http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: сентябрь 2018 года.

Температура от +12°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Плохая это примета - ехать ночью в лес в багажнике ‡флэш


Плохая это примета - ехать ночью в лес в багажнике ‡флэш

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://funkyimg.com/i/2GKGK.jpg
Время и дата: 15 мая 2015 года, пятница
Декорации: Jewelry "Pandora", Barboursville, WV 25504, USA
Герои: Monica Lewis & Mad Burke
Краткий сюжет: Не ходите, барышни, в дребеня гулять. Особенно в те уголки нашей необъятной Родины, где и с собаками после не найдут. И собак после не найдут. И никакие легавые папы не спасут от простого мудацкого поворота судьбы.

Отредактировано Mad Burke (24.05.2018 19:26:44)

+3

2

- Агх, мама. У меня толстые ляжки, я не пойду на пляж с вами и со всем выводком тёти Клои, - огрызаюсь, фыркая в трубку мобильного устройства и сама слышу те помехи, которые порождаю, - Мгм. Чем тогда займусь? Схожу по магазинам, у меня в холодильнике пусто, - закатываю глаза, пересекая нашу с Венди квартиру, скользя на носках по паркету и оказываюсь в коридоре, - Нет, мы не питаемся фастфудом, нас кормит Венди. Иногда я даже сама что-нибудь готовлю. Нет, это не лапша готового приготовления.
И снова с той стороны слышится нескончаемый поток слов от мамочки. Родителей я люблю, но у мамы, после моего признания во влечении к девушкам, проснулась гиперопека. Она почему-то решила, что во всём виновата она одна. Больше времени в детстве я проводила с отцом: возилась под капотом нашего пикапа, разбиралась в футбольных командах города и ходила на хоккей. Меня рано научили стрелять, пользоваться оружием так, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, но и прибегать к его использованию в нужные моменты. Видимо, миссис Льюис чувствовала вину по отношению ко мне, но было уже слишком поздно. Да и никто не может сказать, родилась я такой или меня такой сделали обстоятельства. Тяжко вздохнув, когда мама перешла к той части, когда она стала рассказывать, чем они все вместе займутся после пляжа, я прерываю её.
- Мам, мне уже нужно собираться. Ты же знаешь, пока я справлюсь со своей шевелюрой, то пройдёт около часа.
На самом деле, я сделаю всё быстрее: бабахну шампуня, смою всё под душем, поработаю феном и сделаю свою рыжую гриву неотразимой. 21 век на дворе. Плохо так разговаривать с той женщиной, что муками, правдами и неправдами явила меня на этот свет, но иначе я не умею. Не люблю разговаривать по телефону излишне долго и излишне в пустоту. На "целую" могу сказать лишь "и я тебя".
С кружкой кофе танцую у зеркала, напялив белую майку и узкие голубые джинсы. Из динамиков лэптопа доносятся звуки одной из моих любимых групп, которая при выключении гаджета, начинает звучать в моих наушниках. Three days grace может писать к каждому событию в моей жизни саундтреки. Но об этом будет известно только мне одной. Делиться своей музыкой я не люблю, разве что, с самыми близкими. Солнечные очки на носу, резкие звуки и басы вырываются из наушников, делать тише не планирую, быстрым шагом начиная свою дорогу к любимому магазинчику в паре кварталов от нашего дома. Чаще гулять мне совсем не нравится, но если есть цель в виде нескольких бутылок вина, то почему бы не переступить через себя. Запасы алкоголя в квартире знатно истощились из-за временного затишья у меня с работой. Венди хоть и готова была покупать мне одну бутылочку в неделю, в лучшем случае, но не готова была спонсировать кутёж. Да и какой там кутёж, если я запиралась в квартире, рубилась в игрушки, смотрела сериалы и валялась на постели, окропляя голубые простыни красными каплями лишь изредка. Не специально. Кутёж был бы в том случае, если бы я, как раньше, ходила бы в клубы, напивалась бы там и угашивалась в хламину, а потом звонила бы подруге и просила забрать меня оттуда, откуда я сама не знаю. Таблетки всегда действовали так, что я забывала не только место, но и проблемы, а иногда даже своё имя на несколько минут. Такой кайф. Однако, нужно соответствовать Венди, тянутся к этому грёбаному свету и доказывать ей, что я могу быть достойной её. Пока она кувыркается в постели со своим женихом...
Сама не замечаю, как сажусь в автобус и уже еду в неведомом мне направлении. Такое со мной бывает. И я знаю, что это ненормально. Это один из признаков психического расстройства, когда ты едешь не туда, куда тебе нужно, а туда, куда и сам предположить не можешь. Невообразимым образом оказываюсь в ювелирном магазине. Видимо, интуитивно начинаю выбирать обручальное кольцо для Венди, взамен того, которое так отчаянно хочу сломать или расплавить. Ко мне подходит приветливая девушка-консультант, оглядывая мою одежду и меня саму с неким пренебрежением.
"Да ты вообще видела, как звёзды ходят?"
На её вежливый вопрос о помощи, выспрашиваю её о кольцах. Без особого энтузиазма мне рассказывают о стоимости колец и о том, на каком можно сделать гравировку. Размер Венди я помню смутно, как и свой, но вроде он у нас одинаковый, поэтому прошу дать мне примерить одно из ювелирных украшений.

+3

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Можно было бесконечно, тысячи раз продумывать те слова, которых не сказал, а можно было просто взять и сделать. Это была его вина, это он прохерил колеса, а отдавать было нечем, это у него были проблемы с работой, аванс на которой так ему и не дали - чересчур он был редким гостем на их празднике жизни. Его прораб был неплохим мужиком, въезжал в тему, и Мэду не хотелось его всякий раз подводить, но это происходило с изрядным постоянством и было выше него. Можно было сказать что-то посерьезнее и поумнее "я отдам, отвечаю", но Бог не наградил сумрачного парня достаточным интеллектом, то ли дело его подругу семи пядей во лбу, которой в такие мгновения сильно не доставало. По итогу, пришлось вновь отпрашиваться с работы, угонять помятый фургон со стоянки и мотать в один из самых захолустных штатов, через которые едва ли проходила хоть парочка магистралей. А по совместительству - малую Родину самого Мэдока, который совершенно не горел желанием появляться на этой земле, кроме того, что та принесла ему немало горестей, так в которой он еще и разыскивался по базам данных. Мелкие статьи, он даже практически никого не пришил, но и лишний раз светить там своим хлебалом тоже было как-то западло. А особенно, брать эту гребанную ювелирку.
И кому приходило в голову грабить такие палевные точки? Мэд, как правило, ограничивался маркетами на окраинах города, где из охранной системы приходилась только двустволка под прилавком, что как-раз мужчину пугало гораздо меньше, нежели проблемы с легавыми. Если офицер Бриггс узнает о его уикенде, билет на первый паром до колонии ему был обеспечен. Возможно, эти мысли были невеселыми, и особо азарта брать брюли в жилах не взыграло, но Берк был человеком дела, и лишний раз старался не загоняться всякой метафизической херней, что приходила на трезвую голову... почти трезвую голову, а потому довольно скоро переключился на, собственно, основную задачу, набросав в салон всякой херни из хозтоваров, которые вполне могли сгодиться, как показывала практика, от монтировки и вплоть до монтажной пены. В этом мире приходилось полагаться только на себя.
Мрачные это были места, на самом деле. Сюда, будто, никогда не заглядывало солнце, а свинцовые тучи въелись в небосвод, сводя души здешних обывателей в полнейший тлен и безнадежность. Наверное, Медее бы здесь понравилось. Покончить самоубийством. Мэдок же не любил эти края - они вынуждали его забывать дела давно минувших дней, и кошмары его детства, и загубленную юность. Останься он тут еще на пару-тройку лет, и его распухший от воды и дури труп запросто могли найти обглоданным крысами в сточной канализации. Мучила ли его ностальгия по этой земле? Нисколько. Он с превеликим удовольствием бы облил бензином все эти прогнившие мелкие городишки и поджег, чтобы его не пытало прошлое, чтобы дурацкие воспоминания больше не рвали душу, когда на бутылку попросту не хватало денег. Вот как сейчас, например. И он свернул в Барборсвилль. Не многим лучше его родной Виенны, хотя тут он никогда не был. Можно подумать, хоть чем-то они отличаются. Те же улицы, те же люди, то же уныние.
Останавливая тачку на соседней от ювелирного улице, за углом, Мэд натянул на голову капюшон толстовки, чуть выглядывавшей из-под кожаной куртки, на лицо повязал серый потертый кусок ткани, подтыренный с какой-то помойки, за пояс заткнул пару своих пистолетов - его небогатая, но очень приятная собственность, которую, к сожалению, в качестве залога взять отказались. Да и кому было охота пачкать руки об оружие с сошлифованными серийниками. Никаких собираний с духом, никаких размышлений - действовать нужно было быстро. Настолько, чтобы успеть удрать за границу другого штата раньше, нежели местные копы втиснут задницы в свои канарейки, поскольку за скоростные способности фургона Берк, отнюдь, не отвечал.
- Всем лежать, руки за голову! - старо как мир, практически в духе вестерна, если бы промозглая погода не портила всю атмосферу этой нетленной классики, но производила еще более угнетающее впечатление, когда люди не особенно боялись расставаться со своей и без того малорадостной безвыходной жизнью в этой жопе континента - вот только что-то пугающе-хладнокровное в немигающем шальном взгляде грабителя вынуждало людей верить в серьезность происходящего. - Кто двинется - пожалеет.
Влетая на середину зала магазина, твердо сжимая пистолет в вытянутой руке, Мэд обвел всю свою отвоеванную территорию, чтобы убедиться, что никто не собирается делать никаких неосмотрительностей - ему не хотелось лишних жертв и драм, но нажимать на курок он никогда не боялся, как и разбираться позже с нежелательными последствиями. Он бросил холщовый мешок на прилавок кассира, требуя, чтобы та поднялась и сложила в него весь товар с витрин, и побыстрее шевелила своим хитрым задом - мужчина не любил, когда с ним пытались играть в какие-то сложные игры, он не любил, когда его дурили, и он плохо понимал чужие шутки. Особенно вот такие, когда кто-то втихаря набирал в своем телефоне - то ли номер легавых, то ли любимой жены, или еще что-то не суть важное, но что могло зародить в душе Мэдока подозрение, ведь, он сказал не двигаться, ведь, они пожалеют. Он в ярости раздавил экран гаджета тяжелым ботинком, отдавив при этом руку дерзнувшего, а после заметил, что и кассир как-то слишком засуетилась, куда-то рванула... Подхватывая первую попавшуюся девку за рыжую паклю волос и подымая ее усилием с пола, Берк приставил к ее горлу пистолет, предупреждая о том, что он нисколько не шутит, что и другим он подобного не позволит. Я, ведь, вышибу ей мозги. Только тронь там свой маяк, сука выебистая.
- Без глупостей или я вышибу ей мозги! - и, может, только на этот раз Мэд порадовался, что дело происходит не в крупном мегаполисе, где и продавцы были борзые, и копы пошустрее - здесь его слушали, здесь его боялись, здесь это было редкостью. - Бросай мешок к моим ногам и мордой в пол. Ты плохо слышишь меня?
Хватая свою добычу и пятясь вместе с девкой к выходу, мужчина еще раз предупредил собравшихся, чтобы в ближайшее время никто и не подумал никуда звонить - у него заложница, и он не шутит, он не шутит.
- Иди вперед и не рыпайся. Ты мне нахер не сдалась, но я должен отсюда смыться, - тихо добавил он на ухо своей рыжухе.
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

