http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » rain, babe, rains. ‡флэш


rain, babe, rains. ‡флэш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0415/af/f3ed486726b4cafe85150865c9acb8af.jpg
2016
Mark and Miles
NY

"И скажи мне: это не приснилось мне той же ночью, когда я услышал шум за своей дверью и неожиданно понял, что кто-то уже находится в моей комнате, кто-то уже сидит на кровати у меня в ногах. Размышляет, размышляет, размышляет. И наконец подается ближе ко мне. И теперь лежит, но не рядом со мной, а на мне, пока я сам лежу на животе. И это нравится мне так сильно, что вместо того, чтобы рискнуть и показать, что я проснулся, вместо того, чтобы позволить ему передумать, я притворяюсь спящим, думая: “Это не сон, не может им быть, этому лучше не быть сном”. Потому что слова, приходящие на ум, как только я зажмуривал глаза, были: ”Это словно возвращаться домой, словно возвращаться домой после долгих лет среди троянцев и лестригонов, словно возвращаться домой, где все люди вокруг такие же, как ты, где люди знают, они просто знают, что такое возвращаться домой, как будто все встает на свои места, и ты внезапно осознаешь, что за прошлые семнадцать лет все, что ты делал, – это возился с ошибочными комбинациями”. Это были мысли, которые я хотел донести, не двигаясь, не сокращая ни один мускул в своем теле: я готов уступить, если ты надавишь, я уже уступил и был твоим, целиком твоим».
Кроме того, что он внезапно исчез, а все остальное было слишком реальным для сна, я окончательно убедился: все мои желания с того дня заключались в одном  чтобы он сделал со мной то, что он сделал в моем сне."
(с)

[nick]Miles[/nick][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0415/2c/5d54c6f38591bbe047c833c69500c82c.gif[/icon]

+1

2

Сладкие пузырьки кока-колы оставались легкой пенкой на внутренних стенках пластиковой бутылки. Отпив немного, Майлз поставил бутылку на пол около дивана, где сидел, развалившись, с графическим планшетом в руках. Стрелки часов подползали к полуночи, его родители оставили пару сообщений в вайбере, зная, что не стоит тревожить сына, когда он работает, а тот даже не удосужился на них ответить. Они интересовались банальными вещами: как он, где он, поел ли он, устал ли. Очевидными были и ответы на все эти вопросы, которые Майлз предпочитал оставить в стороне; он был слишком занят, чтобы отвлечься, а так же чересчур несобран, чтобы продолжать в том же духе.
Офис вот уже несколько часов как опустел. Люди – животные, привыкшие жить в одном и том же графике, не любящие доводить все свои дела до конца. Но Майлз не такой. Его сердце было слишком тревожно от осознания, что он что-то не доделал, а потому оставался завсегдатаем в офисе до самых поздних часов. Перфекционизм все еще боролся внутри с юношеским максимализмом, создавая ядреную и очень неутомимую смесь, которую только и стоило, что подбадривать порциями глюкозы в виде кит-ката и колы, чтобы механизм работал. Во рту было сладко, а пришедшая ночь не принесла нужной прохлады. Большой плюс такой поздней работы заключался в ее свободности: расстегнув льняную рубашку до средины груди и сняв обувь, Майлз чувствовал себя значительно комфортнее, чем днем, когда был вынужден соблюдать приличия и кое-какой дресс-код. К тому же, Марк был не против. Марк поощрял такие поздние рабочие заседания, и даже сидел рядышком, внося коррективы в макет, который рождался и менялся под влиянием рук Майлза. Они оба сидели, уткнувшись в планшеты и не произнося не слово.
Поначалу это немного напрягало.
Можно даже сказать, смущало.
Марк был высоким, статным и очень привлекательным мужчиной, который вызывал восхищенные взгляды у женщин. Не то, чтобы Майлз отслеживал эти взгляды – просто такие вещи довольно предсказуемы, когда видишь человека подобной наружности. Ему самому Марк очень даже импонировал. Должно быть, больше того. Он старался не обращать свои чувства в слова, иначе тогда они станут слишком понятными и смириться с ними будет очень легко. Майлзу нравилось не понимать самого себя и чувствовать загадочное покалывание в низу живота, когда Марк вскользь касался его плеча или спины крепкими, длинными пальцами. Нравилось, как тот поглядывает на него и словно бы выделяет по-особенному из числа иных стажеров, прилетевших, как голуби, в удобную кормушку. Все они стремились зацепиться, закрепиться и остаться, ведь компания Марка была довольно известной, и было бы чудом остаться в ее стенах на более официальных условиях. Но никто из них не выкладывался так, как Майлз.
Чувствуя, как глаза потихоньку начинает пощипывать, он отложил в сторону планшет и зажмурился.
- Что такое? – осведомился Марк, оторвав взгляд от макета и поглядев на стажера.
- Глаза. – ответил Майлз, отчаянно растирая их кулаками. – Я мало спал вчера. А эти детали меня просто убивают.
Нетипичный для них заказ – разработка игры, в которую можно было бы играть бесконечно. Складывая котика на котика, необходимо было выстроить максимально высокую башню и тем самым побить рекорд. От обилия разных характеров котиков начинало действительно рябить в глазах, но заказ есть заказ, и Майлз не был бы Майлзом, если бы не попытался сделать работу максимально качественно и хорошо. Вот только глаза.. Глаза.

