http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/73007.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: июль 2018 года.

Температура от +24°C до +35°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Дурная кровь ‡флеш


Дурная кровь ‡флеш

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время и дата: январь 2037 года
Декорации: Манхэттен и Принстон
Герои: Андрей Волков, Анна Климова (почти Волкова!), Анастасия и Игорь Смирновы
Краткий сюжет: бойтесь своих желаний.

Отредактировано Georgy Klimov (30.04.2018 19:53:02)

+1

2

Настя опаздывала.
Занятия в университете заканчивались в два, но ей пришлось задержаться, а потом бежать со всех ног домой. Последнее сообщение от мужа пришло час назад; он спрашивал – в своей обычной лаконичной манере – где она в данный момент находится. Настя ответила, думая, что Игорь перезвонит, но он этого не сделал. Внутри всё сжалось от предвкушения.
Как нарочно, автобус не появился в назначенный час, и теперь надо было ждать, когда пройдет следующий интервал.
Войдя в квартиру, она оставила обувь в прихожей, сняла трусы и положила их рядом с туфлями. С некоторых пор это превратилось в ритуал, которому Настя Смирнова неукоснительно следовала.
Игорь сидел в гостиной и читал. Подняв глаза от книги, он заметил остановившуюся на пороге жену и поманил к себе.
Голос мужа едва не заставил её застонать. Она успела соскучиться по нему за день.
- Где ты была?
- В университете.
- Занятия закончились в два.
- Профессор Макгил попросила остаться и помочь ей.
Игорь кивнул.
- На колени.
Ей не нужно было повторять дважды, никогда, и Настя очень этим гордилась. В следующую минуту она уже была на полу - ноги слегка расставлены, узкая юбка собралась складками и задралась к поясу, руки лежат на коленях, голова чуть опущена.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил муж, взял её за подбородок и приподнял лицо.
Настя замешкалась с ответом, отводя глаза. От Игоря не укрылось её смущение и, чтобы успокоить и подбодрить жену, он ласково погладил девушку по щеке.
- Скажи мне, - попросил он негромко, обводя пальцем её приоткрытые губы.
- Игорь, это ужасно… - зашептала та, вскидывая на него умоляющий взгляд. Её голос дрожал и сбивался, чувствовалось, что она держится из последних сил. – Я боялась, все поймут, что со мной происходит…
- Покажи мне.
Игорь смотрел, как жена садится, поднимает юбку и разводит ноги в стороны. У него покалывало кончики пальцев, когда он коснулся её обнаженного тела. Настя кусала губы, её взгляд метался между лицом Смирнова и его рукой. 
От первого же прикосновения девушку будто прошило током, и она крепко зажмурилась, сдерживая тихий стон. Не отрывая от неё глаз, Игорь провел тыльной стороной ладони по набухшим, влажным губам.  Настя задрожала и приподняла бёдра.
- Пожалуйста, - прошептала она едва слышно.
- Что?
- Игорь
Не отвечая, он ввёл в неё палец, нащупал свободный конец веревки, соединяющий два металлических шарика, которые она носила в себе весь день, и потянул. Настю выгнуло ему навстречу.
- Игорь, вытащи их… я тебя умоляю…
- Больно?
Она помотала головой и изо всех сил вцепилась пальцами в густой плотный ворс. С неё ручьями тёк пот, слегка кружилась голова, а во рту пересохло, и приходилось поминутно облизывать губы. Муж звонил ей каждые два часа и заботливо спрашивал, как она себя чувствует. «Это невыносимо», - шептала Настя и сжимала ноги. Ей казалось, что на неё все смотрят и догадываются, в чём дело. Игорь предупреждал, что будет нелегко, но она пообещала терпеть. В середине дня он разрешил ей пойти в туалет и приласкать себя. Настя не стала выключать телефон, чтобы муж мог всё услышать сам.
Сидя на унитазе с раздвинутыми ногами, девушка самозабвенно мастурбировала и одновременно с этим старалась удержать вагинальные шарики на месте. Сегодня каждый шаг превращался в пытку, и приходилось постоянно напрягать мышцы, чувствуя толчки внутри. К вечеру она так возбудилась, что боялась кончить от тряски в автобусе. Хотелось задрать юбку и засунуть в себя пальцы прямо там, не обращая внимания на людей вокруг.
- Ты не кончила, - не вопрос, а скорее, утверждение. Игорь не сомневался, что без его разрешения жена не посмела бы довести себя до оргазма.
Настя не смогла выговорить ни слова, насаживаясь на трахающие её пальцы. Игорь не входил в неё глубже одной фаланги, и это сводило с ума. Она знала, что умолять бесполезно и едва не рыдала от бессилия и возбуждения. Шарики распирали изнутри, они опускались вниз, и Настя сжималась, возвращая их обратно. А после того, как муж раскрыл её пальцами, лаская недалеко от входа, делать это стало труднее.
- Сожмись.
- Я не могу… - прорыдала жена, отворачиваясь.
Её трясло, ноги дрожали, и она ужасно боялась описаться. Настя не смогла сходить в туалет в университете - сначала не было времени, а потом это просто вылетело у неё из головы, и теперь остро ощущала, что мочевой переполнен.
- Постарайся, милая.
Он втолкнул в неё палец и погладил верхнюю стенку влагалища. Настя испугалась, что сию секунду кончит и сжалась. Шарики вновь переместились.
- Ты умница, детка, - шепнул Игорь, наклоняясь к её губам и сцеловывая с них слёзы.
Настя послушно приоткрыла рот, впуская его язык, и тихонько застонала. Муж ласкал ей клитор, втирая в кожу вытекающую из влагалища смазку. От трения и щипков половые губы распухли и покраснели, клитор горел и пульсировал под жесткими пальцами. Ей было немного стыдно, что она так сильно течёт, но ничего не могла с собой поделать. Она проходила весь день в промокшем насквозь белье и призналась в этом мужу по телефону.
Игорь остался спокоен и приказал ей отправляться на следующую пару без белья. Настя оцепенела от страха, но без возражений подчинилась. Когда профессор объявил об окончании лекции, она в полной прострации вышла из аудитории и, с трудом переставляя ноги, побрела в дамскую комнату. Трусы лежали у неё в сумке.
Настя очнулась, когда увидела, что муж отодвигается от неё и встает. В затуманенных глазах мелькнула паника: что она сделала не так, почему он уходит?! Заметив это, Игорь успокаивающим жестом коснулся её лица и расстегнул брюки. Не дожидаясь разрешения, девушка встала на колени и обхватила губами показавшийся из трусов член. Смирнов задохнулся, когда жена, постанывая, принялась сосать головку, словно только об этом и мечтала весь день, положил ладонь ей на затылок и сжал волосы. Мир сузился до её горячих влажных губ, языка и горла, в которое упирался его член. Настя заглатывала его целиком, утыкаясь носом в пах, отстранялась и ловила высунутым языком ниточки слюны. Игорь не имел возможности сравнивать с другими женщинами, но его поражало, с каким наслаждением жена делает ему минет.
Держа Настю за волосы, он насаживал её на себя и смотрел, как розовеют скулы и подёргиваются пеленой голубые глаза. Она цеплялась за него, расслабив горло и сглатывая копившуюся во рту слюну. Удовольствием прошивало от копчика до макушки, и Смирнов хрипло стонал, ощущая приближение оргазма.
Когда он кончил, оба дрожали. Проглотив сперму, Настя дочиста вылизала член  и обняла мужа за ноги. Хотелось кончить самой и в туалет. Её так ломало, что она готова была тереться даже об его ботинок, если это принесёт хоть какое-то облегчение измученному телу.
- Игорь, ну пожалуйста… - попросила девушка, прижимаясь к нему грудью. –  Потрогай меня, пожалуйста… Игорь, я больше не могу это терпеть…
Она жалобно вскрикнула, когда он опрокинул её на спину и с силой вогнал пальцы в промежность. Шарики стукнулись друг о друга и уперлись в шейку матки. Смирнов трахал её рукой, меняя количество пальцев, складывал щепотью ладонь и вкручивал внутрь до самых костяшек. Настя хрипела, раскинувшись перед ним на ковре, вставала на мостик и умоляла вытащить из неё шарики. Игорь пропускал просьбы мимо ушей, и ей оставалось терпеть.  Настю распирало изнутри горячим и твёрдым,  хотелось и вытолкнуть это из себя, и сильнее сжать. Её выгибало от удовольствия, от растущего напряжения внизу живота, от грубости Игоря и собственного неутолимого желания.
- Пожалуйста… о боже, пожалуйста…
Почувствовав, что неё вытягивают шарики, Настя заплакала от облегчения. В ту же секунду накатил оргазм. Она кончала и кончала, стискивая бедрами его руку, билась на полу, как выброшенная на берег рыба, и в страхе звала мужа… Игорь обнимал её, зажимая промежность ладонью, и жадно целовал.
Обессиленная, опустошенная, с блаженной улыбкой на лице, Настя повернулась к мужу и обвила его шею руками. Каждый раз, когда они с Игорем занимались любовью, она теряла себя и заново находила в его объятиях. Она просто изнемогала от счастья рядом с ним…

Лежа на животе, Аня смотрела на спящего Волкова. Вчера он поздно вернулся, когда она уже спала. В эти четыре дня Андрей ходил вокруг подруги на цыпочках, как сапёр по минному полю – когда наступали «эти» дни, Климова становилась неуправляемой, срывалась по пустякам, а потом рыдала, заедая стресс шоколадом. В первый день она вообще лежала пластом, закидывалась обезболивающим и грызла подушку. А дальше начиналась карусель. Эмоции выходили из берегов, и настроение менялось за секунды.
Волков спал как убитый, заняв собой половину кровати. Выпростав из-под одеяла руку, Аня осторожно погладила его ладонь и подняла голову, проверяя, не проснулся ли тот. Андрей не пошевелился, и она снова легла. Месячные закончились еще вчера, и теперь ей страшно хотелось секса. Но будить Волкова, который дни напролёт пропадал с ребятами в мастерской, перебирая тачки, и готовился к гонкам, девушке не позволяла совесть. Пусть отдохнёт, а она пока сделает завтрак.
Выбравшись из постели, Анна надела футболку, в которой ходила дома, и отправилась на кухню. Волков ел за троих, он был прожорливый, как медведь.  Напевая себе под нос, девушка разбила в стеклянную миску шесть яиц, кинула щепотку специй и влила тоненькой струйкой молоко. Быстро взбила всё ложкой и выплеснула на сковороду. Туда же отправились нарезанные ломтиками спелые помидоры, кусочки колбасы и сладкий перец соломкой.  Пока готовилась яичница, Аня принялась за сэндвичи. Она как раз заканчивала накрывать на стол, когда позвонила сестра.
После отъезда с мужем в Принстон Настя стала реже выходить на связь, с головой погрузившись в учёбу. Но она скучала по старшей сестре, а Смирнов был рад увидеться с другом, когда приезжал домой на выходные. Несмотря на разницу в возрасте, у них с Волковым нашлось немало общего, включая неодолимую тягу к женщинам из семьи Климовых.
Но теперь Настя звонила, чтобы пригласить сестру в гости. У них с мужем не получится в ближайший месяц выбраться в Нью-Йорк, а Аня до сих пор не видела, как они устроились на новом месте. После свадьбы, зная, что молодожёны подали документы в один университет, родители помогли им купить квартиру-студию в Принстоне. Настя присылала сестре фотографии и уверяла, что в реальности всё еще лучше.
- Приезжай, и сама всё увидишь. Можем даже в клуб сходить, их тут полно, - соблазняла Настёна, оглядываясь через плечо на мужа. – Здесь очень классно, тебе понравится. И Андрею тоже. Я по вам обоим так соскучилась….
- Ладно, - сдалась Анюта, плюхаясь на стул. – Закину удочку Волкову, когда проснётся.
Они еще немного поболтали, и минут через десять Климова услышала тяжёлые шаги в коридоре и как хлопнула дверь в ванную, а вскоре после этого раздался шум льющейся воды.
- Всё, мне пора, я потом перезвоню.
Она не услышала ответа сестры, глядя на появившегося в дверях Волкова. Он был такой большой, сонный и лохматый, что невозможно было удержаться от улыбки.
- Привет.[nick]Игорь Смирнов[/nick][status]...[/status][icon]http://sa.uploads.ru/kUT0A.jpg[/icon]

+1

3

Волков знал, что «женские» дела это плохо, но чтобы так. Конечно, опята наблюдения за всем таким у него не было. Девушки, с которыми ему случалось заскакивать в кровать, не прибегали к нему с этими делами, да и вели себя спокойно. Анька же будто сорвалась с цепи. В то утро, он проснулся от того, что под ухом услышал мычание. Пошарив рукой, он провел по телу Климовой отчего-то с утра одетой в футболку. Он точно помнит, что она засыпала голая.
- Ань, что случилось? – приподняв голову, подпирает ту ладонью, пытаясь сам проснуться. Коснувшись ее плеча, он попытался повернуть ту к себе. Но Аня дернулась, поджимая сильнее ноги. Андрей сел, скривившись от тепой боли в паху. Утренний стояк буквально распирал член, и резко возникло желание обрадовать себя утренним сексом. Хотя Климова никогда не возражала. Но сейчас, судя по тому, как она лежит, радость будет только у него. – Так, иди сюда.
Накрыв ноги одеялом, Волков поднял Аньку на руки и усадил на себя. Она так и не выпустила из рук подушки. Чего рыдает? Он понял, что ее организм раз в месяц ведет себя не так, но впервые видел, что это больно. Сжав Климову руками, он упал на подушку, обхватывая ее ногами, не давая вырваться. Шикнул на ухо и пальцами откинул мешающие волосы. Чем помочь? Как потом окажется надо бежать прочь. Если в первый день Климова лежала в позе эмбриона, то на второй день его с утра накрыло строгим голосом:
- Вставай! Я буду стирать постель.
Он вылупился на нее спросонок, протирая глаза.
- Тебе что руки девать некуда? Меня почеши. Дай поспать, - взмолился Волков, утыкаясь лицом в подушку, которую обнимал своими ручищами. Анька не долго думала. По голой заднице прошлись рукой, да так сильно, что Андрей вскочил, вставая в оборонительную стойку. Он еще никак не мог понять – снится или нет. Климова опустила глаза вниз, свела брови на переносице.
- Волков, не до этого сейчас, - сдернула простынь и ушла, оставив Андрея офигевать от происходящего.
- Ага, сейчас до поорать на пустом месте, - он не думал одеваться. С чего это? Это ей не надо секса, а ему надо. Вот пусть смотрит и мучается, точнее мучиться будет он, а она завидовать.
Перебравшись в гостиную, парень стащил с кресла подушку, которую Ане подарила ее мать, с вышитыми медвежатами, растянулся на диване, не помещаясь, свешивая ногу. Он уже начал засыпать, как по квартире раздался звук динамиков от музыкального центра.
- Климова! Ты охренела!? – крикнул он, не зная куда деваться от музыки. Девушка вошла в комнату с тряпкой для пыли. – Послушай, - Андрей сел на диване, смотря на Аньку. - Я дико устал. Два часа и я свалю на работу. Хоть голос сорви, пой.
- Я убираюсь, - как ни в чем небывало произнесла она, начав переставлять с полки модели машинок.
- Спальня свободна? – Поинтересовался он.
- Да, но там не постелено.
- Да мне похер, - проворчал Андрей, проходя, укусил Аньку за плечо. Вытащил из приоткрытого шкафа трусы, завалился спать на одни матрасы. Голова гудела, что Андрей готов был ее открутить, поставить на полочку, а потом, когда все пройдет приладить обратно.
Возвращаясь поздно, Волков тихо крался, насколько мог и умел, по квартире. На кухне его ждал ужин, что налопавшись от души, он заваливался спать.
Просыпаться он начал, когда почувствовал, что его плеча не касается тело Ани. По привычке пошарив по кровати рукой, перевернулся на спину и сладко потянулся. Ароматы манили покинуть комнату. Вероятно, Аня приготовила очень вкусное что-то. Лиза всегда говорила, что не повезет его жене, потому что аппетит у ее сына это страшнее стихийного бедствия. Но ничего, Анька справлялась. Причем Волкову очень нравилось.
Открыв воду в ванной, почти вслепую, Андрей умылся. Рука прошлась по щетине, и тут он понял, что пора бриться. Ну, или хоть из обросшего дикаря превратиться в бомжа культурного. Климова не возражала против того, что его лицо не гладкое, чем весьма радовала Андрея. А проснуться не получилось, и он зашел в кухню, почесывая макушку, откровенно зевая.
- Ага, привет, - двинулся к Аньке, прижав ту к столу собой, переваливавшись пальцами тыкнулся в яичницу. Почувствовав на своей спине ее ладошки, гортанно порычал, улыбаясь. Облизнул палец, провел языком по обнаженному плечу девушки.
- Мой Волков проголодался? – проведя ногтями по его спине, прошептала Анька.
- Твой Волков, - Андрей провел рукой по ее бедру, заводя ладонь на внутреннюю сторону ноги девушки, приподнял ее, усаживая на разделочный стол, - на диете уже четыре дня. Как думаешь, куда ему бежать? – провел рукой по ее лобку, как бы нечаянно коснулся соединения половых губ, где прятался клитор.
По сути, вопрос всегда обстоял иначе – Андрей не хотел ни с кем связываться на дольше пары месяцев. Но с Климовой ситуация обстояла иначе. Она не спрашивая разрешения, ворвалась в его жизнь в самом начале, когда он был мальчишкой и прочно там обосновалась. И такая наглость была ему по нраву.
- Моя женщина проголодалась? – спросил он, обнимая ее за талию.
- Если мы не остановимся, то моя яичница станет холодцом, - усмехнулся Волков, ловя ее губы своими. Сколько в этой женщине было крышесносного темперамента, сколько страсти, что он ощущал порой себя Фениксом. Анька сжигала напалмом своих эмоций. Сейчас он был готов поклясться, что слышал, как рушатся внутри девушки барьеры, как бьется о его тело горячее сердце Климовой.
-Хотя и черт с ней, - улыбнулся парень, освобождая Аньку от футболки.
Нести Аню в спальню у Волкова просто не было терпения. Парень не был настроен на долгую прелюдию – и едва он почувствовал как Климова загорелась, вворачивающими движениями ввел в нее палец. Другой рукой мял ее грудь, жадно сжимали покрасневшие от пары ущипов соски. Четыре дня быть рядом и не владеть своей женщиной для Андрея это едва ли не испытание. Волков помнил четко, что Аньке нравилось быть принужденной, а не соблазненной – действовал нарочито грубо. Всего пара минут и дыхание девушки стало куда чаще. Анька почти задыхалась, впиваясь ногтями в его плечи, а Волков отошел от нее и, смотря в ее туманные глаза, стал стягивать с себя штаны. Климова облизалась, как кошка при виде сметаны. Девушку не надо было уговаривать. Сползя со стола, она присела перед Андреем и ее губки сомкнулись на его твердом члене. Держа ее за затылок, Волков задвигал бедрами, ощущая, как язычок Ани послушно порхает по его твердой плоти. Легкое прикосновение зубов к члену вызвало в Волкове животный рык, что он дернул Аньку за волосы упираясь в ее горло головкой и замер.
- Сосешь ты  великолепно, продолжай, - двинулся назад, позволяя Ане контролировать сам процесс. Опираясь руками о край стола, он опустил взгляд, смотря как ее рот буквально высасывает из него последние силы. – Да…..
Это завораживало. Голова Аньки то приближалась к его паху, то отдалялась с приятным чмоком, когда она отпускала его член, дразнила кончиком языка, водя по уздечке. Он дергался, но сдерживал себя, чтобы не наброситься и не вставить ей в рот со всей дикой силой, что в нем копилась четыре дня. Взяв ее за волосы, Волков не дал коснуться себя больше. Ему хотелось ее поиметь и почувствовать везде. Присев на колени, дернул девушку на себя, рукой держа член так, что Аня не успевает сообразить или подстроиться, как уже сидит на его жесткой плоти, а сам Андрей давит ее бедра ниже. Он был до предела возбуждён, ждать не собирался ни секунды. Быстрыми движениями он буквально вбивает себя в нежную плоть Климовой, отчего Анька тихо постанывает при каждом его рывке. Внутри нее все жарче и влажнее, а в стонах все больше похоти и меньше боли. Она запрокидывает голова, и парень впивается в ее шею поцелуем-укусом, оставляя следы зубов.
От каждого рывка Климова сжималась еще сильнее чем от предыдущего - и она терпела, не достигая вершины, охватывая ножками Волкова и прижимаясь к нему. Впрочем, Андрей даже не замедлился - ему требовалось сейчас гораздо дольше и больше. Он продолжал долбить ее нежную плоть, правой рукой держа ее за плечо, а левой скользнув по боку, ниже, по бедру, заходя сзади...
Палец лег на туго сжатое колечко входа и слегка надавил. Анька охнула, забившись под ним, словно это доставляло ей боль или стыд. Невзирая на ее стон, Андрей надавил пальцами, преодолевая слабое сопротивление, и стал массировать ими свой член в ее лоне. 
Он ускорился, уже ощущая свой приближающийся финал - и по дому раскатился их с Аней сдвоенный стон, когда семя Волкова. пульсируя, хлынуло в матку девушки. Стиснув ее бедра до синяков, мужчина еще несколько раз толкнулся в ее мягкую плоть, ударяя все еще твердым членом по чуткому входу в матку, и резко остановился, ощущая, как его тело содрогается в приступах оргазма.
С этой женщиной в такие моменты Волков чувствовал себя одичавшим зверем, а той, похоже, это нравилось. Наконец какое-то время спустя они оба рухнули на пол, Анька оказалась на Андрее, который ласкал ее обнаженное тело, а второй рукой гладил по волосам.
- Климова, такие завтраки заставляют желать вечной жизни, - приподнял ее лицо, всматриваясь в туманные глаза девушки. Ее дыхание сбивчиво вырывалось через приоткрытые губы, и Андрей не удержался, вновь  жадно целуя их. Он чувствовал, как по ногам стекало, и, приподняв Аньку, он спустил ее чуть ниже, словил кайф растирая ею о себя их влагу.
Вставать совсем не хотелось, но голод уже другого рода требовательно урчал в животе. Поднявшись, не давая Ане касаться пола, усадил ее на стул, взяв сковородку, стал есть руками. После секса с ней в нем всегда проспался зверский аппетит.
- Настя звонила.
- С утра? - удивился Андрей, - Смирновым не спится.
- В гости зовут. Поедем?
- Не вопрос, - поставил сковороду на стол, Волков присел на корточки рядом с Аней, - надо в гараж заехать, я на Ласточке приехал. Тачку поменяем и махнем.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (30.04.2018 20:21:23)

