http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/55158.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: август 2018 года.

Температура от +20°C до +31°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Now hush little baby, don't you cry, everything's gonna be alright ‡фл


Now hush little baby, don't you cry, everything's gonna be alright ‡фл

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2Bdji.jpg
Я вам скажу: никогда не жалейте о том, что делали. Лучше от этого вы все равно не станете. Хуже – тем более. Все было так, как оно было, и прежними нам не стать, даже если напишем три тома автобиографии, кастрировавшей прошлые пороки.

bonnie & alex
london, november 2012

Отредактировано Alexandra Burroughs (13.01.2018 21:52:15)

+1

2

Где я.
Что со мной.
Кто я.
С кем я.
Мысли долбятся о стенку моего черепа. Долбятся. Долбятся.
Долбятся.
Будто я ощущаю их чисто физически. Мне неприятно, мне больно, я чуть морщусь. Оглядевшись по сторонам,  пытаюсь сфокусироваться на какои-нибудь предмете - терплю очередной небольшой fail за сегодняшнюю ночь. До крови закусив губу, прикрываю глаза. Мне остается только прислониться спиной к отделанной дешевым грязно-розовым кафелем стене и молча гипнотизировать свое отражение в частично побитом зеркале. Видок у меня так себе. Хозяева небольшого клуба неподалеку от центра Лондона не сочли необходимым уделить интерьеру уборной много внимания - все прекрасно знают, что в большинстве случаев здесь либо блюют либо трахаются в полубессознательном состоянии, так к чему тратиться?
Особенно, когда местная золотая молодежь устраивает здесь частные вечеринки, не поскупившись деньгами родителей и раздалбывая вхлам весь этот проклятый клуб. Раковина, которая пару минут назад помогала мне сохранять равновесие, добавив мои ладоням дополнительную точку опоры, кажется, третья за последние пару месяцев.
До сих пор доконца не понимаю, как попала в эту чертову тусовку.
Секс. Алкоголь. Травка. Таблетки. Тяжелые наркотики. И еще много того, от чего через несколько минут будет весело-задорно. О чем вам знать неположено. Надеюсь, сегодня я познакомилась максимум с четвертью из этого списка. Правда, к чему бессмысленные надежды? За последние десять-тридцать минут мне только темно-синие чертики не казались. Кажется, до этого мы пели песню про щучью щеку и рассуждали о том, что будет, если вместо одежды люди напялят хлебобулочные изделия.
Когда ты пьян, обкурен, обдолбан - кто знает, лично я не помню этот вечер целиком - тебе глубоко наплевать, что происходит с твоим телом. Вывих плеча, сломанный палец, куча синяков и порезов - слишком незначительно. И даже совсем не больно. Потому что ты находишься на высшей точке пофигизма, от которого тебе действительно от этого хорошо. По кайфу - так сейчас модно говорить. Тебе по кайфу. Тебе даже плевать, сдохнешь ли ты, сдохнешь через минуту или через несколько суток, но уже от дикой ломки. По крайней мере, сейчас плевать.
Я не могу похвастаться кучей телесных повреждений - пока что. Но и не могу доподлинно подтвердить, что завтра утром не окажусь со сломанной шеей.
Мимолетная интрижка с алкоголем - не самое лучшее начало этой недели. Бухать с понедельника - я определенно деградирую, еще немного, и разучусь читать. Или сопьюсь, или снаркоманюсь - сегодня все едино.
Мне сложно попадать пальцами по клавишам телефона - а обычно я это делаю вслепую. Когда мне плохо, кончики пальцев замерзают настолько, что будто покрываются тоненькой корочкой льда. Я не чувствую рук, ног, я вообще не чувствую себя.
Только колюще-режущую боль на кончиках пальцев. О маникюре можно и не мечтать. Какой маникюр? Непозволительная роскошь. Мой автопилот, довольно быстро догадавшись, что еще чуть-чуть, и сегодняшний вечер грозит закончиться чем-то нехорошим, усиленно пытается вызвать такси ровно в тот момент, когда я слышу тихий стон из самой дальней кабинки. И если бы я была чуточку трезвее, то вряд ли придала бы этому значение, равнодушно дернув плечом, презрительно скривившись и воспользовавшись любимым выражением "кого ебет чужое горе", удалилась бы в закат. В конце концов, я слишком хорошо помню, сколько народу прошло мимо закрытой двери в далеком 2009-м. Свой долг обществу я отдала еще тогда, не сживая со свету всех этих равнодушных ублюдков, и больше напрягаться не планирую чисто по жизни.
Но нет. Сейчас я настолько не в с себе, что нетвердой походкой иду в сторону проклятой кабинки, для большей твердости ладонями опираясь на стены и прищуриваюсь, пытаясь понять, что происходит за неплотно закрытой дверью.
Одно я могу сказать наверняка. У девчонки, пару минут назад чуть не захлебнувшейся в собственной рвоте, весьма прокачанный анкел-хранитель. Как минимум, он не дал ей запереться изнутри. Как максимум - он споил меня достаточно сильно для того, чтобы я внезапно возомнила себя спасителем сирых и убогих, рванувшись ее откачивать, но недостаточно для того, чтобы я забыла элементарные приемы первой помощи, вдалбливаемые нам на первых лекциях медицинского колледжа.
И да, я, пусть еще и недостаточно окрепший, но все же уже немножечко медик. А потому пять минут спустя я, плечами подпирая кафельную стенку, тяжело выдыхаю, закуривая и внимательно следя за тем, как тело постепенно приходит в себя.
- На будущее. Жрать наркотики в таком количество стоит исключительно с проверенными людьми, - выпустив дым изо рта, стряхиваю пепел на пол, - Которые не бросят тебя одну захлебываться в собственной рвоте и вовремя вызовут скорую. У тебя в кармане все еще лежит пакетик с до боли знакомыми таблетками - советую спустить в унитаз, на сегодня тебе достаточно. Вынести отсюда ты его все равно не сможешь, уже полчетвертого и на противоположном конце улицы начали дежурить копы. Они постоянно зарабатывают на ком-то вроде тебя.
И все бы хорошо, жизнь человеку спасла, заранее оправдывая еще не даннуб клятву Гиппократа. Одно обидно - от пережитого всплеска адреналина трезва как стеклышко.
- Как тебя зовут? Без обид, обычно тут тусуются кому чуть-чуть, а не конкретно за двадцать. И по какому поводу праздник и безудержное веселье? Только что я спасла тебе жизнь, и кажется имею моральное право на здоровое любопытство.

