http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш


Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Парни высадили Настю рядом с домом, а сами поехали дальше. Перед тем как расстаться, они еще раз всё повторили, чтобы не проколоться на мелочах. Больше всего девушку тревожило, согласится ли Эсме поддержать их затею, но Игорь её успокоил, сказав, что возьмёт это на себя. Видя его таким спокойным, Настя приободрилась, ведь страшно представить, как отреагируют родители, если узнают, что произошло ночью. При мысли об этом внутри всё сжалось. Она на дрожащих ногах зашла в дом и заглянула в гостиную, боясь столкнуться с отцом. К её облегчению, там была только экономка, которая громко отчитывала повздоривших котов. Стоя в дверях, Настя слушала, как Донна ругает пушистых хулиганов, а те и ухом не ведут, и улыбалась. Её скоро заметили и, присев на корточки, она подхватила подбежавшего Банана. Со слов экономки, родители уехали еще утром и планировали вернуться к обеду, по крайней мере, мама. Отец собирался заехать в офис, а это, как обычно, часа на три.  Значит, у неё есть время подготовиться. Получив свою долю внимания, Банан спрыгнул на пол и вальяжно направился в сторону кухни. За ним немедленно устремился Василий, ревниво следивший за конкурентом. Закатив глаза, Донна схватила тряпку и принялась энергично сметать пыль с мебели. 
Настя поднялась к себе, переоделась и легла, положив рядом Бусю и телефон, ожидая звонка приятеля. Игорь обещал держать её в курсе дела и как можно быстрее поговорить с Эсме. А до тех пор оставалось надеяться, что родители поверили Ане и не станут ничего выяснять.
Смирнов позвонил через час, и она чуть не расплакалась, услышав, что всё в порядке и ей не о чем волноваться. К обеду она вышла с улыбкой на лице и бодро отвечала на вопросы матери о вчерашнем вечере. Отец не участвовал в разговоре, иногда просил передать ему соль или приправы, но у Насти сердце падало в пятки, стоило ей заглянуть в его серые глаза с таким знакомым холодноватым прищуром. В такие минуты она чувствовала себя почти преступницей, обливалась холодным потом и молилась, чтобы папа не стал ни о чём её расспрашивать. Глядя ему в лицо, она просто не осмелится солгать.
Каким-то чудом ей удалось продержаться до конца обеда, а когда принесли десерт, призналась, что объелась и попросила разрешения готовиться к завтрашним урокам в малой гостиной. Нина вопросительно посмотрела на мужа, и тот согласно кивнул. Настя помнила об их привычке уединяться в этой части дома и не хотела мешать, но её буквально потянуло в комнату, где они с сестрой провели вместе много счастливых часов. Аня всегда была рядом, чтобы в нужный момент прийти на помощь, утешить, успокоить и внушить уверенность, которой так не доставало младшей сестре. У каждого есть особенный человек, без которого не представляешь своей жизни, на которого можешь положиться, что бы ни происходило. Для мамы это отец, а для Насти не было никого ближе Анны. Её самой заветной мечтой было услышать из уст сестры, что и она является для неё тем самым человеком.
Родители ушли в папин кабинет, а Настя собрала учебники и отправилась в гостиную. Ей пришлось постараться, чтобы отогнать воспоминания о минувших событиях и сосредоточиться на задании. Слова не складывались в связный текст, строчки расползались, а перед глазами всплывали подробности сумасшедшей гонки. Интересно, как там оказались Андрей и Аня? А Игорь? Зажмурившись, девушка с тоской подумала об итоговом тесте по истории, шёпотом отчитала себя за рассеянность и вернулась к главе из учебника.
А во вторник приехала Аня, и не в гости, а насовсем. Ей сказала об этом мама, и Настёна несколько минут стояла в немом ступоре, пока не увидела старшую сестру, спускавшуюся по лестнице. Та прошла мимо них на кухню, не глядя по сторонам. Тётя Лиза, сидевшая рядом с мамой на диване, тихо всхлипнула и схватила подругу за руку. Анна показалась в дверях, держа в руке бутылку вина, и сестра побежала на ней, оставив взрослых в гостиной.
Лизавета беспомощно смотрела на Климову, а у самой  слёзы струились по щекам. Она с трудом верила в происходящее и не знала, что будет дальше и как с этим справиться. Совсем недавно Андрей увозил отсюда Анюту, и Лиза, переборов сомнения и страх, поверила, что её сыночек нашёл свое счастье с дочкой Егора Климова. И теперь это счастье, с самого начала такое хрупкое и непрочное, рассыпалось от первого же касания. Анна оставила её сына и вернулась домой, а Андрей… О том, как он переживает расставание с любимой девушкой, Лиза боялась и думать, зная его характер. Не дай бог, слетит с катушек, как когда-то Акела…  И что скажет Георгий Александрович, когда узнает? Вдруг он решит, что Андрей обидел его дочь и захочет с ним разобраться? Лиза крепче сжимала ладони и снова начинала плакать. Она хотела позвонить мужу и попросить его приехать пораньше, но не могла вспомнить, куда сунула телефон. Нина не отходила от неё, обнимала и  уговаривала успокоиться. В глубине души она надеялась, что Насте удастся разговорить сестру и выяснить, из-за чего они с Андреем поссорились.

Последний раз Анна плакала из-за мужчины четыре года назад. Ей недавно исполнилось девятнадцать, позади выпускной, и она только что поступила в Нью-Йоркский университет, сделав это по настоянию родителей, которым хотелось, чтобы дочь продолжила образование в одном из самых престижных вузов страны. Анна подала документы на факультет экономики и финансов, не слишком рассчитывая на успех – подавляющее число абитуриентов считали невероятной удачей попасть в университет, в котором в разное время преподавали знаменитые на весь мир экономисты, математики, философы и художники, а также лауреаты Нобелевской премии. Из стен Нью-Йоркской альма-матер вышли министр иностранных дел США Рут Элиу, культовый режиссёр Вуди Аллен, композитор Бернард Херрманн, актрисы Вупи Голдберг, Анджелина Джоли, Мариса Томей и Энн Хэтэуэй.
Зачисление на факультеты осуществлялось крайне выборочно, тем сильнее было удивление, когда Анне сообщили, что её приняли. Через неделю довольные родители улетели в Европу, взяв с собой Настю и предоставив старшей дочери полную свободу. Они договорились поддерживать связь, и Егор сдержанно усмехался, видя, что Аньке не терпится посадить их в самолет.
- Головы не теряй, - предупредил он на прощание, обняв дочь. Нина с трудом заставила себя разжать руки и до последней минуты оглядывалась, высматривая в толпе Нюру. Она не любила разлучаться со своими детьми даже ненадолго и радовалась, что Настя едет с ними.
