http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: май 2018 года.

Температура от +15°C до +28°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Дурная кровь ‡флеш


Дурная кровь ‡флеш

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и дата: январь 2037 года
Декорации: Манхэттен и Принстон
Герои: Андрей Волков, Анна Климова (почти Волкова!), Анастасия и Игорь Смирновы
Краткий сюжет: бойтесь своих желаний.

Отредактировано Georgy Klimov (30.04.2018 19:53:02)

+1

2

Настя опаздывала.
Занятия в университете заканчивались в два, но ей пришлось задержаться, а потом бежать со всех ног домой. Последнее сообщение от мужа пришло час назад; он спрашивал – в своей обычной лаконичной манере – где она в данный момент находится. Настя ответила, думая, что Игорь перезвонит, но он этого не сделал. Внутри всё сжалось от предвкушения.
Как нарочно, автобус не появился в назначенный час, и теперь надо было ждать, когда пройдет следующий интервал.
Войдя в квартиру, она оставила обувь в прихожей, сняла трусы и положила их рядом с туфлями. С некоторых пор это превратилось в ритуал, которому Настя Смирнова неукоснительно следовала.
Игорь сидел в гостиной и читал. Подняв глаза от книги, он заметил остановившуюся на пороге жену и поманил к себе.
Голос мужа едва не заставил её застонать. Она успела соскучиться по нему за день.
- Где ты была?
- В университете.
- Занятия закончились в два.
- Профессор Макгил попросила остаться и помочь ей.
Игорь кивнул.
- На колени.
Ей не нужно было повторять дважды, никогда, и Настя очень этим гордилась. В следующую минуту она уже была на полу - ноги слегка расставлены, узкая юбка собралась складками и задралась к поясу, руки лежат на коленях, голова чуть опущена.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил муж, взял её за подбородок и приподнял лицо.
Настя замешкалась с ответом, отводя глаза. От Игоря не укрылось её смущение и, чтобы успокоить и подбодрить жену, он ласково погладил девушку по щеке.
- Скажи мне, - попросил он негромко, обводя пальцем её приоткрытые губы.
- Игорь, это ужасно… - зашептала та, вскидывая на него умоляющий взгляд. Её голос дрожал и сбивался, чувствовалось, что она держится из последних сил. – Я боялась, все поймут, что со мной происходит…
- Покажи мне.
Игорь смотрел, как жена садится, поднимает юбку и разводит ноги в стороны. У него покалывало кончики пальцев, когда он коснулся её обнаженного тела. Настя кусала губы, её взгляд метался между лицом Смирнова и его рукой. 
От первого же прикосновения девушку будто прошило током, и она крепко зажмурилась, сдерживая тихий стон. Не отрывая от неё глаз, Игорь провел тыльной стороной ладони по набухшим, влажным губам.  Настя задрожала и приподняла бёдра.
- Пожалуйста, - прошептала она едва слышно.
- Что?
- Игорь
Не отвечая, он ввёл в неё палец, нащупал свободный конец веревки, соединяющий два металлических шарика, которые она носила в себе весь день, и потянул. Настю выгнуло ему навстречу.
- Игорь, вытащи их… я тебя умоляю…
- Больно?
Она помотала головой и изо всех сил вцепилась пальцами в густой плотный ворс. С неё ручьями тёк пот, слегка кружилась голова, а во рту пересохло, и приходилось поминутно облизывать губы. Муж звонил ей каждые два часа и заботливо спрашивал, как она себя чувствует. «Это невыносимо», - шептала Настя и сжимала ноги. Ей казалось, что на неё все смотрят и догадываются, в чём дело. Игорь предупреждал, что будет нелегко, но она пообещала терпеть. В середине дня он разрешил ей пойти в туалет и приласкать себя. Настя не стала выключать телефон, чтобы муж мог всё услышать сам.
Сидя на унитазе с раздвинутыми ногами, девушка самозабвенно мастурбировала и одновременно с этим старалась удержать вагинальные шарики на месте. Сегодня каждый шаг превращался в пытку, и приходилось постоянно напрягать мышцы, чувствуя толчки внутри. К вечеру она так возбудилась, что боялась кончить от тряски в автобусе. Хотелось задрать юбку и засунуть в себя пальцы прямо там, не обращая внимания на людей вокруг.
- Ты не кончила, - не вопрос, а скорее, утверждение. Игорь не сомневался, что без его разрешения жена не посмела бы довести себя до оргазма.
Настя не смогла выговорить ни слова, насаживаясь на трахающие её пальцы. Игорь не входил в неё глубже одной фаланги, и это сводило с ума. Она знала, что умолять бесполезно и едва не рыдала от бессилия и возбуждения. Шарики распирали изнутри, они опускались вниз, и Настя сжималась, возвращая их обратно. А после того, как муж раскрыл её пальцами, лаская недалеко от входа, делать это стало труднее.
- Сожмись.
- Я не могу… - прорыдала жена, отворачиваясь.
Её трясло, ноги дрожали, и она ужасно боялась описаться. Настя не смогла сходить в туалет в университете - сначала не было времени, а потом это просто вылетело у неё из головы, и теперь остро ощущала, что мочевой переполнен.
- Постарайся, милая.
Он втолкнул в неё палец и погладил верхнюю стенку влагалища. Настя испугалась, что сию секунду кончит и сжалась. Шарики вновь переместились.
- Ты умница, детка, - шепнул Игорь, наклоняясь к её губам и сцеловывая с них слёзы.
Настя послушно приоткрыла рот, впуская его язык, и тихонько застонала. Муж ласкал ей клитор, втирая в кожу вытекающую из влагалища смазку. От трения и щипков половые губы распухли и покраснели, клитор горел и пульсировал под жесткими пальцами. Ей было немного стыдно, что она так сильно течёт, но ничего не могла с собой поделать. Она проходила весь день в промокшем насквозь белье и призналась в этом мужу по телефону.
Игорь остался спокоен и приказал ей отправляться на следующую пару без белья. Настя оцепенела от страха, но без возражений подчинилась. Когда профессор объявил об окончании лекции, она в полной прострации вышла из аудитории и, с трудом переставляя ноги, побрела в дамскую комнату. Трусы лежали у неё в сумке.
Настя очнулась, когда увидела, что муж отодвигается от неё и встает. В затуманенных глазах мелькнула паника: что она сделала не так, почему он уходит?! Заметив это, Игорь успокаивающим жестом коснулся её лица и расстегнул брюки. Не дожидаясь разрешения, девушка встала на колени и обхватила губами показавшийся из трусов член. Смирнов задохнулся, когда жена, постанывая, принялась сосать головку, словно только об этом и мечтала весь день, положил ладонь ей на затылок и сжал волосы. Мир сузился до её горячих влажных губ, языка и горла, в которое упирался его член. Настя заглатывала его целиком, утыкаясь носом в пах, отстранялась и ловила высунутым языком ниточки слюны. Игорь не имел возможности сравнивать с другими женщинами, но его поражало, с каким наслаждением жена делает ему минет.
Держа Настю за волосы, он насаживал её на себя и смотрел, как розовеют скулы и подёргиваются пеленой голубые глаза. Она цеплялась за него, расслабив горло и сглатывая копившуюся во рту слюну. Удовольствием прошивало от копчика до макушки, и Смирнов хрипло стонал, ощущая приближение оргазма.
Когда он кончил, оба дрожали. Проглотив сперму, Настя дочиста вылизала член  и обняла мужа за ноги. Хотелось кончить самой и в туалет. Её так ломало, что она готова была тереться даже об его ботинок, если это принесёт хоть какое-то облегчение измученному телу.
- Игорь, ну пожалуйста… - попросила девушка, прижимаясь к нему грудью. –  Потрогай меня, пожалуйста… Игорь, я больше не могу это терпеть…
Она жалобно вскрикнула, когда он опрокинул её на спину и с силой вогнал пальцы в промежность. Шарики стукнулись друг о друга и уперлись в шейку матки. Смирнов трахал её рукой, меняя количество пальцев, складывал щепотью ладонь и вкручивал внутрь до самых костяшек. Настя хрипела, раскинувшись перед ним на ковре, вставала на мостик и умоляла вытащить из неё шарики. Игорь пропускал просьбы мимо ушей, и ей оставалось терпеть.  Настю распирало изнутри горячим и твёрдым,  хотелось и вытолкнуть это из себя, и сильнее сжать. Её выгибало от удовольствия, от растущего напряжения внизу живота, от грубости Игоря и собственного неутолимого желания.
- Пожалуйста… о боже, пожалуйста…
Почувствовав, что неё вытягивают шарики, Настя заплакала от облегчения. В ту же секунду накатил оргазм. Она кончала и кончала, стискивая бедрами его руку, билась на полу, как выброшенная на берег рыба, и в страхе звала мужа… Игорь обнимал её, зажимая промежность ладонью, и жадно целовал.
Обессиленная, опустошенная, с блаженной улыбкой на лице, Настя повернулась к мужу и обвила его шею руками. Каждый раз, когда они с Игорем занимались любовью, она теряла себя и заново находила в его объятиях. Она просто изнемогала от счастья рядом с ним…

Лежа на животе, Аня смотрела на спящего Волкова. Вчера он поздно вернулся, когда она уже спала. В эти четыре дня Андрей ходил вокруг подруги на цыпочках, как сапёр по минному полю – когда наступали «эти» дни, Климова становилась неуправляемой, срывалась по пустякам, а потом рыдала, заедая стресс шоколадом. В первый день она вообще лежала пластом, закидывалась обезболивающим и грызла подушку. А дальше начиналась карусель. Эмоции выходили из берегов, и настроение менялось за секунды.
Волков спал как убитый, заняв собой половину кровати. Выпростав из-под одеяла руку, Аня осторожно погладила его ладонь и подняла голову, проверяя, не проснулся ли тот. Андрей не пошевелился, и она снова легла. Месячные закончились еще вчера, и теперь ей страшно хотелось секса. Но будить Волкова, который дни напролёт пропадал с ребятами в мастерской, перебирая тачки, и готовился к гонкам, девушке не позволяла совесть. Пусть отдохнёт, а она пока сделает завтрак.
Выбравшись из постели, Анна надела футболку, в которой ходила дома, и отправилась на кухню. Волков ел за троих, он был прожорливый, как медведь.  Напевая себе под нос, девушка разбила в стеклянную миску шесть яиц, кинула щепотку специй и влила тоненькой струйкой молоко. Быстро взбила всё ложкой и выплеснула на сковороду. Туда же отправились нарезанные ломтиками спелые помидоры, кусочки колбасы и сладкий перец соломкой.  Пока готовилась яичница, Аня принялась за сэндвичи. Она как раз заканчивала накрывать на стол, когда позвонила сестра.
После отъезда с мужем в Принстон Настя стала реже выходить на связь, с головой погрузившись в учёбу. Но она скучала по старшей сестре, а Смирнов был рад увидеться с другом, когда приезжал домой на выходные. Несмотря на разницу в возрасте, у них с Волковым нашлось немало общего, включая неодолимую тягу к женщинам из семьи Климовых.
Но теперь Настя звонила, чтобы пригласить сестру в гости. У них с мужем не получится в ближайший месяц выбраться в Нью-Йорк, а Аня до сих пор не видела, как они устроились на новом месте. После свадьбы, зная, что молодожёны подали документы в один университет, родители помогли им купить квартиру-студию в Принстоне. Настя присылала сестре фотографии и уверяла, что в реальности всё еще лучше.
- Приезжай, и сама всё увидишь. Можем даже в клуб сходить, их тут полно, - соблазняла Настёна, оглядываясь через плечо на мужа. – Здесь очень классно, тебе понравится. И Андрею тоже. Я по вам обоим так соскучилась….
- Ладно, - сдалась Анюта, плюхаясь на стул. – Закину удочку Волкову, когда проснётся.
Они еще немного поболтали, и минут через десять Климова услышала тяжёлые шаги в коридоре и как хлопнула дверь в ванную, а вскоре после этого раздался шум льющейся воды.
- Всё, мне пора, я потом перезвоню.
Она не услышала ответа сестры, глядя на появившегося в дверях Волкова. Он был такой большой, сонный и лохматый, что невозможно было удержаться от улыбки.
- Привет.[nick]Игорь Смирнов[/nick][status]...[/status][icon]http://sa.uploads.ru/kUT0A.jpg[/icon]