Отредактировано Alexandra Burroughs (13.01.2018 15:16:19)

+2

3

- КАТИСЬ КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ, ПИРСОН! – Хрипота сыпется с горла в пространство уборной, из которой доносится мой безумный рёв. – Это ты во всём виноват, ТЫ… - Слёзы одна за одной стекают из обоих глазах водопадом, но плач мой беззвучен: нет ни жалобных всхлипов, ни унизительного шмыганья носом, ни судорожной тряски тела – нет ничего.
И меня нет.
Сколько прошло уже с того дня? Неделя, месяц, три? Я не помню. Больше того – я отчаянно хочу забыть. И никогда в жизни больше не услышать приговора, кой может произнести с завидным спокойствием врач женщине: «сожалею, вы потеряли...» - «…всё», - заканчиваешь, подневольная, за ним эту смерти подобную фразу. И даже представить сложно, какая пустота охватывает тебя, внутри и снаружи, всё теряет свет, цвет, вкус и материальность – нет ничего.
И тебя нет.
Сколько нужно алкоголя, а сколько таблеток или порошка, чтобы вытравить из себя душу и всю боль, скопом колотившую твоё нутро? Не существует еще такой системы счисления, а жаль. Я бы отдала всё, что есть, за один лишь верный рецепт забытья. Известные мне способы забвения обычно только подстрекали к буйству, обострению чувств – мне же сейчас требовался обратный эффект, но не один дилер не может дать гарант – надежду – на исцеление.
- Бонни, прошу тебя, ты ничего этим не исправишь уже. Поговори со мной, пожалуйста. – Этот голос уже не тот, каким я его помню десять лет назад. Мужчина, за которым я и в огонь, и в воду, более не существовал. На его лице появились первые морщины, а за последние месяцы оно и вовсе иссохло и осунулось. Он скорбел. Но он не понимает, каково мне. Каково это терять свою жизнь вмиг. После той, которая рождается в тебе с первой секунды, с первым осознанием организма того чуда, что подарила тебе природа. Я всю жизнь провела бесцельно, бессознательно, и вот когда только всё вокруг приобрело смысл – меня этого лишают.

Lost through time and that's all I need
So much love, then one day buried

- Мне ничего от тебя не нужно. Ты – гнилой стержень всех моих бед! Каждый раз, когда ты появляешься в моей жизни, я умираю! Но теперь ты превзошёл сам себя! Поздравляю, я мертва! – Ненавидеть проще не себя, проще свалить вину на самого близкого человека – и почему так бесчеловечно работает натура людская? За что такая несправедливость, что самую страшную боль могут причинить люди, что ближе всего… Я винила его за то, что не уследил, не помогал, а ведь знал. Знал, какая я.
Я.
Корень бед.

- Моя маленькая девочка… прости меня, Хлоя. Прости, - я вжимаюсь в себя телом, крепко обхватывая руками колени и утыкаюсь в них залитым слезами лицом. Горячие, соленые, настоящие, слёзы горя стекают от щек к ноге и уползают в низ, оставляя влажную, протоптанную остальным, дорожку тоски.