+1

4

Два месяца назад они  с Волковым переехали из гаража в новый дом, а Анна до сих пор с грустью вспоминала старую квартиру. Она скучала по той кровати, которую в шутку называла траходромом, кожаному дивану, креслам и столу на кухне. На память приходили десятки мелочей, которые пришлось оставить или продать, когда настало время съезжать. На Волкове висел огромный долг, и у него был всего месяц, чтобы расплатиться. Пока Андрей лихорадочно искал деньги, готовый расстаться со всем, что у него было, включая Ласточку и Рычалку, Анюта тоже не сидела сложа руки. Они с сестрой отнесли в ломбард украшения, подаренные родителями, Аня продала свой «Шевроле Камаро», а недостающую сумму дали Ивлевы и Смирновы, которые были в курсе ситуации.
Она упрашивала Андрея оставить машины, и была счастлива, когда он после долгих уговоров всё-таки согласился. Ребята собрали вещи и перебрались жить в гараж, и эти несколько недель были, пожалуй, самыми  трудными в её жизни. Аня старалась не показывать бойфренду, как ей тяжело, но всякий раз, переступая порог их нового жилища, она словно попадала в клетку. Стены и потолок давили, создавая впечатление замкнутого пространства, и очень скоро у Климовой случился первый в жизни приступ клаустрофобии. Андрей работал с ребятами в мастерской, и девушка до вечера просидела одна, борясь с головокружением и тошнотой.
Поэтому, когда Волков сказал, что к декабрю купит квартиру, Аня готова была скакать от радости.
Друзья помогли найти подходящую мебель, а её мама и тётя Лиза привезли шторы, ковер в гостиную и ворох постельного белья. Ане очень хотелось воссоздать прежнюю уютную атмосферу, и надеялась, что рано или поздно у неё это получится. Андрей называл подругу неугомонной, а она чувствовала себя виноватой за кавардак в его жизни. В конце концов, он оказался в этой ситуации из-за неё.
Анна холодела от страха и покрывалась липким потом при мысли, что её отец мог спокойно убить Волкова. Климов жёстко вёл бизнес и безжалостно расправлялся с теми, кто решался перейти ему дорогу. Поступок Андрея мог дорого ему обойтись, но принимая во внимание все обстоятельства, Георгий Александрович ограничился тем, что выставил парню колоссальный счёт за понесённые убытки. Бизнес есть бизнес, и за ошибки приходится дорого платить.
Аня не осуждала отца, понимая, что он прав со своей стороны. Но осталась с Андреем, не сомневаясь, что отец одобрит. Превыше всего Георгий Климов ценил в людях преданность.
Когда Волков спросил, согласна ли она какое-то время пожить в гараже, девушка не колебалась ни секунды. У неё и в мыслях не было отказаться от него и вернуться к родным. Её семья – это Волков, она пойдет за ним куда угодно, хоть к чёрту на рога.
Ане было стыдно за то, что не дала Андрею поспать накануне, хоть и знала, что он сильно устал, проработав всю ночь в мастерской. Весь день у неё скакало настроение, хотелось наорать на Волкова и поплакать у него в объятиях. Она выбрала третий вариант, врубила на полную мощность колонки и рьяно принялась за уборку. Андрей не выдержал энтузиазма подруги и сбежал через два часа.
К вечеру девушку стало понемногу отпускать, и до самой ночи она готовила бойфренду ужин, накрыла на стол, а сама ушла спать. Она не слышала, когда вернулся Андрей, только поняла, что стало жарко, и придвинулась впритык к источнику тепла. Ей нравилось во сне прижиматься к Волкову, забираться ему на спину,  и будить по утрам, покусывая загривок.
После всех событий они смогли сесть и откровенно поговорить о своих проблемах. Вернее, проблема была одна, и это едва не разрушило их отношения. Неспособность Анны получать вагинальный оргазм доставила обоим немало неприятных минут. Каждый переживал болезненную ситуацию по-своему, а в итоге они чуть не потеряли друг друга. Аня была бесконечно благодарна Волкову за терпение и заботу, которой тот её окружил. Андрей в прямом смысле не спускал с неё глаз, а если приходилось куда-то уезжать, в доме постоянно тусовался кто-то из его знакомых. 
Поначалу ей казалось странным такое поведение бойфренда – с недавних пор что-то изменилось в их отношениях, - но со временем привыкла, что Волков всегда рядом и она больше никогда не будет одна. 
Секс был потрясающим. Анне и прежде нравилось, как они занимались любовью, но за минувший месяц она уже четырежды испытала оргазм, кончив только от фрикций. Для неё это было огромным достижением, и она видела, что Андрею это тоже приятно. Он ничего не говорил вслух, только целовал еще жарче и так стискивал своими ручищами, что замирало сердце. Аня знала, что парень переживает, но вряд ли представляла, насколько.
В самом начале, когда стало понятно, что без дополнительной стимуляции она не кончает, Климова попробовала сказать Андрею, что это не важно. Но Волков так на неё посмотрел, что душа ушла в пятки. В ответ Анна получила резкую отповедь, что он, вообще-то, не конченый эгоист и ему далеко не плевать, что она чувствует во время секса, и не придумала ничего лучше, как растерянно пискнуть: «Андрей, не сердись, пожалуйста… Я буду стараться».
На секунду ей показалось, что парень её ударит. Вместо этого он встал, поцеловал её в губы и спокойно ответил, что они оба постараются. Бог знает, чего ему стоило тогда сдержать чувства.
Она и в самом деле старалась, но выходило только хуже. Зато когда тревоги улеглись, и окончательно исчез страх, что Волков не захочет иметь рядом ущербную женщину и бросит её, Климова успокоилась и расслабилась. Секс снова начал приносить удовольствие и, кончив впервые за долгое время, Анна рыдала от счастья.
Андрей досконально изучил её тело, но это была лишь вершина айсберга. Главным была его любовь к ней, от которой она загоралась. То, что Анна читала в его глазах, ощущала в прикосновениях, впитывала кожей – всё это заставляло её сходить с ума от желания. Она надеялась, что он тоже это видит.
Ей нравилось, что Волков берёт её, не спрашивая, потому что знает – она всегда «за». Она любила жёсткий, изматывающий секс на грани насилия, после которого между ног саднит, горло хрипит от криков, а тело сотрясается в приступах дрожи. Она просила Андрея не сдерживаться, не бояться и не щадить её. И всё равно чувствовала, что он осторожен. В этом был весь Волков.
Но, господи, как же ей было с ним хорошо… После четырёх дней воздержания внутри кипел вулкан. Климова потекла моментально, стоило Андрею её коснуться.
- С козырей заходишь, Волков, - пробормотала она неслышно, закрывая глаза и вздрагивая, едва его пальцы задели клитор.
Она слегка развела колени, откровенно напрашиваясь на ласку, и та не заставила себя ждать. Андрей вгонял в неё пальцы, прокручивал внутри и разводил в стороны, словно проверял эластичность влагалища.  Аня изо всех сил цеплялась за край стола, немного откинувшись назад, и подмахивала. Она любила, когда Волков трахал её пальцами, нарочно растягивал и нанизывал на руку, как куклу. В такие моменты Анне казалось, что еще чуть-чуть, и она потеряет сознание, истекая смазкой.
Но ей не позволили долго кайфовать и, разлепив намокшие ресницы, она увидела, что Андрей раздевается.  Соскользнув со стола на пол, девушка подползла к нему, виляя задницей, и, высунув кончик языка, лизнула крупную головку.
Волков был большим. Очень.
Она знала, ему нравится трахать её в рот и смотреть, как губы обхватывают мощный, перевитый венами ствол и смыкаются в кольцо, двигаясь по всей длине от головки к паху. У неё не сразу получилось взять его целиком, но через короткое время Аня смогла приноровиться к размерам любовника.  Она облизывала ствол, скользя губами и языком по венам, придерживала ладонью у основания и щекотала языком отверстие на головке.
Стоя над ней, Волков хрипло стонал, засаживая ей в рот, и девушка задыхалась от возбуждения, борясь с желанием начать себя ласкать. Но она держалась, зная, что в этом случае оргазм её накроет сразу же. Аня хотела почувствовать в себе его член, и вскинула глаза, не переставая сосать.
Она не успела сообразить, как оказалась верхом на парне и, застонав, уронила голову ему на плечо. Андрей не дал ей шанса прийти в себя, сразу начав трахать. Анна цеплялась за его шею, чувствуя, как движется внутри горячий твёрдый поршень, распирая тесный канал. Её лицо страдальчески морщилось при каждом толчке, но оба знали, что это гримаса удовольствия, а не боли.  Поцелуй на шее горел, точно клеймо, и девушка вскрикнула, запрокидывая назад голову и кусая губы. Ей было невероятно, безумно хорошо, и она лихорадочно и жадно сжималась в ответ, заставляя парня стонать громче и сильнее насаживать любовницу на себя.
Анна чувствовала, что между ног течёт, и целовала Волкова, сходя с ума от рук, блуждавших по её телу. От пальца, вторгшегося в анус, она сначала испуганно дёрнулась, а поняв, что он всё равно возьмёт её так, всхлипнула и зажмурилась. Климову била дрожь, которая становилась всё сильнее по мере того, как текли минуты, а Андрей имел её сразу с двух сторон. Она извивалась на нём, царапалась и отчаянно стонала, пытаясь то ли укусить, то ли  поцеловать. По тому, как он двигался, Анна поняла, что финал близок; Волков сжимал её бедра, врывался в распаханное влагалище, которое трепетало от предвкушения оргазма. Анну выгнуло, и она сжалась, крича и плача. Она ощущала толчки глубоко внутри и как сперма выплескивается в матку, и её собственные мышцы судорожно сокращались, заставляя  всхлипывать от облегчения.
Андрей ласкал её и приводил в себя поцелуями. Анна лежала на нём, не испытывая желания двигаться, но её подняли и усадили на стул, и она растеклась по сиденью, глядя из-под ресниц на жующего Волкова. Ей самой ничего не хотелось, разве что полежать.
Во время завтрака она рассказала ему об утреннем разговоре с сестрой. Волков тут же согласился сгонять к друзьям в Принстон, и Анна поняла, что пора отскребать себя от стула и идти собирать вещи в дорогу. Погладив парня по щеке, она нехотя поднялась и, зевая и потягиваясь, побрела в спальню. Через полчаса сумка была собрана, а Аня пошла в душ. Она не стала перезванивать сестре, решив сделать своим появлением сюрприз Настёне и Игорю.
В гараже, как обычно, толпился народ, сплошь знакомые лица – Пит, Анхелика, Мия и еще пара ребят, с которыми её познакомил Волков. Все они хоть раз, да побывали у них дома, а с Анхеликой они вообще были не разлей вода и частенько зависали в клубах. Анне и в голову не приходило, что за ней всё время приглядывают и радовалась любой возможности повеселиться. Она любила постоянно находиться в движении и получать свежие впечатления.
Закинув сумку с барахлом на заднее сиденье Рычалки, Климова достала телефон и открыла карту Принстона. Смирновы жили в южной части города в небольшой квартире, подаренной родителями. По пути туда Аня листала фотографии, которые ей отправляла сестра, а когда они закончились, открыла следующую папку. К концу поездки она пересмотрела весь свадебный архив, с улыбкой вспоминая беготню по магазинам и суматоху, связанную с подготовкой торжества. Настя захотела европейскую свадьбу, чтобы подружки невесты были в одинаковых платьях, а мужчины надели смокинги.
Погружённая в свои мысли, Анна не заметила, что они уже въехали в Принстон.  Припарковавшись возле дома, Андрей помог своей спутнице выйти из машины и забрал у неё сумку. Зайдя в лифт, Климова позвонила сестре.
Настя не сразу поверила, что они действительно здесь, в двух шагах от неё, и это совсем не шутка. Распахнув дверь и увидев на пороге сияющую Анну, она пронзительно завизжала и бросилась обниматься. У неё за спиной показался Смирнов и, ни слова не говоря, протянул Андрею руку.
- Господи, Ань, как же я рада! – твердила Настя, затаскивая сестру в спальню, и прижала её ладони к своему лицу. – Я так соскучилась
- Скажи спасибо Волкову, домчал с ветерком, - улыбнулась та, осматриваясь вокруг.
Ей нравился интерьер квартиры, выдержанный в тёплых коричневых тонах. Здесь было уютно, и Анна чувствовала себя почти как дома.
- Ты, наверное, устала с дороги, - спохватилась Настёна, пожирая глазами сестру. Казалось, они не виделись сто лет, и за это время Анна еще похорошела и расцвела. – Хочешь отдохнуть? Сварить тебе кофе?
Покачав головой, Аня присела на кровать и провела ладонью по покрывалу.
- Ты говорила, здесь неплохие клубы. Сходим куда-нибудь сегодня, м?
- Конечно. Собирайся, - закивала та и побежала к мужу.
Мужчины сидели в гостиной и о чём-то вполголоса беседовали. При её появлении разговор прервался, и Смирнов вопросительно взглянул на жену. Слегка смутившись, что помешала, Настя сказала, что они хотят поехать вечером в клуб.
- Ладно, - кивнул Игорь, переглянувшись с приятелем. Волков хмыкнул и пожал плечами. Что тут скажешь? Анька не намерена гулять по городу, знакомясь с местными достопримечательностями - ей такие развлечения не по вкусу.
Девчонки отправились чистить пёрышки и наряжаться, а парни сели перекусить. Когда прибыли гости, Смирновы как раз собирались обедать. Настёна так взволновалась, что ей кусок в горло не лез, Аня удовлетворилась овощным салатом и картофельными чипсами, остальное умял оголодавший Волков.
В клуб они приехали к семи, и Анна была удивлена скоплением народа внутри помещения. Ночная жизнь в Принстоне начиналась довольно рано, особенно по меркам Большого яблока. С заходом солнца на улицах становится тихо и малолюдно, люди постарше уже дома, а молодёжь зависает в клубах. Здесь любая вечеринка заканчивается на рассвете, когда город только начинает просыпаться.
Протолкавшись сквозь толпу к барной стойке и крепко держа Настю за руку, чтоб не отстала, Анна приземлилась на высокий крутящийся табурет и улыбнулась бармену.
- Один «Солёный пёс» и бокал шампанского.
Настя пила медленно, маленькими глотками, и искала глазами мужа. Допив коктейль, Аня встала и развернула сестру лицом к танцполу. Через минуту они очутились в самом центре, не расходясь далеко и держа друг друга в поле зрения. Почувствовав, что её обнимают, Климова оглянулась через плечо. Сзади к ней пристроился незнакомый черноволосый парень и, ухмыляясь, скользнул горячими ладонями по голым плечам. Она отодвинулась от него, но незнакомец не отставал. На танцполе было тесно и волей-неволей приходилось соприкасаться с другими танцующими. Решив не обращать внимания на настырного придурка, Анна улыбнулась сестре и позволила музыке себя унести.
Когда зазвучал новый трек, у неё над ухом раздался хрипловатый голос: «Можно тебя угостить?» Обернувшись, девушка упёрлась взглядом в парня, который тёрся рядом, пока она танцевала.
- Нет.
Откуда-то сбоку вынырнула Настя, и Анна обняла сестру за плечи, притянув к себе. Парень улыбнулся и вскинул руки, делая шаг назад.
- Понял, не дурак. Извините, девчонки.
Анна прикусила губу, отворачиваясь, и ласково потрепала сестру по волосам. Как только парень скрылся из виду, она прыснула со смеху и потянула Настю танцевать.

платье Анны

http://s3.uploads.ru/t/DPwyT.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (21.06.2018 17:30:31)

+1

5

Андрей долго смотрел из окна новой квартиры. Привыкнуть к ней он не мог, а выкупить старую не получилось. Покупатель нашелся быстро. Даже кровать не отдали его, хотя он предлагал хорошие деньги за нее. Он лично делал эскиз на нее, искал нормальных мебельщиков, которые бы слушали  его и делали так, как ему нужно.
Случившиеся события , что привели к продаже квартиры, житья в гараже и бешенный ритм заработка, полностью повернули в Андрее все представления на свои чувства к Анне. Он не любил ее, как парню казалось раньше. Волков дышал ею, как человек не способный прожить и минуты без кислородной маски, как раненый волк не может выжить без своей волчицы, которая крутится рядом и зализывает ему раны. До этого парень не понимал, что так можно любить и жаждать человека….
- Андрей, - мать шла за ним и несла сумку с его одеждой, пытаясь остановить сына от принятого решения. - Ты можешь объяснить, что произошло за одну ночь, и ты на утро говоришь, что съезжаешь?
- Мам, - Волков бросил сумку на землю и посмотрел в глаза женщины, которая не побоялась просить сохранить ему жизнь у Климова. – Я очень вас люблю. Но позволь сейчас сделать так, как я считаю для себя нужным и правильным.
Его взгляд прошелся по очертанию дома, в котором он вырос, был счастлив. Но в какой-то момент почувствовал себя загнанным в угол. Он больше не мог встречаться за завтраками с Аней, улыбаться и делать вид, что ему все равно. Она просто та, кто рушила его замки, ломала игрушки, таскалась по пятам и просила поиграть с ней, что она больше так не будет. Но все равно делала, а он стоял в углу, отдуваясь за свою несдержанность.
Сейчас дома были лишь он и мама. Тетя Нина с Настей уехали на выставку, дядя Егор с отцом и дядей Богданом занимались очередным проектом своей сети парикмахерских. А Анька была в школе. Андрей специально подгадал время выйти из комнаты, что мать была в саду с другой стороны дома. Перетащить последние сумки не успел. Лиза «накрыла» его побег, выйдя из кухни с полотенцем, протирая руки, что помыла после прополки клумб. Их страсть с тетей Ниной к цветам была маниакальна. Порой он возил их, вместо отца, на всякие цветочные выставки, где женщины совали ему в нос всякие растения, просили понюхать, отойти подальше и взглянуть на цветовую гамму лепестков, если посадить все в одну клумбу.
- Фуууу, нос чешется.
- Ничего ты, Андрюша не понимаешь в цветах, - улыбалась мать Ани, присев перед каким-то кустом, который, судя по этикетке, сулил роскошную икебану.
- А откуда вы знаете, что вас не надурят, не подсунут вместо каких-то глазок Ани, ноги Насти? – Волков стоял нагруженный двумя ящиками кустов.
- Это элитная выставка, - шикнула Лиза, погрозив сыну пальцем.
- Не смешите меня. Типа тут не обманут. Спорим, - поставил ящики и отойдя в сторону, взял какой-то горшок с вставленной картинкой синих цветов. Но рос пока только неказистый куст, - анеее… анемоны. Во. Что тут не они.
- Андрей, - тетя Нина поднялась, рассматривая листья растения, которое предлагает сын Ивлевых, - это анемоны.
- Ну откуда вы знаете?! – он поражался тому, что его мать и жена дяди Егора так просто могли разобраться по листьям, какой это цветок. – Они все одинаковые!
- Ты же понимаешь, какой двигатель двухтактный, а какой восьми? – Проговорила задумчиво Лиза.
- Мааааам, - удивленно протянул Андрей, - ты откуда такое знаешь?
- От отца.
Андрей не хотел сейчас вообще говорить о причине своего ухода из дома. Он присел на капот и протянул руки к матери. Волков понимал, что Лизе трудно и больно его отпускать. И это еще не знает отец. Хотя, Димка раз спросил бы, но получив ответ Так надо, хлопнул сына по плечу и заказал бы пиццу. Обняв мать, Андрей прикрыл глаза.
- Послушай меня, - проговорил он, не позволяя, матери посмотреть себе в глаза, - я уже взрослый мальчик. Надо начинать свою жизнь. У меня есть гараж, работа. Я еще вам с отцом помочь смогу. Но мне, правда, тесно здесь. Нет, не так. Я обещаю приезжать. Раз в неделю. По средам. Как куплю квартиру, так ты сразу приедешь помогать обустроить ее. Обещаю.
- Ты вырос, и это так быстро случилось, что я не успела тебе прочесть всех книг, купить всех деталей лего, - Лиза плакала, заставляя Андрея терять решимость. Надо было срочно что-то делать! И тут позвонил телефон.
- Погоди, - Волков ответил на звонок. – Ага, да. Я буду через полчаса. Мам, мне пора, - вытерев ей слезы большими пальцами, поцеловал в лоб. – Я люблю вас с отцом.
Подмигнув, он разом закинул сумки в машину и, старясь не выдавать нервозности, уехал.
Закинув руки за голову, он улыбнулся. В соседней комнате звенел голос Ани, которая в наушниках, одной майке и трусиках, пританцовывая, гладила белье. Климова его ниточка, настоящая декабристка (так ее назвал отец, когда Карась узнал, что девушка без истерик собрала вещи и поехала с его сыном жить в гараж) была рядом. Они пережили страшные времена становления отношений. Но если для одних не так поставленная кружка была целой трагедией, то для них с Аней хоть все кружки будут побиты, главное они рядом. А чай можно пить и холодным из ладошек.
Он готов был прибить Аню за ее слова.
- Я ущербная, зачем я тебе такая нужна.
Андрей едва сдержался, чтобы не впечатать ее в диван, на котором та сидела, рассказав о своей проблеме неспособности кончать. То, что она притворялась, показывая, что кончает как в последний раз, это было ерундой в сравнении с тем, что какой-то мудак вбил в ее голову эту гадость. Он мерял шагами гостиную. Аня попыталась встать, но он жестом указательного пальца, заставил ее сидеть там, где сидела. Он не знал, утешать ее, или наорать на нее. Волков был простым. Есть проблема – решаем ее. Он старался показать Ане, что она может ему доверять, но вероятно, это в ней сидело очень прочно. Андрей передумал много чего. Даже к врачу по этим штукам ходил, потом к матери. Его голова пухла от мыслей в поисках решения. Но оно было одно – он должен, обязан вернуть в Аню уверенность.
- Ань, - с криком девчонки ворвались в квартиру, постукивая бутылками шампанского. – Гуляем!
Климова ничего, не понимая, отходила в сторону, пропуская друзей. Но как оказывалось потом, Андрей не вернется домой в этот вечер. И в следующий. В первое время он просто исчезал, не оставляя даже смс. Правда, по приезду, парню приходилось лечить «нервы» Климовой, но процедура его очень даже устраивала.
И это Аня не знала, почему Волков так долго не давал ей на себя смотреть, трогать, а лишь ощущать в себе. Был печальный опыт, когда барышня увидев его «хозяйство» буквально сбежала с криком Вот это елда! Маленький плохо, большой еще хуже. Он замкнулся на год. Ему даже казалось, что в одно утро проснется без стояка. Но бог миловал. И парень боялся, что также сбежит Анька. Такая хрупкая, худенькая, и такая горячая.
Дорога до Принстона была не короткой. Они ехали молча. Его рука лежала на изголовье сидения, на котором сидела Анька, поглаживала ее макушку, в магнитоле играла музыка, легкая и ненавязчивая. Андрей приоткрыл окна, чувствуя врывающийся ветерок, но посмотрев, что волосы Ани прилипли в потолку, закрыл стекло с ее стороны. Она увлеченно сажала батарею на планшете. Вверху мигало состояние зарядки в красном цвете. Парень вставил в прикуриватель провод и сбавив скорость, бросил руль, быстро вставил штекер в паз для зарядки. Анька уже привыкла к его выкрутасам за рулем, отчего сейчас лишь кивнула, сосредоточенно ткнула пальцем в экран, листая фотографии дальше.
- Волков! Ааааааааа, - Климова бросилась на руль, стараясь держать машину ровно по дороге. А Волкову что-то понадобилось в сумке. Так впервые он узнал, что козел бывает придурошным, что дурак бывает еще и идиотом. – Я тоже тебя люблю, Анька.
- Прибыли, - похлопал девушку по бедру, - спасибо, что воспользовались услугами нашей аэрокомпании. Мне уши затыкать или вы не сильно будете визжать?
Сестры имели такой диапазон голосов на двоих, что сирена на скорой помощи это так, писк мышонка. Прикусив Климовой мочку ушка, он откровенно смеялся, чувствуя, как ее острый локоть пытается пробить его крепкий пресс.
- Не, нормально, - попытался огорчиться, сверкая глазами, Волков встал в распорку в дверях, смотря на Настену. – А по мне совсем тут никто не скучал? Я огорчен, - закатил глаза, чувствуя, как Климова-младшая, прыгает и пытается дотянуться до его щеки.
- Ну, Андрей! – тот смилостивился и обнял свояченицу, - раздавишь!
- Привет, - пожал руку Игорю. – А у вас тут очень даже ничего.
Слыша, как девчонки трещат в комнате, Волков вытянулся на диване. Его тело немного затекло. Держать ногу в напряжении на газу сложно. Игорь принес по бутылке холодной минеральной воды. Да, у них обоих было золотое правило – не садись за рулем, если первые буквы, что ты увидишь слегка плывут. А так как сидение дома не предполагалось, то пока они лишь утоляют жажду.
- Ну рассказывай. Как тебе женатому живется.
Волков сделал предложение Ане, правда потом пришлось платить по счетам, что ничего не осталось на свадьбу и ее пришлось немного отложить, поэтому было интересно узнать у друга. Хотя учитывая то, что они с Настей женились не дня не прожив под одной крышей, мало что могло сказать Волкову, который уже полгода кайфует рядом с Анькой.
- Это как жить в банке с абрикосовым вареньем. Ешь и оно не кончается.
- Прикольно сравнил. Анька, - крикнул Андрей, услышав ее Чтоооо, - я похож на банку с шоколадной пастой?
- Нет, ты стейк с кровью.
- Вот, вывод – надо мазаться шоколадом, - засмеялся.
Он был как дома. Игорь был всегда странным. Но Волкову он нравился. Они понимали друг друга. А главное – что в обоих упало, то пропало. Настоящая мужская дружба. Когда Настена появилась в гостиной, Андрей задержал на ней взглядом. Подросла, стала более взрослой, но взгляд так и оставался наивный. Он перевел глаза на Смирнова. Ему показалось что-то странное между этими двумя. Настя словно замерла и ждала.
- Ага, значит, мы опять куда-то едем. Веди машину ты. Я устал. А Климовой не сидится, а Климова идет танцевать, ля-ля, тополя, - откровенно ржал, Андрей пошел на кухню, где его отменно покормили. Он пытался засунуть Ане кусок мяса, стоя жалостливую моську, зная, что они толком не ели на завтрак.
- В клубе один бокал, поняла?
- С чего это? – Аня удивленно посмотрела на парня.
- Есть надо было, а не в кролика играть и лопать листья. Так то.
Клуб был весьма себе презентабельным. Принстон всегда казался Волкову городом студентов. Но судя по тому, что видел сейчас, консерватизм был на каждом шагу. Отпустив девочек, парни протиснулись к столику, который был с краю от танцпола.
- А задницами тут трясут также как у нас. Че так рано тут все начинается? – Волков крикнул Игорю.
- Ну да, это не Манхеттен. Тут рано ложатся спать. Как какой-то закон неписанный.
- Не скучно?
- Мне нет.
- Ну да, Настена наверняка дает тебе прикурить? – подмигнул.
Игорь улыбнулся, поднимая руку, подзывая официанта.
- Минеральную воду и….?
- А нам Кровавой Мэри. Давно я водочки не пил. Два к одному, если можно и тарелку сыра.
- Водка с томатным соком и сыром? Эстеты всего мира сделали Буууэээ.
- Да ладно, это вкусно. О! девочки пошли танцевать. Эх… - Андрей вспомнил, как танцевала Аня на сцене.
- Чего ты?
- Да знаешь, Анька.. а впрочем, сам увидишь.
И они увидели. Сестры Климовы были настолько гармоничны в движениях, хотя явно каждая танцевала свое, что оба парня почувствовали гордость и тесноту в штанах. Андрей слегка нахмурился, когда вокруг сестер начал овиваться какой-то упырь. Смирнов же был спокоен. Выпив залпом принесенный напиток, Андрей, пошел навстречу идущей к ним Ане и Насте.
- Нееее, теперь со мной танцуй! – потащил ее обратно.
Положив ладони на ее ягодицы, прижал девушку к себе, губами склонился к девичей шее. Он топтался, просто балдея от ощущения ее рук на своей шее, от ее дыхания и легкого блаженства. Потом заиграла более быстрая музыка, и ему пришлось от нее отлипнуть. Лучше бы не отлипал. Анька творила телом невероятные движения. У Андрея захватывало дух. А когда она, повернувшись спиной, выгнулась и прижалась к его паху ягодицами, он взвыл и нагло залез девушке под платье рукой, сжимая киску, норовя протолкнуть внутрь палец. Рука сама легла на ее плечи, обнимая, а губы поймали ее сладкий ротик. Ладонь поползла вниз, прорываясь между полушарьями груди, приживаясь к животу Ани. А палец был уже в горячей киске. Он ласкал ее с краю, не вторгаясь глубоко. Ох какая она мокрая! Свет в зале мерцал, вокруг все танцевали бесноватые танцы, что не замечали творившегося возле них. Волков присел и вогнал палец на всю глубину и тут же вытащил его. Дразнить Аню, заводить это было истинным наслаждением. Провел пальцем по своим губам, ощущая аромат ее тела, прильнул в поцелуе к ее рту, жадно целуя, делясь тем, что так его самого возбуждает. Повернув Аню к себе, Андрей обнял ее, продолжая танцевать более медленнее, успокаивая девушку, поглаживая ту по спине.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (19.06.2018 20:31:10)

+1

6

Анна никому не говорила, что скучает по своей прежней работе. Ей не хотелось поднимать эту тему, зная отношение Андрея ко всему, что связано с клубом «Вижн» и его владельцем. После того, как Волков увёл её домой, забрав со сцены прямо во время танца, не было и речи о том, чтобы начать работать где-то еще. Его бесило, что подруга раздевается перед толпой распалённых мужиков, которые за пятиминутный танец успевают мысленно поиметь её во всех позах. Аня сорвала голос, доказывая, что стриптиз тоже искусство!
- Волков, это домострой! – возмущалась Климова, и бойфренд кивнул, продолжая выкладывать колбасу на хлеб. - Я, между прочим, личность, и у меня есть права!
- Угу, - согласился тот, приподнял Анюту и усадил на стул, сунув в руки готовый бутерброд. – Ты свободная женщина Востока. И я говорю, что больше ты туда не пойдешь. Поняла меня,  Ань?
Анна видела, что Андрей ревнует, и не хотела ссориться лишний раз, а с другой стороны, ей нравилось танцевать и обнажаться на сцене, находясь под прицелом мужских взглядов. Она пробовала спорить с ним, шутить, но поняла по его тону, что всё куда как серьёзно. Волков не собирался ничего обсуждать – он принял решение и ставил её перед фактом. Аня опешила, но подчинилась.
Поэтому она хваталась за любую возможность снова окунуться в привычную атмосферу ночного города. И Андрей не возражал, ехал, куда она просила, и они отрывались до утра - вдвоём или с толпой общих друзей - пока ноги не отказывались их держать. 
Перед тем как покинуть танцпол и присоединиться к своим мужчинам, сёстры танцевали друг с другом. Как только смолкла музыка, Настя остановилась и, поймав сестру за руку, потянула в зал. Им навстречу поднялся Андрей, перехватил Аню, а жену Смирнова подтолкнул к столу, где её ждал муж. Смутившись, Настя подошла и, когда Игорь кивнул, присела рядом на стул. Он отрицательно качнул головой, и та, не мешкая ни секунды, перебралась к нему на колени. Игорь обнял её за талию и откинулся слегка на спинку стула, продолжая смотреть на танцпол, куда вернулись их друзья.
Несмотря на мельтешение тел и полумрак, который разрезали разноцветные лучи стробоскопов, Смирнов видел, что затеял Андрей. Его рука переместилась на бедро жены, лаская через тонкую ткань платья.
- Что хотел от вас тот парень? – спросил он у Насти, касаясь губами уха, прикрытого белокурыми локонами.
- Я не знаю… Наверное, хотел познакомиться с Аней, - ответила она, теснее прижимаясь к мужу и чувствуя, как тот гладит её ногу под юбкой.
- Я видел, как он смотрел на тебя, пока ты танцевала. Уверен, ты ему понравилась.
От его слов девушка вздрогнула и попыталась немедленно возразить, но Игорь просунул пальцы под резинку её трусов и начал гладить лобок. Слова застряли у неё в горле; Настя задышала быстрее и кусала губы, чтобы не застонать. Было приятно чувствовать его руку там и хотелось пошире раздвинуть ноги, чтобы Игорь мог трогать клитор. Он всё понял и провел подушечками по мягким, покрытым нежным пухом лонным губам, раздвигая их и массируя.
- Пожалуйста… - еле вымолвила Настя и вонзила ногти ему в ногу. - Это Аня
- Нет, ты, - жёстко произнес муж, скользя средним пальцем по намокшей щели внизу и втирая смазку в кожу вокруг клитора. Тот горячо пульсировал, набухая кровью, и Настя дрожала, сознавая, как сейчас выглядит со стороны. Трусы намокли и прилипли к телу, внизу живота сладко тянуло и сжималось, и все её мысли были о том, чтобы почувствовать Игоря внутри.
- Он хотел тебя. Наверняка уже думал о том, как станет тебя трахать.
- Игорь, нет... Не здесь. Не надо… - умоляюще пробормотала жена, пряча красное от стыда лицо у него на плече. Этими словами Игорь как будто снимал с неё кожу. Она не понимала, зачем он говорит всё это, но его голос, непристойные намеки и рука, ласкающая её под юбкой, заставляли молодую женщину скулить от возбуждения. Игорь легонько трахал Настю одним пальцем, продолжая рассказывать спокойным ровным голосом, как этот случайный парень собирался её отыметь.
Она не видела направление его взгляда, слишком занятая тем, чтобы скрыть свое состояние от окружающих и не ерзать слишком явно. А Смирнов смотрел, не отрываясь, как его приятель сжимает в объятиях свою девушку, целует и шарит рукой у неё между ног. Аня выгибается, держась за его шею, закрывает глаза и откидывает голову, разрешая ласкать себя у всех на виду.
Луч света выхватывает лицо Климовой из темноты, и Смирнов успевает разглядеть написанное на нём наслаждение.
Сидя у него на коленях, Настя приглушенно стонала и умоляла дать ей кончить. Она балансировала на краю удовольствия, но Игорь не позволял ей сорваться и вовремя прекращал ласки. Он чувствовал, что жена буквально истекает смазкой ему на брюки, и не спешил довести её до разрядки.
Уговаривая Настю еще потерпеть, Смирнов пропустил момент, когда друзья ушли с танцпола. Разочарованный, он вогнал в скользкое отверстие два пальца, запечатав ей рот поцелуем.

- У тебя есть двадцатка? – спросила Аня, увлекая за собой Волкова и таща его через толпу к барной стойке.
Андрей почти свёл её с ума во время танца, а теперь прикидывается веником и тупит! Похлопав его по карманам и нащупав в одном из них деньги, она вытащила сложенную вдвое купюру и помахала бармену. Перегнувшись через стойку, тот внимательно выслушал взволнованную посетительницу, понимающе усмехнулся и положил перед ней ключ.
- Заходи, Волков, у нас десять минут, - с этими словами Анна втолкнула парня в тесную комнатушку, спрятанную за шкафами с выпивкой и заваленную всевозможным хламом, и заперла дверь.
Ей самой не терпелось, между ног давно было так влажно, что можно было запускать туда рыбок. Изогнувшись, девушка дотянулась до «молнии» на спине и расстегнула платье. Спустив его до пояса, она сняла лифчик, встала перед Волковым на колени и в два счёта сдернула с него штаны вместе с бельём.
От вида полувставшего члена у неё рот наполнился слюной. Замурлыкав, Анюта облизала свою ладонь, обхватила член любовника у основания и несколько раз провела по нему рукой от паха до головки, а потом прильнула щекой, ласкаясь. Она лизала ствол, щекоча выступающие под кожей вены и вбирая в рот головку. Непрерывно двигая по нему сомкнутой ладонью и сдавливая по всей длине, словно желая выдоить сперму, девушка кружила языком по оголенной головке, аккуратно и нежно оттянув с неё кожу.
Андрей крепко держал её за волосы, толкался бёдрами и насаживал на себя. У неё мурашки бежали по телу, когда Волков трахал её в рот, вставляя до самого горла. Подняв глаза, она негромко замычала, прося парня ослабить хватку и дать ей больше свободы. Он нехотя послушался и выдохнул сквозь зубы, когда Климова с влажным пошлым чмоком выпустила член изо рта, подобрала пальцами ниточки слюны и размазала по груди. Аньке давно хотелось, чтобы Волков трахнул её вот так, проталкивая член между грудей, пока она сосет ему.
Обычно Андрей кончал в неё, но сегодня она успела отстраниться в последний момент, и капли спермы упали девушке на грудь. Она дрожала, будто в ознобе, глядя, как его мощное тело сотрясается в приступах оргазма. Проведя рукой по ключицам, Аня посмотрела на свои перемазанные спермой пальцы и не долго думая облизала их.
В дверь негромко постучали, и мужской голос вежливо напомнил, что оплаченное время вышло. Обменявшись поцелуем, они помогли друг другу одеться и вывалились в зал. У Ани самую малость кружилась голова, ужасно хотелось пить и еще больше - трахаться.
Смирновы нашлись там же, где Андрей их оставил. Ребята заказали еще по коктейлю и стали пробираться к выходу. За руль сел Игорь, поскольку был единственным, кто не выпил ни капли спиртного за весь минувший день. Справа от него сидела притихшая жена, а её сестра с приятелем расположились на заднем сидении. Он даже немного позавидовал их беззаботному веселью и опьянению друг другом: они увлеченно целовались и возились за спинками кресел, и Игорь невольно сам начал улыбаться. Прижав к себе смеющуюся Анюту, Волков повернул голову и подмигнул приятелю, который наблюдал за ними в зеркало заднего вида. Игорь хмыкнул и прибавил звук на магнитоле. 
Дома они, не сговариваясь, сразу разошлись по комнатам, пожелав друг другу доброй ночи. Никто не собирался спать, и всем хотелось поскорее уединиться с партнёром.
Едва дверь в спальню захлопнулась, Анна шагнула к Волкову, уклонилась от объятий и мягко толкнула ладошками в грудь. Он отошёл, вопросительно глядя на девушку, а та приподняла подол юбки и медленно повернулась вокруг своей оси, встав на цыпочки. Аня гладила и ласкала себя в присутствии единственного зрителя, постепенно сокращая расстояние между ними. Андрей сидел на диване, широко расставив ноги, и смотрел, как она приближается к нему, кружась и пританцовывая.