+1

3

Волков знал, что «женские» дела это плохо, но чтобы так. Конечно, опята наблюдения за всем таким у него не было. Девушки, с которыми ему случалось заскакивать в кровать, не прибегали к нему с этими делами, да и вели себя спокойно. Анька же будто сорвалась с цепи. В то утро, он проснулся от того, что под ухом услышал мычание. Пошарив рукой, он провел по телу Климовой отчего-то с утра одетой в футболку. Он точно помнит, что она засыпала голая.
- Ань, что случилось? – приподняв голову, подпирает ту ладонью, пытаясь сам проснуться. Коснувшись ее плеча, он попытался повернуть ту к себе. Но Аня дернулась, поджимая сильнее ноги. Андрей сел, скривившись от тепой боли в паху. Утренний стояк буквально распирал член, и резко возникло желание обрадовать себя утренним сексом. Хотя Климова никогда не возражала. Но сейчас, судя по тому, как она лежит, радость будет только у него. – Так, иди сюда.
Накрыв ноги одеялом, Волков поднял Аньку на руки и усадил на себя. Она так и не выпустила из рук подушки. Чего рыдает? Он понял, что ее организм раз в месяц ведет себя не так, но впервые видел, что это больно. Сжав Климову руками, он упал на подушку, обхватывая ее ногами, не давая вырваться. Шикнул на ухо и пальцами откинул мешающие волосы. Чем помочь? Как потом окажется надо бежать прочь. Если в первый день Климова лежала в позе эмбриона, то на второй день его с утра накрыло строгим голосом:
- Вставай! Я буду стирать постель.
Он вылупился на нее спросонок, протирая глаза.
- Тебе что руки девать некуда? Меня почеши. Дай поспать, - взмолился Волков, утыкаясь лицом в подушку, которую обнимал своими ручищами. Анька не долго думала. По голой заднице прошлись рукой, да так сильно, что Андрей вскочил, вставая в оборонительную стойку. Он еще никак не мог понять – снится или нет. Климова опустила глаза вниз, свела брови на переносице.
- Волков, не до этого сейчас, - сдернула простынь и ушла, оставив Андрея офигевать от происходящего.
- Ага, сейчас до поорать на пустом месте, - он не думал одеваться. С чего это? Это ей не надо секса, а ему надо. Вот пусть смотрит и мучается, точнее мучиться будет он, а она завидовать.
Перебравшись в гостиную, парень стащил с кресла подушку, которую Ане подарила ее мать, с вышитыми медвежатами, растянулся на диване, не помещаясь, свешивая ногу. Он уже начал засыпать, как по квартире раздался звук динамиков от музыкального центра.
- Климова! Ты охренела!? – крикнул он, не зная куда деваться от музыки. Девушка вошла в комнату с тряпкой для пыли. – Послушай, - Андрей сел на диване, смотря на Аньку. - Я дико устал. Два часа и я свалю на работу. Хоть голос сорви, пой.
- Я убираюсь, - как ни в чем небывало произнесла она, начав переставлять с полки модели машинок.
- Спальня свободна? – Поинтересовался он.
- Да, но там не постелено.
- Да мне похер, - проворчал Андрей, проходя, укусил Аньку за плечо. Вытащил из приоткрытого шкафа трусы, завалился спать на одни матрасы. Голова гудела, что Андрей готов был ее открутить, поставить на полочку, а потом, когда все пройдет приладить обратно.
Возвращаясь поздно, Волков тихо крался, насколько мог и умел, по квартире. На кухне его ждал ужин, что налопавшись от души, он заваливался спать.
Просыпаться он начал, когда почувствовал, что его плеча не касается тело Ани. По привычке пошарив по кровати рукой, перевернулся на спину и сладко потянулся. Ароматы манили покинуть комнату. Вероятно, Аня приготовила очень вкусное что-то. Лиза всегда говорила, что не повезет его жене, потому что аппетит у ее сына это страшнее стихийного бедствия. Но ничего, Анька справлялась. Причем Волкову очень нравилось.
Открыв воду в ванной, почти вслепую, Андрей умылся. Рука прошлась по щетине, и тут он понял, что пора бриться. Ну, или хоть из обросшего дикаря превратиться в бомжа культурного. Климова не возражала против того, что его лицо не гладкое, чем весьма радовала Андрея. А проснуться не получилось, и он зашел в кухню, почесывая макушку, откровенно зевая.
- Ага, привет, - двинулся к Аньке, прижав ту к столу собой, переваливавшись пальцами тыкнулся в яичницу. Почувствовав на своей спине ее ладошки, гортанно порычал, улыбаясь. Облизнул палец, провел языком по обнаженному плечу девушки.
- Мой Волков проголодался? – проведя ногтями по его спине, прошептала Анька.
- Твой Волков, - Андрей провел рукой по ее бедру, заводя ладонь на внутреннюю сторону ноги девушки, приподнял ее, усаживая на разделочный стол, - на диете уже четыре дня. Как думаешь, куда ему бежать? – провел рукой по ее лобку, как бы нечаянно коснулся соединения половых губ, где прятался клитор.
По сути, вопрос всегда обстоял иначе – Андрей не хотел ни с кем связываться на дольше пары месяцев. Но с Климовой ситуация обстояла иначе. Она не спрашивая разрешения, ворвалась в его жизнь в самом начале, когда он был мальчишкой и прочно там обосновалась. И такая наглость была ему по нраву.
- Моя женщина проголодалась? – спросил он, обнимая ее за талию.
- Если мы не остановимся, то моя яичница станет холодцом, - усмехнулся Волков, ловя ее губы своими. Сколько в этой женщине было крышесносного темперамента, сколько страсти, что он ощущал порой себя Фениксом. Анька сжигала напалмом своих эмоций. Сейчас он был готов поклясться, что слышал, как рушатся внутри девушки барьеры, как бьется о его тело горячее сердце Климовой.
-Хотя и черт с ней, - улыбнулся парень, освобождая Аньку от футболки.
Нести Аню в спальню у Волкова просто не было терпения. Парень не был настроен на долгую прелюдию – и едва он почувствовал как Климова загорелась, вворачивающими движениями ввел в нее палец. Другой рукой мял ее грудь, жадно сжимали покрасневшие от пары ущипов соски. Четыре дня быть рядом и не владеть своей женщиной для Андрея это едва ли не испытание. Волков помнил четко, что Аньке нравилось быть принужденной, а не соблазненной – действовал нарочито грубо. Всего пара минут и дыхание девушки стало куда чаще. Анька почти задыхалась, впиваясь ногтями в его плечи, а Волков отошел от нее и, смотря в ее туманные глаза, стал стягивать с себя штаны. Климова облизалась, как кошка при виде сметаны. Девушку не надо было уговаривать. Сползя со стола, она присела перед Андреем и ее губки сомкнулись на его твердом члене. Держа ее за затылок, Волков задвигал бедрами, ощущая, как язычок Ани послушно порхает по его твердой плоти. Легкое прикосновение зубов к члену вызвало в Волкове животный рык, что он дернул Аньку за волосы упираясь в ее горло головкой и замер.
- Сосешь ты  великолепно, продолжай, - двинулся назад, позволяя Ане контролировать сам процесс. Опираясь руками о край стола, он опустил взгляд, смотря как ее рот буквально высасывает из него последние силы. – Да…..
Это завораживало. Голова Аньки то приближалась к его паху, то отдалялась с приятным чмоком, когда она отпускала его член, дразнила кончиком языка, водя по уздечке. Он дергался, но сдерживал себя, чтобы не наброситься и не вставить ей в рот со всей дикой силой, что в нем копилась четыре дня. Взяв ее за волосы, Волков не дал коснуться себя больше. Ему хотелось ее поиметь и почувствовать везде. Присев на колени, дернул девушку на себя, рукой держа член так, что Аня не успевает сообразить или подстроиться, как уже сидит на его жесткой плоти, а сам Андрей давит ее бедра ниже. Он был до предела возбуждён, ждать не собирался ни секунды. Быстрыми движениями он буквально вбивает себя в нежную плоть Климовой, отчего Анька тихо постанывает при каждом его рывке. Внутри нее все жарче и влажнее, а в стонах все больше похоти и меньше боли. Она запрокидывает голова, и парень впивается в ее шею поцелуем-укусом, оставляя следы зубов.
От каждого рывка Климова сжималась еще сильнее чем от предыдущего - и она терпела, не достигая вершины, охватывая ножками Волкова и прижимаясь к нему. Впрочем, Андрей даже не замедлился - ему требовалось сейчас гораздо дольше и больше. Он продолжал долбить ее нежную плоть, правой рукой держа ее за плечо, а левой скользнув по боку, ниже, по бедру, заходя сзади...
Палец лег на туго сжатое колечко входа и слегка надавил. Анька охнула, забившись под ним, словно это доставляло ей боль или стыд. Невзирая на ее стон, Андрей надавил пальцами, преодолевая слабое сопротивление, и стал массировать ими свой член в ее лоне. 
Он ускорился, уже ощущая свой приближающийся финал - и по дому раскатился их с Аней сдвоенный стон, когда семя Волкова. пульсируя, хлынуло в матку девушки. Стиснув ее бедра до синяков, мужчина еще несколько раз толкнулся в ее мягкую плоть, ударяя все еще твердым членом по чуткому входу в матку, и резко остановился, ощущая, как его тело содрогается в приступах оргазма.
С этой женщиной в такие моменты Волков чувствовал себя одичавшим зверем, а той, похоже, это нравилось. Наконец какое-то время спустя они оба рухнули на пол, Анька оказалась на Андрее, который ласкал ее обнаженное тело, а второй рукой гладил по волосам.
- Климова, такие завтраки заставляют желать вечной жизни, - приподнял ее лицо, всматриваясь в туманные глаза девушки. Ее дыхание сбивчиво вырывалось через приоткрытые губы, и Андрей не удержался, вновь  жадно целуя их. Он чувствовал, как по ногам стекало, и, приподняв Аньку, он спустил ее чуть ниже, словил кайф растирая ею о себя их влагу.
Вставать совсем не хотелось, но голод уже другого рода требовательно урчал в животе. Поднявшись, не давая Ане касаться пола, усадил ее на стул, взяв сковородку, стал есть руками. После секса с ней в нем всегда проспался зверский аппетит.
- Настя звонила.
- С утра? - удивился Андрей, - Смирновым не спится.
- В гости зовут. Поедем?
- Не вопрос, - поставил сковороду на стол, Волков присел на корточки рядом с Аней, - надо в гараж заехать, я на Ласточке приехал. Тачку поменяем и махнем.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (30.04.2018 20:21:23)

