http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Oh let myself go ‡флеш


Oh let myself go ‡флеш

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://funkyimg.com/i/2AQ7y.png
Время и дата:
весна 2005
Декорации:
США
Герои:
Лиам Райан и Микаэла Хилл

0

2

Здравствуй Джордж.
И так прошло два года, как я нахожусь в Ираке. 2 года нескончаемых сражений, засад, перестрелок и убийств. Ты предупреждал меня, что война не такая какой ее описывают в книгах и фильмах. Даже предлагал мне, отступить от этой безумной затеи и отсидеться в Штатах. Это было в твоей власти, оставить меня в стране. Но видимо я унаследовал от тебя гораздо больше, чем от отца. Ты никогда не отступал, не мог отступить и я. Поэтому я отправился в Ирак, сражаться за демократию. Убивать во имя свободы. Для большой победы, нужна малая кровь и я ее проливал без всяких сожалений. Знаешь, я уже сбился со счета, сколько крови на моих руках. Но меня не мучают кошмары, я давно решил для себя, что эти жертвы вынуждены, чтобы принести свободу. Но так ли это? Подобных вопросов самому себе я избегаю. Война ужасна. Кровава. И я даже не уверен, что смогу вернуться домой. А каких-то два года назад я мечтал, что вернусь героем. Все пройдет быстро и бесполезно, а деньги которые я получу помогут мне стать человеком которым ты бы гордился. Но знаешь, сейчас оглядываясь назад, я бы отдал все деньги мира, лишь бы закончить войну. Прекратить воевать, вернуть все жизни, которые погибли на этой глупой войне. Год назад вышел фильм Троя, успел посмотреть его пока был в отпуске. И чертовски верная была цитата, как бы было здорово, если исход войны решался сражением между лидерами государств. А не чья армия больше и лучше вооружена. Сколько жизней бы тогда удалось спасти. И не думай, я не жалуюсь, просто все больше мыслей лезет в голову и не с кем ими поделиться. Не стоит подрывать моральный дух своих товарищей. Я держусь гордо. С высоко поднятой головой и никто не знает, какое дерьмо творится у меня на душе. Зря, я не послушал тебя, ты ведь всегда оказываешься прав. Но в любом случае, ради нашей мечты я вернусь, получу высшее образование, закончу академию ФБР и стану достойным человеком. Я не могу подвести себя. И что еще более важно, я не могу подвести тебя.

Лиам дописал письмо и отложив ручку в сторону перечитал его. Мужчина еще не знал, отправить ли его по адресу, или же оно останется среди десятка других лежать в его сумке. Лиам часто писал письма, но редко их отправлял. Он боялся разочаровать того, кто в него всегда верил. Но ему было жизненно необходимо выплескивать свои мысли на бумаге. Ведь иначе он боялся просто сойти с ума. Каждый справляется со своим безумием по-своему. Одни предпочитают играть на гитаре, другие в тайне от сержантов заглушают боль алкоголем. Говорят, некоторые даже не чураются насиловать местных женщин. В подобный слух Райан отказывался верить, но в этом мире возможно все и нельзя исключать подобных вещей. Все письма Лиама предназначались Джорджу. Мужчина не писал отцу или матери. Первый ясно дал понять, что сын его самое величайшее разочарование. А матушка, не смотря на всю любовь к ней, Райан знал, что она всегда останется на стороне своего мужа и это злило младшего Райана и поэтому он игнорировал ее письма, оставляя их без ответа.
- Собирайся, Эль-Хилла зовет, - произнес Киану, зайдя в палатку, - заебало передвигаться. Хоть бы неделю спокойную выделили
- Когда автомобиль взрывается и убивает 125 человек, сложно говорить о спокойствие, - заметил Лиам и сложив письмо пополам закинул его в сумку, - через сколько выдвигаемся?
- 15 минут.
***
- Мда, я надеялся на пятизвездочный отель, а не вот это, - Киану окинул взглядом матрасы, лежащие на деревянном полу и обреченно вздохнул, - да и взгляды местных меня напрягают.
- Успокойся, - бросил Лиам, - они просто напуганы, -  мужчина бросил сумку в угол и лег на матрас, - вполне себе удобный. Спать можно.
- Да тебе вообще похер, где и как спать. Всегда удобно, - Киану обреченно вздохнул, - и это взгляд не напуганной дичи, а охотников, которые хотят убить зверя. И звери это мы.
- Это дети, придурок
- Дети? Да этот козлина выше меня ростом. А я тебе отвечаю Лиам. Нельзя им доверять, - Киану снял автомат с предохранителя и вышел из комнаты.
- Твою же мать, - выругался Лиам, вешая свое оружие за спину и идя за своим сослуживцем, чтобы уберечь его от ошибки, которую он собирался совершить, - Киану, успокойся.
- Да нихера, - произнес мужчина и постучался в дверь, где, по его мнению, сидели террористы. Открыл ее 17-ий паренек, грязное лицо, тонкие руки. Лиам сделал вывод, что парень и так вдоволь страдает от голода и парочка тупых американских солдат, его участь ничем не облегчат, - взрослые в квартире есть? – произнес Киану, проходя внутрь, - по-английски понимаешь?
- ماذا تحتاج؟ الخروج
- Тупая бестолочь. По-английски говори
- الخروج! الخروج! الخروج, - Киану навел ствол на парнишку. И Лиаму пришлось действовать быстро, прежде чем пролилась кровь. Мужчина схватил своего друга и потащил вон из комнаты
- Ты что творишь? Совсем из ума выжил?
- الله أكبر, - слова которые боялся услышать каждый американский солдат. Аллаху акбар. Лиам и Киану не успели среагировать. Выстрели. Пули превратили Киану в решето, он захлебывался собственной кровью. Вот и хваленные бронежилеты в действие. Прежде чем Лиам успел вытащить свой автомат из-за спины пули настигли и его.
***
Пип…пип…пип
Мужчина открыл глаза и первое, что он увидел – яркий белый свет. Но когда зрение стало четче, Лиам готов был поспорить, что с ним в палате находился светловолосый ангел, спрятавший крылья под больничным халатом.

+2

3

Нью-Йорк. 2014 г.
Такие истории, как моя, принято начинать с красной строки, большой буквы и конечно же, учитывая взлеты, падения и неожиданные повороты, все свести к хэппи энду. Что ж, смотря на свою восьмилетнюю дочь Кейт, я понимаю, что до хэппи энда не смогла дотянуть, не хватило опыта и выдержки.  Мне с трудом дается роль матери. Я не могу следовать установленным правилам слишком долго. Мои нервы очень быстро сдают, и я отступаю, выбрасывая белый флаг над головой, бегу с поля боя, поджав хвост.
Закинув ногу на ногу, демонстрируя свой недавно приобретённый в поездке на Мальдивы загар, я медленно потягиваю из своего бокала поданное мне вино из самой Каталонии. Сорт Макабео, но я, возможно, ошибаюсь, отец, безусловно, рассказал бы об этом напитке больше. Мои пальцы то и дело касаются массивного кулона на шее, дизайнерская безделушка, не больше, но она с головой выдает меня.  Когда Кейт входит в гостиную, я отставляю, бокал и старательно улыбаюсь ей.  Она смотрит на бокал, затем на меня и снова на бокал, где-то за ее спиной вырисовывается силуэт моей матери, что мнет в своей руке перчатки из тонкой телячьей кожи. Именно в эту минуту я ловлю себя на мысли о том, как сильно они похожи, наверное, даже больше, чем я была похожа на собственную мать в возрасте Кейт.  Единственное в чем было отличие – цвет глаз дочери, его она унаследовала от своего родного отца.
- Как каток? - слегка похлопав ладонью по мягкой обивке дивана, на котором так удобно устроилась, я подзываю дочь ближе. – Тебе понравилось? – Кейт смотрит на меня настороженно, потом переводит взгляд на стоящую позади нее бабушку, что очень вовремя в покровительственном жесте возложила на ее хрупкие плечи свои худые, но ухоженные руки.
- Могло бы быть и лучше, - безразлично пожимая плечами, выдает дочь, после чего подхватывает с пола сумку с коньяками и по шагам несложно определить, что она поднимается наверх, в свою спальню.  Самое время ухватиться за свой спасительный круг – бокал с недопитым вином.
- Помнится, в ее возрасте я была в восторге от катка у Центра Рокфеллера, - мое ворчание вызывает на губах матери снисходительную улыбку. Она отдает распоряжение горничной заварить для нее чай, а сама занимает свое излюбленное кресло ближе к окну, почти  через всю гостиную от меня.
- Помнится в ее возрасте,  у тебя не было причин обижаться на меня, я всегда держала свое слово.
Я поджимаю губы.
- Ой, да брось, - цокаю языком, опустошаю бокал и с нескрываемым раздражением отставляю его в сторону. – Ей восемь, а не три, она должна понимать, что рейсы задерживаются, а люди могут проспать встречу. Чему их только учат в этих элитных школах с углублёнными знаниями ВСЕГО.
- Она ждала тебя до последнего, Элла.  – Офелия берет со столика свою излюбленный томик Дюма и укладывает его на колени, ее пальцы медленно скользят по обложке.  – Верила в то, что ты не нарушишь свое обещание.
- Я, - сглотнув ком стыда, что стал мне поперек горла,  я давлю из себя усмешку, хотя чувствую как наливаются жаром мочки моих ушей,  затянувшееся молчание больше смахивает на то, что в очередной раз мне придется выдумать оправдание своим действиям и нарушенным обещаниям, но я просто качаю головой, - неважно. – Взгляд скользит по вытянутой вдоль спинки дивана руке и замирает на циферблате ручных часов от Диор. – Мне уже пора, у меня встреча.  – Я поднимаюсь с места и разглаживаю несуществующие складки на своем платье от Валентино.
- Загляни к Кейт прежде, чем снова исчезнешь до конца недели. 
Собственно выбора она мне не оставляет, если я хочу чтобы моя дочь сменила свой гнев на милость, мне придется подняться к ней перед сном и поцеловав в лоб, подоткнуть по углам ей одеяло.
- Ты ничему не учишься, Микки, – отчитала я себя, пока преодолевала ступень за ступенью, продвигаясь на второй этаж к спальне своей дочери.  За дверью было тихо. Я дважды стукнула костяшками в дверь.
- Войдите, - Ее слова тихим эхом отразились от стен комнаты, когда она, шмыгая носом, пыталась остановить очередной приступ горючих слез. Кейт быстро оглянулась через плечо, когда я приоткрыв дверь, заглянула в ее спальню и так же быстро отвернулась, утирая рукавом своей ночной рубашки слезы.
- Ты почистила зубы? – Не придумав ничего более важного, поинтересовалась я, прикрывая за собой дверь.
- Я никогда не забываю чистить зубы перед сном, - отозвалась моя дочь, все так же продолжая сидеть ко мне спиной.  - Зачем ты пришла?
- М-м-м, - я оглядела убранство спальни восьмилетнего ребенка, просто потому что была не в силах смотреть на заплаканное детское лицо. – Пожелать тебе добрых снов, как желают все мамы своим детям.
- Ты никогда не была как все мамы, - Кейт забралась под одеяло и сама поправила для себя подушки, устраиваясь удобнее, почти, что зарываясь в ворох мягких перьевых подушек и одеяла.  – Спокойной ночи?
- Кейт, - я не придумала ничего лучше, как присесть в изножье ее кровати и слегка похлопать по одеялу своей ладонью. – Мне жаль, что я не смогла приехать вовремя. – Мой ребенок, услышав это, слегка заерзал в собственной постели, но не отозвался. Умная маленькая Кейт чего-то выжидала, и я видела эту борьбу в ее взгляде.  Подобравшись ближе, я аккуратно, как учила меня моя мать, подоткнула теплое одеяло с углов и чуть помедлив, коснулась лба дочери слабым поцелуем, боясь перепачкать ее помадой. Я уже отстранялась от нее с чувством выполненного долга, когда ее красивый поистине ангельский взгляд вдруг стал почти непроницаемым и таким серьезным, что вдоль моего позвоночника побежали мурашки.
- А если бы папа обещал прийти на каток, он бы пришел?
- Я не знаю, - медленно втягивая голову в плечи, я отстранилась. Тема отношений с Лиамом всегда была для меня болевой точкой.
- Я думаю, он бы пришел. – Дочь долго-долго смотрит на меня, а потом добавляет, - точно пришел.
Мне не хочется ее разочаровывать в столь раннем возрасте, ей довольно не просто расти в «неполной» семье, где она почти не видит собственной матери.
- Как вы познакомились?
- Кейт, это слишком долгая история, - я намеревалась сбежать, как впрочем, и всегда, ища причины сделать ноги сейчас, я промямлила выдуманное оправдание, не в силах скрыть боль в своем голосе.- Тебе завтра в школу, нужно выспаться.
- Это домашнее задание, - Кейт пробормотала, натягивая одеяло выше своего подбородка, - я должна рассказать ребятам и учительнице как познакомились мои мама и папа.
- Кейт…- я чувствовала лукавство с ее стороны, но не могла ее в этом открыто уличить.  Качая головой, я поерзала на постели и,  немного поразмыслив о собственных планах, перебралась ближе к дочери, прилегла рядом, по правую от нее руку.
- Когда он пришел в себя, он назвал меня ангелом.
- У тебя был костюм с крыльями? – Кейт смотрела на меня снизу вверх, хитро улыбаясь мне.
- Нет, - я усмехнулась, покачав головой, - всего лишь белый халат медсестры и в палате было очень светло, в Бостоне стоял поистине солнечный день…

2005 год. Бостон. США.

