http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/73007.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: июль 2018 года.

Температура от +24°C до +35°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You break me down, you built me up ‡флеш


You break me down, you built me up ‡флеш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время и дата: 3 февраля 2018, раннее утро - поздний вечер /начало новой смены/
Декорации: New York Presbyterian Hospital
Герои: Alva Jensen, George Washington
Краткий сюжет: Он - пациент, она - его лечащий врач. И не больше. Ничего личного. Совсем ничего. Это же Альва Йенсен - строгое соблюдение субординации "врач-пациент", безукоризненное соблюдение всех должностных инструкций, ничего... человеческого?
Но кто-то, кажется, думает совершенно иначе.

0

2

Называется, кто бы мог только подумать - ночь вроде бы так спокойно, и так обыденно началась, а потом начался кромешный ад, в прямом смысле этого слова. И только не стоит думать, что Альва Йенсен жаловалась - напротив, она с самого начала знала, на что шла, и больше того, она к этому готовилась. Но всё-таки чем одновременно прекрасна и ужасна каждая следующая ночь - ты никогда не можешь быть уверен в том, что произойдет в следующий момент, всегда есть элемент не просто риска, но какой-то одному Богу ведомой игры, в которой всегда есть победитель, и есть проигравший.
Вот совсем как этой ночью, когда привезли его... молодой совсем, кажется, даже нет и тридцати лет, а лицо настолько беззащитное, что в какой-то момент Альва даже подумала, что оно словно у обиженного ребёнка, который вообще не понимает, что происходит, и самое главное - почему, да ещё и с ним.
Несправедливо же.

Хотя... что уж там. Жизнь, если подумать, вообще сама по себе чертовски несправедливая штука.
- Симпатичный..., - вздохнул кто-то чуть поодаль, Альва только закатила глаза. Нашли, о чём думать! Этому парню повезло, что его довезти успели, об остальном даже пока как-то и думать не хотелось. А если бы не успели? А если бы просто даже возникла какая-то внештатная ситуация, прямо в машине "скорой помощи", такое ведь тоже исключать нельзя.
- Давно уже федералы не поступали, я уже прямо скучать начала..., - тут Йенсен навострила уши. То есть мало того, что к ним попал не просто кто-то, побывавший как минимум между молотом и наковальней, но ещё и агент ФБР? Она еле сдержалась от того, чтобы не намекнуть коллегам на то, что в случае неудачи Бюро их просто завалит исками, и тогда всем придётся, мягко говоря, очень сильно несладко. Но сейчас было не время разводить никому ненужную демагогию, потом... это всегда успеется.
- Федерал? Нам только ФБР не хватало на операционном столе... Хотя... кольца вроде бы нет, хорош собой, - неглубоко вздохнула одна из операционных медсестёр, и Альва не удержалась от лёгкой улыбки. Глория, эта смешливая и улыбчивая афроамериканка, не упускала возможности посмотреть на симпатичных медбратьев или холостых хирургов, а иной раз, вот совсем как сейчас - и на пациентов, которых она подозревала в свободном статусе, и которых можно было бы сплавить своей дочери. И сколько бы ей не говорили, что Ханна уже взрослая, и вполне сама в состоянии озаботиться вопросом под названием "заведи себе бойфренда, и живи спокойно", женщина продолжала с периодичностью примерно в раз-две недели наседать то на одних, то на других. Тут её взгляд переметнулся к Альве.