Игорь проснулся посреди ночи, будто кто-то его толкнул. В комнате было темно, Настя спала рядом, положив одеяло под щёку. В горле пересохло, и парень по привычке протянул руку к тумбочке, где обычно стоял стакан с водой, но пальцы наткнулись на пустоту. Он вспомнил суматоху накануне и понял, что придется вставать и идти на кухню.
Тихо, чтобы не разбудить жену, Игорь Смирнов выбрался из постели и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь. Сделав несколько шагов, он остановился и прислушался. Неподалёку кто-то загнанно дышал, ритмично поскрипывала кожаная обивка и раздавались характерные шлепки. Игорь замер в нерешительности – острый слух был его проклятьем. Но желание воочию увидеть чужую любовь пересилило всё.
Застыв в дверном проёме, он разглядел в полумраке гостиной силуэт Андрея, который нависал над Анной. Он буквально вколачивал её в диван, перехватив руки и прижав их к подушке над головой. Климова под ним сдавленно стонала, раскинув колени и выгибаясь, и Смирнов отчётливо услышал её прерывистый шёпот, от которого его в ту же секунду бросило в жар: «Господи, Андрей… какой же он огромный… такой большой… я не выдержу… еще… да, да-а, еще…»
Он оцепенел, осознав, что от увиденного у него встал. Однажды так уже было, еще до их с Настей свадьбы, но тогда он просто слушал, как в соседней комнате его друзья занимаются сексом. Закрывал глаза и пытался представить, что такого невероятного Андрей делает с Аней, из-за чего она так стонет, но перед глазами мелькали картинки из порнофильмов, которые он смотрел на планшете, закрывшись в ванной. Актрисы в кадре вели себя чересчур наигранно, а здесь всё было иначе. Климова не притворялась, что ей хорошо, она наслаждалась сексом с Андреем и, слыша всё, что творилось за стенкой, шестнадцатилетний Игорь Смирнов краснел, покрывался потом и затравленно косился на дремлющую в его объятиях Настёну. Как любой нормальный подросток, он легко возбуждался, а уж под аккомпанемент голосов трахающихся вовсю друзей это было минутным делом.
Он не разобрал ответ Волкова, заглушенный поцелуем. Аня вскрикивала, задыхаясь, и Игорь до боли прикусил изнутри щёку, сжимая себя через пижамные штаны. Было жутко стыдно дрочить на то, как другие занимаются сексом, но от возбуждения шумело в ушах и сдавливало виски. Прислонившись плечом к стене, он полировал член, потирая пальцами под головкой, и смотрел, как Андрей имеет его свояченицу, а та захлебывается стонами. Перед глазами вспыхнула картинка, как член входит в мокрое отверстие, растягивает его, заполняя собой целиком, и движется внутри, натирая стенки влагалища и ударяясь в матку. Если сестры действительно настолько похожи, то, блядь, Волков со своими габаритами должен продолбить Анну насквозь…
Оргазмом скрутило так, что Игорь едва успел вцепиться зубами в ладонь, глуша хриплый стон. У него дрожали колени, штаны намокли, и рука была липкой от спермы. Немного отдышавшись, он пошёл назад в спальню, забыв взять воду.
Утром Настя с ужасом вспомнила, что обещала помочь с оформлением стенда факультета, и после завтрака сёстры укатили вместе – Анне загорелось посмотреть Принстонский университет. Оставшись одни, парни решили скоротать время за просмотром футбольного матча: на протяжении целого столетия, с момента возникновения и до сегодняшнего дня, соперничество между двумя сильнейшими испанскими клубами - «Барселоной» и мадридским «Реалом» - шло с переменным успехом. Пока лидировал «Реал».
Доставая пиво из холодильника, Игорь раздумывал, как озвучить вслух то, что занимало его мысли последние несколько часов. Он до рассвета не сомкнул глаз, лёжа в постели с женой и перебирая её волосы. Его будоражило подсмотренное зрелище в гостиной и хотелось вновь испытать те же самые ощущения, добавив им остроты.
Конечно, существовала вероятность, что Волков пошлёт его на три буквы, но Игорь собирался рискнуть.
- Ты меня спрашивал, есть ли жизнь после свадьбы, - улыбнулся Смирнов, садясь рядом с приятелем и отдавая ему пиво. – А как у вас с Аней? Просто я вчера видел вас на танцполе… Ребят, это было горячо, - и отсалютовал собеседнику запотевшей бутылкой. – Я так понимаю, она не возражает, что ты лапаешь её при всех...
Сделав очередной глоток, он повернулся к Волкову и спокойно спросил, скрывая напряжение: «Слушай, а как насчёт того, чтобы вместе заняться сексом? Ты с Аней. Я с Настей. Вчетвером в одной комнате».[nick]Игорь Смирнов[/nick][status]...[/status][icon]http://sa.uploads.ru/kUT0A.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (03.05.2018 22:01:47)

+1

7

Знала ли Настена, что сама так долго отрицала по глупым причинам свои чувства к Игорю, видя в нем мальчика, а хотелось мужчину, выше нее, сильнее. Игорь не подходил под ее представления о рыцаре мечты. Но как оказалось, любовь ждала, что девочка проснется и посмотрит в сторону влюбленных глаз. Настя была романтичной девочкой, которая выросла на сказках, на маминых книгах с картинками, где были разные дяди и тети, дети и животные. У девочки было немного кукол, но каждая была по-своему ей дорога. Конечно, сейчас Настя в них не играет, и они сидят в ее комнате в доме родителей. Но когда они с Игорем приезжают к родителям, то Настя непременно берет кукол в руки, просто перебирает пальцами надетые на них платья, смотрит на Анжелику (мамину куклу, которую той подарил на новый год папа). Эта кукла всегда была в комнате девочек, талисман как они ее называли.
Настена вцепилась руками в столик и спинку дивана, на котором сидели они с мужем, вспыхивая от каждого движения пальца в себе, с жадностью отвечая Игорю в ответ. Аня, а точнее мысли о том, что они приехали сюда с ее сестрой и женихом, потерялась. Настя не знала, когда и главное что можно ожидать от ее мужа. Как и сейчас, лишь расставив под столом по шире ножки, кончала на пальцах мужа, едва ловя себя, чтобы совсем не отключиться. Игорь никогда не повторялся. Для Настены с ним всегда было как впервые. Не знавшая мужчин, никого кроме Игоря, она и не догадывалась, что бывает такое, как тело буквально разрывается на части в некоем блаженстве, что ты полностью можешь довериться человеку, и он тебя никогда не предаст, и ты ему нужна не потому что ты дочь богатого и успешного бизнесмена, а просто нужна.
Игорь отпустил ее не сразу, вслушивался, когда жена немного успокоится. Настя открыла глаза и посмотрела из-под опущенных на лицо волос в толпу. Ей хотелось отсюда исчезнуть, остаться с мужем одним наедине. Когда он убрал руку, что покоилась меж ее ног, девушка опустила те, едва не стекая под стол от слабости, что вызвал в ней бурный оргазм. Смирнов провел рукой по ее волосам, открывая лицо и всматриваясь в голубые глаза. Девушка очнулась,  когда рядом оказалась сестра. Платье на Ане слегка съехало в сторону на плечах, а Андрей держал ее, крепко прижимая к себе. Тут же на столе оказались три коктейля, и свой напиток Настя выпила едва не залпом. Пересохшее горло словно расклеилось, когда приятный вкус мяты, заскользил по опухшим голосовым связкам.
Слабо улавливалась нить разговора, а до машины Настена еле дошла на подкашивающихся ногах. Улыбнувшись сестре, девушка села на сидение. Дверь закрыли, и рядом уже сидит Игорь, плавно выводя машину со стоянки у клуба. Она не замечала творившегося на заднем сидении, поглощенная своими эмоциями. Не было сейчас привычной руки на ее коленке, которая поглаживала нежную кожу, слегка дразня ее, поднимая платье выше, оголяя ажурные трусики, которыми скрыт лобок. Возле дома, она вцепилась ладошкой в обнимающую ее руку мужа, держась как за спасительную от падения палочку-выручалочку. Аня и Андрей ни на минуту не переставали целоваться, и Настена улыбнулась им, скрываясь за дверью их с мужем комнаты. Игорь подошел к ней сзади. Молния на спине платья поползла вниз, а следом заскользили губы Игоря, целуя выступающие «жемчужины» ее позвоночника. Они оба понимали, что Настя сплошная эрогенная зона, которую муж идеально знал и умело вел жену к ее вершине.
Она отозвалась слабым стоном, слегка поведя плечами вперед, давая платью упасть к ногам, аккуратно переступила ногами и повернулась к Игорю. Не зная, что будет дальше, пальчиками прошлась по пуговицам на его рубашке, припадая к его шее жарким поцелуем. Алкоголь, смешанный с возбуждением, гнал прочь все остатки разума. Настя «забыла», что в гостиной ее сестра со своим парнем, что там тоже вероятно обоим не спится, но самой девушке хотелось почувствовать мужа еще ближе. Стаскивая рубашку с его тела, вдохнула аромат его тела смешанный с легким парфюмом, который когда-то сама и подарила ему. Игорь не сопротивлялся, отзываясь на поцелуи жены, отчего Настена просто потерялась в предоставленной ей свободе. Лаская мужчину, касаясь и сжимая его бедра, девушка ладошкой прижалась к твердому члену, водя рукой по нему, а губами прильнула в поцелуе, с рвением одичавшего человека, кусала губы Игоря. Но едва муж сжал ее лобок, пальцем касаясь входа во влагалище, как Настя простонала на всю комнату.
- Дааааа…..
Смирнов, недолго думая, не давая Насте прийти в себя, ласкал ее внутри, сам же расстегивал на себе штаны. Девушка держалась руками за кровать, приподняв одну ножку, чтобы чувствовать его руку глубже. Он провел пальцем, испачканным в ее смазке, по губам жены, языком блуждая по ее шее, членом «гулял» по половым губам, заставляя ее просящим стоном умолять его взять ее, смотреть на Настино лицо, покрытое испариной. Игорь провел ладонью по груди жены, слегка толкая ту на кровать, ловя девушку на том, что она очнулась, тут же врывается в ее лоно, доставая до самого дна. Девушка вскидывает руки верх таща на себя покрывало, а ее тело выгибалось навстречу мужу, который задержался на вершине ожидая, когда Настя сама расслабится, медленно стал двигаться, истязая ее томительным нетерпением. Она ерзала, пыталась сама ускориться, желая получить оргазм быстрее и жестче. Но Игорь делал вопреки ее желаниям, понимая, что от этого его жена кончит не раз…
Настя пошевелилась, медленно приподнимая голову. Игорь спал, распластавшись на спине, одной ногой придавливая ее саму ягодицами к кровати. Взгляд падает на часы и тут девушка быстро вылезает из-под одеяла.
- Проспала! Боже, - похватав одежду, Настя выбегает в гостиную. Запнувшись, увидев спящих Андрея и Аню в весьма пикантной позе, девушка прикрыла глаза и спиной к ним, пошла в ванную. Ее не волновало, что сестра спит обнаженная на обнаженном парне, Насте просто стало стыдно, что она нечаянно подглядела. Должна была догадаться, но ее подстегивало чувство ответственности. Обещала помочь оформить стенд факультета и так нагло проспала. В дверь постучали. – Аня, - Настя быстро застегнула на себе бюстгальтер и открыла дверь. – Ты чего не спишь?
- А ты чего так рано? – сестра зевнула и растрепала на голове волосы. – Что за спешка?
- Опаздываю в университет! Проспала.
- Я с тобой, - Аня скинула с себя футболку и залезла под душ, закрывая дверку кабинки. – Сделаешь кофе?
- Ага, - Настя надела тут же висевший халат, забыв про одежду, пошла на цыпочках через гостиную в сторону кухни, чтобы не разбудить Андрея. Хорошо, что Аня додумалась его прикрыть. Засыпав нужное количество кофе в кофемашину, налив туда сливки, Настя стала заплетаться. – Ань, а ключи от машины Андрея далеко?
- Не знаю, - сестра стояла возле стола и нарезала хлеб. – Думаешь, Игорь тебя атата за то, что ты его машину возьмешь?
- Да нет, просто где от его машины ключи я точно не знаю. Погоди, - Настя хотела пойти в гостиную, вспоминая, как Игорь гремел связкой ключей рядом с тумбочкой, осеклась. – Там Андрей…
- Чего Андрей? – Анька выглянула из-за плеча сестры и засмеялась тихо, - Волков, блин.
Настя отвернулась, смеясь, услышав писк кофемашины, подставила две чашки под носик, из которого полился ароматный кофе. Сестры позавтракали, и пока парни спали, смотались в университет. Аня села за руль машины Волкова, а Настя полезла в магнитолу, искать музыку, под которую сестры приятно побеседуют по дороге.
- Ань, так чудно, что вы приехали! Тут конечно здорово, но не хватает иногда подруги.
- Игорь такой скучный?
- Нет! ты что. Я люблю его, просто девушки тут какие-то другие, не то, что у нас в городе. Примерные что ли.
- И это мне говорит наша тихоня, - Аня рассмеялась, сжав руку сестры.
В университет они вошли под ручку. Мало были многие удивлены, что Настя одна, без мужа, так еще с такой красивой девушкой, что парни не преминули их останавливать и расспрашивать, так что к кабинету попали Климовы спустя полчаса. В аудитории, где проходили занятия по истории, сидели девочки с курса Смирновых, что-то бурно обсуждая.
- Анастейша! Ну, наконец-то.
- Простите, я проспала. Ко мне сестра и ее жених приехали в гости. Знакомьтесь, это Энн, моя сестра.
- Приииивееееет, - Тесс оглядела Аню. – Помощь не помешает. С компьютером справишься?
Сестры скинули сумки и расселись каждая за свою машину.
- Говорите, что надо.
- У университета юбилей. Надо скомпоновать фото на три разных листа по периодам. Будет три. Энн, тебе тогда ранний период.
- Я доделаю свой. Как раз Игорь накачал информации.
- А чего он не приехал? Странно тебя одну видеть.
Настя замерла, но пожав плечами, вставила флэшку в гнездо.
- Спит.
Они провозились часа три. В аудиторию заходили сокурсники, принося то фотографии, то какие-то чертежи зданий, нарисованные лично. Работа спорилась, девушки увлеченно спорили как лучше что расположить на листах, чтобы смотрелось. У Ани зазвонил телефон.
- Волков проснулся, - усмехнулась, отвечая. – Доброе утро, медведям… Как где? Ты проспал меня, это точно. Так что задавай вопрос себе, - Настя представляла лица мужа и Андрея, когда те проснулись и не обнаружили их дома. – В универе с Настей.
Теперь и у Насти заиграла мелодия. Девушка торопливо ответила.
- Игорь, - с придыханием ответила. – Да, не забыла твою флэшку. Ну, ты спал, и я не одна. Ане очень интересно посмотреть было. В магазин? Хорошо. Мы не долго. Почти заканчиваем.
Сестры переглянулись, закатили глаза и отключились. Когда работа была закончена, все столпились у большого цветного принтера, ожидая, когда на бумаге нарисуется их проект.
- Это красиво! – восторженно прошептала Настя, смотря на рисунки. – Думаю, преподавателям понравится.
- Главное, чтобы мы выиграли соревнование в поздравлениях. Кстати, Настя с тебя танец. Игорь сказал не проблема.
- Ккккакой танец? – опешила девушка. – Он не говорил.

- Не дергайся. Я тебя научу, если что, - уверенно ответила Аня, успокаивая сестру. – Любой?
- Ну, парный. Классику какую. Вальс можно.
- Фуууу, считайте танец есть.
- Дааа? – Настя посмотрела на сестру. С танцами у самой Смирновой складывалось не очень. Аня будто родилась под музыку, с детства умела танцевать, даже маленькая зажигала среди взрослых. Настя же считала, что умеет лишь топтаться. Хотя мама с папой уверяли ее в обратном. – Уговорила. Только я жутко стесняюсь, ты же знаешь, - прошептала Ане на ухо.
- Сто грамм вина и ты паришь, - усмехнулась ее сестра. – Ну что все? Поехали в магазин, а то начнут названивать. Всем удачи.
Настя шла задумчивая, не сразу обратив внимания, что Аня остановилась с каким-то парнем. Быстро подошла ближе и встряла.
- Стэн, иди мимо.
- Смирнова, а тебе чего? Вы знакомы?
- С пеленок.
- И где таких сестер делают? – однокурсник Насти явно не давал им пройти. – Где забыла мужа?
- Смотрю, ты не забыл себя, - Аня сделала шаг вперед, заставляя парня отступить. – Я рада за тебя. А теперь скройся, - они шли к стоянке, - он всегда такой липучий?
- Он всегда. Когда Игоря нет рядом, вечно языком мелет всякую ерунду. Нас вообще считают странными.
- Почему?
- Знаешь, сколько раз к нам пытались в гости напроситься? Тысячу раз. Мы не соглашаемся. И плюс, мы приехали сюда женатыми. Никто не понимает такого.
- А им какое дело?
- Интересно, наверное. Мне все равно.
- Ну и правильно. Поверь, они завидуют. И есть чему.
- Чему же? – Настя села в машину.
- Такая красавица и занята. Да и Игорь не Квазимодо.
- Аняяяя, - Настена обняла сестру и звонко чмокнула ту в щеку. – Давай в магазин.
Дома они приготовили мясо под белым вином, овощи в духовке, накрыли стол.

[nick]Настя Смирнова (Климова)[/nick][status]Принадлежу только Ему[/status][sign]Ты всегда рядом[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/mNzkp.jpg[/icon]

Отредактировано Nina Klimova (30.04.2018 20:41:11)

+1

8

Волков балдел от ощущения, что его руки касаются хрупкого тела Аньки, прижимая ту к своему телу. Он делал непонятные движения телом, неуклюжее подобие медленного танца, сам же водил зубами по трепыхающейся жилке на шее девушки. Очнулся тогда, как Аня перехватила его ладонь и устремилась куда-то.
- На кой она тебе? – Андрей дергал ее на себя, пытаясь вернуть себя в блаженное состояние «Анька мокрая, я тащусь». Но она упорно шла вперед. – Климова тормози.
Он смотрел сверху на шарящую по карманам Климову, присвистнул.
- Не жена, а так профессионально досматривает, - когда Аня повисла на барной стойке, он не удержался и провел пальцем по оголившемуся бедру, прищурившись, приподнял подол платья. Не сильно, но было достаточно, чтобы сжать зубы, чувствуя отклик тела. Оказавшись в подсобке, Андрей протянул, - десять… тааак мало?
Он хотел было поцеловать ее, но растянулся в довольной улыбке, видя, как Анька на скорость с невидимым соперником раздевается, а точнее открывает те места, о которых Волков мечтает постоянно, когда ее нет рядом.
- Дай сюда, - перехватил лифчик, притянул его к своему носу, втягивая аромат ее тела, смешанного с тонким ароматом духов. – Климова штаны не рви, неистовая моя.
Он опустил глаза, смотря, как Анька облизывается. Как заблестели ее губы от тонких линий света, что пробивалась в неплотно сходящийся двери и коробки. Провел пальцами по ее волосам, в предвкушении момента, чтобы поймать девушку и вставить той в рот по самые яйца. Но она дразнила его, не открывая ротик полностью, облизывая и сцеловывая свою же слюну. Почувствовав как ее губы, сомкнулись на головке, парень двинулся вперед, простонав, откинув голову. Это было нечто невероятное. Андрей двигал бедрами совершенно не считаясь с тем, каково это Ане. В голове стоял сплошной туман, меж ног горел пожар.
- Соси, вот так…. – с придыханием подстегнул он девушку, чувствуя как ее язык плотно прижался к уздечке, делая по ней движение кончиком и вновь он насаживает ее на себя, пока не посмотрел вниз, встречаясь с умоляющим взглядом Ани. – С тебя долг.
Климовой за уступки ей в сексе порой приходилось платить двойную цену. Если Волков не получал того, что так хотел, стребовал потом, а это потом никогда не заставляло себя ждать. А если Аня не успевала его распалить и делала по своему, то с нее взятки гладки. Андрей заводился с полуоборота, чем с Аней они были похожи.
- Анька… черт
Он смотрел, как сперма падает на ее грудь, задыхался от того, что она «купалась» в его белесых каплях. Тело сводило от толчков. Волков провел пальцем по ее губам, очерчивая четкий контур рта, поднял девушку и прильнул к ее губам, жадно целуя, поглаживая ягодицы, сжимая и потираясь еще не опавшем членом о ее голые ноги.
- Моя, - прикусил нижнюю губу, расправляя лифчик, приладил к ее груди, но прежде чем скрыть так призывно торчащие соски, сжал каждый губами, слыша как Климова простонала, - может ему сотню дадим и продолжим?
Застегнув штаны, притянул Аню к себе, выходя из подсобки слегка пригибаясь. По дороге он заказал коктейли. Криво улыбаясь, смотря на разомлевшую Настю, упал рядом со Смирновым, усаживая Аню на свои колени. То, что сестры на пределе, только одна заведенная, другая, судя по виду, кончившая не сходя в уголок, понимали оба парня. Быстро расправившись с напитками, они вышли на улицу. Андрей шел, заплетаясь в ногах Климовой, не смотря на дорогу, а застревая на каждом шагу, целуясь с ней. Рука блуждала по ее ягодицам, совершенно не встречая сопротивления, что оба были на людях.
Затолкав ее в машину, не в силах отойти ни на сантиметр, он упал рядом с Аней. Совершенно не стесняясь присутствия Смирновых, Волков ласкал девушку меж ног, заводя палец за трусики, поглаживая между половыми губами. Ему было все равно. Хотел и это было единственной мыслью, что рулила его телом. Перехватив ноги Ани, закинул себе и спустил ее тело меж своих, что разведенные колени открывали вольготную прогулку по Климовой. Не давая ей стонать, затыкал рот поцелуем. Взяв ее руку, провел по своему паху, показывая, что уже готов. Так хотелось оседлать себя ею, сдернуть эти ненавистные трусы, что мешали чувствовать ее полностью. Рукой, что обнимала Аню за плечи, вытащил ее грудь, стал покручивать сосок. И когда приехали домой, он даже не стал все обратно прятать, лишь прикрыл краем платья, понимая, что от каждого движения Аня будет распаляться еще больше.
Обменявшись со Смирновым взглядами, Андрей прижал девушку к стене, скользя губами по ее шее, ожидая, когда щелкнет замок в спальню. И едва два мира разделились, Волков, приподняв Аню, подошел к дивану. Но мало хотеть ему, когда его партнерша распалена до предела. Усмехнувшись, парень упал на диван, подчиняясь воле ее рук, расправил те по спинке. Анька дразнила его, показывая части тела, и тут же скрывая их. Он облизывался, поймав мельком, как показалась граница трусиков, уже очень мокрых, сам чувствовал. Едва она оказалась на расстоянии вытянутой руки, как он резко сел и сжал девушку руками, потянув вниз с нее трусики, забравшись под подол платья. Он покусывал лобок, и когда Аня приподняла ножку, чтобы выползти из трусиков, склонился и лизнул ее половые губы. Рык разнесся на всю гостиную. Прижав рукой к себе за ягодицы, не давал Климовой отстраниться от себя, другой рукой тянул молнию вниз.
- Вкусная моя…. – приподнял ее за талию, оставляя в одном лифчике, из которого призывно выглядывала одна грудь, отклонился на спинку и подсадил Аню к себе на лицо, обняв ее согнутые колени руками. Носом прошелся по лобку, языком, вкручиваемыми движениями раздвинул ее половые губы, прихватывая налившейся кровью клитор. Ее тело вздрогнуло. Волков буквально впился в ее промежность ртом, вторгаясь языком в истекающее лоно, крутил головой, вдыхая аромат Климовой. В штанах давило так, что если бы не увлеченность киской Аньки, искры из глаз сыпались во все стороны. Он слегка сместился, разведя ноги, но это мало помогало. Его слюна смешалась с ее смазкой, пачкая лицо Андрея и бедра Ани. Волков не унимался, словно наркоман, торчал от того, что делал. Знал, что Климова едва держится, чтобы не свалиться назад. Ему на язык потекло, а в ушах стоял стон Аньки, тело дрожало, импульсивно сжимаясь от оргазма. Он не давал ей слезть, доводил до сумасшествия, чувствуя девушку как самого себя. Климова была именно такой, какую женщину хотел бы себе любой мужик. Волков предвкушал долгий секс, изнуряющий. Оба кончившие от ласки, теперь могут не униматься долго.
Положив Аню на диван, Андрей встал и начал расстёгивать на себе штаны, постепенно показываясь из одежды. Содрав с себя тенниску, парень встал на одно колено, прислоняясь бедром к мокрому лону девушки. Взяв ее за лодыжку, провел языком по выступающей косточке, склоняясь ниже. Вот он поцелуями движется по внутренней стороне бедра, вот уже целует живот, рукой сжимая девичью грудь.
- Скажи, что хочешь, - ему было до одури приятно слышать, как Анька просит. Климова едва ловила губами воздух, выгибалась под ним, ерзала, стараясь потереться промежностью о его член. – Не прокатит, Климова.
- Волков! Трахни меня! – скулила она, и Андрей перехватил ее руки, сжимая за головой, надавил на ее ногу чуть в сторону, чувствуя свободу, тут же ворвался в нее. Но зная, что она закричит, тут же заткнул стон поцелуем, не давая ей опомниться, начал двигаться на всю длину, с сильным ударом вгоняя член во влагалище, доставая до самого «сердца». – Молчи, Климова. Не буди соседей.
Он знал, что это была пыткой для Ани, когда приходилось сдерживаться, кусать губы или впиваться зубами ему в руку, хоть как-то, но молчать. Она была такая мокрая, что член не встречал преград, погружаясь на всю длину. Волков не боялся, что поранит ее внутри. Аня призывала двигаться быстрее, толкалась ему на встречу, шептала и просила еще, но Андрей лишь усмехался. Закинув ее ноги себе на плечи, парень, приподняв ее ягодицы, начав трахать вертикально, стоя на прямых ногах. Диван содрогался от мощных толчков, а его яйца ударялись о раскрытые половинки задницы Ани.
- Поверни голову! – приказ ей, и когда Климова подчинилась, воткнул ей средний палец в рот, заставляя сосать и молчать. Но черт! Ее стоны, когда она сосала ему член или палец, сводили с ума. – Ты божественна….
Он ускорился, перестав вообще соображать и думать о своей силе и дури, сколачивая Аню в диван. Алкоголь и близость девушки, напрочь выключают в нем все тормоза. С его лба на лицо Климовой капал пот, но Андрей вгонял себя в нее, чувствуя, как и она начинает его сжимать в ответ, ощутил свой отзыв. Отпустив ее ноги, позволяя обнять себя, впился в ее сосок рыча, бурно кончая, выплескиваясь внутрь влагалища Климовой. Задрожав, двигался медленнее, парень обнял Аню и повернулся на спину, поменявшись с ней местами. Выдохшиеся, в силах лишь натянуть на себя плед, он так и отрубился с членом внутри девушки, обнимая ее.
Как исчезла Анька, он не заметил. Развалившись на диване, приподняв ногу и прислоняя ее к спинке ложа, не понял, что с тела уполз плед, открывая всем его утреннее хочу.
- Угу, - сонно пробормотал Андрей, лапая Аню за ягодицы, притягивая к себе, - а ты чего оделась?
Хотя ответ уже не слышал, зарываясь лицом в подушку.
Проснулся Волков оттого, что нет привычного покусывания его загривка. Потерев глаза, он пару раз моргнул. Сразу растянулась по лицу довольная улыбка от всплывших воспоминаний, как ночью было хорошо. Посмотрев на стоящий рядом с диваном журнальный столик, громко заржал, увидев как едва не аккуратно лежат его трусы, а сверху Анькин лифчик.
- Картина маслом, - потянулся, стаскивая трусы со стола. – Смирнов, ты там живой?
Одевшись, найдя в сумке свои шорты, Андрей постучал в комнату, где должен был спать Игорь. Но оттуда была тишина. Аккуратно, мало ли, вдруг Аня уехала одна, а он своим вторжением чему-нибудь помешает, вошел в комнату. Образцовый порядок немного сбил его с толку. Не, Анька чудесная хозяйка, вообще Волкову с ней повезло, это Климовой не повезло с ним, но такого медицинского «кабинета» он не перенес бы.
Входная дверь открылась, и на пороге стоял взмыленный Игорь.
- Нормально. Все куда-то расползлись, оставили меня одного, - пожал руку в приветствии
- Привычка бегать по утрам, - Игорь стянул с себя мокрую футболку и пошел в ванную.
- Нет бы в привычку утренний секс приобрести, он бегает, - засмеялся Волков и пошел на кухню. – Ага, улетели пташки, и ничего пожрать не оставили. Яичницу будешь?
- Давай, - отозвался Игорь.
На большой сковороде аккурат поместились четырнадцать яиц, сверху Андрей нарезал помидор и приправил все это черным перцем и солью. В тостере сделал гренки и заварил обоим чай.
- Слышь, хозяин, гость тебе есть приготовил. Давай причаливай.
- Слышь, гость, ты не плохо справился, - Смирнов присвистнул, увидев размер яичницы. – Мы закудахтаем. Куда столько?
- Фуууу, мне одному это на раз. Падай.
Полдня они просидели на диване, смотря всякие фильмы, обсуждая игру актеров, Волков делал акцент на тачках, Смирнов на оружии, пока Игорь не задал вопрос, на который его друг чуть не поперхнулся.
- Не задумывался, если честно. Анька никогда не одергивала, да и было это как изюминка – редко, но метко, - Андрей внимательно глянул на Игоря, прикидывая. Вчера вечером откровенность при всех между ним и Аней зашкаливала. Но его остановила ревность, что его девушку, увидит какой-нибудь урод с пьяными глазами и подумает Раздают. Но Игорь то свой. Причем женатый и давно влюбленный в Настю. Бояться чего-то у Андрея не было причин. Они были близкими друзьями со Смирновым. И чувства опасности или чего-то, что могло его остановить в согласии на такую авантюру, Андрей не испытывал.
- Попробуем, - задумчиво ответил Волков, залпом выпивая пиво. Его немного тряхануло от нарисовавшейся картины, и вовсе не плохо, а даже наоборот, слегка возбудило и фантазию, и тело.
До прихода своих девочек, парни не тронулись с дивана ни на сантиметр, кайфуя от того, что не надо никуда бежать, что-то делать и вообще о чем-то задумываться.
Ужин готовили все вместе. Бутылку вина, что привезли сестры, открыли сразу, наполняя бокалы дамам. Волков до этого выпив три бутылки пива, наотрез отказался помогать с вином, понимая то ерш это не круто. Поели, забавно болтая и слушая уже поддатых подруг, Андрей поглаживал ножку Ани под столом, на что девушка отзывалась приятным, ласкающим слух вздохом. Настя улыбалась, как дурочка, положив голову на плечо мужу и хихикала над анекдотами, что травил Волков.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+1