- Меня зовут сестра Элла,  я позову врача. – Подарив очнувшемуся мужчине одну из своих самых ярких и очаровательных улыбок, я склонилась к нему как можно ближе, чтобы, не смотря на неудобство подушек и его расположение тела, он мог по достоинству оценить выглядывающие в разрезе медицинского халата чашечки моего кружевного бюстгальтера. – В палате не душно? Я могу открыть окно, если это необходимо. Ненадолго.  Давайте я поправлю подушки.  – Мой пациент напрягся, когда я коснулась его шеи, когда мои длинные акриловые ногти скользнули по его коже и зарылись в небольшое углубление между его шеей и  подушкой, помогая приподняться с минимальным для очнувшегося мужчины риском.  – Воды? Я принесу воды. – Выпрямившись и слегка задевая края собственного халата, который едва доходил мне до середины бедра, я развернулась к нему спиной, демонстрируя идеально стоячий воротничок халата и слегка просвечивающую ткань халата, под которым проглядывались бретели моего бюстгальтера. Халаты из плотной ткани я не носила, считая, что они устарели для современности и в них ужасно сильно потеешь, особенно если приходится весь день носиться из палаты в палату.  Проскользнув в образовавшуюся щель между дверью и дверным косяком, я устремилась вперед к кабинету лечащего врача, намереваясь ему сообщить о том, что пациент пришел в себя впервые после проведенной операции.  В палату мы вернулись уже вместе. Когда я вошла, первое о чем мне подумалось – это что мой подопечный вновь впал в глубокий сон, который мог вновь продлиться несколько дней.

+2

4

- Лиам, ну зачем тебе это? – ужин в кругу семьи. Запеченная индейка, красное сухое вино, гарнир в виде риса. Многие любят такие вечера, но Лиам никогда не относил себя к этим «многим». Для него каждый семейный ужин был настоящей пыткой. Сегодняшний вечер, был особенным. Во-первых, он окончил школу, и теперь считался взрослым человеком, который был волен сам выбирать свою судьбу. Хочешь учиться? Пожалуйста. Надоело грызть гранит науки? Иди работать. И можно было бы сказать, что перед ним открыты все двери. Но это было не так. Лиам прекрасно понимал, что он весьма ограничен в своем выборе. Он не смог получить никакой грант на образование, денег заплатить у него не было. А работа? Да кем он пойдет только, окончив школу? Официантом? Барменом? Или стриптизером? Да черт возьми, у него даже пластики нет, чтобы выбрать последний вариант. И Лиам принял единственное верное, по его мнению, решение, чтобы в будущем стать тем, кем мечтал стать с самого детства. Только его семья была с этим не согласна. Мать как могла пыталась его сейчас отговорить. А отец…отец. Во-вторых, отец не присутствовал на ужине. Узнав о решение сына, он встал из-за стала и направился в свой чертов гараж, который был его обителью, священным местом куда никто кроме него не смел заходить. Там он ковырялся в своей ржавой развалине который год пытаясь ее завести. Придурок.
- Мам, не начинай. Все уже решено. Давай просто насладимся едой, - Лиам с удовольствием уплетал индейку. Все же она у нее было волшебной, жаль, что семья Райан редко могла ее себе позволить. И чаще всего обходилась различного рода дешевыми полуфабрикатами, которые совершенно не имели полезных свойств и с каждым употреблением лишь приближали различного рода болячки организма. И сейчас парень действительно хотел, просто спокойно поесть. А не выслушивать нотации. Слишком поздно для них, раньше нужно было заботиться о его воспитании. А еще лучше благополучие, чтобы ему не пришлось думать, где взять сотню тысяч баксов на образование, при этом не загремев в тюрьму и попутно не получить сотрясение мозга, чтобы не стать овощем. Хотя последнее вполне вероятно и в случае решения которое он принял.
- Но, Лиам! – мама была непреклонна. Как пиявка, которая вцепилась в него и желает сейчас высосать всю кровь. Или выебать весь мозг. Да хрен пойми, чего она добивалась. Но с каждым произнесенным словом аппетит парня пропадал, и он едва сдерживал себя в руках, чтобы не встать из-за стала, подняться в свою комнату, собрать вещи и покинуть этот блядский дом навсегда, на пару дней раньше, чем он рассчитывал.
- Мам, не надо, - Лиам предпринял последнюю попытку, чтобы закрыть этот разговор «миром». Он действительно не хотел ругаться с мамой. С отцом всегда пожалуйста. Этому самовлюбленному гавнюку, который являлся последним неудачником на всем белом свете, Райан готов был плевать в душу каждый раз, когда до этого доходила ситуация. Но его мама не была ни в чем виновата, просто женщина, которой не повезло полюбить не того мужчину. И воспроизвести на свет самого неблагодарного сына. Ведь пока одни дети, бесконечно благодарны своим родителям, только за сам факт своего существования. Райан презирал отца, за то, что тот был неудачником. Парень ненавидел его. Лиама бесила в отце абсолютно всё. Его внешность, голос, характер терпилы с окружающими и жесткость внутри семьи. За то, что тот зарабатывал жалкие 10000 $ в год, да дядя Джордж в месяц зарабатывал больше. Лиам ненавидел своего отца и при этом бесконечно восхищался его братом. В детстве, Райана даже посещали мысли, как было бы здорово, если бы его отец сдох. Вовремя мыться полов поскользнулся и упал на затылок. Или его могла сбить машина. Избить гопники. Да что угодно. а Джордж позаботился о маленьком Лиаме и его матери. Возможно они бы даже поженились. И тогда все было бы прекрасно. Чудесная жизнь и ясное будущее…но все сложилось иначе. И сейчас его будущее покрытом туманом.
- Пока ты в моем доме, Лиам Райан, - мать аж подпрыгнула и указательным пальцем чуть ли не тыкала в лицо парню, - не смей мне указывать. Понял? – Лиам кивнул. Он понял. Что больше не может находиться в этом доме. Решено. Сегодня он его покинет. И дай бог, больше никогда не вернется. К черту. В жопу. Нахуй. Достали. Он дослушает ее тираду, ответит и все. Прощайте Райаны, - а если война? Лиам, ты думал об этом? Военные обязаны участвовать в войнах. Тебе придется воевать, терять друзей, возможно ты и сам умрешь. А мы с твоим отцом не собираемся терять единственного сына.
- Война? 21 век на дворе. Никто уже не воюет, Буш не допустит подобной херни. И насчет отца и его намерений. Этому ублюдку плевать на меня. Абсолютно. Бесповоротно плевать. Ему безразлично, умру я или нет. Все, что для него имеет значение. Чтобы ты готовила жрать, и его ржавая херня в ебанном гараже завелась. Пойми. Мне неважно, что ты скажешь. Я стану морпехом, во что бы то ни стало. Потому что ВЫ. Ты и Отец. Не смогли дать мне будущего. Вы вообще нихуя не смогли мне дать. Кроме жизни полной унижений. И поэтому я должен взять всё сам, - Лиам поднялся из-за стола и направился в свою комнату собирать вещи, - спасибо за ужин, мама.
***
Кажется, Лиам видел фильм, который начинался точно также. Красивая медсестра в коротком халате и в кружевном белье. Пациент, который давно не видел женских ножек. А дальше все в лучших традициях немецкого кинематографа. Мужчине даже стало немного стыдно за свои пошлые мысли, но черт возьми как тут удержаться? Когда она так невзначай наклоняется, а он совершенно случайно обращает внимание на разрез халата. Когда ее ногти прикасаются к его шее поправляя подушки. Черт, Лиам ты же ранен. Но не успел произнести он ни слова, как девушка покинула палату, чтобы позвать лечащего врача. Стой. Подожди. Черт с ним с врачом. Все эти слова хотели вырвать наружу, но он удержал их в себе. Мужчина закрыл глаза и представил образ ангела, который еще минуту назад был в его палате. Она действительно была прекрасна. И как после этого не верить в судьбу?
***
Несколько дней спустя.
- Привет, - Лиам поприветствовал девушку которая зашла в палату, - знаешь, женщина которая работает вместо тебя просто отвратительна. Эти два дня были невыносимы. Окно открывать нельзя, подушку ей поправить сложно, о новостях в мире не рассказывает. Черт, знаешь тебе серьезно стоит участвовать в конкурсе лучшей медсестры Соединенных Штатов. Я буду твоим самым преданным поклонником. И в знак моей преданности прими этот скромный подарок, - Лиам протянул букет из 101 белой розы, - Если честно, не знаю. Любишь ли ты розы, но тот, кто их доставил, уверял, что их только утром привезли из самого Эквадора, - небольшая неловкая пауза, - как насчет ужина? Ну после того как меня выпишут. Или же я могу сбежать отсюда, на одну ночь.