- Альва, ну вот взять даже тебя... Вот честное слово, ты же вроде бы симпатичная девушка, скромная, увлеченная своей работой, как ничем другим - и до сих пор тебя даже близко ни с кем не видели. Может, обратишь внимание на молодого человека? - но норвежка только покачала головой, после чего негромко рассмеялась. Нет, конечно, это всё было чертовски лестно, вот только Глория, кажется, совершенно забыла, что это настолько не интересовало фарфоровую Йенсен, что об этом даже лишний раз говорить не нужно было. Йенсен улыбнулась, катая перед собой каталку с пострадавшим: - Я тебя умоляю, Глория. Отношения - это вообще последнее, о чём я стану думать, пусть даже у моей мамы на этот счёт совершенно другое мнение. Потом... ну честное слово, ты на самом деле настолько наивна, что думаешь, раз на пальце нет кольца, то это делает парня автоматически свободным? Знаю я таких, как он..., - и тут резкое лицо северянки замкнулось и ожесточилось, - ... этакие короли потока, считающие, что в этом мире всё вертится вокруг и для них. Знаю нескольких... ещё с университета, и даже в медшколе приходилось встречаться с такими кадрами. Как врачи из себя не представляли вообще ничего, зато гонора - только и хотелось, что перекреститься, и сказать "Чур меня". Ещё есть вопросы? -  Альва нахмурилась, - всё. Все разговоры потом.
Хотя, что и говорить, кадр им попался прелюбопытнейший. В ходе операции он вдруг просто взял и сказал "Привет", чем ввел норвежку буквально в ступор. У него живот разрезан вдоль и поперек, а он еще и здороваться пытается. Лишний повод задуматься, есть ли у этой породы под названием "мужчины" вообще хотя бы какие-то зачатки мозговой активности, или они просто отсутствуют, как класс? Во всяком случае сама Йенсен стала уже всерьез думать, что у представителей сильного пола с возрастом данная функция вообще предпочитает атрофироваться, в большинстве случаев за абсолютной ненадобностью со стороны носителя.
- Он просто в рубашке родился, конечно..., - Альва вздохнула, тщательнейшим образом моя руки, и чувствуя, как усталость буквально валит её с ног. Сейчас ей хотелось только одного - сбросить с себя окровавленый операционный халат, стянуть с волос шапочку, и просто выйти на улицу, и немного покурить - просто чтобы хоть немного, но успокоиться. Внутренние кровотечения, сам характер повреждений...

Зато теперь она могла сказать с удивительной точностью и ясностью, что всё самое страшное точно осталось позади, и теперь у федерального агента остался только период реабилитации, во время которого ему придется неукоснительно выполнять все её предписания, иначе ему придется очень и очень... непросто. Но ему вкатили во второй раз такой наркоз, что было бы банально глупо думать, что он мог бы сейчас очнуться. Всего-то шесть пятнадцать утра. Теперь уже ему ждать её только до новой смены.
- Не волнуйся. Как только наш птенец оклемается, я тебе тут же сообщу. Езжай домой. Ты еле на ногах стоишь. Может, не будешь садиться на свой мотоцикл, возьмёщь такси? - коллега с беспокойством всмотрелся в лицо Альвы, - ты мне не нравишься что-то очень сильно... Но Йенсен только отмахнулась. Напротив - если она сейчас сядет на свой мотоцикл, то как раз взбодрится, получит новый заряд эмоций, в конце концов, просто сбросит накопившееся напряжение. А там уже и дом будет близко, и можно будет просто взять и рухнуть в кровать, не обращая ни малейшего внимания на просыпающийся город за окном.
- Да не переживай ты так, - норвежка только добродушно хлопнула врача по руке, - доеду до дома, позвоню. Счастливо.

+2

3

Говорят, что когда ты находишься между жизнью и смертью ты способен слышать голоса из обоих миров. Не знаю так-ли это на самом деле или же нет, но могу сказать, что  частично я слышал то, что во круг меня происходило, слышал, но не видел, так как перед глазами все плыло яркими и размытыми пятнами.
В какой-то момент времени вокруг меня вспыхнул ярчайший свет и  я решил, что возможно это тот самый, который предшествует уходу души в другой мир. Вы не подумайте ничего такого, я не особо в это верю, но моя мать - набожная женщина и она часто рассказывала мне всевозможные истории из Библии и притчи, когда я был маленьким.
Почувствовав этот свет на себе у меня хватило сил приоткрыть глаза  и смог только различить силуэты вокруг меня, я выдавил из себя  - Привет, хотя я так и не разобрал, что говорили вокруг несколько голосов, я различил обеспокоенность в их интонациях и даже нотки явного недовольства.
Потом я почувствовал нарастающее облегчение и снова уснул, я даже не понял, что был на операционном столе. Что  подтвердило мои догадки, теперь уже на личном опыте, что не всегда люди помнят, что с ними происходило в момент прихода в сознание после отключки.