+1

4

Два месяца назад они  с Волковым переехали из гаража в новый дом, а Анна до сих пор с грустью вспоминала старую квартиру. Она скучала по той кровати, которую в шутку называла траходромом, кожаному дивану, креслам и столу на кухне. На память приходили десятки мелочей, которые пришлось оставить или продать, когда настало время съезжать. На Волкове висел огромный долг, и у него был всего месяц, чтобы расплатиться. Пока Андрей лихорадочно искал деньги, готовый расстаться со всем, что у него было, включая Ласточку и Рычалку, Анюта тоже не сидела сложа руки. Они с сестрой отнесли в ломбард украшения, подаренные родителями, Аня продала свой «Шевроле Камаро», а недостающую сумму дали Ивлевы и Смирновы, которые были в курсе ситуации.
Она упрашивала Андрея оставить машины, и была счастлива, когда он после долгих уговоров всё-таки согласился. Ребята собрали вещи и перебрались жить в гараж, и эти несколько недель были, пожалуй, самыми  трудными в её жизни. Аня старалась не показывать бойфренду, как ей тяжело, но всякий раз, переступая порог их нового жилища, она словно попадала в клетку. Стены и потолок давили, создавая впечатление замкнутого пространства, и очень скоро у Климовой случился первый в жизни приступ клаустрофобии. Андрей работал с ребятами в мастерской, и девушка до вечера просидела одна, борясь с головокружением и тошнотой.
Поэтому, когда Волков сказал, что к декабрю купит квартиру, Аня готова была скакать от радости.
Друзья помогли найти подходящую мебель, а её мама и тётя Лиза привезли шторы, ковер в гостиную и ворох постельного белья. Ане очень хотелось воссоздать прежнюю уютную атмосферу, и надеялась, что рано или поздно у неё это получится. Андрей называл подругу неугомонной, а она чувствовала себя виноватой за кавардак в его жизни. В конце концов, он оказался в этой ситуации из-за неё.
Анна холодела от страха и покрывалась липким потом при мысли, что её отец мог спокойно убить Волкова. Климов жёстко вёл бизнес и безжалостно расправлялся с теми, кто решался перейти ему дорогу. Поступок Андрея мог дорого ему обойтись, но принимая во внимание все обстоятельства, Георгий Александрович ограничился тем, что выставил парню колоссальный счёт за понесённые убытки. Бизнес есть бизнес, и за ошибки приходится дорого платить.
Аня не осуждала отца, понимая, что он прав со своей стороны. Но осталась с Андреем, не сомневаясь, что отец одобрит. Превыше всего Георгий Климов ценил в людях преданность.
Когда Волков спросил, согласна ли она какое-то время пожить в гараже, девушка не колебалась ни секунды. У неё и в мыслях не было отказаться от него и вернуться к родным. Её семья – это Волков, она пойдет за ним куда угодно, хоть к чёрту на рога.
Ане было стыдно за то, что не дала Андрею поспать накануне, хоть и знала, что он сильно устал, проработав всю ночь в мастерской. Весь день у неё скакало настроение, хотелось наорать на Волкова и поплакать у него в объятиях. Она выбрала третий вариант, врубила на полную мощность колонки и рьяно принялась за уборку. Андрей не выдержал энтузиазма подруги и сбежал через два часа.
К вечеру девушку стало понемногу отпускать, и до самой ночи она готовила бойфренду ужин, накрыла на стол, а сама ушла спать. Она не слышала, когда вернулся Андрей, только поняла, что стало жарко, и придвинулась впритык к источнику тепла. Ей нравилось во сне прижиматься к Волкову, забираться ему на спину,  и будить по утрам, покусывая загривок.
После всех событий они смогли сесть и откровенно поговорить о своих проблемах. Вернее, проблема была одна, и это едва не разрушило их отношения. Неспособность Анны получать вагинальный оргазм доставила обоим немало неприятных минут. Каждый переживал болезненную ситуацию по-своему, а в итоге они чуть не потеряли друг друга. Аня была бесконечно благодарна Волкову за терпение и заботу, которой тот её окружил. Андрей в прямом смысле не спускал с неё глаз, а если приходилось куда-то уезжать, в доме постоянно тусовался кто-то из его знакомых. 
Поначалу ей казалось странным такое поведение бойфренда – с недавних пор что-то изменилось в их отношениях, - но со временем привыкла, что Волков всегда рядом и она больше никогда не будет одна. 
Секс был потрясающим. Анне и прежде нравилось, как они занимались любовью, но за минувший месяц она уже четырежды испытала оргазм, кончив только от фрикций. Для неё это было огромным достижением, и она видела, что Андрею это тоже приятно. Он ничего не говорил вслух, только целовал еще жарче и так стискивал своими ручищами, что замирало сердце. Аня знала, что парень переживает, но вряд ли представляла, насколько.
В самом начале, когда стало понятно, что без дополнительной стимуляции она не кончает, Климова попробовала сказать Андрею, что это не важно. Но Волков так на неё посмотрел, что душа ушла в пятки. В ответ Анна получила резкую отповедь, что он, вообще-то, не конченый эгоист и ему далеко не плевать, что она чувствует во время секса, и не придумала ничего лучше, как растерянно пискнуть: «Андрей, не сердись, пожалуйста… Я буду стараться».
На секунду ей показалось, что парень её ударит. Вместо этого он встал, поцеловал её в губы и спокойно ответил, что они оба постараются. Бог знает, чего ему стоило тогда сдержать чувства.
Она и в самом деле старалась, но выходило только хуже. Зато когда тревоги улеглись, и окончательно исчез страх, что Волков не захочет иметь рядом ущербную женщину и бросит её, Климова успокоилась и расслабилась. Секс снова начал приносить удовольствие и, кончив впервые за долгое время, Анна рыдала от счастья.
Андрей досконально изучил её тело, но это была лишь вершина айсберга. Главным была его любовь к ней, от которой она загоралась. То, что Анна читала в его глазах, ощущала в прикосновениях, впитывала кожей – всё это заставляло её сходить с ума от желания. Она надеялась, что он тоже это видит.
Ей нравилось, что Волков берёт её, не спрашивая, потому что знает – она всегда «за». Она любила жёсткий, изматывающий секс на грани насилия, после которого между ног саднит, горло хрипит от криков, а тело сотрясается в приступах дрожи. Она просила Андрея не сдерживаться, не бояться и не щадить её. И всё равно чувствовала, что он осторожен. В этом был весь Волков.
Но, господи, как же ей было с ним хорошо… После четырёх дней воздержания внутри кипел вулкан. Климова потекла моментально, стоило Андрею её коснуться.
- С козырей заходишь, Волков, - пробормотала она неслышно, закрывая глаза и вздрагивая, едва его пальцы задели клитор.
Она слегка развела колени, откровенно напрашиваясь на ласку, и та не заставила себя ждать. Андрей вгонял в неё пальцы, прокручивал внутри и разводил в стороны, словно проверял эластичность влагалища.  Аня изо всех сил цеплялась за край стола, немного откинувшись назад, и подмахивала. Она любила, когда Волков трахал её пальцами, нарочно растягивал и нанизывал на руку, как куклу. В такие моменты Анне казалось, что еще чуть-чуть, и она потеряет сознание, истекая смазкой.
Но ей не позволили долго кайфовать и, разлепив намокшие ресницы, она увидела, что Андрей раздевается.  Соскользнув со стола на пол, девушка подползла к нему, виляя задницей, и, высунув кончик языка, лизнула крупную головку.
Волков был большим. Очень.
Она знала, ему нравится трахать её в рот и смотреть, как губы обхватывают мощный, перевитый венами ствол и смыкаются в кольцо, двигаясь по всей длине от головки к паху. У неё не сразу получилось взять его целиком, но через короткое время Аня смогла приноровиться к размерам любовника.  Она облизывала ствол, скользя губами и языком по венам, придерживала ладонью у основания и щекотала языком отверстие на головке.
Стоя над ней, Волков хрипло стонал, засаживая ей в рот, и девушка задыхалась от возбуждения, борясь с желанием начать себя ласкать. Но она держалась, зная, что в этом случае оргазм её накроет сразу же. Аня хотела почувствовать в себе его член, и вскинула глаза, не переставая сосать.
Она не успела сообразить, как оказалась верхом на парне и, застонав, уронила голову ему на плечо. Андрей не дал ей шанса прийти в себя, сразу начав трахать. Анна цеплялась за его шею, чувствуя, как движется внутри горячий твёрдый поршень, распирая тесный канал. Её лицо страдальчески морщилось при каждом толчке, но оба знали, что это гримаса удовольствия, а не боли.  Поцелуй на шее горел, точно клеймо, и девушка вскрикнула, запрокидывая назад голову и кусая губы. Ей было невероятно, безумно хорошо, и она лихорадочно и жадно сжималась в ответ, заставляя парня стонать громче и сильнее насаживать любовницу на себя.
Анна чувствовала, что между ног течёт, и целовала Волкова, сходя с ума от рук, блуждавших по её телу. От пальца, вторгшегося в анус, она сначала испуганно дёрнулась, а поняв, что он всё равно возьмёт её так, всхлипнула и зажмурилась. Климову била дрожь, которая становилась всё сильнее по мере того, как текли минуты, а Андрей имел её сразу с двух сторон. Она извивалась на нём, царапалась и отчаянно стонала, пытаясь то ли укусить, то ли  поцеловать. По тому, как он двигался, Анна поняла, что финал близок; Волков сжимал её бедра, врывался в распаханное влагалище, которое трепетало от предвкушения оргазма. Анну выгнуло, и она сжалась, крича и плача. Она ощущала толчки глубоко внутри и как сперма выплескивается в матку, и её собственные мышцы судорожно сокращались, заставляя  всхлипывать от облегчения.
Андрей ласкал её и приводил в себя поцелуями. Анна лежала на нём, не испытывая желания двигаться, но её подняли и усадили на стул, и она растеклась по сиденью, глядя из-под ресниц на жующего Волкова. Ей самой ничего не хотелось, разве что полежать.
Во время завтрака она рассказала ему об утреннем разговоре с сестрой. Волков тут же согласился сгонять к друзьям в Принстон, и Анна поняла, что пора отскребать себя от стула и идти собирать вещи в дорогу. Погладив парня по щеке, она нехотя поднялась и, зевая и потягиваясь, побрела в спальню. Через полчаса сумка была собрана, а Аня пошла в душ. Она не стала перезванивать сестре, решив сделать своим появлением сюрприз Настёне и Игорю.
В гараже, как обычно, толпился народ, сплошь знакомые лица – Пит, Анхелика, Мия и еще пара ребят, с которыми её познакомил Волков. Все они хоть раз, да побывали у них дома, а с Анхеликой они вообще были не разлей вода и частенько зависали в клубах. Анне и в голову не приходило, что за ней всё время приглядывают и радовалась любой возможности повеселиться. Она любила постоянно находиться в движении и получать свежие впечатления.
Закинув сумку с барахлом на заднее сиденье Рычалки, Климова достала телефон и открыла карту Принстона. Смирновы жили в южной части города в небольшой квартире, подаренной родителями. По пути туда Аня листала фотографии, которые ей отправляла сестра, а когда они закончились, открыла следующую папку. К концу поездки она пересмотрела весь свадебный архив, с улыбкой вспоминая беготню по магазинам и суматоху, связанную с подготовкой торжества. Настя захотела европейскую свадьбу, чтобы подружки невесты были в одинаковых платьях, а мужчины надели смокинги.
Погружённая в свои мысли, Анна не заметила, что они уже въехали в Принстон.  Припарковавшись возле дома, Андрей помог своей спутнице выйти из машины и забрал у неё сумку. Зайдя в лифт, Климова позвонила сестре.
Настя не сразу поверила, что они действительно здесь, в двух шагах от неё, и это совсем не шутка. Распахнув дверь и увидев на пороге сияющую Анну, она пронзительно завизжала и бросилась обниматься. У неё за спиной показался Смирнов и, ни слова не говоря, протянул Андрею руку.
- Господи, Ань, как же я рада! – твердила Настя, затаскивая сестру в спальню, и прижала её ладони к своему лицу. – Я так соскучилась
- Скажи спасибо Волкову, домчал с ветерком, - улыбнулась та, осматриваясь вокруг.
Ей нравился интерьер квартиры, выдержанный в тёплых коричневых тонах. Здесь было уютно, и Анна чувствовала себя почти как дома.
- Ты, наверное, устала с дороги, - спохватилась Настёна, пожирая глазами сестру. Казалось, они не виделись сто лет, и за это время Анна еще похорошела и расцвела. – Хочешь отдохнуть? Сварить тебе кофе?
Покачав головой, Аня присела на кровать и провела ладонью по покрывалу.
- Ты говорила, здесь неплохие клубы. Сходим куда-нибудь сегодня, м?
- Конечно. Собирайся, - закивала та и побежала к мужу.
Мужчины сидели в гостиной и о чём-то вполголоса беседовали. При её появлении разговор прервался, и Смирнов вопросительно взглянул на жену. Слегка смутившись, что помешала, Настя сказала, что они хотят поехать вечером в клуб.
- Ладно, - кивнул Игорь, переглянувшись с приятелем. Волков хмыкнул и пожал плечами. Что тут скажешь? Анька не намерена гулять по городу, знакомясь с местными достопримечательностями - ей такие развлечения не по вкусу.
Девчонки отправились чистить пёрышки и наряжаться, а парни сели перекусить. Когда прибыли гости, Смирновы как раз собирались обедать. Настёна так взволновалась, что ей кусок в горло не лез, Аня удовлетворилась овощным салатом и картофельными чипсами, остальное умял оголодавший Волков.
В клуб они приехали к семи, и Анна была удивлена скоплением народа внутри помещения. Ночная жизнь в Принстоне начиналась довольно рано, особенно по меркам Большого яблока. С заходом солнца на улицах становится тихо и малолюдно, люди постарше уже дома, а молодёжь зависает в клубах. Здесь любая вечеринка заканчивается на рассвете, когда город только начинает просыпаться.
Протолкавшись сквозь толпу к барной стойке и крепко держа Настю за руку, чтоб не отстала, Анна приземлилась на высокий крутящийся табурет и улыбнулась бармену.
- Один «Солёный пёс» и бокал шампанского.
Настя пила медленно, маленькими глотками, и искала глазами мужа. Допив коктейль, Аня встала и развернула сестру лицом к танцполу. Через минуту они очутились в самом центре, не расходясь далеко и держа друг друга в поле зрения. Почувствовав, что её обнимают, Климова оглянулась через плечо. Сзади к ней пристроился незнакомый черноволосый парень и, ухмыляясь, скользнул горячими ладонями по голым плечам. Она отодвинулась от него, но незнакомец не отставал. На танцполе было тесно и волей-неволей приходилось соприкасаться с другими танцующими. Решив не обращать внимания на настырного придурка, Анна улыбнулась сестре и позволила музыке себя унести.
Когда зазвучал новый трек, у неё над ухом раздался хрипловатый голос: «Можно тебя угостить?» Обернувшись, девушка упёрлась взглядом в парня, который тёрся рядом, пока она танцевала.
- Нет.
Откуда-то сбоку вынырнула Настя, и Анна обняла сестру за плечи, притянув к себе. Парень улыбнулся и вскинул руки, делая шаг назад.
- Понял, не дурак. Извините, девчонки.
Анна прикусила губу, отворачиваясь, и ласково потрепала сестру по волосам. Как только парень скрылся из виду, она прыснула со смеху и потянула Настю танцевать.