+3

4

Память не так избирательна, как например, желудок. Она ничего не выплёвывает, отравляясь токсичными веществами, в роли которых выступают воспоминания, образы, мысли. Мозг не может выблевать всё то, что перегружает его, что мешает нормальной работе. Это не процессор в компьютере, его нельзя починить или заменить. Какая жалость, какое глубокое и всеобъемлющее разочарование. Оно настигало меня волнообразными моментами, заставляло ощущать себя крошечным муравьишкой, способным только на идиотский мартышкин труд, не окупающийся и бесполезный. Почему нет столь прекрасной "сверкалки" из полюбившегося мне фильма про людей в чёрном? Чтобы раз, и ты забыл о том, что присутствовал при ограблении. А я такая удачливая на подобные события грандиозного масштаба, что меня данное мероприятие сегодня никак не может обойти стороной.
Папа всегда твердил, что перечить террористам нельзя. Сначала нужно понять, что им нужно и проанализировать их психологический портрет. К некоторым можно втереться в доверие, некоторым лучше дать по голове и бежать, потому что такие свидетелей и заложников в живых не оставляют. Мне вспоминается одна подруга, жаждущая в своих фантазиях переспать с грабителем, чтобы это было грубо и беспардонно, почти на грани животного инстинкта. Представляю, могу ли очаровать вора и прихожу к выводу - не смогу. А лежать на полу не так-то и плохо, если он всё возьмёт и уйдёт, не тронув людей. Но что-то идёт не так...
Вскрикиваю, когда меня хватают за волосы и скалюсь. Кажется, кто-то разозлил его. Была бы возможность, я закатила бы глаза. Лёжа плашмя на неприятной и холодной поверхности, я же не стала наяривать своему отцу. Они что, не знают, как это работает? Он сейчас начнёт психовать, положит тут всех и смоется. А я слишком красива, чтобы умирать и геройствовать тут не собираюсь. Поэтому, смиряя свой праведный гнев и агрессивную настроенность, молчу, стиснув зубы. Приходится вытягивать шею, пытаться стать тонкой струной, будто это как-то поможет. Будто я смогу на время раствориться в пространстве и пропустить через свою плоть пулю. Но он же понимает, что если я правильно увернусь, то пулю получим мы оба?
"Выхватить пистолет и шмальнуть по нему, не вариант. Хотя, многие мачо с мускулами на поверку оказывались дохляками, когда я пробовала на них приёмы рукопашного боя, которым меня учил отец".
Всё ещё сомневаюсь, облизывая губы и силясь выдумать гениальный план, спасающий всех и делающий из меня героиню. Дыхание мудака, схватившего меня, показалось дико неприятным, зловонным. Он вообще что возомнил о себе? Ладно-ладно, Мон, молчи. Терпи и молчи. Если он действительно тебя отпустит, то ничего и делать не придётся. Добро награбленное им, тебе не принадлежит. Хотя то дорогущее колечко свистнуть всё-таки стоило под шумок. Но сделать это из его мешка, тем более под угрозой жизни, будет невозможно. Да и выберусь ли я теперь?
- Нууу, крассссавчик, - словно со змеиным акцентом говорю, поворачиваюсь к нему лицом, пятясь назад, - Всегда мечтала поучаствовать в побеге. По правде говоря, участвовала.
Мило ему улыбаясь, поднимаю руки на уровне ушей, чтобы дать понять о своей безоружности. Далее послушно поворачиваюсь к нему спиной, идя смело из магазина.
- Не понимаю, зачем тебе я. Копов нет. Ты можешь спокойно убегать, не оглядываясь на меня. Я же лишний груз. Обуза. Будешь уматывать, я выкину финт и запорю тебе все. В теории.
Психолог из меня на букву Х. Хороший. Но не в такой ситуации. В такой ситуации в моей крови бушует адреналин, страх. Они туманят рассудок и будто блокируют рациональные импульсы, которые не доходят от мозга до языка и конечностей. Такими темпами он очень скоро пристрелит меня в первой же подворотне. Но это нелогично. Его лица никто не видел. И срывать с него одеяние не в моих планах. Пусть уходит с миром, только никого не трогает, меня в том числе. Рыжая на всю голову лисица, если её раздразнить и обидеть, может пойти на всё. Я ведь убила человека и до сих пор хожу на свободе. Не хотелось бы предстать перед чертями в Аду после такой комичной и нелепой смерти от рук грабителя, когда зашла в ювелирку, можно сказать, в первый раз в жизни. Лоб покрывается испариной, пальцы бьёт мелкой дрожью, но нужно это скрывать. А то он почувствует себя хозяином положения. И ведь самое обидное, что так оно и есть. У меня нет права на голос, нет права на резкие движения. Кто знает, способен ли он на убийство. Да и с мозгами растекающимися по асфальту не очень хочется. Взглянув на небо, мне показалось, что вот-вот оно разразится громом и молниями, низвергая на грешную землю шкальный дождь. Но может, это у меня воображение разыгралось? Дождя не передавали. Но так мне было бы проще от него сбежать. Или сложнее. Что-то всё в голове путается. Память, какого хрена ты не можешь избавить меня от всего этого, отправив прямо сейчас в забвение? Или это от сознания зависит? Пусть уже хоть что-нибудь случится, лишь бы не ощущать спиной прицел пуколки того смельчака, который ограбил заведение класса люкс.