Когда анестетические препараты закончили действовать, обычных обезболивающих не хватило что бы заглушить ноющую боль в животе и я проснулся. Я попытался шевельнуться, но от потери крови вероятно сильно ослабел, да еще и к тому же почувствовал куда более резкую боль, и сдался от попыток встать, только откинул голову на подушку и лежал, пытаясь терпеть.
-О, Вы только посмотрите кто проснулся., - услышал я голос женщины и повернул голову так, что бы увидеть говорившую.
- Э, ты лежи и не вертись, вот даром что в рубашке родился., - сказала женщина - вполне себе симпатичная афро-американка, в белом халате, погрозив при этом указательным пальцем.
- Здравствуйте. Не могли бы Вы поправить подушку. Очень не удобно лежать., - кое-как разлепив пересохшие губы  произнес я.
Женщина кивнула и нажав кнопку на моей кровати, чуть приподняла изголовье повыше, и поправила мне подушку. Она была  весьма аккуратной, что я даже не ощутил дискомфорта, ну кроме той ноющей боли в животе.
-Черт, как чешется-то..., - я нащупал край простыни, которой был прикрыт и откинул, что бы посмотреть и понять  что  вообще со мной...
- Твою мать! , - вскрикнул я обнаружив, что живот перебинтован, но то бог с ним, я лежал голый, по вполне понятным причинам, но раскрыться при женщине было не сильно умно.
-Ты тупица Джорджи, мог бы и догадаться, что раз в больнице, и с ранением живота, то вот в таком виде... Тупица..., -  я поспешно прикрылся, чувствуя как лицу подступает кровь, а лицо стало гореть, чего не случалось со мной уже очень давно.
Медсестра кажись все видела, учитывая как у нее глаза забегали, правда надо сказать она была весьма тактична и сделала вид, что ей пофиг и ни слова не сказала. Она  как ни в чем не бывало заменила мне капельницу, и смочив чистый бинт провела им по моим пересохшим губам, очень заботливо и словно по-матерински.
-Тебе пить нельзя, так что только так, что бы губы не потрескались. Ну, все. Я пошла. Скоро твой врач придет, ты итак тут второй день дрыхнешь., - сказала женщина с какой-то загадочной улыбкой, кажется снова окинув меня взглядом, словно  я вообще без простыни валяюсь.
- Альва?, - проговорил  я , приподняв голову, что бы смотреть на Глорию.
-О! Так  ты еще и помнишь что вытворял в операционной?, -  женщина хихикнула, заставив меня покраснеть очередной раз, и вышла в коридор, прикрыв дверь. Я услышал как она нажимает кнопки на своем сотовом и то, что она произнесла:
- Привет, это я. Ну,  в общем пришел твой в сознание. У него такие мышцы.... и... А еще  он твое  имя запомнил, когда  лежал под скальпелем..., дальше я уже не слышал, она  видимо ушла от палаты, оставив меня размышлять.

+1

4

- Не хочешь обыскать меня? Вдруг у меня что-то интересное в штанах.
- Или ничего ©