платье Анны

http://s3.uploads.ru/t/DPwyT.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

+1

5

Андрей долго смотрел из окна новой квартиры. Привыкнуть к ней он не мог, а выкупить старую не получилось. Покупатель нашелся быстро. Даже кровать не отдали его, хотя он предлагал хорошие деньги за нее. Он лично делал эскиз на нее, искал нормальных мебельщиков, которые бы слушали  его и делали так, как ему нужно.
Случившиеся события , что привели к продаже квартиры, житья в гараже и бешенный ритм заработка, полностью повернули в Андрее все представления на свои чувства к Анне. Он не любил ее, как парню казалось раньше. Волков дышал ею, как человек не способный прожить и минуты без кислородной маски, как раненый волк не может выжить без своей волчицы, которая крутится рядом и зализывает ему раны. До этого парень не понимал, что так можно любить и жаждать человека….
- Андрей, - мать шла за ним и несла сумку с его одеждой, пытаясь остановить сына от принятого решения. - Ты можешь объяснить, что произошло за одну ночь, и ты на утро говоришь, что съезжаешь?
- Мам, - Волков бросил сумку на землю и посмотрел в глаза женщины, которая не побоялась просить сохранить ему жизнь у Климова. – Я очень вас люблю. Но позволь сейчас сделать так, как я считаю для себя нужным и правильным.
Его взгляд прошелся по очертанию дома, в котором он вырос, был счастлив. Но в какой-то момент почувствовал себя загнанным в угол. Он больше не мог встречаться за завтраками с Аней, улыбаться и делать вид, что ему все равно. Она просто та, кто рушила его замки, ломала игрушки, таскалась по пятам и просила поиграть с ней, что она больше так не будет. Но все равно делала, а он стоял в углу, отдуваясь за свою несдержанность.
Сейчас дома были лишь он и мама. Тетя Нина с Настей уехали на выставку, дядя Егор с отцом и дядей Богданом занимались очередным проектом своей сети парикмахерских. А Анька была в школе. Андрей специально подгадал время выйти из комнаты, что мать была в саду с другой стороны дома. Перетащить последние сумки не успел. Лиза «накрыла» его побег, выйдя из кухни с полотенцем, протирая руки, что помыла после прополки клумб. Их страсть с тетей Ниной к цветам была маниакальна. Порой он возил их, вместо отца, на всякие цветочные выставки, где женщины совали ему в нос всякие растения, просили понюхать, отойти подальше и взглянуть на цветовую гамму лепестков, если посадить все в одну клумбу.
- Фуууу, нос чешется.
- Ничего ты, Андрюша не понимаешь в цветах, - улыбалась мать Ани, присев перед каким-то кустом, который, судя по этикетке, сулил роскошную икебану.
- А откуда вы знаете, что вас не надурят, не подсунут вместо каких-то глазок Ани, ноги Насти? – Волков стоял нагруженный двумя ящиками кустов.
- Это элитная выставка, - шикнула Лиза, погрозив сыну пальцем.
- Не смешите меня. Типа тут не обманут. Спорим, - поставил ящики и отойдя в сторону, взял какой-то горшок с вставленной картинкой синих цветов. Но рос пока только неказистый куст, - анеее… анемоны. Во. Что тут не они.
- Андрей, - тетя Нина поднялась, рассматривая листья растения, которое предлагает сын Ивлевых, - это анемоны.
- Ну откуда вы знаете?! – он поражался тому, что его мать и жена дяди Егора так просто могли разобраться по листьям, какой это цветок. – Они все одинаковые!
- Ты же понимаешь, какой двигатель двухтактный, а какой восьми? – Проговорила задумчиво Лиза.
- Мааааам, - удивленно протянул Андрей, - ты откуда такое знаешь?
- От отца.
Андрей не хотел сейчас вообще говорить о причине своего ухода из дома. Он присел на капот и протянул руки к матери. Волков понимал, что Лизе трудно и больно его отпускать. И это еще не знает отец. Хотя, Димка раз спросил бы, но получив ответ Так надо, хлопнул сына по плечу и заказал бы пиццу. Обняв мать, Андрей прикрыл глаза.
- Послушай меня, - проговорил он, не позволяя, матери посмотреть себе в глаза, - я уже взрослый мальчик. Надо начинать свою жизнь. У меня есть гараж, работа. Я еще вам с отцом помочь смогу. Но мне, правда, тесно здесь. Нет, не так. Я обещаю приезжать. Раз в неделю. По средам. Как куплю квартиру, так ты сразу приедешь помогать обустроить ее. Обещаю.
- Ты вырос, и это так быстро случилось, что я не успела тебе прочесть всех книг, купить всех деталей лего, - Лиза плакала, заставляя Андрея терять решимость. Надо было срочно что-то делать! И тут позвонил телефон.
- Погоди, - Волков ответил на звонок. – Ага, да. Я буду через полчаса. Мам, мне пора, - вытерев ей слезы большими пальцами, поцеловал в лоб. – Я люблю вас с отцом.
Подмигнув, он разом закинул сумки в машину и, старясь не выдавать нервозности, уехал.
Закинув руки за голову, он улыбнулся. В соседней комнате звенел голос Ани, которая в наушниках, одной майке и трусиках, пританцовывая, гладила белье. Климова его ниточка, настоящая декабристка (так ее назвал отец, когда Карась узнал, что девушка без истерик собрала вещи и поехала с его сыном жить в гараж) была рядом. Они пережили страшные времена становления отношений. Но если для одних не так поставленная кружка была целой трагедией, то для них с Аней хоть все кружки будут побиты, главное они рядом. А чай можно пить и холодным из ладошек.
Он готов был прибить Аню за ее слова.
- Я ущербная, зачем я тебе такая нужна.
Андрей едва сдержался, чтобы не впечатать ее в диван, на котором та сидела, рассказав о своей проблеме неспособности кончать. То, что она притворялась, показывая, что кончает как в последний раз, это было ерундой в сравнении с тем, что какой-то мудак вбил в ее голову эту гадость. Он мерял шагами гостиную. Аня попыталась встать, но он жестом указательного пальца, заставил ее сидеть там, где сидела. Он не знал, утешать ее, или наорать на нее. Волков был простым. Есть проблема – решаем ее. Он старался показать Ане, что она может ему доверять, но вероятно, это в ней сидело очень прочно. Андрей передумал много чего. Даже к врачу по этим штукам ходил, потом к матери. Его голова пухла от мыслей в поисках решения. Но оно было одно – он должен, обязан вернуть в Аню уверенность.
- Ань, - с криком девчонки ворвались в квартиру, постукивая бутылками шампанского. – Гуляем!
Климова ничего, не понимая, отходила в сторону, пропуская друзей. Но как оказывалось потом, Андрей не вернется домой в этот вечер. И в следующий. В первое время он просто исчезал, не оставляя даже смс. Правда, по приезду, парню приходилось лечить «нервы» Климовой, но процедура его очень даже устраивала.
И это Аня не знала, почему Волков так долго не давал ей на себя смотреть, трогать, а лишь ощущать в себе. Был печальный опыт, когда барышня увидев его «хозяйство» буквально сбежала с криком Вот это елда! Маленький плохо, большой еще хуже. Он замкнулся на год. Ему даже казалось, что в одно утро проснется без стояка. Но бог миловал. И парень боялся, что также сбежит Анька. Такая хрупкая, худенькая, и такая горячая.
Дорога до Принстона была не короткой. Они ехали молча. Его рука лежала на изголовье сидения, на котором сидела Анька, поглаживала ее макушку, в магнитоле играла музыка, легкая и ненавязчивая. Андрей приоткрыл окна, чувствуя врывающийся ветерок, но посмотрев, что волосы Ани прилипли в потолку, закрыл стекло с ее стороны. Она увлеченно сажала батарею на планшете. Вверху мигало состояние зарядки в красном цвете. Парень вставил в прикуриватель провод и сбавив скорость, бросил руль, быстро вставил штекер в паз для зарядки. Анька уже привыкла к его выкрутасам за рулем, отчего сейчас лишь кивнула, сосредоточенно ткнула пальцем в экран, листая фотографии дальше.
- Волков! Ааааааааа, - Климова бросилась на руль, стараясь держать машину ровно по дороге. А Волкову что-то понадобилось в сумке. Так впервые он узнал, что козел бывает придурошным, что дурак бывает еще и идиотом. – Я тоже тебя люблю, Анька.
- Прибыли, - похлопал девушку по бедру, - спасибо, что воспользовались услугами нашей аэрокомпании. Мне уши затыкать или вы не сильно будете визжать?
Сестры имели такой диапазон голосов на двоих, что сирена на скорой помощи это так, писк мышонка. Прикусив Климовой мочку ушка, он откровенно смеялся, чувствуя, как ее острый локоть пытается пробить его крепкий пресс.
- Не, нормально, - попытался огорчиться, сверкая глазами, Волков встал в распорку в дверях, смотря на Настену. – А по мне совсем тут никто не скучал? Я огорчен, - закатил глаза, чувствуя, как Климова-младшая, прыгает и пытается дотянуться до его щеки.
- Ну, Андрей! – тот смилостивился и обнял свояченицу, - раздавишь!
- Привет, - пожал руку Игорю. – А у вас тут очень даже ничего.
Слыша, как девчонки трещат в комнате, Волков вытянулся на диване. Его тело немного затекло. Держать ногу в напряжении на газу сложно. Игорь принес по бутылке холодной минеральной воды. Да, у них обоих было золотое правило – не садись за рулем, если первые буквы, что ты увидишь слегка плывут. А так как сидение дома не предполагалось, то пока они лишь утоляют жажду.
- Ну рассказывай. Как тебе женатому живется.
Волков только подумывал о предложении Ане, поэтому было интересно узнать у друга. Хотя учитывая то, что они с Настей женились не дня не прожив под одной крышей, мало что могло сказать Волкову, который уже полгода кайфует рядом с Анькой.
- Это как жить в банке с абрикосовым вареньем. Ешь и оно не кончается.
- Прикольно сравнил. Анька, - крикнул Андрей, услышав ее Чтоооо, - я похож на банку с шоколадной пастой?
- Нет, ты стейк с кровью.
- Вот, вывод – надо мазаться шоколадом, - засмеялся.
Он был как дома. Игорь был всегда странным. Но Волкову он нравился. Они понимали друг друга. А главное – что в обоих упало, то пропало. Настоящая мужская дружба. Когда Настена появилась в гостиной, Андрей задержал на ней взглядом. Подросла, стала более взрослой, но взгляд так и оставался наивный. Он перевел глаза на Смирнова. Ему показалось что-то странное между этими двумя. Настя словно замерла и ждала.
- Ага, значит, мы опять куда-то едем. Веди машину ты. Я устал. А Климовой не сидится, а Климова идет танцевать, ля-ля, тополя, - откровенно ржал, Андрей пошел на кухню, где его отменно покормили. Он пытался засунуть Ане кусок мяса, стоя жалостливую моську, зная, что они толком не ели на завтрак.
- В клубе один бокал, поняла?
- С чего это? – Аня удивленно посмотрела на парня.
- Есть надо было, а не в кролика играть и лопать листья. Так то.
Клуб был весьма себе презентабельным. Принстон всегда казался Волкову городом студентов. Но судя по тому, что видел сейчас, консерватизм был на каждом шагу. Отпустив девочек, парни протиснулись к столику, который был с краю от танцпола.
- А задницами тут трясут также как у нас. Че так рано тут все начинается? – Волков крикнул Игорю.
- Ну да, это не Манхеттен. Тут рано ложатся спать. Как какой-то закон неписанный.
- Не скучно?
- Мне нет.
- Ну да, Настена наверняка дает тебе прикурить? – подмигнул.
Игорь улыбнулся, поднимая руку, подзывая официанта.
- Минеральную воду и….?
- А нам Кровавой Мэри. Давно я водочки не пил. Два к одному, если можно и тарелку сыра.
- Водка с томатным соком и сыром? Эстеты всего мира сделали Буууэээ.
- Да ладно, это вкусно. О! девочки пошли танцевать. Эх… - Андрей вспомнил, как танцевала Аня на сцене.
- Чего ты?
- Да знаешь, Анька.. а впрочем, сам увидишь.
И они увидели. Сестры Климовы были настолько гармоничны в движениях, хотя явно каждая танцевала свое, что оба парня почувствовали гордость и тесноту в штанах. Андрей слегка нахмурился, когда вокруг сестер начал овиваться какой-то упырь. Смирнов же был спокоен. Выпив залпом принесенный напиток, Андрей, пошел навстречу идущей к ним Ане и Насте.
- Нееее, теперь со мной танцуй! – потащил ее обратно.
Положив ладони на ее ягодицы, прижал девушку к себе, губами склонился к девичей шее. Он топтался, просто балдея от ощущения ее рук на своей шее, от ее дыхания и легкого блаженства. Потом заиграла более быстрая музыка, и ему пришлось от нее отлипнуть. Лучше бы не отлипал. Анька творила телом невероятные движения. У Андрея захватывало дух. А когда она, повернувшись спиной, выгнулась и прижалась к его паху ягодицами, он взвыл и нагло залез девушке под платье рукой, сжимая киску, норовя протолкнуть внутрь палец. Рука сама легла на ее плечи, обнимая, а губы поймали ее сладкий ротик. Ладонь поползла вниз, прорываясь между полушарьями груди, приживаясь к животу Ани. А палец был уже в горячей киске. Он ласкал ее с краю, не вторгаясь глубоко. Ох какая она мокрая! Свет в зале мерцал, вокруг все танцевали бесноватые танцы, что не замечали творившегося возле них. Волков присел и вогнал палец на всю глубину и тут же вытащил его. Дразнить Аню, заводить это было истинным наслаждением. Провел пальцем по своим губам, ощущая аромат ее тела, прильнул в поцелуе к ее рту, жадно целуя, делясь тем, что так его самого возбуждает. Повернув Аню к себе, Андрей обнял ее, продолжая танцевать более медленнее, успокаивая девушку, поглаживая ту по спине.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+1

6

Анна никому не говорила, что скучает по своей прежней работе. Ей не хотелось поднимать эту тему, зная отношение Андрея ко всему, что связано с клубом «Вижн» и его владельцем. После того, как Волков увёл её домой, забрав со сцены прямо во время танца, не было и речи о том, чтобы начать работать где-то еще. Его бесило, что подруга раздевается перед толпой распалённых мужиков, которые за пятиминутный танец успевают мысленно поиметь её во всех позах. Аня сорвала голос, доказывая, что стриптиз тоже искусство!
- Волков, это домострой! – возмущалась Климова, и бойфренд кивнул, продолжая выкладывать колбасу на хлеб. - Я, между прочим, личность, и у меня есть права!
- Угу, - согласился тот, приподнял Анюту и усадил на стул, сунув в руки готовый бутерброд. – Ты свободная женщина Востока. И я говорю, что больше ты туда не пойдешь. Поняла меня,  Ань?
Анна видела, что Андрей ревнует, и не хотела ссориться лишний раз, а с другой стороны, ей нравилось танцевать и обнажаться на сцене, находясь под прицелом мужских взглядов. Она пробовала спорить с ним, шутить, но поняла по его тону, что всё куда как серьёзно. Волков не собирался ничего обсуждать – он принял решение и ставил её перед фактом. Аня опешила, но подчинилась.
Поэтому она хваталась за любую возможность снова окунуться в привычную атмосферу ночного города. И Андрей не возражал, ехал, куда она просила, и они отрывались до утра - вдвоём или с толпой общих друзей - пока ноги не отказывались их держать. 
Перед тем как покинуть танцпол и присоединиться к своим мужчинам, сёстры танцевали друг с другом. Как только смолкла музыка, Настя остановилась и, поймав сестру за руку, потянула в зал. Им навстречу поднялся Андрей, перехватил Аню, а жену Смирнова подтолкнул к столу, где её ждал муж. Смутившись, Настя подошла и, когда Игорь кивнул, присела рядом на стул. Он отрицательно качнул головой, и та, не мешкая ни секунды, перебралась к нему на колени. Игорь обнял её за талию и откинулся слегка на спинку стула, продолжая смотреть на танцпол, куда вернулись их друзья.
Несмотря на мельтешение тел и полумрак, который разрезали разноцветные лучи стробоскопов, Смирнов видел, что затеял Андрей. Его рука переместилась на бедро жены, лаская через тонкую ткань платья.
- Что хотел от вас тот парень? – спросил он у Насти, касаясь губами уха, прикрытого белокурыми локонами.
- Я не знаю… Наверное, хотел познакомиться с Аней, - ответила она, теснее прижимаясь к мужу и чувствуя, как тот гладит её ногу под юбкой.
- Я видел, как он смотрел на тебя, пока ты танцевала. Уверен, ты ему понравилась.
От его слов девушка вздрогнула и попыталась немедленно возразить, но Игорь просунул пальцы под резинку её трусов и начал гладить лобок. Слова застряли у неё в горле; Настя задышала быстрее и кусала губы, чтобы не застонать. Было приятно чувствовать его руку там и хотелось пошире раздвинуть ноги, чтобы Игорь мог трогать клитор. Он всё понял и провел подушечками по мягким, покрытым нежным пухом лонным губам, раздвигая их и массируя.
- Пожалуйста… - еле вымолвила Настя и вонзила ногти ему в ногу. - Это Аня
- Нет, ты, - жёстко произнес муж, скользя средним пальцем по намокшей щели внизу и втирая смазку в кожу вокруг клитора. Тот горячо пульсировал, набухая кровью, и Настя дрожала, сознавая, как сейчас выглядит со стороны. Трусы намокли и прилипли к телу, внизу живота сладко тянуло и сжималось, и все её мысли были о том, чтобы почувствовать Игоря внутри.
- Он хотел тебя. Наверняка уже думал о том, как станет тебя трахать.
- Игорь, нет... Не здесь. Не надо… - умоляюще пробормотала жена, пряча красное от стыда лицо у него на плече. Этими словами Игорь как будто снимал с неё кожу. Она не понимала, зачем он говорит всё это, но его голос, непристойные намеки и рука, ласкающая её под юбкой, заставляли молодую женщину скулить от возбуждения. Игорь легонько трахал Настю одним пальцем, продолжая рассказывать спокойным ровным голосом, как этот случайный парень собирался её отыметь.
Она не видела направление его взгляда, слишком занятая тем, чтобы скрыть свое состояние от окружающих и не ерзать слишком явно. А Смирнов смотрел, не отрываясь, как его приятель сжимает в объятиях свою девушку, целует и шарит рукой у неё между ног. Аня выгибается, держась за его шею, закрывает глаза и откидывает голову, разрешая ласкать себя у всех на виду.
Луч света выхватывает лицо Климовой из темноты, и Смирнов успевает разглядеть написанное на нём наслаждение.
Сидя у него на коленях, Настя приглушенно стонала и умоляла дать ей кончить. Она балансировала на краю удовольствия, но Игорь не позволял ей сорваться и вовремя прекращал ласки. Он чувствовал, что жена буквально истекает смазкой ему на брюки, и не спешил довести её до разрядки.
Уговаривая Настю еще потерпеть, Смирнов пропустил момент, когда друзья ушли с танцпола. Разочарованный, он вогнал в скользкое отверстие два пальца, запечатав ей рот поцелуем.

- У тебя есть двадцатка? – спросила Аня, увлекая за собой Волкова и таща его через толпу к барной стойке.
Андрей почти свёл её с ума во время танца, а теперь прикидывается веником и тупит! Похлопав его по карманам и нащупав в одном из них деньги, она вытащила сложенную вдвое купюру и помахала бармену. Перегнувшись через стойку, тот внимательно выслушал взволнованную посетительницу, понимающе усмехнулся и положил перед ней ключ.
- Заходи, Волков, у нас десять минут, - с этими словами Анна втолкнула парня в тесную комнатушку, спрятанную за шкафами с выпивкой и заваленную всевозможным хламом, и заперла дверь.
Ей самой не терпелось, между ног давно было так влажно, что можно было запускать туда рыбок. Изогнувшись, девушка дотянулась до «молнии» на спине и расстегнула платье. Спустив его до пояса, она сняла лифчик, встала перед Волковым на колени и в два счёта сдернула с него штаны вместе с бельём.
От вида полувставшего члена у неё рот наполнился слюной. Замурлыкав, Анюта облизала свою ладонь, обхватила член любовника у основания и несколько раз провела по нему рукой от паха до головки, а потом прильнула щекой, ласкаясь. Она лизала ствол, щекоча выступающие под кожей вены и вбирая в рот головку. Непрерывно двигая по нему сомкнутой ладонью и сдавливая по всей длине, словно желая выдоить сперму, девушка кружила языком по оголенной головке, аккуратно и нежно оттянув с неё кожу.
Андрей крепко держал её за волосы, толкался бёдрами и насаживал на себя. У неё мурашки бежали по телу, когда Волков трахал её в рот, вставляя до самого горла. Подняв глаза, она негромко замычала, прося парня ослабить хватку и дать ей больше свободы. Он нехотя послушался и выдохнул сквозь зубы, когда Климова с влажным пошлым чмоком выпустила член изо рта, подобрала пальцами ниточки слюны и размазала по груди. Аньке давно хотелось, чтобы Волков трахнул её вот так, проталкивая член между грудей, пока она сосет ему.
Обычно Андрей кончал в неё, но сегодня она успела отстраниться в последний момент, и капли спермы упали девушке на грудь. Она дрожала, будто в ознобе, глядя, как его мощное тело сотрясается в приступах оргазма. Проведя рукой по ключицам, Аня посмотрела на свои перемазанные спермой пальцы и не долго думая облизала их.
В дверь негромко постучали, и мужской голос вежливо напомнил, что оплаченное время вышло. Обменявшись поцелуем, они помогли друг другу одеться и вывалились в зал. У Ани самую малость кружилась голова, ужасно хотелось пить и еще больше - трахаться.
Смирновы нашлись там же, где Андрей их оставил. Ребята заказали еще по коктейлю и стали пробираться к выходу. За руль сел Игорь, поскольку был единственным, кто не выпил ни капли спиртного за весь минувший день. Справа от него сидела притихшая жена, а её сестра с приятелем расположились на заднем сидении. Он даже немного позавидовал их беззаботному веселью и опьянению друг другом: они увлеченно целовались и возились за спинками кресел, и Игорь невольно сам начал улыбаться. Прижав к себе смеющуюся Анюту, Волков повернул голову и подмигнул приятелю, который наблюдал за ними в зеркало заднего вида. Игорь хмыкнул и прибавил звук на магнитоле. 
Дома они, не сговариваясь, сразу разошлись по комнатам, пожелав друг другу доброй ночи. Никто не собирался спать, и всем хотелось поскорее уединиться с партнёром.
Едва дверь в спальню захлопнулась, Анна шагнула к Волкову, уклонилась от объятий и мягко толкнула ладошками в грудь. Он отошёл, вопросительно глядя на девушку, а та приподняла подол юбки и медленно повернулась вокруг своей оси, встав на цыпочки. Аня гладила и ласкала себя в присутствии единственного зрителя, постепенно сокращая расстояние между ними. Андрей сидел на диване, широко расставив ноги, и смотрел, как она приближается к нему, кружась и пританцовывая.

Игорь проснулся посреди ночи, будто кто-то его толкнул. В комнате было темно, Настя спала рядом, положив одеяло под щёку. В горле пересохло, и парень по привычке протянул руку к тумбочке, где обычно стоял стакан с водой, но пальцы наткнулись на пустоту. Он вспомнил суматоху накануне и понял, что придется вставать и идти на кухню.
Тихо, чтобы не разбудить жену, Игорь Смирнов выбрался из постели и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь. Сделав несколько шагов, он остановился и прислушался. Неподалёку кто-то загнанно дышал, ритмично поскрипывала кожаная обивка и раздавались характерные шлепки. Игорь замер в нерешительности – острый слух был его проклятьем. Но желание воочию увидеть чужую любовь пересилило всё.
Застыв в дверном проёме, он разглядел в полумраке гостиной силуэт Андрея, который нависал над Анной. Он буквально вколачивал её в диван, перехватив руки и прижав их к подушке над головой. Климова под ним сдавленно стонала, раскинув колени и выгибаясь, и Смирнов отчётливо услышал её прерывистый шёпот, от которого его в ту же секунду бросило в жар: «Господи, Андрей… какой же он огромный… такой большой… я не выдержу… еще… да, да-а, еще…»
Он оцепенел, осознав, что от увиденного у него встал. Однажды так уже было, еще до их с Настей свадьбы, но тогда он просто слушал, как в соседней комнате его друзья занимаются сексом. Закрывал глаза и пытался представить, что такого невероятного Андрей делает с Аней, из-за чего она так стонет, но перед глазами мелькали картинки из порнофильмов, которые он смотрел на планшете, закрывшись в ванной. Актрисы в кадре вели себя чересчур наигранно, а здесь всё было иначе. Климова не притворялась, что ей хорошо, она наслаждалась сексом с Андреем и, слыша всё, что творилось за стенкой, шестнадцатилетний Игорь Смирнов краснел, покрывался потом и затравленно косился на дремлющую в его объятиях Настёну. Как любой нормальный подросток, он легко возбуждался, а уж под аккомпанемент голосов трахающихся вовсю друзей это было минутным делом.
Он не разобрал ответ Волкова, заглушенный поцелуем. Аня вскрикивала, задыхаясь, и Игорь до боли прикусил изнутри щёку, сжимая себя через пижамные штаны. Было жутко стыдно дрочить на то, как другие занимаются сексом, но от возбуждения шумело в ушах и сдавливало виски. Прислонившись плечом к стене, он полировал член, потирая пальцами под головкой, и смотрел, как Андрей имеет его свояченицу, а та захлебывается стонами. Перед глазами вспыхнула картинка, как член входит в мокрое отверстие, растягивает его, заполняя собой целиком, и движется внутри, натирая стенки влагалища и ударяясь в матку. Если сестры действительно настолько похожи, то, блядь, Волков со своими габаритами должен продолбить Анну насквозь…
Оргазмом скрутило так, что Игорь едва успел вцепиться зубами в ладонь, глуша хриплый стон. У него дрожали колени, штаны намокли, и рука была липкой от спермы. Немного отдышавшись, он пошёл назад в спальню, забыв взять воду.
Утром Настя с ужасом вспомнила, что обещала помочь с оформлением стенда факультета, и после завтрака сёстры укатили вместе – Анне загорелось посмотреть Принстонский университет. Оставшись одни, парни решили скоротать время за просмотром футбольного матча: на протяжении целого столетия, с момента возникновения и до сегодняшнего дня, соперничество между двумя сильнейшими испанскими клубами - «Барселоной» и мадридским «Реалом» - шло с переменным успехом. Пока лидировал «Реал».
Доставая пиво из холодильника, Игорь раздумывал, как озвучить вслух то, что занимало его мысли последние несколько часов. Он до рассвета не сомкнул глаз, лёжа в постели с женой и перебирая её волосы. Его будоражило подсмотренное зрелище в гостиной и хотелось вновь испытать те же самые ощущения, добавив им остроты.
Конечно, существовала вероятность, что Волков пошлёт его на три буквы, но Игорь собирался рискнуть.
- Ты меня спрашивал, есть ли жизнь после свадьбы, - улыбнулся Смирнов, садясь рядом с приятелем и отдавая ему пиво. – А как у вас с Аней? Просто я вчера видел вас на танцполе… Ребят, это было горячо, - и отсалютовал собеседнику запотевшей бутылкой. – Я так понимаю, она не возражает, что ты лапаешь её при всех...
Сделав очередной глоток, он повернулся к Волкову и спокойно спросил, скрывая напряжение: «Слушай, а как насчёт того, чтобы вместе заняться сексом? Ты с Аней. Я с Настей. Вчетвером в одной комнате».[nick]Игорь Смирнов[/nick][status]...[/status][icon]http://sa.uploads.ru/kUT0A.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (03.05.2018 22:01:47)

+1

7

Знала ли Настена, что сама так долго отрицала по глупым причинам свои чувства к Игорю, видя в нем мальчика, а хотелось мужчину, выше нее, сильнее. Игорь не подходил под ее представления о рыцаре мечты. Но как оказалось, любовь ждала, что девочка проснется и посмотрит в сторону влюбленных глаз. Настя была романтичной девочкой, которая выросла на сказках, на маминых книгах с картинками, где были разные дяди и тети, дети и животные. У девочки было немного кукол, но каждая была по-своему ей дорога. Конечно, сейчас Настя в них не играет, и они сидят в ее комнате в доме родителей. Но когда они с Игорем приезжают к родителям, то Настя непременно берет кукол в руки, просто перебирает пальцами надетые на них платья, смотрит на Анжелику (мамину куклу, которую той подарил на новый год папа). Эта кукла всегда была в комнате девочек, талисман как они ее называли.
Настена вцепилась руками в столик и спинку дивана, на котором сидели они с мужем, вспыхивая от каждого движения пальца в себе, с жадностью отвечая Игорю в ответ. Аня, а точнее мысли о том, что они приехали сюда с ее сестрой и женихом, потерялась. Настя не знала, когда и главное что можно ожидать от ее мужа. Как и сейчас, лишь расставив под столом по шире ножки, кончала на пальцах мужа, едва ловя себя, чтобы совсем не отключиться. Игорь никогда не повторялся. Для Настены с ним всегда было как впервые. Не знавшая мужчин, никого кроме Игоря, она и не догадывалась, что бывает такое, как тело буквально разрывается на части в некоем блаженстве, что ты полностью можешь довериться человеку, и он тебя никогда не предаст, и ты ему нужна не потому что ты дочь богатого и успешного бизнесмена, а просто нужна.
Игорь отпустил ее не сразу, вслушивался, когда жена немного успокоится. Настя открыла глаза и посмотрела из-под опущенных на лицо волос в толпу. Ей хотелось отсюда исчезнуть, остаться с мужем одним наедине. Когда он убрал руку, что покоилась меж ее ног, девушка опустила те, едва не стекая под стол от слабости, что вызвал в ней бурный оргазм. Смирнов провел рукой по ее волосам, открывая лицо и всматриваясь в голубые глаза. Девушка очнулась,  когда рядом оказалась сестра. Платье на Ане слегка съехало в сторону на плечах, а Андрей держал ее, крепко прижимая к себе. Тут же на столе оказались три коктейля, и свой напиток Настя выпила едва не залпом. Пересохшее горло словно расклеилось, когда приятный вкус мяты, заскользил по опухшим голосовым связкам.
Слабо улавливалась нить разговора, а до машины Настена еле дошла на подкашивающихся ногах. Улыбнувшись сестре, девушка села на сидение. Дверь закрыли, и рядом уже сидит Игорь, плавно выводя машину со стоянки у клуба. Она не замечала творившегося на заднем сидении, поглощенная своими эмоциями. Не было сейчас привычной руки на ее коленке, которая поглаживала нежную кожу, слегка дразня ее, поднимая платье выше, оголяя ажурные трусики, которыми скрыт лобок. Возле дома, она вцепилась ладошкой в обнимающую ее руку мужа, держась как за спасительную от падения палочку-выручалочку. Аня и Андрей ни на минуту не переставали целоваться, и Настена улыбнулась им, скрываясь за дверью их с мужем комнаты. Игорь подошел к ней сзади. Молния на спине платья поползла вниз, а следом заскользили губы Игоря, целуя выступающие «жемчужины» ее позвоночника. Они оба понимали, что Настя сплошная эрогенная зона, которую муж идеально знал и умело вел жену к ее вершине.
Она отозвалась слабым стоном, слегка поведя плечами вперед, давая платью упасть к ногам, аккуратно переступила ногами и повернулась к Игорю. Не зная, что будет дальше, пальчиками прошлась по пуговицам на его рубашке, припадая к его шее жарким поцелуем. Алкоголь, смешанный с возбуждением, гнал прочь все остатки разума. Настя «забыла», что в гостиной ее сестра со своим парнем, что там тоже вероятно обоим не спится, но самой девушке хотелось почувствовать мужа еще ближе. Стаскивая рубашку с его тела, вдохнула аромат его тела смешанный с легким парфюмом, который когда-то сама и подарила ему. Игорь не сопротивлялся, отзываясь на поцелуи жены, отчего Настена просто потерялась в предоставленной ей свободе. Лаская мужчину, касаясь и сжимая его бедра, девушка ладошкой прижалась к твердому члену, водя рукой по нему, а губами прильнула в поцелуе, с рвением одичавшего человека, кусала губы Игоря. Но едва муж сжал ее лобок, пальцем касаясь входа во влагалище, как Настя простонала на всю комнату.
- Дааааа…..
Смирнов, недолго думая, не давая Насте прийти в себя, ласкал ее внутри, сам же расстегивал на себе штаны. Девушка держалась руками за кровать, приподняв одну ножку, чтобы чувствовать его руку глубже. Он провел пальцем, испачканным в ее смазке, по губам жены, языком блуждая по ее шее, членом «гулял» по половым губам, заставляя ее просящим стоном умолять его взять ее, смотреть на Настино лицо, покрытое испариной. Игорь провел ладонью по груди жены, слегка толкая ту на кровать, ловя девушку на том, что она очнулась, тут же врывается в ее лоно, доставая до самого дна. Девушка вскидывает руки верх таща на себя покрывало, а ее тело выгибалось навстречу мужу, который задержался на вершине ожидая, когда Настя сама расслабится, медленно стал двигаться, истязая ее томительным нетерпением. Она ерзала, пыталась сама ускориться, желая получить оргазм быстрее и жестче. Но Игорь делал вопреки ее желаниям, понимая, что от этого его жена кончит не раз…
Настя пошевелилась, медленно приподнимая голову. Игорь спал, распластавшись на спине, одной ногой придавливая ее саму ягодицами к кровати. Взгляд падает на часы и тут девушка быстро вылезает из-под одеяла.
- Проспала! Боже, - похватав одежду, Настя выбегает в гостиную. Запнувшись, увидев спящих Андрея и Аню в весьма пикантной позе, девушка прикрыла глаза и спиной к ним, пошла в ванную. Ее не волновало, что сестра спит обнаженная на обнаженном парне, Насте просто стало стыдно, что она нечаянно подглядела. Должна была догадаться, но ее подстегивало чувство ответственности. Обещала помочь оформить стенд факультета и так нагло проспала. В дверь постучали. – Аня, - Настя быстро застегнула на себе бюстгальтер и открыла дверь. – Ты чего не спишь?
- А ты чего так рано? – сестра зевнула и растрепала на голове волосы. – Что за спешка?
- Опаздываю в университет! Проспала.
- Я с тобой, - Аня скинула с себя футболку и залезла под душ, закрывая дверку кабинки. – Сделаешь кофе?
- Ага, - Настя надела тут же висевший халат, забыв про одежду, пошла на цыпочках через гостиную в сторону кухни, чтобы не разбудить Андрея. Хорошо, что Аня додумалась его прикрыть. Засыпав нужное количество кофе в кофемашину, налив туда сливки, Настя стала заплетаться. – Ань, а ключи от машины Андрея далеко?
- Не знаю, - сестра стояла возле стола и нарезала хлеб. – Думаешь, Игорь тебя атата за то, что ты его машину возьмешь?
- Да нет, просто где от его машины ключи я точно не знаю. Погоди, - Настя хотела пойти в гостиную, вспоминая, как Игорь гремел связкой ключей рядом с тумбочкой, осеклась. – Там Андрей…
- Чего Андрей? – Анька выглянула из-за плеча сестры и засмеялась тихо, - Волков, блин.
Настя отвернулась, смеясь, услышав писк кофемашины, подставила две чашки под носик, из которого полился ароматный кофе. Сестры позавтракали, и пока парни спали, смотались в университет. Аня села за руль машины Волкова, а Настя полезла в магнитолу, искать музыку, под которую сестры приятно побеседуют по дороге.
- Ань, так чудно, что вы приехали! Тут конечно здорово, но не хватает иногда подруги.
- Игорь такой скучный?
- Нет! ты что. Я люблю его, просто девушки тут какие-то другие, не то, что у нас в городе. Примерные что ли.
- И это мне говорит наша тихоня, - Аня рассмеялась, сжав руку сестры.
В университет они вошли под ручку. Мало были многие удивлены, что Настя одна, без мужа, так еще с такой красивой девушкой, что парни не преминули их останавливать и расспрашивать, так что к кабинету попали Климовы спустя полчаса. В аудитории, где проходили занятия по истории, сидели девочки с курса Смирновых, что-то бурно обсуждая.
- Анастейша! Ну, наконец-то.
- Простите, я проспала. Ко мне сестра и ее жених приехали в гости. Знакомьтесь, это Энн, моя сестра.
- Приииивееееет, - Тесс оглядела Аню. – Помощь не помешает. С компьютером справишься?
Сестры скинули сумки и расселись каждая за свою машину.
- Говорите, что надо.
- У университета юбилей. Надо скомпоновать фото на три разных листа по периодам. Будет три. Энн, тебе тогда ранний период.
- Я доделаю свой. Как раз Игорь накачал информации.
- А чего он не приехал? Странно тебя одну видеть.
Настя замерла, но пожав плечами, вставила флэшку в гнездо.
- Спит.
Они провозились часа три. В аудиторию заходили сокурсники, принося то фотографии, то какие-то чертежи зданий, нарисованные лично. Работа спорилась, девушки увлеченно спорили как лучше что расположить на листах, чтобы смотрелось. У Ани зазвонил телефон.
- Волков проснулся, - усмехнулась, отвечая. – Доброе утро, медведям… Как где? Ты проспал меня, это точно. Так что задавай вопрос себе, - Настя представляла лица мужа и Андрея, когда те проснулись и не обнаружили их дома. – В универе с Настей.
Теперь и у Насти заиграла мелодия. Девушка торопливо ответила.
- Игорь, - с придыханием ответила. – Да, не забыла твою флэшку. Ну, ты спал, и я не одна. Ане очень интересно посмотреть было. В магазин? Хорошо. Мы не долго. Почти заканчиваем.
Сестры переглянулись, закатили глаза и отключились. Когда работа была закончена, все столпились у большого цветного принтера, ожидая, когда на бумаге нарисуется их проект.
- Это красиво! – восторженно прошептала Настя, смотря на рисунки. – Думаю, преподавателям понравится.
- Главное, чтобы мы выиграли соревнование в поздравлениях. Кстати, Настя с тебя танец. Игорь сказал не проблема.
- Ккккакой танец? – опешила девушка. – Он не говорил.

- Не дергайся. Я тебя научу, если что, - уверенно ответила Аня, успокаивая сестру. – Любой?
- Ну, парный. Классику какую. Вальс можно.
- Фуууу, считайте танец есть.
- Дааа? – Настя посмотрела на сестру. С танцами у самой Смирновой складывалось не очень. Аня будто родилась под музыку, с детства умела танцевать, даже маленькая зажигала среди взрослых. Настя же считала, что умеет лишь топтаться. Хотя мама с папой уверяли ее в обратном. – Уговорила. Только я жутко стесняюсь, ты же знаешь, - прошептала Ане на ухо.
- Сто грамм вина и ты паришь, - усмехнулась ее сестра. – Ну что все? Поехали в магазин, а то начнут названивать. Всем удачи.
Настя шла задумчивая, не сразу обратив внимания, что Аня остановилась с каким-то парнем. Быстро подошла ближе и встряла.
- Стэн, иди мимо.
- Смирнова, а тебе чего? Вы знакомы?
- С пеленок.
- И где таких сестер делают? – однокурсник Насти явно не давал им пройти. – Где забыла мужа?
- Смотрю, ты не забыл себя, - Аня сделала шаг вперед, заставляя парня отступить. – Я рада за тебя. А теперь скройся, - они шли к стоянке, - он всегда такой липучий?
- Он всегда. Когда Игоря нет рядом, вечно языком мелет всякую ерунду. Нас вообще считают странными.
- Почему?
- Знаешь, сколько раз к нам пытались в гости напроситься? Тысячу раз. Мы не соглашаемся. И плюс, мы приехали сюда женатыми. Никто не понимает такого.
- А им какое дело?
- Интересно, наверное. Мне все равно.
- Ну и правильно. Поверь, они завидуют. И есть чему.
- Чему же? – Настя села в машину.
- Такая красавица и занята. Да и Игорь не Квазимодо.
- Аняяяя, - Настена обняла сестру и звонко чмокнула ту в щеку. – Давай в магазин.
Дома они приготовили мясо под белым вином, овощи в духовке, накрыли стол.