Ему было всего восемнадцать. Возраст, когда фантастика слаще реальности, а ночные приключения гораздо интереснее той жизни, которая происходит днем. Майлз еще учился в колледже, но уже в полной мере осознавал, что учеба ему не нужна – не приносящее ни знаний, ни удовольствия время, которое можно было бы провести с пользой для души и кармана. Он был целеустремленным и уверенным в себе, а таких обычно любят. Он был слеплен из прочного, но податливого теста, из которого, при желании, можно было бы вылепить идеального для себя человека. Полностью под себя человека. Это бы привело Майлза в восторг.
Именно с восторгом он думал о том, как останется в компании уже не в роли простого стажера, ему было этого мало. И причина крылась не только в успехе или деньгах.
Марк.
Он действительно ему нравился.
Чувствуя себя в роли восторженной барышни, Майлз день ото дня мирился с тем, что его фантазии навсегда останутся всего-навсего фантазиями. Такая жизнь, и с ранних лет он привык мириться с неудачами, которые ставили ему подножки. Так уж повелось, и горечь не смывал ни один вкус победы. Майлз знал, что такое влюбляться безответно, и в какой-то момент примирился с той действительностью, в которой ему больно, а другому – неизвестно о его боли. Так было в средней школе. Так же было и сейчас. Быть может, все это ему только кажется, и сердце надумывает несуществующие предлоги, чтобы биться из-за кого-то чаще – все прикосновения, поглаживания, взгляды, горячее дыхание, вседозволенность тет-а-тет.. это все выдумка. Майлзу нравилось жить в мире, где это возможно.
And from the dark secluded valleys
I heard the ancient songs of sadness
But every step I thought of you
Every footstep only you
Every star a grain of sand
The leavings of a dried up ocean
Tell me, how much longer,
How much longer?

«Было бы здорово ощутить, узнать его вкус..» – и такие мысли порой проскальзывали там, где за неимением востребования засыпала логика. Что толку будить разум, когда так живо сердце? Он чувствовал, как липкий пот делает ладони скользкими. Боковым зрением он ощущал взгляды Марка, не умея верно их идентифицировать. У Майлза было слишком мало опыта, чтобы утверждать о чем-то со стопроцентной уверенностью. Жить вопреки реальности, такой была его цель. Но что мешало ему мечтать о несбыточном?
http://i104.fastpic.ru/big/2018/0415/20/122e0dd3c05487ddf3c767abdb248920.gif


Майлз ощутил, как рядом прогнулся под весом мужчины диван. Глаза и правда жгло огнем, и не сразу смог он сфокусироваться на профиле Марка, который оказался так близко, что все тело обдало жаром. Температура ночи липла к обнаженной коже, а по спине потекла капелька горячего пота.
- Я знаю, что ты скажешь. Что мне нужно больше спать и на сегодня закончить. Сам прекрасно знаю. Но я еще не дорисовал полоски парочке котов. – заявил он, ощутив, как ладонь Марка вновь коснулась его, пальцы прошлись быстро и мягко по затылку, вызывая изнутри трепет.
[nick]Miles[/nick][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0415/2c/5d54c6f38591bbe047c833c69500c82c.gif[/icon]

+3

3

Пальцы медленно опускаются на столешницу, снова и снова, отбивая какой-то незамысловатый ритм глухими ударами ногтей по дереву. Марк сидел перед монитором, уже который час пытаясь найти ошибку в коде. Он никогда не считал, что он чем-то лучше своих сотрудников, поэтому, как и другие он часто засиживался на работе, бывало, даже, что забывал о сне на пару суток, лишь бы все доделать. Несмотря на то. Что он уже давно занимал руководящую должность и у него было огромная гора бумаг, которыми надо было заниматься, он умудрялся успевать, как и раньше копаться в коде и лично отслеживать процесс создания новых приложений. Телефон периодически жужжал и прыгал на столе, а повернутый к столешнице экран, то и дело вспыхивал новыми и новыми сообщениями и звонками, которые Кэролл игнорировал. Он и без того знал, что это его приятели, которые пытаются вытащить его на очередную вечеринку развеяться, отвлечься, в конце концов, просто чтобы перестать работать. Но он просто не мог уйти, когда в коде была ошибка, а один из его интернов сидел в соседнем помещении и продолжал что-то делать.
Нет, наличие подчиненного в офисе его нисколько не обязывало оставаться и самому тут. Двери P@nFactory были всегда открыты и никогда не возбранялось прийти в офис поздним вечером или ранним утром. Каждый работник жил в своем ритме. Да, были, некоторые работники, чей рабочий день носил вполне четкие рамки с 9 до 6, но это были те люди, кто должен был постоянно встречаться с клиентами, остальные же творческие натуры жили в своих мирах. Марку было все равно на их внешний вид или место работы, пусть хоть с северного полюса это делают, важен был только результат. Он и сам наплевав на все настояния маркетинга ходил на работу в простых толстовках и джинсах, ел прямо за компьютером, а иногда просто сидел и прокастенировал играя в очередное творение его подчиненных на телефоне.
Он мог бы пойти домой или на вечеринку, но там в соседнем кабинете сидел Майлз.
Их ночные посиделки над макетами в последнее время все больше становились его маленькой радостью дня, словно ничего другого и не существовало.

Марка завораживали черные непослушные кудри, которые вечно лезли на лицо Майлза. Если он оказывался рядом, то никогда не упускал возможность их поправить. Это было неправильно, так делать было нельзя, но остановиться он не мог. Как не мог и перестать улыбаться только ему из всех стажеров, здороваться с ним и даже спрашивать, как дела. Каждый раз, когда Майлз оставался в офисе, Марк шел не по своим делам, а пересаживался на диван рядом с ним и они продолжали работу. Кэролл повторял себе по сто раз на дню, что все дело просто в том, что парень талантлив и он хочет помочь ему в развитии. Но Марк не был художником, да понимал, что должно получиться и как правильно сделать интерфейс, но это все он уже давно рассказал всем стажерам. Его притягивали серые глаза, в которых казалось спрятана вся вселенная и ответы на вечные вопросы.
- Сделаешь, только хуже, - вздохнув, Марк перехватил руки Майлза, растирающего собственные глаза и сел рядом с ним на диван, тут же запуская пальцы в чужие мягкие кудри. На коленях лежал планшет, где он продолжал отлаживать код, сидеть одному в кабинете стало невыносимо.

Он ему снился.
Каждую ночь, закрывая глаза Марк видел в своих снах Майлза. Ему казалось, что он уже давно вырос из того возраста, когда сбивающие с толку мысли находят свое отражение в снах, а с другой стороны, он всегда хотел быть Питером Пэном и отказывался по-настоящему взрослеть. Даже наличие не сложившегося недобрака за спиной никак на это не влияло. Где-то глубоко в дуще он оставался не то ребенком, не то подростком, он всегда был готов к приключениям и прыгать в омут с головой. Но сейчас… Сейчас он не решался.

Все это было неправильным.
Майлзу всего восемнадцать.
Майлз его подчиненный.
Майлз парень.

Нет, Марк никогда не имел ничего против однополых отношений, просто он сам всегда интересовался только девушками и внезапные интерес к парню его по-своему пугал. Нет, это не могло быть чем-то серьезным. Просто наваждение, просто они проводят слишком много времени вместе, вот он и запутался. Но заставить себя остановиться не получалось. Он прекрасно понимал головой, что все это может закончиться очень и очень плохо и для него самого, и для всей компании в целом. Но он не мог остановиться.

Ему снились мягкие губы.
Ему снился жар дыхания на шее.
Ему снилось, как Майлз шепотом зовет его по имени на ухо.
Ему снилась близость молодого тела.

https://78.media.tumblr.com/a47224864371b2f92f29077c0c6db006/tumblr_p5v6j4GbWt1x6d4uio1_540.gif

Эти сны сводили с ума и от них не было спасения.


Марк садится рядом со стажером, и на мгновение он забывает, как дышать. От Майлза еще не пахнет дорогими одеколонами, от него пахнет юностью и безрассудством. Он студент, первокурсник, ему стоило бы сидеть на какой-нибудь полузаконной вечеринке и общаться со сверстниками, но он торчал здесь в кабинете со своими начальникам, пытался доказать, какой он замечательный работник. Марку стоило бы его выставить за дверь, отправить отдыхать, ведь он видел, что парень устал, что у него болели глаза, но он просто не мог устоять.
- Значит мы будем дорисовывать полосочки, - слегка улыбнувшись подчиненному Кэролл, поймал руку художника и начал водить ею по планшету. От усердства он придвинулся еще ближе и даже прикусил губу, пытаясь вывести хоть что-то похожее на полосатого кота на экране. Но Марк был художником от слова: «худо». То, что вышло, в лучшем случае было похоже на длинноухого кролика, жертву генетических перекрестных мутаций с муравьедом. Отпустив руку стажера, мужчина повернулся к нему, продолжая улыбаться. – Кажется, я сделал только хуже…
Майлз оказался слишком близко. Их отделяли друг от друга не приличные пара десятков сантиметров, а лишь миллиметры. Марк снова забыл о том, что нужно дышать, а его сердце предательски колотилось, словно пыталось отбиться от всех доводов рассудка, которые и без того едва ли имели значение. Мужчина замер, боясь сделать лишнее движение и напугать парня. Ведь все что происходило между ними, происходило исключительно в его снах, и парень не имел к этому никакого отношения. А одно лишнее движение могло испортить их дружбу и столь любимую. Марком привычку к ночным посиделкам.

[sign]https://78.media.tumblr.com/5f179a562e6a00344f27d71be5c126ec/tumblr_p78uzcqEas1u8pmwwo5_r1_500.png[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/e5426546c67098e160d605926d814506/tumblr_p78uzcqEas1u8pmwwo1_250.png[/icon]

Отредактировано Mark Carroll (23.04.2018 00:43:22)

+3

4

Майлз часто думал о том, каково это – оказаться безвольным в чужих руках; быть может, в полюбившихся руках; как подчиниться другому, без страха и стеснения отдав себя, свою страсть и нежность иному существу с бьющимся сердцем, двумя руками, двумя ногами, поджарым животом и глазами, которые могут прожигать дыры в грудине между ребрами. Остаться беззащитным перед мужчиной, который заставляет дрожать все юное тело, воспаляя и без того болезненные мечтания. Иногда он представлял вместо размытого образа человека более конкретного. И боялся этих фантазий. Ему казалось ненормальным думать в подобном ключе о реально существующем мужчине, но отрицать единое направление мыслей было бы ужасной глупостью, а Майлз делал что угодно, лишь бы не прослыть глупцом. Всю жизнь стремясь стать первым, страдая изрядным перфекционизмом, он и здесь не чурался оставлять в стороне сомнения по поводу того, что хорошо и что плохо, сосредотачиваясь на том, что это действительно существует. И, что хуже, это не засохшая корочка крови на свежей ране – так просто не избавишься.
И он жил с этими мыслями уже продолжительное время.
Иногда, пытаясь уснуть в прохладной постели, в которую возвращался так поздно ночью, ворочался и кусал губы, часто дыша и не смея решиться на большее. «Нужно попытаться..» - говорил себе среди ночного бреда, который рассеивался к утру, уступая место застенчивости и скверному характеру, твердившему, что никому он такой не сдался. «Посмотри на него и посмотри на себя: расслабься, чувак, это дорога в ад, по которой ты скачешь босиком, как по раскаленным углям, и без толку.» Какими могли быть их общие шансы? Смешно даже считать. Марк – он из породы успешных мужчин, вокруг которых без устали вьются женщины; если он и посмотрит в сторону Майзла, то только для того, чтобы утвердиться в том, что он похорошел с возрастом и выглядит на фоне остальных намного выигрышнее. Именно так злобно подумывал Майлз, впадая то во влюбленную прокрастинацию, то в ненавистническое заблуждение. Это было тяжело – любить взрослого мужчину, еще не до конца разобравшись в природе всех мирских чувств и не зная, как с ними совладать. Невероятно тяжело.
И потому он практически каждый вечер оставался в офисе так надолго, с истомой внутри надеясь на чудо, что Марк тоже останется с ним. Это стало негласной традицией, общим секретом – когда все уходили домой, они оставались одни, разделяя общий воздух рабочей атмосферы на двоих. И дышать становилось легче; не связанный необходимостью вести себя показательно естественно, Майлз действительно становился собой, хотя все еще оставался напряжен внутри. Где-то внизу живота – как струна. Тронь, и зазвенит, озарив стены россыпью музыки.
Иногда он не хотел думать.
И потому бездумно хихикнул, когда Марк оказался так близко и сказал это нежное: «мы».
Воображение Майлза взорвалось красками, и на щеках появился легкий румянец, и уставшие, покрасневшие глаза, внимательно следили за тем, какой рисунок выводит рука Марка его пальцами. Было глупо и неумело, как детский рисунок, но это лишь расслабило его сильней, и Майлз тихо, тепло вздохнул – как летняя ночь, невесомый и уставший, ощущающий сбоку от себя тяжесть заветного тела. Как мираж. Как картинка. Открытка из призрачного отдыха в альтернативной реальности, где все складывается только так, как того сильно хочется; закрой глаза – и узри. И вот в голове Майлза домик на побережье, и шумные чайки кричат им вслед, пытаясь догнать таких счастливых и беззаботных, вот и поцелуи на песке, и крабы медленно ползут восвояси в океан, и он, Майлз, смеется так искренне и чисто, и вот большие руки Марка, покрытые светлыми волосками, которые от удовольствия становятся дыбом.
Он правился. Становился таким податливым, когда пальцы Марка зарывались в его волосы.
Майлз улыбнулся. Случайно поднял глаза и встретился взглядом с Марком, который был так близко; молекулы их кислорода смешивались в единое, попадая в те и иные легкие, наполняя грудь восторгом и трепетом.
Он смотрел на губы, которые были приоткрыты, и так близко. Мельком обвел взглядом пышущее здоровьем лицо, уверенные черты которого сражали наповал; Майлз еще никогда в своей жизни не видел мужчины подобного склада, он не предполагал, что такие – реальность, а не выдумка. И снова захотелось узнать, каково это – оказаться безвольным в чужих руках. В его руках.
Жарко выдохнув, он притянулся поближе к крепкому телу мужчины, схватив того за плечо. Неужели это произойдет сейчас? Не верилось. Ни капли не верилось!
http://i104.fastpic.ru/big/2018/0423/6c/716f272fc587ca48c13e49363987fa6c.gif
Хотел было Майлз притянуться еще ближе, как ощутил, что по губе течет что-то теплое.
- Блин.. – выдохнул он и отпрянул от Марка, смахивая кровь, хлынувшую из носа, рукавом рубашки.
Сердце отбивало ритм далеких африканских тамтамов, а он вскочил с дивана и на нетвердых ногах кинулся в уборную, чтобы смыть кровь и попытаться остановить ее.
Все испортил. Как и ожидалось, он просто-напросто испортил все; что теперь подумает о нем Марк? Быть может, напряжение между ними было однобоким, иллюзорным, и он принял желанное за действительное? Нелегко верить в сказки, а он, дурак, взял и поверил.
Ледяная вода немного успокоила пыл его лица, а кровь смешанными с водой струйками стекала в раковину. На длинных ресницах остались капли воды, а под глазами виднелись темные круги: он и правда работал слишком много, а еще очень много думал. Не надо так. Надо отдыхать. Надо развеять свои собственные мифы, свергнуть своего собственного идола, апостола, пророка и бога, и зажить нормальной жизнью. Попробовать дурь, перепихнуться с девчонкой. Уволиться отсюда и бежать. Бежать. Пока не истек кровью до конца.
- Я в порядке! – крикнул Майлз, справляясь с потоками новой крови и легким головокружением. – Такое иногда случается. К черту этих котов на сегодня.
[nick]Miles[/nick][status]мистер бедосинька[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0423/1d/a647c569a1ce812ae972af1a8931141d.png[/icon][sign]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0423/cd/7a041492a3f7d3aa2208b442bc3201cd.png[/sign]