- Привет, это я. Ну,  в общем пришел твой в сознание. У него такие мышцы.... и...
- Угу... У него мыщцы, я поняла..., - буркнула Альва, после чего чуть потёрла лицо, и кивнула в пустоту, словно она извинялась за свою грубость, - прости, дорогая. Спасибо, что позвонила. Глаза медленно, но верно привыкали к окружающей темноте - перед тем, как лечь в постель и отрубиться, Альва предусмотрительно занавесила все окна, чтобы ни один луч солнца не потревожил её, и дал как следует выспаться. Потом норвежка кое-как скосила взгляд в сторону, и посмотрела на будильник, стоявший на прикроватной тумбочке. Без пятнадцати два. Вот ещё немного времени в постели, совсем чуточку... и можно будет вставать, не спеша отправиться в ванную, потом на кухню, где она как следует позавтракает, а там уже можно будет и обратно на работу собираться: - Ладно, увидимся вечером. Целую, - и положила трубку, бездумно глядя в потолок. Как назло, больше спать не хотелось совершенно, не помогала даже старинная норвежская колыбельная, которую Альва мурлыкала себе под нос. Но что уж теперь сделаешь? Значит, можно потихоньку выбираться из тёплой постели, зажечь гирлянды, которые она в своё время развесила по своей самой главной комнате для отдыха, и начинать готовиться к новой рабочей смене. Тем более, что первым делом нужно будет обязательно заглянуть к этому ночному хулигану, от мыслей о котором у той же Глории уже даже кажется слегка рассудок поплыл не туда, куда надо. Стыдно вообще - вроде бы уже взрослая женщина, а всё ещё продолжает строить из себя то ли сваху местного разлива, то ли ещё кого-то столь же заинтересованного в личной жизни окружающих.
Дался ей вообще этот федерал!


Вот только... Мама уже неоднократно говорила, что ей нужно пересмотреть график своей работы, что ночная смена рано или поздно убьёт её, и что ей нужно начинать думать не о других, а о себе. В конце концов, когда у неё появятся дети, не останется же она на ночной смене по-прежнему? Альва в такие моменты только отшучивалась, а сама думала, что у неё просто духу не хватит сказать матери, что она вообще не собирается обзаводиться детьми - ибо слёзы в три ручья напополам с матом и проклятьями точно обеспечены на несколько часов вперед - и ведь где гарантии, что мама ещё не примчится первым же рейсом, и не заберёт её в Норвегию? Вот именно, таких гарантий у неё не было вообще. А следовательно нужно было пока что максимально себя обезопасить, и продолжать тянуть волынку, по крайней мере до того момента, когда мама не задаст самый сакраментальный вопрос, что называется, "в лоб" - вот тогда уже изворачиваться не получится, и надо будет думать уже о том, как бы сделать так, чтобы осчастливить самую дорогую для неё женщину в кратчайшие сроки. А пока ещё есть время пожить для себя - она будет этим пользоваться до последнего.
Щёлк! "У вас одно новое сообщение".
- Альва? Девочка моя, это твоя тётя. Как ты смотришь на то, чтобы после твоей новой смены устроить марафон итальянской кухни, и залечь у меня дома с красным сухим и фильмами с Адриано Челентано? Напиши мне пару строчек, как освободишься. Целую, - и норвежка не смогла сдержать лёгкой улыбки. Определенно, её тетя знала, чем порадовать свою вечно занятую племянницу - и теперь Альва стала с ещё более позитивным настроением собираться на новую ночную смену, ведь потом её ждал отдых с родным и близким человеком, да ещё в настолько привлекательном антураже из вкусной еды и самых лучших на свете фильмов, взять хотя бы того же "Укрощение строптивого". Размышляя в подобном ключе, норвежка не спеша прошла на кухню, где теперь вовсю стала сооружать еду для себя.
Кофе, овощное рагу с тушеной говядиной и паста с сыром - и может быть, она даже успеет посмотреть хотя бы одну серию того сериала, который ей порекомендовал кто-то из знакомых, но до которого всё никак не доходили руки? Хотя кто знает... что там сериалы, она не помнит даже когда в последний раз телевизор включала, хотя он был в её квартире. Йенсен только чуть повертела головой из стороны в сторону, потёрла уставшую шею... Вот чем ей определенно стоило заняться, так это поиском хорошего массажиста как минимум - да, с фигурой и общей подтянутостью у неё не было никаких проблем, но чем старше она становилась, тем отчетливее понимала, что за собой нужно следить и себя нужно беречь, даже если кажется, что это всё как-нибудь успеется... потом. Вот только так и получается, что вся жизнь на потом, а все время заполняет... что? Работа? И всё?
По крайней мере, пока что выходило именно так. Но с другой стороны, не об этом ли она мечтала? И не к этому ли она и готовилась всю свою сознательную и не очень жизнь? Дети и прочие мещанские радости - пусть всё это будет для кого-нибудь другого, а у неё уже есть своя прекрасная и удивительная цель в жизни, ради достижения которой она не остановится ни перед кем и ни перед чем, слишком много сил и времени она положила вот на всё вот это.