+3

5

Кейт, не знала, что являлась точкой моей опоры с тех самых пор, когда ее нерадивый отец оставил нас. В ее возрасте еще рано задумываться о причинах и следствиях, но это не отменяет того, что она, как и полагается ребенку в ее возрасте, очень любопытна от природы.  Ее вопросы растормошили меня, мои бережно припрятанные тайны подобно старым истлевшим снимкам, что прячут в обувной коробке на чердаке,  больше не являлись таковыми.  Подумав об этом, я слукавила. Но при этом не испытала чувства стыда.  Может быть, желание провалиться сквозь землю стоя на месте,  накрывает тебя непроницаемым куполом со временем, когда ты наконец-то начинаешь осознавать, что вся эта ложь во благо, лишь вредила тебе и твоим близким. Смотря на свою старательно борющуюся со сном дочь, я едва ли думала о том, какие последствия за собой повлечет моя ложь, я считала это фантазией,  безобидной сказкой на ночь.
Я пыталась, но не могла вспомнить и дня, когда бы мы с моим бывшим мужем не ругались. Все началось еще до рождения Кейт и продолжалось по сей день.  Нам было противопоказано оставаться в одной комнате тет-а-тет, ситуация постоянно выходила из-под контроля. Мы могли сцепиться в присутствии адвокатов, по телефону, даже в присутствии незнакомых нам людей. Мне не составляло труда открыто и громко послать Райана ко всем чертям, он платил мне той же монетой, называя меня эгоистичной расчётливой сукой. Делали мы это с азартом, будто бы видели массу удовольствий в том, чтобы собачиться друг с другом часами, отдушину, которая помогала нам высвободиться, выплеснуть на обидчика весь свой скопившейся гнев и всю свою обиду. Сейчас, смотря на свою дочь, на мою крошку Кейт, я никак не могла понять, как же ей просто было поверить в то, что я ей сейчас здесь насочиняла. Действительно ли  она ни разу не видела, как ее родителей растаскивают по углам, пока они не поубивали друг друга или она просто, как и положено ребенку, мечтает об идеальной семье с обложки модного журнала?
Убедившись в том, что моя Кейт уснула, я подоткнула по углам подушки ее любимое одеяло и поправила прижатого к ее равномерно поднимающейся при вдохе груди, плюшевого кроля. Мне было жизненно необходимо взбодриться и напомнить себе о том, что помимо роли матери, которую исключительно по моему мнению, мне удается отыгрывать с блеском, я в действительности являюсь той еще эгоистичной, расчётливой и бескомпромиссной сукой со стажем.  Выскользнув из комнаты и минуя комнату, в которой готовилась ко сну моя мать, я направилась на балкон, по пути прихватив с собой телефон и бутылку красного сухого из бара, про бокал я изначально благополучно забыла, поэтому мне пришлось возвращаться за ним. В конце концов, я не имела алкогольной зависимости и не могла пить хорошее вино прямо из горла. У меня были свои представления о том, как расслабляется элита, и пункт о распитии алкоголя там был четко прописан.
Опустившись на диванчик, я потянулась за портсигаром и вынула для себя сигарету.  Я почти насильно гнала от себя мысли разрыдаться от несправедливости этого мира по отношению ко мне, сомневаться не стоит,  пережив всего за час всю свою «историю любви» от начала до конца, я почувствовала себя жертвой.  С таким трудом задавленные глубоко в себя, горестные мысли снова заныли, закопошились в голове, опережая одна другую. Закинув ногу на ногу и позволяя сигарете медленно тлеть, подрагивая меж пальцев, я задумалась о том к чему, в конечном счете, пришла и каким, собственно путем, шла.  Вышло так, что закупоренную бутылку с вином, я гипнотизировала широко открытыми глазами.  Я с таким огромным трудом наладила свою жизнь, порой до упора затягивая гайки и болты, подгоняла жизнь под себя по индивидуальному лекалу. А итог? Полный провал. Катастрофа. И кто бы мог подумать, что именно Кейт заставит меня в неподходящий момент задуматься об этом. Ненависть к бывшему мужу сонно заворочалась где-то в солнечном сплетении.  Я взглянула на экран своего мобильного, пролистала туда-сюда список имеющихся контактов, так и не определившись, кому я хочу позвонить. Я старалась себя убедить в том, что точно знаю, кому звонить не хочу.  Лиам был первым в этом списке.

- Розы, - я медленно выдохнула, стараясь скрыть свое разочарование от  обрушившейся на меня тривиальности, на которую был способен простой парень Лиам.  Взгляд бегал по краю букета, я приняла его в свои руки и поскорее прижала букет к лицу, чтобы не вызвать ненужных подозрений.  – Очень скромно, - ловя на себе заинтересованный взгляд мужчины, который уже попал под действие моих чар, я улыбнулась ему самой обворожительной улыбкой, которая имелась в моим арсенале. Взгляд Райана  был изумленно-восхищенным, примерно таким взглядом дети смотрят на витрину кондитерской лавки, пока хозяин  выставляет свой товар на продажу.  От его взгляда появилось искушение расправить крылышки и показать себя во всей красе интеллекта. Абсолютно для него недосягаемого.
- Розы, выращенные на вулканическом пепле. Крупные бутоны, но они почти не пахнут, зато вянут дольше, чем голландские. – Я осматривала букет, избегая заинтересованного взгляда моего нового ухажера.  Мужское обожание, напоминает теплое уютное одеяло, в которое приятно закутаться. Они излучают его в самом начале отношений, продолжительность бывает разной, чаще всего в несколько часов, до первого секса, потом  это самое обожание выветривается как запах освежителя и все эти симптомы вроде головокружения, желания  шутить и смеяться,  валяться в траве и смотреть в небо, исчезают.  Происходит принятие или непринятие случившегося романа. Ты сидишь на краю постели, реже,  шаришь рукой по полу в поисках сброшенного в спешке нижнего белья, попутно вдыхаешь  накопившейся в комнате запах случившегося секса и думаешь о том, что это было случайностью, которая через пару-тройку дней забудется, возможно, вам еще удастся выпить чашечку кофе за ленчем… и на этом, собственно все.  Лиам как и многие до него, вряд ли слышал эти тонкости о розах в моем скромном исполнении. Мужчины устроены так, что усваивают чужую речь хуже чем сытый ужин и это нормально, особенно если с ними говорит красивая женщина, она может нести откровенную чушь, мужчина даже не заметит этого, пока очарован ей, пока не получил желаемое. Райн был поглощен мыслью о предстоящем ужине и, было бы жаль его разочаровывать отказом.  Запустив руку в свой медицинский халат, а второй крепко прижимая к груди подаренный букет, я двумя пальцами подцепила сложенный пополам лист и, вынув тот, протянула по направлению к Лиаму.
- Мы можем, не нарушая закон поужинать уже сегодня.  Официально ты больше не заключенный палаты 348, но тебе предстоит пройти полный курс реабилитации после травмы,  здесь все написано. А подробности можно уточнить у твоего лечащего врача. – Расплывшись в улыбке в третий раз за утро, я, дала служивому возможность переварить полученную информацию и не сойти в одночасье с ума от счастья, но почти сразу же, не желая растягивать момент, приблизилась и, чуть сминая букет роз, что разделял нас, коснулась губами его колючей щеки.
- В восемь.
За секунды мой «нежный и ранимый» образ ангелочка в халате медсестры испарился из палаты вместе с букетом врученных мне роз. Необходимо было, как можно тщательнее подготовиться к ужину,  суметь понравится служивому настолько, чтобы все его мысли были исключительно обо мне.

+2

6

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Приходилось ли мне задумываться о том, что однажды я стану отцом? Безусловно данная мысль посещает каждого представителя сильного пола. Но, как и всякий мужчина я отгонял от себя эти мысли прочь. Я хотел детей, большую и дружную семью. Красавицу жену. Спиногрызов с которыми бы проводил свои выходные гуляя в парке или играя в футбол. Я хотел этого, но не в разгар третьего десятка моей жизни. Другими словами, о детях, я собирался задуматься после тридцати. И не годом раньше. Но, как и в случае с неожиданным браком, судьба мне преподнесла сюрприз подарив мое самое драгоценное сокровище в жизни. Малышка Кейт стала смыслом всего. Каждый мой поступок был направлен на то, чтобы оказаться как можно ближе к ней. Сделать ее счастливее. Защитить от всех зол которые населяют этот мир. Я даже представить не мог, что можно так сильно любить. Но я любил это маленькое создание больше всего на свете. Она стала моей опорой. Человеком, который без слов заставляет меня каждый раз подняться с колен и идти вперед. Потому что я должен стать достойным отцом для своей дочери. Но если честно признаться, я ведь хреновый отец. Меня не было рядом, когда она родилась и отчасти в глубине души меня даже радует эта мысль. Я понятия не имею как держать новорожденных детей. Я слышал много историй о том, что им нужно помогать поддерживать головку и спинку. Там своя неизвестная технология. И меня пугала мысль о том, что я могу не справиться. И плевать, что все говорят, что в этом нет ничего страшного. Еще как страшно. Война не так страшна, как это. Но если отбросить такие бытовые мелочи, и задуматься о вещах гораздо более серьезных. Я не знал, как воспитывать ребенка…парня бы я еще мог научить драться, но девочку. Я понятия не имел. У меня нет примеров для подражания. Мой отец – кусок не самой приятной субстанции. И если я буду воспитывать свою дочь, как он воспитывал меня. То малышка Кейт возненавидит собственного отца. Примером для подражания для меня всегда был дядя Джордж, но и он как отец оказался не самым удачным примером. Он просто баловал свою малышку. Покупая ей новые игрушки, разрешая творить всё, что душа пожелает и ни разу в жизни не повысил на нее голос даже в качестве наказаний. Во всем важен баланс, а в воспитание детей он становился первостепенной задачей. Найти эту золотую середину, между тем когда балуешь свое чадо и когда следует проявить жесткость. И я понятия не имел как его найти. И это меня пугало. В первые в жизни, я по собственные воли заказал несколько книжек с серьезным намерением их прочитать. Ричард Темплар «Правила Родителей», Марта Сирс «Воспитание ребенка от рождения до 10 лет» и прочее в этом стиле. И я их читал. Пока мои товарищи играли в карты и обсуждали чем займутся после Ирака. Холостые смеялись над мной, говоря о том, что во время ранения следовало просто отдохнуть и поиметь как можно больше девушек. А не обзаводиться семьей. Да я и сам смеялся раньше над семейными, а теперь так незаметно сменил лагерь.
Но я должен был сделать всё, чтобы стать для Кейт самым лучшим отцом. Правда провал меня ждал в самом начале. Я не смог сохранить нашу семью. Удержать ее мать. Навсегда ставя ребенка перед выбором «мама» или «папа».
***
В это было сложно поверить. Но черт! Черт! Она согласилась. И даже поцеловала меня. Пусть и в небритую щеку. Но это уже был успех. Лиам Райан, да ты крут раз смог обратить на себя внимание такой девушки. Микаэла была такой…такой идеальной. Красивой, веселой, умной. Не девушка, а мечта. И сегодня у меня будет целый вечер, чтобы суметь произвести на нее впечатление. Все это казалось счастливым сном, поэтому мне пришлось ущипнуть себя пару раз, чтобы удостовериться, что все происходит наяву. Больно. Всё взаправду. Я был рад. И тут может показаться, что раньше я не встречал красивых девушек. Конечно встречал. Джулию Робертс видел в кино, Бритни Спирс по телику. Но все они и рядом не стояли с мисс Хилл.
Я так был окрылен успехом, что напрочь забыл прочитать бумагу, которую она мне протянула. Где по словам Микаэлы были описаны все подробности реабилитации. Да кого может вообще волновать это лечение? Когда ТАКАЯ девушка согласилась пойти на свидание. Но в этот момент у меня всё рухнуло вниз. Я ведь не слова не говорил ей про свидание. Ужин предполагает поесть, пообщаться, но ни грамма романтики. Черт, дурак. А если она действительно хочет поужинать как друзья. Эта мысль въелась в мозг, словно червяк в яблоко и хорошее настроение улетучилось моментально. Как же можно было так лохануться? К своему лечащему врачу, я шел как в воду опущенный. И совершенно не мог осознать весь длинный поток речи, который он мне говорил. Да и кого волнует, что вещает этот придурок. Он и так знает, что не следует перенапрягаться, быть осторожным, соблюдать все рекомендации. Кстати, а какая там рекомендации? Не помню. До ужина был весь день, мне выделили комнату на время реабилитации. Но вот заявиться на ужин в военной форме не казалось мне удачной идеей. А значит точкой назначения был магазин со шмотками. Идя по улице я, то и дело ловил на себе заинтересованные взгляды девушек. А военная форма творит чудеса, заставляя обращать на себя внимание. И если бы раньше я непременно воспользовался ситуацией, сейчас меня волновала только одна женщина. Микаэла, и то что она скажет. Поэтому зайдя в магазин с деловыми костюмами я, во-первых, ахуел от цен. Да за эти деньги можно было бы купить тачку. Да мы семьей из трех человек за четверть года тратили меньше, чем стоит один пиджак. Не говоря уже о рубашке, галстуке, запонках и прочем. А во-вторых я начал мерить их все. Совершенно забыв о цене. Прекрасно зная, что на один мой сегодняшний наряд, мне придется целый месяц проливать кровь в Ираке. Но я непременно впечатлю мисс Хилл, а не явлюсь перед ней как сын уборщика в футболке и джинсах.
Выбирал костюм я долго, меня наверняка возненавидели все консультанты. Ну не может мужик так долго разглядывать себя в зеркало и перемерить весь ассортимент. Но наконец дело было сделано. Я был неотразим. Да меня в таком виде собственная мать бы не узнала. Жалко конечно 10000$. Но оно того стоило. Уже представляю восхищенный вздох Микаэлы.