+2

5

Марк знал о том, что он красив. Этот факт как-то никогда не ускользал от его сознания, сложно этого не замечать, когда тебе с детства это повторяют. «Какие у вашего сына красивые глаза и светлые волосы! Вырастит, всех девочек с ума сведет!» - любили между собой шептаться сначала воспитательницы приюта. Марк вырос и действительно начал сводить девчонок вокруг себя с ума. Но его это как-то всегда не так что бы сильно занимало. Нет, он, конечно, встречался с девушками и умудрился в старших классах запутаться в чувствах сразу к двум, но то ли церковное воспитание, то ли воспитание в доме интеллигентов давали о себе знать и истинного сердцееда-мачо из Кэролла так и не вышло. Он всегда ставил во главу угла комфорт и чувства другого человека, он всегда относился ко всем с уважением, хотя, конечно, мог и подшутить в ответ на неловкие попытки что-то ему сказать. Но никогда в этом не было ничего злобного, наоборот, он старался таким образом приободрить и разрядить обстановку.
За свои двадцать восемь лет чего он только не видал: и истерик в туалетах, и обещаний покончить с собой, однажды девушка даже в обморок упала, так волновалась рядом с ним. С каждой Марк всегда старался быть по-своему добр, но в тоже время тверд. Он запутался и изменил в своей жизни всего один раз, ну не один раз, а несколько, но участники были все те же, так что можно считать за один раз. Каким непонятным образом вся их компания превратился в итоге в хороших друзей, так и осталось загадкой, но они смогли, они справились и перебороли спустя годы все те школьные обиды. Но тогда, тогда его путаница принесла много боли и горя людям. Это был урок, который мужчина усвоил на всю свою жизнь, а потому больше никогда не позволял себя никому изменять. Но если он не состоял в явных отношениях Марк позволял себе намного больше, чем возможно стоило бы. В конечном итоге, мужчина был уверен, что давно разобрался как работает вся эта любовная игра, какие у нее правила и все возможные ходы давно уже видал.
До тех пор, пока не встретил Майлза.
На мгновение Марку показалось, что сейчас парень подастся вперед и сделает то, на что не хватало храбрости у его великовозрастного босса. Тот факт, что подчиненный не отсаживался в ужасе, не убегал от него, давай Кэроллу надежду на то, что все происходило не в его больном воображении. Что сидящий рядом с ним мальчишка, как и он сам вовсе не от большой любви к работе уже который вечер сидел в офисе, что сам Марк не сходил с ума и его фантазии могло быть будущее. То самое будущее, которое взрослый мужчина иногда рисовал в своей голове вроде совместной поездки на какие-нибудь Мальдивы, на один из самых уединенных островов, где они могли бы быть просто вдвоем. Он и сейчас был готов схватит парня и сбежать с ним необитаемый остров, но это было слишком безрассудно, к тому же завтра он должен отвести Лару на открытие какой-то выставки.
Ему не хватило какого-то мгновения.
- Что?.. – только и успел растерянно спросить Марк, когда Майлз резко вскочил и убежал в уборную. Мужчине потребовалось несколько секунд прежде, чем он смог понять, что именно произошло. Выдохнув, он быстрым шагом отправился следом за своим подчиненным. Оказавшись рядом, он подхватил парня, не давая тому завалиться куда-то на бок видимо от усталости. Да, это все было от усталости ничего другого. Все остальное Марк придумал сам, как же это глупо с его стороны. Кэролл выудил из кармана идеально белый платок и смочив его холодной водой, помог Майлзу сесть на пол и сам устроился рядом. Он приложил платок к носу, словно компресс. – Вот так… Мне мама так делала, когда я как ты слишком много занимался и слишком мало отдыхал. Завтра не приходи, тебе стоит отоспаться, погулять что-то еще. Возьми сколько тебе нужно дней, не бойся, тебя никто за это отсюда не уволит, обещаю.
Мужчина улыбнулся парню, переворачивая компресс, когда тот, с одной стороны, нагрелся. Внеплановый отпуск интерна – все остальные удивятся, что такое вообще возможно. Но, кажется, так было лучше. Пока Майлза не будет рядом, Марк сможет как-то справиться со своими странными чувствами и все это уже будет неважно.
Наверное.
Может быть.
Лица парня снова было невыносимо близко, как и его чуть пухлые губы. Марк снова посмотрел в глаза парня и неожиданно для самого себя решил сдаться. Он подался, чуть вперед и едва касаясь накрыл губы Майлза своими. Невиннее был только его первый поцелуй в шкафу одноклассницы в 7м классе. Как и тогда, Марк резко отстранился и отвел взгляд куда-то в сторону.
- Прости… Я… Я не должен был… - мужчина закрыл глаза и покачал головой. Какого черт он творил?

[sign]https://78.media.tumblr.com/5f179a562e6a00344f27d71be5c126ec/tumblr_p78uzcqEas1u8pmwwo5_r1_500.png[/sign][icon]https://78.media.tumblr.com/e5426546c67098e160d605926d814506/tumblr_p78uzcqEas1u8pmwwo1_250.png[/icon]

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » rain, babe, rains. ‡флэш