- Ну ты посмотри, цветёшь и сияешь, словно это не у тебя прошлая ночь была настолько лютая, что ты еле на ногах стояла, - усмехнулся кто-то из ночной смены, которая начала уже медленно, но верно подтягиваться к больнице. Альва только коротко улыбнудась, на ходу сооружая из своих длинных волос аккуратный и незаметный пучок, который и под шапочку легко можно будет убрать, и просто волосы не будут мешаться при том же осмотре. Перед началом смены нужно было ещё успеть заглянуть к её герою с ранением живота, который уже, судя по всему, просто лежал и маялся в ожидании хотя бы каких бы то ни было известий, и стоило хотя бы даже просто элементарно поинтересоваться, обеспечивают ли ему должный уход, и нет ли у него каких-то дополнительных пожеланий, а то ведь вдруг мало ли ему что-то там полагается, а они и не в курсе, и будет потом у клиники вагон, воз и ещё маленькая тележка дополнительных проблем. А они им сейчас не нужны от слов "вот совсем" и "совершенно". Рабочая униформа, белый халат, бейджик... чётки в кармане, после чего коротко посмотреть на себя в зеркало, перекреститься - и отправиться на встречу с судьбой.
- Джордж Вашингтон, 29 лет. Альва только слегка вздёрнула вверх безукоризненные брови: - Полный тёзка одного из президентов, ты серьезно? Глория только кивнула: - Вот именно. И кажется, ты не была так уж и не права, когда говорила... про таких, как он. Удивительно, ты вообще когда-нибудь ошибаешься? Норвежка только пожала плечами, после чего ласково посмотрела на медсестру: - Ты удивишься, но ещё как ошибаюсь. А вот моя интуиция - нет, и я её чаще всего предпочитаю слушать и доверять ей. Знаешь, сколько ненужных разочарований я уже смогла избежать как раз-таки с её помощью? То-то же, моя дорогая. Так что давай, показывай мне палату нашего ночного героя, а то потом мне будет точно не до него. Глория только покачала головой.
- Ох и намучаешься же ты с ним, девочка...
И если бы только Альва знала, насколько пророческими окажутся эти самые слова. Но куда там!
- Мистер Вашингтон? - норвежка осторожно прикоснулась ладонью к плечу мужчины, дремавшему в своей постели. Она рассудила так - не проснется в ближайшие пять минут, значит она просто с чистой совестью уходит на смену, оставив его заботе участливой Глории.

Отредактировано Alva Jensen (22.04.2018 18:35:54)