If I fall, can you pull me up?
Is it true, you're watching out
And when I'm tired, do you lay down with me?
In my head so I can sleep without you?

Следующее, что я помню было слишком отрывисто.
- бегущие краски, яркие вспышки, голый мужской торс, белые порошки, незнакомые лица
- громко, чей-то стон (мой ли?), музыка, голоса
- холодно, очень холодно, дрожу, чьи-то ледяные пальцы ползут по моей спине, а теперь жарко
- солоноватый привкус пота на языке, горько, невыносимо сладко, приторно, кисло

Где я.
Что со мной.
Кто я.
С кем я.

Without you there's holes in my soul
Let the water in

Следующее, что я помню уже более отчетливо – желание. А именно не_желание.
Я заглатываю горсть разноцветных таблеток, жадно запивая спиртным, иду на танцпол, который и без наркотиков уже давно кружился перед глазами, собственно, как и весь мир с того самого беспощадного дня. В танце, который сложно таковым-то назвать, я вою, кричу, потому что из-за музыки меня никто не услышит. Буквально рву глотку, крепко вдавливая пальцы в свою шею, впиваясь поломанными ногтями, а по итоге стекаюсь на пол, задаваясь в рыданиях. Не знаю, сколько я так просидела – препараты уносят моё сознание далеко. Я хочу к тебе, моя малышка…
Чьи-то руки хватают меня и куда-то волочат, приговаривая еле различимые слова, что-то вроде: «Хочешь сдохнуть? Вперед. Только нас не впутывай.» Да срать я на вас хотела, - крутится обрывисто в голове, но до языка не добирается.
Последнее, что я помню – ощущение прохлады и покачивание внутри тела, словно в лодке, уносившей меня подальше от отвратительности и омерзительности признания себя виновной в смерти своего ребенка.

And I get lonely without you
And I can't move on

Я умерла?
Где я.
Что со мной.
Кто я.
С кем я.

Незнакомый голос сначала кажется отдаленным гулом, постепенно превращающийся в разборчивую речь. Женский. Но кто ты?
- Я умерла? – Слабость всё еще не потворствует моим рефлексом. Не уверена, что набор мычащих звуков можно собрать во что-то разумное, однако девушка вроде понимает меня.
- Блядство… - Выпрямившись, я прислоняюсь спиной к холодному кафелю стены и обнаруживаю, что я в сраной уборной, на полу возле самого унитаза. Всё еще здесь.
- Зачем ты?.. Твою мать. – Хотелось бы толкнуть эту “героиню” от себя, выжечь злостью, разгоревшейся внутри, но состояние не сулило мне ни шанса на успех. Мой монолог был неразборчив, ровно как и её слова поначалу. Я сумела отличить что-то про таблетки в моём кармане и совет от них избавится, затем вопрос об имени и еще какая-то болтовня. Прекрати, пожалуйста.
- Бонни. Меня зовут Бонни, и я не стану благодарить тебя. – Ощущение стыда, которое на секунду меня сковало из-за внутреннего беса гордыни – как так, я предстала в собственной рвоте, невесть какого вида перед этой девчонкой – это чувство не задержалось надолго, потому что приступ дрожи снова прокатился по мне, и я едва ли не забилась в конвульсии. Меня вырвало. Черт.
- Ну чего уставилась? Можешь идти дальше развлекаться! – Мне необходимо было закончить начатое. Единственное, за что я бы поблагодарила эту девчонку так это за то, что напомнила о колёсах в кармане.
Мне нечего здесь делать.