[nick]Настя Смирнова (Климова)[/nick][status]Принадлежу только Ему[/status][sign]Ты всегда рядом[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/mNzkp.jpg[/icon]

Отредактировано Nina Klimova (30.04.2018 20:41:11)

+1

8

Волков балдел от ощущения, что его руки касаются хрупкого тела Аньки, прижимая ту к своему телу. Он делал непонятные движения телом, неуклюжее подобие медленного танца, сам же водил зубами по трепыхающейся жилке на шее девушки. Очнулся тогда, как Аня перехватила его ладонь и устремилась куда-то.
- На кой она тебе? – Андрей дергал ее на себя, пытаясь вернуть себя в блаженное состояние «Анька мокрая, я тащусь». Но она упорно шла вперед. – Климова тормози.
Он смотрел сверху на шарящую по карманам Климову, присвистнул.
- Не жена, а так профессионально досматривает, - когда Аня повисла на барной стойке, он не удержался и провел пальцем по оголившемуся бедру, прищурившись, приподнял подол платья. Не сильно, но было достаточно, чтобы сжать зубы, чувствуя отклик тела. Оказавшись в подсобке, Андрей протянул, - десять… тааак мало?
Он хотел было поцеловать ее, но растянулся в довольной улыбке, видя, как Анька на скорость с невидимым соперником раздевается, а точнее открывает те места, о которых Волков мечтает постоянно, когда ее нет рядом.
- Дай сюда, - перехватил лифчик, притянул его к своему носу, втягивая аромат ее тела, смешанного с тонким ароматом духов. – Климова штаны не рви, неистовая моя.
Он опустил глаза, смотря, как Анька облизывается. Как заблестели ее губы от тонких линий света, что пробивалась в неплотно сходящийся двери и коробки. Провел пальцами по ее волосам, в предвкушении момента, чтобы поймать девушку и вставить той в рот по самые яйца. Но она дразнила его, не открывая ротик полностью, облизывая и сцеловывая свою же слюну. Почувствовав как ее губы, сомкнулись на головке, парень двинулся вперед, простонав, откинув голову. Это было нечто невероятное. Андрей двигал бедрами совершенно не считаясь с тем, каково это Ане. В голове стоял сплошной туман, меж ног горел пожар.
- Соси, вот так…. – с придыханием подстегнул он девушку, чувствуя как ее язык плотно прижался к уздечке, делая по ней движение кончиком и вновь он насаживает ее на себя, пока не посмотрел вниз, встречаясь с умоляющим взглядом Ани. – С тебя долг.
Климовой за уступки ей в сексе порой приходилось платить двойную цену. Если Волков не получал того, что так хотел, стребовал потом, а это потом никогда не заставляло себя ждать. А если Аня не успевала его распалить и делала по своему, то с нее взятки гладки. Андрей заводился с полуоборота, чем с Аней они были похожи.
- Анька… черт
Он смотрел, как сперма падает на ее грудь, задыхался от того, что она «купалась» в его белесых каплях. Тело сводило от толчков. Волков провел пальцем по ее губам, очерчивая четкий контур рта, поднял девушку и прильнул к ее губам, жадно целуя, поглаживая ягодицы, сжимая и потираясь еще не опавшем членом о ее голые ноги.
- Моя, - прикусил нижнюю губу, расправляя лифчик, приладил к ее груди, но прежде чем скрыть так призывно торчащие соски, сжал каждый губами, слыша как Климова простонала, - может ему сотню дадим и продолжим?
Застегнув штаны, притянул Аню к себе, выходя из подсобки слегка пригибаясь. По дороге он заказал коктейли. Криво улыбаясь, смотря на разомлевшую Настю, упал рядом со Смирновым, усаживая Аню на свои колени. То, что сестры на пределе, только одна заведенная, другая, судя по виду, кончившая не сходя в уголок, понимали оба парня. Быстро расправившись с напитками, они вышли на улицу. Андрей шел, заплетаясь в ногах Климовой, не смотря на дорогу, а застревая на каждом шагу, целуясь с ней. Рука блуждала по ее ягодицам, совершенно не встречая сопротивления, что оба были на людях.
Затолкав ее в машину, не в силах отойти ни на сантиметр, он упал рядом с Аней. Совершенно не стесняясь присутствия Смирновых, Волков ласкал девушку меж ног, заводя палец за трусики, поглаживая между половыми губами. Ему было все равно. Хотел и это было единственной мыслью, что рулила его телом. Перехватив ноги Ани, закинул себе и спустил ее тело меж своих, что разведенные колени открывали вольготную прогулку по Климовой. Не давая ей стонать, затыкал рот поцелуем. Взяв ее руку, провел по своему паху, показывая, что уже готов. Так хотелось оседлать себя ею, сдернуть эти ненавистные трусы, что мешали чувствовать ее полностью. Рукой, что обнимала Аню за плечи, вытащил ее грудь, стал покручивать сосок. И когда приехали домой, он даже не стал все обратно прятать, лишь прикрыл краем платья, понимая, что от каждого движения Аня будет распаляться еще больше.
Обменявшись со Смирновым взглядами, Андрей прижал девушку к стене, скользя губами по ее шее, ожидая, когда щелкнет замок в спальню. И едва два мира разделились, Волков, приподняв Аню, подошел к дивану. Но мало хотеть ему, когда его партнерша распалена до предела. Усмехнувшись, парень упал на диван, подчиняясь воле ее рук, расправил те по спинке. Анька дразнила его, показывая части тела, и тут же скрывая их. Он облизывался, поймав мельком, как показалась граница трусиков, уже очень мокрых, сам чувствовал. Едва она оказалась на расстоянии вытянутой руки, как он резко сел и сжал девушку руками, потянув вниз с нее трусики, забравшись под подол платья. Он покусывал лобок, и когда Аня приподняла ножку, чтобы выползти из трусиков, склонился и лизнул ее половые губы. Рык разнесся на всю гостиную. Прижав рукой к себе за ягодицы, не давал Климовой отстраниться от себя, другой рукой тянул молнию вниз.
- Вкусная моя…. – приподнял ее за талию, оставляя в одном лифчике, из которого призывно выглядывала одна грудь, отклонился на спинку и подсадил Аню к себе на лицо, обняв ее согнутые колени руками. Носом прошелся по лобку, языком, вкручиваемыми движениями раздвинул ее половые губы, прихватывая налившейся кровью клитор. Ее тело вздрогнуло. Волков буквально впился в ее промежность ртом, вторгаясь языком в истекающее лоно, крутил головой, вдыхая аромат Климовой. В штанах давило так, что если бы не увлеченность киской Аньки, искры из глаз сыпались во все стороны. Он слегка сместился, разведя ноги, но это мало помогало. Его слюна смешалась с ее смазкой, пачкая лицо Андрея и бедра Ани. Волков не унимался, словно наркоман, торчал от того, что делал. Знал, что Климова едва держится, чтобы не свалиться назад. Ему на язык потекло, а в ушах стоял стон Аньки, тело дрожало, импульсивно сжимаясь от оргазма. Он не давал ей слезть, доводил до сумасшествия, чувствуя девушку как самого себя. Климова была именно такой, какую женщину хотел бы себе любой мужик. Волков предвкушал долгий секс, изнуряющий. Оба кончившие от ласки, теперь могут не униматься долго.
Положив Аню на диван, Андрей встал и начал расстёгивать на себе штаны, постепенно показываясь из одежды. Содрав с себя тенниску, парень встал на одно колено, прислоняясь бедром к мокрому лону девушки. Взяв ее за лодыжку, провел языком по выступающей косточке, склоняясь ниже. Вот он поцелуями движется по внутренней стороне бедра, вот уже целует живот, рукой сжимая девичью грудь.
- Скажи, что хочешь, - ему было до одури приятно слышать, как Анька просит. Климова едва ловила губами воздух, выгибалась под ним, ерзала, стараясь потереться промежностью о его член. – Не прокатит, Климова.
- Волков! Трахни меня! – скулила она, и Андрей перехватил ее руки, сжимая за головой, надавил на ее ногу чуть в сторону, чувствуя свободу, тут же ворвался в нее. Но зная, что она закричит, тут же заткнул стон поцелуем, не давая ей опомниться, начал двигаться на всю длину, с сильным ударом вгоняя член во влагалище, доставая до самого «сердца». – Молчи, Климова. Не буди соседей.
Он знал, что это была пыткой для Ани, когда приходилось сдерживаться, кусать губы или впиваться зубами ему в руку, хоть как-то, но молчать. Она была такая мокрая, что член не встречал преград, погружаясь на всю длину. Волков не боялся, что поранит ее внутри. Аня призывала двигаться быстрее, толкалась ему на встречу, шептала и просила еще, но Андрей лишь усмехался. Закинув ее ноги себе на плечи, парень, приподняв ее ягодицы, начав трахать вертикально, стоя на прямых ногах. Диван содрогался от мощных толчков, а его яйца ударялись о раскрытые половинки задницы Ани.
- Поверни голову! – приказ ей, и когда Климова подчинилась, воткнул ей средний палец в рот, заставляя сосать и молчать. Но черт! Ее стоны, когда она сосала ему член или палец, сводили с ума. – Ты божественна….
Он ускорился, перестав вообще соображать и думать о своей силе и дури, сколачивая Аню в диван. Алкоголь и близость девушки, напрочь выключают в нем все тормоза. С его лба на лицо Климовой капал пот, но Андрей вгонял себя в нее, чувствуя, как и она начинает его сжимать в ответ, ощутил свой отзыв. Отпустив ее ноги, позволяя обнять себя, впился в ее сосок рыча, бурно кончая, выплескиваясь внутрь влагалища Климовой. Задрожав, двигался медленнее, парень обнял Аню и повернулся на спину, поменявшись с ней местами. Выдохшиеся, в силах лишь натянуть на себя плед, он так и отрубился с членом внутри девушки, обнимая ее.
Как исчезла Анька, он не заметил. Развалившись на диване, приподняв ногу и прислоняя ее к спинке ложа, не понял, что с тела уполз плед, открывая всем его утреннее хочу.
- Угу, - сонно пробормотал Андрей, лапая Аню за ягодицы, притягивая к себе, - а ты чего оделась?
Хотя ответ уже не слышал, зарываясь лицом в подушку.
Проснулся Волков оттого, что нет привычного покусывания его загривка. Потерев глаза, он пару раз моргнул. Сразу растянулась по лицу довольная улыбка от всплывших воспоминаний, как ночью было хорошо. Посмотрев на стоящий рядом с диваном журнальный столик, громко заржал, увидев как едва не аккуратно лежат его трусы, а сверху Анькин лифчик.
- Картина маслом, - потянулся, стаскивая трусы со стола. – Смирнов, ты там живой?
Одевшись, найдя в сумке свои шорты, Андрей постучал в комнату, где должен был спать Игорь. Но оттуда была тишина. Аккуратно, мало ли, вдруг Аня уехала одна, а он своим вторжением чему-нибудь помешает, вошел в комнату. Образцовый порядок немного сбил его с толку. Не, Анька чудесная хозяйка, вообще Волкову с ней повезло, это Климовой не повезло с ним, но такого медицинского «кабинета» он не перенес бы.
Входная дверь открылась, и на пороге стоял взмыленный Игорь.
- Нормально. Все куда-то расползлись, оставили меня одного, - пожал руку в приветствии
- Привычка бегать по утрам, - Игорь стянул с себя мокрую футболку и пошел в ванную.
- Нет бы в привычку утренний секс приобрести, он бегает, - засмеялся Волков и пошел на кухню. – Ага, улетели пташки, и ничего пожрать не оставили. Яичницу будешь?
- Давай, - отозвался Игорь.
На большой сковороде аккурат поместились четырнадцать яиц, сверху Андрей нарезал помидор и приправил все это черным перцем и солью. В тостере сделал гренки и заварил обоим чай.
- Слышь, хозяин, гость тебе есть приготовил. Давай причаливай.
- Слышь, гость, ты не плохо справился, - Смирнов присвистнул, увидев размер яичницы. – Мы закудахтаем. Куда столько?
- Фуууу, мне одному это на раз. Падай.
Полдня они просидели на диване, смотря всякие фильмы, обсуждая игру актеров, Волков делал акцент на тачках, Смирнов на оружии, пока Игорь не задал вопрос, на который его друг чуть не поперхнулся.
- Не задумывался, если честно. Анька никогда не одергивала, да и было это как изюминка – редко, но метко, - Андрей внимательно глянул на Игоря, прикидывая. Вчера вечером откровенность при всех между ним и Аней зашкаливала. Но его остановила ревность, что его девушку, увидит какой-нибудь урод с пьяными глазами и подумает Раздают. Но Игорь то свой. Причем женатый и давно влюбленный в Настю. Бояться чего-то у Андрея не было причин. Они были близкими друзьями со Смирновым. И чувства опасности или чего-то, что могло его остановить в согласии на такую авантюру, Андрей не испытывал.
- Попробуем, - задумчиво ответил Волков, залпом выпивая пиво. Его немного тряхануло от нарисовавшейся картины, и вовсе не плохо, а даже наоборот, слегка возбудило и фантазию, и тело.
До прихода своих девочек, парни не тронулись с дивана ни на сантиметр, кайфуя от того, что не надо никуда бежать, что-то делать и вообще о чем-то задумываться.
Ужин готовили все вместе. Бутылку вина, что привезли сестры, открыли сразу, наполняя бокалы дамам. Волков до этого выпив три бутылки пива, наотрез отказался помогать с вином, понимая то ерш это не круто. Поели, забавно болтая и слушая уже поддатых подруг, Андрей поглаживал ножку Ани под столом, на что девушка отзывалась приятным, ласкающим слух вздохом. Настя улыбалась, как дурочка, положив голову на плечо мужу и хихикала над анекдотами, что травил Волков.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://s4.uploads.ru/oJPUQ.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

+1

9

Оформление стенда оказалось делом долгим и кропотливым, и сёстры освободились ближе к середине дня. Результат удовлетворил всех, только Настя продолжала беспокоиться, считая, что можно было сделать лучше. Перфекционизм младшей дочери не вызывал беспокойства у родителей, наоборот, они поощряли стремление Насти достигать самых высоких результатов. Ей было на кого равняться и, видя, каких успехов добились остальные члены семьи, она трудилась еще усерднее. В глубине души Настя боялась оказаться единственной неудачницей, паршивой овцой в семейном стаде, где отец – преуспевающей бизнесмен, владеющий обширной сетью салонов красоты класса люкс, мать занимается благотворительной деятельностью и помогает в организации художественных выставок, а старшая сестра профессионально танцует и буквально купается в мужском внимании. Было время, когда младшая Климова завидовала Анне и мечтала хоть немного походить на неё. Но, увы,  она была слишком тихой и неприметной на фоне старшей сестры и разрывалась между двумя противоположными чувствами: тоской по Ане, когда та долго не появлялась дома, живя у друзей или пропадая на работе, и радостью, что внимание окружающих сосредоточено на ней одной.
Настю до сих пор мучил стыд за тот давний разговор, в котором она обвинила старшую сестру во всех грехах, приревновав к ней Игоря. Ей и голову не могло прийти, что Аня поступила так нарочно и вовсе не для того, чтобы обидеть или позлить. Она хотела помочь Настёне осознать свои чувства к Смирнову, и у неё получилось, но какой ценой. Впервые сёстры по-настоящему поссорились, Настя заперлась в спальне и наговорила Анне гадостей через дверь. К счастью, катастрофы не произошло, и они скоро помирились. Если бы сестра её не простила, Настя просто не знала бы, как жить дальше.
Они были абсолютно разными, их объединяло только внешнее сходство - обе были похожи на мать, но во всём мире для неё не было человека роднее и ближе, чем Анна. И лишь недавно она разделила этот пьедестал с Игорем.
После замужества её жизнь полностью изменилась. Перемены пугали и одновременно приводили в восторг. Рядом находился самый любимый и желанный человек, и каждый прожитый день был наполнен счастьем и удивительными открытиями. Оба любили впервые и не знали других партнёров, кроме супруга.  Несмотря на это, Игорь держался спокойно и уверенно и, глядя на него, Настя тоже забывала о сомнениях и страхах.
- Ань, а какой танец у нас будет? – спросила она, аккуратно выезжая с университетской стоянки. Настя принадлежала к числу осторожных водителей и наверняка пришла бы в ужас от манеры езды Волкова. Игорь тоже предпочитал не лихачить, если в салоне находились пассажиры.
- Танго, - не задумываясь, ответила та, листая свежие снимки в популярном бьюти-блоге.
- Ой, нет, только не это, я тебя очень прошу.
- Почему?
- Юбилей в конце месяца, - объяснила Настя и смущенно поёрзала. Ей не хотелось признаваться, что она попросту боится не справиться с таким сложным танцем за короткий срок и опозориться во время выступления. – Мы не успеем. Это ты всю жизнь танцуешь, а я не смогу всё сделать правильно. Это сложно, правда. Надо быть реалистами.
Анна исполнила танго втроём на дне рождения папы, тогда её партнёрами были Сергей и Виталик. От красоты и эмоциональности танца захватывало дух, гости аплодировали стоя, и Настя хлопала изо всех сил, едва не отбив ладони.
- Жаль, вышло бы отпадно, - рассеянно ответила сестра, водя пальцем по экрану и отправляя понравившиеся фотографии в закладки.
- А что ты смотришь?
Краем глаза Настя заметила мелькнувшую в ленте модель в свадебном платье.
- Всякую ерунду, - улыбнулась Аня, положила планшет на колени и сползла пониже, прислонившись затылком к подголовнику кресла.
Минут десять они ехали в молчании, прежде чем Настёна собралась с духом и отважилась произнести вслух то, о чём давно хотела, но боялась сказать.
- Знаешь, Ань, у меня есть одна мечта
- И Игорь до сих пор не в курсе? – перебила та, не открывая глаз. Она совершенно расслабилась, убаюканная тишиной и прохладой в салоне.
- Он тут ни при чём. Это связано с тобой.
- Интересно. Продолжай.
Настя невольно вздрогнула – порой в голосе старшей сестры проскальзывали знакомые интонации, которые она подмечала у отца, и от этого становилось немного не по себе.
- Свадебное платье. Я очень хочу, чтобы мы его вместе выбрали. Ань, ты смеешься? – прикусив губу и держа двумя руками руль, Настя смотрела на дорогу.  Впереди вырос супермаркет, от него было семь минут пешком до их с Игорем дома.
- Смеюсь, - с улыбкой подтвердила Анюта, ложась набок и дотрагиваясь до сестры. 
- Я глупость сказала, да? Лезу не в своё дело.
- Не поэтому, малыш, - остановила Климова, отцепила Настину руку от руля и прижала к щеке. – Тебе-то я могу сказать, ты же не станешь трепаться. Да?
- Лучше умереть, - пробормотала та, силясь улыбнуться.  Аня была такой же сложной и непонятной, как папа. Насте хотелось стать ближе к обоим, но они как одинокие планеты никого к себе не подпускали. Или это ей так не повезло, ведь отец нашёл маму, а Аня жила с Андреем. Как разгадать их секрет, чтобы дистанция между нею и Анной стала не такой огромной?  Хотела бы она знать…
- Я уже нашла платье. Хочешь посмотреть?
Получив утвердительный кивок, Анюта отыскала на планшете нужное фото и показала сестре. Настя ахнула.
- Боже, какое чудесное! Ань, это же сказка!
- Правда, классное?
Анна сияла и, видя сестру такой, Настя ощутила неожиданный прилив счастья. Словно они и впрямь стали ближе, пусть и на какой-то миг.
- Помнишь, я тебя когда-то спрашивала… - начала она, ища свободное место на парковке.
Догадавшись по её тону, о чём идет речь, Климова выпрямилась и кивнула, выключая планшет.
- Вы столько пережили вместе… - тихо проговорила Настя, поворачиваясь к старшей сестре и крепко пожимая ей руку.
- Ответ тот же. Я хочу делать его счастливым, - спокойно ответила Анна, переплетя их пальцы. – Насть, я хочу этого больше всего на свете.
- Но ты его любишь? – допытывалась та, не отпуская ладонь.
Климова пожала плечами.
- Не думала об этом. Ну правда, малыш, хватит серьёзных разговоров, наши парни, небось, от голода воют.
Обняв младшую сестрёнку и поцеловав её в щеку, Анна мягко высвободила руку и вышла из машины. Она никому не говорила, что получила от Андрея кольцо. Это было в прошлом году, а потом всё так завертелось, проблемы навалились комом, и больше они к этой теме не возвращались. Аня не переживала; главное, что у них с Волковым наконец-то всё хорошо.
В магазине девчонки решили разделиться и встретиться на том же месте через час. Насте хватило пятнадцати минут, чтобы найти рис и белые грибы для ризотто, которое любил муж, и овощи на гарнир к мясу. Накануне они с Игорем купили превосходный кусок телятины и собирались приготовить её с белым вином. Поэтому она так удивилась, увидев сестру, которая толкала перед собой наполненную до верха тележку.
- Ань, у нас дома полно еды, - шепнула Настя, вставая в очередь в кассу.
- Я тебя умоляю. Волкову ваши запасы на один зуб. Съест и попросит добавки.
- Ой, а это что? Шоколадное безе?
Анюта кивнула, продолжая выкладывать продукты на ленту.
- Помнишь, мы ими объелись на твоей свадьбе? Вкуснятина, пальчики оближешь! Волков весь Манхэттен облазил, пока нашёл точно такие же.
- Папа их в Москве заказывал, - мечтательно протянула Настя, вспоминая потрясающий торт в виде цветочной беседки с колоннами и фонтаном, который сделал для них с Игорем один из самых известных российских шеф-поваров и кондитеров Ренат Агзамов.
- Я же не знала, - фыркнула Аня и прикусила губу, вспоминая, как уставший Андрей однажды поздно вечером ввалился домой и поставил перед ней коробку с вожделенным лакомством. Она слопала все восемь штук в один присест, сидя на коленях у бойфренда, а тот, как кошку, гладил её по спине.
- Надеюсь, эти тоже ничего. Вечером узнаем.
- А помнишь сахарные розы? – спрашивала Настя, пока они несли пакеты в машину. – Я попробовала одну – было ужасно сладко.
- Это кто-то из маминых подруг прислал, целую корзину. Красивые, но жутко невкусные.
Продолжая непринужденно болтать, они добрались до дома и поднялись в квартиру, где их давно и с нетерпением ждали.
На кухне внезапно оказалось очень тесно. Пока девушки мыли, чистили и резали овощи и выкладывали их в форму для запекания, парни открыли вино, объяснив, что готовить на сухую – последнее дело. Сёстры не стали возражать, а после пары бокалов дело и впрямь пошло веселее. Правда, Анюте приходилось отбиваться от Волкова, который то и дело норовил её облапать и отвлекал поцелуями. Хозяева не отставали от гостей – алкоголь раскрепостил Настю, и она, забыв обо всём, упоенно целовалась с мужем.
Каким-то чудом им удалось не спалить ужин. Они сели за стол, когда за окном уже стемнело. За первой бутылкой последовала вторая. Аня видела, что её спутник не пьёт, отдавая должное вкусной еде. Он, как обычно, балагурил, незаметно лаская её ногу под столом. Сидевшие напротив Смирновы улыбались, особенно веселилась Настя, опьянев от вина и тёплой атмосферы вечера.
Анне становилось всё труднее следить за беседой по мере того, как ладонь Андрея продвинулась от колена по внутренней стороне бедра, а пальцы коснулись края трусов. Тихонько вздохнув, она шире раздвинула ноги и вздрогнула, когда Волков проехался костяшками пальцев по лобку.
Исподволь наблюдая за приятелем, Игорь ласково обнимал улыбающуюся жену за плечи. Настя совершенно расслабилась, находясь в компании людей, которых любила и которым полностью доверяла. Её не насторожило, что муж против обыкновения не контролирует количество выпитого и сам наполняет опустевшие бокалы. Ей хотелось теснее прижаться к нему, пересесть на колени и обнять, а еще лучше – снова начать целоваться. Больше всего её заводили именно поцелуи. В те моменты, когда их с Игорем губы соприкасались, Настя чувствовала, что земля буквально уплывает у неё из-под ног. Когда это случилось впервые, она подумала, всё из-за того, что они оба так долго этого ждали. Прежде Настя уже целовалась с парнем, и ей понравилось. Но её предыдущие впечатления не шли ни в какое сравнение с тем, что она испытала с Игорем.
Перехватив её блуждающий взгляд, Смирнов поднялся из-за стола и потянул жену за собой. Ничего не понимая, Настёна последовала за ним и рассмеялась, когда они закачались в медленном танце под несуществующую музыку. Ладони Игоря лежали у неё на плечах, а горячие губы касались шеи, оставляя на коже пылающий след. Развернув её спиной к себе, муж прижимался к ней бёдрами, давая почувствовать своё возбуждение. Всхлипнув, Настя закрыла глаза, позволяя Игорю управлять ею. Она не сопротивлялась, когда он расстегнул на ней платье и дал ему упасть на пол, только машинально переступила через ткань, продолжая танцевать.  У неё над ухом звучал тихий голос мужа, который шептал Насте о том, как она прекрасна и желанна и сводит его с ума своей красотой. Эти слова ласкали слух и распаляли не меньше, чем руки, блуждавшие по её телу. Настя уже забыла, что они с Игорем в комнате не одни, рядом её сестра с парнем и неизвестно, как они отреагируют на происходящее. Любые вопросы  исчезали, стоило Игорю её коснуться, открыто заявив о своём желании, а сомнения растворялись в удовольствии, которое ей дарили его руки и губы и ощущение горячего тела, прижимающегося к ней.
Сняв с жены кружевной бюстгальтер, Игорь подтолкнул её к столу, давая опору, а сам присел перед ней на корточки, стягивая трусики с бёдер. Настя простонала, выгибаясь и расставляя ноги. Он медлил, проводя ладонями по дрожащим ногам, целуя их и поднимаясь выше, нарочно обходя вниманием промежность. Настя качнулась ему навстречу, оглядываясь через плечо и кусая губы, не решаясь попросить вслух. От первого же легкого поцелуя она уронила голову обратно и, не сдерживаясь, громко застонала. Игорь дразнил её, блуждая языком между лонными губами, уже слегка набухшими и влажными, покусывал их, целовал, отодвигался и ввинчивал  внутрь палец. Перед глазами плыло, Настя, не стесняясь, взахлеб стонала, цепляясь пальцами за край столешницы.  В голове не осталось ни одной связной мысли, и хотелось одного: чтобы Игорь не останавливался и довёл её до оргазма.
- Пошли… - выдохнула Анна, глядя, как Игорь целует её сестру, держа одной рукой за подбородок. Андрей смотрел в ту же сторону и красноречиво сжимал подругу между ног. – Андре-ей… ну пожалуйста… пойдем уже…

тот самый торт

http://sd.uploads.ru/t/5Lkel.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/UZuHq.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (17.05.2018 23:13:05)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Дурная кровь ‡флеш