http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: май 2018 года.

Температура от +15°C до +28°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » My Appocalypse... Go! ‡флеш


My Appocalypse... Go! ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

До тех пор пока мы не потеряемся, мы не пойдем искать самих себя.

http://s3.uploads.ru/eTKFR.jpg

Время и дата: сентябрь, поздний вечер
Декорации: где-то в Нижнем Манхэттене
Герои: Richard Flaherty & Justin Grendall

0

2

Уход из группы надо было отметить, но, похоже, «праздник» слегка затянулся.
Опрокинув в себя уже не пойми какую стопку водки, Ричард расплатился с барменом и поднялся с высокого стула на ноги. Перед глазами всё поплыло. Привычный уже за две недели маршрут от бара до дома мог бы быть не проблемой, если б он так часто не менял питейные заведения. Разок его выгнали за драку и пригрозили вызвать полицию, если увидят даже поблизости. В другой раз Ричарда слишком быстро узнала парочка настойчивых журналистов, жадных до правды и сенсаций.
Уже которую неделю общественности приходилось теряться в догадках об истинной причине ухода Рейчела Моргана из Dream Road. Тогда, на пресс-конференции, он толком не рассказал, что к чему.  Даже не удосужился объясниться стандартными: желание включиться в отдельный проект или размолвка с участниками группы. Хотя всё же на второй вариант он немного намекнул. Но людям этого мало, нужны истоки конфликта, причины, следствия, кто с кем когда и где. Остальные Дримы тоже не смогли бы просветить общественность, даже если бы и хотели. Они и сами были в некотором роде ограниченны в информации по этому вопросу. Ввалившийся в гостиничный номер Скотти пьяный Ричард выдал лишь невнятное «я так больше не могу», а на все вопросы, что последовали за этим, отвечал, что морально не готов обсуждать это. Решение ему далось и так не просто. Самому Тамашу, находящемуся на долечивании после февральского инцидента у родителей в Саутпорте, он даже не смог позвонить, предвидя очередную истерику солиста. Да и не слишком был уверен, что хватит сил противостоять бывшему лучшему другу. Тот умел привязывать к себе всеми правдами и неправдами, любыми способами добиваться желаемого. Ведь именно из-за него Ричи больше полугода даже подумать боялся о личной жизни, не то, чтоб ей заниматься. Раз Тамаш решил, что он и есть личная жизнь Рича, значит так и будет. Но Ричард устал от всего этого. Он не видел другого способа выйти из ситуации, кроме как покинуть ребят из Dream Road, а заодно отказаться от дружбы. Хотя именно последнего он больше всего хотел и опасался одновременно. Ричард боялся, что ситуация может выйти из-под контроля, или Тамашу пригрозит (и вполне возможно и реализует) новой попыткой демонстративно свести счеты с жизнью, лишь бы оставить друга в группе.  После его истерического поглощения не совместимого с жизнью количества кокаина, вынюханного в тот злополучный день, Рик даже дышать боялся в сторону Тамаша, не то, чтобы лично сказать, что уходит из Dream Road. Поэтому, отослав Тамашу короткую эсэмэску «сегодня объявил о своём уходе из группы» в день пресс-конференции, теперь уже бывший басист известной группы сначала отключил свой смартфон, а потом ещё и на всякий случай сбросил его с моста в залив. Чтобы не было соблазна включить обратно. Он знал, что для Тамаша это будет стрессом, но он и так ждал слишком долго. Прошло уже больше полугода с выписки солиста Dream Road из больницы. Куда уж дольше?
Ну так вот, из оба этих бара теперь Ричард был ни ногой. Ничего страшного: нашёлся третий. Правда, до него от дома было добираться довольно долго и возможно только с помощью колёс. А ещё Флаэрти иногда забывал дорогу, и не только до бара, но и до новой съёмной студии в Верхнем Манхеттене, в которую (на всякий случай, чтобы никто не доставал) переехал из двухкомнатной квартиры в Даунтауне. Новый адрес не знал никто, но хотя бы номер телефона Ричард сообщил родителям и брату, чтобы те не беспокоились. Ну, или, наоборот, начинали не на шутку тревожиться в который раз услышал «на том конце провода» пьяный голос Рича.
Ричард вышел из бара на улицу. Был уже поздний вечер, но не совсем ночь. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, представляющим собой зубастый силуэт из многоэтажек. Домой идти не хотелось: в такую-то рань. Ричард нацепил тёмные очки и бейсболку и двинул неуверенной походкой вдоль дороги по седьмой авеню на север. Возможно, все меры предосторожности и конспирации были излишни. В помятом, лохматом и пропахнувшем алкоголем вперемешку с перегаром бомжеватом молодом мужчине не так-то просто было опознать бывшего бас-гитариста известной глэм-рок группы.
Метров триста он преодолел без затруднений, а потом плюхнулся на лавочку автобусной остановки передохнуть. Вспомнить, где сейчас находится его чёрный Лексус, оказалось делом нелёгким. Да и несколько бессмысленным, потому что в таком состоянии Ричард добровольно бы точно не сел за руль. Разве только для того, чтобы, уткнувшись в него носом, отрубиться на пару часов, не обращая внимания на протяжный вопль клаксона.
На противоположной стороне улицы служители порядка уложили на тротуар чернокожего мужчину и пытались надеть на него наручники. Ричард безучастно наблюдал за действом пару минут, а потом его голова упала на грудь. Неизвестно, сколько бы времени он так проспал, если бы не полицейский, появившийся за спиной и тормошащий его за плечо.
- Здесь нельзя спать.
Ричард протёр слипшиеся глаза и устало кивнул, подтверждая, что понял, что от него требуется. Он поднялся на ноги и, не глядя на полисмена, дошёл до перекрёстка, где остановился в раздумьях, куда дальше. Может, поймать такси и всё-таки поехать домой? Пожилой бомж остановился рядом и хлопнул Ричарда по плечу, очевидно приняв за одного из «своих».
- Эй, приятель, есть курить?
Пока Рик хлопал себя по разным местам в поисках пачки, мужчина рассказывал про личный опыт ночёвки в социальном приюте для бездомных. Одновременно с мыслью, почему он думает, что Рику это интересно, закралось подозрение, а потом и уверенность, что в карманах пусто. Ни сигарет, ни кошелька. Телефон-то он помнил, что оставил дома, но кошелёк точно был, ведь он расcчитывался в баре. Флаэрти сорвался с места, забыв сколько он выпил за день, и помчался в бар. Но там кошелька не оказалось. Тогда он вернулся к лавочке, на которой уснул, в слабой надежде, что в Нью Йорке достаточно сознательных граждан, чтобы оставить найденное на месте и не дать утащить другим менее сознательным жителям города. На первый взгляд, на скамейке ничего не было. Ричард опустился на колени и заглянул по неё. И там кошелька не оказалось, зато стояла недопитая бутылка пива, а рядом валялась его собственная пачка American Spirit. Можно было даже поспорить, что эта пачка именно его, в ней как и должно было быть, не хватало четырёх, выкуренных сегодня сигарет. Всё так же оставаясь коленями на тротуаре, Ричард вынул одну и затянулся. Вечер предстоял быть интересным — пешая прогулочка до дома, который находится всего-то в десяти милях.

+2

3

У Джастина был ужасно будничный день, ритм-гитарист не спешил находиться, по запросам никто не подходил, работа встала, мягко говоря. Это Джастина бесило, плюс, какая-то одному богу известная хренотень происходила между ним и Донованом, существенно усложняя жизнь. Они же теперь что-то вроде пары, и это все настолько было странным и немного озадачивающим, что Джес вообще предпочитал притвориться связкой дров и не отсвечивать, чем вести все эти серьезные разговоры на тему: «Как ты думаешь, к чему все это идет? Не знаю, у меня так давно не было взаимоотношений…». И бла-бла-бла все из того же огорода. Еще одним большим головняком стало то, что ему подвезли племяша на содержание, но с племяшом остро не сложилось, и мальчик сбежал, не успев даже обустроиться. А Джастин всегда был не из разряда принуждающих хоть к чему-то людей, особенно, если речь касается о совместной жизни. Он знал, что не является подарком для проживания под одной крышей со всеми этими имеющимися у него творческими загонами, которые порой хлестали сильно через край. Хотя эти творческие загоны больше смахивали на роту тараканов, окрашенных в вассальные цвета дома Грэндаллов, но это уже отдельная тараканья лирика. А гитариста-то все нет! Джастин предпочитал сконцентрировать все свои эмоциональные порывы (или прорывы, смотря как на дело пялиться) на самом главном, что будет с ним вне зависимости от времени суток, погоды, состояния души и тела: на музыке. На группе. А там все вообще не гладко. У Уилла появились внезапные загоны на акапеллу, и это его новое увлечение (бывшее, в общем-то, не таким уж и новым) надо было подрезать под корень, пока не зацвела крапива. А ритм-гитарист вообще в головную боль превратился. От идеи сессионного Джастин отказался сразу: у них был уже сессионный барабанщик, что конкретно лидера “Crossfate” бесило, поэтому больше никаких сессий, только если это не левые инструменты типа клавиш, скрипок, сетаров, бонгов и прочей муры, которая в группе была не самым ходовым типом инструментов. С ритмом все сложно, прослушивания валились одно за другим: то человек не понимал, что за зверь такой этот ваш ритм, то думал, что пришел в кабачную группку, то это был выпускник того же Джульярда, который еще в практику ни в зуб ногой. В общем, все плохо. Хрен его разберет, где новые кадры искать вообще.
Вот Брандон пидрила просто, как некстати он решил покинуть группу, гад такой, прям на самом дедлайне выпуска нового альбома. И что теперь делать? Отодвигать дату выпуска альбома? Нарушать заявление, сделанное на пресс-конференции?  Черт, какое-то совершенно тупое положение. Оно давит, мучает, бесит, раздражает так, как колючка попавшая за воротник майки. Кофе не лезет в горло, чтоб удушить легкое утренне-дневное похмелье. Да, пока Донован не установил тотальный контроль над жизнью безумного музыканта, последний пил «Боржоми» так, что почки точно скоро отсохнут только из-за перенапряга. Ну то есть Грэндалл пил как не в себя последние несколько вечеров точно. Не то чтобы он особо от этого страдал, но мелкие беспокойные подозрения в алкоголизме у него появились. Ломать будет знатно. Он щелкает по бутылке кончиком ногтя, заставляя лежащую на боку стекляшку лениво повернуться и уставиться горлышком прямо на сидящего напротив кота. Палец, увенчанный черным ногтем (причем весьма отросшим) ткнул в пушистого зверя.
- Теперь ты водишь.
Но кот не разделял энтузиазма хозяина, мявкнул осуждающе и, махнув пушистым хвостом, спрыгнул со стула, направляясь к миске.
- Ну ты куда, козел? Нормально же общались, что ты опять начинаешь какую-то хрень? – закатывает глаза Джастин, откидываясь на стуле. А Бегемот между делом смотрел на него крайне осуждающим взглядом, очень пристально смотрел, надо сказать. До тех пор пока Джастин не психанул. – Ну что? Опять кормить? Животное, ты смерти моей хочешь.
Он кряхтит ничем не хуже древнего старикана, лезет куда-то в шкаф за кормом… И, что парадоксально – не находит. У кота кончился корм. Блиать.
Бам-с. Голова встретилась с полкой. У кота корма нет, переть в магазин. Чеееерт. Как же лениво, слов нет. Но ладно, себя голодом морить можно, а вот животное никак нельзя, это самое животное ему лицо потом обглодает при случае, знает очень хорошо. Пора одеваться, а заодно прикупить туалетной бумаги, да выпивки… Бутылки четыре. Или шесть. Нет, лучше четыре. Если Донни увидит шесть, то у него точно случится сердечный приступ.
Итак. Все вышесказанное явилось той самой великой причиной шествования Джастина в магазин и наслаждения отсутствием хоть какого-то пейзажного разнообразия в славном Манхэттене. Высотки, высотки, что-то пониже, высотки. Стекло и бетон. Окошки с занавесками, балконы, пожарные лестницы, курящие люди, котики, собаки, люди с собаками. Погода хорошая, штиль, тишь, гладь. Отличный сентябрьский денек в мегаполисе, деревья еще не думали облетать, стволы еще не почернели, лужи не блестели там и тут по асфальту, заставляя прохожих гуськом прыгать по сухим участкам, подобно лягушкам-переросткам. Даже как-то скучно. Джастин любил вид свинцовых небес, отсутствие солнца, низость вышины и запах умирающих цветов. В Ирландии нет зимы. В Ирландии нет лета. Там всегда зелено и всегда хорошая погода. Здесь ему никогда не хватит Ирландии. Он часто в последнее время думал, на кой хрен вообще в Нью-Йорк вернулся. Ладно, что работа. Но работа какой-то слабый предлог… Хотя нет, ничерта не слабый. Хочешь славы – дуй в Америку. Истина во всех инстанциях. Надо сказать… Очень бесячая истина, но что поделать. Ничего. Только работать. Так он и думал, пока набирал себе в корзинку еду для кота, которая на запах была лучше собственной, что-то по мелочи, себе поесть и выпить на славу… Ну и туалетную бумагу конечно. И зубную пасту с убойной мятной свежестью. Он пробродил по магазинам до самого заката, вынесло его куда-то далеко севернее собственного района, но это не беда, ведь навигатор и такси это очень сильно наше все. А можно прокатиться на автобусе, изобразить из себя городского сумасшедшего, кидаться по салону туалетной бумагой. Отличная идея.
А вот тут его и ждало приключение. Из-за угла. С битой наперевес. Возле лавочки на автобусной остановке стоял на коленях какой-то чувак. В клубах дыма.
Ебать.
Джастин даже пакеты к себе поближе подтянул. Чокнутый? Припадочный? Сектант? Блин, остановку оккупировал, пидорюга. Хотя. Джастин же иногда страшнее любого сектанта был, ладно уж. Поэтому он подходит к лавочке и ставит пакеты на нее, плюхается туда же, потом думает и хлопает чувака по плечу.
- Хэй, мэн. Ты в порядке? Что на коленях стоишь? Поклоняешься богу автобусов, чтоб послали благодать в виде маршрутки до адреса? Может тебе помочь чем?
А потом Джастин все же навел фокус получше, став пристальнее рассматривать бомжеватого вида придурка, который так и протирал коленками асфальт. Узнавание пришло довольно быстро, поэтому Джастин пошел на довольно наглый жест, сдергивая темные очки с чужого носа.
- Ричард? Рич? Это ты? Какого… ладно, я не буду повторно спрашивать, какого хрена ты на коленях на асфальте, и что от тебя разит перегаром на сто миль в диаметре… Блин, аж в глазах режет. Ты же пить нихера не умеешь. Ладно. Чувак! Ты в Нью-Йорке! – он даже в порыве чувств обнимает своего другана, которому в далекие лохматые года кажется искры из глаз высек путем удара по яйцам. – А что ты здесь делаешь? И… - опять запах чужого ужасно "цветочного" дыхания почти убил непривередливого Грэндалла. - Фу, блять, слушай. С тобой все в порядке? Видок у тебя не очень.
А вид у Ричарда действительно был так себе. Даже хуже, чем у Джастина, когда тот написался до состояния дров и не мог отличить врагов от друзей.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » My Appocalypse... Go! ‡флеш