cloves – don't forget about me

+2

4

- Нет. Ты не умерла, - внимательно наблюдаю за тем, как тонкой струйкой дым выходит из моих легких, окрашивая якро-красную стену напротив в постельные тона, - В раю тебя бы встретил кто-то более... достойный. А ты пока плотно застряла в аду, детка.
Ухмыльнувшись, ладонями опираюсь в кафельные бортики умывальника, чтобы спустя секунду ловким движением разместить собственную задницу между раковинами и, лениво покачивая ногами, продолжать внимательно наблюдать за непосильными усилиями девчонки напротив меня. Докуренная сигарета небрежно летит в раковину напротив, а я зажимаю между зубами новую. Щелчок зажигалки - кажется, с такими темпами развивающейся никотиновой зависимостью мне вряд ли удастся дотянуть до пятидесяти. Мне нравится наблюдать за тем, как она морщится, хлопая глазами и до сих пор не до конца осознавая, что попытка самоубийства не увенчалась успехом. За дверью громкими басами играет популярная сегодня абсолютно бездушная попсовая мелодия, исполнителя которой я угадываю только тогда, когда в туалет пытается войти компания размалеванных девиц.
Пытается - вовремя наткнувшись на мой крайне недружелюбный взгляд и услышав сказанное сквозь зубы "проваливайте" - они мгновенно закрываю дверь за собой. На телефон приходит смс в групповом чате от потерявших меня однокурсников, в ответ на которую я лишь морщусь, отключая звук и небрежно бросая последнюю модель i-phone в чистую раковину.
В до тошноты наскучившую мне компанию возвращаться совсем не хочется.
- Зачем я что? Спасла тебе жизнь? Не дала размалеванным курицам запостить обблеванное тело на фейсбуке? Или обшманать тебя, забрав все твои наркотики, наличку и дорогостоящие побрякушки? Что конкретно из списка тебя не устраивает? Могу организовать.
Я до сих пор немножко пьяная, а потому мгновенно агрессирую в ответ на поросячую предъяву. Не то, чтобы я надеялась на крепкие объятия, сопровождаемые криками "благодетель ты наш", но можно было как-то чуточку полюбезнее.
Где-то в глубине души я понимаю, что наверное у девчоки по имени Бонни все не слишком гладко, и ее не самый дружелюбный настрой можно понять, простить, в конце концов - пропустить мимо ушей. Но до сих пор бьющий через край юношеский максимализм, одурманенный алкоголем, никотином и однозначно чем-то более внушительным (в памяти отдаленно мелькают картинки зажатого в зубах косячка) никак не унимается. К тому же лучшая защита - это нападение, так что...
- Действительно, куда уж мне. Знаешь, когда человек хочет покончить жизнь самоубийством - он запирается у себя дома и жрет таблетки. Еще рассматриваются вариации с газом, перерезанными в горячей ванне венами, на худой конец с перекинутой через шею веревкой - желательно, с заранее опорожненным кишечником, чтобы было относительно красиво. Если хочется хлеби и зрелищ - спрыгивают с пятнадцатого этажа - на соседней улице, кстати, есть вполне подходящая высотка, доступ на крышу которой тебе обеспечит охранник фунтов за пятьдесят. Но никак не жрут наркотики в клубе на глазах у всех.
Презрительно фыркнув, не без удовольствиями наблюдаю за очередными объятиями Бонни и маленького белого друга и никак не могу заставить себя перестать думать о том, что клятву Гиппократа я до сих пор не давала, а мои обязанности образцово-показательной англичанки были исполнены минут пятнадцать назад - значит, я в принципе не обязана терпеть ее хамство и вполне могу уйти. Предварительно зафоткав, конечно, картину маслов и запостив ее на Фейсбуке. Судя по внешнему виду Бонни, девочка не простая, а значит, моему посту будет гарантирована относительно скандальная известность. Не то, чтобы это меня сильно волновало - но учитывая в последнее время одолевающее меня желание развлечься и найти пару-тройку проблем на собственную пятую точку, это стало бы отличным поводом. К тому же я ну очень не люблю, когда мне хамят. Я продолжаю об этом думать, спрыгивая с насиженного места, выливая содержимое взятого с собой стакана с коктейлем и заполняя его холодной водой.
И откуда во мне взялась эта тяга к спасению утопающих?..
- На, выпей. Будет легче. И соберись уже наконец, тряпка, мы с тобой обе знаем, что ты не хочешь этого делать.
Лениво возвращаясь на свой пъедестал, я скрещиваю руки на груди и упираюсь лопатками в холодное зеркало. Я вспоминаю себя несколько лет назад и собственное отчаянное желание покончить с этим дерьмом. Я вспоминаю регулярный серфинг интернета и упоительное изучение способов самоубийства. Подготовка к поступлению в медицинский колледж успела дать мне базовые знания о том, как не выглядеть максимально омерзительно после сведения счетов с жизнью. Я помню мысленные диалоги с самой собой и построение планов на ближайшее будущее - а точнее, его стремительное завершение. И почему-то под не слишком ностальгические мысли в памяти всплывает образ Финна Кадди, мгновенно заставляя меня нахмуриться, еле заметно поморщившись, и стремительно переключить внимание на Бонни.
- И раз уж мы с тобой обе здесь застряли - а я не уйду, пока точно не буду уверена в том, что ты не сдохнешь в этом туалете - врачебная этика все равно мне этого не позволит - может, расскажешь, из-за чего тебя так накрыло? У тебя кофточка из последней коллекции Дольче и браслет лимитированной коллекции Эрмес, мне слабо верится, что жалкое существование сирой и убогой девочки. Богатые тоже плачут, м? - немного подумав, продолжаю, - Алекс Берроуз. Не скажу, что слишком рада знакомству, но... here we are.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Now hush little baby, don't you cry, everything's gonna be alright ‡фл