http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: май 2018 года.

Температура от +15°C до +28°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » There is always a chance. ‡эпизод


There is always a chance. ‡эпизод

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sa.uploads.ru/1KOFE.gif http://s7.uploads.ru/Comdv.gif
Время и дата: 06.01.18
Место:съемная квартира
Участники эпизода: Оливия и Дилан
Краткий сюжет: Просто  сцена из жизни за стеной.

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
     Рождество осталось позади, так же, как и рождественские сюрпризы, которые пришлось пережить. Оливия ещё долго будет припоминать тот момент, хотя на самом деле захочет скорее забыт. Жизнь меняется, преподносит свои сюрпризы-подарки, не спросив разрешения у её владельца. Все закрутилось и закрутилось настолько, что выбраться наружу из всего этого было бы уже невозможно, да и она этого уже не хотела. С каждым новым днем она чувствовала, как становится все больше зависима от этого человека, и дело было не сколько в её миссии, сколько собственных ощущениях. Казалось бы, впервые в жизни она повстречала того, с кем ей будет настолько хорошо, что ничего уже не захочется менять. Есть только они, и не важно, появится или не появится очередной брат - близнец на горизонте, ничего нельзя уже будет разрушить. Однако, Саммерсон понимала, что все это не вечно, рано или поздно придет время действия, и тогда ей придется сделать выбор, от которого уже будет зависеть её собственная жизнь. Все это потом. Сейчас настоящее. Вот только и оно сейчас не дает покоя, скорее пытается вырваться из привычного стиля жизни, который они все-таки для себя устроили, практически связав свою жизнь в одну.
      Оливия плохо понимала на какой шаг на самом деле шла, когда ей довелось разрушить чью-то семью. Возможно в другой любой ситуации она выбрала другой путь, поступила бы так, как считала нужным. Без сожаления и корысти, пусть даже этот шаг мог помочь ей открыть дорогу к её собственному счастью. Но эта игра уже была затеяна и начало ей было уже сейчас дано. Вот только вся ситуация снова начинала уходить из-под ног и чем дальше все это происходило, тем она больше убеждала себя, что перемены будут неизбежны.
- Ты должна заставить его переписать компанию на тебя. Почему этого ещё не произошло? - в который уже раз спрашивал её отец, хотя по факту он не любил повторяться. Да, эти слова звучали спокойно, он по-прежнему прилежно играл роль заботливого отца, вот только время уже поджимало. Они сидели вместе за обеденным столом, когда он снова поднял эту тему, заставив Оливию оторваться от экрана смартфона: от Дилана долгое время уже не было вестей и Лив снова начала переживать. Подозрения. Факты. Она давно уже поняла, что происходило в его мире, вот только боялась сделать шаг вперед, думая, пытаясь понять и найти другое решение. Он сделал огромный шаг для неё, приняв решение оставить свою семью ради неё, вот только его сердце никак не могло оставить собственного сына. - Оливия. Дочка? - напомнил ей Виктор о своем присутствии, тем самым вырывая её внимание из собственных размышлений. - Что? Да, конечно. Только может зря все это? Может он того не заслуживает?.. - она даже не заметила как сейчас сама для себя внезапно нарушила черту. Стирая шарм прилежной дочери. Виктор ещё мог сдержать свои эмоции, в который раз напоминая о том, зачем все это было ему так необходимо, но по-прежнему недоговаривая до конца всех своих планов. - Извини, мне нужно ехать. - таким был её ответ, прежде чем она под ошарашенным взглядом отца поднимется со своего места, забирая с собой сумочку и покидая ресторан.
      Больше всего сейчас ей хотелось взять свой телефон в руку и набрать его номер, но она не могла, совершенно точно понимая, что другого пути, кроме как решиться на полный пересмотр их жизни быть не может. Оливия ещё не знала, как именно это сделает, но она уже была уверена в том, что это случится. Выезжая на проезжую часть, она снова бросила пленительный взгляд на свой самсунг, в надежде, что та могло что-то измениться. Опасаться за то, что он может оставить её и вовсе, решив вернутся обратно в семью ради благополучия своего сына сейчас было не такой уж и паранаидальной мыслью. Как всегда, она приехала в их квартиру раньше того, как на пороге объявился Дилан.
      Лив подошла к нему вплотную мягко касаясь ладонью его щеки и нежно целуя в губы, улыбаясь тому, что она наконец-то появился. Как просто делать вид, что все в порядке, когда на самом деле весь день прошел в сумасшедших раздумиях о том, что вообще сейчас происходит в их жизни. Возможно она просчиталась в своей игре и не была столь талантливой актрисой, потому, что уже в следующую минуту отступила, незаметно кусая свою нижнюю губу, тем самым подавляя желание выплеснуть свои эмоции наружу. Не хватало того, что отец все больше и чаще стал давить на неё со всей темой этого бизнеса, так теперь ещё и человек, которого она любила терялся прямо из её рук. Даже запах, столь привычного, любимого одеколона ощущался сейчас с примесью тех запахов, что наполняли его жизнь раньше, жизнь его официальной семьи. - Рада, что ты наконец-то пришел. Ничего не хочешь рассказать? Как прошел день? - она посмотрела прямо в его глаза, говоря это как ни в чем не бывало, словно это была обычная бытовая беседа очередного их вечера. Вот только их вечера проходили иначе, то ли времени было больше, а то ли и вовсе все та же первая причина того, что Дилан уже даже не замечал, как все свое свободное время старался отдавать сыну вместо любимой женщины. Пусть даже телом он и был с ней, но мысли его явно были где-то далеко отсюда.

