http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Come on now, follow my lead ‡флеш


Come on now, follow my lead ‡флеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Тут будет эпиграф

Daniel & Andrei Moore
Spring 2017

The club isn’t the best place to find a lover
So the bar is where I go

Отредактировано Daniel Moore (25.07.2018 19:37:38)

+1

2

Сложив на пуфик голые, выглядывающие из-под махрового халата ноги, я пил крепкий черный кофе без сливок и сахара. Майское солнце долгой полосой разлеглось в спальне и грело ноги, пока сам я утонул в глубоком кресле. Дэни уже успел уйти на работу, так что в доме стало привычно тихо и благодатно. Не то, чтобы мой муж издавал много громких звуков, просто я никогда не мог сосредоточиться на работе, когда он был рядом. Было время, когда он возбуждал меня этим, было - когда раздражал. Не помню уже, когда в последний раз действительно садился за работу, чувствовал вдохновение, переполнялся словами. Но в последние дни что-то такое вновь начало витать по квартире - как сквозняк или простуда, и я предвкушал момент, когда окончательно заболею. Прошло несколько дней с тех пор, как мы чуть не приняли фатальное решение расстаться. В зале кафетерия с замызганными непогодой окнами, пеленой из табачного дыма и слез, мы сидели и давились осколками правды, ощущая всю эту ситуацию такой ошибочной. Даниэль считал, что я ему изменяю, я думал, что жизнь с ним подобна удушью. Но правда заключалась в осознании обоюдных ошибок, ведь я был с ним честен, а он позволил мне быть абсолютно свободным. До недавних пор было бы чудом сказать, что мы трахались хотя бы раз в несколько месяцев - мы так срослись, что это начало походить на инцест. Наверное, поэтому я так сильно старался отдалиться от него, сбросить сонное оцепенение устоявшихся отношений. Мне нужен был кислород, и казалось, что своими побегами и выходками смогу все исправить. Всегда думал, что семья - это не когда две половинки целого, а когда  две самостоятельные, цельные личности, у которых есть общая цель. И порой я боялся личности Дэни. Я боялся, что меня поглотит образ его жизни, как образ, сошедший со страниц глянцевых журналов для домохозяек. Как те два престарелых педика, которых мы видели в баре. Дэни показалось это забавным, тогда как я пришел в ужас. Стареть для меня было самым страшным, и я не хотел видеть себя с мужем на месте тех двоих. Потому постоянно бежал. Поэтому не мог сочинять так долго, не имея вдохновения. Ко мне приходили молодые мальчики, жаждущие сыграть роль муз и восхищающиеся моими стихами. Маргинальные отпрыски капитализма и кока-колы, они мечтали прикоснуться к прекрасному, но зачем они мне? Я всегда любил только одного мужчину, который не очень-то разбирался в поэзии, да и в романтике русской души.
Солнце начинало щекотать стопы. Мне всегда нравились такая погода, а еще пьянящий аромат сирени, голубого неба и перспектив. Я хотел поговорить с Даниэлем насчет отпуска и поездки в каньон. Когда Дэни учился в академии, мы с друзьями разок выбрались покататься на велосипедах, исследовать скалы и камни, даже нашли чистое озеро с пресной водой внутри одной скалы. Я долго обещал отвезти туда своего парня, но сделал это лишь когда он уже стал мне мужем. Это были чудесные выходные, и сейчас мне хотелось повторить прошлый опыт, пусть я и понимал, что эмоции возвращаются не всегда, и восторг может заменить скука. Впервые за долгое время мне хотелось делать что-то с ним вместе.
Прошлепав босыми ногами на первый этаж, я поставил кружку в посудомойку и вновь обратил свое внимание на записку, что лежала на столе. В ней Дэни написал лишь: "Встретимся в 8 в "Паучьем тупике". Д." Это был один из наших любимых баров на Манхэттене - всегда шумно, весело, пьяно, но при желании можно было найти укромный уголок. Там не играла типичная клубная музыка, а по стенам не бегали кислотные софиты, но атмосфера была прекрасной. Поговаривали, когда-то у клуба были большие проблемы с торговлей наркотиками, но теперь это изменилось, а, значит, и контингент поменялся. Мы встречались с друзьями и мужем там достаточно часто, были практически завсегдатаями, так что я решил, что Дэни тоже хочет стряхнуть пыль с приятных воспоминаний, вернув их к жизни. Мы оба пытались реанимировать этот брак, и я ценил эти старания со стороны Даниэля. Обычно пассивный к романтике, он не привык к громким словам - он делал поступки, многое прощал и еще большее молча терпел. А сегодня он решил пойти на уступки мне и пойти в одно из любимых мест. Был ли я рад? Еще бы. Я сиял, как чищенный армейский сапог.

- Один "Джон Коллинз", - попросил я бармена,расположившись сразу на баре. Людей в клубе было немного, на сцене играла какая-то лаунджевая группа. Мне хотелось сразу немного расслабиться, а крепкие напитки с некоторых пор стали для меня табу. Вернувшись тогда домой, мы с Дэни приняли ряд важных решений, и одним из них был мой отказ от алкоголя в одиночку из бутылки. Но сейчас-то я в баре, жду супруга и пью джин, разведенный с газировкой; не думаю, что это можно считать нарушением правила, ведь Дэни сам меня сюда позвал. Не сок же мне пить!

вв

http://i99.fastpic.ru/big/2018/0803/0b/d575270bfb1996477286a6b157bbb10b.jpg

+2

3

Весна в Нью Йорке по-настоящему волшебное время – трава наконец принимает свежий, изумрудный оттенок, на деревьях появляются листья и почки. В нашем саду расцветает сирень едва ли не всех возможных сортов и цветов, наполняя своим ароматом наш дом, да и все соседские тоже. Все началось с того, что однажды под давлением насмешек своего тогдашнего напарника, я купил в подарок своей загадочной «девушке» букет. Андрей был счастлив до безумия из-за этого простого жеста, а потом долго колдовал над букетом, чтобы из него получились ростки. Я не заметил, как наш сад начал утопать в разных кустарниках, постепенно и соседи начали их сажать у себя во дворе и рядом с домами на виду, постепенно превращая нашу обычную улочку в настоящую сиреневую аллею. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь плотные занавески, играли в солнечных зайчиков на наших лицах. Андрей недовольно поморщился от такой наглости и попытался уткнуться куда-то мне в ухе в попытке спастись от назойливого солнца. Усмехнувшись, я едва коснулся губами его виска и осторожно выбрался из объятий супруга. Смотря на нас сейчас невозможно было поверить, что всего пару дней назад мы были на грани того, чтобы расстаться. Поправив шторы, я отправился собираться, под недовольное ворчание и требования вернуться обратно в кровать, чтобы защищать от нападавших.
Но это все была видимость. Один разговор, пара хороших дней не могли по мановению волшебной палочки исправить все то, что мы творили друг с другом последний год или больше. Но с какого конца подойти, чтобы заново отстроить воображаемый замок наших отношений? Ни я, ни Андрей не представляли, а от того просто и пытались как-то неловко топтаться на месте и быть вместе. Мы с ним словно пытались зажмуриться и переждать, пока злая медсестра вонзит свою иголку, чтобы сделать прививку или возьмет кровь на анализ. Куда нас привело игнорирование проблемы, мы уже знали, поэтому продолжать, но под новым соусом не стоило. Можно было бы, конечно, обратиться к «специалисту», но, если я толком не мог ничего сказать мужу, с чего вдруг я начну откровенничать с незнакомцем? Простая, как мир идея пришла в мою голову в тот момент, когда бойлер наконец нагрел воду и ледяной поток сменился горячим. Если мы подошли так близко к краю или концу, то нам стоило попытаться начать все с начала. Возможно, лучшего начала, чем тот, которым мы располагали сейчас. Хотя, идея снова арестовать мужа казалась забавной, все шутки на эту тему остались давно в прошлом. Что ж, приятно иметь план Б на случай, если что-то пойдет не так.
Позвать супруга на свидание задача не такая простая, как кажется. Можно было бы его разбудить или позвонить позже с работы. Но в этом всем терялись тайна, сюрприз, неопределенность, которые нам были так отчаянно нужны сейчас. Поговори я с Андреем и он задал бы миллион вопросов, не ответь я на них то разговор скорее всего закончился бы ссорой. Нельзя же было его растолкать и сказать: «Эй! А давай сходим вечером в бар и сделаем вид, что мы с тобой незнакомы?». Нет, это был плохой вариант, просто потому что это больше похоже на предложение о ролевой игре, а не попытка как-то исправить все. Второй проблемой моего плана оказался тот факт, что хоть я баров знаю и довольно много, большая часть из них принадлежала людям, связанным с организованной преступностью, или бывшим полицейским. Первым вряд ли понравится явление агента ФБР, а вторым - явление агента с супругом. В итоге выбор мой остановился на «Паучьем тупике». Пусть мы были и откровенными завсегдатаями этого места, но хотя бы там я спокойно мог сказать, что никто и ничто не отвлечет меня от супруга. В итоге именно это было самым важным. Испортив с десяток листов в блокноте, я наконец смог сформулировать простую до глупого записку: «Встретимся в 8 в "Паучьем тупике". Д». Нет, мне не лень было писать свое имя полностью, просто было время, когда Андрей пытался называть меня именно так. Но, если с русскими прозвищами я смирился, то с просто буквенным обозначением своего имени не очень. Тщательно уничтожив улики своих мучений и оставив записку на видном месте, я ушел на работу.
День шел своим чередом, тем более что весной не только деревья просыпаются от зимней спячки, но и у людей начинает слегка съезжать крыша. Мало чем помогал и тот факт, что по весне на свет то и дело вылезали улики старых преступлений, а чаще тех, о которых мы даже не подозревали. В какой-то момент мне даже начало казаться, что идея именно сейчас, сегодня пойти куда-то с мужем была самой идиотской на свете. Но я обещал и себе, и Андрею начать правильно расставлять приоритеты в жизни. Я всегда мог задержаться в офисе завтра, после завтра, а то и заняться делами на выходных. Гейл недовольно посмотрела на меня, когда я начал собираться. Еще бы не прошло и пары дней, как ей пришлось покрывать меня за мою выходку с прогулом работы впервые за все время нашего знакомства, а тут в то время, как все утопают в задачах, я спокойненько ухожу «по звонку».
- За мной должок, - я чуть виновато улыбнулся напарнице. Внимательно посмотрев на меня, она покачала головой и горько вздохнула, словно все поняв.
- Не расплатишься, - фыркнула в ответ Гейл и вернулась к бумагам. Что ж я был тем, кто мог похвастаться настоящим другом в своем напарнике, удивительно, что это не так часто встречается, как показывают в сериалах. Работать вместе, рисковать вместе жизнью и дружить на деле очень разные вещи.
Над дверью привычно звякнул колокольчик, стоило мне закрыть за собой дверь. Искать Андрея долго мне не пришлось, муж сидел за барной стойкой и лениво посматривая в сторону сцены, потягивал что-то из стакана. Он выглядел, бесподобно смешивая в своей непостоянной манере классические брюки и кожаную куртку. Последнюю он, кстати, опять выудил из моего шкафа, Андрей, давно уже пытался сделать ее своей, но я продолжать сопротивляться. Усмехнувшись, я сел за соседний стул. Я в своем строгом черном костюме, который обязан был носить на работу казался рядом с ним чем-то совершенно инородным.
- Привет, можно угостить тебя? – Жестом дав понять бармену, что нам нужно повторить содержимое стакана Андрея, я чуть улыбнулся супругу. – Не поверишь, но у меня дома есть точно такая же куртка, а меня уверяли, что она уникальна, единственная в своем роде. Кстати, меня зовут Дэни.
Бармен поставил рядом с нами два бокала с «Джоном Коллинзом», я сделал пол глотка и едва заметно улыбнулся, отмечая тот факт, что Андрей выполнял свое обещание пить меньше. Я не сомневался в том, что он попытается, но и не строил иллюзий на счет того, что он будет сидеть и пить содовую в баре. Я ожидал, что в бокале будет что-то сильно крепче простецкого коктейля.

+1

4

Когда мы с Дэни оказались на пограничной ситуации, я часто думал о том, что делать дальше. Иногда заходил в тупик, иногда запутывал в таинственные дебри, от осознания которых теперь холодок бежал вдоль позвоночника. Я всегда был сложным в любовных отношениях человеком и частенько позволял собственным мыслям сворачивать с пути. Даниэль был более выдержанным и предпочитал держать все в себе, особо широко сердца не распахивая. С этим было тяжело смириться, но за десять лет я приноровился к его характеру, додумывая там, где не хватало простых слов.
К краю мы пришли неосознанно. Очнулись только когда под ногами, казалось, нет почвы. Заключенные в синтаксические и моральные рамки, мы не видели другого выхода, кроме как додумать: он считал меня изменщиком, я же позволял себе мысли о том, чтобы изменить. Не всерьез. Я не рассматривал подобных вариантов, хоть и считал их возможными. Во благо нашего брака. Чтобы исправить ситуацию напряженности и возвращаться домой другим человеком, найдя успокоение в чужом теле. Это казалось неплохим решением – не приносить домой того, что могло вызвать конфликт, выплеснуть его вместе со спермой в другого, постороннего человека, чтобы не видеть своими глазами то, как рушится наша империя. Многие поступают именно так, считая обман благом. У меня были возможности, у меня был опыт. Я изменял в прошлом, но это ведь был Дэни…
Я не чурался посторонних связей в то время, когда был замужем в первый раз. Это сложно назвать настоящим браком, ведь ни о какой любви и речи не шло. Джесси был довольно влиятельным в литературных кругах человеком, а еще у него было американское гражданство, что манило меня намного сильнее, чем цвет его глаз или длина члена. Благодаря своим деньгам и связям, Джесси обеспечил мне праздную жизнь, полную творческих уловок и новых знакомств. Наш союз походил больше на взаимоотношения шаболды и спонсора, но я не из тех, кто любит клеймить людей, в особенности себя. Я был честен с ним: с самого начала не обещал любви до гроба, не обещал верности, даже банального уюта со мной рядом. Ведь я из тех, кто неудобен и следует своим интересам. Моим интересом было остаться в Америке и жить на всю катушку; Россия, отложившая грязный след на моей свободе и сексуальности, воспитала из меня разнузданного и капризного творца, который, только перелетев за океан, ощутил себя живым. Во время брака с Джесси у меня было много мужчин – я не скрывал от него факта измен, чем особенно сильно его раздражал. Он любил меня и готов был расстелить всю землю с ее богатствами у моих ног. Но что толку, если не существует искры? Мне было не зазорно трахаться с другими, мне не было неудобно его обижать. С Даниэлем была совсем другая история.
Сколько бы я ни склонялся к мысли об изменах в позитивном ключе, я понимал, что не могу. Возможно, это бы спасло наши отношения от скоропостижного распада, но что-то склизкое и темное сжимало мое сердце щупальцами, когда я представлял то, как занимаюсь сексом с кем-то другим.
Тем временем, в Даниэле я был уверен. Он всегда был немногословным, но честным – он вряд ли бы скрыл от меня что-нибудь. До самого последнего дня он боролся, как мог – с моими капризами, демонами и психическими расстройствами. Сложно было не признать того, как многое мы пережили вместе, и сделали это вопреки всему. Будь рядом со мной кто-то другой, он бы не выдержал. Будь рядом с ним не я, Дэни не был бы счастлив. Самодовольные умозаключения приходили в мою голову в те моменты, когда я замечал взгляды мужа в мою сторону – ему было важно оценить, не замерз ли я в его кожаной куртке поздней осенью, и осознание этого было равносильно всем земным богатствам. Многие проживают жизнь, так и не ощутив на себе подобного взгляда.
И вот я ждал его, нервозно потряхивая коленом и делая новый глоток коктейля. Не то, чтобы я волновался – нервозность стала моей хорошей подругой за все те месяцы нашего отдаления, и потому я не собирался хватать звезды с неба, переворачивая жизнь на триста шестьдесят градусов столь резко. Некоторые проблемы остаются с тобой до самого конца, а моя расшатанная психика являлась залогом моего творческого успеха. Сюда же примешивались и проблемы в жизни супруга, но он был слишком добрым, а потому терпел и прощал.
Когда Дэни появился, я успел лишь улыбнуться ему, как улыбаются чему-то, чего ждали достаточно долго – сколько бы времени ни прошло, как бы глубоки ни были наши взаимные обиды, я чувствовал к нему все то же, что и в первые месяцы нашей совместной жизни еще в качестве полудрузей-полулюбовников. Он был красив и статен в полумраке бара в своем темном костюме.
Я не сразу уловил суть его игры, но быстро подхватил ее, кивнув в ответ на предложение меня угостить. Мы оба не были идиотами, и потому понимали важность глотка чего-то свежего в нашей жизни. К тому же, у нас никогда не было такого вот первого знакомства.
– Не поверишь, но у меня дома есть точно такая же куртка, а меня уверяли, что она уникальна, единственная в своем роде. Кстати, меня зовут Дэни.
Протянув ему руку, я рассматривал лицо супруга, ища в нем какой-то подвох или подсказку на то, что же он запланировал.
– Андрей. – представился в свою очередь я и сделал глоток из нового стакана с коктейлем. – Так, значит, ты решил угостить меня из-за куртки?

+1

5

В глазах Андрея читалось удивление и замешательство. Он пытался поймать от меня какой-то тайный знак о том, что же я задумал, но я не собирался так просто ему сдаваться. Хотя, если честно, то и сдавать было нечего. Впервые за очень много лет я снова решил начать импровизировать. Обычно в нашей семье принципом «Пофиг пляшем!» - руководствовался всегда муж, а я, наоборот, ко всему подходил структурно и пытался составлять планы. Если я хотел добиться какого другого результата, то нужно было менять не только нашу первую встречу, но и сами отношения в целом. Муж явно хотел бы закатить глаза, не получив от меня никакого ответа на свой выразительный взгляд, но вместо этого поддержал игру и протянул мне руку в знак приветствия.
- Андрей, необычное имя, - улыбнувшись, я пожимаю его руку в ответ. Сколько боли и страданий мне принесло имя мужа не сосчитать. На самом деле в нем не было ничего не обычного, это все тот же Эндрю, которых бродит по одному только Нью Йорку миллионы, но муж всегда был против того, чтобы его называли Энди, Дрю или Эндрю, только Андрей и никак иначе. Все остальное, хоть и были проще для остальных в Америке для произношения просто не были его именем. Поэтому я мирился и тренировался называть мужа по имени. Если бы в моем языке были кости я бы точно их все переломал бы, но, к счастью, природа обделила его. Я делаю глоток и киваю в ответ на вопрос. – А почему нет? Чем этот вариант хуже, чем, например, рассказов про падение с неба или истории про встречи во снах?
Я больше десяти лет ни знакомился ни с кем в барах. Осознание пришло ко мне сразу после того, как я привел в пример самые худшие варианты подкатов всех времен. Было время, когда это было само собой разумеющимся, просто подойти что-то сказать улыбнуться, поговорить не о чем. А сейчас, сейчас передо мной сидел самый близкий мне человек на свете, и я понятия не имел, а как вообще хоть кого-то «закадрить». И вроде этого говорит о том, что я все делал правильно, у меня в даже мыслях не было изменить Андрею, даже на уровне покупки кому-то выпивки. А с другой стороны я сидел за стойкой бара и почти нервно покусывал губу, пытаясь придумать или вспомнить, что делать дальше. Но показывать свою слабость я не собирался, поэтому снова пригубил коктейль прежде, чем задать еще один не менее глупый вопрос, чем до этого.
- Часто сюда ходишь? Мне кажется, я видел тебя раньше, но не уверен, – если Андрей не собирался разводиться со мной раньше, то после этого провала он просто обязан был передумать. Я чувствовал себя, как настоящий слон в посудной лавке и нервничал, еще больше пытаясь в панике придумать, как теперь все исправить. В глазах Андрея уже плясали озорные огоньки, муж явно заметил мое замешательство и понял, что никакого плана и не было. Стоило бы признать свое поражение и дать Андрею спасти ситуацию так, как умел только он. Наверное, я бы так и поступил бы, но тут как по волшебству группа, игравшая на сцене, перестала мучить инструменты оригинальными песнями и перешла на каверы. Надо было отдать им должно играли ребята действительно хорошо. Это была несколько другая версия песни, но все равно узнаваемая с первых нот. Это была наша песня. Это была музыка, под которую мы танцевали на свадьбе.
- Пойдем танцевать? – я, не дожидаясь ответа, потянул Андрея в сторону танцпола. Он всегда любил танцевать, но делал это не так часто, как хотел бы, все от того, что я никогда не был большим фанатом прыгать в клубах или еще чего-то. Нет, я ничего не запрещал Андрею, тем более что это было в общем-то бесполезно, но он все равно почему-то предпочитал обниматься со мной в темных углах и грустно смотреть на то, как танцуют другие. Едва мы оказались на танцполе, я обнял Андрея и прижав к себе, уткнулся носом в его волосы. Свадьба и танец молодожен, в частности, был одним из, если не самым счастливым воспоминанием в моей жизни. Мы не устраивали никакого шоу, не делали никаких замысловатых па. Андрей хотел, но это было то, в чем я его остановил, поэтому это все было очень просто, но главное нас переполняли любовь и счастье. Вот и в этот момент, я прижимал к себе мужа и никого другого на свете мне было не надо. Мне не нужно было уже снова в него влюбляться, все оказалось очень просто. Осталось только снова завоевать сердце мужа.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Come on now, follow my lead ‡флеш