Первую неделю Анька практически не появлялась дома, ночуя по впискам, пока не свалилась с гриппом. Тревогу забила Лили, обнаружив подругу утром в ванной – бледную, дрожащую, всю в испарине. За ночь у неё поднялась температура, её знобило и жутко болел желудок. Лили разогнала собравшийся народ и уложила Климову в постель, а сама сбегала в аптеку за жаропонижающим. К вечеру Аня почувствовала себя лучше и попросила вызвать ей такси. Стоун сначала отказалась, но в итоге сдалась под напором подруги.
По приезде Анне стало плохо, её опять стошнило, и она с трудом доползла до спальни. Экономка уехала в тот же день, что и родители. Не считая охраны, в доме больше никого не было.
На третий день Анюта нашла в себе силы подняться с кровати, натянула джинсы и футболку, а сверху куртку, которую нашла в шкафу, и поплелась на улицу. Земля уплывала из-под ног, её шатало, и от боли раскалывалась голова. В холодильнике было пусто, от голода желудок сжался в комок и прилип к позвоночнику. Она решила купить готовый куриный бульон и сухарики, надеясь, что от такой еды её не вывернет наизнанку, как в предыдущие дни. Аня в замешательстве бродила среди стеллажей, пытаясь собраться с мыслями, но это было нелегко. Она едва держалась на ватных ногах и вытирала пот с лица. Окружающие предметы смазывались, сколько бы она ни моргала. В конце концов девушка поняла, что самостоятельно ей не справиться и начала оглядываться в поисках сотрудников магазина. Как назло, поблизости не оказалось никого в униформе, а другие посетители не обращали внимания на бледную растерянную девушку, которая держалась одной рукой за угол стеллажа с консервированными фруктами. Неожиданно у неё над ухом раздался встревоженный мужской голос: «Извините, с вами всё в порядке?» Анна повернула голову и попыталась ответить, но мир в очередной раз качнулся, заваливаясь вправо, и она вместе с ним. 
Разлепив ресницы, она поняла, что находится в незнакомом месте и лежит на диване. Почувствовав болезненный спазм в желудке, девушка замычала, и рядом тут же оказался пластмассовый тазик, в который её стошнило водой и желчью. Пока Анну рвало, кто-то бережно держал её за волосы и вытирал салфеткой заплаканное лицо. Потом её уложили обратно и накрыли одеялом, она немного покрутилась  и заснула. Сон был тяжёлым и душным, Анна обливалась потом, то и дело порывалась сбросить с себя тёплое одеяло, но ей не давали этого сделать. Руки перехватывали, одеяло возвращали на место, а её саму гладили по голове и просили не вертеться. Она не узнавала голос, но мысль, что она не одна и о ней заботятся, странным образом успокаивала. Аня затихала, падала обратно на подушку и вновь засыпала.   
Проснувшись, Климова увидела в кресле мужчину, который дремал, опираясь на кулак. Как ни старалась, она не могла вспомнить, где и как познакомилась с ним. На вид ему было около тридцати, русые волосы, крепкое телосложение. Анюта пошевелилась, откидывая одеяло в сторону и спуская ноги на пол, и он мгновенно открыл глаза.
- Привет. Как самочувствие?
Тот же голос, который она слышала сквозь сон, негромкий и полный неподдельной тревоги за неё. Было странно и приятно это сознавать.
- Нормально. Только голова кружится и есть ужасно хочется. – Она хотела улыбнуться, но за время болезни кожа на губах высохла и потрескалась, из ранок выступила кровь, и девушка поморщилась.
- Подожди минутку.
Хозяин квартиры поднялся и принёс гостье воды. Присев возле неё на корточки, он помог ей напиться.
- Так лучше?
- Да, спасибо. Послушайте… - смущенно проговорила Анна, откидываясь на диванные подушки. Ей было трудно оставаться в вертикальном положении из-за слабости. - Я не помню, как здесь оказалась.
- Ничего удивительного. Ты упала в обморок в магазине. Скажи, как тебе вообще пришло в голову куда-то пойти в таком состоянии?
- А мы что, уже перешли на «ты»?
Собеседник весело прищурился.
- Если подумать, мы с тобой уже четыре дня как соседи. По-моему, это повод познакомиться поближе.
- Ну… хорошо. И как тебя зовут?
Он ненадолго задумался, и Анне стало любопытно.
- Олег.
От удивления она широко распахнула глаза и недоверчиво переспросила: «Ты русский
- Неожиданно?
- Да уж. Просто нет слов.
- Ну а ты? Откроешь тайну?
- Какую?
- Имя, сестра, имя.
- Анна, - по-русски ответила та и не удержалась от улыбки, увидев ошарашенное выражение его лица. - Неожиданно, да?
- Слушай… это ж один шанс на тысячу встретить соотечественницу в круглосуточном супермаркете в центре Манхэттена!
- Значит, тебе повезло.
- Точно.
Анна провела в гостях еще сутки и уехала домой, невзирая на возражения Олега, который считал, что она еще слишком слаба. В итоге он посадил её в такси и заплатил водителю, чтобы тот доставил девушку до дверей дома. Ему еле удалось уговорить Аню взять у него номер телефона и перезвонить, как только доберётся до места.
Они встретились снова через несколько дней, Олег возвращался от друзей, которые помогали ему освоиться в новой стране, и обнаружил на скамейке перед домом Анну. Он не сразу узнал её и чуть не прошёл мимо, но услышал знакомый голос и остановился.
- Привет. Хм, а ты, оказывается, красотка. Не ожидал.
- Зато ты мастер делать комплименты. Давно в Штатах?
- Первый месяц.
- Нашёл работу?
- Как раз этим занимаюсь. Знаешь, наклевываются неплохие варианты.
- Если ничего не выгорит, сможешь вести курсы пикапа.
- Дашь мне рекомендацию?
- Считай, она у тебя в кармане.
- Отлично. Кофе будешь?
- Мы с подругой собираемся в клуб. Не хочешь с нами?
Он не стал отнекиваться, тем более, девушка ему понравилась. Лили оценила нового знакомого Энни, подняв вверх большие пальцы. Подруга подмигнула и, многозначительно поиграв бровями, утащила своего спасителя танцевать. Она  сделала это для того, чтобы отблагодарить его за помощь и вовсе не ожидала, что так замечательно проведет время в компании мужчины, с которым была знакома меньше недели. Олег  покупал им со Стоун выпивку и на редкость профессионально отсекал попытки других парней познакомиться с его спутницами.
Они оставались в клубе до закрытия, сели в такси и доставили домой Стоун.
- Так как насчёт кофе? – спросил Олег, беря Аню за руку, и привлек к себе. Она молчала, скользя кончиком языка по губам, и медленно кивнула.