9

Оформление стенда оказалось делом долгим и кропотливым, и сёстры освободились ближе к середине дня. Результат удовлетворил всех, только Настя продолжала беспокоиться, считая, что можно было сделать лучше. Перфекционизм младшей дочери не вызывал беспокойства у родителей, наоборот, они поощряли стремление Насти достигать самых высоких результатов. Ей было на кого равняться и, видя, каких успехов добились остальные члены семьи, она трудилась еще усерднее. В глубине души Настя боялась оказаться единственной неудачницей, паршивой овцой в семейном стаде, где отец – преуспевающей бизнесмен, владеющий обширной сетью салонов красоты класса люкс, мать занимается благотворительной деятельностью и помогает в организации художественных выставок, а старшая сестра профессионально танцует и буквально купается в мужском внимании. Было время, когда младшая Климова завидовала Анне и мечтала хоть немного походить на неё. Но, увы,  она была слишком тихой и неприметной на фоне старшей сестры и разрывалась между двумя противоположными чувствами: тоской по Ане, когда та долго не появлялась дома, живя у друзей или пропадая на работе, и радостью, что внимание окружающих сосредоточено на ней одной.
Настю до сих пор мучил стыд за тот давний разговор, в котором она обвинила старшую сестру во всех грехах, приревновав к ней Игоря. Ей и голову не могло прийти, что Аня поступила так нарочно и вовсе не для того, чтобы обидеть или позлить. Она хотела помочь Настёне осознать свои чувства к Смирнову, и у неё получилось, но какой ценой. Впервые сёстры по-настоящему поссорились, Настя заперлась в спальне и наговорила Анне гадостей через дверь. К счастью, катастрофы не произошло, и они скоро помирились. Если бы сестра её не простила, Настя просто не знала бы, как жить дальше.
Они были абсолютно разными, их объединяло только внешнее сходство - обе были похожи на мать, но во всём мире для неё не было человека роднее и ближе, чем Анна. И лишь недавно она разделила этот пьедестал с Игорем.
После замужества её жизнь полностью изменилась. Перемены пугали и одновременно приводили в восторг. Рядом находился самый любимый и желанный человек, и каждый прожитый день был наполнен счастьем и удивительными открытиями. Оба любили впервые и не знали других партнёров, кроме супруга.  Несмотря на это, Игорь держался спокойно и уверенно и, глядя на него, Настя тоже забывала о сомнениях и страхах.
- Ань, а какой танец у нас будет? – спросила она, аккуратно выезжая с университетской стоянки. Настя принадлежала к числу осторожных водителей и наверняка пришла бы в ужас от манеры езды Волкова. Игорь тоже предпочитал не лихачить, если в салоне находились пассажиры.
- Танго, - не задумываясь, ответила та, листая свежие снимки в популярном бьюти-блоге.
- Ой, нет, только не это, я тебя очень прошу.
- Почему?
- Юбилей в конце февраля, - объяснила Настя и смущенно поёрзала. Ей не хотелось признаваться, что она попросту боится не справиться с таким сложным танцем за короткий срок и опозориться во время выступления. – Мы не успеем. Это ты всю жизнь танцуешь, а я не смогу всё сделать правильно. Это сложно, правда. Надо быть реалистами.
Анна исполнила танго втроём на дне рождения папы, тогда её партнёрами были Сергей и Виталик. От красоты и эмоциональности танца захватывало дух, гости аплодировали стоя, и Настя хлопала изо всех сил, едва не отбив ладоши.
- Жаль, вышло бы отпадно, - рассеянно ответила сестра, водя пальцем по экрану и отправляя понравившиеся фотографии в закладки.
- А что ты смотришь?
Краем глаза Настя заметила мелькнувшую в ленте модель в свадебном платье.
- Всякую ерунду, - улыбнулась Аня, положила планшет на колени и сползла пониже, прислонившись затылком к подголовнику кресла.
Минут десять они ехали в молчании, прежде чем Настёна собралась с духом и отважилась произнести вслух то, о чём давно хотела, но боялась сказать.
- Знаешь, Ань, у меня есть одна мечта
- И Игорь до сих пор не в курсе? – перебила та, не открывая глаз. Она совершенно расслабилась, убаюканная тишиной и прохладой в салоне.
- Он тут ни при чём. Это связано с тобой.
- Интересно. Продолжай.
Настя невольно вздрогнула – порой в голосе старшей сестры проскальзывали знакомые интонации, которые она подмечала у отца, и от этого становилось немного не по себе.
- Свадебное платье. Я очень хочу, чтобы мы его вместе выбрали. Ань, ты смеешься? – прикусив губу и держа двумя руками руль, Настя смотрела на дорогу.  Впереди вырос супермаркет, от него было семь минут пешком до их с Игорем дома.
- Смеюсь, - с улыбкой подтвердила Анюта, ложась набок и дотрагиваясь до сестры. 
- Я глупость сказала, да? Лезу не в своё дело.
- Не поэтому, малыш, - остановила Климова, отцепила Настину руку от руля и прижала к щеке. – Тебе-то я могу сказать, ты же не станешь трепаться. Да?
- Лучше умереть, - пробормотала та, силясь улыбнуться.  Аня была такой же сложной и непонятной, как папа. Насте хотелось стать ближе к обоим, но они как одинокие планеты никого к себе не подпускали. Или это ей так не повезло, ведь отец нашёл маму, а Аня жила с Андреем. Как разгадать их секрет, чтобы дистанция между нею и Анной стала не такой огромной?  Хотела бы она знать…
- Я уже нашла платье. Хочешь посмотреть?
Получив утвердительный кивок, Анюта отыскала на планшете нужное фото и показала сестре. Настя ахнула.
- Боже, какое чудесное! Ань, это же сказка!
- Правда, классное?
Анна сияла и, видя сестру такой, Настя ощутила неожиданный прилив счастья. Словно они и впрямь стали ближе, пусть и на какой-то миг.
- Помнишь, я тебя когда-то спрашивала… - начала она, ища свободное место на парковке.
Догадавшись по её тону, о чём идет речь, Климова выпрямилась и кивнула, выключая планшет.
- Вы столько пережили вместе… - тихо проговорила Настя, поворачиваясь к старшей сестре и крепко пожимая ей руку.
- Ответ тот же. Я хочу делать его счастливым, - спокойно ответила Анна, переплетя их пальцы. – Насть, я хочу этого больше всего на свете.
- Но ты его любишь? – допытывалась та, не отпуская ладонь.
Климова пожала плечами.
- Не думала об этом. Ну правда, малыш, хватит серьёзных разговоров, наши парни, небось, от голода воют.
Обняв младшую сестрёнку и поцеловав её в щеку, Анна мягко высвободила руку и вышла из машины. Она никому не говорила, что получила от Андрея кольцо. Это было в прошлом году, а потом всё так завертелось, проблемы навалились комом, и больше они к этой теме не возвращались. Аня не переживала; главное, что у них с Волковым наконец-то всё хорошо.
В магазине девчонки решили разделиться и встретиться на том же месте через час. Насте хватило пятнадцати минут, чтобы найти рис и белые грибы для ризотто, которое любил муж, и овощи на гарнир к мясу. Накануне они с Игорем купили превосходный кусок телятины и собирались приготовить её с белым вином. Поэтому она так удивилась, увидев сестру, которая толкала перед собой наполненную до верха тележку.
- Ань, у нас дома полно еды, - шепнула Настя, вставая в очередь в кассу.
- Я тебя умоляю. Волкову ваши запасы на один зуб. Съест и попросит добавки.
- Ой, а это что? Шоколадное безе?
Анюта кивнула, продолжая выкладывать продукты на ленту.
- Помнишь, мы ими объелись на твоей свадьбе? Вкуснятина, пальчики оближешь! Волков весь Манхэттен облазил, пока нашёл точно такие же.
- Папа их в Москве заказывал, - мечтательно протянула Настя, вспоминая потрясающий торт в виде цветочной беседки с колоннами и фонтаном, который сделал для них с Игорем один из самых известных российских шеф-поваров и кондитеров Ренат Агзамов.
- Я же не знала, - фыркнула Аня и прикусила губу, вспоминая, как уставший Андрей однажды поздно вечером ввалился домой и поставил перед ней коробку с вожделенным лакомством. Она слопала все восемь штук в один присест, сидя на коленях у бойфренда, а тот, как кошку, гладил её по спине.
- Надеюсь, эти тоже ничего. Вечером узнаем.
- А помнишь сахарные розы? – спрашивала Настя, пока они несли пакеты в машину. – Я попробовала одну – было ужасно сладко.
- Это кто-то из маминых подруг прислал, целую корзину. Красивые, но жутко невкусные.
Продолжая непринужденно болтать, они добрались до дома и поднялись в квартиру, где их давно и с нетерпением ждали.
На кухне внезапно оказалось очень тесно. Пока девушки мыли, чистили и резали овощи и выкладывали их в форму для запекания, парни открыли вино, объяснив, что готовить на сухую – последнее дело. Сёстры не стали возражать, а после пары бокалов дело и впрямь пошло веселее. Правда, Анюте приходилось отбиваться от Волкова, который то и дело норовил её облапать и отвлекал поцелуями. Хозяева не отставали от гостей – алкоголь раскрепостил Настю, и она, забыв обо всём, упоенно целовалась с мужем.
Каким-то чудом им удалось не спалить ужин. Они сели за стол, когда за окном уже стемнело. За первой бутылкой последовала вторая. Аня видела, что её спутник не пьёт, отдавая должное вкусной еде. Он, как обычно, балагурил, незаметно лаская её ногу под столом. Сидевшие напротив Смирновы улыбались, особенно веселилась Настя, опьянев от вина и тёплой атмосферы вечера.
Анне становилось всё труднее следить за беседой по мере того, как ладонь Андрея продвинулась от колена по внутренней стороне бедра, а пальцы коснулись края трусов. Тихонько вздохнув, она шире раздвинула ноги и вздрогнула, когда Волков проехался костяшками пальцев по лобку.
Исподволь наблюдая за приятелем, Игорь ласково обнимал улыбающуюся жену за плечи. Настя совершенно расслабилась, находясь в компании людей, которых любила и которым полностью доверяла. Её не насторожило, что муж против обыкновения не контролирует количество выпитого и сам наполняет опустевшие бокалы. Ей хотелось теснее прижаться к нему, пересесть на колени и обнять, а еще лучше – снова начать целоваться. Больше всего её заводили именно поцелуи. В те моменты, когда их с Игорем губы соприкасались, Настя чувствовала, что земля буквально уплывает у неё из-под ног. Когда это случилось впервые, она подумала, всё из-за того, что они оба так долго этого ждали. Прежде Настя уже целовалась с парнем, и ей понравилось. Но её предыдущие впечатления не шли ни в какое сравнение с тем, что она испытала с Игорем.
Перехватив её блуждающий взгляд, Смирнов поднялся из-за стола и потянул жену за собой. Ничего не понимая, Настёна последовала за ним и рассмеялась, когда они закачались в медленном танце под несуществующую музыку. Ладони Игоря лежали у неё на плечах, а горячие губы касались шеи, оставляя на коже пылающий след. Развернув её спиной к себе, муж прижимался к ней бёдрами, давая почувствовать своё возбуждение. Всхлипнув, Настя закрыла глаза, позволяя Игорю управлять ею. Она не сопротивлялась, когда он расстегнул на ней платье и дал ему упасть на пол, только машинально переступила через ткань, продолжая танцевать.  У неё над ухом звучал тихий голос мужа, который шептал Насте о том, как она прекрасна и желанна и сводит его с ума своей красотой. Эти слова ласкали слух и распаляли не меньше, чем руки, блуждавшие по её телу. Настя уже забыла, что они с Игорем в комнате не одни, рядом её сестра с парнем и неизвестно, как они отреагируют на происходящее. Любые вопросы  исчезали, стоило Игорю её коснуться, открыто заявив о своём желании, а сомнения растворялись в удовольствии, которое ей дарили его руки и губы и ощущение горячего тела, прижимающегося к ней.
Сняв с жены кружевной бюстгальтер, Игорь подтолкнул её к столу, давая опору, а сам присел перед ней на корточки, стягивая трусики с бёдер. Настя простонала, выгибаясь и расставляя ноги. Он медлил, проводя ладонями по дрожащим ногам, целуя их и поднимаясь выше, нарочно обходя вниманием промежность. Настя качнулась ему навстречу, оглядываясь через плечо и кусая губы, не решаясь попросить вслух. От первого же легкого поцелуя она уронила голову обратно и, не сдерживаясь, громко застонала. Игорь дразнил её, блуждая языком между лонными губами, уже слегка набухшими и влажными, покусывал их, целовал, отодвигался и ввинчивал  внутрь палец. Перед глазами плыло, Настя, не стесняясь, взахлеб стонала, цепляясь пальцами за край столешницы.  В голове не осталось ни одной связной мысли, и хотелось одного: чтобы Игорь не останавливался и довёл её до оргазма.
- Пошли… - выдохнула Анна, глядя, как Игорь целует её сестру, держа одной рукой за подбородок. Андрей смотрел в ту же сторону и красноречиво сжимал подругу между ног. – Андре-ей… ну пожалуйста… пойдем уже…

тот самый торт

http://sd.uploads.ru/t/5Lkel.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (29.06.2018 12:07:15)

+1

10

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Дурная кровь течет по венам, разгоняя все плохое, что таится за завесой наших совести и стыда. Мы многие не знаем, на что способны рядом с теми, кому доверяем, с теми, кто не занесет над нами стали ножа, оголив ее из ножен, не даст ему напиться нашей крови. Мы доверяем, а значит, можем быть самими собой. Но порой мы ошибаемся. И это стоит нам дорого… Порой счастья, а то и жизни.

«Если бы я знал, на что подписываюсь, соглашаясь на предложение Игоря. Казалось бы, Анька привыкла к вниманию не только себя, но особенно своего тела. Она свободно выходила на сцену, давала другим пачкать слюной штаны, а сперму рваться в трусы от одного лишь взмаха ее руки в сторону зрителя, и он готов запустить руку в трусы, совершенно теряя связь с реальностью, видя лишь Ангела или Демона перед собой. Он кивает и соглашается на все, что они ему предлагают. Но я ошибся».

- Ну, кто так бросает, пффф, - Волков откинулся на спинку дивана, в бессильном жесте показывая Смирнову, что так играют только младенцы. И то грязные памперсы закинут дальше, чем квотербэк «Питтсбург Стилерз», - он бы еще с шага замахнулся.
- Мда, что-то Джонсон отобрал у Питтсбурга пару шансов. Сейчас Офелс закинет пару дынь им.
- Думаешь? – отпив пива, Андрей подобрался, когда «Майами Долфинс» выстроились на позицию нападения. – Если они Стелса поставят на крайний правый, то ничерта не выйдет. Он же левша. Не раскрыть руку.
- А если он развернет корпус?
- И что? Его просто либо занесет. Либо он потеряет скорость и его сметут, как фантик с тротуара. Вообще ощущение, что идет какая-то проба новичков. Хотя в составе не увидел я не знакомых лиц.
- Смотри! Идиоты! Воууууу, - Стелса закрыли в коробочку с пары скоростных шагов, перекрывая тем самым доступ к мячу. – бабах! Свалка, его соскребать с газона будут.
- И это профессиональный футбол. Пива на нервы с такой игрой не хватит. И вообще, куда наши запропастились?
- Уверен, в магазине застряли, возле полок. Пусть пообщаются. Настя очень скучает по сестре.
- Так чего не приезжаете? Погоняли бы!
- Завалили в универе. Но после сессии сразу рванем домой. А на счет погоняем, да, тогда было круто. Но тащить Настю туда я не хочу. А если Анька поедет, эта туда же навострит лыжи.
- Анька да. Да ты не дергайся. Мия, Мартина и Анхи не дадут Настене пропасть и сильно волноваться. Тем более, что Мией Настя знакома. Художники ж.
- Да, помню. Девушка, что не разговаривает. Машину Настя помогала придумать, как разрисовать. Да ты сам их знакомил.
- Так что не переживай.
Замок в двери дважды повернулся, и со смехом ввалились сестры Климовы. Обе пыхтели и над чем-то звонко смеялись.
- Похудею, будешь виновата, - Волков приподнял лицо Ани за подбородок и поцеловал, но скорее укусил, отобрал пакеты и пошел на кухню.
Мешать готовить он любил, особенно когда Климова начинала на него замахиваться, а потом смилостивилась и лезла целоваться. Волкова хлебом не корми, дай Аньку подразнить. Выходило весьма эффективно, а главное потом горячо. Андрей сидел на подоконнике, что-то рассказывая, но сам наблюдал, как сестры не заметно для себя потягивают вино, как оно из бутылки возвращается в бокалы. Готовили непонятно что. Ну, так ему показалось. Анька как повернется к нему спиной, то хоть вой. И все у нее вызов. Что ни шаг, рычи. Что не движение руки и если она глаза «стрельнёт», то вздоха не хватает обоим, как губы сцепливаются и обоих несет в страстные «танцы».
Сев за стол, Андрей только что пальцы свои не жевал, как было вкусно, закатывал глаза и бубня с полным ртом, подогревал обоих девчонок непринужденной атмосферой. Смирнов как-то отмалчивался, но не отделывался. Волков видел, как ненавязчиво руки Игоря пробираются по телу жены и заставляют ее не теряться, как бы это было на трезвую голову (в этом Настя не изменилась, даже выйдя замуж – стеснялась и краснела за всю семью), а наоборот льнуть к Смирнову, вовсе не отдавая отчет в том, что это далеко не невинно. Сам же Андрей, работая вилкой в одной руке, старался не смотреть на Климову-старшую, лишь ощущая кожей, как вздрагивает ее нога, как замирает девушка и снова начинает двигать ногой, как бы потираясь по его ладонь. Медленно, не торопясь, давая Ане сто раз почувствовать свою руку, Андрей крался к ее трусикам, тонкой оборкой которые очерчивали точную границу, которую Волков любил нагло и порой беспардонно нарушать. Пальцем коснулся шелка нижнего белья, склонился и только тогда посмотрел на Аньку. Слегка подвернувшиеся дымкой глаза девушки, медленно прикрывались ресницами. Мизинцем он проник под край трусиков, а большим пальцем прошелся по лобку Климовой, массируя его и сдавливая к клитору. Отзыв был моментальным. Анька сжала ноги и стиснула ладонь в кулак, стараясь держаться. Волков любил ее помучить, чтобы она «хлестала» его своим желанием. А сейчас это было как нельзя нужным. Когда Смирновы вышли из-за стола, Волков отложил вилку и поманил Аню к себе, цепляя двумя пальцами подбородок.
- Даже проверять не буду, знаю, - прошептал ей в губы и накрыл ее рот своим, жадно врываясь в горячее дыхание девушки, не давая той очухаться. Рука резко смесилась меж ее ног, и пальцем обошел нижнее белье, тыльной стороной согнутой косточкой, стал потирать промежность Климовой.
Их разделяли стойка и диван, не закрывая обзор. Аня дернулась и отстранилась. Волков повернулся к Смирновым и слегка прифигел. Такую Настю он не видел никогда. И чтобы за Смирновым водилось желание показать свою жену тоже. Да, они говорили днем, но что-то реальность с теорией разбежались в голове Андрея. Поддев ноги Ани своей, стаскивая ту себе на колени, он перехватил девушку за талию и повернулся лицом. Все перевернулось в одно мгновение. Лицо Ани было каменным.
- Спокойно, ты чего? – схватил ее руки, когда Климова стала упираться в его грудь. Андрей сжал больнее, заставляя ее переключиться с той сцены, которая разыгралась в гостиной. – На меня посмотрела!
Сила в Ане росла на глазах, что он едва успевал ее стреножить и пытаться закрыть Смирновых собой. Она рвалась, выгибаясь, что взгляд сам цеплялся за сестру и ее мужа. Андрей резко поднялся и, стиснув руки девушки за спиной, придавил ее рукой к себе.
- Ань, - по ладони прошлись ногтем, что сразу загорелась кожа. Волков понял, что его Анька не слышит вообще. Прижимая ее к себе, приподнял от пола и просто вынес в комнату, ногой закрывая дверь. Девушка словно обезумела. С губ срывался то рык, то плач. Лицо намокло как от слез, так и от натуги и попыток вырваться и прогнать его от себя. За стеной вскрикнула Настя, а Аня на этот звук замерла и как-то странно посмотрела на Андрея. – Все, они остались там.
Вырвав руку, когда Андрей пытался остановить мельтешение головы Ани, как та, приподняв ногу, смазанно ударила его меж ног. Но он вовремя поймал ее и толкнул на кровать. Девушка тут же подскочила и кинулась на него. Словив ее лицо ладонью, резко прижал голову Климовой к своей груди, забираясь на кровать с ногами. Она колотила по нему, выбивая дух. Андрей старался контролировать свою силу, чтобы не причинить вреда девушке, но становилось все труднее. Слегка качающийся матрас то и дело закидывал их в стороны, норовя и вовсе скинуть на пол. Волкову пришлось подсечкой оторвать Аньку от кровати и упасть с ней на покрывало. Скрутив ее руки, ногами придавил ее к постели.
- Все хорошо, малыш. Успокойся.
Он чувствовал, что силы покидают Климову и та все медленнее трепыхалась под ним, прижимаясь щекой к его плечу. Он что-то шептал ей, дул на глаза, целовал, едва касаясь, видя что она отзывается и поворачивается в его сторону. Сколько прошло времени, но ему все удалось успокоить Аню, и та уснула спеленутая им. Когда за стеной все стихло, Андрей отпустил Климову, ложась на спину. Он понял, что совершил ошибку, которая будет иметь последствия, но это утром. А сейчас надо самому успокоиться. Выйдя из комнаты, он в потемках прошел на кухню, где оставил свои сигареты. Смирновы спали, не слыша его присутствия. Волков сел на стул и чиркнул зажигалкой. Плотный дым взметнулся облаком к потолку, а перед глазами Андрея стояла обезумевшая Анька. Рядом стоял бокал с недопитым вином, и молчаливый гость залпом опрокинул его, утирая губы тыльной стороной ладони. Затянувшись, Волков опустил голову на руки, задевая бутылку ладонью, что сжимала сигарету. Дурная кровь…
Он продремал до утра, сидя за столом, и едва в окно упал первый луч восходящего солнца, кое как разогнулся, поднялся и пошел в спальню, стараясь не смотреть на спящих Смирновых. Аня спала на краю кровати, будто специально отодвигалась от него. Он аккуратно лег и посмотрел в спину Климовой. Хотелось провести по ней ладонью, но будить не стал. Сон навалился сразу, что Андрей не услышал, как девушка исчезла, а его трясут за плечо.
- Привет, - хрипло сказал Игорь, ставя на тумбочку кружку сваренного кофе. У окна спальни стояло кресло, куда он и сел, задумчиво потирая подбородок.
- Привет, - Андрей сел и ухватился за предложенный кофе. – Накосячили мы с тобой.
- Атмосфера утром была еще та. От Ани только что двести двадцать не отстреливало.
- Не знаю, к чему это все приведет, но задницей чую – неприятности нас караулят. Куда они делись?
- Настя сказала, поедут погулять.
- Как она сама?
- Слава богу, ничего не замечает. А вот ее сестра…
- Да, такой я ее никогда не видел.
Они молча сидели, и каждый пытался понять, где не увидели, где приняли за истину не то.
Девушки вернулись к обеду. Аня подарила Медведю машинку – маленькую копию Рычалки. Настена предложила пообедать перед дорогой, но Анька улыбнулась, обняла ее и сказала, что надо еще успеть дома дела сделать, поэтому уезжают прямо сейчас. Волков со Смирновым переглянулись поверх голов сестер, кивая. Игорь ощущал себя пустым местом, мимо которого сестра жены прошла и даже не оглянулась. Прошла так, что даже миллиметр казался километром межу ними. Настена обняла Андрея и чмокнула в щеку. Пожав руку другу, Волков показал, что позвонит, стал спускаться вслед за Климовой, держа сумку.
Всю дорогу до города они молчали. Аня слушала музыку в наушниках, а Андрей шум ветра, врывавшегося в открытое окно. Когда же стали въезжать на окружную дорогу, что вела к дому Андрея, Аня повернулась и попросила:
- Отвези меня к родителям, пожалуйста.
Волков дернулся, но совладал с собой. Разговор начинать было не время. Он чувствовал, что в эту ночь что-то произошло и повлияло на их с Аней отношения. Кивнув, он свернул в другую сторону и минут через пятнадцать он остановился возле огромного особняка. Они не пересеклись взглядами. Аня шла к дому, а Андрей сидел и смотрел вперед. А может это шаг назад, прыжок в пропасть… Развернув машину, он рывком дернул ее на второй передаче и визжа шинами помчался в гараж. Домой возвращаться вовсе не хотелось. Без Анька там было пусто. По дороге он заехал в магазин и купил два ящика крепкого пива, позвонил Анхелике, чтобы забрала Мию к себе. И когда подъезжал к гаражу, то его встречал Мо.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (05.06.2018 22:15:40)