+3

5

Можно было долгануть бабла, но отсрочки ему не дали. Да и все, у кого можно было стрельнуть, навряд ли смогли бы насобирать нужную сумму, а кидалой Мэдок не был никогда - если он брал на себя обязательства, то должен был костьми лечь, но выполнить их. Или уложить костьми другого. Все-таки, это был суровый бизнес для суровых парней, и нужно было всегда быть готовому к непредвиденным обстоятельствам, и отвечать за них по полной. Так что, ни провал всей операции с последующими покатушками в ближайший участок и скамью подсудимых, ни чьи-то рыжие мозги, разбросанные по асфальту, не смогли бы остановить решимости Берка, если он счел какую-то аферу своими честью и долгом. Вот только, продумывать до мелочей свой налет было ему несколько несвойственно, да и он считал это бессмысленным. Пришел, ограбил, убежал - ничего более и сверх, лишь надежда на удачу и на собственную живучесть, иллюзий насчет своего недюжинного интеллекта он тоже никогда не строил. Была кое-какая идея уйти по канализации, но прокатывала она исключительно в крупных центрах, а не там, где пару сточных канав на город считалось роскошью и благосостоянием, прикрыв крышку люков которых можно было отрезать негодяю все пути к свободе. Так что, приходилось ставить на гороскопы, если бы Мэд не только верил в такую херню, но еще и имел понятие о ее существовании. Он бы даже отпустил эту пиздючую девчонку, придав ей ускорения пинком и угрозой, но если звука сирен не было еще слышно на подлетах к фургону, то мужчина прекрасно помнил этот дикий и храбрый народец дремучего населения Штатов, когда и у каждого при себе ствол находился, и стрелять детишки учились раньше, чем ходить. Хотя бы до тачки добраться, а потом путь валит на все четыре, лишняя морока, глаза и уши. Вот только рот бы ей заткнуть чем, пусть и в фантазиях, граничащих с эротическими.
- Хлебало привали свое, - наподдал ей ладонью в лопатки Мэдок, скорее с каким-то разочарованием, поскольку она итак выходила за рамки его первоначального плана, хорошо было бы пришить ее прямо здесь, чтобы никакой херни не успела выкинуть, о которой говорила, ничуть не палясь. - Дернешься - и я тебя убью, - или отвезти ее в лес, прикопать, чтобы уж наверняка и никто не видел.
Многое из того, что она сказала, Мэд прослушал по ходу дела, не совсем представляя, что ему могут поведать что-то действительно информативное. Назвала его красавчиком. Он успел ей понравиться?.. Странная телка. Хотя, на свете хватало баб с протекающими чердаками, это не сильно бы удивило мужчину, вспоминая даже тех девиц, с которым он когда-то было зависал. Одна, было дело, сиганула с высотки, разбиваясь в фарш, вторая - умоляла всякий раз ее бить и насиловать, в чем Мэд не мог ей отказать, пусть и расстались они позже на ножах. С остальными Бог миловал, и их мотивы были ему более-менее понятны, не тревожа его когнитивный диссонанс. К нему часто липли всякие фрики, он привлекал их даже не то, что неосознанно, а то что теми фриками, как правило, оказывались наркоманы, с которыми он вел дела, вот только закономерности в этом он не видел, и предпочитал все это считать чистой случайностью. Разве, в мире не хватало и других ебнутых на голову людей, кроме барыг и обсосов? Именно.
И, вроде бы, все должно было уже сложиться хорошо - в ювелирке, если и дернулись звонить легавым, то все это происходило достаточно лениво, чтобы Мэдок успел дать деру и уйти в солидный отрыв, девка, мирно плетущаяся впереди, оказалась довольно послушной и рисковать целостностью своего затылка тоже как будто бы не собиралась, а пара встреченных ими прохожих держалась на правильном расстоянии, не собираясь ввязываться. Ну, покуда они не завернули за угол к тачке, откуда мужчина распрощался бы со своей верной заложницей, если бы прямо над его башкой, с глухим стуком врезаясь в дверцы фургона, не просвистела пуля, заставив принимать экстренные и, возможно, чуть более опрометчивые решения, но Мэд, все же, был убежден, что не будь при нем этой девки, то стрельба оказалась бы чуть посмелее. Краем глаза уловив, что снять его пытаются с противоположной улицы, а грозный голос престарелого ковбоя требовал, чтобы он бросил все и сдался в руки властей добровольно, пока на это еще есть возможность, Берк хищно ссутулился, прикрываясь девицей, как щитом и отваливая за пределы видимости агрессивного незнакомца, к которому уже начинали подтягиваться другие добровольные линчеватели, когда кузов машины то и дело прошивали тяжелого калибра пули револьверов, одно хорошо - не навылет. Думать и размышлять было некогда. Девка казалась единственным разумным решением на пути к свободе, без нее - его свалят не особенно задумываясь, что, впрочем, происходило и вместе с ней. Подумаешь, баба рыжая какая-то, да их тут на квадратный метр больше, чем енотов, а наглого правонарушителя нужно было остановить. К тому же, она вполне может оказаться просто его пособницей, театрально разыграв свое трагическое похищение. Требовать их прекратить огонь, угрожать им жизнью телки было уже бесполезно - хорошо, хоть тачек других не было рядом и погоня организуется не так скоро, чтобы стать фатальной для него. Все так же крепко вцепившись в вывернутую руку девицы, чтобы не светиться на мушке у психанутых обывателей, Мэд распахнул двери фургона, с силой запихивая туда свою заложницу, и с грохотом захлопнул их за ней, та едва успела подобрать ноги, распластавшись по пустому металлическому днищу. Сам же он оббежал тачку с другой стороны, пулей сиганув в салон за руль и вдарив по газам раньше, нежели кто-то особенно меткий зарядил ему снаряд в башку - оглушительно шваркнув по асфальту покрышками, машина тронулась, сбивая прицел местным снайперам, а стекло окна крякнуло мелкой паутиной, разлетевшейся вдребезги уже после второго выстрела. Вот суки. Придерживая руль одной рукой и выровняв более-менее управление, Берк высунул пистолет над осколками окна и не глядя прошелся по борзым пенсионерам, не прицеливаясь, а чисто осадить их хоть немного, прежде чем он рванет по дороге, скрываясь за поворотом и выезжая на окольные объезды, чтобы поскорее покинуть настолько негостеприимный городишко.
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

+3

6

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Каково это, быть заложницей? Признаться, я всю свою жизнь была заложницей обстоятельств, морали, общества, родительской опеки и устоявшихся выражений. Два плюс два равно четыре. Стоит у доски сказать, что ответом в примере будет пять и тебя начнут бить линейкой по пальцам. А всё потому, что математика - наука точная. Здесь не может быть нескольких вариантов ответа. Ты не можешь придумывать собственные правила и подчиняться только им. Или... всё же, можешь?
Игра с "красавчиком" меня даже подстёгивала, заводила, играла на нервах. Я же ненормальная, нездоровая. Подорвали мою психику психотропные, любовь к Венди или сплошная череда неудач по жизни, кто же сможет сделать точный диагноз. У меня нет такой заначки, чтобы пойти в психиатру и попросить вставить мне мозги обратно, на место. Да и если бы были, я бы потратила их на вино. Недорогое, но затарилась бы в большом количестве. Еле сдерживаюсь от комментария в сторону грабителя, с улыбкой выполняя указания. Не совсем же я дура отсаженная, мне дорога моя голова. Да и подчиняюсь я не так уж часто. Только в постели и при острой необходимости в реальности. В висках бьёт единственный вопрос, отпустит ли он меня на самом деле или пристрелит при любом удобном случае.
- Тебе серьёзно нужна ещё одна статья, более тяжёлая к ограблению? Поверь, так тебя будут искать ещё усерднее. А я вообще могу сказать, что меня там не было и я никого не видела, - "да запросто".
Да я почти ему уломала оставить меня рядом с этим буржуйским магазинчиком, когда в наше пока что сухое дельце вмешался какой-то идиот. Ещё больший идиот, чем тот, что собрался грабить ювелирный. Но делать нечего, не кусаться же и не кричать о помощи. Хотя, есть шанс освободиться. Прикрываясь мной, грабитель рисковал, но гораздо меньше. А вот я, реши дёрнуться, могла бы поймать пулю в руку или в лоб. Чёрт их там знает, стрелков этих, насколько они проворные и опытные. Удачи же мне было не занимать, поэтому я оставляю свои зубы при себе, пусть и хочется цапнуть чудака за пальцы и откусить один.
На месте чиканутых местных, я бы и себе для верности организовала знатную дырочку в голове. Они у меня и так имелись, но доводилось их разглядеть не всем, так чего ж пропадать такой доброй головушке, раз такое мероприятие вдруг само собой раскрутилось. В фургоне оказываюсь мгновенно, не успев просчитать тысячи возможных вариантов развития событий. На ладошках красуются ссадины, уж слишком нежная у меня кожа. Несомненно минус. Зато компенсируется всё стержнем, который невозможно сломать. Можно ломать мои кости, бить меня по зубам, выбивая парочку. Но всё это либо зарастёт, либо дело наживное. Вон как стоматология процветает. Осматриваюсь в попытке найти что-нибудь, что поможет мне выбраться.
"Давай. Ты же не блондинка и не курица тупая! Ищи, Мон".
- Водитель, чай не картошку везёте! Можно как-то аккуратнее! - огрызаюсь, прекрасно понимая, что мне вылезет это в последствие боком.
Руками шарю по двери, но изнутри открыть его нельзя, что вызывает во мне волну негодования и матероиспускания. Глаза тщетно перебираются от одного места к другому, но он совершенно пустой. Паника. Паника. Страх. Падаю на пол, ощущая себя настоящей кошкой, пытающейся задержаться на поверхности ногтями. Говорила мне мама, отращивай киптюры и веди себя женственно. Слушай я маму, то вообще не оказалась бы в ювелирном магазине, так как кольцо покупал бы мне какой-нибудь бедняга среднего достатка, заказав дешёвый символ брака и заказал бы его на ибее. Встаю, дотягиваясь до замка на двери и прикладываюсь лицом к прохладной поверхности.
- Да твою ж налево, красавчик, ты перестаёшь мне нравиться! - выплёвываю слова в сторону чокнутого водилы и, наконец, дохожу умом до того, что можно попробовать открыть фургон серёжкой.
Раньше у меня в арсенале были невидимки и с ними я вполне справлялась. Да и как никак скаутом была. Но хрена-с два мне где-то это вообще пригодилось. Никогда не отдам своих детей, если они у меня будут, в этот лагерь по интересам. Интересы такие себе лазать по горам и лесам, зарабатывая себе шишки и рискую наткнуться на настоящего медведя. Сдираю серьгу с уха и подношу её к замку. Мы резко тормозим, от чего я начинаю орать. Мимолётное состояние полёта, меня пригвождает к потолку фургона. Как такое вообще возможно? Физику я знаю плохо, но точно помню законы о земном притяжение, игнорировать которое уж точно никому не под силу. Не с волшебником же я в одной машине!
Хлопок. Что вообще происходит. Кажется, сердце сейчас откажет и также, как и фургон, со всей дури даст по тормозам. Трясу головой, оглядываясь по сторонам, когда пространство вокруг начинает заполняться водой.
- Эээээй, - совсем неуверенно и нерешительно пытаюсь позвать водителя, не понимающая, что происходит, - Красавчик, ты там что сделал? Если ты не дотерпел до туалета, то мы не скажем твоей мамочке, обещаю, - шутка вообще не в тему и вообще никак не разрядила обстановку.
Меня накрывает паника, я срываюсь на крик, пытаясь проломить дверцу фургона своим птичьим весом. Дрожь пробивает всё тело. Пожалуй, мой главный страх - потерять контроль над ситуацией и погибнуть, не успев сделать ровным счётом ничего для спасения. Вуаля, Моника, как и заказывали. Блюдо под названием "одно утопление" готово. Вы не заказывали? Ах, это подарок из-за соседнего столика.