+3

3

There where the air is free,
We'll be what we want to be,
Now if we make a stand
We'll find our promised land

    Праздники были позади, как и самые большие потрясения, что были в его жизни. У него был близнец и это было пиздец товарищи. Родители лгали ему всю жизнь, отношения с матерью оставляли желать лучшего, как и напряжение с отцом, который ему по сути оказался отчимом. Бразильский сериал в пересказе, как не крути, но ничего. Они начали справляться, правда на утро первого дня знакомства, голова раскалывалась так, что можно было просить у брата оружие, чтобы вышибить себе мозги. Жаль, у него с собой не было, а было бы кстати. С Оливией они нашли квартиру и уже переехали в нее, все было так спонтанно, что многие не поняли, что происходит. Например, водитель, что привез его домой, вместо квартиры. Дилан был удивлен, потом вспомнил, что человек был в отпуске, и подобные казусы наблюдались. Раймонду надоело это, потому все корреспонденцию он перевел в офис. Первые дни в офисе были только дежурные работники и сам Дилан, он задерживался каждый раз к Саммерсон домой, но не всегда по работе.
    - С таким раскладом, тебе проще вернуться домой к сыну, и оставить любовницу, ты все равно каждый день тут, - говорила Офелия, подпиливая ноготок, который видимо зацепила об очередную безделушку. Дилан только усмехнулся, смотря за тем как сын показывает ему очередную игрушку. Офелия была красивой женщиной, но холодной как змея. Это несколько не писалось с ее внешней улыбкой. – Дилан, хватит шляться, возвращайся к нам, -  продолжала женщина, наклоняясь к нему и целуя в щеку, оставляя след от красной помады, обдавая его своими духами. Беря салфетку, он стирает след ее губ, улыбаясь. – Я не люблю тебя, и единственное, что сдерживает, что бы не начать развод сейчас, сын. Цени это, в противном случае, ты потеряешь многое, малыш, нас уже давно не существует, - отозвался он, усмехаясь. Он знал, что прав, она знала, что он мог надавить. Улыбка пропала с ее лица, она не была рада слышать вслух то, что и так знала. 
      Оливия ужинала с отцом, значит он мог не спешить домой, он должен был приехать раньше, девушки. Смыть с себя стойкий аромат духов свой супруги. Оливия не любила такие резкие ароматы, так что сразу распознала бы, что это не ее тонкий аромат, который она оставила на нем как метку с утра, когда они прощались. Поднимаясь в квартиру, Дилан был удивлен, так как Оливия была уже дома. Снимая пиджак, он разувшись, прошел внутрь, где его встретила блондинка, прикасаясь ладонью к его щеке, и целуя. Дилан улыбнулся ей, обнимая и целуя в ответ. Ему хотелось переодеться и смыть запах Офелии со своей кожи. Саммерсон была взволнована, и как бы она не скрывала, это мужчина видел. Раймонд прикоснулся к ее губам, затем отстранившись направился в сторону спальне, что бы принять душ и сбросить тяжесть сегодняшнего дня, однако ее слова его остановили.
      - Ты хочешь услышать что-то конкретное? - интересовался Дилан, поворачиваясь к ней, руки у него были в карманах, если бы он начал раскачиваться, походил бы на мальчишку. – Я был у сына, у него все хорошо, он пока не понял, что меня нет рядом, просто папа много работает, но в любом случае он меня видит, чаще Офелии. – честно говорил он, возвращаясь к ней и беря ее ладонь в свою руку, касаясь запястья девушки поцелуем. – Я люблю тебя, не ее, и не собираюсь возвращаться, Лив,- говорил Дилан, прежде чем обняв ее не поцеловав вновь в губы. Он любил ее и не хотел, чтобы она думала, что у них не серьезно, они пошли на большой шаг, и сделав один большой шаг, он не мог отступать. Он не мог потерять ее только по тому, что обманывал. Именно поэтому он говорил правду. – Мне надо в душ, но ты можешь пойти со мной,- говорил мужчина, тихо едва касаясь ее губ. Дилан улыбнулся, оставляя ее. Он знал, что, если захочет она присоединиться, ей не нужно было приглашения, но и тащить ее силком туда не собирался. Она сама должна решить, он никогда не склонял ее ни к чему. Мужчина отпустил ее руку, расстегивая по пути рубашку, уже в ванной он осмотрел отражения, остатки помады он удалил в машине, но ему казалось, что там все еще красовалось это клеймо, как знак измены. Пусть он и не трахал жену. Бросая вещи в ящик для белья, шагнул в кабинку, включая воду, позволяя ей унести всю грязь, что накопилась за день. Освобождая мысли от ненужного хлама.

+1

4

     Оливия ждала хоть какой-то подсказки для себя, просто смотреть на него, замечать тот взгляд, которым он смотри в ответ, но при этом осознавая насколько сильно задевал её сейчас тот факт, откуда он только что вернулся. Чувства, запах, все то, что связывало его с его прошлой жизнью, которая по факту вообще не должна была её волновать. Ей не должно было быть дела до его чувств, кроме тех, которые позволили бы её отцу осуществить его задуманный план, не должно быть дела до того, что она сама к нему испытывала. Ей нужно было думать о деле; о том, что по-настоящему было важным, а не о том, что хотелось бы вынести на это самое первое место. Должно быть ей следовало забыть об этом, сделать вид, что все хорошо, все в порядке и все по-прежнему продолжает идти своим чередом, но это непосильный шаг для того, кто любил. Пусть сейчас она ещё плохо осознавала это и не могла ответить на прямой вопрос, задай кто ей его однажды, но это уже был неопровержимый факт её жизни, который не поддавался спорам. Ещё тогда, в офисе, когда она разговаривала с отцом она была готова признаться в том, что успела позабыть с чего вообще началось их знакомство. Якобы случайная встреча двух одиноких сердец, одно из которых уже успело обрести семью, оказывается не такой случайно. И кто знал, что девушка, которая однажды согласилась помочь отцу в его коварных делах на деле окажется по настоящему влюбленной в того, кого ей следовало предать. Сказка не из приятных. Такую не расскажешь перед сном ребенку, иначе вопросов будет хоть отбавляй. Зато вполне можно разыграть её в жизни, не зная, что вообще случится в следующую минуту и куда вообще может завести главного героя следующий шаг.
      - Хочешь сказать, Офелия им совсем не занимается? - машинально спросила Лив, вновь возвращаясь к своим мыслям. Она могла догадываться об этом, но так, чтобы впервые слышать это от Дилана - происходило впервые. Может даже зря она позволяла себе злиться на него, не зная всей правды и что вообще и как происходит дальше за порогом их квартиры. Хотя лучшим из вариантов было просто ничего не знать об этом. Иногда ей просто хотелось предложить Раймонду уехать от сюда, от его жены, её отца, и жить самим по себе где-нибудь в Европе, а то и самой Англии. Поцелуй отвлек её внимание, призывая снова вернуться в реальность с последующим предложением на продолжение. Если бы только на самом деле Дилану была известна вся правда, и что будет потом, когда все вскроется. Рано или поздно это должно случится. Оливия осталась в комнате одна, слыша, как из ванной комнаты послышались первые звуки шумевшей из душа воды. Принять душ было хорошей идеей, возможно хоть как-то это могло позволить расслабиться. Её извечное "что, если..." она всё так же продолжала ходить по краю.
      Когда она зашла в ванную зеркала и стекло уже успели запотеть. Избавившись от одежды, девушка переступила порог душевой, оказываясь под одним водяным потом вместе с Диланом, обнимая его руками со спины, становясь ближе и ощущая теплые потоки воды на лице и собственном теле. Оливия поцеловала его в плечо, подсознательно понимая, что больше не может терпеть и держать в своей голове столько мыслей и идей разом. В конце концов этот день должен был обрести хоть какой-то итог. - Как ты отнесешься к тому, если твой сын будет жить с нами? - напрямую спросила она, чуть наклонив голову в сторону, немного нервничая водя подушечками пальцем по телу, по которому сейчас стекали потоки воды. Она не знала какой реакции сейчас ждать, не ожидала даже такого, что так скоро сдастся сама. Но если посмотреть правде в глаза, она не могла больше молчать, видя, как не просто приходится ему. Он не мог отпустить часть себя, что была дорога ему, ей было уже невозможно оставить его.
      - Я давно тебе хотела предложить это. Хочу, чтобы ты был счастлив, чтобы мы были вместе. - продолжила она, чуть отступив назад, выходя из-под потока воды. - Так, мы сможем сделать наш следующий шаг, а тебе больше не придется разрываться на два дома, потому что твой сын будет с тобой. - она немного улыбнулась, вспоминая их последнюю встречу, когда мальчик в очередной раз был у них в гостях. Случилось так, что они каким-то чудом неплохо нашли общий язык с Оливией. Возможно даже потому, что она сама воспитывалась не совсем обычным образом и внутри самой неё спал ребенок, который нашёл свое утешение в общении с малым. Дилан знал, что они ладили. Вот только никто не знал, как опасно было бы им привязываться друг к другу.
      - Если только ты сам этого хочешь... я не могу просить тебя об этом.. если ещё по-твоему рано или мы не готовы. - она положила свои руки к нему на шею, ероша пальцами мокрые волосы. Она нервничала, а когда это происходило она не могла выносить тишины, хотя сейчас ей следовало как раз помолчать и дать возможность обдумать свое предложение.