Так начался их головокружительный роман, продлившийся ровно месяц. В течение этого времени Аня практически жила у Олега – это вышло само собой, просто на следующий день она встала приготовить ему завтрак, а он предложил задержаться до обеда. Ужинали они вместе, устроив пикник на полу в гостиной.  Анна не помнила, чтобы когда-нибудь была так счастлива.
Олег рассказал ей, что со дня на день ждёт встречи с потенциальным работодателем, ради которого, собственно, и прилетел в Штаты. Отслужив в армии, он пошёл работать в частное охранное агентство, закончил курсы телохранителей и последние два года занимался личной безопасностью Леонида Богданова, владельца холдинга «Архангельские алмазы».
- А почему решил уйти?
- Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Леонид Алексеевич больше не нуждался в моих услугах, ну и помог найти нового клиента.
- И кто же он?
- Какой-то местный воротила, тоже, кстати, из наших. Эмигрировал сюда в начале двухтысячных, открыл выгодный бизнес. А успеха без врагов не бывает, как ты понимаешь.
- У тебя опасная профессия. Знаешь… я буду за тебя волноваться.
- Наша служба и опасна и трудна… - улыбнулся Олег, обнимая подругу, и зарылся разгоряченным лицом в золотистые волосы. – Пахнешь обалденно. Что это, духи?
- Угадал. «Мисс Диор о Фреш».
Анюта рассмеялась, падая навзничь и увлекая мужчину за собой. Они могли подолгу валяться, разговаривать о всякой ерунде и целоваться, пока не заболят губы и не захочется чего-то большего. А хотелось всегда и везде, порой они даже не успевали толком раздеться. Анька танцевала для него в трусиках и кое-как застегнутой рубашке, держа в руке бокал с мартини и подпевая Аланне Майлз, чей хрипловатый голос разносился по комнате. Меркулов любовался подругой, полулёжа в кресле и вытянув ноги, и улыбался, когда она останавливалась в шаге от него и дразнила, медленно вращая бёдрами в ритм музыке. Он навсегда запомнил вкус её поцелуев – с едва заметной горчинкой алкоголя на губах, которые жадно целовал, забывая обо всём на свете.
Всё закончилось в тот день, когда Анна приехала домой забрать кое-какие вещи и наткнулась на бойфренда, который выходил из кабинета вслед за её отцом.
- Здравствуй.
Она машинально шагнула в раскрытые объятия, пряча запылавшее лицо на груди у отца. Егор погладил дочь по спине и мягко отстранил от себя.
- Знакомься, это Олег Вадимович Меркулов, наш новый охранник. Моя старшая дочь Анна.
- Рада познакомиться.
- Взаимно.
Им обоим удалось сохранить лицо и притвориться, будто видят друг друга впервые. Анна сумела выказать толику интереса, которую можно было без труда объяснить элементарной вежливостью, но в душе понимала, что не сможет долго играть свою роль и при первой же возможности ушла, оставив мужчин улаживать все вопросы.
Олег приехал вечером и застал её в гостиной с собранными вещами.
- Олег, ты ведь понимаешь, что между нами всё закончилось? – спросила Климова, останавливая на нём взгляд. В глазах блестели слёзы, голос дрожал, но она держалась изо всех сил. Сильная девочка, смелая и решительная.
- Понимаю.
- Хорошо. Тогда прощай.
- Аня
Она сделала вид, что не услышала, схватила сумку и выбежала за дверь. Меркулов шагнул за ней, но замер на пороге и тихо сказал в пустоту: «Я тебя люблю».

Из дома бывшего любовника Анна отправилась не домой, а в аэропорт, взяла билет на ближайший рейс на Мальорку и оттуда позвонила отцу. Тот спокойно выслушал, спросил, когда её ждать и напомнил о начале занятий в университете.
Всё это время она гуляла по пляжу, купалась, танцевала и отчаянно искала причину жить дальше. После Колина у Анны были еще парни, она многому научилась, и никто из них, ни один человек на земле не смог бы назвать её бревном. Она пережила то давнее унижение и смогла побороть свои страхи. И кто мог догадаться, что девушка, которую вслух называют горячей штучкой и богиней секса, ни разу не кончила только от фрикций? Анна наслаждалась, когда желанный мужчина входил в неё, однако этим её удовольствие от процесса соития и ограничивалось. Вагинальный оргазм оставался для Климовой чем-то недостижимым, правда, она скоро научилась выходить из положения, имитируя удовольствие, и делала это мастерски. Никому из прежних партнёров Анны и в голову не приходило, что она притворяется.  А Олег её раскусил…
Возвращаясь в Нью-Йорк, Аня боялась, что при встрече с Меркуловым не сможет совладать с чувствами, и в первый момент действительно слегка побледнела, ощутив стеснение в груди. Однако справилась с собой, обнялась с отцом, который вышел ей навстречу, и поздоровалась с его телохранителем. Олег ответил вежливым наклоном головы и стал глядеть в другую сторону. Всё прошло, напомнила себе Аня, проводя рукой по лацкану отцовского пиджака и вдыхая исходящий от него аромат туалетной воды и крепкого табака, ты сама поставила точку, научись с этим жить. Он не твой мужчина, а ты больше не его женщина. Он чужой. Забудь, отпусти, и иди дальше. Ты сильная, ты сможешь.
- Мать мне всю плешь проела, пока тебя ждала, поднимись к ней.
Голос отца вывел Анну из состояния задумчивости, и она с благодарностью поцеловала его в колючую щёку. Егор усмехнулся, потрепал дочку по волосам и отпустил, кивнув Олегу, чтобы забрал у девочки сумку с вещами.
Меркулов оставался с ними целый год, а потом Егор предложил ему вернуться в Россию и организовать службу безопасности для его близкого друга и делового партнёра Артёма Терешкина, который вёл дела Климова на родине. Олег не стал раздумывать и сразу согласился: собственные демоны гнали его дальше от женщины, которая разорвала с ним всякие отношения, кроме формальных.
Эта рана долго кровоточила, и Аня начинала сомневаться, что она вообще когда-нибудь затянется, но прошло четыре года, и в её жизни появился другой мужчина. Когда-то чужой, ставший вдруг любимым и тут же – снова – чужим.
Вытерев набежавшие на глаза слёзы, Анюта взяла бутылку и поднесла ко рту, делая глоток. Сейчас ей больно, но пройдет время и станет легче. Как выяснилось, разбитое сердце нетрудно склеить. Смогла один раз, сможет и еще. В конце концов, разве от несчастной любви умирают? Нет, конечно.  Всё, чего Анна сейчас хотела – поскорее напиться и забыться глубоким сном.
В дверь настойчиво поскреблись, и девушка вздрогнула, чуть не выронив бутылку.
- Я же просила оставить меня в покое, - сказала она резко, стягивая воротник футболки, и обреченно вздохнула, услышав голос сестры.