+2

11

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Климовы никогда не были особенно близки между собой, и это касалось не только отношений с родителями. Если Настя походила на мать, то Анна была копией отца. В детстве сёстры редко разлучались дольше, чем на несколько дней, а повзрослев, всё меньше времени проводили вместе. Едва окончив школу, Аня нашла работу и частенько зависала у друзей, изредка появляясь дома. Настя росла тихой и бесконфликтной и была сильнее привязана к родителям, стараясь ничем их не огорчать. Сразу после свадьбы они с Игорем одновременно поступили в университет и переехали в Принстон.
Аня думала, что хорошо знает обоих, но поняла, что глубоко заблуждалась на их счёт. Глядя, как Игорь раздевает и ласкает жену, словно они здесь одни, Климова почувствовала болезненный спазм в желудке. Вообще-то, ей нравилось порно, но только на экране. Стало так стыдно, словно её застали за мастурбацией в общественном месте.
Оглядевшись, Аня с ужасом поняла, что она единственная, кого коробит происходящее. Андрей с интересом наблюдал за друзьями, а его рука по-прежнему находилась у неё между ног.
Он её попросту не услышал. Или не захотел этого сделать.
Бросив вилку, Андрей развернул подругу к себе и нагнулся поцеловать. Аня изо всех сил вцепилась ему в плечи, стараясь удержать на расстоянии, хотя знала, что это бесполезно. Если Волков захочет разложить её прямо тут, на глазах у Смирновых, то сделает это играючи. Впервые в жизни она пожалела, что выбрала парня, который был в три раза больше неё и раз в десять сильнее. Рядом с ним Климова ощущала себя дюймовочкой, едва доставая бойфренду макушкой до плеча. Ей нравилось, что Андрей такой огромный и мощный, этим он напоминал Анюте отца. А сейчас, беспомощно трепыхаясь у него в руках, она боялась того, что вот-вот  может случиться.
У него за спиной стонала Настя, распластавшись грудью на столе - Анна ясно видела её лицо, блестевшее от пота, закушенные губы и прикрытые веками глаза, и крепче сжала ладони. Паника росла с каждой секундой, а поцелуй всё длился, Волков трогал её между ног, и это казалось девушке невыносимо унизительным. Разлепив намокшие ресницы, она встретилась глазами с Игорем, который пристально смотрел на них с Андреем, продолжая трахать пальцами жену.
Анна вспыхнула и в отчаянии упёрлась бойфренду обеими руками в грудь, предприняв еще одну попытку остановить это сумасшествие. И Андрей послушался, заглянув ей в лицо и прочитав там нечто такое, что заставило его моментально протрезветь. Климову трясло – так мерзко и противно ей не было никогда – и колотила Андрея куда ни попадя, отпихивала от себя и не давала поймать за руки. Волков ей что-то говорил, успокаивал и закрывал от остальных, но это мало помогало. Она царапалась как дикая кошка, обезумев от страха и отвращения, и чуть не закричала, когда Андрей поднял её и куда-то понёс. Едва за ними закрылась дверь, Анна взметнулась свечкой и рванулась из рук. Реакция парня была мгновенной: он прижал к себе брыкающуюся подругу, не давая убежать. Вдвоем они рухнули на диван, и борьба возобновилась с новой силой. В Климову точно бес вселился, она рычала и угрожающе скалилась, отталкивая от себя Волкова,  выворачивалась из объятий и ползла к противоположному краю матраса. Андрей старался её максимально обездвижить, обезопасив их обоих от возможных травм: Аня бешено извивалась, норовя располосовать лицо и выцарапать обидчику глаза, пиналась и кусалась, не обращая внимания на боль в шее. В конце концов Андрей решил использовать собственный вес и придавил подругу к дивану, стиснув одной рукой запястья и легонько целуя покрытое испариной, мокрое от слёз лицо.
Она не помнила, как заснула, обессиленная и уставшая, а когда открыла глаза, было уже утро, и зыбкий свет пробивался в комнату сквозь неплотно закрытые жалюзи. Ночью Аня перебралась с середины матраса на край, подальше от спящего Волкова, который лежал, занимая собой половину свободного пространства. Приподняв гудящую голову, девушка несколько мгновений прислушивалась к ровному дыханию бойфренда, а затем потихоньку сползла на пол и выскользнула в коридор. Везде было тихо и, чтобы случайно кого-нибудь не разбудить, она на цыпочках пробралась в ванную и заперла дверь. Ей было очень плохо. Виски сдавливало, желудок судорожно сжимался, и к горлу подкатывала тошнота. Аня склонилась над раковиной, пустила тонкой струйкой холодную воду и сунула два пальца в рот. Её вырвало желчью и остатками вчерашнего ужина. По вискам ползли капли пота, смешиваясь со слезами. Опасаясь, что её могут услышать, Анна поспешила умыться и уткнулась лицом в полотенце, глуша плач. Больше всего ей хотелось встать под горячий душ и заживо свариться в кипятке, чтобы избавиться от стыда и непереносимой боли в сердце.
В голове не укладывалось, как Андрей мог так с ней поступить. Кем он её считал, если решил, что она согласится переспать с ним на глазах у друзей? И что должно было произойти после? Групповой секс, обмен партнёрами? Она вспомнила жадный взгляд Настиного мужа, тёмный огонёк в его глазах, и по телу поползли противные ледяные мурашки. Парни обо всём договорились заранее и действовали сообща. И Настя была не против, а может, слишком пьяна, чтобы понимать происходящее… Аня отказывалась верить, что сестра тоже участвовала в подготовке вечера, и только для неё одной всё случившееся стало сюрпризом.
- Аня, можно войти?
Услышав Настин голос, она замерла и поплескала водой в лицо, прежде чем повернуть ручку и впустить сестру.
- Ты чего так рано встала? –  одетая в футболку мужа, Настя робко улыбалась и старалась заглянуть Анне в лицо. Благодаря количеству выпитого, у неё сохранились весьма смутные и обрывочные воспоминания о минувшем вечере, особенно ужине, но даже эти разрозненные кусочки давали возможность увидеть картину целиком. Они с Игорем занимались любовью в присутствии гостей, а потом уснули, так и не дойдя до спальни. В тот момент её не беспокоило, что о ней подумает старшая сестра, но с утра всё выглядело иначе, чем накануне. Лёжа в объятиях мужа, Настя слушала тишину в квартире и ждала, не скрипнет ли дверь в соседнюю комнату.
Аня выглядела бледной и невыспавшейся, под глазами залегли глубокие тени, прибавив ей несколько лишних лет. Заставив себя улыбнуться, Климова обняла сестру и ласково погладила по голове.
- Не спится. Хочу погулять по городу.
- Правда? – удивилась та. Прежде Анна не интересовалась достопримечательностями мест, где ей случалось побывать, если речь шла не о ночных клубах и барах. Такая перемена настроения обеспокоила Настю.
- Да, а что такого? – пожав плечами, Анна повернулась к зеркалу и взяла расческу. – Хочу пробежаться по здешним магазинам и привезти что-нибудь родителям. Покажешь, где тут у вас что?
- Конечно! – закивала сестра и попятилась, нащупывая дверную ручку. – Я сейчас оденусь и мы пойдем. Я быстро.
Оставшись одна, Анна скептически посмотрела на своё отражение. Макияж превратит её лицо в маску, тут уже ничем не поможешь. Ладно, чёрт с ним, она просто надвинет капюшон пониже и всё.
Вернувшись в комнату, Настя обнаружила, что Игорь проснулся и сидит на диване, прикрыв ноги простыней.
- Ты куда?
- Мы с Аней решили погулять по городу. Походим по магазинам, посидим где-нибудь.
Смирнов слушал, недоверчиво приподняв брови. Если память его не подводила, то Анна никогда не тратила время на прогулки по городу и знакомство с архитектурными памятниками. Она предпочитала развлекаться, а не ходить на экскурсии и фотографировать.
- Предупредишь Андрея, что мы вернемся к обеду?
Настя суетилась, торопливо одевалась и красилась на ходу. Ей так редко удавалось вытащить куда-нибудь Анну, что она цеплялась за любую возможность провести время с сестрой.
Кивнув, Игорь натянул брюки и вышел в коридор следом за женой. Там он столкнулся с Климовой и был неприятно поражен её холодностью. Для свояченицы он был пустым местом, она смотрела сквозь него, и от этого становилось не по себе.
Девушки ушли, а Смирнов так и остался стоять перед захлопнувшейся дверью, спрятав руки в карманы, и размышлял, какого чёрта произошло ночью, из-за чего Анна видит в нём врага и едва выносит его присутствие рядом. В том, что проблема существует, сомневаться не приходилось, и разговор с Андреем это подтвердил. Оставалось ждать возвращения девчонок и надеяться, что ситуация не будет иметь продолжения, хотя шансов было мало…

Они с сестрой исходили город вдоль и поперек, благо, день выдался относительно тёплый и солнечный. Настя успела немало узнать об истории Принстона и его окрестностях и не умокала ни на минуту, шагая под руку с Анной. Скромный белый домик, где жил Альберт Эйнштейн с семьей, поселившийся в Принстоне после эмиграции в Штаты и много лет проработавший в Институте перспективных исследований; памятник в городском сквере в честь победы генерала Вашингтона над регулярными войсками британской армии в войне за независимость; усадьба Морвен, бывшая резиденция губернатора Нью-Джерси, а ныне исторический музей и, разумеется, знаменитый Вашингтонский дуб, который был посажен здесь в 1787 году, когда была подписана Конституция США – всё это Анна увидела во время продолжительной прогулки по городским улицам, забыв о времени и наслаждаясь хорошей погодой. Перед тем как совершить набег на магазины, девушки зашли  в закусочную «Hoagie Heaven», тоже своего рода достопримечательность, и с удовольствием съели по паре горячих сытных сэндвичей. Настя была абсолютно счастлива, болтая с сестрой, и не замечала, что та всё больше молчит, лишь изредка кивает и совсем не улыбается. Перекусив, они отправились на Палмер-сквер – место паломничества туристов, известное своими магазинами. Девушки обошли их все, ища подарки родителям, которых давно не видели, живя каждая своей жизнью, и друзьям семьи, тоже почти родственникам. Настя купила свёкру перьевую ручку в металлическом корпусе и попросила сестру передать подарок Роману Евгеньевичу. Его жене она выбрала симпатичный брелок для ключей в виде собачки – Дебора коллекционировала брелоки и всюду их покупала. В одном из бутиков Анна увидела стеклянный шар, внутри которого находился дуб, а под ним миниатюрные качели. Поляна вокруг была усыпана мелкими ромашками. Она слегка встряхнула игрушку, и в ней поднялось облако белых лепестков.
- Это маме, - проговорила Настя с улыбкой, подходя сзади и обнимая сестру.
Анна кивнула и прижала свою находку к груди. Ей захотелось поскорее вернуться домой, обнять отца и маму, Донну, пройтись по саду и лечь спать в своей старой комнате. И никогда не вспоминать о том, что случилось с ней в Принстоне.
После долгих споров Настя предложила подарить отцу зажигалку ручной работы, и Анна согласилась. Собираясь уходить, она заметила модели машинок, выставленные в стеклянной вращающейся витрине, и подошла ближе. Одна из них оказалась почти точной копией Рычалки, вызвав у девушки невольную улыбку.
По пути назад сёстры молчали, нагруженные пакетами с сувенирами. Подходя к дому, Анна замедлила шаг. Осталось потерпеть совсем чуть-чуть, и она скоро уедет отсюда.
- Всем привет, мы дома! – весело провозгласила Настя, повисая у мужа на шее, и улыбнулась Андрею, который стоял в дверях и смотрел на девушек.
Анна отдала ему пакет с подарком и попросила принести их вещи. Известие о скором отъезде гостей застало Смирновых врасплох. Настя не скрывала, что расстроена и уговаривала сестру еще немного задержаться, хотя бы пообедать всем вместе, но та была непреклонна. Игорь молчал, ощущая себя невидимкой.
Они попрощались, и Смирновы остались одни. Настя жалась к мужу, ничего не понимая, и он гладил её по руке, смотря в окно, как  друзья садятся в машину и уезжают. На другой день Игорь первым делом позвонил Андрею. Но ему никто не ответил.

- Отвези меня к родителям, пожалуйста.
Эта были первые слова за всю дорогу, которые Аня произнесла, когда они подъезжали к Манхэттену. Она была благодарна Андрею за молчание – слушать его и тем более говорить не было ни сил, ни желания. Выйдя из машины, девушка застегнула куртку, накинула на голову капюшон – к вечеру похолодало, и повалил мокрый снег, облепив крыши зданий и провода, - и сказала сухо, как чужому: «Пока. Я позвоню». Парень не ответил, и она, не оглядываясь, пошла к дому.
Её никто не ждал. Родители удивились, увидев на пороге Анну – одну, без Андрея, но решили повременить с расспросами. Нина была так рада видеть дочь, что не могла от неё оторваться. Они поужинали,  потом Аня поднялась к себе, сославшись на усталость и желание поскорее лечь спать. Здесь всё было по-прежнему, как будто она никуда и не уезжала. Она присела на кровать, провела ладонью по покрывалу и опустила голову на подушку, закрывая глаза. Всё хорошо, наконец-то.

Все последующие дни были похожи один на другой. Аня спала до полудня, завтракала в одиночестве, брала планшет и наушники и шла в малую гостиную, где оставалась до самого вечера. С утра лил дождь, и не было речи о том, чтобы гулять в саду. Целый день в камине горел огонь, заботливо разожжённый отцом, который просыпался раньше всех в доме. К тому времени, когда сюда приходила Анна, её уже ждали плед, вазочка с печеньем и большая кружка горячего какао.
В один из таких дней в гостиную заглянула мать, села рядом на диван и молча обняла, поглаживая по распущенным волосам. Аня прижалась к ней, сворачиваясь клубком и укладываясь головой на колени. Она слышала голос матери Андрея, когда спускалась по лестнице и спряталась на кухне, чтобы избежать встречи. Лиза навещала подругу каждый день, как только узнала, что Аня снова живёт дома. Нежелание девушки общаться с кем бы то ни было и такое же глухое молчание с другой стороны приводило всю семью в замешательство.
- Нина, что происходит? – спрашивала Лизавета, чуть не плача.
Мать Ани сидела напротив, опустив плечи, и сжимала холодные ладони подруги.
- Я не понимаю. Аня молчит, Андрей тоже. Я звоню, звоню, а он даже не поднимает трубку.
На шестой день, никого не предупредив, нагрянули Сергей и Виталик, привезли Анькин любимый ликер и большую коробку пирожных. Было далеко за полночь, когда Анна вышла на крыльцо проводить друзей. Они распили бутылку на троих, съели все пирожные и до глубокой ночи играли в твистер. Находясь в столовой, остальные члены семьи слышали громкие  голоса и смех, доносившиеся из гостиной, где засела молодёжь.
Она проснулась от холода и захотела, как всегда, согреться подмышкой у Волкова, но поняла, что лежит в постели одна. Внутренности сжались от страха и, чтобы успокоиться, Аня обняла себя за плечи и подтянула колени к подбородку. В голове стало тесно от нахлынувших разом воспоминаний. Вчерашний приезд бурундуков разбил стену между ней и остальным миром и помог очнуться. Теперь Анне надо было разобраться в себе и понять, осталось ли в ней хоть что-то от прежнего чувства или всё закончилось в Принстоне.
Она вскочила с постели и побежала умываться. Увидев в прихожей Анну, которая стояла полностью одетая и натягивала на себя тёплую куртку, Нина нервным жестом заправила за ухо мешавшие волосы, и подошла к дочери.
- Нюра, милая, ты куда?
- Домой, - ответила та, запихивая в карман телефон, пролежавший выключенным всю минувшую неделю. – Домой, к Волкову.

С тех пор, как они уехали, в квартире никто не жил. Заперев дверь и оставив ключи на тумбочке в коридоре, Анна медленно разделась и пошла в спальню. Вещи лежали там, где их бросили, на полу валялись обёртки от конфет, на кухне одиноко засыхал забытый кусок булки. Волков здесь даже не ночевал. Где же тогда? В гараже?
Поёжившись, она вытащила из шкафа любимую футболку и надела её, ощущая, как ткань приятно льнёт к телу. Забравшись с ногами в кресло, девушка набрала телефон бойфренда. Долго ждать не пришлось и, услышав голос Андрея, она тихо сказала: «Привет. Я дома. Во сколько тебя ждать?» 
Ни в одной из комнат не горел свет. Темнота успокаивала, как и знакомые, успевшие полюбиться запахи, которые Аня жадно вдыхала, уткнувшись носом в рукав футболки. Дожидаясь приезда Волкова, она не заметила, как согрелась и уснула, свернувшись калачиком и положив голову на подлокотник кресла.
Открыв глаза, девушка увидела сидящего перед ней на корточках Андрея, сонно улыбнулась и погладила его по заросшей колючей щеке.
- Ты голодный, Волков? – спросила шёпотом, обнимая за шею, и осторожно, с замиранием сердца, поцеловала.
Сделала это и поняла – моё, родное.
Не потеряла.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (21.06.2018 17:29:23)

+1

12

- Эндрю, что случилось? – Анхи была встревожена. Волков редко просил чтобы гараж оставили пустым. – Да я одеваюсь.
Андрей толкал впереди себя тележку и направлялся четко по ведомому ему одному маршруту. Пиво в магазине стояло особняком, недалеко от полок с чипсами и вяленным мясом. Он даже не взглянул в сторону еды, стянул с полки два ящика баночного пива и через пару минут уже выходил из магазина, прижав трубку к плечу.
- Не важно что, важно, что я хочу побыть один. Анхи, давай без лишних вопросов.
- Мия точно вцепится, - ворчала подруга, хлопая дверью. – Эндрю, может я с тобой покопаюсь?
- Во мне копаться не надо. Увидимся.
Андрей положил трубку и сел за руль. Анхелике надо минут двадцать, чтобы доехать до гаража и еще минут десять, чтобы уговорить Мию оттуда слинять. Машина медленно ползла по дороге, даже не выгоняя на двадцать километров в час, терлась по тротуару. Волков выжидал, нельзя было появиться раньше, чем Мия уедет. Увидев такое количество пива, она расстроится. Всегда переживала, когда парни налегали на алкоголь. Ладно б повод, а то и просто, расслабиться. Остановившись на зелёный, он ждал Рыжую Матильду Анхи, увозящую сестру Пита. Услышав рев мотора, вырубил фары, оставаясь в тени меж фонарей. Анхи Матильда вильнула «хвостом» и мигнула аварийкой. Поймав условный знак, Андрей поехал к гаражу. Мо сидел на стуле, подпирая собой ворота.
- Медведь, не понял, что происходит? – они пожали друг другу руки и хлопнули по плечу. Мо присвистнул, когда Андрей достал из салона пиво. – Серьезно.
- Ты можешь ехать домой.
- Ага, чтобы ты тут сдох. Судя по тому, что закуски нет, ты решил выиграть чемпионат по пивоболу. Не буду спрашивать, что стряслось, и так все понятно. Раз ты тут с пивом и без Энни.
- Заткнись Мо, - Волков поднял палец и приставил тот к носу друга. Злые глаза буквально прожигали парня насквозь. Он поднял руки и молча открыл банку пива, вставляя ту в руку Андрея.
В шкафу на втором этаже, он переоделся в комбинезон, завязав лямки ремнем вокруг талии. Футболку надевать не стал – ему было жарко. Душило все – любимое место, машины, что стояли на приколе, ожидая ремонта, мысли. И Мо. Волов надеялся, что побудет один. Но вероятно визит Анхи дал кучу поводов остаться. Мо всегда был для Андрея если не тенью, то тем человеком, который никогда не реагировал болезненно на выпады Волкова в его сторону. Они многое пережили – Эндрю, Пит и Мо. В компании первым появился Пит с Мией. Тогда Волов нашел их на обочине. Мия подвернула ногу и плакала. Сколько ей тогда было? Лет пятнадцать. Пары фраз достаточно было, чтобы брат и сестра сидели в его машине, и через некоторое время они оказались у госпиталя. Пока Мию таскали по рентгенам, они с Питом разговорились. С этого и началась их дружба. Мия стала хозяйкой гаража, а он с ее братом ремонтировали машины.
Мо это отдельная история. Весьма сказали бы вы непонятная.
- Эндрю, ну к черту этот бокс. Завтра послезавтра тачку загоним и будут деньги. Где наша не пропадала.
- А жрать мы что будем?
Было время тяжких перемен. Тогда их команда только вливалась в улицы, искала свое место. Доказывала, что новичков нельзя списывать со счетов. Деньги практически все уходили на апгрейды. Улица не прощала жмотства.
- Ну пару сотен я точно принесу. Сиди тут и смотри за Мией. Мы скоро.
- Хрен тебе! Я еду с тобой!
Тут же нарисовалась сестра Пита и уперла руки в боки, что, мол, я тоже поеду.
- Так, бунтовать будете на студенческих парадах.
Они заперли гараж, оставляя девушек с той стороны. Конечно, они могли запросто вылезти в окно второго этажа, спуститься по крыше. Но если Волков делал так, то лучше сидеть тут. Он ни разу не обманул их. Если Медведь обещает, он делает. Так говорила Мартина всегда, когда парни задерживались с угонов.
- Медведь сказал, что они вернуться. Значит так и будет.
Чаще всего приходилось успокаивать Мию. Анхи и Мартина привыкли и держались более стойко. Они приехали за городскую черту, где между старыми, давно заброшенными заводами, проводили уличные бои. Пит Сразу пошел делать ставку, а Андрей достал бинты и капу. На голове был глубокий капюшон, за которым видно было лишь слегка сутулую спину и втянутую в плечи голову. Он шел медленно, носами кроссовок считая камешки. Впереди маячили спины людей, которые кругом оцепили дерущихся.
- Все, последние пятьдесят баксов ушли в фонд нашего холодильника, - рядом раздался голос Пита. Андрей протянул ему руку и оставил в его ладони бинты. – Ты чего? Не дури, давай забинтую.
- Нет. Так выше шанс быстрее закончить бой.
- Хочу напомнить тебе, что через три дня тебе быть у родителей. И что ты покажешь матери? Разбитые кулаки?
- Не поеду я домой.
Они отошли чуть в сторону. Волков снял толстовку и майку, оставаясь с голым торсом. Рядом присвистнули. Он даже не обернулся. Свист был женским, а он приехал сюда вовсе не за вниманием слабого пола. В гараже сидели две голодные. А и им хотелось уже съесть что-то покалорийнее. Знала бы Лиза, во что ввязался ее сынок и что он сейчас ест. Пит взял кисть Волкова и начал разминать пальцы тому. Сам же Андрей крутил головой и ногами, чтобы хоть немного согреть мышцы.
- Слушай, ты главное ногами двигай, не думай, что тебя не пробьют. Понимаешь?
- Учи меня, бильярдное насекомое.
- Да! Эндрю, черт, это нифига не весело.
- Прорвемся.
- Главное не порваться.
Как раз закончился бой и народ зашевелился. Расступился коридор, пропуская парня, всего в татуировках, с небольшой бородкой и почти лысой головой. Он медленно вышел в круг, оставаясь равнодушным к происходящему.
- А у нас новичок! – раздался голос зазывалы. – Медведь. Больше никак не представили. Так давайте же позовем суда этого Гризли.
Андрей выдохнул и вышел из тени качающегося фонаря. Кто-то заметил, откуда идет тот, кого они впервые видят и сделали по шагу в сторону. Пит шел следом, неся куртку и полотенце, ругая себя, на чем стоит свет, что позволил себя втянуть во все это. Волков ударил по кулакам соперника, и они разошлись по сторонам. Бооой! Толпа замкнулась, и начался рев. Все хотели крови и зрелищ. Абсолютно не защищенные, не скованные правилами, бойцы могли творить все. Ну кроме отбивать яйца. Негласное правило работало даже на улицах. Выставив руки впереди себя, расправив и тут же сжав пальцы в большой кулак, Волков сделал пару шагов в сторону. Соперник не стал выжидать, ринулся на него, слегка поднимая себя прыжком в воздух и наваливаясь на новичка сверху прямым ударом, продавливая кулак своим телом. Инерция дело хорошее, особенно когда есть чем давить, в смысле, если есть масса тела. Но Андрей слегка присел и встретил соперника прямым ударом обеих рук в корпус, как бы скидывая соперника с высоты своего роста, освобождая себе пространство. Они разбежались. Его разрисованный соперник потряс головой и сделал пару движений плечами. Но теперь уже оба были заведены и ринулись сразу. Андрей поймал удар в челюсть, и сам на противоходе ударил в правый бок, мощным ударом левой руки. Тут же правый апперкот не заставил себя ждать. В голове звенело, но глаза еще видели четко, поэтому он не стал ждать и, сделав шаг, уклоняясь от удара слева, на развороте просто тыльной стороной кулака прикладывает соперника в ухо и отходит. Они обменивались ударами, пробивая защиту, ища слабые места. А толпа гудела, ревела и требовала быстрее разобраться и дать ей выигрыш. Волков тяжело дышал, готовый согнуться пополам, едва успевал уворачиваться и блокировать удары, которые как град сыпались на его голову. Колено не приятно хрустнуло, заставляя его присесть и оказаться под шквалом кулаков. Выставив руку вверх, другой защитился от пары ударов и просто опираясь на обе ноги, отклонился назад, посылая сильный удар в челюсть, что соперника мотануло. По лицу текло. Андрей провел языком по правой стороне рта и почувствовал привкус железа. Глаз начинал заплывать.
- Копы…
Пофиг, подумал Андрей и сел на ноги, упираясь кулаками в землю. Звук сирен приближался и казалось их окружили. Старый забор хоть и был в брешах, которые не позволят машинам ворваться на двор заводских строений, но еще предстояло скрыться. А машину, за которой побежал Пит, тоже надо вывести так, чтобы не попасться. Тогда у Андрея и Пита была одна машина на двоих. Они только сумели сделать что-то стоящее и начать вливаться в уличные гонки. Волков медленно поднялся и попытался побежать. Стопа будто в раскаленном башмаке – и держится, и горит огнем.
- Беги на северную часть! – раздался крик Пита, и тут же завизжали шины, а вылетавший из-под колес гравий с гулким ударом полетел в забор. Андрей рванул к мостовому перекрытию над огромной ямой, цепляясь руками за поручни, толкал себя вперед, стараясь не думать, что будет с его ногой на утро, а может и через час. Раздался голос копа, приказывающий остановиться. Но Волков не думал даже. Повиснув на руках, закинул ноги на перила и съехал вниз.
- Туда.
Из тени вынырнул тот самый парень, с кем он дрался. Не оглядываясь, они побежали дальше. А по железному полу моста застучали ноги бежавших копов. Переваливаясь через преграждавшие им путь торчавшие трубы, камни, парни бежали к неизвестному. Впереди была просто темнота. И было ощущение, что еще шаг и они врежутся в стену. Кромешная тьма, а позади маячили фонари в руках их преследователей. Волкова толкнули в сторону и он влетел в пустоту.
- Куда?
- Давай, давай! Еще чуть и прыгаем!
- Прыгаем? – нет, он конечно и нырнет если надо для дела, но прыгать в никуда, с почти свернутой ногой как-то оптимизма на жизнь в завтра не давала. Они оказались над огромной кучей песка, но и лететь до нее придется метров пятнадцать. – Вашу мать…
Им надо было попасть на противоположный склон этой кучи, чтобы скатиться и оказаться возле стены. Послышался мотор машины, потом призывный клаксон со звуком раненного бизона (Анхи придумала).
- Там свой. Вперед!
Они отошли на пару шагов и ринулись вниз. Ноги тут же начали увязать, и они опрокинулись вниз головой. Барахтались в песчаной «луже», карабкались вниз. В воздух выстрелили. Оба парня замерли. Но тут раздался выстрел с другой стороны. Копы засуетились, «ерзая» фонарями по периметру. Волков свалился на гравий, царапая ладони.
- Здесь есть дыра, сможешь бежать?
- Бл***, лететь смогу!
Незнакомец остановился и посмотрел на Андрея.
- Не понял.
- Потом научу. Ходу!
Пит держал на мушке выход в заборе и обзор периметра. Парни ввалились в машину, буквально падая друг на друга на заднем сидении. Машина рванула вперед. Кое-как выбпавшись из-под незнакомца, Андрей откинулся на сидении, тяжело дыша.
- Гони ко мне домой.
- На пятую?
- Нет, к родителям. Там еды возьму.
- Тебя застукают.
- Буду надеяться, что все спят и никому в голову не взбредет попить пойти. Ладно, а ты кто?
- Тебя куда отвезти?
- Давайте свернем через пару улиц и поговорим, - парень тоже дышал как паровоз. С обоих лил пот. – Мортен Кинг, восточная улица.
- Андрей Волков, юг. Это Пит.
- Русский? На юге есть русский. Говорят, тачки делает закрытыми глазами.
- Не верь. Если бы глаза закрывал, давно без пальцев остался бы. Дерешься хорошо, где учили?
- Да есть одно место. Правда, выгнали потом.
- Взрывной что ли?
- Похоже?
- Есть немного.
- Ну а ты чего полез? Никогда не видел тебя даже в зрителях.
Волков смолчал, смотря в окно. Пит сосредоточенно вглядывался в ночную дорогу. Нести ответственность за человека это тяжело. Он обещал Мии, что у нее не будет проблем. Питу обещал дать возможность работы и крыши над головой. Но пока это были лишь слова. И бесило Андрея не меньше, чем сейчас раздражала дергающаяся нога. Пит остановил за квартал до дома Волкова.
- Ладно Мортен. Удачи тебе.
- Я найду вас.
Андрей пошел вдоль заборов, осторожно оглядываясь. Отец или еще кто из дома, могли возвращаться с какой встречи. Это бывало часто, что он спал десятым сном, а отец возвращался далеко за полночь. Оказавшись возле забора, где с другой стороны росло дерево, за которым он мог вполне спрятаться и аккуратно проскочить двор, парень подтянулся на руках и свесился с той стороны. В доме не было света ни в одном окне. Только он переступил порог гостиной, как по лестнице стал кто-то спускаться. Волков завернул за кресло и присел. Увидел только тапочки. Пушистые. Шли со стороны половины Климовых. Он аккуратно выглянул с другой стороны. Шла девушка в трусиках и майке на лямках. Когда загорелся свет ночника, то он понял – это была Аня. Пока девушка хлопала холодильником, сонно шаря по полкам, он прополз к двери и стал ждать, когда она попьет или поест. Ну, давай живее! Аня уселась на стул и медленно пила молоко. Волков прикрыл глаза рукой и чертыхался, как умел. Сейчас еще кто-нибудь придет и тогда ему сладко не придется. Шум воды, щелчок выключателя и вот Аня уже идет обратно. Когда она оказалась возле лестницы, что вела на второй этаж, Андрей пополз на кухню. Два холодильника были напичканы едой. Спасибо, мама, тетя Нина и Донна!
Он быстро сложил колбасу, масло и сыр в плетеную корзину матери, с которой она любила ездить за зеленью в магазин, распихал по карманам кубики бульонные, заправив кофту в штаны, за пазуху кинул пару пакетов с крупой.
В гараже их ждали уснувшие в креслах девушки….
Дни тянулись. Утро наползало, заставляя Волкова открывать глаза и смотреть в потолок. Вставать не хотелось, тело, от лежания на жестких досках пола. За головой топтались. Он повернулся, и увидел суетившуюся Мию, что-то нарезавшую в тарелку. Все бутылки, что они с Мо опустошили куда-то дели. Покряхтев, Андрей поднялся, скривившись выпрямился.
- Привет, - подошел к девушке и поцеловал ту в макушку. Она вздрогнула и всхлипнула. – Прости. Надо было у Анхи побыть.
Мия повернулась, и Волкову стало в стократ говнястее на душе. Красные от слез глаза этой маленькой девочки резали и так испещрённую душу на части. Его взгляд поймал телефон, что лежал на старой табуретке. Пальцы потянулись к нему, но что-то заставило Андрея одернуть руку. По плечу постучали и под нос всунули записку «Она не звонила. Только мама. Раз сто».
Отбросив бумагу, Волков спустился вниз. Мо молча похлопал его по плечу и зевнул. Пит уже копался в машине, но снизу. Мия вынесла телефон.
- Игорь, - прочел Мортен.
Молча покачав головой, Медведь натянул перчатки и пошел к машине. Он боялся, что могла бы приехать мать. Что бы он ей сказал? Он себе не знает, что сказать. Перед глазами вместо деталей стояло лицо Ани, искореженное мыслями, что он мог так поступить с ней. Он хотел объяснить, но по молчанию, которое буквально оттолкнуло их в тот день, заткнуло не только рот, но и душу. А чего ты Волков хотел? Изюминки? Ну вот тебе она, сиди и ковыряйся в машине, делай изюминку. Андрей швырнул разводной ключ в стену и пнул колесо ногой.
- Эй, брат, тише. Все, успокойся.
Он не обратил внимания на слова. В углу, на верстаке стояли пару бутылок. Быстро открыв одну, Андрей залпом осушил ее, поставив пустую тару обратно. Его глаза прояснились. Вылезший Пит сидел, смотря на своего друга. Мо облокотился о столб, к которому были прикреплены цепи для подъема двигателей. Все ждали.
- Простите…
Андрей пошел на улицу, где в углу висела груша, которую когда-то приволок Мо, чтобы просто тренироваться, ну и иногда выпускать дух. Мыслей не было. Только злость на себя, Анькины глаза и тошнота. Толи от выпитого, толи от пустоты. Он молотил грушу до тех пор, пока совсем не остался без сил и не смог поднять и пальца на руке. Вернувшись, Волков поднялся на второй этаж и упал на пол, засыпая. Ему было плохо. Его мутило. И только на третий день, когда сознание приняло факт – Аня не позвонит – он смог как-то поесть и приняться за работу. День сменялся ночью, одна деталь подгонялась к другой, каждый болт находил свою гайку. В приглушенном свете слушался стук ключей, которые меняли руки. Парни молчали. Все понимали, что между Медведем и его девушкой что-то произошло. Но если Эндрю молчит, значит не время.
Он лежал под двигателем, на пару с Мо прикручивая тот к основе, как раздался звонок его телефона. Тут же застучали каблучки по лестнице и под капотом показалось встревоженное лицо Мии, тыкающей в него телефоном. Одними губами она произнесла Энни. Волков не поверил, пока не увидел имя, что высвечивал дисплей. Он просто нажал вызов и услышал родной голос.
- Часов через пять…
Отдав телефон Мии обратно, Андрей сидел, не зная что делать, почему через пять, а не полчаса всего.
- Давай, брат, езжай к ней.
- Доделаем сначала.
Возле дома он оказался за минут десять, нарушив сотню правил. С визгом припарковался рядом с Аниной машиной. Домой бежал по лестнице. И когда оказался возле двери, остановился. Он не был тут больше недели. Осторожно открыв дверь, не понял – почему темно. Стянув куртку и разувшись, пальцами задел обувь. Присел. Анькина. Аккуратно войдя в гостиную, включил лампу. И тут вдел ее. такую маленькую, спящую в кресле, где он едва помещался, а она вся, свернулась клубочком. Присев перед девушкой, Волков улыбнулся. Вот она, его мечта, с которой он склеился, но не до конца. Все их рвет куда-то, что-то находят для поругаться или просто решить не в пользу обоих.
- Привет, - тихо ответил он, прикрыв глаза, когда Аня потянулась к нему и поцеловала. – Нет. Я просто соскучился.
Вряд ли она поверила, что он не голодный. Но это было так неважно сейчас. Важно, что он ее обнимает, что Анька сидит меж его ног и он ощущает ее горячее дыхание на своей шее. Медленно покачиваясь, Волков пытался понять, что он мог потерять, не вернись Климова. Все…
[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+1