+1

5

But there are times when
I feel I've spent my life just
waiting for my wife to get ready
to leave the house.

    Обманывать он научился еще давно, вот только Оливия не была той, которую он бы хотел обмануть. Обстоятельства вынуждали действовать неосмотрительно. Бегать к жене и пропахнув ее духами, вновь возвращаться к ней. Мужчина мог понять беспокойства этой девушки, что сейчас так нежно обнимала его, что прижималась к нему так неистово, что хотела быть с ним. Он ни разу не задумывался, а почему? Может стоило? А пока, он просто любил то время, когда она была рядом, как маяк, освещая ему путь к ней.
      - Я не знаю, что она это ответить, ей и не надо, там есть няньки и они занимаются ребенком, - ответил он, следка поморщившись. Это было неправильно. Ребенок должен был общаться с родителями, а не с персоналом. Он знал по себе, как привязался к нянькам, не видя мать. Он был благодарен человеку, которого считал своим отцом, он был с ним чаще Лидии. Он и вырос таким, циником. Для своего ребенка Дилан не хотел подобного. Он старался уделять сыну столько времени сколько мог, однако мать ему было не заменить.  Дошло до того, что он просто не воспринимал ее, с большей охотой посторонних людей, для него мать была далекой красавицей, предпочитающей магазины. Он прекрасно помнил, что сам настоял на рождение ребенка, Офелия не хотела портить фигуру, грудь и тд, однако он был крайне серьезно настроен, не давая ей совершить ошибку. Кажется, тогда она назвала его диктатором, который хочет сделать из нее инкубатор. Тогда он единственный раз ударил, не выдержав подобного отношения к не родившемуся ребенку.
      Когда нежные руки Оливии коснулись сначала его спины, затем она обняла его прижавшись. Он не слышал, как она зашла. Однако ее прикосновение вывели его из тяжелых мыслей, он глубоко вздохнув, положил свои ладони на ее, что сейчас обнимали его. Он почувствовал ее поцелуй на своем плече. Это окончательно спасло его от потока негатива, что смывала вода. Все так близость родного человека много значило для него, это было нечто таким, что он никогда до конца понять не сможет. – А ты уверена? Я не хотел бы, что бы это причиняло тебе неудобство, ведь это мой ребенок от другой женщины? – напомнил Раймонд, поворачиваясь в кольце ее рук, чтобы видеть ее лицо. Вода стекала по ним, приятно нагревая кожу, после прохлады улицы. Дилан понимал, что это серьезный шаг и не хотел, чтобы Оливия заставляла себя общаться с ним, не хотел… боялся увидеть, что любимая женщина превратилась в злую мачеху для его сына. Ему хватало матери, которая не по виду, а по характеру больше походила на бабу ягу из сказок, что они читали с ним. Она нервничала, ее пальцы бегали по его спине, он явно ощущал это. Ему хотелось успокоить ее, но не мог, это было серьезным шагом.
      - Я… не знаю, что сказать тебе, это серьезный шаг и … - мужчина буквально потеря дара речи подаваясь за ней, теперь вода била по его спине, не застилая взгляд. Первым порывом было поцеловать ее, что он и сделал, впиваясь в ее губы поцелуем, не позволяя отстранила. Это было настолько необычно, вести разговор с ней о ребенке, который мог стать помехой для любой другой девушке, но не для его Оливии. – Я люблю тебя, так сильно, ты просто обрадовала меня настолько, что я не знаю, что сказать, у меня не слов, кроме тех насколько ты осчастливила меня, родная, - говорил он, оставляя еще один поцелуй на ее губах, не в силах сдержать улыбку. Он никогда не мог подумать, что все обернется вот так. Он хотел видеть сына чаще, но данное обстоятельства в виде женщины, что перевернула его жизнь. Дилан прикоснулся к ее щеке, ласково проведя по ней, затем спускаясь по нее, обнаженному плечу.
      - Оливия, ты потрясающая женщина, но я хочу быть уверенным, что ты полюбишь моего сына, что он никогда не станет помехой для тебя, - Дилан хотел, чтобы все, что было сказано сейчас ею, было обдумано еще раз. Выключив воду, он вышел первым, оборачивая полотенцем бедра, затем подавая ей руку, помог переступить через бортик уже на мокрый пол. Оборачивая ее тело в пушистое полотенце, он еще раз поцеловал ее. – Я очень хочу этого, я не хочу выбирать между тобой и им,- закончил мужчина.

+1

6

      Все, чего хотела Оливия это быть счастливой. Вот так вот просто, без заморочек. Это давно уже устаревший факт, заезженное желание, которое может быть лишь на малую часть стать реальностью. Но что, если у неё вообще никогда больше не будет шансов пожить нормально и счастливо. Что если ей на самом деле хотелось, чтобы это был её единственный шанс в жизни, а не фальшивая игра, которая на долю момента являлась обманом. Это сейчас они вместе, и она готова делать шаги ему навстречу, но долги ли продлится все это, и как долго она сама сможет зайти, не боясь, что рано или поздно их мир может рухнуть, а он может полностью её возненавидеть. Но при этом она была готова идти на риск, и даже сейчас совсем не думая о том, что случится завтра или быть может через неделю.
      - В этом вся суть, Дилан, это твой ребенок... - заключительно сказала она, слушая его сомнения в голосе и улыбаясь про себя от того, какой эффект от её слов имел место быть. Да, с одной стороны это звучало довольно странно, может даже не совсем обычно, но это было правдой и да, она была готова пойти на это. Она была готова принять чужого ребенка, а все потому, что она любила его отца. И этого чувства у неё нельзя было отобрать или чем-то стереть. Да, в какой-то степени она предложила это из ревности, но больше от страха потерять его, возможности видеть сомнения и переживая от того, что больших вариантов не существует.
      - Ты сам видел насколько мальчик ко мне привязался и как мы умеем находить с ним язык, не думаю, что с этим возникнут проблемы. - тепло улыбнувшись, Оливия ответила на поцелуй, чуть отступая и поправляя полотенце, вокруг тела. Был ещё один момент, который она хотела обсудить, хотя признаться, сейчас, когда они оба были только после душа, она подумывала уже отказаться от своих прежних планов, сменив их на новые. - Только... если ты не против, предлагаю отложить его переезд на завтра, сейчас мне нужно будет уехать ненадолго, надеюсь ты найдешь чем себя занять. - проговорила Лив, проводя рукой от его плеча, к груди, по которой ещё стекали капли воды, прикидывая насколько сильной последует сейчас реакция Дилана. Если он помнил, а она ещё неделю назад ему говорила о том, что её позвали на девичник, который должен был состояться как раз сегодня. Говоря точнее, то уже через час ей нужно быть в ночном клубе. Не успела она стать почти что матерью, когда при первой же возможности собиралась отправиться развлекаться. Хотя это довольно громко звучало. Оливия не была из тех, кто любит выпить, даже если дело касалось какого-то праздника или вечеринки, где само собой, понятным делом не обходилось без алкоголя. - Взамен, которая отплатить вкусным десертом, когда вернусь. Люблю тебя.- проговорила она, приподнимаясь чуть выше, у самых губ, делая вид, что собирается поцеловать, однако улыбаясь отступила и скрылась в комнате.

     Время за полночь, ночной клуб, что переполнен народу, где у них был забронирован уютный уголочек, их всего трое, вот только надолго это трио не задерживалось, компания нашлась так быстро, что даже Оливия не успела на это отреагировать. Все складывалось так, как обычно бывает на вечеринке, пусть одна из этих девушек уже совсем скоро должна была выйти замуж, а две другие её подруги, включая саму Оливию были официально свободны. Ирония судьбы, а может быть и чья-то насмешка, но оставаться трезвой этим вечером было невозможно. Ещё и смс от отца с коротким напоминанием о том, что сроки поджимают и как скоро он хочет приблизить момент, когда его дочь сможет порадовать хорошими новостями.
      Да, она была уже пьяна и да, ей хотелось больше всего оказаться сейчас дома, в объятиях любимого человека, с которым она была готова прожить всю жизнь. Пьяный бред, желания, которые могли вылезти на поверхность, когда им совсем нет места. Она встает с места, удаляясь в сторону туалетов, чтобы набрать знакомый номер, заметно пьяным голосом проговорив лишь одну фразу. - Заберешь меня, я больше не могу здесь оставаться. Можешь прихватить и моих подруг... Это ночной клуб... - она едва выговорила названия, силясь побороть подкрадывающуюся икоту, а затем сбросила вызов. Ей нужно было прийти в себя, хоть немного, а не первым делом терять собственный контроль вот так-вот просто. Подойдя к раковине, она чуть намочила ладони холодной водой и прикоснулась ими к горящим щекам, кажется так уже было лучше.
      Когда она вернулась к их диванчику, то и дело посматривая в сторону входа, иначе если проскочит хотя бы ещё один коктейль ее придется отсюда уже выносить. Коктейль появился сам собой и принес его один из парней, что тусовался за соседним столиком. Это было слишком, однако весело. Кажется, этот сюрприз полагался для будущей невесты, а не для неё. Вот только кто сейчас разберет, когда они все трое сейчас были пьяны, а на ней непонятно каким образом оказалась мини-фата невесты. Когда его руки только полезли, чтобы её обнять, а губы вот-вот были готовы ухватить поцелуй, Оливия заметила Дилана, так же, как и он заметил её. И как спрашивается ей объяснить, что это ошибка, когда сейчас она и несколько слов в предложение не могла связать, предпринимая попытки всячески оттолкнуть от себя сидевшего рядом. Она тут же поднялась на ноги, оказываясь около Раймонда повисая у того на шее и выговаривая лишь одно слово - п-прости.. кому-то определенно будет на утро стыдно, если утро вообще настанет.

Отредактировано Olivia Sammerson (22.02.2018 00:41:03)

+1

7

I learned how to run within myself,
monitoring and
gauging output and speed.
Fear does that.

    Почему все было так сложно. Она говорила ему, что это его ребенок, и этого достаточно. Он не верил, в это  просто было сложно поверить. Ребенок всегда был лишним во всех отношениях со всеми его любовницами. Но Оливия…она как будто была другая. Неужели она настолько любила его, что готова была принять его ребенка? Это было важным ему, намного важнее приближающего развода с женой. Он хотел этого. Он любил ее когда-то давно, но эти чувства давно перестали быть для него хоть немного значимыми.   
      - Спасибо тебе за это – говорил мужчина с легкой улыбкой, что проскочила на его лице. Это было крайне необычно и он обещал себе подумать. Это было сложное решение, которое изменит многое, не только в его жизни, но и в жизни его маленького принца. Оливия давно заслужила его доверие, ребенок даже привык к незнакомой тете, которая играла с ним чаще чем мать. – Да ты втерлась к нему в доверие лиса, как так можно, он же еще юн и не опытен, - Усмехался Дилан. Раймонд конечно же шутил, ему было приятно, что его девушка подружилась с его сыном, но он всегда будет сожалеть, что ребенок не получит любовь матери. Она должна была его любить, но не любила. Это было не правильно. Он задумался всего на секунду, когда Оливия заявила, что нужно переезд отложить на завтра. Дилан не планировал так рано, но все же отпустил ее, у него не было поводов не доверять девушке, которую он любил, и которая сделала его таким счастливым. Он помнил о девичнике, страшное слово.  Он не хотел знать, что там будет происходить, и может стоило задаться вопросом. Оливия дразнила его, сначала собираясь поцеловать, потом передумала. Он рассмеялся, когда она скрылась за дверью. Как девчонка. Опуская на диван, он не спешил одеться, направился туда, только лишь когда девушка, собранная появилась на горизонте. Пожелав ей удачи, Раймонд оделся и занялся делами, которые нарисовались у него сегодня. И завтра совершенно не хотелось этим заниматься.
     Была почти полночь, когда ее имя высветилось на экране смартфона. Едва стоило ему снять трубку, как он нахмурился. Она была пьяна, ее речь мало походила на связную, девушка едва смогла назвать заведения, в котором те отдыхали. Дилан никогда не видел ее пьяной, и это казалось таким абсурдом, что он сначала подумал, что все это шутка. Мужчине пришлось оставить дела, раздраженно захлопывая папку. Он был зол, и эта женщина хотела  создать семью. Волна сомнения вот, что он испытывал сейчас. Это был такой показатель, что он совершенно не знает ее. Она так же просила забрать ее подруг. Интересно сколько их?
      Уже у клуба, он объяснил причину своего визита и его без проблем пропустили, по-другому и быть не могло, но когда он подошел ближе, увидел то, что не хотел видеть. Какой-то парень пытался поцеловать пьяную Оливию, на которой болталась фата виновницы торжества. Класс. Саммерсон заметила его, что означало, что его ждала, это не могло не радовать, но осадок остался, и когда она повисла не нем, он жестко снял ее с себя, заставляя сесть на диван.  – Дома поговорим, - раздраженно добавил он, когда как парнишка предпочел ретироваться. Пятерка за сообразительность. – Так дамы, подняли свои пятые точки и за мной, а ты держись рядом, - приказал он Оливии, когда та едва не споткнулась. Отлично, просто замечательно. Придерживая ее и еще одну девушку, которая стояла менее устойчиво, они направились на выход. Надо было признать девушки послушались, его тон не оставлял им выбора. Он спокойнее говорил с подчиненными, чем с ними. Охранник этого заведения, помог ему загрузить всех девушек в машину, свою же девушку, он усадил на переднее сидение.  Его взгляд не предвещал ничего хорошего, а она была пьяна.   
      Выведать адреса у девушек оказалось проще чем он думал, кроме невесты, в ее случае пришлось вызванивать номера из ее телефонной книжки, в итоге ее забрали. Оливия посапывала на переднем сидение, совершенно не чувствуя себя виноватой. На утро ее ждет не самый приятный разговор. Дилан уже пообещал себе, что больше такого не повториться. К дому они подъехали около трех, поднимая ее на руки, он отнес ее наверх, в постель, а сам ушел спать в гостевую, проснуться с ней не хотелось.
      Не смотря на столь поздний отход ко сну, встал он рано, дурацкая привычка. Девушка еще спала, совершенно не шелохнувшись. Он успел сходить на пробежку и принять душ. Уже одетый в костюм, пил кофе, когда девушка нарисовалась в проеме. Молча подвигая к ней стакан и шипучую таблетку, он собрался уходить на работу. Что-то подсказывало ему, что поговорить у них не получиться. Оливия его разочаровала.

+1

8

      Умение испортить то, что пыталась построить - талант, который даже искать не нужно. Можно было привести тысячу фраз и отговорок, прежде, чем правильный ответ найдет себя, и заключаться он будет в самом простом: а не нужно было так делать. Как жаль, что только утро способно показать правду и открыть глаза на происходящее. Будучи ещё более-менее в здравом уме, Оливия боялась того времени, когда ей придется отвечать на многие вопросы. В какой-то момент она была готова даже отступить, но желание отключиться хотя бы на время от крутившихся в её жизни вещей брало верх. И ведь невозможно было просто взять и объяснить Дилану то, что происходит по другую сторону её жизни. Когда её собственный отец требует с неё появления хоть какого-то результата по продвижению дел. В то время как ей самой было комфортно находиться в плену своей новой жизни с любимым человеком. Настолько комфортно, что она была готова на многие шаги, лишь бы это доставляло нечто хорошее в их жизнь.
      Она проспала крепко всю ночь и лишь утром, когда за окном начало уже светать, открыла глаза, пытаясь понять почему так ярко светит солнце, и лишь повернувшись на другой бок, увидела пустую половину кровати около себя. Она помнила лишь часть вчерашнего, и эта самая часть заключалась в том, что ей должно было бы быть сейчас стыдно за свой поступок. Где сейчас был Дилан и почему вместо того, чтобы устроить для себя обычное утро, она вынуждена перебарывать головную боль, которая словно тысячи барабанщиков решила сыграть с ней жестокую штуку. Быстро умывшись в ближайшей ванной комнате и приняв прохладный, освежающий душ она услышала шум, доносившийся из кухни. Она подозревала, что Раймонд мог вот-вот уже уехать в офис, и не могла позволить ему это сделать, не поговорив.
      Остаться в комнате и лучше совсем не высовываться, или быть может все-таки стоит выйти на свет. Оливия понимала свою ошибку, и кажется, даже уже знала, как её исправить, как сильно сейчас у неё не болела голова. Належаться в кровати она всегда может успеть, даже когда Дилана не будет рядом, но вот только потерять его или хотя бы немного отдалиться она просто не имела права. Особенно, после того, о чем они договорились ещё вчера. Увидев соблазнительную таблетку, пусть даже средство не от всех проблем, она автоматом кинула её в воду, и едва та успела закончить своё шипение, опустошила стакан с водой, чувствую, как силы снова стали возвращаться к ней.
      - Постой. Ты так просто уедешь сейчас в офис?! - она окликнула его, когда он уже почти было собрался уходить. Саммерсон требовалось сейчас не малое мужество, чтобы вообще хоть как-то отстоять свою вчерашнюю позицию, но ещё больше, ей хотелось понять ущерб, что был причинен всего лишь одним вечером. Девушка подошла к нему, обняв за шею и прижимаясь к груди, словно котенок, желающий утешения, пусть даже ощутимая холодность Раймонда, сейчас говорила об обратных желаниях. Родной запах одеколона - запах особенных, который сам по себе обещает предвкушение чего-то родного. Она прикрыла глаза.
      - Спасибо, что приехал вчера. Ты даже не представляешь насколько это для меня важно. - Все ещё не отстраняясь от него, она подняла голову, в надежде, что он правильно растолкует её настроение. Меньше всего хотелось, чтобы из-за её маленькой шалости вышли какие-нибудь проблемы. - Важно, что ты можешь понять меня, как сильно мне это было необходимо. Спасибо, - она приподнялась на цыпочки, целуя его в губы, оставляя легкий отпечаток знакомого ощущения, в какой-то момент ей даже захотелось рассказать всю правду о том, что происходит сейчас в её жизни, - Хочу, чтобы сегодня ты остался дома. - неожиданная просьба все-таки была озвучена. - Не ходи никуда, останься сегодня со мной. Помнится, у нас ещё остались незавершенные дела после вчерашнего дня. Если только... - её пальцы немного нервно пробежались вдоль ворота пиджака, она играла сейчас с опасной темой, но вдруг, все могло было бы сложиться так, что все взаправду обошлось бы без лишних расспросов или оправданий. Чего - чего, вот только оправдываться Оливия не умела, она даже пошутить толком не могла, чтобы вновь не накосячить. Она была той девочкой, которая была готова рассматривать многие пути обхода, удерживая тайны как можно глубже в себе и не важно, что рано или поздно они будут способны причинить самые настоящие раны, которые трудно будет загладить простой улыбкой.
      - Прости меня, - с видом нашкодившего котенка проговорила она, чуть приглушив свой голос, отводя взгляд куда-то в сторону в пол, а затем вновь переводя на Раймонда. - Это была моя последняя холостая подруга из всех, больше никаких девичников. А тебе больше не придется вытаскивать меня из лап какого-то там случайного ковбоя, потому, что ты у меня есть один единственный. - Она чуть улыбнулась, говоря это, и снова прикоснулась к его губам, в который раз пытаясь сказать "прости", пытаясь уловить момент отступления напряжения, которым так и была пронизана кухня, когда она только-только на ней появилась.