+2

5

Я должно быть задремал после ухода медсестры Глории. от которой меня бросало в дрожь. Нет, я наверное повторюсь, она вовсе не страшилище какое, напротив, но уж больно она странно на меня пялилась. Честно говоря я к такому повышенному вниманию не привык. Девчонки раньше  этим частенько пользовались, что бы заполучить мое внимание к их персонам, наивно полагая, что все парни одинаковые и думают только об одном на свете. Какая чушь. Вот этим они наоборот отталкивали  меня от себя, я пока был юнцом даже терялся от таких взглядов и предпочитал ретироваться прочь, чем вызывал недоумение  противоположного пола.
Пока я дремал мне несколько раз  приходили не то сон, не то воспоминание. Перед мною  были красивые глаза женщины, чье лицо было в дымке  и я никак не мог рассмотреть её и голос с акцентом, звучавший как бы из отдаления, как будто прорывался сквозь завесу тумана, я даже слова не мог разобрать.
Из полудрема меня вырвал тот самый голос, которым я наслаждался во сне. И что  Вы думаете  я сотворил? Вот что значит армейская выправка, привычка и промытость мозгов и годы тренировок. Едва прозвучал её дивный голос как  я открыл глаза и забыв про все на свете. рывком сел на кровати, готовый выполнять приказ.
-Так точно. Я Джордж Вашингтон, мэм., - наверное должно радовать меня то, что во-первых  с меня не слетела простыня, как получилось при Глории, а во-вторых не разошлись швы. Но, я об этом не думал, солдат никогда не должен показывать свою слабость, особенно при женщине. Я словно опомнился, что я не на службе и вообще нахожусь в больнице.
Я не стал ложиться на спину обратно, но опустился на локти, что бы не вызывать недовольство своего врача, почему-то я сразу понял, что эта девушка очень и очень строгая в вопросах своей работы.
Я смотрел на нее и не мог понять, почему я не могу оторвать свой взгляд от её глаз. На секунду я даже подумал, что может я делаю что-то не приличное, не подобающее, но тут же сам себе ответил, что я не пытаюсь её  мысленно раздеть, что я не пялюсь на нее и не оцениваю достоинства её фигуры, я просто смотрю ей в глаза и кажется рад до безумия, как ребенок, что она просто рядом сейчас находится.
Пока она просто молчала я не знал стоит-ли первым с ней заговорить, будет-ли это уместно, я машинально облизнул пересохшие губы и почему-то снова виновато посмотрел на своего доктора и решил  заговорить  все-таки первым, с трудом сглотнув слюну, что бы как-то облегчить ощущения пересохшего горла. Я ни разу не ойкнул не заныл, знаю, что  в  некоторых ситуациях мужики бывают хуже баб, я такое видел на службе  среди раненных солдат...
-Мэм... гхэмм кхех, я кое как прочистил горло, что бы голос стал прежним. -Можно-ли приоткрыть окно, буквально на то время, что Вы будите здесь - тут душно и пахнет лекарствами..., я не знаю почему, но подумал, что сейчас на меня рассердятся. И вдруг я улыбнулся и произнес сущий бред  как мне показалось, не знаю...
-Вы словно воительница, словно грозная Валькирия..., - если бы я только знал насколько я был прав тот момент, назвав её женщиной викингов, мне могло показаться, но молодая врач невозмутимо-прекрасная и волевая лишь на пару мгновений улыбнулась уголками своих губ, а в глазах блеснул огонек.

+1

6

Альва только поморщилась.
Ох уж эти военные, вся жизнь словно под копирку, ни одной свободной мысли, ничего своего, весь мир воспринимается только через взгляд командира подразделения. И хотя вот лично этот человек ничего плохого ей не сделал, но у неё самой уже сформировался вполне себе конкретный образ, под который он пока что абсолютно идеально вписывался. И Альва понимала, что это не только не добавляет ему очков в её глазах, а даже наоборот.
- Тише, тише..., - серые глаза широко распахнулись, и Йенсен ласково, но твёрдо придержала не в меру ретивого служивого, после чего помогла ему устроиться чуть удобнее, - никаких резких движений. Все осторожно. Постепенно. С вашей-то травмой... это чудо, что вы вообще до сих пор здесь, - и с этими словами норвежка глянула на монитор, проверяя жизненные показатели: жест и привычка, доведенные до автоматизма, и возведённые едва ли не в абсолют. После чего перевела взгляд на пациента. И вокруг чего только столько охов, вздохов да ахов? Ей-Богу, вот так посмотришь на то, чем заняты мозги едва ли не у 99,9% женщин всей планеты, и в очередной раз задумаешься на тему того - а нужно ли вот это вот всё лично ей? И пока что Альва думала только примерно - чем дольше у меня этого не будет, тем дольше и тем счастливее я буду. И пока что она этот план с удовольствием претворяла в жизнь.