- Аня, это я. Можно войти?
- Сейчас.
Заглянув в полутёмную комнату, Настя на мгновение задержала дыхание. Она не хотела тревожить Анну и бередить свежие раны, но в ушах стоял плач тёти Лизы, и это придало девочке решимости. Присев на краю кровати напротив сестры, она встревожено смотрела, как та прикладывается к бутылке, и робко взяла её за руку
- Что ты так смотришь? Подумаешь, расстались. С кем не бывает, верно? – пожав плечами, Анюта надрывно рассмеялась и прислонилась щекой к плечу.
Настя промолчала, лишь крепче сжимая ладонь сестры. Ей было больно и страшно видеть Аню такой – несчастной, потерянной и разбитой. Она молча плакала, слезы одна за другой скатывались по лицу и впитывались в воротник домашней кофты. Настёна кусала губы, потом придвинулась к Анне и обняла. Прежде не сталкиваясь с таким мучительным горем, она не знала, чем помочь и как утешить, поэтому сделала то единственное, что было в её силах – просто осталась рядом.
Справившись со слезами, Аня повернулась к младшей сестре. Из-за одного самоуверенного придурка она чуть не лишилась самого близкого и родного человека. В первый момент Анна была готова забить этого урода всем, что попадется под руку, жаль, Волков помешал. Она слышала, куда собирались отвезти этих двоих – зазывалу и водителя, к которому посадили Настю. Для себя девушка твёрдо решила, что не оставит это дело просто так и обязательно разберётся с подонком, который едва не угробил её сестрёнку. После исчезновения Андрея у неё голова была забита не тем, но в конце концов смогла взять себя в руки и позвонила бурундукам. На следующий день они встретились в кафе, и Аня рассказала друзьям о своей проблеме.
- Да уж, ситуация, - протянул Виталик, переглянувшись с братом. Тот вытащил из рюкзака планшет и положил перед собой на стол. – Настя тридцать три несчастья. Как её вообще туда занесло? Ладно, это уже не важно. Что еще ты знаешь об этом парне?
- Только имя и место, куда его отвезли.
- Этого достаточно, - подал голос Сергей.
- Сможешь убедить ребят Андрея отдать нам гонщика? – спросил Дейл, глядя на подругу. Подумав, Анна небрежно повела плечом и кивнула. – Тогда поехали.
Аня нашла Мортена в гараже. Заметив на пороге девчонку Медведя, он отошёл от станка, вытер руки тряпкой и приветливо осклабился. Было непривычно видеть её в джинсах, гриндерсах и застёгнутой наглухо куртке, и без тени улыбки на холодном строгом лице. Она как будто отгородилась от внешнего мира, и от этого парню стало не по себе.
- Здорово, Энни. Каким судьбами? Слушай, тут, короче, такое дело…
- Давай об этом в другой раз, хорошо? – остановила Климова, и Мо прикусил язык. – Я по поводу того парня, Сэда.
- А что о нём говорить? Эндрю во всём разберется, не забивай этим голову.
- Пойми, это и моё дело.
- В смысле?
- С ним в машине сидела моя сестра.
Мортен пожал плечами и сплюнул, размышляя, в какое дерьмо он вляпался и как ему быть, раз Эндрю в отъезде и не может решить проблему сам. С одной стороны, Медведь оставил его за главного, с другой – это дельце явно попахивало. Малютка Энни не спускала с него глаз и ждала ответа.
- О`кей, чего ты хочешь? Суда Линча? Парень не в теме, как и что тут у нас устроено. Залётный чувак, захотел срубить бабок, не сильно напрягаясь.
- Я понимаю, - тихо ответила Аня, пряча замерзшие руки в карманы куртки. – Но он мне должен, Мо. И я хочу посчитаться.
- Энни, Энни… - усмехнулся парень, присаживаясь на табурет, и покатал в ладонях сигарету. – Ладно. Предположим, я тебе его отдам. Что ты сделаешь, скажи. Отходишь его сковородкой?
- Смешно, - кивнула Климова, растягивая уголки губ в улыбке, напомнившей Мортену оскал маленького, но очень злобного и опасного зверька. Отчего-то резко расхотелось смеяться. Энни не шутила и точно знала, что делает.
- Хорошо. Послушай, какие у меня гарантии, что к вечеру сюда не нагрянут копы и не начнут задавать вопросы?
- Можешь поехать с нами, сам всё увидишь.
- С кем это с нами?
- Я с друзьями.
Прищурившись, Мортен оглядел двоих парней, которые зашли в гараж и встали рядом с Энни – слева и справа. Он видел их впервые и, честно говоря, они ему сразу не понравились. Мо нутром чуял, что ребята конченые психи. Интересно, где эта малышка их подцепила и что думает  Медведь об их дружбе? 
- О `ке-ей, - протянул он, вставая, и сдернул с верстака куртку. – Раз так, то погнали.
Он показал дружкам Энни, чтобы шли за ним, оставив девушку дожидаться в мастерской. Они вернулись минут через десять, бурундуки тащили связанного Сэда, а тот беспомощно мычал, поводя бешеными глазами, и жевал кляп во рту. Мортен запер гараж и сел в свою машину, глядя, как эти парни запихивают горе-водилу в багажник гелендвагена. Эта история нравилась ему всё меньше, а сомнения росли, как снежный ком. Нахрена он в это ввязался? Жопа подсказывала, что дело пахнет керосином, и голова привыкла доверять пятой точке, но долбаное чувство ответственности не давало ему пустить дело на самотёк. В конце концов, он должен быть уверен, что всё пройдет гладко.
Сорок минут спустя, попав во все возможные пробки, маленький кортеж добрался до заброшенной свалки на северной окраине Манхэттена. Выйдя из машины, Дейл открыл перед Аней дверь и подал ей руку. Следом показался Чип, братья вдвоём вытащили свою жертву из багажника и поволокли в здание. Мортен шагал за ними, подняв воротник и втянув обстриженную голову в плечи. Было промозгло и сыро, откуда-то налетал порывами ветер, поднимая мусор с земли и уныло гремя ржавыми жестянками.
Внутри было ненамного теплее: в выбитых окнах и пустых дверных проёмах гулял сквозняк, воняло гнилью и какой-то тухлятиной. Бросив Сэда, братья разошлись в разные стороны, что-то ища и проверяя. Неожиданно зажегся свет, и Мортен обнаружил, что находится в помещении для утилизации старых автомобилей. Прямо перед ним возвышалась  специальная дробилка, рядом стоял проржавевший насквозь кран, отправлявший машины на переработку. Бурундуки выкатили на середину зала тачку, на которой Сэд провёл свой последний заезд. С первого взгляда было ясно, что машине крышка. Достав из  багажника разводные гаечные ключи, подручные Энни сняли батареи и шины с автомобиля, слили остатки топлива и машинного масла. Мортен с напряжённым вниманием следил за этими приготовлениями, чувствуя ползущий по спине холодок. Кажется, он наконец понял, что произойдёт дальше…
И не только он. Лежащий на полу парень таращился на них, пытаясь разорвать скотч, которым его обмотали с головы до ног, как гусеницу.  У него на лице был написан дикий ужас, глаза выкатились из орбит, а в воздухе отчётливо запахло мочой.
- Ну что, Спиди-гонщик, ты готов? – спросил Виталик, подходя к Сэду, и усмехнулся, услышав сдавленное бульканье. –  Твою мать, а… Ты что, говнюк, обоссался?
Мортен огляделся, ища глазами Энни. Она стояла около разобранной машины и нетерпеливо постукивала каблуками по цементному полу. Мимо протащили скулящего Сэда и усадили его на водительское место. Проверив, что все двери надёжно закрыты, Дейл выдернул у парня кляп.
- Заткнись и слушай. Это твой единственный шанс. Хочешь уйти отсюда живым?
Сэд  затряс головой, глотая вытекающую изо рта коричневую слюну.
- Тогда ори что есть мочи, понял? Если нам понравится, как ты кричишь, мы тебя отпустим, обещаю.
Еще пять минут назад Мо готов был побиться об заклад, что на том дело и кончится, но он ошибся. Эти чокнутые, которых Энни называла друзьями, снова разделились: Дейл встал рядом с девушкой, обняв её за плечи, а его брат поднялся в кабину крана.
Поняв, что его сейчас отправят в дробилку, Сэд заорал не своим голосом. Мортен, наоборот, потерял дар речи. Несколько бесконечных секунд раскуроченный автомобиль с вопящим человеком внутри  раскачивался над зёвом механической дробилки и затем начал медленно опускаться.
Когда раздался оглушительный скрежет металла, попавшего в стремительно вращающиеся колеса дробилки, Аня закрыла глаза, борясь с тошнотой.
В наступившей вдруг тишине было отчётливо слышно тяжёлое дыхание четырёх человек.

Закрыв за сестрой дверь, Аня допила остатки вина и легла в постель. Настя ушла, взяв с неё обещание, что завтрашний день они проведут вместе. Анна согласилась, зная, что иначе мелкая не успокоится.
- Ань, ну почему всё так? – огорченно шептала девочка, обнимая за пояс старшую сестру. Она искренне недоумевала и хотела понять, какое событие заставило ту бросить Андрея, собрать вещи и вернуться домой – и всё это в один день. Анюта всегда была решительной и смелой, она не боялась рвать отношения и вычёркивать людей из своей жизни. Настя не помнила, чтобы сестра хоть раз плакала из-за расставания с парнем, но сейчас всё было по-другому: она видела, что Аня подавлена и украдкой вытирает слёзы.
- Не знаю, малыш. Помнишь, что в таких случаях говорила баба Клава? Всё пройдет: и печаль, и радость. Всё пройдёт – так устроен свет.
Настя всхлипнула.
- Всё пройдет, только верить надо, что любовь не проходит, нет, - пробормотала она чуть слышно, глотая слёзы.
Анна грустно улыбнулась, качая головой.
- Всё проходит, - повторила она и прижала к себе младшую сестрёнку.
- Ань, я уверена, Андрей тебя любит, - не сдавалась Настёна. Она чуть было не добавила «мне Игорь сказал», но вовремя спохватилась.
- Знаешь, малыш, - устало проговорила Анюта, отклонившись в сторону и беря бутылку, - есть слова – и есть поступки. Если человек говорит одно, а делает совершенно другое, вывод напрашивается сам собой. – Она сделала глоток и усмехнулась, откинув назад волосы и подпирая голову рукой. - И вообще, что такое любовь?
- Разве ты не знаешь? – удивлённо спросила Настя, поднимая на неё глаза. Она-то была уверена, что у Андрея с Аней любовь – самая настоящая, про которую пишут в книгах и снимают кино, такая же, как у мамы с папой.
Лёжа на спине, девушка рассматривала тени на потолке и думала о том, как всё в жизни быстро меняется. Совсем недавно она уезжала отсюда, полная надежд, а вернулась зализывать свежие раны. Еще один шрам в копилку, куча воспоминаний и тоска о несбывшемся. Наверное, она и правда успела влюбиться в Волкова, если теперь ей больно даже думать о нём. Анна зажмурилась и отвернулась к стене. Она не смогла заснуть, сколько ни пыталась.
Анюта дремала, сидя на кровати и подобрав под себя ноги, когда раздался отрывистый стук в дверь. На пороге стояла мама Андрея и протягивала ей телефон. Та непонимающе смотрела то на аппарат, то на бледное заплаканное лицо немолодой женщины с трясущимися губами и опухшими глазами. Лизавета Григорьевна не скрывала слёз и так волновалась, что Аня с трудом смогла разобрать, что заставило её прийти сюда.
- Кто разобьётся? – спросила Климова, медленно вставая.
Выхватив у гостьи телефон, она прошла мимо и помчалась вниз, в гостиную, где на полную громкость работал телевизор. При её появлении зрители отошли в стороны от экрана, и девушка увидела кадры бешеной гонки. Журналист, ведущий репортаж с места событий, захлёбывался эмоциями, живописуя охоту полиции на уличного лихача. Все молчали, ожидая её реакции. Оглядевшись, Анна не увидела на их лицах осуждения, только надежду и молчаливую мольбу вмешаться и остановить эту самоубийственную гонку.
Кусая губы, она отдала трубку тёте Лизе, которая стояла позади и всхлипывала, не сводя глаз с экрана, и побежала обратно. Отыскав в сумке телефон, Аня набрала номер Волкова.
- Андрей! Ты слышишь меня? Андрей, я прошу тебя... остановись, пожалуйста. Я не смогу... я не вынесу, если... если с тобой что-то случится.
Ответа она не получила - Волков превысил предел максимально допустимой скорости в пять раз, и связь прервалась. Бросив телефон на подушку, девушка встала у окна и раздёрнула шторы, впуская в комнату слабый вечерний свет. День пролетел незаметно, уже начинало потихоньку темнеть. Аня гнала прочь тревожные мысли, стараясь унять беспокойно колотящееся сердце. У ворот с визгом припарковался незнакомый автомобиль, но она не обратила на это внимания.  Волков не перезвонил, и никто из домочадцев больше не появлялся.
Увидев Андрея на пороге, Аня не поверила глазам. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не произнося ни слова, а потом парень подошёл и поднял её на руки. Обхватив его шею, Климова прильнула к нему и закрыла глаза. Он держал её, как пушинку, и так бережно, осторожно, словно она была из фарфора или хрусталя.
Когда Андрей появился на лестнице со своей ношей, собравшиеся внизу члены семьи и их друзья замолчали и посмотрели вверх. Никто не нарушил воцарившуюся тишину, и молодые люди без задержек покинули дом.
Назад ехали молча, Волков одной рукой вёл машину, а другой сжимал Анькину ладонь. Поднявшись вслед за своим спутником в квартиру, она оставила тапочки в прихожей и пошла в спальню босиком.
- Иди сюда. Сядь.
Андрей послушался и опустился на край кровати. Аня скользнула к нему на колени, провела ладошками по заросшему лицу и тихо сказала: «Андрей, я не прошу говорить мне, куда и зачем ты едешь. Я хочу, чтобы ты предупреждал меня, когда уезжаешь. Это немного, верно? Андрей… я не собираюсь лезть в твои дела, в твой бизнес. Но это не значит, что я перестану за тебя волноваться».
Нагнувшись, она ласково поцеловала его  и зарылась пальцами в короткие волосы на затылке.
- Я тебя люблю, слышишь, Волков? Люблю…

Прошло два дня, прежде чем Анна вспомнила о звонке бывшей учительницы и рассказала о нём бойфренду. В свое время Андрей редко баловал миссис Эйвери своим присутствием на её уроках, а уж усадить его за книгу и вовсе никому не удавалось. Вспомнив об этом, парень приуныл, зато Анюта горела желанием съездить в школу и всё разузнать.
Миссис Эйвери обрадовалась встрече, отвела их в кабинет и угостила чаем и свежими кексами. Взяв со стола увесистую папку, она вытащила из неё несколько листов и вручила ребятам.
- Это карта? – озадаченно спросила Анна.
Она и её спутник переглянулись.
- Совершенно верно, - улыбнулась преподавательница. – Это карта для литературного квеста по вселенной «Гарри Поттера»! Мы решили организовать что-то вроде турнира трёх волшебников с той разницей, что у нас будет четыре команды-участника, состоящие из двух человек.
- От каждого факультета? – предположила Климова, разглядывая мастерски сделанную карту с изображением локаций, где были спрятаны ценные артефакты.
- Да-да, именно так! Гриффиндор, Слизерин, Когтевран и Пуффендуй. Кроме нас, в соревновании участвуют ученики из соседних школ. Наши ребята представляют факультет Пуффендуй.
- Простите, миссис Эйвери, а кто участвует в игре?
- О, мои дорогие, вы их прекрасно знаете… - ответила пожилая дама, хитро блестя глазами. Судя по её чрезвычайно довольному виду, молодых людей ожидал какой-то сюрприз.
Анна задумалась. Студенты, которые учатся на Пуффендуе, должны обладать такими качествами, как трудолюбие, честность и верность принципам.
- Ну что же, не буду вас томить и открою имена наших будущих героев – это Анастейша, да-да, Энни, твоя умненькая сестра и… м-м… - поискав в своих записях, она старательно выговорила: - Игорь Смирнов. Необыкновенно одарённый юноша.
Стукнув заржавшего приятеля по плечу, Анюта слегка улыбнулась: «В самом деле, я могла бы догадаться».
- А теперь о том, зачем, собственно, я вас и пригласила. Дело в том, что для создания максимального эффекта погружения в атмосферу книг нам нужны антагонисты.
- Я правильно понимаю, - уточнила Анна, откидываясь на стуле, - вы хотите, чтобы мы сыграли Пожирателей смерти в вашем квесте?
- Ну, разумеется! Уверена, вам понравится. Вы получите весь необходимый реквизит, а мисс Пибоди – Энни, ты наверняка её помнишь, - поможет вам и остальным ребятам с гримом.
- Так мы будем не одни? – вмешался Андрей.
- Нет, конечно, вас будет гораздо больше. Нашим юным волшебникам предстоит преодолеть множество препятствий и выполнить непростые задания, чтобы собрать все артефакты и выиграть приз.
Из школы они вышли с ворохом бумаг, которые им дала миссис Эйвери, чтобы они могли ознакомиться с планом квеста, запомнить расположение игровых локаций и придумать себе образ. До конца недели они мотались по городу, изучая отмеченные на карте места. В назначенный день ребята приехали в школу, где их ждали организаторы квеста, реквизитор и гримёр. Вдохновившись образом полубезумной Беллатрисы Лестрейндж, Аня попросила, чтобы ей художественно растрепали волосы и сделали готический макияж. Она осталась довольна результатом и отправилась разыскивать приятеля. По пути на неё налетели двое размалёванных парней, в которых она не сразу узнала Виталика и Сергея.
- Она и вас пригласила? – спросила Климова и покружилась, давая оценить свой наряд.
- Красотка, Ань, - ухмыльнулся Дейл, приобняв подругу. - Как по мне, идея бредовая, но хоть поржём. О, здорово, Волков. Давно не виделись. 

наряд Анны

http://sd.uploads.ru/t/2tjwl.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (09.09.2018 20:58:33)

+1

32

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Волков шел быстро, уверенно наступая вслепую на ступеньки. Столько раз он ходил туда-сюда с самого детства, что ему и не надо смотреть под ноги. Каждый шаг, словно выверен. Лишь на мгновение он задержался, чтобы потереться щекой о лоб прильнувшей к нему девушки, почувствовать вновь себя живым. Родные, ожидавшие развязки этой ситуации, обернулись разом, смотря на молодых людей. Они даже не остановились. Не сейчас. Волков никого не хотел слышать, видеть, кроме Аньки.
- Лиз, стой, - Карась стормозил жену. – Все решилось. Чуток помогли и они вместе. Нина, - он обернулся на тихий вздох, смотря, как жена Клима опускается в глубокое кресло, прикрывая глаза ладонью, меж пальцев которой женщина сжала платок. – Ты чего? Эй! Нинок, все хорошо.
Нина плакала. Ее как струнку раскручивало. Ее девочка была такой подавленной, и хорошо зная своего ребенка, Нина не знала, как подступиться, чтобы успокоить, обнять и побыть рядом с ней. Ей так Андрей с Аней напомнили ее и Егора, что внутри разлилась горечь. Жизнь самой Нины была двенадцать лет адом, и такого своей дочери она не пожелает.
- Что это было? – в гостиной раздался голос Климова. Он стоял и смотрел на Ивлевых и заплаканную жену. – Климова, что случилось, я спрашиваю.
Егор сел рядом с Ниной и взял ту за руку, сверля взглядом присутствующих.
- Поссорились, помирились, - ответил как можно непринужденнее Карась.
- Оставить никого нельзя и на минуту. Успокойся, - поцеловал Нину в губы, приподняв ее, усадил на колени. – Помирились же, чего плесень разводишь.
