ямы и торчащие из земли камни. Жена прильнула к нему, положив голову на плечо. Волосы, которые она по его просьбе распустила, успели подсохнуть и вились мелкими кольцами.
После обеда, состоявшего из вареной картошки и тушёнки, народ разбрёлся кто куда. Кот и Гвоздь разыскали уснувших девчонок и притащили их к себе в палатку, Хирург вернулся к реке, Игорь ушёл спать в машину. Климовы с молодожёнами остались у костра и поддерживали огонь, пока не стемнело. Лизавета жалась к мужу, Нина дремала в руках у Егора.
К вечеру вернулись Волковы и молча подсели к костру. Солнце закатилось за горизонт, и от реки поползли прохладные синеватые сумерки.
Марина поежилась и вздрогнула, когда ей на плечи лег свитер, который принёс из палатки муж.
- Надень, простудишься, - негромко попросил Василий и, к его удивлению, она послушалась.
- Не заснули еще?
Из темноты  вынырнул Прохоров с гитарой в руках, и все заметно оживились.
- Ну всё, братва, - хохотнул Карась, - сейчас Котовский врежет марш.
- Пиздёж и провокация, - отмахнулся Лёнька, садясь ближе к свету, тронул струны, недовольно цокнул и перекрутил колки по-своему.
- Владимирский централ – ветер северный… - просипел Димка и умолк, получив болезненный тычок в бок.
- Как на грозный Терек, на высокий берег, выгнали казаки сорок тысяч лошадей, - начал Прохоров, и смешки и разговоры разом смолкли. Голос у него был низкий и очень сильный, и пел он хорошо, прямо за душу брало. На втором куплете к нему присоединились Василий и Димка, только Климов молчал. Одной рукой он обнимал жену за плечи, а другая находилась у неё под рубашкой, лаская грудь. В сумерках этого никто не замечал, кроме Марины, которая не сводила с бывшего любовника глаз. Нина опиралась на Егора, прильнув плечом к груди, и прерывисто дышала, кусая губы.
- Кудри мои русые, очи мои светлые травами, бурьяном, полынью зарастут. Кости мои белые, сердце мое смелое коршуны да вороны по степи разнесут. Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить! С нашим атаманом не приходится тужить!
Окончания песни Нина не услышала – муж молча увёл её в палатку и задёрнул полог. Внутри было так же темно, как снаружи. Не дав опомниться, Егор сорвал с неё рубашку и вытряхнул из теплых  штанов, которые ей дала Клавдия. Она задрожала, услышав звук расстегиваемой «молнии», через секунду муж положил её ладонь на свой пах и сдавленно застонал. Нина сомкнула пальцы и провела снизу вверх по жёсткому стволу, облизывая губы и поднимая на мужчину поплывший влажный взгляд. И больше Егор её не отпускал, пока она дрочила ему, всхлипывая всякий раз, когда губы мужа оказывались в миллиметре от её рта.
Он не дал ей довести дело до конца и перехватил руки, заводя их за спину. Жена стонала, просяще выгибалась и елозила на нём, сжимая бёдра, чтобы не дать ему проникнуть глубже.  С его пальцами внутри, грубо трахающими её во влагалище и анус, Нина совершенно потерялась в ощущениях. Она очнулась, лёжа на полу, придавленная тяжёлым телом мужа, который ритмично двигался в ней, до упора вгоняя член, и постепенно увеличивал силу и темп толчков.
- Кричи
И Нина кричала, пока не сорвала горло. Но Егору и этого было мало: кончив, он снова брал жену, не обращая внимания, что та лежит без сознания и ни на что не реагирует. Он просто клал её, как ему было удобнее, и продолжал насиловать бесчувственное тело. Время от времени Нина приходила в себя и, в зависимости от того, в каком положении находилась в эту минуту – на спине, на боку или на животе, видела склонившегося над ней Егора, стены палатки или спальный мешок, в который впивалась зубами, чтобы хоть как-то заглушить рвущую боль.
Как только забрезжил рассвет, Климов повернулся к жене и провел ладонью по обнаженному бедру. Нина не пошевелилась. Тогда он прижался губами к прохладному лбу, оделся и вышел из палатки.
Остальные давно встали и теперь сидели около костра. Завтракали печеной картошкой с крупной желтоватой солью и остатками тушёнки. Лизавета поминутно зевала, рядом клевала носом Марина. Оля и Катя забились к Прохорову в машину - Нинкины крики никому не давали уснуть, и ночью девчонок заездили до полусмерти. Досталось всем. 
- Ну что, по коням? – спросил Карась, тормоша сонную жену.
Климов кивнул.
- Давайте сворачиваться.
Через полчаса палатки были убраны, вещи сложены, костер залит водой и закидан землей. Нина так и не проснулась, муж уложил её в спальный мешок и перенес в машину. Обратно добирались в два раза дольше по забитой фурами трассе. При въезде в столицу кортеж разделился.
«Мерседес» Климова медленно двигался в плотном потоке автомобилей, а водитель курил, стряхивая пепел в приоткрытое окно. Дома их встретила Клавдия Макаровна и, увидев растерзанную, чуть живую хозяйку, всплеснула руками и плюхнулась на пуфик.
- Не скули, - предупредил Егор, захлопывая дверь. – Лучше помоги.
Он отнёс жену в спальню, снял с неё мешок и отдал Клавдии. Нина зашевелились, с трудом разлепила глаза  и застонала, пытаясь подтянуть колени к груди.
- Тише, тише, моя хорошая, ты уже дома, - забормотала экономка, искоса поглядывая на мужчину.
Егор подошёл к кровати, отстранил помощницу и взял жену за руку. Нина остановила на нём мечущийся взгляд, задрожала сильнее и уткнулась лицом в подушку. Клавдия посмотрела на них и тихо попятилась к двери.
В ванной Нина позволила себя вымыть и, чтобы не упасть, опиралась на мужа. Она не могла ни стоять, ни идти, не испытывая сильной боли в паху - ноги сводило, и женщина машинально сжимала колени, сгибаясь пополам и ища, за что ухватиться. Очутившись на кровати, Нина скоро заснула. Егор нашел в аптечке мази и свечи, которые покупал в прошлый раз и позвал на помощь экономку. Клавдия сделала всё быстро и аккуратно, напоследок сунула Климову кулак под нос и ушла, не забыв закрыть за собой дверь.
Он не стал раздеваться и лег рядом с женой. Та, не просыпаясь, придвинулась к нему вплотную и положила голову на грудь.
Почувствовав это, Егор улыбнулся.

свадебный торт

http://s3.uploads.ru/t/lLpCA.jpg

купальник Марины

http://s5.uploads.ru/t/C3vNh.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (Сегодня 19:35:27)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь... ‡флеш