+3

7

- Я тебе, блять, заткнуться сказал, сучка, - сквозь зубы пробурчал мужчина, впрочем, больше обращая внимание не на скандалистку в кузове, а на свистящие ему вдогонку пули, от чего приходилось инстинктивно вжимать голову в плечи и склоняться к приборной панели, едва выглядывая на открывавшуюся дорогу, на которой повстречалось, ну, разве только три с половиной тачки, но и те Мэдок чуть не умудрился боднуть бочком, в последнее мгновение выворачивая руль и выезжая на шоссе ведущее к хайвею.
Казалось бы, опасности все позади - воя сирен он все еще не слышал, цацки приятно грели боковое зрение рядом на сидении, а девку он выбросит где-нибудь по пути, чтобы еще нескоро доперла до города, особенно, если отжать у нее мобилу ради профилактики. Вот только местные просто так сдаваться не собирались - за горе-грабителем выехала целая погоня, то и дело мелькая в трясущемся зеркале заднего вида грозной тройкой отчаянных линчевателей. Мэд не любил подобной иступленной привязанности, он был довольно свободолюбивым человеком, а потому, выплевывая грязные проклятья на головы непримиримых обмудков, решил пойти на хитрость. Ну, как на хитрость? Насколько это было возможно, когда вы имеете дело с Мэдом Берком - не обремененный излишним интеллектом, тем не менее, он обладал обостренными инстинктами и кучей других не совместимых с жизнью качеств. А потому, смесь инстинкта самосохранения и чувства долга, порой, выделывала такие невероятные кульбиты, что его больничную койку в госпитале уже давно зарезервировали для постоянного и почетного клиента. А потому и теперь, выворачивая руль на пересеченную местность с трассы, едва не навернувшись со склона еще в самом начале акробатики, свернув шею себе и размазав девку по салону, оставив только рыжую косу на потолке на память, Мэд рванул навстречу к свободе, только чудом справляясь с управлением, как бы ни бросало его по кабине, а подвеска в подобной труповозке отродясь использовалась исключительно в качестве личных оскорблений; на одном только адреналине, будто, способный пересечь добрую половину штата, причем после того, как бензин в баке дойдет до нулевой отметки - пробивая днище и пробегая вместе с тачкой на ногах. Вот только, не все в этой жизни происходило так, как хотелось какому-то психоватому наркоману, когда и где-то на фоне рева мотора, хаотического шума дрянной поездки, послышались-таки запоздалые легавые сирены, а более-менее угрюмая местность вновь сменилась дорогой, на которой угнанный фургон не только обращался в идеальную мишень для возможного обстрела, но также и в бельмо на глазу обычной дорожной полиции, с радостью бы бросившейся на такую лакомую добычу, как только она пересечет их "мертвую линию", наверняка, уже предупрежденные по рации об облаве. Конечно, поддержка с воздуха и кооперация всех наземных сил ради одного только придурка на вэне, это бывало разве что в кино, но копы умели справляться с такими задачами и всем, что было в распоряжении. Но Мэдок был не из тех, кто сдается, он привык идти до конца. И это свойство не раз ему помогало избежать преследования, будь то провинция или мегаполис, но сейчас они умудрились подобраться как-то уж чересчур близко и безнадежно - настолько, что никакого другого шанса скрыться, не прикрываясь при этом заложницей, он и не видел. Впрочем, как вообще чего-то на него похожего, поскольку мужчина продолжал гнать помятую тачку на самом пределе, когда та даже по ровному асфальту скакала, как горная коза, а вписаться во впереди раскинувшийся мост удалось только, мазнув по перилам крылом, что так и не спасло бандита от сдавшегося в таком напряжении управления, оглушительному свисту тормозящих покрышек и сильному удару о разлетевшуюся конструкцию, когда фургон жирно бахнул в воду, а Берк даже не сразу понял, что произошло, едва отойдя от легкого сотряса и пытаясь поспеть вслед за своим более ударостойким подсознанием, уже во всю хватавшем самое необходимое, что было под рукой и выскальзывающим сквозь простреленное окно из уверенно падавшей на дно машины. И вот когда мозги наконец вернулись на исходную позицию, легкие судорожно подавились воздухом у поверхности, Мэд припомнил не только о преследователях, но и о пленнице, которая все еще была заперта в кузове и обещалась на его душе невинно-убиенной. Блять. То есть, не то чтобы он сам ее не прикончил, если бы она выпендривалась, но сдохнуть именно таким бесславным и страшным образом - была так себе перспектива. Особенно, если припомнить, как в глубоком детстве его батя учил плавать, скинув за ногу в реку с подобного же моста, когда, Берк, не будь он в то время таким же вопреки всему живучим, наглотавшись воды с непривычки, всплыть бы уже не сумел. Он знал это страшное чувство безысходности, и никому со зла такого же не желал. Всего мгновения хватило ему, чтобы сориентироваться над гладью едва ли не стоячей от отходов речной воды, запустить свою важную и бесценную добычу поближе к подножью опоры с массивной решеткой активно изрыгающей отбросы канализации, и без всяких сомнений нырнуть за уже грохнувшим о дно минивэном. Отпереть замки кузова было не самой долгой задачей, хотя в мутной воде было трудно что-то разглядеть и приходилось действовать практически на ощупь. Особенно, когда в остатки воздушной отдушины рванула уже ничем не сдерживаемая вода, девицу буквально едва не вымыло оттуда наружу уже самостоятельно, но Мэдок успел подцепить ее рукой за шиворот шмота, не соображая, насколько она сейчас в сознании, и придав ей, что было сил, импульс к поверхности, догнал ее и с титаническим трудом всплыл уже вместе с нею, когда и воздуха в распоряжении не оставалось, и вода болезненно клокотала в носоглотке, а внезапно очнувшееся тело в панике и ярости заколотило по нему всем, чем доставало, едва угрем не выскользнув из лап спасителя-угнетателя, но мало соображало, что все еще способно утонуть, несмотря на. Недолгий махач в холоднющей воде, в натуральную кровь расцарапанное лицо мужчины и клок рыжих волос, так и застрявших у него в пальцах - вот и все как будто, прежде чем инстинкты взяли верх над паникой, выбрасывая обоих молодых людей на узкую полоску суши под опорами, где Мэд все-таки решил наконец расставить точки над запятыми, разматывая веревку с мешка с цацками, догнав уже вовсю яростно, но неудачно уползавшую в неведомом направлении эту мокрую паскудную суку, придавив ее к земле коленом и заломав за спину руки - мокрый шнур безбожно и со свистом до боли стянул ее запястья, после чего мужчина прижал ее мордой в землю, чтобы не мешала ему прислушаться к той самой погоне, навряд ли просто так бросившей это дело, по случаю начала бейсбольного матча, и расслышав их здорово вдали - огляделся в путях отступления. Выбор пал на ревущую сточную трубу - они оба приходились вполне субтильной конституции, чтобы без проблем протиснуться сквозь ее прутья. И, несмотря на то, что пистолеты его после несанкционированного принятия ванны пришли в полную негодность, у него оставались аргументы, которые никогда еще его не подводили - лезвие ножа уперлось в бок дрыгавшейся девчонки, чтобы добавить некоторого необходимого веса его словам, насколько бы та ни была не согласна с его мнением. Все-таки, свобода слова и право на собственные соображения здорово портила американских женщин и доставляла хлопот.
- Слушай сюда, коза. Будешь лягаться - я тебя порежу нахрен, - с тяжелой одышкой прохрипел ей Берк, крепко держа за волосы, при чем злился он уже не только для проформы - он успел просто-таки отменно засветиться ей своим таблищем, когда и капюшон уже давно сполз с башки, и платок с рожи болтался какой-то кишкой на шее. - Ты поняла меня? Сейчас - встала и пошла, - сильным рывком поднимая с земли этот мешок с костями, пихнув ее в плечи в направлении канализации, от чего девка снова чуть не рухнула, но устояла. - В решетку лезь. Резче, давай! - стоило ли ее вообще брать с собой, было хорошим вопросом - но вот точно не оставлять ее тут же, на радость легавым.
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

+3

8

Он конкретно раздражал. Словно по моему телу, начиная от кончиков пальцев на ногах до самой макушки, проходили разряды тока, вызывая приступы нервного тика. Такое редко со мной бывает. Обычно побесит кто, да перестанет после того, как я ему громко и самозабвенно выскажу своё фи. Или спою песенку тонким голосочком на манер до-ре-ми-фа-соль-ля-си, вызывая в неприятном мне человеке ответную агрессию, так приятно растекающуюся по венам и подпитывающую меня изнутри. Это чистейший кайф выдавать по заслугам тем, кому уже давно задолжала Вселенная. Жаль только, что за это можно получить по щам и получив нокаут, больше не проснуться. Хотя, кто сказал, что я против?
То, что происходило дальше, я видела только в фильмах. Слишком больные ощущения. Слишком реальный страх и захлёстывающие эмоции. А я ведь думала, что давно мертва телом. Что мне невозможно причинить той физической боли, которая заставит меня отвечать. Какая же скотина мне попалась! Мог бы, как честный грабитель и похититель бросить на дне помирать. С чего ж он спас меня. Не в рыцаря же ему захотелось поиграть. Да и не с такими репликами обычно спасают, с такими обычно душат или топят в туалете. Но нужно отдать должное, его угрозы не звучат как-то мистически или мифически. Тут уж точно, начну вырываться, прирежет. В этот момент передо мной появляется образ Венди, улыбающееся лицо матери и где-то вдали отец... Даже под наркотой я не ловила таких приходов. зарываясь с головой в мире иллюзий. Когда ты теряешься, когда совершенно не чувствуешь связь с реальностью, то начинается самое интересное. Ты перестаёшь навешивать на себя ярлык неудачника, дерьма без амбиций. Ты становишься самим собой. По крайней мере, так было у меня. И я хотела бы пережить всё это хотя бы ещё разок, поэтому придётся слушаться его и не строить из себя героиню.
- Аа-а-а, - рассвирепев от боли и "манерности" кавалера, кричу против своей воли, - Я поняла-поняла!
Пытаясь сбалансировать и не упасть в этот момент, закашлялась запоздало от той воды, что успела скопиться где-то в лёгких. Должно быть, я уже синяя. И так рожей не вышла, так теперь ещё и мириться с тем синюшным цветом, который мне уж совсем не идёт. Чудесно! Осталось только подохнуть тут и навсегда остаться в памяти людей, как рыжая неприметная синюшная баба, погибшая так нелепо.
Только сейчас замечаю, что мне доступен обзор его лица. Неплохой. Мысль обухом ударяет меня, оглушая. И я не сразу понимаю, чего он от меня хочет, но лезу в указанное место. Грохнет теперь? Или просто взял, оставив заложницей и гарантией того, что его не прихлопнут раньше времени. Хотя, давайте честно, такие вообще долго не живут. Вот сколько ему? Где-то мой ровесник? Даю ему ещё лет десять от силы, а потом будет гнить в такой же канаве, как та, в которую он меня затащил. Словно паучище здоровенный с волосатыми руками в свою ловушку. И руки так режет. Неудобно же, чёрт его подери. Никакого комфорта для жертвы, ей Богу. Что за преступники пошли нынче. Вообще, существовал ли такой преступник, которого заботило удобство его жертвы? Вот уж сомневаюсь. А подумай они о такой мелочи, то вполне могли бы вызвать стокгольмский синдром и сыграло бы им это на руку.
- И в чём твой план? - да он сто пудов мне ни о чём не расскажет.
Хорошо, если за такой вопрос по лицу не получу. Хочу к Венди. Хочу к матушке под крылышко. Хочу вот тут сесть, перед ним и разрыдаться. Только ж эта скотобаза не оценит лирический порыв. Что уж говорить, если он и является главным катализатором нытья, главным катализатором осознания, что я хочу жить. Хочу жить и не потерять ничего из того, что сейчас у меня есть. И он не посмеет отнять это. Не позволю. Отдавлю ему яйца кедом, заставлю сожрать клок моих рыжих волос, но не дамся. Лучше бы ему отпустить меня, а то я слышала про призраков бывших подружек. Так вот у него будет свой личный, собственный призрак заложницы. Уж я-то сведу его с ума, заставлю визжать от одного моего появления. Заставлю опасаться даже теней. Заставлю прекратить эти "муки" и присоединиться ко мне.

+2

9

Девка как будто бы даже согласилась с доминированием непутевого электрика, что для самого Мэдока не было таким удивительным, ведь все так, как было положено - типа, он же тут мужик, а она - баба, вот пусть и не вякает лишний раз, пока по зубам не огребла. Просочиться сквозь решетку особого труда не составило даже для его спутницы, вывернутые за спину руки которой особой аэродинамики не добавляли, конечно, а уж там она любезно его подождала, не смея двигаться в путь без его разрешения, наконец осознав, как на самом деле должны были вести себя порядочные заложницы. Ну, а, может, и потому, что идти не то, чтобы особенно было некуда, но тьма там стояла кромешная, кроме того, что под ноги бурным потоком стекала вода и плестись было трудновато. Может, отсюда вообще не было человеческого выхода, может, когда они дойдут до края этой трубы, окажется, что люк заварен, или попросту погружен в воду так, что единственным вариантом останется вернуться в легавые лапы мудаков в шевронах. Впрочем, одну текущую проблему решить было во власти мужчины - в его бескрайних карманах брюк, где-то за горизонтом событий прямо в точке сингулярности отыскался его верный инерционный светодиодный фонарик, который не пугали никакие трэшовые погоды, и который не остался простым мертвым грузом, как пистолеты за поясом. Он все еще работал - правда, перед тем пришлось хорошенько поработать ладонью, чтобы его зарядить - зато, потом он уже и не думал подводить, если и не преобразив обычную канализацию во что-то более приличное и менее дурно-пахнущее, то, как минимум, осветил парочке дорогу под ногами.
План? О чем она говорила? Какой еще план? Было, конечно, что-то более-менее осмысленное, но Берк предпочитал по большей части импровизировать - и его это здорово спасало всегда, если не подчинять свои действия строгой логике, их трудно будет предугадать. Он, правда, не загадывал заранее по другой, более тривиальной причине, но и это объяснение вполне годилось. Разве что, девица хотела знать, быть в курсе, что же будет дальше, что ее ждет, в этом можно было ее понять, как и то, что ей не повезло нарваться на человека, который, в принципе, изначально жил в своем собственном мире, и порадовать ее образом мысли на одной волне точно не мог. Хотя, как правило, действительно пытался понять других, старался и хотел быть как все, даже если это никогда не удавалось. Не его вина была, что он вырос дикарем, но сейчас ему никто не мешал хотя бы отчасти стать членом социума, а потому он поразмыслил, чего такого не страшно секретного можно было бы сказать этой паршивке, чтобы та тоже ощутила кое-какую землю под ногами, как бы та ни уплывала сейчас дерьмом из-под подошв.
- Мы ща отсюда выберемся, - буркнул Мэд в сторону девки, поставив перед ней, так сказать, первоочередную задачу. - А потом посмотрим, - ибо сейчас действительно трудно было предугадать, каким местом повернется к ним скотина-случай, и не проще ли будет придушить эту обузу где-нибудь тут, в темноте - его тогда уже хер найдут, и хер догонят, а с нею пилить выходило вдвое медленней. - Быстрее давай, шевелись, - разве только, мужчина был не из тех, кто просто так кого-то убивает, ради забавы, только из настоящей необходимости - а теперь он вполне сможет оторваться и с нею на хвосте, ну, ей-богу. - Я тебя потом отпущу, может, - если все на самом деле сложится так, как ему хотелось.
Не вдаваясь в подробности, насколько вообще все не сложилось изначально - ни это дело, ни его бизнес, ни даже жизнь. Получит бабло свое - и сразу напьется, ему надо было. Очень. Его бы право - он бы вообще никогда не трезвел и пребывал в самом нестоячем состоянии, когда и мысли мрачные не лезли в голову, когда там и вовсе царила первозданная пустота. А еще в душе не скреблось что-то неприятное, и очень смахивающее на сострадание. Примерно такое, какое Берк всегда испытывал к собакам... к людям - реже. В конце концов, человек сам был своим собственным палачом, и ему хватало мозгов, чтобы что-то изменить, или осознать уже выбранный путь. Но не все люди приходились достаточно сообразительными, многие находились в перманентном наивном заблуждении и насчет себя самих, и насчет мира, и насчет всех законов, которые им правили. Себя же Мэдок причислял к группе здравомыслящих и способных отличить горячее от сладкого, а потому и ощущал за собой огромную ответственность за всех тех, кто такими возможностями не обладал. Кто натурально не понимал, что происходит, ровно до того момента, пока осознание не придет слишком уж поздно. Вот и сейчас он приходил к выводу, что не может просто так бросить тут на растерзание судьбы живое существо, пусть оно и было рыжей болтливой девкой - лучше он сам ее здесь прирежет, чтобы не мучилась, чтобы ее никто больше не вздумал обидеть, кроме него, но можно было и попытаться попросту пройти весь этот путь вместе с ней. Может, она действительно поняла, что он сказал, приняла к сведению и будет вести себя хорошо настолько, что ему не придется больше поднимать на нее руку, а после он и всерьез ее отпустит, взяв, конечно, обещание, что она не будет особенно трепать обо всем об этом. А, чтобы и соблазна такого не было - может, всунет ей какую-нибудь двадцатку в качестве компенсации за потраченное время или даже пивом угостит. Мэд и нож свой спрятал обратно за пазуху, правда, в основном потому, что он и фонариком мог эту сучку ушатать.
Долго им идти не пришлось - конечно, снаружи дело уже шло к катастрофическому вечеру, но солнце еще не успело зайти, обагрив яркими красками так себе содержимое их чересчур ароматной темницы, здорово перебивавшей даже характерную нотку легкого, но въевшегося в личность перегара Мэдока против его черт знает сколько служившего ему шмота. Да он тут розами пах, в сравнении с тем, что аж слезу вышибало. Но при этом, им все-таки пришлось несколько подзадержаться внутри, поскольку, кроме того, что влекомая решетка находилась не просто так, а над их головами, она еще и весила будь здоров, плюс к тому, что была слишком узка, вросла в бетон и расцвела мхом. Да блять. Мэду пришлось изрядно вспотнуть, прежде чем эта дура вообще сдвинулась с места хоть отчасти, а уж про то, чтобы ее поднять хотя бы боком развернуть, пока и речи не шло - мужчина присел на уступ отдышаться и похлопал себя по карманам в таком привычном, но бессмысленном сейчас жесте, ведь, сигареты, если пачка и осталась где-то в недрах недр, скорее всего, уже давно превратились в табачный фарш, что не могло не расстроить парня, если и не сильно, то...
- Да блять, - устало посетовал он, пытаясь собраться с духом и снова рвануть на покорение их несговорчивой крепости, которая издевательски отбрасывала на его сутулую и сумрачную фигуру полосатую тень. - Вот сука... - дал ей Мэд вескую оценку и пошел на приступ, на этот раз продлившийся долго, заставивший его сердито рычать, но все-таки оказавшийся куда более успешным, приоткрыв им тяжелую дверь к относительной свободе, что едва не заехала своим краем по конопатой физии рыжухи. - Пошли, короче, - жадно вентилируя легкими воздух, мужчина не просто тиранически наказал девке лезть вверх, ага, да, без рук, как хочешь, а даже галантно подсадил ее вверх так, чтобы та сумела вполовину выброситься на берег.
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

+2

10

Саднит где-то под ребром и ноет скула. Я ещё не помню себя такой потасканной. Бывало похмелье или отвратное состояние себягнетения, но чтобы так. А он однако мастер. Да ещё и волосы мои не пощадил, ему бы плюнуть в морду, но останавливает тот факт, что вместе с моей слюной, полетевшей ему в глаз, мне в лоб может прилететь пуля. Аррр. Как же я не люблю себя ограничивать. А может, пусть лучше пристрелит, а?
В этом, Богом забытом месте, воняло настолько сильно и зловонно, что я начала дышать ртом. Кретиноид же продолжал свою песнь без шарманки, нисколько меня не убеждая в правдивости его слов или же хотя бы в уверенности. Он сам-то верил в то, что мне говорил? Посматриваю на него со вскинутыми бровями, но молчу. Натолкнуть его на несуразность мышления и изначально хреновую схему действий, никак не получалось. Этот осёл, если уж пошёл в брод и начал топиться, то будет тянуть меня с собой до конца. Он даже вирищать не станет, прося о помощи. О, смотрите-ка, уже и ушки ушли под воду... кхм, дерьмо.
Всё также молчаливо, наклонив голову влево, я разглядывала со спину недотёпу, который решил почему-то, что он сегодня достоин звания вершителя моей судьбы. Окей-окей, но вершитель-то из него так себе. Со своей бы жизнью для начала разобрался, научился бы зарабатывать менее палевным и опасным способом. Пока мужчина рычит, я постепенно и незаметно осматриваюсь по сторонам. Но чего я собственно хотела от канализации или как назвать то адское месиво, которое мы топтали в этой адской трубе. Из-за шума снаружи, я ничего не слышу. Есть там кто-нибудь живой и способный протянуть мне руку помощи или нет, кто ж его знает. Осёл так рассвирепел и разнылся, что я и отвлечься нормально от этой сцены не в состоянии. И хорошо, что я обращала больше внимания на потуги грабителя_похитителя, потому что рисковала получить по своему очаровательному и мною любимому личику ещё раз. Теперь уже не специально, а хотя, откуда мне знать. Я уже ничего ровным счётом не понимаю из происходящего. Холодный рассудок остался сидеть на печи, умотав от меня подальше и сказав: "Ай, Мон, разгребай эту хрень сама". И вот я его не виню и не осуждаю, сама бы так поступила, будь у меня такая возможность. А наш Геркулес справляется с преградой и приказывает идти дальше.
- Мне зубами это делать или как, мудила? - откровенно у меня на него не хватало злости и парнишке повезло, что руки у меня связаны.
Я бы ему показала кошачьи бои, так хочется оставить парочку нежнейших кровоточащих царапин на всё лицо от уха до глотки! Подсадив меня, он в некотором роде даёт мне преимущество. Оказавшись на земле, я глазам своим не верю, когда вижу пикап, стоящий не так уж близко, но ничего, я же громкая. Долбанув ногой того товарища, что полз за мной снизу, змейкой выползаю наружу. Но проморгавшись, я уже не уверена, что это пикап. Всё-таки время не 9 утра, а мне от адреналина и шока вообще мог он привидеться. Кричу, что есть мочи:
- Спасииииите! - смутно понимаю, что раз говорят фары, то в машине может и не быть никого.
И тогда я только зря подняла панику, вмазала ему и разозлила ещё больше. У меня даже встать не получается на ноги, что ж я за курица такая бесполезная. Казалось, ещё минута или две, и вырою под собой котлован активными движениями плеч и буксующих ног. Но я всё равно не сдамся. Он не оставит меня в живых, а я жить хочу. Какой парадокс, ага. Только понимаешь, что у тебя есть стимул и мотивы к тому, чтобы сделать своё существование не таким жалким и несносным, а тут на тебе, крадут тебя доморощенные самоучки, приставляют пушку или ножик к горлу и ты должна плясать под их дудку странные танцы. Да я, может быть, вообще танцевать не умею/не люблю или делаю это очень плохо. А ему жертву податливую подавай, чтоб ещё и под ногами не мешалась, помогала в осуществлении его грязных делишек и молчала всю дорогу. Да где он таких жертв видел? В фильмах что ли? Стараюсь не хныкать, не теряя боевого духа, я же не девчонка какая-то. Я рыжая лиса. И уж если помирать, то только с музыкой.
- Блять, да чо ж встать-то не получается? - раздосадованно отставляю задницу, предчувствуя, что меня сейчас схватят.

+3

11

По-хорошему она явно не понимала. Мэдок, правда, умел объяснять более детально, только, порой, считал, что итак все понятно, хули тут говорить. Но не все обладали настолько недюжинным интеллектом и прозорливостью, как он сам, а поэтому приходилось вдаваться в подробности, делать отступления и доносить людям жизненно-необходимое и такое, ей-богу, очевидное. Так что, мало того, что из "красавчика" электрик превратился в "мудилу", не так уж и важен этот момент, казалось бы, так эта шальная девка еще и по мозгам его копытцем лягнула, засобиравшись срочно сделать ноги, когда все логичные и здравые решения уже подошли к концу, а наглость и безрассудство в заднице еще нет. На ее месте он бы, наверняка, попытался бы сбросить обратно решетку канализации, чтобы выиграть хоть какую-то фору, но инстинкты у всех работали по-разному, а потому, вместо этого, рыжая падла заверещала, затрепыхалась и поползла. В первое мгновение Мэд и правда предположил, что на том краю их червоточины могли поджидать нежелательные и суицидальные аборигены, он даже было приготовился угрожать им ножичком, но на самом деле все это оказалось ложью и провокацией - насколько мог судить его кристально ясный без наркоты взор и отчаянные попытки девицы съежиться. Или съебаться. И, хотя после удара, мужчине пришлось чуток окунуться в безбрежные воды канализации, инстинктивно стараясь спасти если не себя, то хотя бы мешок с цацками, он все же довольно споро нагнал безнадежно куда-то прущую спутницу, чтобы первым делом с силой придавить ее к земле ботинком, распластав по лесному дерну и отрезав все пути к отступлению - они, ведь, еще не закончили, верно? У них еще было столько приятных совместных мгновений впереди. Например, вот это. Удар ногой в рыжий живот, заставивший девку скрючиться и застонать что-то болезненное и матерное одновременно, но иначе поступить Берк уже не мог, если она действительно не догоняла на словах.
- Это тебе за мудилу, сука, - злобно буркнул парень, переехав еще раз для острастки, ну, а заодно, и на будущее. - Я тебе че сказал? Хуя ты тут жертву строишь? Коза, блять.
Дольше медлить было уже некуда. Хрен они тут просто так доберутся до назначенного места до темноты, но Мэд все же не терял надежды, это вообще было как-то не в его манере. Будет отставать - привяжет к какой-нибудь сосне покрепче и оставит нахрен, в лесу ее и с собаками не найдут, а его так тем более. Между тем, ей все равно не надо было бы знать, куда они прутся, а поэтому ей и досталась та самая тряпка, которой до этого он повязывал свое лицо, а теперь та болталась на шее, угрожая придушить ненароком то ли его самого, то ли какую-нибудь незадачливую дурочку тут рядом... В итоге, он просто замотал рыжухе глаза ею и помог подняться, не потому что он был такой уж галантный и всепрощающий, а потому что та стала выглядеть куда более присмиревшей, что добавляло плюсов на самое дно ее положительной копилки. А если слушается - зачем бить и мордовать, верно? И пусть методы Мэдока в воспитании женщин маловато отличались от собачьей дрессировки, но так ли далеко ушли они от зверей, чтобы они не прокатывали? Лично Мэд, как городской дикий Маугли - так уж точно и не очень. А эта кошка драная тоже шкуру свою ценить должна.
- Тут бревно впереди, не уебись... да блять! - вытаскивать ее за шиворот из-за бурелома, отряхивать без фанатизма от всякой дрянищи на шмоте - так себе удовольствие, конечно, но таковы уж были обстоятельства, и покуда в голову мужчине ничего более дельного и логичного не приходило, разве только кокнуть ее уже после встречи с кодлой.
Сориентироваться на местности, выбравшись черт знает где, в полусумраке и не просто на запах, а практически уже на ощупь, мог разве только такой упоротый шизик, как Мэдок, с самого детства беспризоривший и способный отыскать дорогу, выброси его даже на Аляске, связанного и голого. Если бы он имел хоть малейшее представление о существовании этого штата вообще - название только слышал когда-то, и, кажется, это и вовсе было какое-то спиртное. Так что путь их, хотя и протянулся на довольно долгое время, но был не только не бесконечным, а еще и не безнадежным - нужная поляна отыскалась на удивление легко, хотя Берк едва ее мимо не проскочил, задумавшись о чем-то своем наркоманском и с усилием вскидывая и поправляя безвольно повисшее тело на его плече, здорово уже отдававшее болью в пояснице и тянущее его к земле так, что ноги натурально начинали подгибаться под, может, и не внушительным, но очень заметным весом девицы, решившей хотя бы потерей сознания отомстить своему обидчику и сомлевшей минут десять назад под березкой, чего мужчина не сразу заметил и пришлось возвращаться, искать, беспокоиться - ему-то показалось, что эта дуреха опять куда-то намылилась, но это он ей уж сильно польстил.
- Приехали, - донес он до ее сведения, сбрасывая свою ношу у мохнатой ели, где грохнулся рядом с нею же, пытаясь поймать ее сползающую и не быть под нею же погребенному - Мэд аккуратно и сосредоточенно перекинул концы веревки за ствол дерева, затягивая их до мертвого узла, чтобы никаких ему потом сюрпризов не было посреди важной деловой встречи.
Хотя, он не исключал, конечно, возможности того, что девка себе руки отгрызет, чтобы сбежать - он бы так вполне мог поступить под особое ускоренное вдохновение, но все же надеялся на ее внезапно очнувшееся благоразумие, ведь должно же оно у нее быть, ведь у девок тоже мозги в черепушке болтались какие-то. У Медеи точно были - она вообще девка умная была. А тут что? А тут закурил бы он в ожидании, да снова споткнулся о страшную гибель сигарет и возможности из коротания времени за досугом оставалось только ногти перегрызть по третьему кругу, если там от них еще что-то осталось съедобное. К тому же, вроде, и телка эта рыжая ворочаться стала всем на зло, чтобы всяким вредными похитителям не придумывать по десять раз, каким хером ему яму рыть под ее хладный труп - Берк даже помог ей вернуться в реальный мир, несильно двинув в бок, чтобы не заваливалась, и похлопав по щекам.
- Сышь, коза? Заебись все? До больнички отсюда пилить, как до Сибири, так что ты, давай, себя в руки бери, а то хер дорогу найдешь потом, - как истинный рыцарь в аспидных доспехах, Мэд ей даже съехавшую джинсу с задницы повыше натянул и майку вернул на место, чтобы живность всякая под шмот особо не забиралась - а чем еще прикажете тут заниматься, в томительном ожидании ослепительно бьющих сквозь мрак бурелома фар подкатившей наконец тачки с братвой, не стихи же этой падле читать.
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