вв

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/34/Jonathan_Tucker.jpg

Посмотрев на часы, я с удивлением обнаружил, что время уже 19:00. Да уж, теперь понятно, как женщины уходят на шоппинг и проваливаются во временную дыру, совершенно не замечая, как проходят целые часы их жизни. И только сейчас я осознал, что не знаю, где живет мисс Хилл. А правила хорошего тона диктуют мне заехать за ней на машине. Машины правда нет, но всегда есть такси. Но нет адреса. И это была неувязка. Выход оставался один, ждать ее непосредственно у входа в ресторан. Туда я и отправился, по пути заглянув в цветочный магазин.
Розы ей понравились, а это значит второй букет роз никогда не будет лишним.
- 101 розу пожалуйста
- Эквадорские или голландские?
Ступор. Почему это так сложно?
- А какие пахнут лучше?
- Голландские
- Значит их, - я вышел из магазина довольный, улыбаясь от уха до уха. Пришел ко входу в ресторан и принялся ждать. Но тут погода решила, а не накозлить ли тебе Лиам Райан? И разразилась ливнем.

+2

7

Какими бы мы стали, если бы дождь, случившийся так некстати вдруг заставил меня передумать и вернуться в квартиру? Если бы я по дороге сломала каблук? Забыла зонт? Я подношу бокал с вином к губам и замираю. Какой к черту зонт? Я ведь о нем даже не думала в тот день.
Лиам. Почему стоит мне подумать о нем, и мое настроение меняется — я испытываю болезненное чувство меланхолии. Почему, когда я думаю о нем, когда закрываю глаза или просто расслабляю взгляд и слышу его голос, что надрывает привычную мне тишину, заставляя суетится, режет слух резкостью, штопор начинает закручиваться глубоко внутри меня, где-то там, где начинается дыхание, и я испытываю чувство близкое к панике.
-  Я, конечно, все еще люблю его, -говорю я вслух, и мое признание медленно осыпается с губ в винный бокал, я торопливо опрокидываю остатки вина в себя, глотаю их вместе с признанием, а потом боязливо оглядываюсь через плечо, словно бы мне стыдно признаться кому-то кроме себя в чувствах, которые я испытываю по отношению к бывшему мужу. «Но я и ненавижу его» добавляю мысленно, будто тороплюсь запрыгнуть в последний вагон или оправдать себя перед судом присяжных. Мои зрачки привычно сужаются до размеров игольного ушка, мне нет надобности смотреться в зеркало, я прекрасно знаю свою реакцию на Райна, когда, отбросив все сентиментальности, вспоминаю каков он на самом деле. Я задолжала ему за свое настоящее. Снова бросаю взгляд за плечо, обращаюсь в слух, жду шагов. Я могу с пеной у рта доказывать, что он пустое место для меня, через суд добиваться единоличной опеки над дочерью и получить запрет на приближение, но я не могу отрицать того, что без участия Лиама в моей жизни никогда бы не появилась Кейт. В ней всегда будет жить его частичка. Она будет расти и меняться, возможно, когда-нибудь, совсем скоро, в ней будет намного больше от отца, чем от матери. И должна ли я сказать ему за это спасибо? Моя рука медленно тянется к мочке уха, подушечками пальцев я начинаю массировать ту. Я ведь все просчитала с того самого дня, как вошла в его палату. Каждый мой шаг, каждая произнесенная фраза, каждый взгляд, были направлены только на то, чтобы привести его к цели, цели, продуманной и просчитанной мной с самого начала. Я думала, что его деньги сделают меня богатой и независимой от кормушки родителей, что он знаком с людьми, знакомство с которыми сделает меня знаменитой. Моя благодарность за то, что Лиам подарил мне возможность стать матерью медленно растворяется в беспомощном и оттого еще более яростном презрении. Я прекрасно помню токсикоз, что мучал меня неделями, невозможность надеть привычный каблук, потому что легко могла травмировать себя и конечно же, непомерных размеров живот, что увеличивался изо дня в день вгоняя меня в состояние депрессии. Пальцы медленно скользят по ткани дизайнерского платья. Фитнес и йога творят чудеса. Сейчас и намека нет на то, что я когда-то по формам напоминала шар, что истерично катался из одного угла комнаты в другой, театрально заламывая себе руки и рыдая.

Дождь лил как из ведра. Застенчиво улыбаясь, я выбралась из такси, едва не угодив каблуком прямиком в лужу. Клатч, который я захватила с собой не спас мою укладку, как я не старалась держать его над головой, пока торопливо пересекала улицу по направлению к ждущему меня ухажеру. Дорогой костюм, дорогой букет, он выглядел нелепо без тени щетины на лице и немного растерянного взгляда человека, который провел последнюю неделю на диете из обезболивающего. Я задержала взгляд на складочке – ямочке что образовалась на его щеке, когда он не смог сдержать улыбку при виде меня.  Не было в нем той манекенной красоты мальчиков из рекламы мужского парфюма, но и отрицать его необычную привлекательность я увы не могла.
- Совсем промок, - сморщив носик, я едва коснулась его плеча кончиками пальцев. – До нитки. Громадный букет, который Лиам без торжественных речей поспешил всучить прямо в руки, только мешался. Ну и откуда в нем столько стереотипности? Я оглядела букет поверхностно. Запах конечно восхитительный и то, как он смешивался с запахом дождя, легко могло вскружить мне голову. Но. Внимание свое я обратило на другое. Утром он меня слушал. Я несла откровенный бред, говоря о розах с Эквадора и сравнивала их с голландскими. Лиам же, в свою очередь, проведя работу над ошибками к вечеру уже имел возможность сделать все правильно, по разработанному мною шаблону. Я сглотнула ком, что встал у меня в горле. Возможно именно из-за того, как умел слушать Райан, в будущем у меня могли начаться проблемы.
Мой флирт за столом при изучении меню, медленно перерос в далеко идущий разговор о вкусах и планах на ближайшее будущее. Мы даже не заметили, как забыв в ресторане пиджак Лиама вышли из ресторана и удалившись вдоль по улице прошли несколько кварталов разговаривая друг с другом.
- О, боже, - я, поежившись и прижав к животу покрепче клатч, вдруг поняла, что мы оба чувствуем, как ночная прохлада пробирается к нам под одежду. С губ сорвался кокетливый пьяный смешок. – Мы забыли в ресторане твой пиджак. Как такое могло произойти? – Чувствуя его оценивающий пытливый взгляд, что скользил по моим ногам вверх до самых сосков, которые, господь боже, стояли торчком из-за того, что я очень замерзла, заставляли меня волноваться. Я чувствовала сосущее напряжение, отдающее в колени, боязнь быть пойманной с поличным и все это на грани почти эротического возбуждения. 
- Завтра мои друзья спланировали небольшое мероприятие за городом. Но у меня нет машины, - я прикусила язык, понимая, что немного увлеклась в процессе, довольно легко раскрывая себя, - и компании. Планировала соврать о смене в госпитале, но мне не светит смена следующие двадцать четыре часа…- я склонила голову набок, заговорщицки улыбнулась и мои брови взлетели вверх с явным намеком на то, что я пытаюсь пригласить своего кавалера на второе свидание. Не желая слышать отказ, не давая возможности выдумать причину, по которой он бы не смог оказаться там, где мне это было нужно и тогда, когда я этого хотела, склонившись доверительно к Лиаму так близко, что он мог чувствовать мое горячее дыхание на своей щеке, я коснулась его лба своим.
- Скажи «да», - прошептала я и заискивающе улыбнувшись заглянула ему в глаза. Не знаю, то ли это была его очередная попытка коснуться моих губ поцелуем и украсть тот, то ли он просто собирался кивнуть, но я почти сразу же отпрянула, опасаясь, что, получив желаемое его интерес ко мне ослабнет и мой идеальный план рухнет. Необходимо было сгладить острые углы и в голову не пришло ничего умнее, чем коснуться губами его щеки, а потом смущенно смеясь скрыться за дверью, наспех открыв ту ключами, что все это время зажимала во вспотевшей ладони.

+1

8

Каждый справляется со стрессами по-своему. А я в последнее время стал слишком много пить. Меня мучается бессонница и я не могу заснуть, если не заглушу бутылку дешевого виски. Это стало моей привычкой. Очень пагубной и вредной. Разумом я понимал, что это не может довести до добра. Что рано или поздно мой организм взбунтуется и выскажет мне все, а доктор поставит страшный диагноз. Но я ничего не мог поделать. Заходя в ближайший к моему дому магазин, я шел к привычной полке и брал одну и ту же бутылку. Меня уже давно тут знали. Сложно не запомнить мужчину с недельной щетиной и мешками под глазами, который каждый день предпочитает брать виски. Один из кассиров, мужчина в возрасте далеко за 50 однажды пытался со мной завести разговор о правильном образе жизни. Но был грубо остановлен мной. Не его это дело. Я предпочитаю травить себя. Ведь сейчас это единственное, что мне остается. Когда Кейт вырастит, розовые очки через которые она смотрит на жизнь и на меня спадут. Наверняка она возненавидит собственного отца. Будет стыдиться, говорить, что я жалкий неудачник и чертовски похож на ее деда. И будет права. Годы идут, я не становлюсь моложе, но как итог я до сих пор ничего не добился. И в такие моменты больно осознавать, что где-то под тем потоком желчи, который каждый раз выливает на меня Микаэлла, она оказывается права. Мне 33 года, я закончил Куантико, работаю в ФБР. Но тем не менее так и остаюсь куском дерьма. Другие в моем возрасте идут на повышение. Становятся заместителями отделов, думают о переезде в Вашингтон. А я продолжаю пить дешевый виски. Мне бы не хотелось этого признавать, но иногда я все же слежу за Микаэллой. Проверяю с кем она, пробиваю их по базе ФБР. Вытаскиваю наружу все подноготную. Оправдываю это тем, что хочу защитить свою дочь. Что все это только ради Кейт. И это правда. Но не полная. Я проверял их, чтобы понять, чем они оказались лучше меня. И тяжело осознавать тот факт, что среди этого множества, главным неудачником остаюсь я. У кого самый маленький счет в банке? Лиам Райан. У кого самая стремная работа? Лиам Райан. Кто бухает самый дешевый виски? Лиам Райан.
Тогда, еще до того, как я вернулся в Ирак. Мы провели вместе очень мало времени, но каждое мгновение рядом с ней, я был счастлив. Она смогла подарить мне надежду, что я не безнадежен, что я не похож на своего отца и что у меня есть будущее. Но затем эту надежду она также жестоко и растоптала. И любой другой, после этого и на милю бы ее к себе не подпускал. Но я был бы рад, если бы она вернулась. Ведь даже спустя годы ненависти, злости и взаимных упреков. Микки остается единственной женщиной, которую я любил…и люблю.
***
Остается загадкой, как женщины могут иметь такое влияние на мужчин. И хоть Лиам Райан, никогда не был падок на женщин, но мисс Хилл смогла вскружить ему голову. И хоть со стороны он казался себе неуклюжим и невнимательным из-за отсутствия практики общения с женщинами, Лиаму казалось, что он все делал правильно. Плохо, что забыл пиджак в ресторане, ведь сейчас бы он как нельзя кстати оказался бы, чтобы снять его с себя и отдать Микаэлле. У нее не было машины…и компании. Что из этого было основополагающим? Машина или компания? Машины у него тоже не было, но права он получил еще в школе, а кругленькая сумма на банковском счете позволяла взять на прокат любую машину. С компанией было сложнее. Он хотел провести каждый оставшийся ему день на гражданске с Микаэллой, но совсем не был готов знакомиться с новыми людьми. Лиам вообще предпочитал по большей части общество груши, блинов и гантелей, а не людей. Но эта была возможность провести весь день рядом с мисс Хилл и поэтому отказываться было глупо. Но слова встали комом в горле, Райан растерялся и поэтому лишь неловко кивнул, что было оценено девушкой как неловкая попытка поцелуя. Вот дурак, испугал ее своей неловкостью. Лиам не знал, как сгладить этот момент и хотел провалиться под землю и исчезнуть как можно скорее. Но Микаэлла в очередной раз поставила под сомнение, то что она человек. Ведь только ангел мог так легко и непринуждённо сгладить столь острый угол и неловкость. Одним легким поцелуем в щеку. Когда девушка скрылась за дверью, Лиам еще несколько минут стоял и смотрел ей вслед.
***
Отдых на природе подразумевал не столь официальный стиль одежды. Но проблема была в том, что у Лиама кроме армейской формы, и купленного вчера костюма не было совершенно ничего. Логично было бы заехать в ближайший спортивный магазин и купить пару джинс и футболок, ведь вынужденный больничный продлится еще несколько недель. Но вчера вернувшись домой Лиам, очень долго не мог заснуть. Думая о предстоящем дне, прокручивая в голове свои слова и то как ему завтра следует себя вести. И как следствие, он проспал и сейчас чертовски опаздывал, поэтому мужчине не оставалось ничего другого, кроме как одеть форму и выйдя на улицу спросить, где ближайший автосалон по прокату машин. Благо он оказался недалеко.
- Здорово, слушай мне нужна машина для поездки за город. Самая крутая. На сутки, - быстро проговорил Лиам, потом засомневался, в том понял ли его вообще этот зеленый паренек за стойкой, но благо тот оказался расторопным и начал быстро стучать по клавиатуре. И как они это делают? Всплыла неожиданная мысль в голове Райана и так же быстро улетучилась. Компьютеры зло, раскладка клавиатуры еще большее зло.
- Ну гелик последней модели. 2 штуки баксов за сутки, - с такой цены Лиам несколько застопорился. Но день с Микки…с каких пор он стал называть ее Микки? Того стоил поэтому согласился, но тут возникла проблема со счетом, - служивый. Может машину поскромнее и налом? Не удаётся списать.
- Нет. Мне нужна эта машина. Секунду, - Лиам достал простенький кнопочный мобильник из кармана и набрав номер по памяти принялся слушать гудки, - Джордж здорово. Выручай, мне нужна 2000$ проблемы со счетом, но я все верну. Честно. Зачем? Да машину на прокат беру. Да я понимаю, что за эти деньги можно купить машину, но мне нужна именно эта…на сутки, - следующая фраза была очень громкой. Паренек ее наверняка услышал, но делал вид, что ничего не произошло. «Да ты там совсем ебанулся?». И правда, Лиам совсем. Прямо совсем. Но далее Джордж сделал, то что Райан никак не ожидал. Он попросил передать трубку парню за стойкой. Те разговаривали около двух минут. Но после них Лиам получил обратно не только своей телефон, но и ключи от машины, - а оплата?
- Бонус для героя войны в Ираке. Наша компания ценит тех, кто защищает демократию в нашей стране и других…только одна просьба, пусть агент Райан не проверяет нашу отчетность, в этом месяце, там не все гладко. И да машина на сутки, и отсчет пошел с этого момента, минута опоздания и придется платить по удвоенному тарифу.
- Понял. Спасибо, - все же США, самая лучшая страна в мире. И Лиам горд, что является ее гражданином.
Припарковавшись напротив дома Микаэллы, Лиам вышел из машины, подошел к двери и постучал в нее, ожидая, когда дверь откроет его прекрасная Микаэлла. ЕГО???