Андрей аккуратно посадил Аню в машину, огибая ту и приземляясь рядом. Быстро прикоснувшись электронным ключом к зажиганию, он перехватил тонкую ладошку Климовой и до самого дома не выпускал из руки. Волков терпеть не мог машины с автоматической коробкой передач, считая это изобретение бабской причудой, сейчас был рад этому, не надо отрываться от девушки и ощущать ее сильнее. В гараже он молча вышел и протянул Ане руку. Ему не хотелось говорить, а просто запереться в квартире и ловить отходняк, поглаживая Климову по волосам, смотреть в одну точку и понимать, что если бы не ее звонок, могло было случиться все что угодно, но не тишина и нарушающее ее дыхание Ани.
Он смотрел на нее и внимал каждому слову, каждому нежному прикосновению ее рук, сам же сжимал хрупкий стан своей Кошки. Он моргал, что слышит.
- Климова, - выдохнул и поцеловал, аккуратно, едва касаясь ее губ, - я сдохну без тебя. Просто послушай.
Он откинулся на кровать и уложил Аню себя на грудь.
- Гонки, мастерская это прикрытие. Лишний доход. Слив адреналина. Чинить машины может любой дурак, но сделать так, чтобы она стала «земным» самолетом это интересно. Заработать можно хорошо. Но это всего лишь ширма. Ань, я угоняю машины. Переделываю и получаю за это нехилые бабки. Просто, привык уезжать и отключать телефон, а точнее оставлять его в мастерской, Мия за ним присматривает, и, получив заказ, вспомнил о том, что не предупредил тебя лишь уже на границе. У нас свои принципы. Едва мы выезжаем из гаража, с нами связь только у тех к кому мы едем и с тем, кто слил заказ. Все. Если придет смс что абонент в сети, значит я в городе. Ты много раз наверняка видела, как мать пыталась до меня дозвониться. А отец наверняка отбирал телефон. Отец в курсе моих дел. Вот такие пироги, малыш.
- Волков, это опасно.
- Я обещаю, что всегда буду возвращаться.
- Медведь сказал, Медведь сделал? – спросила Аня.
- Откуда знаешь?
- Анхи так говорит.
- Люблю тебя, - приподнял Анино лицо за подбородок и нежно поцеловал, перекатываясь на кровати и нависая над девушкой.
Утро пришло как всегда быстро. Андрей бросил подушкой в звонивший телефон, что тот свалился и раздалось грозное Мяу. Аня начала возиться, а удержать ее трудно, когда ты на животе, а она сверху. Зазвонил телефон где-то далеко.
- Я умер. Так и передай, если надумаешь вставать, - пробурчал парень, обнимая подушку ручищами. Аня лишь свесилась с другого его плеча и тоже не думала просыпаться. Какое клевое утро, подумал Андрей и тут же отключился.

- Чего? Погоди, - Волков оторвался от сайта, на котором хотел сделать заказ новых сидений в Рычалку. – Предлагаешь поехать к этой, - он скорчил рожу и скосил глаза к носу. – Она меня терпеть не может. Я побуду дома.
Ему показали маленькую дулю, мотивировав к одеванию лучше всякого пинка, и вот они едут в школу. Спидометр показывает пятьдесят километров в час. Анька повернулась к парню и прожигала на нем дыры.
- Не умею быстро ездить. Представляешь боюсь, - едва сдерживая улыбку, Андрей вцепился в руль так, что костяшки пальцев побелели. И тут он отпускает руль и закидывает руки за голову. Вереди был небольшой спуск дороги, что машина сама начала набирать обороты. Аня вскрикнула и вцепилась в руль.
- Волков! Ты идиот! – ударила его по ноге, - жми тормоз!
- А это где? – слегка вытянув голову, посмотрел на дорогу, нажимая сцепление и машина чуть замедлилась. – Не переживай, к завтра приедем.
Подсадив Климову на колени, Волков дал ей рулить, а сам управлял скоростью. Правда сложно не реагировать на то, как плотно Анька прижимается к его бедрам, но все равно, это было крыша прощай, привет стояк. Припарковались они в последнем ряду, оттуда легче выползать со стоянки. Аня вылезла и склонилась, смотря в салон. Волков невинно похлопав глазами, показал на бугор в штанах. Мол, я не виновен и отсижусь. Но куда там. Аня терпеливо подождала и открыла дверь.
- Выползай со своим другом, он уже остыл.
Вообще у Андрея со школой было мало приятных воспоминаний. Учиться хорошо не давалось, если и нравились предметы, то это физкультура и ручной труд. Он собирал всякие модельки из картона или тонких палочек. Мать как могла его убеждала. Что неучем быть плохо и скучно, а отец подмигивал за ее спиной и наигранно строго кивал, чем заставлял сына смеяться. Лиза понимала в чем дело, и прогоняла мужа за дверь. И тут Андрею становилось стыдно от проповедей, что он такой тупой, ленивый.
- Ты умный мальчик, Андрюш, - Лиза была этому Андрюше ниже плеча и раза три укладывалась в его габаритах. – Ну, неужели тебя вообще ничего не интересует?
- Почему же, машины.
- О господи, - мать выходила в коридор и всегда говорила одно и тоже, - твой сын слишком похож на тебя. Даже ругать не получается. Идите папа и беседуйте.
И через минут двадцать из гостиной раздавались крики играющих в приставку отца и сына. Андрей закончил школу с отметкой «С» почти по всем предметам. Лиза лишь вздохнула, смотря аттестационный лист, Димка смеялся, а Климовы, которые не отказали друзьям и составили компанию в поездке на вручение Андрея, улыбались, видя довольного виновника.
- Я закончил, господи, я завтра буду спать, и после завтра тоже. Предлагаю шашлык на углях разожжённых из моих тетрадей.
Аня шла чуть впереди, ведя за собой Андрея. Едва оказавшись в просторном холле, как Волков переместил руку на ее плечо и зашагал куда бодрее, представляя реакцию старушки Эйвери. Аня постучала в дверь, голос раздался за их спинами.
- Мисс Климова, вы вовремя, - они обернулись. – Мистер Волков а вы…. Кхм…. Да, выросли, мальчик.
Андрей сделал невинное лицо и прошел в кабинет….
Прозвеневший звонок вообще никогда не был тем толчком, чтобы Андрей мог оторваться от созерцания чего-то более приятного для себя. Конечно, если это звонок на урок. Но едва засыпая на задней парте (ближе его просто не сажали – загораживал списывающих), он первым распахивал двери в коридор, когда трель разносилась по коридору и можно было свалить хоть на пятнадцать минут из класса. Волков шел как обычно в столовую. Хоть Лиза и настаивала, чтобы он брал с собой еду, но таскать коробочки или пакетики в рюкзаке, который иногда служил стулом, Андрей не хотел. И часто мать находила аккуратно сложенный завтрак на крыльце. Кричать поздно, сын умчался далеко. А ругать его у Лизы не получалось. Ивлева не ожидала, что так полюбит этого оболтуса.