- Можно ли приоткрыть окно, буквально на то время, что Вы будите здесь - тут душно и пахнет лекарствами..., - в ответ на что норвежка только слегка нахмурилась. Он был разгоряченным и ослабленным, любая инфекция сейчас была бы максимально осложнила текущую ситуацию. Она несколько неодобрительно посмотрела на Вашингтона: - Это было бы весьма нежелательно, ваш организм ослаблен, вы разгорячены, а сквозняк может только добавить вам инфекцию, которая сейчас не нужна вам от слова "совсем", вы понимаете меня? Подождите немного, я позову сестру, и вас ненадолго перевезут в другую палату, проветрят эту, и вас вернут сюда. Договорились? - тут в палату заглянул один из интернов.
- Доктор Йенсен... Ночная смена начинается через десять минут. Альва только благодарно кивнула.
- Да, спасибо Клайв, передай пожалуйста, что я скоро подойду, - после чего норвежка дождалась, пока дверь вновь не закроется, и вновь не перевела взгляд на агента Вашингтона. Который теперь, по всей видимости, решил поупражняться в мастерстве пикапа. Не хватало разве что только собственной ладони, которая бы с грохотом обрушилась на лицо - но Альва сдержала этот порыв.
- Вы словно воительница, словно грозная Валькирия..., - вот поди ж ты, вроде бы взрослый и состоявшийся человек, а говорит шаблонами, причём такими, что... ну даже как-то несерьёзно. Норвежка покачала головой.
- Знаете, вот всё хотела у вас поинтересоваться.... Агент Вашингтон, ну вот неужели это до сих пор работает? - Альва только сделала неопределенный жест рукой в воздухе, - ну даже не знаю, вот эти ваши эпитеты... Что, девушки до сих пор на это ведутся? - она только чуть поправила одеяло, после чего бросила короткий взгляд за дверь. Судя по уже успевшим собраться там людям, к агенту пришли коллеги, и им также следовало уделить хотя бы какое-то количество времени перед тем, как её вновь не поглотит новая смена. Кинув ему нечто вроде: - Извините, я на минутку, - норвежка вышла в коридор, где была тут же обступлена федеральными агентами. Вот же спасибо, попала, называется, аки кур в ощип. Однако она постаралась улыбнуться по возможности максимально приветливо - в конце концов постарадал их коллега, а она была его лечащим врачом, к кому им было ещё обращаться?
- Не переживайте, джентельмены, ваш коллега крепкий орешек. Самая главная опасность миновала, теперь основная задача - держать его хотя бы примерно месяца два подальше от геройств. Насколько это возможно, разумеется, - тут же добавила норвежка, и среди мужчин расстался нестройный смех, что говорило, что по крайней мере она сбила немного градус окружающего напряжения.
Как говорится, и на том спасибо.


- К нему можно?
- Док, а что вы делаете после вашей смены? - но тут Альва только рассмеялась и махнула рукой: - Господь с вами, после смены у меня только одно желание - доехать до дома, и завалиться спать. Можете к нему зайти, да, хорошо, но недолго - его нельзя утомлять. Глория! - Альва махнула рукой, подзывая уже ставшую ей родной сестру, - слушай, всё, я уже опаздываю на нашу летучку. Присмотри за нашим... ловеласом, хорошо? - последнее слово норвежка особенно долго додумывала, понимая, что нужное всё равно было где-то на периферии сознания, упорно не стремясь показываться ей, - всё, увидимся позже, - после чего обернулась уже на федералов, - господа, вынуждена вас оставить. Всего доброго! - и убежала, на ходу фыркая, словно раздраженный ёжик. Воительница. Валькирия. Пффф.
Да он что, школьник, в конце концов?
- Слушай... а ты не слишком строга с этим твоим новеньким? - в ответ на что Йенсен только пожала плечами. Кто мог знать? К тому же она так вела себя со всеми, и скидок она не делала никому, неважно, будь то пациент или коллега - хотя вот с коллегами, особенно с теми, с кем она провела уже бок о бок какое-то время, и с родными пациентов Альва как раз-таки вела себя максимально дружелюбно и корректно, - и уж тем более она не собиралась как-то меняться ради какого-то там федерала, который вздумал с ней кокетничать только потому, что ему, видите ли, какая-то там вожжа под хвост ударила.
- Я тебя умоляю, - весело откликнулась Альва, - если он тебе так нравится, то забирай без вопросов, я только благодарна буду. Правда, сейчас в его палате чуть ли не целый ФБР-консилиум, подожди, пока они там не разбредутся.
- Ночная смена начинается через три минуты.

Отредактировано Alva Jensen (23.04.2018 19:46:09)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You break me down, you built me up ‡флеш