+1

9


    Молчание было не самое лучше наказание, оно звучало громче криков ссоры. Он мог начать ругаться, но зачем? Она была ничем ему не должна, она была его любовницей и неужели он надеялся, что единственный? В свои тридцать с небольшим он впервые почувствовал себя мальчишкой, который попал и кажется не знал, что делать дальше. Однако о возможности обсуждать дальнейшие действия с Оливией не собирался. Слишком был зол. Каждый раз жизнь давала ему понять, что  нихрена не будет по его. Эта та сука, что доказывала ему, что он ничего не решает. Давно надо было привыкнуть, но от Оливии он не ожидал подобного и от этого злость его только нарастала, нужно было скорее уходить, в противном случае он не решался судить о правильности своих поступков.
      Он собрался уже уходить, когда Лив остановила его, окликнув. Смотрите у кого прорезался голос. Надо же. Раймонд не верит, что она серьезно думала, что он останется, ему нужно было о многом подумать, и принять решения, но женщина не сдавалась. Видимо действительно решила сейчас выяснить отношения, повторяя ошибки жены, не давая ему остыть. Было ли это глупостью, пока он сказать не мог. Все познается в сравнение. – А у тебя какие-нибудь планы? Извини, но говорить о вчерашнем я не хочу, ты разочаровала меня, Оливия, - отозвался он весьма холодно, что бы она понимала, что ее улыбки ничего не изменят, он не понимал ее. Не хотел понимать, что женщина, которую он любит, сразу после своей просьбы стать его сыну кем-то большим, кинулась в объятия незнакомца. Она обняла его, его же руки остались неподвижны, он не обнимал ее, как делал это обычно, желая ощущать ее ближе, буквально окунаясь в нее, но не сейчас.
      - Не за что, но больше не нужно звонить мне, когда ты решишь развлечься подобным образом. – предупредил ее Дилан. Хотелось верить, что она понимает всю серьезность ситуации. Они еще ни разу не ругались вот так, никогда он еще не испытывал такой ревности. Они ругались только из-за ее статуса любовницы, но что она делает стоило ему уйти из семьи? Он застает ее в клубе с незнакомцем, который готов был ее поцеловать, и ей было все равно. Самолюбие Дилана было задето, и он не знал, как реагировать с утра, когда она кажется поняла все что сделала вчера, но кого это волновало сейчас, когда урон отношениям был нанесен.  – Хорошо, я понял, - ответил он, ощущая поцелуй на своих губах. Чертова сука, играла как умела. Смел ли он винить ее в желание все забыть и оставить все в прошлом, но прошлое это то, что формирует будущее и если они сейчас ничего не решат о будущем не могло быть и речи.  – Зачем? – немного металлическим голосом спрашивал Дилан, напряжение было настолько напряженным, что его буквально можно было ощутить по голосу, увидеть во взгляде. – Какое дело, Оливия?  Ты издеваешься надо мной? – он сжал ее пальцы, не давая ей разбудить в нем животные страсти, ему хотелось оставаться в рассудке. Пока они не решат, что делать с тем косяком, который сейчас как пропасть раскинулся между ними. Она не казалось ему той, которая изменяла бы ему, но то что он видел вчера все еще слишком явно стояло перед его глазами.
      - Прекрати этот спектакль, спасибо что не придется, а то я уже думаю, что ж я не набил ему рожу, - раздраженно говорил он, его терпению пришел конец и если она добивалась именно этого, она добилась своего. Умница в общем. Сарказм касательно последней фразы буквально отрезвил его, как и новый поцелуй. – Хватит, Лив, единственный говоришь, так что же ты вчера не думала об этом? - Он сбросил с себя ее руки, но не выпустил их, лишь сильнее сжимая ее запястья. Он знал, что причиняет ей боль. – Ты совсем не понимаешь, что делаешь со мной? Если ты думаешь, что я буду игрушкой в твоих руках, ты сильно ошибаешься. Я ушел из семьи, только ради тебя, но что я вижу вместо отдачи?- буквально рычал он, прежде чем жестко взяв ее подборок, для этого освободив одну ее руку, он заставляя ее замолчать жестким поцелуем, не желая слышать очередное вранье и оправдания. – Скажи мне, чего ты хочешь? Если не меня, тогда скажи это сразу и не превращайся в еще одну женщину, которая будет ебать мне мозг,- требовал Раймонд, чуть ослабив хватку, не желая ей причинять боль. Правда об этом нужно было думать раньше, а не тогда когда урон был нанесен. – Все еще хочешь что бы я остался дома? – будто усмехаясь интересовался мужчина.

+1

10

      Если бы все было так просто, как казалось на первый взгляд, тогда должно быть и проблем не было. Стало бы все сразу ясным, простым, без всяких заморочек и никому не нужных выяснений отношений. Удалось. Все-таки получилось сделать так, что она все-таки поддалась на провокацию, в которую с каждым новым словом и действием Дилана затягивало её все глубже. Что говорить, Оливия действительно сумела упустить одну деталь своего вчерашнего вечера. Такая казалось бы мелочь, вот только даже эта самая мелочевка была способна в миг разрушить то, что столько времени создавалось, оттягивая события на много месяцев назад. Вопросы требовали ответов. И ведь она, как минимум пыталась... Кто мог бы подумать, что какой-то случайный парень из клуба может встать на их пути, обращая в ссору ещё только недавнюю, сложившуюся идиллию. Её просчет. Ей действительно казалось, что причина её провинности лишь в том, что она позволила себе напиться, но ревность. Именно эта чертовка сейчас повисла в воздухе этой комнаты, в которой они сейчас находились. 
      - Спектакль? - с критичным отчаянием переспросила она, осознавая, что всем её словам сейчас была грош цена. Сейчас она напоминала себе маленькое создание, которое пыталось пробить броню злого неприступного монстра, что успел внушить себе исход любого действа на годы вперед с раскладом явно не в его пользу. Оливия не была готова к такому. Растеряна, напугана, но все ещё твердо уверена в своей правоте, когда пальцы Дилана с силой сжимают её запястья заставив поморщиться. Ушел из семьи, да, и это рядом не стояло с тем, что приходится переживать каждый день ей, понимая в какую игру она ввязалась и только с каждым новым днем её условия остаются все так же как и прежде. Мысли отразились в её взгляде, ей хотелось как никогда доказать сейчас ему то, в чем он так сильно заблуждался. События будоражили, пробуждая все то, что ещё когда-то дремало внутри неё и что порой так было необходимо, разжигая внутри разве что не настоящий огонь.
      - Хочу тебя. Рядом. А ты. Ты действительно веришь в то, что я вообще способна на это!? Зачем ещё мне нужно было звонить тебе вчера и просить тебя вытащить меня от туда. Зачем? Для чего!? - она пристально смотрела в его глаза, переводя на время собственное дыхание, что вышло из-под контроля ещё минутой ранее, когда он поцелуем решил прервать её возможность высказаться. Напрасно. Она сдалась. Все это было как минимум больно. Больно ни сколько физически, сколько морально от того, что это могло быть правдой. Сейчас Оливия верила во все те слова, что слетали с её губ и Дилан должен бы это слышать. Как ещё иначе можно было продвинуться вперед, не предпринимая никаких способов удержать баланс движения. 
      - Я только твоя. Какие ещё нужны доказательства? Что ещё нужно сделать, чтобы ты услышал меня!? - её свободная рука вновь коснулась его лица, едва касаясь, почти невесомо, в то время как взгляд пытался уловить встречный момент. Этого было не нужно, все и без того уже кричало внутри, требуя продолжения, а взгляд хаотично метался по лицу изучая и без того знакомые черты. И если ещё вчера Оливия могла хотя бы на грамм иметь попытку подумать о том, что она однажды может оказаться чужой и не нужной, то уже сейчас была точно уверена, что её жизнь не может быть другой и не может сложиться иначе. Её место было здесь. Сейчас. Рядом с этим человеком. В этой реальности или какой иной. И не важно, на какие ещё препятствия придется им впредь натолкнуться, а ведь они обязательно будут. Рано или поздно ему придется узнать правду, которую хотелось бы уничтожить уже сейчас. Рано или поздно жажда власти её отца захочет новых утех, а пока лишь они есть друг у друга.
       - Я не в праве держать тебя рядом. - чуть тише и уже спокойнее призналась Оливия, стараясь сдержать нахлынувшие эмоции, которые смогли достичь своего фатального предела. Наивно. - Но я могу попытаться это сделать. - едва договаривая эти слова, она запустила руку в карман его пиджака ловко цепляя мобильный, который тут же полетел куда-то в сторону дивана уже в выключенном состоянии и, к счастью для того, приземлился куда-то в подушки. Ей хотелось сорвать с него этот пиджак, рубашку, избавиться от всего этого лоска и их работы, хотя бы на день. Не имея возможности вспомнить реальность.

Отредактировано Olivia Sammerson (17.05.2018 21:18:12)

+1

11


    Этот разговор больше был похож на ссору, но очень тихую, они почти шипели, настолько низкими были их голоса. Это было хуже открытой ярости и криков, которые бы разрывали комнату на части. Дилан хотел задушить эту суку, вот правда Лив или ревность еще было не ясно, обе были хороши. Мужчина никогда ранее не испытывал такую ярость по отношению к поступку девушки, даже с женой не заботясь, где и с кем находился. И уж тем более его мало волновало, где была Офелия, если уж на то пошло. Это пугало его, но не настолько сколько возможность потерять ее, из-за того, что не  мог подавить в себе эту ярость сейчас, отталкивая девушку от себя дальше, желая задеть ее сильнее, наказать. Не самый мужской поступок, но по-другому не мог сейчас. Им двигали низменные чувства, первобытные и такие не свойственные ему. Раймонд никогда ранее не испытывал их на себе. Он видел, но не хотел замечать то отчаяния в котором находилась Лив, мужчина продолжал наказывать ее.   
      - Хочешь? Как интересно. Откуда же я знаю зачем? Это я хотел бы узнать, но не сейчас, я хочу уйти на работу и не видеть тебя. Я почти ненавижу тебя сейчас настолько же сильно, как и люблю. Ты как отрава, что медленно, но верно отравляет меня,- говорил он не отводя от нее своего взгляда, позволяя в них рассмотреть ярость, которая никуда не делась, а становилась только сильнее. С каждым словом, брошенном в пучине этой ревности. С каждым прикосновением к этой лживой суки. Дилан понимал, что это правда, но вот только он не был против тонуть в своих чувствах к этой девушке, что, сейчас не смотря на его настроение продолжала удерживать его рядом с собой. Она задыхалась в своих чувствах и стремления доказать ему свою правоту, а он только топил ее. Стараясь сделать больнее. 
      - Я тебя слышу, слишком хорошо Лив, - отозвался он, ощущая ее ладонь на своей щеке, она как будто испытывала его. – Слышу, и хочу забыть все, что было вчера. Я тебе верю, но я не буду терпеть если к тебе прикоснется кто-то кроме меня, я тебя предупреждаю, что я тебя убью, - он наступал на нее, сжимая ее шею правой рукой, слегка сжимая пальцы, что сомкнулись сильнее на ее шее.  Сожми он сильнее, наверное, навредил бы ей, но не сделал этого. Ее взгляд блуждал по его лицу. Что она хотела увидеть в нем? Постепенно ярость начала спадать на нет, но напряжение не покинуло мужчину, он все еще был напряжен, даже когда его пальцы разжались, и он захотел уйти, чтобы не совершить еще одну ошибку. Сказано было много в пылу ярости, он жалел о некоторых из них, когда холодный рассудок пытался пробиться сквозь эту толщу ярости, агрессии и ревности.
      - Оливия, - постарался затормозить ее мужчина, когда она просто забрала его телефон и отправила через всю комнату на диван, куда он благополучно приземлился. – Ты заходишь слишком далеко, - низким голосом предупредил Дилан. Резко скидывая пиджак, который тут же оказался на полу, он жестко взял девушку за запястья только лишь для того, чтобы, резко развернув ее, толкнуть на диван. Теперь она смотрела на него, когда он начал расстегивать рубашку, демонстративно, давая ей понять, что хочет. На ее попытки подняться он только еще раз толкнул ее, давая понять, что не отпустит. Он не смотрел ей в лицо, он не вдел ее эмоций. Страха или возбуждения, ему был важен факт того мерзкого превосходства, которое он сейчас ощущал над ней. – Ты этого хочешь?- интересовался он, когда наклонился над ней, одной рукой удерживая свой вес, другой он раздвигал полу ее одевания. – Ты мое наказания, Лив, но не смотря ни на что, я готов принимать его, потому что я выбрал тебя, потому что ты моя,- напомнил он ей. Тем временем его рука гуляла по ее ножке, сжимая ее, не позволяя ей исчезнуть. – Прогони меня, иначе я не смогу остановиться, - практически умолял он, накрывая ее губы жестким поцелуем, заставляя ее раскрыть рот, впуская его язык. Ярость постепенно перерастала в страсть, желания. Ему нужно было остановиться, он не хотел потом пожалеть, если Оливия возненавидит его за столь бурное и не свойственное ему проявления чувств.

+1

12

       Планы рушились на глазах, иллюзии, что создавались из ниоткуда теперь были готовы разбиться о скалы слетая в пропасть. Очередное небрежно брошенное слово, когда, казалось бы, уже все было сказано. Желания очевидно. Вот только один момент может перекрыть все под корень, теряя все прочие возможности твердо стоять на ногах. В случае с Оливией последнее могло быть в прямом и переносном смысле. Ещё некоторое время назад она хотела оставить его здесь, рядом. Но ведь не в этом была основная суть её желаний. Прежде всего ей хотелось, чтобы Дилан услышал её и понял, случись что с ними дальше, но только этого не происходило. Она не была ни в чем виновата и эта ревность, что слепила похуже самого жаркого солнца, могла выжечь собой многое, что успело сложиться между ними. Она понимала его, могла понять, что творилось в его голове, потому что сама не смогла бы смириться с подобным. Вот только никак не укладывался тот факт, что слова, что будут брошены под волью эмоций в конечном итоге, будут способны провести финальную черту.
       Оливия почти получила то, что хотела, если не считать слова почти. Она сама перешла черту, забирая мобильный, но их разговор явно не мог остановится. Страх наполнил её легкие новой волной, в то время как пальцы Дилана с силой сдавили её запястья, достаточно больно для того, что можно считать нормальным, но ведь и её шея до сих пор помнила его угрозу, пусть и не такую сильную, как теперь, сейчас. На секунду Оливии даже показалось, что у неё останутся следы от грубого прикосновения, но уже в следующий момент она теряла себя, не в силах осознать происходящее, хотя, понимая всю суть, от чего в душе начинало крутиться не самое из приятных ощущений. Каждое прикосновение доставляло боль, они противоречило всему тому хорошему, что между ними. Это безумие нужно было остановить, даже для её терпения происходящее могло иметь свой предел.
       - Я не твоя вещь. Прекрати. Хватит! - её голос впервые сошел на крик, а ладонь резким движением рассекла воздух, нанося удар по щеке обдавая ту жаром, когда его губы требовательно накрыли её призывая поддаться на грубость. - Я даже не твоя жена! - заметила она, не осознавая насколько болезненными могли быть эти слова для них обоих. Она никто для него, и случись что не так, она обречена будет остаться одна, в то время как он всегда может вернуться в свою семью, где его всегда встретят.   
       Перед ней был словно бы другой человек. Человек, которого она успела полюбить, тот ради которого она была готова пойти на многое и даже более чем. Она не знала, откуда вообще сейчас у неё были силы бороться. Быть может последние. Бороться с собой, чувствами, собственным страхом. Только это ей было сейчас необходимо. Получить в конце концов то, что может стать правдивым ответом. Ещё больше она напоминала себе о том, что не была готова к такому. Это не было похоже на них. Другое место, время, события. Быть может тогда она бы смогла так просто поддаться на провокацию, не забывая о собственных желаниях. Так было неправильно. Оливия хотела провести день вместе, хотела его оставить, при этом они оба сейчас всё разрушали.
      - Прошу тебя, уйди. - все ещё тяжело дыша чуть тише проговаривает она, уводя взгляд в сторону, и лишь на мгновение повернувшись лицом к самому Дилану. Она не могла позволить себе сомневаться, но это именно то, что происходило сейчас с ней, внутри неё. Она не была уверена сейчас ни в чем, зная лишь то, что им обоим сейчас нужно было время.
Не сказав больше ни слова и с не меньше осторожностью, девушка поднялась с дивана, теперь уже точно понимая, что её никто не остановит. А если таковое и случится, то конец этой истории уже был бы очевиден. Ещё вчера они обсуждали свою жизнь, она была готова идти навстречу многому и не важно, что это было наперекор её любимому отцу, но уже сейчас она могла сомневаться даже в том, что вообще есть правильно, а что нет. Поправляя на теле свой халат, что успел растрепаться она первой выскочила из комнаты, плотно захлопывая за собой дверь в спальню, заперев ту изнутри. Это было фиаско, которого больше всего сейчас ей так не хватало в жизни.

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » There is always a chance. ‡эпизод