- О, Климовы, - настигнув сестер в коридоре, обнимал девчонок и тащил с собой. – Пойдем есть.
- Тебе надо последним туда ходить, а то ничего не останется, - смеялись сестры, бежав вприпрыжку за парнем.

Вот и сейчас, сидя на стуле в кабинете начальника по воспитательной работе, а по совместительству учителя, Андрей испытывал чувство, что он нашкодил. Слушая вполуха, рассматривал босоножки на Анькиных ногах. Тонкая ножка в обрамлении ремешка, каблучок и легкий поворот стопы так приковали его внимание, что едва не пропустил имена участников квеста от их школы.
- Малая? – гыгыкнул, а потом и вовсе заржал, - Игорек?
Ойкнув на толчок Климовой, он сделал самую серьезную моську. В руки всучили план квеста. На большой карте были обозначены точки, где планировалось заложить интеллектуальную «бомбу» для мозга.
- Дурачиться в лице пожирателя смерти? Круто! – задумчиво крутил карту, проговорил парень. – Че, еще и приоденут?
- Боюсь на вас, мистер Волков, найти одежду будет проблематично, - проговорила миссис Эйвери. – Но мы постараемся.
- Да ладно, не такой уж я и большой.
- Это как посмотреть.
Анька улыбнулась, скрывая улыбку за опустившимися волосами, водила пальцем по карте.
- Вот вам все инструкции. У вас есть время ознакомиться. Если будут идеи, буду рада услышать. Приятно, что вы откликнулись.
Решено было с утра поехать и на месте осмотреться. Но Андрей и предположить не мог, что осмотреться это будет три дня. Аня проверяла все досконально, прошла по всем маршрутам. А Волков шагал сзади, рассматривая то стены библиотеки, украшенные картинами. А в музее Климова его и вовсе потеряла. Он застрял в комнате, где располагались экспозиции древнего мира.
Даже есть готовить не успевали. Выручали родители, которые были рады видеть их, и конечно же накрывали столы. Настя и Аня болтали в малой гостиной, а он с отцом и Георгием Александровичем сидел на веранде, и обсуждали последние тренды в машинах. Волкова ни капли не смущал интерес отца Ани к его работе. Ведь парню было невдомек, что Климов и отец пробивали по своим каналам нюансы гоночных дел.
Как он и думал, с размером для его костюма голову ломали долго. Благо, Аня его растолкала пораньше и они не то что не опоздали, а было время поковыряться на стойках. Выбрав себе образ, Климова с серьезным видом, пресекающим всякие шутки с его стороны, примеряла к плечам парня рубашки, пиджаки. А потом кто-то принес костюм Бэтмена, и Андрей быстро в него облачился.
- Сними! – ржала вся гримёрная. Аня дёргала его за рукав и просила снять с себя это уродство.
- А чего? Ты смотри, все видно – Волков крутился перед зеркалом, правда, приходилось слегка пригибаться, в полный рост он там не помещался.
Все же им удалось найти костюм. Над образом Волкова заканчивали колдовать грмеры, когда он услышал голоса бурундуков в коридоре. Выходя, Андрей увидел, как Дейл приобнимает Климову. Зубы клацнули. Волкову пришлось сделать усилие над собой, чтобы не треснуть в лоб одного из зарвавшегося братьев. Он четко понимал, что бурундуки Ане друзья, но сам не готов к таким проявлениям щенячьей радости.
- Здорово, - пожал руки обоим братьям, - и вас в этот спектакль затащили. Да, Эйвери хватки не теряет.
- Молодые люди! Пора по местам. Первые участники скоро прибудут.
- Айда поиграем. Только бы не наделали в штаны.
- Мы?
- Они.
Им выпало водить за нос в библиотеке. Первыми прибыли парень и девушка с Грифиндора. Друзья спрятались каждый за своим стеллажом. Андрей скорчил рожу безумного больного, и это учесть его бледный грим. Встал как раз возле нужной книги. По бибилиотеке разнеслось дикое Аааааааааа.
- Бууууааааааа, - девушка сняла книгу с полки и увидела как на нее двигается нечто ужасное. Тут же падают на пол соседние книги и высовываются две огромные руки. – Отдай свое сердце, - скрипел голосом Волков, пальцами хватая девушку за плечо. А потом она закатила глаза и упала в обморок. Андрей остолбенел. – Упс, перестарался.
- Что такое? – прибежали миссис Бьорк, учитель театрального кружка из школы, где учились отпрыски климовской команды, еще пару человек. – Огосподи! – она увидела торчавшее между полками лицо Андрея. – Весьма органично… Ну что ты, - женщины склонились над девушкой. Андрей высунулся, чтобы посмотреть, как едва пришедшая в себя девушка вновь закричала дурным голосом. – Эндрю, спрячьтесь!
С другой стороны раздалось гулкое падение и ржач. Парнишку, который прибыл с этой девушкой, встретили бурундуки и Анька.
- Мистер Волков, жаль, что талант к актерству у вас так поздно проявился, - миссис Бьорк оперлась о стеллаж. – Вот и ваши друзья успешно сбили с толку второго участника этой команды. Если так дело пойдет, то вашу часть квеста не пройдет никто.
- Я больше не буду так пугать, - улыбаясь, пообещал Андрей.
- О нет! Это просто отлично! У них полное погружение в сюжет. Не расслабляться.
Участников увели и можно было отдохнуть. Анька сидела рядом, опираясь на плечо Андрея спиной.
- Мда, - проговорил Чип, - мне страшно пугать наших. Нас же повесят, если Настя грохнется в обморок. А Смирнов нам накиякает.
- Мне сказали образ поддерживать, - усмехнулся Волков.
Слизеренцы, прибывшие следующими, не орали, но отдышивались долго. Они сделали первую часть квеста, а на второй, которую дальше вела их четверка, они потратили все положенное время. Дейл так запутал девушку, что она наступила ему на ногу, услышав Ваше время вышло. Дальше прибыли Когтевранцы. И тут началось умничество. Волков аж заскучал. Ему не разрешали появляться сразу. Эти двое участников перебирали едва не каждую книгу, пока добрались до нужной. Чип присел в ногах Волкова, и они одновременно потянули руки вперед, хватая девушку за лодыжки и плечи. Как же она орала…
- И где же наши то?
- А ваши друзья бегут уже. Нам сообщили, что они проиграли пока в одном испытании, два выиграли. И это лучший результат. Если они пройдут вас, то победят. Но не поддаваться!
- Да простит меня Георгий Александрович и Нина Владимировна. И да не убьет меня дядя Рома и тетя Дебора, - в шутку просил Волков.
Им принесли перекусить.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш