http://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumstatic.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/97758.css
http://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: май 2020 года.

Температура от +15°C до +26°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » till i see you again ‡флеш


till i see you again ‡флеш

Сообщений 211 страница 214 из 214

1

https://b.radikal.ru/b24/1805/93/fa440d244e9d.png
Время и дата: март - сентябрь 2017 года
Декорации: Нью-Йорк
Герои: Benjamin Archer, Maria Betancourt
Краткий сюжет: Они пережили затяжную и холодную зиму. Редкие встречи и короткие разговоры не сделали Бена и Марию ближе. Теребили незаживающие раны. Не давали уснуть по ночам. Пришло время окончательно оборвать все связи и двигаться вперед. Девушка решила, что так будет лучше для всех. Так ли это? Время рассудит и расставит все по своим местам...

Отредактировано Maria Betancourt (23.12.2018 20:27:57)

+2

211

Бен ласкал ее словами и поцелуями. Девушка слушала с замиранием сердца, не в силах произнести что-либо в ответ. Не потому, что не испытывала схожих чувств. Они были не такими смелыми и сильными, как у Бена? Она боялась разбираться в том, что творится в сердце. Оставалась в оберегающем душевном бардаке, в котором все эмоции и осушения были свалены в кучу. Бетанкур еще не готова разложить их по полочкам и сделать хотя бы предварительные выводы и заявления.  Девушка по-прежнему предпочитала жить одним моментом. Не строила далеко идущих планов и не забегала вперед. Опасалась громких фраз о любви и сторонилась клятв в вечной преданности. Хорошо было…. Как было. О большем грех мечтать, но слова мужчины ласкали слух… Бен был искренним в своих порывах. Ему хотелось верить, как никогда раньше… Боль прошлого продолжала возводить блоки на пути его признаний. Мария просто не могла их обойти... пока не могла. Оглушительное молчание со своей стороны она сглаживала стонами и жадными ответными поцелуями. Не хотела лгать и лепетать что-то несвязное. Отдавая мужчине все, что осталось в развороченной сердце, надеялась, что Бенджамин поймет и не потребует ответное «люблю». Она училась перешагивать через многие страхи, но понимала, что психика не выдержит и малейшего давление. Ощетинится и отпрянет. Все будет кончено, не успев начаться. Ирландку терзали противоречия. С одной стороны она пыталась эмоционально уберечь себя от возможной боли... с другой считала не честным превращать пылкие признания в нечто однобокое и безответное. Она была в похожей ситуации. Врагу бы не пожелала испытать звенящую пустоту вокруг и тотальное ощущение непонятости дорогим человеком. Выхода не находилось. Запретить Бену говорить она не могла и не хотела. Оставалось только надеется, что у Арчера хватит выдержки и понимания принять ее эмоциональную искалеченность. Пока между ними проблем не возникало. Поступки Бена обнадеживали. Его напор и ласка заставили забыть обо всем. До рассвета у Марии не было свободной минуты на самокопание и тревогу. Они занимались сексом без остановки… Дикость сменялась безграничной нежностью и наоборот. Бен дарил ей непередаваемые ощущения, но не все было гладко. Тело подводило. Если она не достигала оргазма, мужчина подбадривал жаркими поцелуями. Вновь распалял страсть и доводил до исступления. Был неутомим и делал ненасытным свою Марию.
Лаская и овладевая, он шептал бесконечное и заветное «моя»… Невозможно не вслушиваться в тембр его рычащего голоса и не впитать в себя убежденность монстра… С каждой минутой, проведенной в жарких объятьях мужчины, она становилась еще чуточку больше его… еще... и еще… Пока не растворилась без остатка. Забыла, что несчастное кружево давно покинуло тело и затерялось в смятых простынях. Нагота сейчас не пугала. Не было мыслей. Погасли тревожные маячки. Уставшая и пресытившееся плотской любовью она нежилась на постели. Бен выпил ее до дна. Сдержал свое обещание по всем пунктам. Лишь почувствовав, что стройное тело совсем обмякло, позволил Марии отдохнуть. Она уснула быстро и непривычно крепко. Последнее, что девушка чувствовала было щекочущее дыхание на своей щеке и теплые губы. Они запечатлели на виске убаюкивающий поцелуй. Она уснула с лениво-блаженной улыбкой на устах и едва разборчивой мыслью, что счастлива.
Будить ее тоже принялись поцелуями. На самом деле Мария уже не спала крепко. Боролась с вязким туманов в голове на протяжении последнего получаса. Слышала, как гремит посуда за стеной и возню Руфуса в коридоре, но не могла открыть глаз. Звуки были такими домашними и уютными, что хотелось подольше в них задержаться. О ней давно никто не заботился. Одинокое утро в крохотной квартирке начиналось с неизменного унылого ритуала. Девушка привыкла на автомате умываться и одеваться. Пила дешевый кофе и наспех приводила себя в порядок. Пробуждение не приносило никаких эмоций, кроме раздражения. Все изменилось с возвращением Арчера в ее жизнь.
- Уууу, еще минуточку, - лениво потянувшись, Мария приоткрыла один глаз, будто пытаясь разглядеть своего монстра. Вокруг все оставалось привычно темно. Плевать! Все равно приятно притвориться нормальной. С Беном легко забывалось о слепоте и прочих недугах. Протянув руки, она с первого раза безошибочно обвила шею Арчера. Приподнявшись на подушке, наугад поцеловала его, угодив в колючую щеку. Девушка сделала глубокий вдох. Голова закружилась. Бен пах свежей выпечкой, сырым осенним утром и собой. Идеальное сочетание, будившее в расслабленном теле первобытные желания. Опустившись губами к шее, она оставила на коже влажную дорожку. Добралась до ворота рубашки. Недовольно фыркнула, расстегивая пуговицы. - Мистер, вы нарушаете дресс-код. В эту постель пускают только обнаженных, - наплевать, что кровать и комната принадлежит самому Арчеру. Она хотела исправить образовавшееся между ними «неравенство». Не могла отказать себе в удовольствии вновь ощутить жар его кожи. Упаривались с пуговицами, девушка стащила рубашку с напряженных плеч. С чувством выполненного долга плюхнулась на подушку, раскидывая руки в стороны. Вела себя по-детски глупо… но не боялась показаться смешной. – Потереть спинку… - приподняв бровь, одобрительно протянула ирландка. – Отличная идея… она как раз… побаливает, - тонкий намек на бурную ночь. Все тело гудело и ныло.  Не удивительно, после всего, что они вытворяли накануне. Странно другое… что кровать уцелела, и соседи не вызвали полицию. В определенные моменты они вели себя… шумно... – Можешь потренироваться прямо сейчас, - одним ловким движением, Мария перевернулась на живот. – Как на счет легкого массажа? – за время сна она успела соскучиться и не скрывала нарастающих желаний. Продолжая разминать затекшие ото сна мышцы, девушка прогибалась в талии, приподнимая голую попку. Будто нечаянно терлась о бедро Арчера и по-кошачьи мурлыкала себе под нос его имя. Она чувствовала себя свободной... желанной… раскрепощенной… и не хотела возвращаться в мир, где дорога к счастью напоминает извечный лабиринт с тупиками и закольцованными тротками.

+1

212

Мысли материальны. Еще недавно Бен лишь представлял, что Мария окажется в этой комнате рядом с ним, уснет в его постели, а по утру не исчезнет как сонный дурман. Дарованный ею флакончик духов помогал поддерживать фантазию о том, что она здесь. Сегодня не нужно было представлять. Она действительно была рядом и не спешила растворяться в свете дня. Нежилась в кровати, лениво открывая то один, то второй глаз. Щурилась, будто солнце ослепляло. Бен улыбался и ловил на губах ее улыбку. Заглядывал в синеву ее глаз, не в силах наглядеться. Кончика пальцев ползли по образовавшимся морщинкам в углу глаз, разглаживая и наслаждаясь трепетом ее кожи. Впервые за долгое время никуда не нужно было спешить, забыв о работе и обязанностях, можно было украсть еще несколько часов рядом с ней. Это было так похоже на то, как они просыпались раньше - вместе. Он приносил Марии завтрак в постель, будто ее поцелуем и они еще долгое время не вылезали из кровати, потом наполняли желудки давно остывшей едой, а казалось, что им и не нужна была пища. Хватало друг друга и нескончаемых поцелуев.
Губы девушки так трепетно прижимались к его щеке, воскрешая все порочные картинки прошлой ночи. Он вдыхал ее запах, прижимаясь теснее и обвивая руки вокруг родного и такого теплого тела. Губы застыли в той дурацкой улыбке, все несползающей с его лица. Бен был слишком счастлив, чтобы думать о чем-то еще. Все мысли всегда были о его Марии. «Моя» с привычной хрипотцой в голосе срывалось с его уст. Больше не казалось, что это как-то неправильно или он не имеет право звать ее своей. Сердце трепетало о этой необходимости. Как и тогда, сейчас она по-прежнему принадлежала ему, даже если еще и не знала об этом до конца. Бен не требовал ничего взамен у девушки. Они будут двигаться в выработанном ими самими темпе. Жить одним днем, встречаться, гулять с Руфусом, искать новые поводы для встреч и не расставаться слишком надолго. Иначе он сойдет с ума. От невозможности видеть Марию, прикасаться к ней и слышать родной голос. Как сейчас, когда она еще не до конца проснулась, а телу уже откликалось на его близость.
- Этой минуткой мог бы быть я, - касаясь губами края губ, он хотел отвоевать ее даже у сна. Спать они будут когда-нибудь потом. Может в старости лет, когда он превратится в дряхлого старика, но и тогда его потребность в Марии не исчезнет.
Она просыпалась, открывала глаза и он будто видел ее впервые и влюблялся в нее заново. Сердце так отчаянно трепетало в груди, стуча наперебой и готовое вот-вот вырваться из груди. Если бы он не знал себя, то подумал бы, что это симптомы сердечного приступа. Но Мария всегда подобным образом действовала на него. Даже если они проведут месяцы или годы, не расставаясь и не вылезая из постели, она найдет чем поразить, приковать его взгляд и полюбить ее еще сильнее.
Поддавшись ее ласке, он тоже не оставался в долгу. Сгреб девушку в охапку, заключая в сильные обьтиях. Руки заползли под мятую простынь, касаясь обнаженной и такой горячей кожи. Он двигался по спине, вниз к пояснице и округлым бедрам. Ладони обхватывали упругую попку, а кончики щекотали внутреннюю сторону бедер, пока Мария избавлялась от его рубашки. - Действительно, какая оплошность. Уверен вы мне поможете в этом, леди? - ему тоже не терпелось почувствовать кожу к коже без каких-либо преград. Длинная ночь не умерила его аппетиты, а заставила лишь сильнее желать Марию. Грудь порывисто вздымалась и опускалась, когда с последней пуговицей было покончено. Бену пришлось вытянуть руки, чтобы разделаться с рукавами, сковывающими движения. Рубашка с шелестом упала на пол.
Из груди вырвался одобрительный стон, стоило его взгляду скользнуть по обнаженному телу Марии. Упругая грудь колыхалась при каждом движении, а когда она упала обратно на смятую простынь, его взору открылась полная картина. Она была так красива! Еще сонные, но уже горящие страстью глаза. Вспыхнувшие щеки и припухлые уста так и манили о поцелуях. Изгибы тонкой шеи... даже отсюда Бен мог слышать, как часто пульсирует жилка под кожей, которой он любил прикасаться губами. Розовые соски торчали к верху, а на ореолах остались следы его зубов. Он любил оставлять на коже Марии свои отметины и ничего не мог с этим поделать. Хотел, чтобы она помнила о нем, даже когда его не будет рядом. Эти следы она еще долго будет чувствовать, надевая бюстгальтер или облегающее платье. Это будет их маленький секрет.
Улыбка мужчины стала еще шире, когда девушка перевернулась на спину. Она выгнулась так, что можно было разглядеть каждую косточку позвоночника, а попка взметнулась вверх, прижимаясь к его бедру. Хватало лишь одного взгляда, не говоря уже о прикосновения, чтобы кровь быстрее забежала по жилам, а дыхание участилось. Пульсирующая плоть в узких штанах призывно откликнулась на ласку. - Интересно, с чего это она у тебя болит... - даже в голосе можно было расслышать его улыбку. Они оба знали, что виной всему его неумеренный аппетит. Именно он не давал девушке спать почти до самого утра. Бен не чувствовал за это ни малейшего стыда. Была бы его воля, он бы не выпустил Марию из постели и весь этот день. Хоть едва ли одного дня бы хватило, чтобы дожить до их следующей встречи. Его аппетит рос по мере того, как решимей и смелее становились его поступки. Страх куда-то улетучился и вечная бозянь сделать или сказать что-то неправильно показалась сейчас такой едундой. Он не мог ничего испортить и целенаправленно шел к своей цели. Глаза мужчины загорелись. Его целю была Мария. Он издал протяжной стон, касаясь ладонями упругих ягодиц. Провел по бархатистой коже кончиками пальцев. С расщелины на него выглядывала узкая сморщенная дырочка. В голове еще слишком живы были картинки их секса в душе.
- Кто-то украл мою фантазию... но тебе повезло, что я не могу устоять перед твоей попкой, - только ли перед ней? Бен игриво шлепнул девушку по заду, запрещая так сильно ерзать. Каждый сантиметр девичьего тела заставлял напрягаться от желания и нужды коснуться, вновь овладеть ею, стать еще ближе друг к другу. Вскарабкавшись на колени, он расставил ноги шире и притянул ее попку вплотную к своему паху. Начал понемногу мять разомлевшую ото сна кожу. Начал с ягодиц, лаская ладонями упругие половинки. Затем поднялся к поснице. Кончики пальцев прижались к позвоночнику, высчитывая каждую косточку. Большим пальцем Бен надавливал на ее спину, медленно добираясь до плечь и разминая напряженные мышцы. Чем выше он поднимался, чем сильнее становилось трение между их сприкасаюшимися телами. Грубая ткань штанов терлась о попку Марии. Выпирающий наружу бугор уместился между ее ягодиц, преумножая желание. Он чувствовал эти импульсы, напряжение и возрастающюю потребность скинуть штаны и овладеть ею. Но Бен не спешил. Растягивал свое удовольствие. Также медленно он опустился пальцами вниз по спине Марии, стараясь не пропускат ни единого участка ее кожи. Ладони вернулись на ягодицы. Он сжал их сильнее, мял, раздвигая в разные стороны. Порозовевшее колечко скрывалось и выглядывало, дразня его взор. - Тут тоже требуется массаж... - его пальцы забрались во внутреннюю сторону ее бедер, всецело прочувствуя жар девичьей плоти. В какой-то момент ночью они потеряли даже ее трусики. Бен позже подумает, что это значило. Это был еще один шаг ближе к доверию или нечто большее? Сейчас было слишком приятно чувствовать только ее кожу, а не мешающее кружево. С губ сорвался жадный то ли вздох, то ли стон, когда он прижался пальцами к набухшим лепесткам и медленно толкнулся ими между стянутых стеночек. Жар и влага окутали его фаланги. Бен стал мять горячую плоть изнутри, все глубже погружаясь в нее пальцами.

+1

213

Нечаянной фразой Бен затронул волнительную тему. Могла ли потерянная на сон минутка что-то изменить между ними? Мужчина говорил вроде бы в шутку, но со скрытым смыслом и сожалением. Неужели Бенджамин так сильно тосковал по ней? Вспоминая текст письма, Марии с легкостью в это верилось. Его неугасающая страсть внушала надежду на будущее и немного пугала. Девушка не хотела лгать. Если положить на чаши весов их чувства, то сторона Арчера значительно перевесит. Она не могла говорить о любви. Она не могла любить. Не могла полностью открыть сердце и позволить Бену стать там полноправным хозяином. Тело всецело откликалось на ласку, а сердце - в пол силы. Равноценную часть блондинка использовала для обороны. Не смотря на прогресс, она все еще нуждалась в чувстве защищенности. Не могла раствориться в чувствах к другому человеку. Хотела сберечь остатки себя. Любить больше не было легко и естественно будто дышать.  Арчер вроде бы понимал и принимал перемены в девушке, но как долго это будет его устраивать? Не хотелось думать о плохом… Не сейчас. Через несколько часов предстоит сообщить Бену о том, что теперь они встретятся только послезавтра. Сегодня Бетанкур задержится в центре до позднего вечера, а завтра заступит на суточное дежурство в части. Ее монстр расстроится… но это будет потом… Пока еще есть время до расставания. Мария могла пообещать лишь одно – они не потеряют больше ни минуты.
- Действительно… с чего бы это, - сквозь смех фыркнула блондинка, вспоминая прошлую ночь. Бен, как и обещал, напомнил ей все что «могло» забыться за месяцы разлуки. С непривычки все тело болело. Мария словно марафон пробежала…. Хотя прошлая ночь была приятнее любой физической нагрузки. Каждая мышца ныла. Первые движения после сна давались с трудом, а девушка провоцировала и жаждала продолжения. – Фантазию можно разделить поровну, а потом приумножить, - Мария понизила голос до шепота. В нем появилась легкая хрипотца. Она вознамерилась свести Бена с ума. Одарить его безумием по максимуму… чтобы воспоминаний хватило на пару дней разлуки. – Вначале массаж… потом потрешь мне спинку в душе. Одно другому не мешает… Позже предстоит решить нелегкую задачу отыскать в шкафу комплект белья… взамен порванных трусиков, - Мария помнила, что часть летнего гардероба и белья осталась в квартире монстра. Большая часть вещей лежала с бирками. Ей будет трудно сориентироваться самостоятельно. Блондинка хотела подразнить Арчера эротичным бельем. Почему бы не начать сегодня? Покупки Бена дождались своего часа. – Еще позавтракать нужно успеть, - в голосе слышался «ужас» от количества планов на утро. Мария прекрасно бы обошлась без завтрака. Перекусила бы потом в центре. Купила в буфете себе кофе и пачку крекеров, но мужчину не устроит такой расклад. Бен не отстанет, пока поднос не опустеет. У него пунктик в голове на счет ее безопасности и питания. Дабы не терять времени нужно совмещать приятное с полезным. Со стороны прикроватной тумбочки доносились райские ароматы кофе, карамели и свежей выпечки. Девушка приподнялась на локтях. Прошлой ночью ей представился шанс немного сориентироваться в комнате монстра. Пока она отлучалась в ванную, Бен приводил в порядок съехавшую на пол постель. По возвращению, девушку усадили голой на тумбочку, чтобы она не стояла босыми ногами на холодном полу. Бенджамин торопливо поправил одеяла и простыни, но до постели они не дотерпели. Он потянулся, чтобы уложить Марию на матрас. Страсть магнитом притянула друг к другу. Тумбочка на удивление оказалась удобной, пусть и низковатой. Сейчас на ней стоял принесенный завтрак. Вышагивая пальцами по кровати, блондинка добралась до края матраса. Наощупь отыскала деревянный угол. Поднялась по нему вверх. Подушечки пальцев уперлись в холодный металл подноса. С краю на тарелке лежала ароматная выпечка. Девушка взяла круассан и откусила хрустящий кончик.  Джем брызнул на пальцы и перепачкал рот. Мария ничуть не смутилась. Неторопливо слизала малиновую начинку, продолжая потираться попкой о бедро мужчины. – Вкусно, - нараспев прошептала она, обводя влажным языком припухшие губы. Кожа на них горела и пощипывала. Бен без устали целовал ее всю ночь. – Так уж и не можешь? - сегодня она была в ударе. Играла интонациями, меня одну на другую. Теперь в голосе читался скепсис. В самом деле… если Арчер не мог устоять перед ее попкой, то почему оставил ее без внимания? Ночью девушка полностью отдала инициативу в его руки. Ей показалось, что Бен старался постоянно сохранять «зрительный контакт», поэтому постоянно прижимал ее к себе и подолгу удерживал девичье лицо в своих мозолистых ладонях. Она не возражала. У каждого были свои страхи и способы с ними бороться. Ирландка не могла видеть лицо Бенджамина, но он мог считывать отклик и ловить искорки в застывших слепых зрачках. Эмоциональный контакт был важнее всего остального. Особенно в прошлую ночь. Возможно поэтому Бен и не уделил должное внимание ее попке… или просто побоялся причинить лишнюю боль. Она не знала наверняка. Гадать поздно... вызов уже был брошен. Бен принял его еще до «объявления войны».
- Определенно… и очень тщательный массаж, - вспомнилось слово вчерашнего дня. Накануне у них все было очень тщательно… Девушка вовремя успела доесть круассан. Прикосновения Арчера стали откровеннее. Массаж приобретал эротичный окрас, реализуя их общие фантазии. Рука прижалась к внутренней стороне бедра. Легким нажимом Бен раздвинул ее ноги немного шире. Вторая ладонь впечаталась в ягодицу, пресекая попытки ерзать на месте. Бенджамин непрозрачно намекал, что контроль останется в его руках… во всех смыслах. Пальцы дарили умопомрачительно неторопливую ласку. Срывая с губ девушки едва различимый стон. Она прижалась грудью к подушке, поднимая попку немного выше. Дыхание учащалось. Бен стал очень внимательным. Ловил каждый отклик ее тела. Он сразу понял, как ей стала нравится откровенная ласка. То, что прежде было коротенькой прелюдией, на которой они редко задерживались, предпочитая что-то более экстремальное, сейчас дарило девушке целое море удовольствия. Она не могла объяснить реакцию собственного тела. Особенно остро прикосновения воспринимались, когда Бен забирался под складки одежды, как это было в автомобиле… Но и без преград из ткани, его пальцы сводили с ума. Они играли с девушкой. Соединялись вместе, почти выскальзывая наружу… Раздвигались внутри… задевая что-то болезненно сладкое.

+1

214

Бен сделал порывистый вдох, всецело утопая в аромате девичьего тела. Ночью и сейчас она пахла по-разному. Это трудно было объяснить. За ночь ее кожа впитала запах простыней вместе с его запахом. Мужчина не скупился на ласку, обласкивая каждый сантиметр тела Марии и познавая ее заново. Паручасовой сон укрепил эти ароматы, проник под кожу, смешался вместе и вскружил голову. Его собственное тело пропахло Марией и ее духами. Это было самое любимое его сочетание, которое он хотел разделить с ней вместе и еще какое-то время не вылезать из постели. То, что происходило сейчас на их кровати, было куда более волнительно, нежели его планы на душ. Но и туда они успеют добраться... позже... гораздо позже.
Его глаза блеснули в ярком свете солнца. В них вновь горело желание обладать Марией. Только ею одной. Только с ней засыпать и просыпаться, ей готовить завтрак и следить, чтобы она тепло одевалась и не забывала поужинать. С ней он вновь обретал себя. Чего скрывать, ему нравился тот мужчина, каким он становился рядом с ней. Она делала его лучше и он делал ее лучше, в каком-то своем понятии. Правду говорят, дай человеку палец и он откусил всю руку. С Марией не хотелось обходиться полумерами. Если брать, то все, если давать, то тоже все. Как по его мнению, им удалось найти идеальную комбинацию и быть счастливыми именно в эту секунду, в этот момент. Чего только стоил один смех Марии. Вот его Бен был готов слушать постоянно. Еще немного сонный и хриплый голос вырывался из ее уст, будоража кровь мужчины. Он облизал губы, будто мог этот звук прочувствовать языком. Кажется, так оно и было. Вкус Марии хранился на его губах. Те пьянящие поцелуи, которые они дарили друг другу. Губы по-прежнему были припухлыми и вновь молили о ласке.
- Согласен, - он совсем не был против того, чтобы разделить фантазию вместе с девушкой. Вновь слыша хриплый голос Марии, кровь быстрее устремилась по венам. В груди вспыхнул горячий ком, медленно опускаясь ниже. Ни с чем не сравнимое чувство. Тело уже не слушалось его, а, подчиняясь инстинкту, действовало самостоятельно. Пах теснее прижался к девичьему бедру. И только мешающая ткань штанов мешала овладеть ею сию минуту. Его пальцы с растянутым удовольствием ласкали узкие стеночки ее лоно. Вязкая влага собиралась на фалангах, которую Бен размазывал глубоко внутри девичьего естества. Он будто прикасался к горячему бархату. Пальцы медленно двигались взад и вперед. Почти выскальзывая и опять заполняя узкие стеночки. Хлюпающий звук сводил его с ума.
- Какие обширные планы... мы основательно уделим внимание каждому из пунктов, - хоть в его голосе и слышались игривые нотки, Бен с удовольствием разделит каждое желание вместе с Мартей. Потому, что сам этого хочет и может отчасти потому, что это значит, что она задержаться рядом с ним подольше. Он все еще не был готов ее отпускать. Не сейчас. То, что будет потом... об этом он подумает после. Таков был его ковариный план.