Отредактировано Mad Burke (13.07.2018 19:10:33)

+2

12

- Распутная девка! – кричали вслед рыжей особе, дико походившей на меня.
Хотя, постойте-ка, всё это кричали именно мне в спину, обсуждая мои бурные и грандиозные похождения в ночи. Алкоголь вперемешку с разноцветными таблетками творил чудеса. Такое разнообразие в выходках с всевозможными идеями. От прежней Моники ничего не оставалось, извлекая на свет ту версию, которую доводилось видеть только самым близким друзьям. Изредка я даже терзалась муками совести, порождаемыми порицанием со стороны родителей и Венди. Но, в конце концов, принимала тот факт, что своих демонов нужно подкармливать и выгуливать, а иначе они озвереют. В одиночестве и без присмотра начнут бросаться на любого, кто к тебе приблизится или рискнёт сунуться ближе, чем позволено. Но в ту секунду, как похититель снова толкнул меня, как я упала на землю в попытке к бегству, я чётко осознала, что, ни об одной своей ошибке, я жалеть не буду. Всё, что было сделано мной, останется при мне стыдом или яркими впечатлениями, а иногда и всеми эмоциональными красками без разбора.
Не горевать же из-за битья по бокам, по печени и почкам, заставляя радоваться дарителя, мне всё это принесшего. Он только и ждёт, чтобы я покорилась и затихла. Громкий крик выходил из меня сам собой, ведь мне действительно казалось, что у меня внутри отбито всё напрочь. Опять же, раньше тоже бывали подобные ощущения, но они разительно отличались от нынешних. А благодарить нужно моего похитителя. Ему в пору своё агентство по доставке неприятных рож и ощущений открывать. Манера его выражений меня коробит, но я уже ничего ровным счётом сказать не могу. Как и что-либо сделать. Да и понимаю происходящее с трудом. Связанная, побитая. Неудачница, одним словом. У меня даже сил не хватает на протест по поводу его «заботы» о моих приспущенных штанах. Что уж говорить о том, что от бессилия я постоянно падала и спотыкалась, выслушивая, какой из меня хреновый танцор. Ах, мамочка… Сколько раз ты пыталась отдать меня в разные школы танцев? И поначалу мне даже нравилось. Я подавала надежды, меня хвалили, но в лет 16-17 что-то переломилось. Ритмичные движения бёдрами под быструю музыку мне осточертели. Венди же, напротив, упивалась своей элегантностью и грациозностью в танце. Сейчас, подрабатывая диджеем, я частенько вспоминаю то беззаботное время и была бы только рада, вернуться туда и продолжать заниматься искусством плясок.
Партнёры с меня и «красавчика» так себе, хоть я уже дважды сравниваю наши схватки с чем-то воздушным и прекрасным. На деле же это откровенное месиво, вон у меня и крови немного выступило у краешка губ. Вот же чёрт, знает, что меня заводит. Как нарочно будит здоровенную фурию в милипиздрическом океане спокойствия. Сдавшись на время и намереваясь набраться сил, почти не реагирую на его жёсткие слова в мой адрес. Я бы пожурила мужчинку за нечистоту речи и матерные обороты, но всё вполне соответствовало местности, ситуации, обстановке. Двигая и дёргая руками, стиснутыми верёвкой, выдыхаю разочарованно. Мне не выбраться самостоятельно.
- Ты меня может ещё пледиком накроешь? Или это твоя тактика. Бьёшь, потом любить начнёшь? Страстно, пылко. В лесу. Ммм, романтика. Только презик не забудь, не хочу от тебя ничего подцепить, - огрызнувшись, мне стало понятно, что мы ждали не просто так.
«Подельники? Скупщики краденного?»
Глаза закрыты грязной тряпкой, которая мешает моему обзору. А я и с глазами полностью открытыми сейчас не особо ценный кадр, а если так подумать, то так даже лучше. Я не вижу всех мудаков, а сдать их ведь минутное дело. Стоит ли потом сказать ему спасибо за это. Пфф, ещё чего! Хорошо, что его отвлекли от моей последней реплики, а то опять бы затрещину получила. Смачную, кто-то же его раззадорил и нет, это не рыжая бестия.
«Скорее бы уже всё это кончилось. Хоть как», - измученно простонала я у себя в голове, но вида или звука не подала, прислушиваясь к разговору незнакомцев.
Папочка был бы недоволен мной. Всегда за свою импульсивность и эмоциональность я получала только неприятные сюрпризы. Своими выбрыками я явно укорачивала себе жизнь. Или сокращала возможные прожитые дни до нуля. Хотелось бы эротично не стонать, но оно выходит само собой, когда я понимаю, что контролировать сие звуки не получается. И снова слышится в ушах голос отца:
- Тебе жить надоело? Лежи и молчи, может он и отпустит тебя, а не порешит в лесу. Моника, почему с тобой столько проблем?
- Папа, вот где тут моя вина? - бурчу себе под нос.
Падения и удары явно возымели должный эффект, разладивший не такую уж слаженную и до этого момента работу моего мозга. Сотрясение что ли у меня. Подташнивает, голова кружится и мерещатся голоса близких. Но ничего особо странного в этом нет, такое и раньше бывало, опять же. Сразу вспоминается одна из вылазок в школе, когда нас задержали копы, а только в полицейском участке выяснилось, чья я дочь. Кто-то сочувствовал отцу, кто-то насмехался. Меня же грыз стыд, но ничего поделать со своей натурой я не могла. Мне хотелось бунтовать, разбивать прозрачные стёкла, ограничивающие меня и продираться сквозь предрассудки. Но знал бы папочка, что я замышляла убийство человека... Мой внутренний бес готов был переходить любые рамки, разделявшие меня от нормальности и сумасшествия.

+2

13

Чето она несла... Да она вообще была пиздючая девка по самое негорюй, не мешали ей ни обмороки, ни муравьи в штанах, ни риск быть пришитой вот тут вот, как-раз под елочкой. Так вот чето несла, в то время как к месту их лежки подъезжала нужная тачка, что Мэдок не особенно успел услышать, хотя, отчасти все-таки до него дошло - она ему явно предлагала близость, иначе, какого хера вообще о том разговор пошел. И презервативы он всегда носил при себе, такими священными вещами он никогда не пренебрегал, девки разные попадались, и побил бы ее, если бы просила - всякие у него бабы бывали, и не с такими загонами. Хотелось только пояснить, что не подцепила бы - у него и справка была, на работе с медосмотрами было строго... Но в любом случае, развлечения следовало отложить, не до них сейчас было, какой бы психануто-привлекательной ни выглядела эта коза - телкам было не понять, что у серьезных парней, к которым без сомнений относил себя Берк, находились дела поважнее, приходилось в который раз объяснять. У него же дела.
- Нет, у меня дела, - буркнул Мэд девке, поднимаясь на ноги и выруливая навстречу уже покинувшей тачку братве.
Не здороваясь, а только крепко пожав руки и похлопав друг друга по спине, мужчины отошли еще чуть дальше вглубь открывавшейся поляны, где электрик сбросил свой потом и кровью добытый и такой опасный груз в уплату всего - и долга, и его просрочки, и залог на будущую перспективу продолжения их сурового бизнеса. Кодла осталась довольна - Мэду, устало присевшему на капот машины, обломилась банка пива, кто-то из непроглядного сумрака, едва рассвеченного фарами, подал ему сигарету, на что тот попросил всю пачку, выбросив наконец свой дерьмо из карманов куртки. Долго они там не торчали, все-таки полиция явно не бездействовала и хорошо было бы им поскорее рассуетиться по разным сторонам, но все-таки парой рабочих вопросов следовало перекинуться - какого хера, например, от Берка так несет дерьмищем, где оторвался от копов, когда пересечься в Нью-Йорке. Один из подонков с любопытством приблизился к связанной девице, рогоча во всю глотку и пытая Мэдока, за каким хером он эту суку еще прихватил, жрать он ее что ли будет, а если развлекаться - то не хочет ли он разделить это удовольствие с верными бро? На что Мэд просто мрачно предложил кенту съебаться подальше, ведь, в конце концов, это была его заложница. Только его.
Впрочем, не понаслышке зная, каким он мог быть психопатом, шкафообразный придурок спорить особо не стал, поржав только еще раз и бросив своему напрягшемуся товарищу, что никто его сучек не трогает, пусть трахает, кого хочет, но диалог и без того не складывался - серьезные господа уже погрузились в тачку, допив свое пивко и спихнув Мэда с авто, и отправились в обратный путь, медленно и переваливаясь на пересеченной местности, круша и ломая и без того малоприятный бурелом. А мужчина, бросив им банку вслед куда-то в темные кусты кустов, сложил руки в карманы, ссутулился и вернулся к своей спутнице, должно быть, уже порядком отсидевшей себе все самое мягкое и любимое. Теперь у них точно найдется о чем поговорить. Надо было от нее поскорее где-нибудь избавиться.
- Все, короче, ща пойдем, - не снимая с ее глаз повязки, он отвязал девку от дерева, помогая ей подняться, за шиворот приподнимая от земли и не давая упасть, пройти им предстояло еще не одну милю до более-менее сносного шоссе. - Курить хочешь?
И, не дожидаясь ответа, Берк чиркнул врученной ему вместе с пачкой зажигалкой, прикуривая сигу, попыхивая ей немного, чтобы после из своих же рук позволить девице затянуться - все-таки, дело было святое, практически, как водопой у зверюг. И как только они на пару докурили до фильтра бычок, мужчина ознаменовал очередным тычком в спину девке, что пора бы им снова выдвигаться, но на этот раз, он подхватил ее под одну руку, чтобы та шею себе не свернула там, где и ему не видать ничего было.
Разговор, надо признаться, особо не клеился. То есть, не то, чтобы Мэдок так уж хотел потрепаться с этой козой, но чет как-то и ответить на ее былые вопросы не тянуло, к тому что, они уже, по прошествии некоторого времени, перестали казаться парню такими уж простыми и незамысловатыми - как будто эта паршивка пыталась его чем-то поддеть. Ну, да, будет еще свою варежку раскрывать - получит по печени, у него с этими хитрожопыми вертихвостками разговор короткий был. А вот идти им реале оказалось много - видимость в ночном безлунном лесу была не просто нулевая, а будто тот вообще свет поглощал в себя. Девка еще все время за ним спотыкалась, а то и грозилась снова где-то рухнуть, от чего Берк поразмыслил, что навряд ли она сориентируется в таком состоянии, чтобы навести в эту степь легавых, и все-таки снял ей повязку с глаз, сминая и складывая ее в задний карман брюк. Не то, чтобы их скорость перемещения заметно увеличилась, но мужчине хотя бы больше не приходилось предупреждать детку о препятствиях, а затем глухо материться, когда та на них бросалась и уебывалась. Впрочем, ему и вовсе не следовало за ней наблюдать - никуда больше намыливаться она не собиралась, да ее и можно было понять, поскольку Мэдок здесь сейчас оставался единственным, кто мог хотя бы примерно вывести к цивилизации, воде и еде - наркоте и выпивке, по загривку она больше не получала, а потому и оставаться вместе с ним было не так уж опасно, во всяком случае, убивать он ее тоже не спешил, вел же куда-то, в конце концов. Разве что, лесу не было видно конца и края настолько, что в очередной раз, когда девка растянулась на скользкой прелой листве, она так и осталась внизу, не в силах подняться, а Берк так и не стал ее насиловать идти дальше, усевшись рядом на мокрый ствол поваленного дерева, не поддающегося в таком состоянии особой идентификации. Перевести дух им следовало обоим, ведь даже парень ощущал, насколько усталость сковала его мышцы и просто-таки приминала вниз, к земле, а отмахнуться от зажирающего заживо комарья не было ни сил, ни даже желания. Он только лишь в очередной раз закурил, согревая леденящий сырой воздух табачным перегаром и тусклым светом тлеющей сигареты, едва ли осветившей хотя бы грязные пальцы, ее державшие.
- Будешь?..
[icon]http://funkyimg.com/i/2DZAn.jpg[/icon]
[sign]http://funkyimg.com/i/2DZAm.gif[/sign]

+1

14

Так красиво мне ещё не отказывали. Вроде вот лежишь себе, вся доступная и готовая, а мужчина хочет большего. Ему не только секс подавай, но ещё и разборки с местной братвой. Вот какого хрена, спрашивается. Мы мысленно возвращаемся к тому факту, что я лежу доступная и готовая, а мужик от меня отказывается. И пусть мои предложения сексуального характера были только проявлением язвительной саркастичности, но подыграть он хотя бы мог. Хренов неандерталец. Вот за это я и люблю девушек. Они более чувствительные, более нежные и проницательные. А этим же охламонам, что в лоб, что по лбу. Кажется, его дружки интересовались моей плотью больше, чем сам захватчик. И не будь у меня на глазах какой-то тряпки, зарядила бы ему ногой по яйцам.
"Я вас найду, суки, и всех покусаю!" - злобно огрызалась маленькая собачонка на два этажа ниже моего, теперь дико напоминавшая мне себя именно с такой формулировкой и именно с такой же надрывной интонацией. Собачка мисс Хартинг не любила вообще никого. Она была лысой, только с парой волосинок в виде хохолка на своем прекрасном и сморщенном лбе. Всегда дрожала. Но стоило чужаку появиться в поле её зрения, заходилась лаем. До чего же я докатилась, раз сравниваю себя с доморощенной шавкой и даже не отрицаю нашу схожесть.
- Как же от тебя несёт, - прокомментировала его приближение, закряхтев, когда меня подняли с земли, - Иди нахер, - а вот это была благодарность за предложение покурить.
Но похоже парнишка, ослеплённый своей победой и не желавший, чтобы её светлый лик был хоть чем-то омрачён, пропустил мои слова мимо ушей. Сигарета оказалась у меня между зубов. Ну хоть не о лицо моё затушил, и то спасибо. Они были крепкими и невкусными. Мне нравились со вкусом ягод или ментола. Я ими баловалась лет с 15. Сил, после выкуренной сигареты, осталось ещё меньше. Дыхание не хватало, а ноги предательски соскальзывали с любой поверхности, на которую они становились. Мудила, тянущий меня за собой, раздражал только одним своим дыханием. Слишком громко, блять. Тем более, что из-за повязки на глазах, мой слух, видимо, обострился. И будто слыша мои претензии, грабитель стягивает тряпку.
- Да зачем она тебе? Выкинь, - грозно бросила, заподозрив его в барахольничестве, но потом резко задумалась, существует ли вообще такое слово.
И вот, снова. Бабах. Я лежу на земле. Со стоном разочарования и с жалобными писками пытающаяся подняться. Или хотя бы устроиться получше. Только я хотела предложить ему бросить меня здесь, как парниша уселся рядом, закуривая.
- Нет, не буду. Задрал ты смолить уже, - переводя дыхание, в самом деле посчитала, что курить так часто и в таких обстоятельствах - идиотизм.
Лезть к нему с разговорами не спешила. Он всё равно оказался довольно неразговорчивым собеседником. Таки труднее выводить на эмоции. В обычной жизни ты хотя бы видишь их эмоции на лице, проскальзывающие тенью или намёками в глазах. Здесь же не видно ни зги, хоть бери и глаза выкалывай. Но лучше мои глазоньки останутся при мне. Встреть я его в реальности, то отрезала бы уши пластиковым ножиком. Из мести. Нахрена я ему вообще сдалась? Водит только, издевается и никакой пользы.
- Ненавижу гулять на природе. У вас же как, чтобы на девушку не тратить деньги, вы нас в парк приглашаете или погулять где-нибудь так просто. Знаешь, как это убого звучит? Так вот благодаря тебе, я теперь даже такие прогулки ценить буду, - и я не добавила "мудила", что-то не позволило мне это сделать, - Мы долго ещё идти будем? Брось меня здесь и вали уже. Меня сожрут волки и не будет тебе лишнего свидетеля, да и грех на душу брать не придётся. Сколько у тебя грехов? Все из известных? - я не унималась, расспрашивая красавчика о том, каков он есть на самом деле, вне нашей заварушки.
Как я сразу не заметила? У него на лице написано, что он гандон. Психушка по нему плачет или тюрьма. Кстати.
- Ты уже сидел? - интересуюсь не ради разговора, так потом будет проще его найти, когда я начну описывать папочке и криминалистам его приметы.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Плохая это примета - ехать ночью в лес в багажнике ‡флэш