13

Конечно, Аня ему не поверила. Андрей молча прижимал её к себе, и она совершенно потерялась у него в руках. Кажется, вечность минула с тех пор, как они в последний раз вот так сидели, обнявшись и забыв обо всём на свете. Подняв голову, девушка заглянула бойфренду в глаза и, лаская, провела ладонями по его осунувшемуся лицу. Они не виделись всего неделю, за это время Волков еще больше зарос, глаза запали и от них разбегались лучики морщинок, которых прежде не было. Андрей выпрямился, поднимаясь на ноги и увлекая девушку за собой. Она прильнула к нему с неслышным вздохом, положила на плечо голову и тихонько замурлыкала. Даже не видя его лица, Климова знала, что парень улыбается.
Ей всё-таки удалось заманить Андрея на кухню и накормить ужином, приготовленным на скорую руку из того, что нашлось в холодильнике. Он не стал отказываться, умял всё подчистую и довольный развалился на стуле, не выпуская подругу из объятий. Оба молчали, Аня нежно водила носом по его небритому лицу, гладила плечи и руки, по которым так сильно соскучилась.
- Пойдем в постель? – предложила она, коснувшись губами опущенных век, и парень сонно кивнул, соглашаясь.
В спальню пробирались наощупь, по памяти, ни на миг не размыкая объятий, будто боялись снова друг друга потерять. Волков не стал раздеваться, только снял джинсы и рухнул на кровать, блаженно простонав. Анька тут же очутилась рядом, сворачиваясь у него под боком.
Утром она проснулась первой и долго не хотела открывать глаза, наслаждаясь ощущением спокойствия, которое испытывала с того момента, как вернулась домой. Волков спал, лёжа на животе и закинув на неё руку. Вчерашние морщинки в уголках глаз немного разгладились, и она зашевелилась, осторожно выпрастывая из-под одеяла руку, но в последний момент передумала его будить. Вчера Андрей выглядел не просто уставшим, а жутко измученным и нуждался в длительном сне и полноценном отдыхе. Девушка могла только догадываться, как он провёл эти дни, если ни разу не заглянул домой просто переночевать.
Выбравшись из постели, она укрыла спящего бойфренда одеялом, натянула носки, которые носила вместо тапочек, и пошла на кухню. После завтрака Аня планировала съездить в университет, а оттуда на работу.  Вернувшись из поездки, она позвонила мистеру Уильямсу, владельцу книжного магазина, где начала работать, уйдя из клуба, и попросила дать ей еще неделю. Генри с пониманием отнесся к просьбе Анны, не стал ничего спрашивать и предложил приехать, как только она уладит свои дела.
Надо было стряхнуть остатки душевного оцепенения, вернуться в прежний ритм жизни и двигаться дальше. Постараться забыть о том, что едва не разрушило их с Волковым отношения и вычеркнуть из памяти события последних дней. Господи, лишь бы у неё получилось...
Задумавшись, она не услышала, как на кухне появился Андрей и взял её за плечи, целуя в макушку.
- Доброе утро, - Аня оглянулась, с улыбкой протягивая ему бутерброд. Она смотрела, как парень жует, прикрыв глаза и запрокинув голову, и думала о том, что не знает, как теперь себя вести. И с ним, и вообще. Проглотив последний кусок, Андрей облизнулся и наклонился за поцелуем. За те несколько секунд, что их губы соприкасались, и его язык находился у неё во рту, девушка не заметила, что изо всех сил упирается ладонями ему в грудь, не давая приблизиться вплотную.
- Я опоздаю, - выдавила она, освобождаясь из объятий, и Волков покорно уронил руки, сделав шаг назад.
Все сборы заняли у неё меньше десяти минут. Анна быстро оделась, схватила сумку и побежала на стоянку. Она на мгновение замешкалась в дверях, увидев выражение отчаяния, промелькнувшее на лице Андрея. Климова понимала, что ему больно – возможно, так же, как и ей.

В университете она пробыла недолго, выбрала тему для реферата и во время перерыва пообщалась с одногруппниками. Ребята собирались сходить в кино после занятий, но Анна сказала, что торопится на работу и уехала сразу после окончания лекции.
Мистер Уильямс встретил её с распростёртыми объятиями, они разговорились, и девушка не заметила, как снова окунулась в привычную уютную атмосферу, которая полюбилась ей с первого дня работы в «BookCountry». Пока что посетителей было немного, и перед тем как занять своё место за стойкой напротив входа, Аня заглянула в кафе, расположенное в соседнем зале. В течение  дня все желающие могли прийти сюда выпить кофе и перекусить, взяв с собой понравившуюся книгу, а ближе к вечеру здесь собирались любители книжных флэшмобов и устраивали чтения вслух.
Магазин закрывался в шесть, еще час сотрудники тратили на то, чтобы привести в порядок зал и вернуть книги на полки. Аня задержалась, помогая девочкам в кафе унести грязную посуду и протереть столы. Сегодня читали главы из романа Диккенса «Большие надежды». Анне было жаль всех без исключения героев книги, ведь каждый из них являлся жертвой обстоятельств и был по-своему несчастен: Мэгвич, миссис Хэвишем, Эстелла, Пип.
Закончив с уборкой, она вышла на улицу вместе с мистером Уильямсом, попрощалась и направилась к своей машине. Пока девушка решала, что делать дальше: повидаться с друзьями в гараже или ехать домой, раздался звонок. Посмотрев на дисплей, Анна бросила телефон на соседнее сиденье, взяла сигареты из бардачка и закурила.  Она не хотела сейчас разговаривать с сестрой.
Когда Аня подъезжала к гаражу, начал накрапывать дождь. Ребята встретили её удивлёнными возгласами; заговорщицки подмигнув Андрею, который стоял, склонившись над открытым капотом тачки, Мортен бросил промасленную тряпку и вразвалочку направился к гостье. Его опередила Анхелика, бесцеремонно отпихнула в сторону и накинулась на подругу с объятиями. Заслышав голоса, наверху появилась сестра Пита и замахала руками, привлекая к себе внимание.
- Это Энни! Спускайся скорее! – крикнула Анхи, сложив ладони рупором.
Анна не успевала отвечать на вопросы, которыми её засыпали девчонки. Поняв, что это надолго, парни вернулись к работе, предоставив подругам делиться новостями. На шум прибежал Ханя, который на время отсутствия хозяев переехал жить к Питу и Мие. Котёнок быстро обвыкся на новом месте, всё обнюхал и везде залез, умудрился разок застрять в двигателе и оповестил об этом пронзительным мяуканьем. Хвостатого хулигана и бесстрашного исследователя благополучно спасли, однако это приключение нисколько не умерило его любопытства. Мия целыми днями только и делала, что следила за питомцем друзей, а когда Андрей позвонил и попросил оставить его в гараже одного, забрала котёнка с собой.
Узнав хозяйку, Шерхан приветственно задрал хвост и вскочил на колени к Анне, громко мурлыкая и тычась макушкой в ладонь.
- Он постоянно тебя искал, - сказала Анхи, глядя, как подруга гладит разомлевшего котёнка, а тот лежит у неё на груди, уцепившись когтями за плечи. – Мы уже не знали, как его успокоить, и Мия показала ему твою фотку на планшете. Знаешь, что он сделал? Начал лизать экран, – она хихикнула и постучала подругу по плечу. Мия тут же закивала.
Анна слушала и улыбалась, почесывая любимца за ушами. К этому времени парни уже закончили работу, переоделись и что-то вполголоса обсуждали, сгрудившись вокруг одной из машин. Похлопав Мортена по плечу, Пит ненадолго исчез и вернулся, неся упаковку пива. Они хорошо потрудились и могли позволить себе немного расслабиться. Заметив его маневр, Мия наморщила нос и пихнула Анхелику локтем.
- Ничего с ними не будет от пары бутылок, - успокоила та, пробуя поймать кончик кошачьего хвоста. Шерхан широко зевнул, показывая клыки, и девушка моментально отдернула пальцы. – Ладно, я поняла, тебе это не нравится, - сказала она примирительно.
- Энни, выпьешь с нами? – спросил Пит, подходя к девушкам.
Климова покачала головой, прижимая к себе задремавшего кота.
- Я за рулём, ребят, так что сегодня без меня.
Ей вдруг стало неуютно. Никто не понял, почему девушка Медведя резко засобиралась домой, и принялись наперебой уговаривать её остаться. Только Андрей молча кивнул, когда она повернулась к нему и поцеловала в щёку со словами: «Увидимся дома».
По дороге домой Анна зашла в магазин, оставив питомца в машине. В квартиру он въехал, вися на шее у хозяйки, и не сразу позволил себя отцепить, настойчиво мурлыкал и лез целоваться. Аня смеялась, видя, как кот носится за ней по пятам и заглядывает в пакеты, едва не забираясь в них целиком.
К приходу Андрея он наконец-то угомонился и задремал на стуле, свесив с него хвост и раскинув передние лапы. Услышав, как стукнула входная дверь, Анна выглянула в прихожую.
- Волков, ты вовремя. Ужин готов.

Ханя

http://s9.uploads.ru/t/tiVC0.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (23.06.2018 22:31:15)

+1

14

Как мало надо для счастья – Анька. Волков не мог никак прийти в себя. Услышав ее голос в телефоне, он забыл, зачем вообще сидит на полу и смотрит на свои руки. И вот обнимает ее, чувствует, как она льнет и прикрывает глаза. Весь мир сузился до ее дыхания, до ее прикосновения. Хотелось просто уснуть с ней, не выпускать хрупкое тело из рук. Ругал ли он Игоря? Нет. Так получилось, что ошиблись оба. Но даже сейчас Андрей боялся думать об этом, словно Аня могла прочесть его мысли и отшатнуться.
Волков потянул ее в комнату, но этой чертовке удалось заманить его на кухню. Что она могла найти в холодильнике, если вернулся Волков сюда только, когда Аня появилась. Но как оказалось, что даже из небольшого набора продуктов, Климова умудрилась сделать вкусноту, которую Андрей сметелил на раз два. Конечно, любимая его «еда» сейчас сидела на коленях и давала обоим вспомнить как это быть рядом. Казалось, что оба забыли. Настолько сильно рухнули вниз, что карабкаться пришлось неделю. И первой выбралась Она. Его сильная девочка. А он, сильный мужчина, не знал где уступ, куда поставить ногу. А она нашла и помогла ему.
- Не исчезай больше, Климова.
Сжал ее сильно и поднялся. Анька ногами встала на его ноги, и вот так они добрались до спальни. У Андрея не было сил ни на что, кроме свалиться в кровать и увлечь за собой девушку. Притупленное чувство неодиночества возвращалось. Подтянув к себе одну ногу, Волков подгреб к себе Аньку и прижался губами к ее плечу. Все так как должно быть. Всегда.
Он не любил утро. Потянувшись, провёл рукой по постели. Ну и куда делась опять? Перевернулся на спину и приподнялся на локтях. На стуле висела одежда Ани, на полу стояла ее сумка. Значит она где-то в квартире.
- Меня ждет кофе, - улыбнулся и встал. Потирая глаза, чтобы хоть немного проснуться, парень вошел в кухню, небывало тихо для себя. Обычно он гремел, оповещая, что идет. А сейчас хотелось не спугнуть Аню. Она крутилась возле стола, что-то мурлыча себе под нос. Обняв девушку за плечи, Волов прижался губами к распущенным волосам. – Доброе. Как же я соскучился по твоим фирменным бутербродам.
Он не стал садиться за стол, перебирая одной рукой волосы Аньки, второй запихивал в рот еду, запивая все ароматным кофе. Он просто смотрел на нее, и внутри подкатывало вниз. Но он гнал от себя мысли о возбуждении. Чувствовал, что не все решено между ними, но надежда она такая – заставляет чувствовать острие и мучиться. Поцелуй вернул его «домой», но то, что Аня отказалась сама, было грустно. Кивнув, парень смотрел ей вслед, кроша пальцами растекшийся сыр и колбасу. Потом просто отряхнул руки и пошел следом. На полу валялся хлеб и растерзанный кусок колбасы. Как ребенок, которого потеряли, Андрей смотрел за сборами своей девушки.
- Удачи и будь аккуратна.
Что он мог еще ей сказать? Минут пять пялился на закрытую дверь, пока не опустил взгляд и не увидел носок, который Анька носила дома. Склонившись, поднял его и запульнул им в телевизор. По квартире разнесся рык. Оставаться тут не хотелось. Быстро собравшись, Волков уехал в гараж. Ему надо отвлечься, иначе сойдет с ума. Причем быстро, даже не успеет моргнуть.
- Эндрю! – Пит появился в гараже первым. Но друг не откликнулся. – Ну и где ты?
Волков висел на перекладине, выпуская пар, пытаясь устать. День только начался, а хотелось остаться без сил, чтобы тело не просило Климову, мозг не выдавал картин из светлого прошлого. Он просто устал. А всего лишь надо поговорить. Но Андрей боялся. Он видел в Принстоне, что творилось с Аней ночью и утром. Он помнил ее безжизненный голос, который попросил отвезти ее к родителям.  Это давило хлеще пресса для выделки втулок.
Звонкое дыхание вырывалось из легких парня, когда он поднимался на широком висе, медленно, словно тянул себя, заставляя болеть мышцы. Опускался и вновь вверх. Найя друга, питу хотелось подшутить, но увидев его взгляд, шутка сама растворилась.
- Здорово.
- Привет, - Андрей пожал руку Питу и обтерся майкой. – Что нового?
- Вчера вечером звонили. Заказ наклевывается. Причем скоро.
- И куда?
- Мексика.
- Я не поеду.
- Ты не можешь. Эндрю, погоди, - Пит встряхнул его, - что с тобой? Если проблемы с Энни, то давай решим. Эй!
Волков сжал его плечо и приблищзил лицо.
- Я сказал не поеду. И не трогай Аньку. Мои проблемы, решу сам.
- Слушай. Это общее дело. И нам нельзя разделяться. Без тебя никак.
- Возьмите Хорхе или Дэна. Пофиг. Мо справится за меня.
- Дай телефон! Я позвоню Энни и поговорю с ней. Достало это! Ты себя в зеркало видел? У тебя мозг стал кашей. Ты вчера пытался гайку на семь натянуть на болт на восемь. Друг, вернись. А этому поможет только Энни.
- Я сам. Ты ничего не знаешь, не копайся – утонешь. Поймём лучше помозгуем над движком, завтра кто-то гоняет. Не хочу быть виноватым.
Через час подтянулись девочки. Мартина привезла огромный пирог и термос заваренных ягод шиповника и яблок, а Мия купила жареной курицы с картошкой. Мо шел за ней, как привязанный.
- Божественно! Миечка, ножечку, одну.
Девушка улыбаясь, показала ему фигу и пошла наверх. Мартина уехала на работу, а Анхи полезла с Волковым под машину. Они копались битых три часа. Ключи звенели об пол, что закладывало уши. Мия сидела над рисунком и пыталась не слушать ругань и стуки. Порой увлеченные неудачей, парни совершенно не понимали, что орут, что они не одни. И приходилось маленькой девочке спускаться и пинать каждого под задницу.
- Что! Мия! Какого черта ты делаешь!
«У меня уже голова раскалывается!»
- А у нас не получается. Мы квиты?
Мо поднес телефон Андрею, толкая тот в руку другу.
- Ему реально надо поговорить с тобой.
Волков кивнул и ушел на улицу. Звони Игорь. В его голосе была непонятная тревога.
- Привет. Я понимаю, что натворил бед, но Настя здесь не причем.
- Привет. Не понимаю, ты к чему?
- Аня не берет трубку, когда та звонит. Жена извелась. Я пытаюсь успокоить, что внимание Ани приковано к тебе и учебе, но кажется, этот аргумент перестает работать.
Волков соображал, как быть. Ведь сестра Климовой реально была ни в чем не виновата. Стала такой же жертвой их гребаного эксперимента.
- Она что-то помнит?
- Вообще ничего. Оттого и не понимает молчания в эфире. Поговори с Аней за Настю.
- Я тебя услышал. Как вы там вообще? Самому не сладко, поэтому извини, что трубку не снимал.
- Понимаю. Все, Настя вышла из ванной. Скинь, как и что после разговора.
- Хорошо. Удачи и успокой Настьку.
Поговори с Аней. Проще в логово несговорчивого дракона нагло забраться и сожрать все пирожки, чем лезть к Климовой с такими разговорами. Андрей сам не понимал – на каких правах он сейчас. Утром было все на расстоянии. Поцеловал и хватит. Он чувствовал, что и Аня и он находятся в растерянности. Но если он не начнет разговора, наступив на свой страх от неизвестности, то Анька и подавно. Он понимал, что Климова стараться будет забыть. Но сколько это стараться будет продолжаться? Неделю, две?
Анька приехала совершенно неожиданно. Волков улыбнулся, услышав характерное звучание мотора ее машины. Кошка возвращается. Пусть потихоньку, но на шаг ближе. Усмехнувшись Мо, который готов был подкатить к Энни и поржать, как это умеет делать только он, как Анхи, отпихнув эту гору, кинулась с объятиями на Климову. Выглянув из-под капота, Андрей смотрел на свою девушку и ждал, когда она сократит расстояние так, чтобы он смог прикоснуться к ней. Ткнувшись носом в ее волосы, прошептал:
- Привет, - поцеловал в щеку.
Когда все закончили, инструмент был убран, а парни кое-как отмыты от мазута, Андрей сел позади Ани и положил той на плечо голову. Пальцем щекотал Ханю, отчего тот развалился и не думал карябаться. Они давно выстроили свои отношения. И кот понял, что если не будет слушаться, то спать ему на диване. Однажды, когда Шерхан решил показать, кто в доме хозяин и нагадил на любимую футболку Волкова, то очутился в ванной под краном. Шипел и царапал руку человека как мог. Потом его бесцеремонно завернули в полотенце и оставили на кресле. Кот обсох, походил около хозяйской спальни и начал голосить. Аня порывалась впустить, но Андрей молча прижал ту к кровати и заткнул обоим уши подушкой. Утром этот комок шерсти сидел на стуле в кухне и при появлении большого человека, выгнул спину. Волков почесал кота и тот приподнял лапы.
- Будешь знать, что делать и с кем. Все, кормите нас, - Волков развалился на стуле с котом и ждал, когда Анька накормит своего Медведя и Шерхана. Хотя судя по пустой тарелке, этот проказник уже налопался.
Андрей убрал руку, когда Аня резко стала собираться домой. Все удивленно кинулись к Ане, прося посидеть с ними, ведь вечер только начинался, и только он понимал, в чем дело. Климова уехала, а на Волкова посмотрели четыре пары ничего не понимающих глаз. Прикрыв глаза, Андрей отпил холодного пива. Пит кашлянул и вывел всех из ступора. Разговор вяло, но потянулся. Говорили за гонки, за то, кого север поставит против них. «Она расстроена?», Мия протянула записку и посмотрела на Андрея.
- Да нет, просто поспорили сильно. Пару тарелок вдребезги. Не переживай. Ладно. Оставлю Рычалку и прогуляюсь пешком.
Автобус пришел не сразу. Волков сидел на остановке, натянув на голову капюшон толстовки. Быть как говно в проруби тяжело. Уж прибиться к какому берегу. На его глаза попалась листовка, прилипшая к ножке витража. «Мы сами делаем себя. Мир в наших руках». Уже около дома, Андрей понял, что должен поговорить с Аней, иначе они так и будут ходить и двигать меж собой ширму. А ему ну никак без обнять Аньку.
- Привет, - скинув кроссовки, Волков прошел в гостиную – Ань, иди сюда.
Климова показалась с кухни. Парень взял ее за руку и усадил в кресло. Он мялся, искал первое слово. А девушка удивленно смотрела и ждала.
- Ань, просто послушай меня, не перебивая, - получив разрешение, Андрей присел на столик напротив Климовой и скрестил пальцы рук, - то что было в Принстоне… Погоди, выслушай, - перехватил ее руки и сжал. – Я ошибся. Жестоко. Игорь тоже. Пойми, никогда бы не согласился это сделать при чужих, даже при Мо или Пите. Я доверяю Игорю, как никому. Предложил Смирнов, мне стало интересно. Да че там, любопытно. Но вышло так, как вышло. Настя переживает. В тот вечер Игорь ни слова не сказал, сколько она выпила. Настя не в курсе наших планов была. И выпила столько, что ничего не помнит. Игорь сказал, что она звонит тебе давно, и переживает. Не отталкивай сестру. Малая, как и ты – жертва больной фантазии двух идиотов. Прости. Это никогда не повторится. Ни при каких обстоятельствах.
Волков поднялся и упал на диван, который скрипнул натужено. Гора с плеч свалилась, но огонь, который жег внутри распалялся от молчания Ани. Она смотрела на него и в тоже время куда-то мимо. Волкову было жаль обеих. Он хорошо мог представить себе что творится с Малой. Слишком хорошо он знал сестер. Прижав палец к губам, парень смотрел на задумчивую Климову. От ее решения сейчас зависит все.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (23.06.2018 22:51:31)

+1

15

Однажды отец сказал ей, что доверие тяжело заслужить и легко потерять. Фраза прозвучала, когда выяснилось, что Аня взяла серьги из маминой шкатулки, не спросив разрешения. Она собиралась на вечеринку черлидеров, которую устраивала её приятельница Кейси, капитан школьной команды, и решила позаимствовать украшение у матери. Нина хранила драгоценности в спальне и никогда не убирала шкатулку в сейф. Егор иногда просил жену примерить ту или иную вещь, поэтому было гораздо удобнее всегда держать их под рукой.
Аня рассчитывала сразу после возвращения вернуть серёжки на место, но случилось непредвиденное: по дороге домой она обнаружила, что потеряла одну. Её заколотило от страха, стоило представить, что скажут родители, узнав о пропаже. Пришлось бежать обратно и просить Кейси впустить её в дом. Вдвоём они обшарили каждый сантиметр гостиной, кухню, ванную и спальни, но ничего не нашли. Кое-кто из ребят задержался и, узнав о случившемся, вызвался помочь в поисках. Анна пришла домой под утро, никем не замеченная, и закрылась у себя в комнате. После завтрака отец позвал её в кабинет, где их встретила Нина, и спросил об украденных серьгах. Он так и сказал «украденные», заставив дочь съёжиться и покраснеть от стыда. Она не задумывалась, как её поступок выглядит со стороны и не могла заставить себя посмотреть в лицо родителям.
- Почему не подошла к матери, не попросила у неё? – спросил отец, опираясь руками о край стола. – Как посмела взять чужую вещь без спроса?
Анна молчала, вжимаясь в кресло и опустив глаза. Она понимала, что снова их разочаровала, и это было хуже всего.
Любовь способна закрыть глаза на многое, но трудно любить того, кому не можешь  верить.
Волков молчал, ожидая её ответа.
Что она могла ему сказать? Напомнить, как он забрал её из клуба, не дождавшись конца выступления, а потом и вовсе запретил там появляться? Как ревновал к Савельеву, к бурундукам, ко всем мужчинам, которые оказывались поблизости? Но не к Игорю. Смирнов был «своим» и, как оказалось, это в корне меняет дело.
Анна заставила себя повернуться и посмотреть на собеседника. Она ждала этого разговора и боялась его. К счастью, Андрей подтвердил её догадку: идея вечера принадлежала Смирнову, Настя ничего не знала о планах мужа. Жаль, что сестра по уши влюблена в больного ублюдка и понятия не имеет, что её грязно использовали.
- Я только не понимаю, почему ты меня не спросил, хочу ли я в этом участвовать. Думаешь, что хорошо меня знаешь, чтобы самому принимать такие решения? Волков… ты меня разочаровал.
Андрей вздрогнул, как от пощёчины и стиснул зубы. Аня поёжилась и встала, с сожалением глядя на ссутулившегося парня. Она не хотела быть грубой, но не видела причин скрывать свои чувства. Они не смогут решить эту проблему, если не будут полностью откровенны друг с другом. К сожалению, одной любви порой недостаточно.
- Андрей, послушай… Посмотри на меня, пожалуйста, - позвала Климова, садясь напротив него на колени, и обняла ладонями лицо. Волков смотрел на неё пустым, ничего не выражающим взглядом, и Ане стало жаль его. – Андрей, я люблю тебя. Давай попробуем это пережить? Хотя бы постараемся…
Он кивнул и неуверенно привлёк её к себе, словно боялся, что Аня опять его оттолкнёт. Они сидели так довольно долго, пока совсем не стемнело и у Климовой не затекли спина и ноги.
- Пойдем ужинать, Волков, - попросила она шёпотом, прижимаясь к нему и целуя в небритую щёку. Андрей отрицательно качнул головой, отказываясь выпускать подругу из объятий. – Ну пожалуйста, а то Ханя всё съест за тебя. Не хочу, чтобы мой Волков ложился спать голодным.
Парень даже не улыбнулся, заставив Анну почувствовать болезненный укол в сердце. Она готова была разрыдаться от бессилия, что не может прямо сейчас, в эту самую минуту стереть из памяти случившееся и избавиться от сомнений, которые мешали ей простить Андрея.
Утро прошло в молчании, случайных столкновениях в тесном пространстве кухни и завершилось неловким, скомканным прощанием. Закрыв за бойфрендом дверь, Аня позвонила сестре. Настя ответила сразу, словно каждую минуту ждала звонка. По голосу было слышно, что она напугана и не понимает, почему старшая сестра внезапно пропала и целую  неделю не выходит на связь. Аня, как могла, старалась её успокоить, повторяя то же самое, что Насте говорил муж.
- Я подумала, что чем-то тебя обидела, - шептала младшая Климова, шмыгая носом, и Анюта почувствовала угрызения совести, осознав, что из-за её холодности и отчуждённости мелкая вот-вот разревётся.
- Сама придумала – сама расстроилась, да, малыш? – ласково поддразнила Аня и вздохнула с облегчением, услышав виноватый смешок в трубке.
- Прости… Но я правда испугалась.
- Ты тоже меня прости, хорошо? Обещаю больше не пропадать.
- Честно-честно? Ань...
- Даю слово. Люблю тебя.
- И я тебя.
Положив трубку, Аня взяла кота и пошла в спальню. Поздно вечером приехал Андрей. Лёжа в тёмноте, она смотрела на закрытую дверь, ожидая, что та сию секунду распахнётся, но в итоге заснула одна. Они с Волковым практически не встречались днём и мало общались вечером. По утрам Андрей вставал непривычно рано, с первыми лучами солнца, одевался и уезжал в гараж. Он не звонил, по-видимому, не желая навязывать Климовой своё общество, давая ей свободу и возможность размышлять в одиночестве. Они хорошо понимали, что со стороны  выглядят скорее как соседи, нежели пара.
Вечером пятого дня Андрей сообщил, что завтра уезжает и вернется, как обычно, недели через две. Аня кивнула, испытывая тревожное чувство: она не могла забыть свою панику, когда увидела раненого Волкова, которого притащили на себе Мо и Пит. На все расспросы они отмалчивались, дожидаясь приезда Карася. Андрей никогда не говорил ей, куда едет, поначалу  он даже не предупреждал, что намерен пропасть на несколько дней, оставляя Климову мучиться от неизвестности. Со временем они решили этот вопрос, и Аня чувствовала себя гораздо спокойнее, зная, что он обязательно вернётся, потому что обещал.
Ночью она так и не сомкнула глаз, а утром встала проводить Андрея.
Первые дни Климова не находила себе места от беспокойства и не расставалась с телефоном, надеясь, что Волков напишет или позвонит. Знала, что это невозможно – как только парни пересекают границу, связь обрывается и начинается так называемая мёртвая зона – и всё-таки ждала. Кот не отходил от хозяйки ни на шаг и спал на соседней подушке, пользуясь отсутствием большого человека, который таскал его за шкирку и засовывал под мерзкую мокрую воду. Никто из девчонок не докучал подруге Медведя звонками, боясь как-нибудь навредить приятелю своим горячим желанием помочь. Забрав из мастерской Ханю, Энни больше там не появлялась, а Эндрю окончательно замкнулся в себе.
К концу обещанного срока Анна готова была на стенку лезть. Она, как кошка, с нетерпением ждала возвращения Волкова, сидя у окна: день за днём, не сходя с места, всматривалась в проезжающие мимо дома машины. Две недели истекли вчера, а Андрей до сих пор не вернулся и не дал знать, что задерживается. Изведясь от бесконечного ожидания, Анька задремала на широком подоконнике, высунув из-под пледа ступни в лимонно-синих полосатых носках, а рядом плотным калачиком свернулся кот. В отличие от хозяйки, Шерхан спал чутко и первым услышал шаги за входной дверью и как повернулся ключ в замке. Спрыгнув на пол, он бодро устремился навстречу большому человеку и затанцевал, изо всех сил путаясь у него под ногами и мешая снять грязную  обувь.
[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (24.06.2018 22:28:16)

+1

16

Казнить… нельзя помиловать? Волков сидел, не зная, что ответить Ане. Почему не спросил? Потому что был уверен в обратном результате. Потому что хотел похвалиться своей красавицей? Ответы один глупей другого, и он предпочитал молчать. Он был честен. Может порой честность не лучший советчик, и надо было ему в голове прокрутить свой монолог, но он шел на «танк» с двухлинейкой, думая что сидящий внутри танкист поверит – это Шмель и остановится, поверит. Почему не спросил? Потому что думал, что знает ее. Возможно, Андрея сбила с толку то, что Аня яростно сопротивлялась тому, как он запретом не разрешил ей больше танцевать, а значит ей нравится показать себя. Ну и что, что тут Игорь. Он свой. Почему…. Почему…. А после потому нифига нет разумного ответа.
Он ждал. Все стало черно-белым. Даже футболка с рисунком, что была надета на Аньке, казалась темно-серой. Ее голос, немного дрожащий, пригвоздил его такого большого к дивану. Эта хрупкая девочка, центр его мира, ускользала. Волков, оперевшись руками на колени, ссутулился, ощущая, что его еще чуть и просто погребет под собой разрушенная крыша его дома.  Что он мог сказать той, которой сделал больно?
Ее голубые глаза смотрели прямо в душу, шуршали обрывками, что там висели, цепляли натянутые струны и те гудели в ответ. Как набат. Положив ладони вверх, просто опустил на них глаза. Но скорее почувствовал ее прикосновение, чем увидел маленькие ладошки. Кивая, медленно потянул на себя, боясь, что Аня вырвется и посадил ее к себе на колени. В горле стояли горькие слезы. Никогда он еще не испытывал чувства нависшей потери. Никогда не терявший, не влюблявшийся, расставаясь с бывшими спокойно, не испытывая чувства угрызения совести или пустоты, в этот вечер осознал все. Его словно наказывали. На, ешь и понимай вкус. Он давился, глотал и давился. А руки нежно обнимали сидевшую девушку, а в нос бил аромат ее тела, а в сердце расползались дыры. Ведь Андрей понимал, что разговор лишь вскрыл рану, и теперь она пульсирует в них обоих. А лекарства нет.
Все же ее голос манил, и Андрей потянулся. На слово «мой» внутри дернулось, но тут же со звоном лопнуло. Зайдя на кухню, он так и не отпустил ее ладони. Просто помотав головой, что не будет есть, повел ее в комнату. А там, на огромной кровати, свернулся в калачик и притянул Климову к себе. Умирать заживо. Это было про них.
На утро Волков едва мог пошевелиться. Он так и проспал в одном положении, хотя сном это было сложно назвать. Глубокая дремота, отзывающаяся на любое шевеление Ани. Он боялся, что она отползёт даже на другой конец кровати. Но она крутилась меж его рук. Андрей ощущал ее прикосновения к лицу, она тоже не спала.
Он даже не расчесался, просто провел мокрыми руками по волосам и пошел одеваться. Странное утро перешло в странный день. Волков молчал, слушая рассуждения Анхи и Пита за поездку. Курил и рассматривал план, как добраться до города Акапулько. Там его команде предстояло загнать две машины, вывезти из страны чистыми. Сложность состояла в том, что тащиться придется через всю страну, пересекая негласные границы других организаций. С кем-то есть договоренность, но таких мало. И вот по территории незнакомцев придется гнать на всех парах. Не зная состояния машин, это было просто рискованно. «Порвать» движок было не сложно. Терялся вообще тогда смысл их пребывания в той стране. Ничего не пригнать и остаться в минусе.
- Медведь, ты там нужен.
- Нет, - упирался Андрей. Мыслями весь день возвращался к Ане и их разговору. Уедет он и что? К чему возвращаться? – Хорхе берите. Его страна, хоть с переводом поможет.
- Когда тебе мешало незнание языка?
- Послушай, Пит. Я разобранное на части хрен пойми что! Что я могу? Твою мать, я даже ключ держу кверху задницей, потому что не понимаю, что это.
Мо похлопал его по плечу и кивнул на двор. Волков не хотел идти, но потом все же слез с высокого стула и пошел вслед за Мортеном.
- Эндрю, я понимаю, в твоей жизни творится полная задница. У вас с Энни вовсе не так все радужно. Но если провалится этот заказ только потому, что ты уперся и не хочешь собраться в кучу, - Мо перехватил Волкова за шею и прижался лбом к его мокрому лбу, положил другую руку на плечо друга, - мы все покатимся в расход. Ты это знаешь. Я это знаю. Подумай, может ей надо дать передышку от себя?
Андрей рычал, уворачиваясь и не хотел верить в то, что Ане надо побыть без него. Они уже были. Не дало это ничего хорошего. Его просто перекрывало. Все стараются учить, лезть куда не просят. Отпихнув от себя Мортена, Волков пнул камень, что попался под кроссовок.
- Вы ничего не знаете! Никто из вас не знает. Сдохну я без нее – это я могу сказать точно. Ты слепой?
- Я вижу. Но ты пойми – всегда приходится делать то, что нам не хочется. Ты не хочешь уезжать от нее сейчас, но вдруг это надо.
В грудь ударили перчатки. Андрей посмотрел на Мо, который завязывал себе руки. Ему надо было перебить боль, заставить ожить хоть немного свои мысли. Отбросив кожаную защиту рук, Андрей просто на скоро перебинтовал кисти эластичным бинтом и повел шеей. Встав в боевую стойку, опираясь на левую ногу, Волков выставил вперед руки, сгибая пальцы в подобие когтей. Столкнувшись грудью, парни разбежались и начали кружить вокруг друг друга. Мортен как никто мог понять, что Волкову все эти разговоры не помогут. В нем сидело нечто и его надо просто выколотить. Ребята услышали рычание во дворе и, побросав все, ринулись спасать друзей. Но застыли, смотря, как те молотят друг друга.
Мия хотела кинуться, когда Андрей поймал Мортена на противоходе и ударил в бок, заставляя парня выгнуться и припасть на колено. Красная пелена колыхалась в его голове.
- Вставай.
Мо подобрался и, сделав маленький шаг, скрылся за ударом Андрея, вломил что было сил тому в грудину. Волкова согнуло пополам, и он стал задыхаться. Перед глазами побежали круги. Кто-то сделал шаг в его сторону, но он выставил руку и молча приказал не дергаться.
- Хватит, давай руку.
- Нет, - хрипел Андрей, корчась. – Еще.
- Хорошо.
Выпрямившись, Волков расправил руки и сделал пару глубоких вздохов. Кивнув, что он готов, парни кинулись навстречу…
Вечером он вернулся поздно. В кармане лежала карта их маршрута, фото машин, что должны угнать и план, что с собой взять. Андрей просидел на кухне далеко за полночь. И когда сам не заметил, как головой ударился о стол, уснув сидя, все убрал и пошел купаться. Аня уже спала. Он аккуратно лег рядом и притянул ее к себе.
Встал, пошел, пришел, лег. Именно так у них с Аней складывались дни. Андрей решил, что Мо прав и ему надо уехать, дать Кошке подумать, разобраться без напоминания в его лице.
- Я завтра уезжаю. Ты тут аккуратнее, хорошо?
Взяв ее за руку, увел в спальню. Ханя крался следом, но большой человек не закрыл дверь. Кот залез на кровать, потоптался около хозяйки, потерся о широкую ладонь большого человека и улегся. Животное само было в непонятках – чего это они? Ему надо выспаться, ну хоть немного. И Андрей развернулся на спину, раскидывая руки. Но носом уткнулся в волосы Аньки. Спину освободило, и он погрузился в тяжелый сон. Волков не помнил ни снов, ни чувствовал, как спала, и спали ли Аня. Он просто приказал себе не уснуть за рулем, а потому надо спать.
Пока он умывался, Аня успела собрать сумку. Она давно знала, что ему надо и что он берет с собой. Волков побрился. Через границу с фото в паспорте, где ты гладко выбрит с бородой ехать – вызывать лишние вопросы. Но возвращался он заросшим как абориген из таежной Сибири. Мама так говорила ему, когда пыталась развести на побриться.
- Я вернусь, - он всегда так говорит. Поцеловав Аньку в лоб, парень ушел, ни разу не оглянувшись, потому что понимал, что если увидит ее глаза, то бросит все и ринется к ней. Он любил до одури. И все происходящее между ними сейчас долбило в мозгу молоточками слово Идиот.
Они пересмотрели сумки с инструментами. Парни проверили оружие и магазины в патронами. Мия беспокойно крутилась рядом, понимая, что этой поездки не избежать.
- Мия, - Волков улыбнулся, вытаскивая из салона машины сумку, пахнувшую курицей и пирожками. – Нас по такому аромату проводят прям до места.
Она торопливо написала «Но вы должен есть».
- Закусочных вагон по дороге. Давай, ты и… Энни не будете переживать. Да, она тоже бледная дома и трясется.
«Переживает. Имеет право!».
- Я не отрицаю. Но я прошу тебя, как и ее просил – просто подождать. Вернемся.
«Я верю, ты всегда говоришь и сдерживаешь свое слово».
- Ну вот, клоп, выше нос.
Анхи принесла настроенные навигаторы с отслеживающими чипами волн копских радаров. Пит закинул сумки на сидения двух машин и пошел собирать карты. Навигатор одно, а карту еще никто не обманул. К двум они выехали за город, где уже спокойно мчались в сторону границы с Мексикой. Ночь настигла их в пригороде, маленьком городке. Волков и Мо отправились спать, а Анхи и Пит ужинать. По три часа на брата и им хватит времени быть вовремя на границе.
Возле пропускного пункта остановились две машины. Анхи стянула с себя штаны, оставаясь в коротких шортах и полу рваной майке.
- Мортен, только тронь!
- Ну… - Мо обернулся на нее и облизался. – Когда есть что трогать.
В другой машине Пит доставал документы, а Волков стоял воле машины и смотрел на сотрудника, который занимался досмотром. Мужчина поднял взгляд и просто медленно моргнул. Бертольдо Хуарес был кузеном Хорхе. Когда-то сам промышлял угонами, но ни разу его за задницу не поймали. Поэтому и смог устроиться на границу работать. В его дежурство и происходил заезд «гостей» или выезд украденных машин. Андрей облокотился о крышу машины и внимательно рассматривал снующий туда сюда народ, прикрывая свою наблюдательность очками от солнца.
- Эндрю, - тихо произнес Пит, временно пересев на сидение водителя, - у нас осталось сутки в запасе. Успеем? Ехать на край страны.
- Берто не особо смотрю торопится. Денег, скорее всего не надо.
- Ряд Мортена двигается, а наш сука стоит. Намекни ему что ли?
Увидев условные знаки Мо, когда тот проезжал мимо них, Волков побарабанил по крыше. Если они с Анхи проскакивают раньше них, то есть условное место где пересекутся.
- Садись за руль. Я пойду, отолью и погляжу что да как.
- Ага.
Андрей засунул документы в карман и пошел в сторону туалетов, не упуская из виду ничего и никого. Сделав вид, что стоит в очереди, он повернулся и пристально буравил взглядом Берто. Все же ему пришлось посетить туалет, и тут же направиться к своей зоне пропуска.
- Здорово, - произнес на испанском. Знал всего ничего. Главное начать, а потом переходили на английский. – Как дела дома?
- Медведь, - нервно откликнулся мужчина, беря документы из рук Волкова. – вы рано.
- Ага, чет мне кажется, что кое-кому не нужна лишняя зелень. Мы вовремя. Это ты тянешь.
Они прошли в кабину, где Берто выписал им временный пропуск туристов. А Андрей оказался в окошке.
- Меня скоро накроют, понимаешь, - шептал мужчина, ставя печати. – Надо искать другого проводника.
- Неа. Ты. Вопрос закрыт, иначе завтра будут другие люди. Подумай о Хорхе, ведь именно он тебя привел в организацию. Увидимся.
Выехав за пару километров от границы, парни свернули в сторону восточного направления. Самого пустынного и песчаного. Быстро прикрыв радиатор картоном в дырочку, предохраняя его от попадания крупных и средних камней и налета песка, сами замотали голову майками. Пит полез спать, а Волков «полетел» вперед. И вскоре они сомкнулись с машиной Анхи и Мо. Девушка выставила руку и помахала догнавшему Медведю. Мо вероятно тоже отвалил спать, чтобы потом спокойно сменить Анхи, как и Пит его.
Песок, ветер, песок, кактусы… Волков готов был уснуть от такого «разнообразного» пейзажа. Потянувшись, включил магнитолу, а чтобы не мешать Питу надел наушники. Зазвучавшая композиция заставила его улыбнуться. Анькина любимая песня. Постукивая пальцем по рулю, он шепотом подпевал. Кошка… дернул плечами, скидывая наваждение.
Они прибыли к ночи. Медленно вкатили в спящий город. Дома были невысокими, отчего казалось, катишься просто среди коробок. Им надо было отдохнуть.
- Я пойду, прогуляюсь, - заявила Анхи, ставя сумку на пол. – Разведаю что да как.
- Спать, я вымотался. Этот песок просто доконал меня.
- Я тоже никуда не пойду. И ты Анхи ложишься спать. Сил тащить твой зад из приключений нет.
- Грубиян, - отмахнулась от Мортена, девушка пошла к дальней кровати. – Я бы сэкономила всем время.
- У нас его вагон сейчас. Завтра встретимся с Диего и все решим.
- Интересно, - Анхелика улыбнулась, - а его сестра будет?
- О нет, - застонали парни. Сестра Диего тоже была по девочкам, и их встречи с Анхи начинались с таких поцелуев, что парни гнали тех прочь. Не потому что противно, а потому что начинало дергать в неположенных местах.
- О да, мальчики.
Волков быстро искупался под холодной водой и в шортах растянулся на полу, строго наказав девушке найтись утром на кровати. Первым проснулся Пит. Сев на постели, он задумчиво смотрел на спящих друзей. Его тревожило что-то, но понять не получалось. Просто, посреди ночи кольнуло.
К обеду они разошлись каждый по своим точкам. Волков вошел в бар, сразу направился к стойке. Оставив десять баксов на стойке, стал равнодушно смотреть телевизор. Латинская сериальная индустрия неиссякаема на сюжеты. Мама так любит это дело, и тетя Нина. Как сядут в гостиной, как включат и сидят слезы льют и вышивают.
- Я выкину этот зомбиящик, - пророкотал однажды Георгий Александрович, застав в гостиной болото и красные носы своей жены и ее подруги.
- Ох, Егор, - тетя Нина быстро вытерла глаза и поднялась. Андрей сидел в наушниках рядом с матерью и читал журнал про автомобили. – Мы больше не будем, честно.
Климов провел пальцами по мокрым щекам жены и поцеловал в лоб.
- Это был последний раз.
И вот сейчас, Волков слушал на испанском какие-то рыдания героини. Рядом раздался приятный женский голос.
- Ты никогда не понимал, что там говорят, Медведь, - это была жена Диего. Крепкая мексиканка, но если не видеть ее, а слышать, то рисуется стройняшка.
- Ками, - Андрей повернулся и обнял женщину. – А ты всегда отказывалась переводить, говоря, чтобы я выучил язык.
- Иди, он ждет. Голодный?
- Скажи, - сползая с высокого стула, Волков задумчиво посмотрел на нее, - почему все хотят меня накормить?
- Потому что ты большой?
- Да? А я думал вечно голодным взглядом смотрю.
Глаза заслезились сразу, едва он вошел в подсобку, а оттуда в маленькую дверь, за которой находился кабинет сводящего. Диего был невысокого роста типичным представителем своей нации. Сидел за столом, курил и рассматривал в лупу камни на перстне.
- ¡Buenas tardes!
- Hola.
- Ждали, ждали. Как дорога? – мужчина протянул Волкову руку, слегка нагибаясь над столом. – Должен сразу предупредить. В городе Мустафа.
- Черт!
- Та девушка с тобой приехала?
- Да.
- Это плохо, мой друг. Оставить ее надо на окраине. Нельзя показывать.
- Знаю, в прошлый раз я еле выбил ее из его круга.
- Поэтому оставим ее с моей сестрой, - усмехнулся Диего, видя кривоватую улыбку Волкова. - Пусть девочки развлекутся, да и твоя рыженькая останется целой. А потом они вас подождут, где условимся.
- А у тебя тут неплохо. Диван какой хороший. Новый?
- Сломали предыдущий с Ками.
- Да ты что! Видать смерть встретил ваш диван весело.
- Ага, скрипел как ржавая замочная скважина, когда в ней проворачивали ключ.
Они выпили по стакану легкого напитка, непонятно правда из чего сделанного, но освежающе. Разговор тянулся, но Андрей слушал внимательно. Диего просто так словами не кидается. Они рассмотрели место откуда будут «снимать» машины, фотографии. Все точки позиций. Андрей ушел оттуда ближе к вечеру. В номере была Анхи.
- Так, собираешь вещи и идем к Нати.
- Почему? А машины?
- Мустафа в городе.
- Черножопый ублюдок, - заскрипела зубами Анхелика. – И что теперь?
- Вы с Нати отгоните машины вот сюда, - показал на карте место, где они с Диего условились ждать его и парней. – А мы подкатим как все сделаем.
- Волков, я не оставлю вас.
- Слушай, я в прошлый раз приполз домой весь в дырку. Не хочу. Меня Энни ждет дома. Не упрекаю. Но подумай о нас. Война будет же. Я не уеду пока не пристрелю его. А оно нам сейчас не надо.
- Прости. Но какая от меня помощь то?
- Нас четверо, машин тоже. Смекаешь, Рыжая? – подмигнул. – Ну Нати же… Анхиииии. Сутки с Нати.
- Медведь! Не по правилам!
- Вообще наглый, - пока они препирались, пришли парни. Каждый со своей точки наблюдения. – Так, я отвезу Анхи, а вы ну пожрать сообразите, что ли.
- Ками не накормила? – Пит откровенно ржал. Ками готовила мексиканскую еду, пальчики откусишь. И чтобы Волков отказался. – Да ладно? Отказался!? Все, Гринписс нас казнит.
- За что?
- Ты сгубил все леса. Полны травы трупов.
- Иди ты к черту!
Андрей шел по улице, скрываясь под капюшоном. С другой стороны выходил Пит. Мортен должен сидеть в невидимом месте и смотреть, кому больше понадобится помощь. Каждый был вооружён пистолетом и у Волкова на голенище привязаны пару ножей. Пит не умел мастерки метать ножи. А Волкову поддалась раз вилка, и он стал это в себе развивать. Но конечно его сильной стороной были кулаки. Оглянувшись, Андрей вытащил из кармана тонкую пластину и быстро подойдя к стоявшей машине, просунул ее меж стеклом и дверью.
- Ай какая беспечность, - поцокал Волков.
Щелкнул замок, но за ним взвыла сигнализация. Мортен тут же оказался рядом , и они вместе подняли машину за багажник. Сигнализация захлебнулась сразу. Но вот, кажется, хозяин явно проснулся.
- Давай! Гони!
- Жду вас с Питом, где договорились!
Андрей быстро отрезал проводки и завел машину с помощью разряда. Мо же побежал в сторону, где только появился Пит. Они прошли еще пару кварталов, пока не оказались у гаража. Как оказалось, эта машина уже была угнана, и ее теперь переугнать придется.
- Если у нее уже перебиты номера, мы ничего не сможем сделать без пресса, - Пит возился с замком.
- Не думаю. Аджани сказал, что ее только вчера пригнали.
- И вот таааак, - замок поддался, - оставили? Без охраны.
- Буду долго ржать, если сейчас на нас собачки нападут.
- Или куча Хань, - усмехнулся Пит, вспоминая кота Энни.
- Не, лучше собак. Кошки это нечто. Ну и где ты, красавица?
- Либо нам везет….
Сирена разнеслась по улицам. Парни замерли. С другой стороны к гаражу явно кто-то приближался. Переглянувшись, парни рассыпались. Пит полез в соседний бокс, где нашел машину, а Мортен встал у двери, готовый вырубать всех, кто появится. Шаги прошли мимо и стали удаляться. Эта машина оказалась легче, и Мо не составило труда приподнять ее, чтобы предотвратить замыкание сигнализации.
Парни примчались быстро. Их встретила взволнованная Анхи и Нати.
- Медведь где?
- Как где? – Пит выскочил из машины и начал крутиться на месте, как волчок. – Он уехал раньше нашего.
- Где Эндрю, я вас спрашиваю!
- Спокойно. Занимайтесь номерами, а я попробую его найти. Телефон Нати, дай телефон брата, - Мортен позвонил Диего. – Что слышно?
- Гоняют Медведя. Надеюсь, запаса бензина хватит.
- Значит, сели на хвост.
- Ну, я думаю, он скинет. Сейчас Ромарио и ребят пошлю пошуметь. Давайте, у вас часа четыре на все, чтобы спокойно убраться из города. Нати высади возле фермы. Она найдет дорогу.
Они возились с движками, когда послышался рев мотора. Волков выскочил из-за кустов и резко затормозил.
- Бл***, эти суки чуть башку не прострелили, - он пытался отдышаться. – Где заднее стекло будем брать? Есть идеи?
Нати похлопала парня по плечу.
- На ферме дяди Хорхе. Двадцать минут и все. Поехали?
- А они?
- Догонят.
Спустя четыре часа город покидало четыре машины. Больше ничего не сдерживало молодых людей, и автомобили неслись к границе…
Мия спала на втором этаже. Ее руки сжимали телефоны. И каждый молчал. Она их включила еще вечером прошлого дня, когда все должны были вернуться. Но в гараже так никто и не появился. У Эндрю, когда его аппарат ожил, сразу выстрелило кучей смс от матери и о том, что она звонила. Тихие шаги поскрипывали по бетонному полу гаража. Мия встрепенулась и подскочила. Могла бы кричать, то ее голос тут же разнесся по помещению. Она лишь могла торопиться и бежать.
- Мия, - девушка налетела на поднимающуюся Анхи и расплакалась, обнимая ту крепко. – Ты чего? Эй! Тааак, где ее брат! Иди сюда. Мия!
- Ну, ну, - рядом стоял Волков, улыбался и сжимал тонкую ладошку. – Медведь сказал, Медведь сделал.
Мия улыбалась и плакала, кивала и пыталась потрогать каждого, словно не верила, что видит их.
- Я первый в душ, - Андрей вытащил чистое белье.
Едва они пересекли границу Манхеттена, как в нем начало расти чувство, что он опаздывает. И вот, через пятнадцать минут, Волков со всеми попрощался, схватил свой телефон и умчался домой.
- Привет, пятнистый, - прошептал парень, разуваясь. Ханя крутился рядом, то вставал на задние лапы, то терся о руки большого человека, не давая тому развязать шнурки. – Ну, все, дома я. Веди к Аньке.
Кот понял и важно шел впереди. Андрей по пути заглянул в гостиную, но Ханя вел его мимо. И вот, на окошке, неведомым ему образом, спала его Анька. Девушка пошевелилась, плед стал сползать. Потянувшись за ним, она замерла. Вероятно увидела ноги стоящего перед ней Андрея. Он протянул к ней руки и просто сказал:
- Иди ко мне, малыш.
Анька прикусила губу и полезла к нему на руки, обвивая Волкова руками и ногами. Сердце готово было выпрыгнуть, в ушах шумело, а на шее чувствовалось теплое дыхание Климовой. Повернувшись, Андрей медленно пошел в комнату, по пути аккуратно уворачиваясь от углов и дверей, чтобы не дарить свою ношу. Проведя ладонью по макушке Аньки, Волков поднял ее лицо за подбородок,  удерживая девушку на себе другой рукой.
- Я люблю тебя, Кошка, - целуя девушку, Андрей не мог на нее насмотреться. Две недели без «Волков вставай», «Волков голодный» и прочих фраз, которые принадлежали только Ане. – Не могу без тебя…
Анька ответила ему стоном, и парень с ухмылкой пожирал ее взглядом. Положив Аню на кровать, стал медленно раздеваться под заинтересованный взор Климовой. Волков знал, что Анька сразу начинает облизываться, едва он оголяет торс. Наверное, сейчас она могла в полной мере изучить снова на теле парня. Андрей посмотрел на нее, задумчивым и тяжелым взглядом, словно собирался сейчас сделать то, что надо и требовалось, и одновременно то, что не смел до поездки. Волков сделал шаг к ней, сближаясь, одновременно вытягивая руку вперед, и беря ее за короткую футболку, потянул на себя - напомни, что мы так хотим? Ах да, я хотел посмотреть как эта футболка на тебе порвется.
ткань медленно трещала, а желанное тело оголялось. Его грудь стала подниматься выше и чаще. Парень провел рукой по ее щеке, убирая с лица лишние пряди, вглядываясь в ее глаза, видя ответ, тот огонь, который так давно потух.
-Моя Кошка - прошептал он в ее губы, тут же жарко их целуя, наваливаясь на нее, - без тебя не хочу просыпаться, не хочу ничего. Анька….
Он приятно втягивая себя ее дивный запах, заглядывал в ее глаза нависая над ней своим телом, Волков снова прильнул к ее губам, медленно целуя ее с большей страстью, той неторопливой, что могла свести с ума обоих. Перехватив ее ладони своими, и прижал ее запястья одной рукой, второй он стал медленно исследовать ее прекрасное тело. Начиная от ножек до бедер, затем на талию, под нее, по спине, плечам. Его губы целовали ее, сползая на шею, оставляя едва ощутимые засосы.
-Я соскучился, дико, - прошептал он горячим дыханием в ее ушко, лаская языком ее мочку, снова сползая вниз.
Его рука скользнув по внутренней стороне бедра, прижимая ладонь между ее ног. Трусики остались единственной преградой к источнику его «жизни», но и они оказались не пригодными больше, отлетая в сторону. И спустя мгновение тело ее тут же ответило на ласку, и он почувствовал пальцами правой руки ее влагу, тем временем удерживая левой ее руки. Едва ее тело тут же вытянулось мостиком под ним, как грудь девушки оказалась рядом с его губами. Он тут же схватил ее сосок, начиная его ласкать посасывая и облизывая языком, переключаясь на вторую. Пальцы тем временем все настойчивее двигались вдоль ее промежности, стараясь нащупать ее маленькую точку, и отыскав ее, Андрей стал ее медленно массировать двигая двумя пальцами.
- Моя мокрая девочка - тихо прошептал он прямо ей в губы. Провел мокрыми пальцами по своим губам, простонал, - сладкая…
Он хотел ее. Голос стал неестественно дрожать, и в нем появилась своеобразная хрипотца. Он продолжал ее ласкать пальцами и губами, но также неторопиво, мучая ее. Время от времени с его губ слетала почти одна и та же фраза
- Моя Анька, - а ее тело податливое, разгоряченное. Он это чувствовал, продолжая говорить все более вожделенным голосом – девочка соскучилась. Маленькая моя..
Анька извивалась и теснее прижималась к его телу. Дрожью отзываясь, Волков доводил девушку до оргазма, не останавливаясь, пальцами входя во влагалище, слыша как она стонет, как озноб прошибает ее тело. Она скорее не заметила, что он успел раздеться, а лишь почувствовала проникновение. Волков чуть не рухнул, ощутив какая она узенькая, какая мокрая. Внутри все рвало на куски от наслаждения, что они вместе, что он чувствует ее, а она вот, обнимает его и стонет, кусая плечо. Никто не торопился. Оба истерзавшиеся одиночеством, голодные, хватали эти минуты, забывая обо всем. Мир стал крошечным. Он стал анькиными глазами, в которых Волков видел море чувств, и улетал.

То что услышал Волков

(Not Strong Enough — Apocalyptica) - Любимая песня Аньки

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+1

17

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Едва за Волковым захлопнулась дверь и стихли шаги на лестнице, на Аню нахлынуло  чувство невероятного одиночества, и ей захотелось, чтобы он передумал уезжать и вернулся. Она спала до полудня, устроившись на половине парня, а рядом свернулся кот и негромко мурлыкал, убаюкивая хозяйку.
Андрей уехал в субботу, а к среде Климовой начало казаться, что она попала в «день сурка». Просыпалась до рассвета, ждала, когда прозвенит будильник на телефоне, шла в душ и завтракала в компании Шерхана, который сворачивался клубком на соседнем стуле и следил за ней, чуть-чуть прищурившись. Первую половину дня Аня проводила в университете, а потом ехала на работу и оставалась там до позднего вечера, чтобы не сидеть одной в пустой квартире. Накануне она общалась с сестрой: Настя звонила сказать, что они с Игорем, скорее всего, приедут Нью-Йорк в начале февраля и пробудут дома неделю. Подразумевалось, что супруги проведут несколько дней в компании родственников с обеих сторон, и это вполовину уменьшало шансы Анны встретиться со Смирновым. Её бросало в дрожь при одном воспоминании, как этот человек смотрел на неё. Всегдашнее спокойствие и невозмутимость Игоря в тот вечер дали трещину, и Климову ужаснуло выражение его лица: в нём смешались неприкрытый интерес к происходящему и возбуждение от увиденного. Всякий раз, когда Настя упоминала мужа, Аню передергивало от отвращения и приходилось сдерживаться, чтобы не выдать свои эмоции.
- Ань, а танец?
- Как только приедешь, начнём репетировать. Вы решили, что будете исполнять?
- Вальс, наверное… - неуверенно предположила сестра, давая понять, что её выбор целиком зависит от Игоря. Это могло бы показаться странным, если не знать об отношении Настёны к мужу. Он был её кумиром, и его слово в любом деле являлось решающим. Свободолюбивый характер старшей Климовой не выносил давления извне и попыток навязать чужую волю. Анна с детства была бунтаркой, в отличие от уступчивой, покладистой Насти. Сестра всегда делала то, что ей говорили другие, ходила перед родителями по струночке, не спорила и не отстаивала собственное мнение. А если пыталась поступать по-своему, то это почти всегда заканчивалось катастрофой. Трудно сказать, что было тому виной: невероятное стечение обстоятельств или тепличные условия жизни и неумение разбираться в людях. Болезненные и неприятные столкновения с реальностью приводили к тому, что Настя глубже пряталась в свою скорлупу, боясь лишний раз оттуда выглянуть.
Перебрав варианты, они решили, что Настя  обсудит этот вопрос с мужем и напишет сестре в ватсап. Младшая Климова скучала по семье, которую по-настоящему обрела лишь перед самой свадьбой. Ей недоставало родителей, особенно матери, и она с нетерпением ждала возможности побывать дома. Игорь тоже навещал своих, иногда к нему присоединялась жена, к большой радости Деборы, которая души не чаяла в этой милой застенчивой девушке. Роман познакомил будущую жену с друзьями, когда понял, что хочет провести с ней остаток жизни. Его не пугало наличие у любимой женщины «особенного» ребёнка – Марк был добрым парнем без признаков агрессии и всё время что-то мастерил. Больше всего ему нравилось работать с деревом, пилить, строгать, и большинство сделанных им игрушек досталось младшему брату. Игорь хотел предложить ему роль шафера на своей свадьбе, но отказался от этой идеи, посчитав, что Марку придётся нелегко и для него праздник будет испорчен.
Чтобы отвлечься от беспокойных мыслей, Аня позвонила мистеру Уильямсу и спросила, не нужна ли девочкам в кафе помощь. Это было кстати, поскольку буквально за полчаса до её звонка одна из официанток отпросилась с работы – у неё разболелся зуб и опухла щека. Она быстро собралась, спустилась на подземную стоянку, но в последнюю минуту передумала и решила прокатиться на автобусе.
Несмотря на отсутствие посетителей, девушки не скучали и убивали время за разговорами. Переодевшись, Анюта вышла в пустующий зал и присоединилась к подругам. Пару раз к ним заглянул хозяин, посетовал, что у него голова пухнет от их щебетания, и пригрозил наказать болтушек штрафом. Ненадолго воцарилась тишина, все повскакали с мест и бросились врассыпную, делая вид, что заняты работой. Мистер Уильямс ушёл, удовлетворённый эффектом, какой произвели его слова, а вернувшись через час, застал прежнюю картину.
После полудня начали подтягиваться завсегдатаи, посещающие книжный и кафе по соседству не реже трёх-четырёх раз в неделю. Аня многих знала в лицо и по именам и, хотя она нечасто покидала магазин и надевала униформу официантки, успела запомнить вкусы большинства посетителей. Например, миссис Кавендиш, общительная восьмидесятилетняя вдова, живущая в доме напротив, любила чай с можжевеловыми ягодами и, хотя в меню его не значилось, девочки в  «BookCountry» готовили напиток специально для неё. В благодарность она приносила девочкам желейные конфеты, упакованные в симпатичные разноцветные кулёчки, в каждом из которых лежала записка с добрыми пожеланиями. А вот мистер Ньюмен, врач-педиатр в Детской больнице Моргана Стэнли, большой любитель исторических романов и яблочного чизкейка с творожным кремом и ореховой присыпкой. Дженни Диккенсон заканчивала восьмой класс, мечтала преподавать математику, а в свободное время зачитывалась детективными историями Агаты Кристи, Гилберта Честертона и Дика Фрэнсиса. Она прибегала в кафе, как только выпадала свободная минутка – Дженни росла в большой семье, у неё было четыре старших брата и младшая сестра, - заказывала порцию овсяных пирожных с шоколадной прослойкой и усаживалась за дальний столик. К концу вечера пирожные так и лежали нетронутые, а очередное захватывающее расследование подходило к завершению.
Приняв заказ, Аня отправилась на кухню, а когда вернулась, увидела за столиком Чипа. Заметив её, парень встал, и они тепло обнялись.
- Привет. Найдётся минутка?
- А если нет, будешь ждать до вечера? – поддразнила Климова и улыбнулась. – Погоди, я скажу, чтобы меня подменили.
Разыскав Мэнди, она попросила отпустить её на полчаса и, получив разрешение, упорхнула обратно в зал. Сергей заказал себе кофе – чёрный, без сахара и сливок, а его собеседнице принесли капучино. Взглянув на чашку, Аня улыбнулась – их бариста Джон делал потрясающие рисунки на кофе и еще ни разу не повторился с узором. В прошлый раз ей достался цветок абрикоса, сегодня это была снежинка.
- Ань, нужна твоя помощь, - без предисловий начал Сергей, и в его голосе прозвучало несвойственное ему смущение. Климова кивнула и поднесла чашку ко рту, делая небольшой глоток. Обычно это она просила братьев помочь ей в решении проблем, а сейчас всё наоборот.
- Не вопрос, рассказывай.
Помедлив, Чип бросил на стол сигареты и закурил. Некоторое время назад он познакомился в интернете с девушкой из России. Ира оказалась интересным собеседником, умным и начитанным, и добрым, искренним человеком. Поначалу они говорили исключительно о книгах, но круг тем постепенно расширялся. Вскоре Сергей узнал, что его знакомая сирота, живет у родственников в Москве, а её родители погибли пять лет назад в автокатастрофе. Ире повезло – от удара при столкновении она вылетела через заднее окно  на дорогу, перенесла несколько сложных операций и единственная из всей семьи выжила. Кроме неё в салоне находились еще трое – родители и двухлетний Сёма, которого впервые взяли в гости к бабушке. Все они скончались на месте.
Иру забрала к себе тётя, мамина сестра, и по мере сил заботилась о больной девочке, ставшей инвалидом. Вследствие травмы у неё парализовало нижнюю часть тела, и она потеряла способность самостоятельно передвигаться. Ей казалось чудовищной несправедливостью, что она по какой-то нелепой случайности жива, а маленький Сёма, который вечно всем улыбался и заливисто хохотал, когда отец пускал для него по комнате солнечных зайчиков, умер. Тётя Лена хорошо к ней относилась, и её дети не возражали, по крайней мере вслух, что Ирина останется у них. Спустя два года дядя Фёдор подарил ей инвалидное кресло с пультом управления, с помощью которого пациент может сам контролировать скорость передвижения. Ира не знала, куда деваться от стыда, не выдержала и расплакалась, напугав остальных членов семьи. Никто не понимал, что случилось, а она просто устала быть для окружающих обузой.
- Она классная, - рассказывал Сергей, постукивая по столу зажигалкой. – Учится в обычной школе, играет в шахматы, занимается рисованием. Я видел её акварели –  талантливо, и не скажешь, что девчонке шестнадцать лет. А знаешь, что меня поразило больше всего?
Его собеседница вопросительно наклонила голову к плечу, ожидая продолжения.
- Она не сдаётся. Не опускает руки, не жалеет себя и продолжает жить.
- Не могу представить, как ей тяжело. Похоже, эта девочка боец, - заметила Аня, аккуратно ставя пустую чашку на блюдце. Она уже поняла, что Чипу нравится эта Ирина: молчаливые от природы люди не могут притворяться и скрывать чувства, когда по-настоящему влюблены. Из двух братьев он всегда выглядел более спокойным и уравновешенным, в отличие от вспыльчивого Виталика, который часто принимал решения импульсивно, под влиянием эмоций. От провала его спасало умение тонко чувствовать момент и идти на риск.
Сергей кивнул и пристально посмотрел на подругу, уловив в её голосе нотки сомнения.
- Чип, скажи, а ты уверен, что это не развод?
- Какой смысл?
- Может, она так развлекается, рассказывая о себе слезливые истории. Есть же люди, которым нравится придумывать себе страшные болезни, чтобы их жалели. А для них это кайф. – Аня старалась выбирать слова, так как видела, что приятель всерьёз проникся историей своей новой знакомой. Ей не хотелось, чтобы какая-то ушлая девица затевала свои грязные игры с её другом.
- Я об этом думал, - задумчиво признался Чип. – Поэтому решил съездить к ней и увидеть всё своими глазами. Как раз отец планировал в ноябре махнуть в Москву по делам. На крайняк один бы смотался.
Анька присвистнула и сползла по спинке стула, сцепив руки на затылке. Сергей усмехнулся.
- Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Так вот, всё правда.
- Ладно… Так, а моя-то помощь в чём заключается?
- Ира учит в школе английский. На репетитора денег нет, но вообще она способная. Разговорную практику я ей обеспечу, но этого мало. Она мне как-то сказала, что изучает язык, чтобы читать любимых писателей в оригинале.
- Ни слова больше! – заявила Анька, и парень широко улыбнулся. Всё-таки с Климовой было невероятно легко общаться. Повезло, что он не втрескался в неё, как Вит, а то бы ехали крышей напару. Сергей хорошо понимал брата, сочувствовал ему и прикладывал массу усилий, чтобы не дать Виталию окончательно слететь с катушек и снова нарваться на кулаки Волкова.
- Значит, поможешь?
- Спрашиваешь! – громко фыркнув, она сняла фартук и помчалась в заднюю комнату переодеваться. Там её перехватила Мэнди и сообщила, что мистера Уильямса вызвали в банк, и он просил Аню присмотреть за магазином.
Оставив подругу общаться с другими покупателями, Чип скрылся среди стеллажей. Прошло не менее получаса, а он всё не возвращался. Пробив последний чек, Климова отправилась на поиски и нашла приятеля в разделе фантастики. У него в руках была целая стопка книг, по большей части классика: Энн и Шарлотта Бронте, Элизабет Гаскелл, Диккенс, Теккерей, Голсуорси, Моэм. Подумав, Аня принесла пару романов Патриции Хайсмит о похождениях молодого талантливого афериста мистера Рипли, «Замок Броуди» Кронина и «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд.
- Не слишком заумно для шестнадцатилетней? – усомнилась Климова, рассматривая книги, которые они выбрали.
- Думаешь, стоит взять что-нибудь попроще? О`кей, колись, что вы, девочки, читаете, чтобы разгрузить голову?
Засмеявшись, Анька пихнула приятеля локтем в бок и потащила его к полкам с женскими романами. Парень хмыкнул, скользя взглядом по названиям на корешках, и недоверчиво посмотрел на спутницу.
- «Сладостное обольщение», серьёзно? «Мой нежный рыцарь», «Пока страсть спит», «Дикая и прекрасная»…
Пожав плечами, Анюта взяла роман Мойес «Девушка, которую ты покинул» и положила на верх стопки.
- Считаешь, ей понравится?
- Уверена. Я читала целый день и не могла оторваться. Безумно интересно. И финал неожиданный.
- Офигеть. Тогда давай еще что-нибудь такое… - наклонив голову, он прочёл вслух: - «Последнее письмо от твоего любимого», «Ночная музыка», «До встречи с тобой»… Что посоветуешь?
Оттеснив его в сторону, Климова достала пару книжек уменьшенного формата и показала парню.
- Джоанн Харрис.
- «Шоколад»? Погоди, был же фильм с таким названием.
Аня горячо закивала: «Точно-точно, с Джонни Деппом и Жюльетт Бинош. Мы с Настей смотрели, а мама потом принесла нам целую коробку шоколадных конфет».
Решив, что для первого раза этого будет достаточно, ребята пошли на кассу. Помогая складывать покупку в пакеты, Климова смеялась, что благодаря Чипу она за один день сделала недельную выручку.
- Расскажешь потом, что ей больше всего понравилось, ладно?
- Договорились. Тебя подождать?
- Нет, спасибо. Я хотела погулять после работы.
Они стояли около «гелендвагена», на котором приехал Чип. Оперевшись рукой на открытую дверцу авто, Сергей смотрел на улыбающуюся подругу и гадал, что же произошло между нею и Волковым, отчего она выглядит такой подавленной и целую неделю жила у родителей. О том, что Аня дома, им сказал отец и предложил съездить к Климовым. Спрашивать, почему она здесь и где Андрей, братья не стали - по глазам видели, что Анька не хочет ничего рассказывать - и просто побыли рядом. Ржали весь вечер, как ненормальные, вспоминая совместные поездки в Бостон и Оклахома-Сити,  лопали пирожные и вафельные трубочки с кремом, а потом кто-то предложил поиграть в твистер. Анька и Вит ползали по цветному полю, путаясь конечностями, сталкивались и падали, пока Сергей фотографировал и подсказывал, в какую сторону двигаться. Все хохотали, и Климова оживала на глазах, становясь сама собой, а не молчаливой тенью.
- Как скажешь. Тогда до встречи. Звони, не пропадай. Андрею привет.
Он уехал, и Анька медленно пошла назад, кутаясь в куртку. Перед тем как закрыть магазин и уйти домой, она несколько раз звонила мистеру Уильямсу, но тот почему-то не брал трубку.
Ханя встречал хозяйку в прихожей, мяукал и тёрся о ноги, выпрашивая ласку. Потрепав кота за ушами, Аня оставила сумку на полу и побежала в ванную, оставляя мокрые следы на паркете. По дороге она попала под дождь, вымокла до нитки и ужасно замёрзла. Набрав горячую ванну, девушка легла в воду и побарабанила пальцами по широкому керамическому бортику, подзывая кота. Тот легко вспрыгнул на раковину, а оттуда перебрался на ванну и сел в изголовье. Когда Андрей находился дома, то молча брал животное за шкирку и выставлял за дверь, не обращая внимания на возмущенные вопли и мельтешащие в воздухе лапы с выпущенными когтями.
Согревшись, она надела футболку, которую носил Андрей, сунула подмышку Ханю и пошла в спальню. Глаза слипались, хотелось поскорее лечь, свернуться калачиком и спрятаться под одеялом. Никого не видеть, ни о чём не думать. Просто забыть. Проснуться утром с пустой головой и лёгким сердцем, набрать по памяти телефонный номер и услышать родной голос за тысячи миль отсюда. Так она и сделала, а через некоторое время высунула руку, нащупала соседнюю подушку и прижала к себе,  уткнувшись в неё и вдыхая родной запах. Она любила Андрея и скучала по нему. Ей хотелось, чтобы он вернулся уже завтра, рано утром; вошёл в дверь – уставший, грязный, небритый, пахнущий бензином и потом – сел рядом и сказал: «Привет, малыш». Анька как наяву услышала его голос, и у неё мурашки побежали по телу. Всхлипнув, она крепче обхватила подушку и беззвучно заплакала.

На выходных Лили вытащила её в Центральный парк кормить лебедей и уток. Они гуляли целый день, грелись в кафе и пили кофе с булочками, потом отправились в зоопарк на 63-й улице и дальше, на знаменитую аллею со скульптурами, изображавшими известных литературных персонажей и исторических лиц. Как и остальные, Стоун догадывалась, что в личной жизни у подруги не всё гладко, и хотела помочь.
- А теперь рассказывай, что стряслось, - сказала она, взяв Анну под руку, и притянула к  себе. Климова фыркнула и отрицательно помотала головой.
- Да ладно тебе, я же вижу – что-то не так. Проблемы с парнем?
- Я не хочу это обсуждать, прости.
- И не надо. Просто ответь: да или нет.
- Да, - нехотя призналась Анна и улыбнулась парню в костюме клоуна, который забрался на скамейку и махал прохожим.
- Он тебя обидел?
- Это допрос?
- Определенно, - подтвердила Лили, обхватила подругу за шею и заставила посмотреть в лицо. - Хочешь позвонить своему адвокату? Учти, я рассчитываю, что ты станешь сотрудничать.
Девушки дружно рассмеялись и двинулись дальше, скользя по наледи на мостовой и обходя вчерашние лужи.
- Как насчёт того, чтобы вернуть ему долг? – поинтересовалась Стоун, пока они ждали автобус.  Она уже поняла, что расколоть Энни не получится, но оставаться в стороне, когда кто-то из друзей попал в беду, было не в её правилах. Климова стояла спиной к дороге, спрятав руки в карманы короткой куртки, и подпрыгивала, стараясь согреться – к вечеру температура упала и подул холодный резкий  ветер. 
- Ты о чём?
- Ну... я слышала, у вас так говорят, - пояснила подруга и, коверкая слова, старательно повторила по-русски: - Долг платьежом красин.
- Знаешь, нет.
- Нет? – переспросила Лили, прищурившись. - Не хочешь причинять ему боль?
- Не хочу, - ответила Аня, оглядываясь на вынырнувший из дождливого сумрака автобус. Она вспомнила  свой последний разговор с Андреем, и беззащитное выражение, мелькнувшее в его глазах. Он выглядел таким несчастным и уязвимым – огромный, сильный Волков, рядом с которым она выглядела как гном.
- Ладно, - неожиданно легко согласилась Лили, запрыгивая на подножку автобуса, и протянула водителю билет. Она выяснила главное: Энни по-прежнему заботят чувства этого медведя, а значит, у них еще есть шанс.

Волков должен был вернуться вчера, телефон молчал, и Анюта бесцельно кружила по комнате, подбегала к окну и всматривалась сквозь пелену дождя в проезжающие мимо машины. Ей приходила мысль подождать его в гараже, но она боялась разминуться с ним где-нибудь по дороге и поэтому осталась дома. Шерхан улегся на подоконнике и оттуда следил за хозяйкой, которая то ложилась на кровать, то снова вскакивала и бросалась к окну, шипела себе под нос и била ладошками по мутному от воды стеклу. Под конец, устав от волнения и беготни, она  принесла из гостиной плед и села рядом. Оба чувствовали, что ждать придётся долго.
Убаюканная однообразным стуком капель в окно, Аня задремала и проснулась от холода, когда уже начало темнеть. Плед свалился, она потянулась следом и увидела перед собой Андрея. Он просто стоял и смотрел на неё – большой, усталый и небритый, – а потом протянул руки и позвал.
За секунду она очутилась у него в объятиях, прилипла к груди и так замерла, не веря, что время тревог и страхов прошло, он здесь, с ней, и всё теперь будет хорошо.
- Волков, ты вернулся… - повторяла Анька, пока Волков нёс её в спальню.
Он бережно опустил девушку на матрас и начал раздеваться. Она следила за ним, затаив дыхание, кусая губы, и пересчитывала шрамы, которыми пестрело его тело. Анька знала их все, могла отыскать по памяти и никогда не спрашивала, откуда они появились. Отец учил её не задавать глупых вопросов, чтобы не слышать ложь в ответ.
Они с упоением целовались, прильнув друг к другу, словно наконец добрались до того, чего так долго были лишены. Климова отзывалась на слова любимого стонами, прижимала к себе его руки и заставляла гладить, ёрзала, всхлипывала и требовала новых поцелуев. Она чувствовала, что Андрей улыбается, и дёрнулась, когда он поймал её за руки, не давая себя касаться, только ощущать его ласки.
- Волков, пусти… ну пожалуйста… Андрей… - она опять просила, нет, умоляла, чтобы он не переставал её трогать, раздвигала ноги и подавалась на пальцы, дрожала и закрывала глаза, чувствуя губы и руки, а те, казалось, были везде. Зацелованная грудь отзывалась на малейшее прикосновение, внизу живота и между ног сладко тянуло, Анька слышала собственный сдавленный голос и шёпот Андрея у себя над ухом. Она кончила почти сразу, измученная долгим ожиданием, истосковавшись по его нежности и любви, и увидела, что Волков нависает над ней голый, а в следующий миг ощутила его внутри.  Казалось, всё происходит впервые: он медленно двигался, давая ей время привыкнуть, отвлекал поцелуями и старался поймать затуманенный взгляд. Аньку уносило всё дальше, затягивало в сумасшедший водоворот, и она громко стонала, вскрикивала от непрерывных толчков, задыхаясь от наслаждения. Андрей был в ней, наполняя каждую клеточку тела счастьем, которое она когда-то испытывала и едва не потеряла.
Он кончил, оставив её опустошенной, рыдающей у него на плече от радости и облегчения. Аня не могла заставить себя разжать руки и отпустить Андрея, как будто боялась, что всё случившееся ей только приснилось. Наконец она успокоилась и легла рядом, обняв его руку. Волков вырубился почти мгновенно, только успел подтащить её поближе и придавить бедром к матрасу. Было тяжело держать его на себе всю ночь, но Анька была готова вытерпеть любое неудобство, зная, что самое страшное позади и он рядом.
На рассвете она осторожно выползла из-под дрыхнущего парня и на цыпочках ускользнула в ванную. Возвращаясь из поездок, Волков заваливался спать на сутки, а то и больше, в зависимости от того, насколько сильно устал. Приняв душ и подкрасив глаза и губы, Анька натянула на себя первое, что попалось под руку, схватила ключи и сумку и побежала в супермаркет. За эти две недели она успела подъесть всё, что было в холодильнике, а оставлять Волкова голодным совершенно точно не вариант.
Успокоив себя мыслью, что Андрей проспит как минимум до вечера, Климова бродила среди стеллажей и наполняла тележку продуктами. Получилось много, и пришлось везти тележку на парковку. Сложить покупки в багажник ей помог охранник, которому стало невмоготу наблюдать, как худенькая невысокая девчушка заталкивает в машину огромные пакеты.
Как она и рассчитывала, Андрей сладко спал, а на соседней подушке растянулся Шерхан, подставив пузо бледному февральскому солнцу. Прикрыв ладонью рот, чтобы не рассмеяться, Аня перетаскала пакеты на кухню, распихала продукты по полкам и занялась приготовлением ужина. Когда Волков проснётся, его будут ждать вермишелевый суп с курицей, мясо по-французски, жареная картошка, овощной салат и слоеные пирожки с клубничным вареньем. С десертом она провозилась аж до самого вечера. Выпечка Аньке не давалась, хоть убей, и в результате она сама, кухня и даже кот были с ног до головы в муке, а варенье оказалось не только в пирожках, но и на столе. Готовые слойки выглядели перекособоченными, но пахли изумительно. Включив посудомоечную машину, Анюта заглянула в спальню и улыбнулась сонному бойфренду, который сидел на кровати и тёр глаза, широко зевая и мотая головой.
- Проснулся, медведь? – с этими словами она забралась к нему на колени и ткнулась в потную шею. По телу сию секунду промчался рой мурашек, и Климова довольно замурлыкала, почувствовав ладони Андрея на своих ягодицах.
- Волков, ты голодный? – пробормотала Анька, дрожа от удовольствия, и повела бёдрами, помогая ему снять с неё бельё. Он кивнул, приподняв её лицо, и впился в губы, заглушив ответный нетерпеливый стон.
Избавившись от футболки, Климова взяла Андрея за руки и прижала их к груди. Она смотрела сквозь ресницы, как он сжимает и перекатывает между пальцами её соски, и дышала тяжелее с каждой секундой. Толкнув его вниз и заставив лечь обратно на подушку, Аня уселась сверху и наклонилась, придерживая груди ладонями. Она нежно ласкала их, обводила указательным пальцем бледно-розовый ареол вокруг сосков и вздрагивала, чувствуя легкое приятное покалывание между ног. Андрей не отрывал от неё потемневшего взгляда и крепко, чуть не до синяков, сжимал бедра, помогая тереться об него.
- Хочешь? – спросила девушка шёпотом, выгибаясь и подавая ему правую грудь.
У него в глазах вспыхнуло странное выражение, и Анька зажмурилась, когда его губы сомкнулись вокруг соска, втягивая его в рот и слегка прикусывая. Она не понимала, почему её  возбуждает, когда Волков так делает, но смотрела на него и сходила с ума.
В какой-то момент Анька почувствовала в себе его палец и всхлипнула, впиваясь ногтями ему в плечи. Она отодвинулась, забрав у него грудь, откинула назад волосы и принялась целовать, начав с шеи и плеч и двигаясь вниз. Волков попробовал приподняться, но девушка шёпотом велела ему лежать и не дёргаться. Он подчинился, со стоном рухнув на спину и вцепившись руками в подушку. Анька улыбнулась, отбросила одеяло с его паха и восхищенно вздохнула. Андрей усмехнулся, встретившись глазами с подругой, и та медленно облизнулась, ведя кончиком языка по контуру губ. 
Она не скрывала, что ей нравится его член. Наверху Волков хрипло стонал, пока Анька дрочила ему влажной ладошкой и сосала головку, забираясь кончиком языка в отверстие и щекоча уздечку. Заменив руку ртом, она целовала и облизывала жёсткий ствол, а затем обхватила губами яички, посасывая их по очереди. Её невероятно заводила реакция парня, особенно грязные словечки, которыми он её осыпал во время секса. У Волкова срывало тормоза,  и в таком состоянии он мог бы, наверное, затрахать её до смерти.
- Подожди… слышишь? Ну потерпи еще чуть-чуть… - просила Климова, оседлав его бедра и потираясь промежностью о член. Она была чертовски мокрой и сама безумно хотела сесть на него и дать себя отыметь. Было видно, что Андрей держится из последних сил, позволяя ей растягивать собственное удовольствие. И она сжалилась над ним, взяла в руку член и направила в себя, пока не опустилась на него полностью. Было так хорошо, что первые секунды Анька не двигалась, прерывисто дыша. А дальше началось какое-то безумие: Волков трахал её, как будто до этого год обходился без секса, она висела у него в руках, крича и плача от удовольствия. У неё перед глазами плавали разноцветные круги, по телу ручьями тёк пол, а между ног саднило так, словно Волков собрался продолбить её насквозь. Она не помнила, о чём просила его и что слышала в ответ, а потом он опрокинул её навзничь, сложил пополам и принялся вбивать в матрас. Кровать под ними трещала и раскачивалась, за тумбочкой спрятался перепуганный Шерхан и сверкал из темноты круглыми глазами. Анька кричала от нахлынувшего оргазма, громко рыдала и цеплялась за любовника, а тот и не думал останавливаться. Её опять выгибало и размазывало по кровати, ресницы слиплись от слёз, а тело продолжало содрогаться в конвульсиях…
Моргнув, она с трудом подняла голову и уткнулась в  Андрея, который лежал рядом и гладил её по спине. Девушка попробовала что-то сказать, но горло осипло от криков. Они еще какое-то время лежали, приходя в себя, потом Аня вспомнила про остывающий ужин и зашевелилась.  Мышцы отозвались приятной тянущей болью, между бедёр было тепло и влажно, по ним стекала сперма – хотелось собрать её и затолкать обратно.
- Куда? – спросил Волков, удержав подругу за руку.
Она не ответила, хитро улыбаясь, сползла с кровати и на дрожащих ногах отправилась на кухню. Видя её состояние, Андрей собрался следом, но Анька уже вернулась, таща заставленный тарелками поднос. Осторожно, чтобы не уронить, она отдала его бойфренду и легла рядом, нырнув ему под руку.
- Суп попробуешь завтра. Ну что ты смотришь? Налетай.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (Вчера 08:45:33)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Дурная кровь ‡флеш