А после он занялся куда более приятными вещами. Опустил глаза и вдоволь любовался разбухшими лепестками, между которых глубоко вонзались его пальцы. Даже эта картинка могла снести крышу. Мужчина задышал рвано и часто. Громкие вздохи вырывались из разширенных ноздрей. В штанах стало совсем тесно. Пока он всецело познавал узость ее дырочки, Мария потянулась к подносу. Знала, что он не даст ей слишком много времени, чтобы управиться с едой. Приходилось совмещать. Впрочем, он был не против подобного расклада. Ее попка виляла перед его глазами, прижимаясь к бедру. Спина была выгнута, выделяя все выпуклости и прелести округлых бедер, стройной талии. Волосы рассыпались по плечам, обрисовывая изящную шею, которую он так любил целовать, зарываясь в копну белокурых локонов и чувствуя пульсирующую жилку на изгибе. Девушка причмокивала, пережовывая круасан и облизывая перепачканная пальцы. Жаль, что Бен не мог видеть всей картины ее быстрого перекуса, но ее попка и раскрытые перед ним дырочки компенсировали все это.
- Рад, что тебе нравится... они были только испечены, когда я забирал их этим утром, - было приятно осознавать, что что-то не меняется даже со временем и его утренние походы в кофейню через дорогу приносят такое же удовольствие, когда девушка отведывает ее любимую выпечку. Едва ли Мария отделается одной лишь булочкой. Позже он проследит, чтобы на подносе не осталось ни единой крошки. Ей предстоял насыщенный день и кем он будет, если отпустит ее на работу голодную. Была бы его воля, он бы вдоволь откормил Марию за все то время, что они не виделись. - Я слышу сомнения в твоем голосе? - Бен придвинулся еще ближе. Пальцы погрузились в узкую дырочку до самых костяшек. Горячая влага и узкая плоть так сильно сжала его пальцы, сжимая их вместе. Он мог представит, как погружается в узкую глубину девичьего влагалища своим членом, воскрешая каждое яркое воспоминание прошлой ночи. - Так... так... так, - он зацокал языком. Вместо всяких лишних слов, Бен лучше всего докажет это действиями. И он сделал это, срывая с уст девушки еще больше стонов. Задвигал пальцами внутри узкой дырочки намного интенсивней. Свободная рукой обхватил Марию за попку, протягивая по простыне и прижимая к себе так тесно, что это причиняло боль. Он добавил внутрь еще один палец, тщательно исследуя каждую складочку, прочувствуя каждую пульсацию и горячую влагу, которая скапливалась в глубине ее естества и вырвалась наружу сводящиси с ума хлюпающими звуками.
Бен уже не просто ласкал, он трахал ее пальцами, увеличивая темп и напор. Вдыхал порочный аромат через ноздри, а через рот вырвались его хрипящие стоны. Они ложились на стоны Марии, сливаясь вместе и делая их единым целым. Но и этого казалось недостаточно. Бен заерзал коленями на смятых простынях. Подавшись, чуть назад, склонился губами к вздернутой вверх попке. Прижался шершавым языком к чувственной коже ягодиц. Ее плоть обжигала губы. Не прекращая двигать пальцами внутри пульсирующего лоно, он исследовал попку Марии. Очень тщательно обласкал одну ягодицу. Переключился на другую. Ласкал губами, царапал зубами, медленно приближаясь к самому чувственному местечку - сморщенной дырочке между ягодиц. В последний раз он ласкал Марию в машине, но это были лишь его пальцы без языка и прочих прелестей. Сейчас его пальцы были слишком заняты ее другой дырочкой. Бен высунул кончик языка. Круговыми движениями обвел стянутое колечко мышц. От слюны плоть девушки стала совсем мокрой, поблескивая в ярком свете. Дыхание мужчины перехватило. Он вдохнул порочный аромат, толкнулся языком между стянутых мышц, проникая языком глубоко в попку Марии. Сквозь тонкую перегородку чувствовал, как двигаются его собственные пальцы в соседней дырочке. Бен был не в силах сдержать рвущийся наружу гортанный стон, который отвибрировал в узости девичьей плоти.

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » till i see you again ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC