http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/31962.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Маргарет · Медея

На Манхэттене: январь 2018 года.

Температура от -13°C до +2°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » That took so long to finish ‡флеш


That took so long to finish ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2Btbo.png
Декабрь 2017 года
Бруклин, Нью-Йорк
Vincent Maddox, Willow Grace

Им суждено было встретить друг друга раньше срока, чтобы кровь и сострадание дали новое Начало

Отредактировано Willow Grace (21.01.2018 15:23:06)

+1

2

Буду откровенна: ещё десять лет назад мне было не под силу разглядеть очарование улицы, вид на которую представал из окон родительского дома. Я её, конечно, по-своему любила, но как только появилась возможность променять шумный и грязно-серый Бруклин на американскую мечту в прекрасном и спокойном Квинсе, долго думать я не стала. Можно ли осудить меня за это? Человеку свойственна тяга к комфортной и простой жизни — вся соль развития науки и техники завязана на этом стремлении, разве нет?
Не представляю даже, как бы мы с матерью до сих пор ютились в её крохотной квартирке, а уж если предположить, что с нами была бы ещё и Чарли, то голова и вовсе идёт кругом. Называйте как хотите: мелочной, циничной или продажной, но другого выхода я просто не нашла, сделав выбор в пользу счастья и благополучия дочери.
В конечном счёте, все получили что хотели: родители Томаса до сих пор видят внучку каждый день, лелея про себя надежду, что их блудный сын когда-нибудь вернётся и всё встанет на свои места; Шарлотта окружена заботой и получает лучшие игрушки и наряды, готовится пойти в отличную школу; я же сохранила возможность заниматься любимым делом, избавив себя от бремени финансового вопроса. До встречи с Бонни уклад моей жизни работал как часы, практически не давая сбоев, если не считать мелкие интрижки-однодневки, но после знакомства с блондинкой меня всё чаще терзает мысль, что гонясь за материальным благополучием я упускаю нечто важное и ценное, словно сама жизнь проходит мимо.
А может это просто глупости, результат дурного настроения.
В общем, какие только размышления не способен породить в наших головах один лишь взгляд на родные сердцу улицы, обаяние которых не могут скрыть ни мрачные тона холодного декабря, ни городской гул, ни ночная темнота, ни даже годы разделившие настоящее и ушедшее в прошлое детство.
К сожалению, романтика дома всё же сокрушима, реальность человеческого общества чёрной лапой вырывает меня из фантазий криками и стонами. Шум исходит от компании мужчин, которые через полквартала впереди встали кругом, обрушивая злобу на объект их ненависти.
- Хэй! - не удержавшись выкрикиваю я, заставляя их прекратить творимое насилие. Никакого плана за показной храбростью (или скорее безрассудностью?) нет, я уповаю лишь на то, что случайный свидетель заставит их остановиться и как можно скорее сбежать пока... ну точно!
- Я позвонила в полицию, они будут здесь с минуты на минуту! - дерзкий блеф сработал, и возмутители спокойной жизни Бруклина, переглянувшись, бросаются бежать в противоположном от меня направлении, оставив жертву лежать посередь тротуара. На всех ногах, спешу к несчастному, искренне надеясь застать того живым и лишь слегка побитым.
- Всё хорошо, они ушли. Сейчас, сейчас. Набираю 911, потерпи немного, - лежащий оказывается молодым мужчиной, красивые черты лица которого обезображивают синяки и кровоподтеки. Бедолага пьян и не понимает всей серьёзности произошедшего, он невнятно просит меня не вызывать медиков, а заметив, что я всё-таки проигнорировала его просьбу и достала смартфон, поднимается на содрогающихся ногах и неуклюже ковыляет в том же направлении, в котором минутой ранее сбежали его обидчики.
- Нет, стой. Куда же ты собрался? - сбрасываю звонок и подбегаю к плетущемуся упрямцу. Мужчины бывают гордыми в минуты, когда это вот совсем не нужно — я знаю это потому что Том один в один такой же. Но блондин, похоже, просто не в себе и не осознает, что произошло. Ничего, я тоже умею быть упрямой. Подскочив к нему сбоку, я закидываю его руку себе за шею и разворачиваю твердолобого гордеца в обратную сторону.
- Нам туда, красавчик. Не хочешь в больницу — пожалуйста, но бросить на улице тебя я не могу, так что просто обопрись на меня и всё будет хорошо, - стараюсь говорить спокойно, но сердце при этом колотится как сумасшедшее.
Что я делаю? Зачем тащу пьяного в дом матери? Да, он не похож на головореза с большой дороги. Хотя, давай начистоту, я никогда не умела разглядеть опасность, скрытую в человеке. Ох, как же сейчас не хватает Роксаны, она бы просто скрутила этого дурака, отучив быть таким упрямым раз и навсегда.
Вместо этого я подвожу парня, который на голову меня выше, к дому, где провела полжизни, и помогаю подняться по крутым ступенькам, постоянно подбадривая его, как маленького: «Давай, шажок, ещё один. Осталось совсем чуть-чуть».
Наконец замок двери щёлкает и мы вваливаемся в крохотную прихожую, где я с большим трудом помогаю мужчине опуститься на пол. Тяжело дыша, оставляю его и, не разуваясь, иду прямиком в ванную комнату, постукивая каблуками сапогов по кафелю, кидаю полотенце в раковину и открываю воду, нервно перебираю шкафчик с лекарствами, нахожу бинт, пластырь, антисептики. Ткань полотенца уже намокла, я наспех его выжимаю, хватаю всё остальное и возвращаюсь к пострадавшему. Он пока в сознании — это хорошо.
- Сейчас я промою твои раны, постарайся не дёргаться, - чётко и медленно объясняю пьяному мужчине, что собираюсь делать, и, скинув с его головы дурацкую шляпу, начинаю влажным полотенцем смывать грязь с лица. Нам повезло: обошлось без порезов и рассечений, но вид у него потасканный, а ведь ещё могут быть и внутренние повреждения, то же сотрясение, к примеру. Судя по всему он пропустил пару ударов по голове.
- Прижми, ага, вот так, - сую в руку блондина полотенце, чтобы он держал его у синяка под глазом, сама же, выдохнув, опускаюсь вдоль стены напротив прямо на пол. Может теперь мне удастся убедить его обратиться за профессиональному помощью?
- Уиллоу. Такое вот у меня имя, а тебя как зовут? - спрашиваю и вглядываюсь лицо мужчины, пытаясь рассмотреть его черты, частично скрытые полотенцем как какой-то маской, которой обезображенные люди пытались скрыть внешние уродства.

Отредактировано Willow Grace (13.01.2018 20:08:19)

+3

3

А звезды забавные…
Единственная здравая мысль в моем полубессознательном состоянии, пока парочка янки с удовольствием пинает меня по ребрам, но я был настолько пьян, настолько очарован яркими огнями, позже я пойму, что ошибочно принимаю за звезды чьи-то веселые огоньки на окне, что весело мне подмигивают, что даже не пытаюсь сопротивляться. Отмотав назад, я стараюсь вспомнить, как до этого дошло.
Утром я приехал в Нью-Йорк в надежде обосноваться здесь надолго: найти работу, может, построить карьеру и пойти в честный и чистый бизнес, особенно после той истории в Чикаго, заняться своей жизнью, раз мать настояла на том, чтобы перебраться ближе к родственникам, словно негласно давала свое согласие на то, что пора уже перестать заботиться о ней. Для меня, что ставил во главе всего семью, подобное казалось невозможным, ведь Мила заботилась обо мне восемнадцать лет, неужели я не могу позаботиться о ней? Сильная привязанность после смерти отца сыграла со мной злую шутку, отчего превратилась в тихое помешательство. Это понимал я, это понимала мать, но никто не решался сделать верный шаг в сторону, чтобы разойтись и дать каждому жить своей жизнью: взрослой женщине вспомнить что такое настоящая жизнь, возможно найти кого-то, а молодому парню просто пойти своей дорогой, наполненной ошибками, счастливыми моментами и грустными тоже. Ирландцы верят в судьбу, в том, что все, что происходит с нами предначертано и предопределено и чтобы ты не делал, как бы не сопротивлялся, все равно все будет так, как решит неведомая госпожа Судьба. Она отнимает близких, она же дарит любовь, она указывает путь прямой или извилистый, лёгкий или с препятствии, наполняет жизнь неким смыслом или лишает его безвозвратно. Неумолимая, жестокая, справедливая – столько определений и образов, каждый рисует ее по своему, как ему видится, пытается предугадать, понять, а некоторые глупцы даже контролировать. Я верил, что все, что со мной происходит – это по велению судьбы. Как и быть здесь.
После Дублина Нью-Йорк казался слишком шумным, ярким, напоминающим каменные джунгли, окружённые высотными зданиями, что поднимались, казалось, до самого неба. Огромные скопления людей и все куда-то спешили так, будто наступает конец света и нужно успеть сделать все то, в чем ограничивал себя всю жизнь, повсюду горели разноцветные вывески, сотни окон, где до поздна трудились рабочие, такси сигналили друг другу и переругивались сквозь открытые окна водители, мимо проносилась скорая или редкий патруль. Город напоминал огромный муравейник, что работает без перерыва, без сна, без чашечки кофе в обед, и этим разительно отличался от куда более спокойного Дублина, по крайней мере, если вскинуть голову, то можно было увидеть звезды. И бары, куда я и отправился первым делом, были другие. Ирландцы чтят подобные заведения, большинство из них, и содержат их в чистоте и порядке, даже если новому вечеру предшествовал очень буйный предыдущий, здесь же… гадюшник. О чем я непременно высказался после отвратительного пойла, которым меня угостили, и это несмотря на то, что я дал алкогольному напитку второй, третий, четвертые и не-помню-какие-ещё шансы. Вступить в перепалку не составило труда, влезть в драку тоже, как и просчитаться в том, что я буду один против четверых. Естественно, что меня отметелили за милую душу, естественно, что я был не в лучшем положении с самого начало, но этот мерзкий виски начисто лишил меня даже инстинкта самосохранения, что должен срабатывать безотказно, чтобы не случилось. Как я думал.
А потом вместо звёзд появляется расплывчатое лицо, что пытается что-то мне сказать. Я не разбираю слов, не понимаю, кто это, не осознаю, что меня тащат куда-то, хочется лишь попросить не забыть мой неизменный атрибут в виде шляпы. Эта привычка стала моей второй натурой, когда отец учил меня играть в карты и всегда надевал этот глупый головной убор себе на голову. Но почему-то вместо этого прошу не вызвать врачей, я их терпеть не могу и слова «скорая», «медик» разберу даже в таком пьяном состоянии, и судя по моей жалкой попытки свалить, я показал всю степень своей нелюбви к ним. И вот меня куда-то ведут, возвращаемся к этому. Я доверяю голосу, потому что он не вызвал скорую, как я того хотел, а ещё потому что я все ещё не понимаю где я, что мне делать, и вообще первый день в городе. После прохладной улицы, ровной дороги, приходят долгожданное тепло и адские ступеньки. Они кажутся бесконечными, не понимаю, как я сними справляюсь, а потом все такая же желанная горизонтальная поверхность, мне позволяют буквально устроиться на ней как на самом удобном диване, потому что ноги отказываются слушаться. Повторяющийся стук заставляет сморщится и опустить шляпу на глаза. Она на месте. Это радует. Неясные мысли не задерживаются в побитой головке, не удерживается и головной убор, на что я протестующе мычу, хотя собирался сказать, чтобы с ним обращались бережнее. Вместо этого, голос сует мне полотенце, заставляя прижать его к лицу, я сопротивляюсь недолго, несмотря на не комфортные ощущения, от влажности тряпки становится легче. Намного, чем лежа на холодной земле и смотря на мерцающие звезды.
- Уиллоу. Такое вот у меня имя, а тебя как зовут?
Голос обретает пол и имя, отчего это сильно режет по пьяному и избитому разуму, заставляя его вертеть шестеренки в голове, принимать и обрабатывать информацию, чтобы донести ее до меня. Янки отогнали. Женщина. Не вызвала скорую. Я же просил. Уиллоу. В таком формате я начинаю даже немного соображать.
- Винсент, - ведь нужно представиться в ответ? Да? Я ничего вроде не путаю. И я ничего больше не говорю, ведь не спрашивали, да и не способен на болтовню, а вот поблагодарить следует. – Спасибо, - и немного обнаглеть. – Куртка мешает…
Я не могу выстроить преложения с просьбой, но чувствую, как мне помогают бережно и осторожно избавиться от нежелательного атрибута одежды, а потом и вовсе перемешают на поверхность более мягкую и приносят другое полотенце взамен тому, что пропиталось кровью от разбитого виска. У меня болит все: ноги, руки, рёбра, челюсть, глаз и голова, удивительно, что я ещё в сознании. Попытка сфокусировать взгляд на спасительнице не увенчалась успехом, отчего я вообще закрываю глаза, и пытаюсь хотя бы расслабиться, не двигаться, в надежде, что оправлюсь гораздо быстрее, чтобы не наглеть с гостеприимством Уиллоу.
- Никаких врачей, - мне почему-то важно напомнить об этом. – Если найдётся обезболивающее… буду благодарен. Безмерно…

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » That took so long to finish ‡флеш