+2

9

Когда Лиам отказался вернуться в «семью», твердо заняв позицию, что он нужен стране как герой больше, чем молодой жене и новорождённой дочери, я обрушила на него весь свой гнев, как когда-то согласно Библии на землю обрушился всемирный потоп. Я спустила на него всех имеющихся у меня собак – адвокатов, родителей, наших общих знакомых, всех, кто мог сочувствовать молодой матери. Мое громкое и обозленное «ату» звучало как из горна. Я была чертовски зла на своего «сбежавшего» мужа и в тайне надеялась на то, что травля, которую я устроила, заставит его пересмотреть свои приоритеты и вернуться в семью. Семью, видимость которой я пыталась создать, на деле мы никогда не были семьей и вряд ли бы ей стали с нашими-то взглядами на жизнь.  Что же, в конечном счете, нас объединило? Я полагаю, что это ложные идеалы, которые мы видели друг в друге. Лиам, смотря на меня, видел во мне именно «ту самую» женщину, которая превзойдет всех умом, красотой, способностями во всем, что касалось института семьи. Я видела в нем выгодное вложение своих усилий, полагала, что сплю на денежной перине, нужно просто немного подождать, пока  зеленый сотенные купюры сами начнут сыпаться на меня сверху.
***
Я знала, что он у меня на крючке. И в предвкушении чего-то большего, чем просто быстрый секс на заднем сидении его автомобиля во время тусовки за городом, я взлетела по ступеням в свою спальню с такой легкостью, словно законы гравитации совершенно не распространялись на меня. Я видела Лиама, точнее его спину, когда он трусцой перебегал дорогу, чтобы пойти в нужном ему направлении по другой стороне. И сердце мое трепетало от предчувствия того, что все мои мечты в скором времени осуществятся.  Момент, когда он, вынув из красной бархатной коробочки «Картье» наденет знаменитое кольцо, три звена которого искусно переплетены в одно, сделает меня самой счастливой женщиной на планете.  Он сам вынет кольцо и наденет его на мой палец, пока я сквозь пелену слез буду любоваться идеально выполненной работой ювелира,  что плотно обхватит мою кожу под суставом и словно бы будет сделано специально для меня.
***
Попытки Лиама произвести на меня впечатление забавляют меня. Не знаю, на какие жертвы он пошел, чтобы отвезти меня за город, но не будь я столь требовательна в вопросах состоятельности моих ухажеров, он бы покорил меня выбранной машиной и логотипом зеленого крокодила на своей рубашке поло от фирмы «Лакост». Я провожу по его плечу рукой, демонстрирую отсутствие кольца на безымянном пальце. Легкая дрожь, пробежала по моему телу от его внимательного взгляда и я постаралась избегать в дальнейшем длительного зрительного контакта с Лиамом, словно бы у меня были причины бояться, что он все поймет. Мне кажется, я покраснела от стыда, пропуская через себя эту мысль подобно шелковой нитке.  Оказавшись внутри дорого салона, я расслабляюсь, и моя непоколебимая уверенность возвращается ко мне. Мы вместе, будто бы делали это всю свою сознательную жизнь, выбираем пункт назначения в навигаторе.
Нам не удается припарковаться близко от места, где происходит все действо и это расстраивает меня. Вся затея уже не кажется мне такой интересной, если хоть что-то в моем плане выходит за рамки идеально спланированной ситуации.  Я старательно делаю вид, что все нормально, но по сути именно в этом и заключается мой план – Лиам, каким бы простаком он не был, должен понять, что все далеко ненормально.  И если все делать правильно, выстраивать и двигать фигуры согласно плану, то очень скоро он постарается исправить ситуацию, в которой первично будет винить только себя.  И все же я слишком много времени и нервов убила на том, что пыталась контролировать всю ситуацию целиком. В какой-то момент я позволила Райану переплести пальцы наших рук в единое целое и поняла, что не так уж и важно, кто в итоге из нас возьмет верх над происходящим. Все складывалось просто великолепно. Великолепная погода, великолепный ветер, великолепная компания. Здесь присутствовало больше дюжины незнакомых мне людей, с десяток тех, кого я встречала в коридорах госпиталя и всего парочка тех с кем здоровалась каждое утро, пересекаясь у автомата с кофе в перерывах между обходами пациентов. Я надела новое платье и туфли на высоких каблуках, уложила волосы, накрасилась. Весь мой вид говорил о том, что я хочу, и буду находиться в центре внимания. Лиам как и подобает добытчику разживается  для нас местным алкоголем, приносит его не расплескав не капли и протягивает один из стаканов мне. В награду, как и полагается герою, я  провожу пальцами свободной руки по изгибу его губ, а потом целую. У нас все по-настоящему. Мы оба должны в это верить иначе фокус не получится. Мы были словно актеры на сцене в лучах софитов. Мы улыбались, смеялись, обменивались взглядами, которые были понятны только нам двоим. Мы пьем местное пиво, мешаем его с дешевым виски. Врем от времени, нам что-то подливают в наши стаканы, но мы уже не отслеживаем, что именно, просто пьем, когда кто-то рядом выкрикивает очередную причину для того чтобы опрокинуть внутрь себя очередную порцию алкоголя. Я из числа тех людей, кто не знает меры, мои границы настолько гибки и вместительны, что чаще всего я попросту забываю об их существовании. Например, как сейчас, когда во мне находится несколько литров алкоголя, которые туманят мой разум и раскрашивают окружающий мир в причудливые тона. Ядерная смесь из пива и местного бурбона дает о себе знать, и я начинаю смотреть по сторонам на мужчин, что окружают меня.  Мне нравятся красивые мужчины, нравятся, как они пахнут, как одеваются, как выглядят, а кому могут такие мужчины не нравиться?  В нашем современном мире они нравятся даже другим мужчинам. Мой взгляд бежит по телам, лицам, губам, напиткам, снова лица, и тут, я словно на преграду, Лиам. Я пьяно смеюсь и, повиснув у него на шее, обжигаю горячим дыханием с примесью алкогольных паров его шею.
- Хочешь, уйдем? Ик, -  попытка сконцентрироваться на лице Лиама выходит из-под контроля. Я отстраняюсь всего на пару сантиметров, наши губы почти соприкасаются, но моя нога подворачивается, благодаря неустойчивости каблуков и, я по непонятной нам обоим инерции отталкиваюсь от своего партнера, заваливаюсь назад, на компанию парней и девчонок, отправляя одного из них и скупаться в прохладную воду.

+2

10

Я никогда не отличался сентиментальностью. Хранить свои молочные зубы в мешочке? С теплотой на душе вспоминать школьные годы? А может держать под кроватью первые боксерские перчатки? Это все не про меня. Вся моя жизнь была борьбой. И единственное мое желание всегда было забыть день, который прошел. Я ненавидел свою жизнь сколько себя помню. И терпеть не мог всё, что связывало меня с прошлым. Так было до того момента пока я не встретил тебя. Ты ворвалась ураганом и воспоминания о нашей жизни были согревающим огнем в моей душе. Я любил смотреть на тебя, когда ты спишь. Так мирно и спокойно, так могли спать только ангелы. Я старался запомнить каждую линию твоего лица, словно боялся, что стоит закрыть глаза и ты непременно исчезнешь. Но ангел оказался переодетым чертом. Ты была не той, кем я тебя считал. Но ты стала моим стимулом. Когда мне хотелось сдаться. Бросить все. Я вспоминал твое лицо, только в этот раз оно было не прекрасным. В привычной для тебя усмешки, той самой с которой ты заявила мне, что я дурак. Да я был дураком, я мог признаться в этом самому себе. Но никогда не признаюсь тебе. И все что я делал, я делал назло тебе. Куантико было моей мечтой с самого детства, но потом стало моей идеей фикс. Мол посмотри дорогая, как ты лохонулась и бросила агента ФБР. Мою карьеру нельзя назвать стремительной, но однажды я непременно возглавлю отдел. Стану крутым и влиятельным. А ты будешь кусать локти. Потому что не поверила в мой успех. Посчитала, что жалкая сотня тысяч баксов единственное, что я могу тебе дать. Это не так. Но знаешь, я до сих пор не понимаю. Зачем? Мы ведь были счастливы. Действительно счастливы. Другие бы сказали, что все дело в том, что ты меркантильная сука. Что тебе всегда нужны были от меня только деньги. Но черт. Серьезно? Твой папочка зарабатывает в десятки раз больше меня. Он всегда безумно любил свою дочь. Видно у всех отцов это общая черта. И я до сих пор отказываюсь верить, что все было ради денег. Но даже спустя годы, я благодарен тебе. За то, что ты подарила мне Кейт. Спасибо тебе, Микки, за то, что не сделала аборт. Твердо выстояла 9 месяцев без винишка, уж мне ли не знать, как для тебя это было тяжело.  Я достал виски из холодильника, и я готов харкнуть в лицо любому, кто скажет мне, что такой алкоголь так не хранят. Мне ведь плевать. Открыл крышку и отпил из горла. Закурил сигарету и набрал первый номер из быстрого вызова. Твой номер.
- Привет, - и все же. Верь мне. Я никогда не был сентиментален. И плевать, что я по-прежнему ношу кольцо, которое ты одела на мой палец в день нашей свадьбы. Только теперь оно висит на шее.
***
Это было удивительно. Но человек, который по долгу службы каждый день сталкивался с десятком незнакомых людей, терпеть не мог большие и шумные компании, где он никого не знает. Лиам вообще всегда старался избегать подобных мероприятий. Предпочитая в свободную минуту покачать бицуху или побить грушу, а не тусоваться и пить. Да и кто бы его звал? Он всегда был изгоем в школе. А потом сразу началась армия. Армия подобных мероприятий не допускает. Во всяком случае в роте в которой служил Райан. Поэтому находясь среди это разношерстной человеческой массы Лиам чувствовал себя ужасно некомфортно. И хоть погода была прекрасной, но внутреннее состояние мужчины все портило. Но он сам решился на этот шаг, чтобы провести время с Микки и сейчас подобно греческому воину со стойкостью выносил все невзгоды. Успевал вырывать последние стаканы с пивом, терпел толчки в спину и вообще была идеален и услужлив во всем. Как верный пес. А девушка мечты его за это вознаграждала, поцелуями и томными взглядами. По всем законам увлекательный день обязан был перерасти в долгожданную ночь, но все же только сейчас Лиам начал осознавать, как мало он знал о своем ангеле. А ангелу тем временем алкоголь ударил в голову. И теперь она смотрела не только на своего спутника, но и на мужчин вокруг. Задевало ли это Лиама? Несомненно, но с другой стороны она осознанно выбрала его, а могла пойти с любым из этих ублюдков. Поэтому Райан не горячился. Когда мисс Хилл предложила уйти, мужчина готов был согласиться не раздумывая. И дело тут не в том, что ему хотелось, как можно скорее оказаться с Микки наедине. Конечно хотелось. Но Лиам уже нутром чувствовал, что день выдался слишком расслабленным и, если не уйти сейчас, девушку может унести в далекие дали алкогольного дурмана. Выводы Райан сделал правильные, но опоздал с ними. Ведь Микки подвернула ногу и упала прямо на толпу, скидывая одного в воду. Парень был недоволен подобным событием и когда вылез постарался предъявить ангелу за ее поведение.
- Может найдешь себе соизмеримого соперника? – брал ситуацию под контроль Лиам, беря Микки за руку и загораживая ее спиной.
- Ты бы лучше следил за своей сучкой, а то мало ли, - кажется парень был пришлым. Ну негоже коллегам так говорить о своих. Лиам умел терпеть, когда был трезв. Лиам не умел терпеть, когда был пьян. Он вообще не знал, как ведет себя его разум под алкоголем. Поэтому следующее его действие стало неожиданностью даже для Райана. Он просто втащил ублюдку. Один хороший удар прямо в нос и тот уже валяется на земле и брызжет кровью во все стороны. Благо тусовка больницы, разберутся как залатать без вызова скорой помощи.
- Уходим, - коротко бросил Лиам и не дожидаясь ответа Микки взял ее на руки и понес к машине.

+3

11

Каждый наш разговор с Лиамом – это целое представление, для которого всегда найдется парочка невольных зрителей.  Редким исключением были моменты, когда рядом была Кейт, при ней, мы старательно сдерживали себя и свои порывы накинуться друг на друга, переходя на злобное шипение, прерываемое детским хныканьем и попытками успокоить нашу общую дочь. Боже праведный, Лиам, у нас прекрасная дочь! Как мы, такие абсолютно разные, не готовые уступать друг другу пальму первенство, смогли сотворить такое чудо? Как?! Чувствую, как сжатые в кулак пальцы немеют, когда я их расслабляю.  Услышав вибрацию брошенного где-то поблизости телефона, я чуть привстаю со своего места, подаюсь вперед так, что на моей шее набухают тонкие голубые вены, проступая под бледной кожей. Я застываю. Прислушиваюсь.  Словно могу без труда определить, кому могла понадобиться в такой поздний час, даже не смотря на мерцающий в полумраке дисплей своего телефона. Но я не могу. Поэтому ощупываю пальцами пространство перед собой, пока взгляд мечется поверх разбросанных вокруг меня вещей. Вот ты где. Вздох облегчения застревает в горле комом и горчит.
- Черт, - выругавшись вслух, я медлю с тем, чтобы ответить на звонок. Мой деструктивный самоанализ и разрушительные силы  стенания по поводу упущенных возможностей в прошлом, никак не были связаны с желанием поболтать по душам с бывшим мужем. Мы не умели и  никогда, по правде говоря, не пытались говорить друг с другом, так чтобы услышать. Обычно Лиам звонил мне лишь тогда, когда у него пригорало и желание напомнить мне о моей сучности, становилось просто невыносимым. Я же набирала его номер лишь в случае, когда он в очередной раз забывал о том, что надо явиться в суд или опять тянул с выплатой алиментов на дочь. При желании мы всегда могли найти повод наорать друг на друга, а  телефон лишь упрощал нам весь процесс;  нам даже не было необходимости встречаться лицом к лицу, чтобы напомнить о том, как мало мы в этой жизни значим друг для друга. – Чего тебе, Райн?

***
 

- Упс, - я на развороте оглядываюсь через плечо, слыша позади всплеск, но все равно умудрюсь держаться за Лиама. Неловкость-то какая. С губ срывается пьяный смешок, пока я смотрю на барахтающееся в воде тело.  – М-м-мальчики, ну вы чего? – мое хихиканье только еще больше распаляет их, пока я выглядываю из-за широкой спины Райна, пытаясь разглядеть  парня, который назвал меня сучкой. И хмурюсь. Слышать о том, что я сучка мне, конечно, приходилось и раньше, и не раз, но вот, когда так и в лицо – перебор.  И я намереваюсь ответить на оскорбление таким же оскорблением, рассказать парню о том, какой мне видится его мама, да и все женщины его семейства и что сам он тоже не огонь, но Лиам упрощает мне задачу. Причем делает это так быстро и точно, я мне остается только пьяненько взвизгнуть…от удовольствия. У моего нового бойфренда очень крепкие руки, пока он несет меня к машине, я расслаблено болтаю в воздухе ногами, едва не теряя по пути свои туфли. Выглядим мы довольно романтично, если исключить момент, когда у Лиама на костяшках запеклась кровь, а взгляд смотрит по-волчьи, на деле его взгляд действительно немного пугает, если такой встретишь в полумраке там или темноте, никогда не подумаешь, что он принадлежит человеку. Я согреваю губами его бритую щеку, вызывая тем самым у него растерянную улыбку на его тонких сомкнутых в единую линию губах. Он бережно опускает меня на землю, чтобы я могла стоять самостоятельно, но я не могу,  мысленно жалуюсь ему в слабость в коленях и головокружение, а сама падаю в его объятия, нашептывая о том, что меня вполне себе можно обнять за талию, обещаю даже не кусаться.
- Знаешь, я совсем не злюсь на тебя за случившееся. Я бы и сама ему врезала после такого, - довольно бодро отзываюсь я, прижимаясь щекой к его плечу, слегка потираясь об него. – И даже бы не пожалела свой новый маникюр.  О-о-о, какие у тебя сильные руки, Лиам. – в голосе проступает сексуальная хрипотца, я сжимаю пальцы на мужском предплечье,  хватаясь то выше, то ниже, не удивительно, что ты умеешь держать удар.  Я оглядываюсь на машину, возле которой мы остановились и, капризно выпятив нижнюю губу, интересуюсь, не собираемся ли мы так рано домой, потому что если собираемся, то я против.
- Знаешь, Лиам, было бы неплохо воспользоваться ситуацией и поце… - я не договариваю, потому что слышу, как моего бойфренда окликнули, правда, то, как его при этом назвали, вызывает у меня очередной приступ возмущения, который Лиам довольно быстро сводит на нет, твердым голосом приказывая мне забраться в салон автомобиля. И я без особого труда поняла, что  Райна это привело в бешенство: его руки сжались в кулаки, а вся поза выражала кипящую внутри ярость.
- Божечки, – прошептала я себе под нос, вжимаясь в мощное тело своего героя, но потом почему-то отпрянув от него, словно почувствовала исходящую от него опасность. Лихорадочно оглядываясь, я искала помощи со стороны, но кроме приближающейся толпы не видела никого, кто бы изъявил желание встать на нашу сторону.
- Не надо, Лиам. Давай уедем. – Шепчу я, пытаясь притянуть его к себе, но в его руке столько напряжения и сопротивления, что я раздраженно сопя, оставляю попытки, а после,  забираюсь в салон автомобиля, блокируя свою дверь изнутри.

+1

12

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Наша жизнь состоит из переломных моментов. То вверх, то вниз. В моем случае конечно же чаще всего вниз. Мое детство было тяжелым, но я как сейчас помню, что был счастлив. Каждый день был наполнен обычной детской радостью. Играми, мечтами. А потом меня словно переключило. Это было неожиданно. Ничего не предвещало беды. Но я осознал, что мой отец не идеал, к которому стоит стремиться. А самое настоящее дно, и я должен сделать всё, чтобы не стать таким как он. Эта мысль пронзила меня словно стрела Париса попала точно в ахиллесову пяту. Я считаю это первым переломным моментом в своей жизни. И моя кривая резко сменила направление и устремилась вниз. И таких моментов в моей жизни было много. Но я боюсь именно этого момента. У меня самая лучшая дочь на свете, каждый отец мечтает, чтобы его дочь была хоть на грамм похожа на мою Кейт. Возможно так говорит каждый отец, но в данном случае я абсолютно уверен в своей правоте. И я не знаю, каких богов стоит благодарить, за то, что она до сих пор не разочаровалась во мне. Ведь ее отец не самый лучший не свете. Но она по-прежнему любит меня и ждет каждого звонка, каждой встречи. Ее любовь единственное, что до сих пор заставляет меня верить в чудеса. И я боюсь, что однажды она проснется. Посмотрит на меня своими голубыми глазами и скажет: «А знаешь папа, ты мудак. Самый последний мудак на этой чертовой земле. Неужели так сложно было быть рядом? А не проебываться непонятно где, непонятно с кем». И я непременно постараюсь оправдаться. Подобрать нужные слова, сказать, что она не права. Но это будет ложь. Неубедительная и слабая ложь. Ведь в глубине души, я прекрасно понимаю, что я действительно мудак, который предпочел долг своей семье. Это самый большой переломный момент в моей жизни. Я часто думаю, о том, как бы могла сложиться моя жизнь, если бы я тогда остался с Микаэллой. Смогли бы мы быть счастливы? Или же нам изначально судьбой было предначертано разбежаться по разным дорогам. Но чем больше я об этом думаю, тем больше считаю, что я тогда ошибся. Прав был Джордж, говоря, что война за независимость — это конечно дело благое, но лучше оставить его конченным дегенератам, которые больше ничего не умеют кроме как выполнять приказы. Микки. Я жалею. Безумно жалею, что тогда я не видел все так как вижу сейчас. Как бы мне хотелось вернуть все назад. Послать в жопу эту армию и остаться с тобой и Кейт. Быть твоим мужем. Человеком, который смог бы дать тебе всё, что ты заслуживаешь. Я пытаюсь понять, что мной тогда двигало. Зачем я уехал. Почему считал, что мои глупые принципы гораздо важнее тебя и нашего ребенка. Но если раньше я мог дать ответ, то сейчас с каждым разом это становится все тяжелее. Ведь я любил тебя. И ведь знаю, что ты любила меня. Можешь это отрицать сколько угодно. Но наша дочь, самое прямое доказательство взаимности наших чувств. Ведь она чудо. Самое настоящее. И, пожалуй, прекраснейшее из всех чудес этого света.
Я не даром называю, этот момент самым переломным в моей жизни. Ведь тогда все пошло по самой настоящей пизде. Может показаться, что счастливые моменты в моей жизни были. Ведь я стал агентом ФБР как о том мечтал, суд не лишил меня родительских прав, да и в целом мне не на что было жаловаться. Но это лишь иллюзия. Мне было на что жаловаться, за что проклинать свою судьбу. Я бы хотел провести эти безумно тяжелые девять месяцев в твоей жизни рядом с тобой. Я бы хотел видеть первые шаги нашей дочери. Я бы хотел отвезти ее в школу в ее первый день. Возможно я бы хотел еще одного ребенка. Я бы много чего хотел…но теперь это навсегда останется лишь моим желанием. И хуже всего осознавать, что я сам создал этот переломный момент. Что моя жизнь покатилась кубарем вниз исключительно моя вина. Но все же…ответь мне на вопрос. Могло ли бы все сложиться иначе, если бы я тогда остался?
Ты взяла трубку. И я услышал твоей голос. И сука. Даже когда ты раздражена. Зла. И ненавидишь меня. Этот ебучий голос все равно самый прекрасный для меня. И за это я тебя ненавижу. Всей своей душой. Я ненавижу тебя за твой голос, за твое лицо, за твои эмоции и поступки. Я так тебя ненавижу, что будь ты мужиком втащил бы тебе. А потом бы еще раз. Бил бы пока ты не захлебнулась собственной кровью. Но больше всего я тебя ненавижу, за то, что это лишь пустые слова. Ведь стоит тебе улыбнуться. Поманить меня пальчиком. И я готов примчаться где бы ты ни была и сделать всё, о чем ты меня попросишь.
- Хотел сказать, что ты ебанутая стерва. Все пока, - я бросил трубку. Поступок сильного мужчины, который боится признаться, что ты и наша дочь, единственное, что для меня важно.
***
- Еще не поздно уйти, – Лиам осматривался по сторонам. Оценивая ситуацию. А она была весьма скверной. Конечно в Ираке он попадал в передряги гораздо хуже. Но чувствую, как автомат висит на твоем плече чувствуешь себя априори уверенней. Сейчас же у Лиама не было автомата, а значит полагаться стоило лишь на свою физическую подготовку. Он искренне считал, что стадо тупорылых работников больницы вряд ли умеет хорошо драться. В конце концов они не являлись военными врачами, повидавшими на своих халатах кровь и кишки, но не стоит недооценивать силу толпы. Ведь только в фильмах с Джеки Чаном враги нападают согласно очереди. В жизни на тебя накинутся толпой и будут бить очень сильно. И возможно тут бы сдал позиции даже старина Джеки. Но сейчас Лиам волновался только о мисс Хилл. Ведь раз эти пьяные мудаки осмелились пойти на него толпой, мало ли что им придет в голову в следующий момент. Теперь Райан поистине осознавал, злое действие алкоголя. И это ему не нравилось.
- Уходить следовало тебе уебок, вслед за своей шлюхой, - крикнул тот, кого Лиам совсем недавно отправил в нокаут. Быстро оправился, видно боль от количества, выпитого в нем притупилась в разы. Лиаму было плевать как его назвали. Но он не позволит так называть Микки. Она не была шлюхой. Она была ангелом. И в тот момент Райан окончательно решил для себя, что не будет избегать драки. И плевать, что эта ситуация может дойти до высших чинов и кто знает, какое разбирательство за этим последует. Он вступится за честь дамы…возможно лишь для того, чтобы самому же ее осквернить чуть позднее. Но об этом пока рано задумываться.
- Тогда советую нападать вам всем вместе, так у вас есть шанс. Один к ста, например, - когда Лиам тренировался в зале. Он усвоил один момент. Важна сила. Без нее удар никогда не получится. Важна техника ведь она способна увеличить силу в разы. И важно хладнокровие. Горячая голова способна допускать ошибки. Спокойствие же всегда побеждает. И Лиам их выбешивал. Специально.
Так и произошло. Пока у Лиама было пространство для маневра. Тупая толпа мешалась друг другу. Стоило одному из них приблизиться к Лиаму, как тот даже не вставая в стойку ударил что есть сил ублюдку с голову прямо в нос. У того хлынула кровь. Упс это кажется перелом. Но Райан не собирался останавливаться на этом и сделал апперкот от плеча, теперь уже гарантированно отправив мудилу в нокаут. Но тут Райну прилетел точный удар с ноги в печень. Моментально сориентировавшись и не обращая внимание на боль, Лиам прописал лоу-кик в голень, для того чтобы отвлечь внимание соперника на эту часть тела, а в следующую секунду зарядить в голову. Еще один минус. На третьего Райан смотрел уже сумасшедшими глазами зверя, который жаждет крови.
- Все, все. Не бей, солдат. Поняли тебя. Валим, - третий подобрал своих дружков, и они все дружно ушли обратно на вечеринку. Лиам же развернулся к машине и постучал в окно.
- Прости за это…откроешь? – взгляд Райана изменился. Он больше не был безумным, а скорее походил на преданного щенка, который смотрит на хозяйку.

+3

13

В стакане усталость и выводы,
На коже следы и последствия.
Меня ты, как поводы, выдумай,
И мною, как лезвием, режь себя

Ну, хоть, сука, где-то ты проявил инициативу первым, мудак. Нет, не так. Мудак. Непременно с большой буквы, иначе эффект будет не таким заметным. В новинку ли это для меня? Я вас умоляю.  Меняются локации, ситуации, предлог, но неизменными остаются главные лица этой пьесы - МЫ. Мы все еще делим наше яблоко раздора между нами, делим Кейт, ее любовь и внимание и все ради одной цели – помнить друг о друге, потому без этого мы очень скоро забудем, кто мы есть на самом деле. Мы не просто родители, не поделившие ребенка между собой, мы родители так и не сумевшие признаться, друг другу в том, что для нас ничего важнее, чем наша семья, точнее то, что от этой семьи осталось. И вот всякий раз, когда я поднимала трубку, давала этому козлу  последний шанс всё изменить, сказать о том, что он все еще любит меня, любит нашу дочь и хотел бы стать для нас с Кейт опорой и защитой, он вновь разочаровывал меня.  Сказать, что у меня пригорело от его слов, да это, блядь, ничего не сказать.  В момент, когда я услышала его голос, мне сначала стало так хорошо, так сладко, словно сердце окунули в прогретый мед, а потом, потом резкая смена декораций, когда тебя сажают голой жопой прямо на дымящийся вулкан.  У нас нет идеального баланса радостей и сложностей, нам подавай только сложности.
А не пойти ли тебе на хуй, Лиам с легким прищуром, изучая беглым взглядом экран телефона, на котором мигает сообщение о том, что входящий звонок завершен, мысленно спрашиваю я своего бывшего мужа. И вот знаю же, что не расслышал. Потому что он никогда меня не слышал, все только о себе, да о себе, о своих интересах, своих планах.  Меня даже начинает немного мутить, но я думаю, что вот тут как раз, мой бывший и не виноват, скорее виной всему моя страсть к употреблению вина в поздний час и на голодный желудок.  От этого дико ломит виски, словно меня нагнало ранее похмелье, хотя остаточный привкус вина все еще вязал язык.  Я вскакиваю с места от внезапно охватившей меня ярости. Нет. Не такая уж она и внезапная на самом деле, если брать во внимание тот факт, что отвечая на звонок, я прекрасно знала, о том с кем буду говорить и о чем.
- А ты, часом, не прихуел ли? – бормочу я в трубку, слушая длинные протяжные гудки. Я собираюсь его об этом спросить громко, когда высота моего голоса будет примерно равна вою воздушной сирены. Окей. По-хорошему он не хочет. Значит, действуем по плану «Б» - я хватаю из большой чаши у входной двери ключи от своего автомобиля и устремляюсь к входной двери, бормоча себе под нос проклятья.  Мне, блядь, никакого маникюра жалко не будет ради такого момента.  Я как фурия, но только с французским маникюром за три сотни баксов и в платье от «Дольче» цена за которое – это вся месячная зарплата моего бывшего мужа, мчусь к припаркованному автомобилю. Ауди захлебывается звуком сигнализации, подмигивая мне фарами, я прыгаю за руль, наплевав на то, сколько выпила сегодня за вечер вина и завожу мотор.
- Молись, сука. – Шепчу я, выворачивая зеркало заднего вида так, чтобы смотрясь в него можно было поправить смазанную на губах помаду, а потом возвращаю его в исходное положение, прежде чем сорваться с места, отправляясь навестить среди ночи в край охуевшего бывшего мужа.
***
Пусть играют города музыку ветров,
И танцует до утра нервная любовь.
Пусть танцует до утра на моей груди,
Мы не сможем никогда от себя уйти.

Свет от фонаря с улицы золотил мне лицо, смешивая мой зеленый цвет глаз с мутно-желтым светом, преломляющимся через лобовое стекло автомобиля. Автомобиля, в котором я отсиживалась все то время, пока Лиам, как и подобает супергерою защищал мою честь от нападок агрессивных,  пьяных мужланов. Мой герой. Сердце заходится в ритме, как будто на груди профессионально отбивают чечетку.  Такой сильный. Такой уверенный в себе. Резкий, как пуля. Непоколебимый, как скала. И, конечно же, уходит, не оборачиваясь на взрыв, а прикуривает сигарету от полыхающего после взрыва капота полицейской тачки. Он бы мог сыграть Супермена или Бэтмена в очередном модном экшен – фильме. Я содрогаюсь всякий раз, когда слышу, как сквозь возню и сопение, прорывается глухой удар, иногда с хрустом, гарантирующим перелом. И всякий раз аплодирую, когда могу понять, что Лиам одержал над негодяем верх.
- Ох, Лиам. – я тянусь к двери со стороны водителя, чтобы разблокировать ее.  И стоит только Райану оказаться внутри автомобиля, принимаюсь ощупывать его помятое лицо. – Ты не ранен? У тебя рассечена бровь. Ну-ка, сколько пальцев я показываю? – А показываю при этом один – указательный, ведя им влево-вправо, чтобы он проследил за ним взглядом. И в заключении, вместо диагноза: - Нужен пластырь. Здесь есть? – бормотание сменяется возней в бардачке, я нахожу все: карта, диски с музыкой, помятая пачка сигарет, шуршащий квадратик фольги с запечатанным внутри презервативом и даже запиханные в самую глубь чьи-то стринги, но не нахожу желаемого – пластырь.
- А твои руки! Боже! – я хватаю его за руку, и пока он морщится, осматриваю его разбитые в кровь костяшки пальцев.  – И вот стоило ли оно того? – Интересуюсь вполне себе деловым тоном, а потом, цокнув сердито языком, выпускаю его руку из своих пальцев.   – Нам нужно поменяться местами. Я сяду за руль. И  мы отыщем по пути домой аптеку. И вот вместо того, чтобы выйти из автомобиля, обогнув капот и сесть за руль, я начинаю перебираться с сидения на сидение, попутно подталкивая Лиама выбраться из автомобиля и по-человечески пересесть на пассажирское сидение.

Отредактировано Mikaella Hill (17.09.2018 15:25:24)

+1

14

К чему был этот звонок?
Ох Лиам, а ты оказывается чертов трус. Зачем нужно было тревожить, то что уже давно умерло? Бывают сказки о том, что двум людям суждено быть вместе. Я никогда не верил в эту херню. Но встретив ее, подумал, а вдруг? Неужели сказки являются правдой. Что действительно существуют души, которым самой судьбой предначертано быть вместе. Я поверил в это и тем самым допустил большую ошибку. Сказки созданы для маленьких девочек, чтобы как можно больше удержать розовые очки. А мужчинам не положено в них верить, а тот, кто решит иначе оказывается жестоко наказан. Вот и я был наказан. Я верил, что она та самая. Но сейчас оглядываясь назад, задаюсь вопросом. А было ли между нами хоть, что-то настоящее? Искреннее. Живое. Или же наши отношения изначально были иллюзией. Я ощущал себя рядом с ней живым. Чувство легкости и понимания буквально кружило мне голову. Впервые в жизни мне не нужно было рыть руками землю доказывая всем окружающим, что я лучше, чем есть на самом деле. Она принимала меня со всеми моими недостатками. Конечно я пытался их скрыть. Но Микки всегда была умнее меня. И она знала о том, что я не идеален. А она была для меня идеальной. Я не видел ее изъянов. Что она жадная до денег сучка. Сейчас вижу. Но в глубине души, надеюсь, что это маска, за которой она прячется. И если ее сорвать, я вновь увижу «свою» Микки. Мы развелись 12 лет назад. Но я по-прежнему считаю тебя своей. Сколько не думай, о том, что наши отношения были игрой. Но боль в груди пронзает меня, когда я только подумаю о том, что ты сейчас с другим. Что он гладит твои светлые волосы, целует твои нежные губы, проводит рукой по коже. Кулаки сжимаются до боли. И я готов разорвать любого, кто осмелится к тебе притронуться. Что отличается человека от животного? Умение мыслить? Да черт возьми, рядом с тобой я теряю суть всех своих мыслей. Мной начинают управлять эмоции. Но и без тебя я превращаюсь в животное. Чертов замкнутый круг. Любви нет. Сказки ложь. Но знаешь, во что я верю сейчас? Есть проклятья. Бывают люди, которым суждено испортить всю жизнь другим. Стать их персональным смертным грехом. И как не беги, сколько усилий не прикладывай, но грех все равно испортит все. И ты мой грех – Микаэлла. Уж не знаю, где я так накосячил, что судьба прокляла меня тобой. Но знаешь. Я тебе в этом никогда не признаюсь. Но если бы я встретил бородатого дедушку, который бы предложил мне шанс все исправить. Не встретить тебя. Избежать того ранения. Я бы придушил этого дедулю его же бородой. Ведь ты моя противоположность. Но без тебя, нет и меня. 
К чему был этот звонок?
Я просто хотел услышать твой голос. Но порой в самых простых мелочах, мы просим слишком многого.
***
Адреналин вещь интересная. Лиам был не силен в биологии, поэтому мог рассуждать исключительно с точки зрения своих ощущений. Находясь в пылу драки. Когда костяшки пальцев ударяются об плоть, получая удары по лицу в ответ. Человек входит в некое состояние в котором на боль совершенно не обращаешь внимание. Словно ее и нет, а все мы чертовы терминаторы способные выдержать гораздо больше. Но стоит драке закончиться. Тяжело вздохнуть, прикрыть глаза на секунду. И волна боли начинает накрывать. Сразу начинаешь ощущать каждый пропущенный удар. И это весьма огромное разнообразие боли. Колющая, режущая, тупая. Весь спектр негативных чувств. Вот и сейчас, Лиам даже не задумывался о том, что ему больно. Но стоило Микки об этом спросить, ранен ли он, как Райан сразу ощутил. Что да блять. Ранен. Мужчина чувствовал теплую кровь и хотел было по привычке вытереть ее рукавом, но вовремя осек себя. Вряд ли квалифицированная медсестра, чье внимание он так жаждал одобрит столь варварский жест. Поэтому решил доверить себя в руки профессионалу.
- Стоило. Они оскорбили тебя. И были за это наказаны, - несколько отстраненно произнес Лиам. Эта фраза была похожа на киношное клише. Обычно так говорит крутой суперагент из ЦРУ, подружке которую только что спас. И в голове сразу всплыл образ Тома Круза, который весьма тихим, но уверенным голосом произносит «Детка, конечно это стоило того». Только вот Лиам не был Томом Крузом. А жаль, этот парень всегда мог найти слова, чтобы обернуть ситуацию в свою сторону. И да, когда Микки цокает своим язычком и сердится. Даже тогда она выглядит прекрасно. Интересно, останется ли Лиам того же мнения лет эдак через десять?
Тем временем Микаэлла решила, что Лиаму необходим пластырь. Она начала рыться в бардачке, в который Райан на удивление даже не заглядывал. Да и к чему ему было это? В конце концов машину все равно придется возвращать, а не хватало еще забыть в ней что-нибудь. И Лиам понял, что зря не проверил содержимое бардачка самостоятельно и заранее. Пачка сигарет – терпимо, гандон – заботится о безопасности. Даже похвально. Диски с музыкой – не самый удачный выбор исполнителей, но в целом нормально. Стринги – большой такой косячище. Райан зажмурил глаза, словно это ему причудилось, и он сейчас старался отогнать столь отвратительное явление. Приготовился к гневной тираде. Но. Ничего. Микки была так увлечена пластырем, что совершенно не обратила на это внимание. Слава тебе господи. Ведь как говорилось ранее, Лиам ни разу не Том круз, и понятия не имел как отмазываться в данной ситуации. И плевать, что он даже понятия не имеет чьи это стринги. Может коровы жирной. Но на эту фразу любая женщина сразу скажет: «А меня ты потом тоже коровой жирной назовешь?» А может не скажет. Райан понятия не имел, что творится в голове у жительниц Венеры.
И видно, аура Тома Круза все же была с Лиамом в этот день. Иначе не объяснить такое обилие фарта, которое свалилось на его голову. Девушка начинается перебираться на водительское сиденье. Она намекает ему выйти и освободить ей место. Ну как намекает, настырно подталкиевае. Но голос Тома Круз звучит в голове Райана: «Будь, смелее, братан». И Райан прислушивается к совету, Круз ведь херни не скажет. Лиам никуда не собирается уходить. Более того он притягивает к себе Микаэллу. Том Круз благослови гелик, за его размеры.
Лиам целует Микки, расстегивая молнию на ее платье. Проводит рукой по оголенной части ее бедра, поднимаясь выше и останавливается, когда начинает ощущать мягкую ткань кружевного белья. Мужчина смотрит на девушку, словно спрашивая разрешения, но в этот момент в его голове происходит щелчок. Планка приличия сорвана. Остался лишь мужчина, который безумно жаждет эту женщину.

+1

15

Идея садиться за руль в нетрезвом состоянии конечно отстойная. И я чудом избегаю встречи с ограждениями и столбами. Не понимаю, как мне на хвост еще не сели дежурящие на ночных улицах патрульные, полагаю, меня бы лишили прав на ближайшую пару лет, а мой бывший непременно бы этим воспользовался в суде, где мы встречаемся регулярно для пересмотра дела над опекой Кейт. Я с легкостью могу представить, как он трясет в руке бумажными доказательствами того, что я превысила скорость и села за руль пьяной. Кричит и вращает своими глазными яблоками так, что это не смогут передать ни одни спецэффекты в фильмах ужасов и, конечно же, конечно, уверяет судью в том, что очень повезло, что в машине не было нашей общей дочери.
Я бросаю автомобиль с распахнутой настежь дверью у края тротуара, и гневно гремя ключами, на автопилоте двигаюсь к дверям холостяцкой берлоги своего бывшего мужа. Словами не передать, как меня бесит его самонадеянность и циничность,  с какой он ведет борьбу, борьбу в которой ему никогда не выиграть, будь он хоть трижды приставлен к высоким наградам за службу и будь на его стороне хоть все полицейские Нью-Йорка. Нельзя, Лиам, слышишь, нельзя быть десять лет мудаком, а потом резко стать отцом года, только потому, что твоя дочь чувствует, что ты единственный авторитетный мужчина в ее жизни, а все те дядечки в строгих костюмах – тройках, что приглашают ее мать на ужин в дорогой ресторан – это так, дурачество, пыль в глаза.
Бью кулаком в дверь, убивая носки своих дизайнерских ботинок о дверное полотно. Полагаю, что я скорее перебужу всех соседей на этаже, чем добьюсь того, что Райн впустит меня внутрь своей берлоги.
- Я знаю, что ты дома, Райан! Немедленно открывай дверь, трус несчастный.  Поверить не могу, что когда-то согласилась выйти за тебя! Какой же ты, скотина, ты мне всю жизнь испортил. Ненавижу тебя, Райан! – Это все эмоции. Я всегда поддаюсь им, если речь заходит о моем почившем браке. Я может и не лучший пример для жены и матери, но ведь и Лиам далеко не лучший вариант и уж он-то в курсе таких деталей, моими силами, все моими силами.
- Скотина неблагодарная! Я дала тебе все, я родила тебе дочь, а ты, ты… - Мы оба знаем, что встав перед выбором, он предпочел семье работу, карьерный рост, мать его, свято верил, что рано или поздно это поможет ему стать лучше, чем он есть, но нет, не помогло.
И в момент, когда дверь распахивается перед моим носом, а это случается крайне редко, я влетаю в чужую квартиру, в замахе кулака, врезаясь в мощную мужскую грудь.
- Я всегда знала, что ты редкостный трус, Лиам. Всегда. – Впиваюсь в знакомое мне лицо злым пронзительным взглядом человека, у которого случился выброс адреналина в кровь. – Только и можешь, что из своих окопов отпускать свои едкие, отравляющие все живое вокруг тебя, оскорбления. Я сказала тебе, я говорила, и повторю, ты не получишь Кейт. Она моя дочь, слышишь ты? – Я вколачиваю свои слова в его грудь кулаком до тех пор, пока его пальцы не сжимаются на моем запястье с такой силой, что это вынуждает меня поморщиться и отступить. - Моя.  Она моя. – Я смотрю именно на то, как его пальцы сдавливают мою кожу, задерживая руку навесу, но не смотрю в его глаза. – Ты никогда не сможешь, стать для нее примером, отцом, которого она заслуживает, Райан. – Зло шепчу я, отступая к дверям, в которые ввалилась незваной гостьей. – Ты понятия не имеешь, что значит быть отцом.
Он слышал это уже миллион раз в моем исполнении, в исполнении нанятых мною адвокатов, слышал от тех, кто сочувствовал мне в свое время и от тех, с кем я пыталась забыть о том, что этот человек когда-то очень давно был неотъемлемой частью меня. Слышал столько раз, что разбуди его среди ночи, он расскажет все без запинки и с нужной интонацией богатой истерички с пристрастием к алкоголю.
- Кто дал тебе право звонить мне и говорить о том, что я ебанутая стерва, Лиам? Кто? Твой полицейский значок или твоя форма? – Я пытаюсь проткнуть его футболку и его самого заостренным ногтем указательного пальца, вонзаю тот в него снова и снова.

**

Запомните милые девушки: одним лишь умением готовить своему мужчине воскресным утром панкейки с черникой и теплым медом, вы его рядом не удержите, сколько бы все вокруг вас не пытались убедить в том, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Утро выходного дня лучше начинать с качественного секса и им же заканчивать. И вот тут, где-то между утренним сексом и тем, что будет ночью, уместятся и блинчики, и крепкий кофе и бефстроганов на ужин. Главное не забыть о декорациях и что мы хотим получить в итоге. Я вот хотела получить доступ к банковскому счету своего нового бойфренда, потому и делала все в точно выверенных дозах: разбавила кровь алкоголем для храбрости, как следует, испугалась, состроила из себя самую заботливую из женщин и потом мы переспали, прямо в машине. Было жутко неудобно. И романтично. Да, было романтично. Я кажется, влюбилась. Если бы после секса на заднем сидении я бы влюблялась всякий раз, то, наверное, мне бы, пришло в голову, выйти замуж еще в пятнадцать.
- Тебе бы машину с задним сидением просторнее прикупить, Лиам. – Шепчу я сладким приторным голосом на ухо своему нынешнему любовнику, перебирая пальцами его коротко стриженые волосы. – Только представь, как много можно всего уместить на заднем сидении.
Здесь два варианта, о чем ему может подуматься, либо он испорчен настолько, что перебирает в голове все изученные на pornohub в короткометражках позы для быстрого секса, либо он подумал о семье, большой дружной семье, которая распевая песни о теплом солнце и шумном море, выбирается на уикенд куда-нибудь за город.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Oh let myself go ‡флеш