http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/55158.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: август 2018 года.

Температура от +20°C до +31°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Границы зла ‡флеш


Границы зла ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время и дата: сентябрь 2018 года
Декорации: Манхэттен
Герои: семья Климовых, доктор Танви Кхурана, детектив Марк Вебер (нпс)
Краткий сюжет: когда чужая боль становится своей.

Отредактировано Georgy Klimov (07.08.2018 10:12:39)

+3

2

- Сука, как же ты меня достала!
Съежившись на полу в ванной, Шазам слушала, как снаружи беснуется её парень, Том, и угрожает выломать дверь, если она сию секунду не откроет. Он вернулся полчаса назад, молча прошел на кухню, взял стакан и полез в шкаф за бутылкой. Ничего не найдя, он страшно разозлился. Накануне Шазам использовала остатки бренди и приготовила торт с черносливом, собираясь удивить приятеля. Она ждала допоздна, однако Том так и не появился. Девушка привыкла к его внезапным отлучкам и звонкам посреди ночи, после которых он срывался и уезжал, не объясняя причин.
В тот момент Шазам находилась в ванной и, услышав недовольный голос бойфренда, сказала про торт. В ответ раздались грохот, звон посуды и громкая брань. Испугавшись неожиданной вспышки ярости, она едва успела захлопнуть дверь у него перед носом. Том орал, что она идиотка, которая вечно лезет, куда не просят.
- Я предупреждал, чтобы ничего здесь не трогала. Нахер мне твой торт, я хочу выпить! А ну открой дверь!
Трясясь от страха, Шазам забилась глубже под раковину и молилась, чтобы дверь выдержала. Она боялась, что обозлённый бойфренд ворвётся сюда и убьёт её.

- Эх, красота-то какая… - вздохнул Прохоров, доставая сигареты, и добавил с чувством: - Лепота!
Вместе с ним на просторной климовской кухне находились Карась и Танцор. Махмурян на днях вернулся из Сиэтла, куда ездил заключать контракт и ждал Клима, чтобы отчитаться о результатах. Развалившись в кресле и закинув руки за голову, Ивлев вполглаза наблюдал за Котом, который стряхивал пепел на цветущие под окнами поздние розы. Цветы сажали Нинка и его жена, всё лето поливали, рыхлили и удобряли, а потом по-детски радовались первым бутонам. Сад был любимым местом игр ребятни, и приходилось следить, чтобы они не вытоптали клумбы и не разнесли по камешку альпийские горки. Был случай, когда дочка Климовых утащила булыжник с клумбы, помогая другу достроить гараж для грузовика, а тот подарил ей цветы, выдрав росший у крыльца люпин. 
Егор отсутствовал с самого утра и обещался быть дома к обеду - у него было запланировано несколько встреч в городе. Нина, как обычно, спала до полудня, пока её не разбудил аромат сливового пирога, плывущий из кухни. Домочадцы столпились в дверях и наперебой упрашивали Макаровну проявить милосердие к страждущим, но ничего не добились и были отправлены восвояси. Пирог предназначался для хозяйки, находившейся на шестом месяце беременности. Клавдия не могла нарадоваться, видя Нинушку такой счастливой и умиротворенной рядом с мужем. И Георгий переменился, стал спокойнее, чаще улыбался, видно было, что между супругами царят любовь и взаимопонимание. С жены пылинки сдувал, и она расцветала от его внимания и заботы. 
Вторая детская была почти готова, оставалось докупить кое-какие вещи и игрушки для малыша. Как и в прошлый раз, Климовы решили не выяснять пол ребёнка. И снова Клавдия не подпускала хозяйку к вышивке, даже заперла рабочую комнату, а ключ спрятала.
- Не дай бог, младенец в пуповине запутается, - отвечала она Нине, когда та жаловалась на безделье и скуку.
Зная доброту Лизы Ивлевой, Макаровна взяла с неё обещание, что та не поддастся на уговоры и не подпустит подругу к иголке и ниткам.
Проводив жену Клима испытующим взглядом, Прохоров глубоко затянулся и выбросил окурок в окно. После того, как всплыли подробности той давней истории, их с Ниной отношения ничуть не изменились. Она по-прежнему обходила его стороной и держалась настороже. К несчастью, Анечка обожала дядю Лёню и неслась к нему со всех ног, едва завидев. Удивительно, но Прохоров не прогонял девочку и охотно играл с ней под неусыпным оком матери.
Нина прошла мимо, на ходу заплетая волосы в косу, следом за ней поднялся Карась. В воздухе стоял густой аромат роз и сухих трав, бледно-голубое небо казалось выцветшим, как застиранный лоскут, по оконному стеклу медленно ползали осоловевшие от жары мухи.  Через несколько минут жена Клима показалась на подъездной дорожке, одетая в свободное платье и с сумкой на плече.
Спрыгнув с подоконника, Кот взял чайник и начал жадно пить тёплую воду из носика.
- Что, сушняк замучил? – ухмыльнулся Игорь, закидывая ноги на стол. Хорошо, никто из баб не видит, а то крику было бы…
- Да, нормально вчера посидели, - кивнул тот и вытер рот.
Неделю назад он получил от Клима задание найти девчонку для съёмок. Его парни перерыли все нью-йоркские притоны и ночлежки, разыскивая тёлку, которая подходит под описание клиента, но всё впустую.  Сроки поджимали, и Кот забеспокоился. Егор его не торопил, однако боец знал, что затягивать дальше нельзя. 
Прошлым вечером дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки, и не сегодня-завтра можно будет приступать к съёмкам. Об этом он и собирался сообщить Климу.
На террасу выскочила Анюта, волоча за собой лохматого розового зайца, оглянулась и сердито прокричала: «Жадина-говядина, тулецкий балабан! Кто на нём иглает? Андлюшка-талакан
Показав обидчику язык, она  слезла со ступенек крыльца и побежала по садовой дорожке, петлявшей среди клумб и розариев. Андрей снова её прогнал и не разрешил поучаствовать в гонках. Она попросила взять Келли штурманом, но Волков отказался и посадил в грузовик своих дурацких роботов. Аня разозлилась, забросала друга кубиками, схватила Кузю и убежала, пока Андрей за ней не погнался.
- Андлюшка плохой, – бормотала дочка Климовых, шагая среди пожухлой травы и не замечая, что любимая игрушка испачкалась и обросла репьями. – Келли класивая, а он дулак.
Под ногами что-то хрустнуло, она споткнулась о торчащий из земли корень  и упала, не успев даже испугаться. Встав на четвереньки, Анюта заморгала мокрыми ресницами и захлюпала носом, готовясь заплакать, но заметила впереди кролика и притихла. Он был совершенно белый, точь в точь такой, как на картинке в той книжке, что ей читала мама.
- Клолик… - завороженно прошептала девочка, и животное услышало, шевельнуло ушами. - Пливет, клолик. Я Аня. А где твои часы?
Где-то высоко каркнула ворона, зверёк испуганно вскинулся и стремительно сиганул в заросли. Анюта вздрогнула от неожиданности и с пронзительным криком покатилась вниз.

С раннего утра Климов колесил по городу, встречался с заказчиками и ненадолго заглянул в офис. Там его «обрадовали» внеплановой аудиторской проверкой, ну благо, все документы в порядке и комар носа не подточит. Своему главному бухгалтеру Егор доверял миллионы, и тот работал не за страх, а за совесть. Фёдор Степанович Ковальчук трудился в организации еще с незапамятных времен и вёл бухгалтерию Вратаря. После его смерти он остался на прежнем месте и перенес свою преданность на нового хозяина. Климов ценил старика и до сих пор не выражал желания кем-то его заменить. Фёдор Степанович имел за плечами огромный опыт, мог любого аудитора обвести вокруг пальца и при этом держался на удивление скромно, не выпячивая собственную значимость.
На обратном пути Егор заехал в универмаг Bloomingdale’s и купил трёхэтажный кукольный дом с лифтом и гаражом. Анька ему все уши прожужжала, мол, её Келли настоящая принцесса, а живет в коробке с остальными игрушками. Аргумент весомый, что и говорить. И раз уж в доме имеется гараж, то нужен и автомобиль. Дочке нравится Андрюхин грузовик, но поставить его туда места не хватит, так что придется обойтись кабриолетом.
Из магазина он вышел с двумя огромными коробками, которые положил на заднее сиденье внедорожника. При мысли о том, как обрадуется дочка, получив подарки, на душе потеплело. И Нина не удержится от улыбки, увидев такое богатство… Он страшно соскучился по своим девочкам и хотел скорее обнять обеих.
К его удивлению, они с женой вернулись практически одновременно. Карась достал из багажника пакеты с покупками и понёс в дом.
- Я думал, мы живыми не вырвемся, - пожаловался боец и подмигнул покрасневшей Нине. Та виновато пожала плечами и прильнула к мужу.
- Подружки в осаду взяли? – спросил Егор, целуя любимую женщину. – Не устала? В следующий раз зови их сюда.
Широкая ладонь легла на выпирающий под платьем живот и прошлась по нему, лаская. Друзья в один голос желали ему сына, а он хотел дочь, еще одну ромашку, такую же, как мама. Нина подняла голову и, поймав его взгляд, улыбнулась.
- Пойдем.
Она кивнула, давая увести себя в дом. В этот раз беременность протекала легко, и не было нужды беречься, как с Нюрой. Но Егор всё равно просил жену не переутомляться, и чтобы его успокоить, Нина  через два месяца ограничила свою работу в фонде перепиской с коллегами и редкими вылазками в город. Для Климова благотворительность, которой жена посвящала большую часть времени, относилась к разряду популярного хобби. Он никогда не жалел денег на Нинкины хотелки, и не важно, о чём заходила речь: книги, вышивка или помощь сирийским беженцам. Ему нетрудно, а ей приятно.
На крыльце их поджидал Карась и курил, опираясь локтями на перила. Оставив жену в гостиной с подругой, Егор вышел на улицу и встал рядом, нащупывая в кармане пальто зажигалку и сигареты.
- Тётки Анюту потеряли, - сообщил Ивлев, понизив голос, и опасливо оглянулся на открытую дверь.
Климов застыл, не донеся сигарету до рта.
- По камерам всё чисто, Игорь проверял. И за ворота она не выходила. Я Лизе сказал, чтоб Нинку отвлекла разговорами.
- Кто еще в доме?
- Котовский утром приехал.
- Где он?
- Прочёсывает с ребятами сад.
- Уволить всех к чёртовой матери! Охранники, блядь, бараны.
Карась промолчал, понимая, что сейчас не время спорить и оправдываться, поймал брошенное ему пальто и кинулся за начальником. Из зарослей жимолости им навстречу вынырнул Прохоров, весь в грязи и траве. Втроём они осмотрели каждый куст, каждое дерево и валун, за которым мог спрятаться ребёнок, даже заглянули в заброшенную беседку в дальнем конце сада. Напрасно, Анька как сквозь землю провалилась.
Присев на детские качели, Прохоров старался оттереть землю с ладоней и слушал, как Егор разговаривает по телефону с Танцором. Он уже понял, что там тоже глухо. Похолодало, с запада потянул прохладный ветерок, и явственно ощущалось приближение вечера. Вдруг среди шороха листьев и криков птиц раздался еще один непонятный звук, похожий на тоненький плач. Мужчины замерли, и звук повторился. Казалось, он идёт откуда-то снизу, из-под земли.
Егор упал на колени и крикнул, перекрывая шум ветра и охрипшие голоса птиц, кружащих над верхушками деревьев: «Аня
- Папа
- Клим, тут какая-то яма!
Втроём они быстро раскопали кроличью нору, в которой застряла Анюта, и вытащили её на поверхность. Егор прижимал к груди ревущую дочь, задыхаясь от облегчения. По лицу тёк пот, тело сотрясала крупная дрожь – наконец-то его малышка нашлась и находится в безопасности. По дорожке к ним бежала Нина и что-то кричала, протягивая к дочери руки.
- Ань, где болит? – настойчиво спрашивал Климов, поворачивая к себе чумазое заплаканное личико. Поняв, что ничего не добьётся, он взял жену под локоть и повёл за собой. Не теряя времени, Карась подогнал машину, и спустя пятнадцать минут они уже мчались в больницу.
В приёмном отделении толпились люди; им дали заполнить ворох бумажек, и Егору пришлось этим заниматься с дочерью на руках. Анюта вцепилась в него как клещ и начинала плакать, стоило кому-то до неё дотронуться.
- Сколько нам ждать?
- Присядьте, пожалуйста, вон там. Доктор Кхурана скоро вас примет.
Климов нахмурился, окинув взглядом очередь, усадил жену на стул и встал рядом.

Шазам Адвани

http://sd.uploads.ru/t/wbCFK.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (10.08.2018 22:46:43)

+3

3

Счастье, где же ты? Нина бежала во сне, протягивала руку, но пальцы лишь исчезали в серой дымке, хватали пустоту. Это продолжалось всегда, с момента как в жизни женщины появилась другая, соперница. Нина не могла отринуть страха. Понимала, верила безгранично, но не могла…
Она улыбнулась, чувствуя, как муж колючими губами целует ее в щеку.
- Еще, - не открывая глаз, попросила Нина. Егор усмехнулся, оставляя на лице жены еще пару горячих поцелуев. – Все равно мало.
- Я опоздаю.
- Знаю, но еще разок, - вытянулась на кровати, подставляя губы для поцелуя.
И Нина уснула, притягивая к себе подушку мужа. С момента как ребенок рос в ней, Нине было сложно вставать вместе с Егором. Хотя, она всегда выходила из спальни после него, даже в начале их совместной жизни. Муж никогда не гнал ее готовить ему завтрак, потому что из ночи в утро, «горел» женой, а она с рассветом возрождалась во сне, лишь к часам десяти открывала глаза. Уставшая, но счастливая. Так всегда говорила о Нине ее лучшая подруга, «сестра» - Лизавета Ивлева. Вот и сегодня Климова проснулась не от того, что ну сколько можно спать, а от восхитительного аромата. Подергав носиком, Нина попыталась уловить, с чем же пирог, получилось с третьего раза. Медленно, стараясь не покачнуться, она привстала и потянула на себя халат. Непривычная для хозяйки этого большого дома одежда. Но прикрыть пижаму это лучшее, что можно быстро в ее положении, надеть.
Она остановилась, смотря на сидевших мужчин. Игорь и Дима были для нее близкими людьми, но с Леонидом отношения не выровнялись. Нина его боялась. И Дима давно объяснил, что без приказа Егора, Кот ее не тронет. Она не могла понять, где перешла ему дорогу? Если ему ревностно, что Егор поверил Нине в ситуации с Глебом, то не Коту держать обиду. После объяснения с мужем, в Нине рухнули все границы, стены, в песок разлетелись камни, и на «земле» зацвели ромашки. Но Леонид старательно своим отношением вытаптывал несколько кустиков. Она пытала Карася, но тот молчал и потом говорил:
- Нин, былое дело, мхом поросло. Ты главное не переживай. Егор рядом, я и Роман тоже. Кстати, - он всегда подвигался ближе и шептал, - ты смогла вернуть Танцора. Нинок, все путем.
Всегда одни и те же слова. Это ненадолго успокаивало ее, пока в очередной раз, когда семья собиралась полностью, Кот не «огреет» ее взглядом. На кухне стояла тарелка с кусочком пирога, прикрытая полотенцем и на плите горячий чайник.
- Проснулась, - появилась Макаровна, ведя за руки Аню и Андрея, - садитесь, неугомонные мои.
Нина подсадила дочь на высокий стул и прижалась губами к ее белокурым волосикам.
- Чем будете заниматься? – спросила она у детей, которые набросились на пирог и молоко.
- Иглать, плавда я не знаю во что, Андлей не плидумал. Мама, а ты поиграешь с нами?
- Обязательно, но съезжу с папой Андрея в галерею и вернусь.
- Это где калтинки висять?
- Да, - Нина рассмеялась. Анюта бывала с ней в нескольких галереях и воспринимала это место, как Там мозьно много бегать и кличать, какая девоська мне отвечает.
Дождавшись, когда Лиза заберет детей, Нина договорилась с Клавдией, что они с Димой купят и во сколько ее ждать, пошла одеваться. Но ее заставило замереть то, что Кот выбросил окурок прям под окна, на клумбу цветов. Молча пройдя мимо мужчин, вернулась Климова с метелкой и совком.
- Еще раз увижу, что ты гадишь в колодец, откуда пьешь, будешь жить под забором. Убери за собой.
Не оставаясь рядом с этим человеком ни секунды, Нина ушла в спальню. Ее всю трясло. Она с Лизой старалась, чтобы дом был уютным, а этот просто все портит. Ее с души воротило от Кота, но он человек Егора, и Нина не вмешивалась и не жаловалась на него супругу.
- Кот спокойно, - Танцор напрягся, видя, как дернулся Леонид. – Она права.
- Она??? Права?? Шл…
- Аккуратнее со словами, - Карась не сменил позы, но тоже был готов в любую секунду преградить Коту дорогу, если бы тому вздумалось пойти за женой вожака. – Выпей коньяку.
- Нахер, - Леонид сел обратно на подоконник. – все настроение в п**** укатило.
Игорь медленно повернулся, делая вид, что тянется за зубочисткой, глянул на карася. Димка кивнул, что понял его и поднялся. Нина вышла из комнаты и остановилась.
- Игорь, тряпка в раковине, там же и мыло.
- Так, где тот, кто тебя с утра покусал? – Танцор поржал, подмигивая, снимая ноги со стола. – Все сделаю, о Нина Владимировна.
- Ну чего ты ерничаешь? – театрально изобразив О боже! Нина пошла к машине.

В Галерее была Анастасия Шуйская и Британи Кросс, немецкая светская львица, которая когда-то увлеклась благотворительностью и искусством. Димка наотрез отказался идти.
- Нинок, ну че там смотреть? Голых баб и мужиков с писюнами в полсантима? Да и вы как начнете болтать о своем, что я ощущаю себя Буратиной. Аккуратно.
Женщины тепло обнялись. Шуйская поцокала:
- Нина, ты прекрасна. Ну так кого ждем-то?
- Не знаю, - Климова взяла подруг под руки и повела в сторону мастерской, где у них был уголок чтобы спокойно попить чаю и перекинуться планами на будущую выставку.
- Нина, ты и правда удивительно держишь форму, - Британи сама была мамой четверых детей и выглядела так, словно не рожала вообще.
- Врач ругает, мало набрала. Но я молчу и мужу не говорю…
- Закормят? – они рассмеялись, - знакомо то как.
Карась и поспал, и с женой наговорился, потом не выдержал и пошел за Ниной, уверенный, что три часа это много, чтобы решить рабочие моменты. Но он ошибся. Женщины сидели на полу, у каждой по кружке чая, и они что-то серьезно обсуждают на немецком языке.
- Дмитрий, я уж думала вы врастете в кресло, - Анастасия отсалютовала кружкой, - кстати, мнение мужчины. Как вы думаете, что рядом с этой картиной будет лучше смотреться – ваза с рисунком творчества времен Древнего Рима или кусок, ну обломок, современной ротонды?
- Уважаемая, госпожа Шуйская, - Димка сел на пол рядом с женщинами и отнял кружку у Нины, - судя по тому, что из всего выше вами сказанного, я понял лишь «ваза», «кусок», то думаю…. Ну бы ее нахер, - и довольный отпил чая.
Шуйская умирала со смеху, Нина покраснела, улыбаясь, а Британи, не говорящей по-русски, было сложно поддержать подруг, и она сидела в ожидании перевода. Отдышавшись, они еще немного поговорили, а потом Нина сказала, что ей пора домой и немного устала, на что Анастасия сразу засуетилась.
- Я тебе скину фото, что предлагаю. Решишь и напишешь. Еще, надо написать речь на открытие.
- Нам бы…. – Димка и Британи потянули Климову с пола, - успеть до родов. Иначе я не приеду. Даже за месяц до вряд ли решусь. Столько на ногах не продержусь.
- Нина, не переживай, - Британи глянула на стоявшего в стороне Димку, усмехнулась и вновь перевела внимание на Климову, - ты главное помогай из дома. А мы все сделаем.
- Хорошо, - подошла к Ивлеву, Нина взяла того под руку, - я позвоню.
Британи еще минут пять стояла и смотрела на двери, за которыми скрылась Климова и этот странный мужчина.
- Настя, а это вообще кто? Он всегда приезжает с Ниной. Муж?
Шуйская поперхнулась.
- У нее муж… Ну муж, - показала руками нечто мощнобольшое. – Это охранник.
- А ведет себя как муж. Странные вы русские, всегда поражалась.
- Привыкнешь. Но туда не смотри.
Муж рассказывал Анастасии про мужа Климовой, с которым был знаком по другим делам, и предупредил, что держаться надо на расстоянии. Насте не надо много объяснять. Если уж ее Шуйский так говорит, то это не просто слова.

К дому они подъехали аккурат за машиной Егора. Нина открыла дверь и увидела протянутую руку мужа. Это тепло, с которым она знакома всю жизнь, успокаивало ее. Выйдя из машины, Климова обняла Егора и прижалась.
- Дим, - отмахнулась от него, понимая, что эти его шуточки порой могут насторожить Егора. – Мы приятно поболтали. Хорошо, в следующий раз устроим посиделки у нас в гостиной.
Егор мало привечал чужаков, но с Шуйскими нашел общий язык, больше конечно с Петром Ивановичем. А вот с другими людьми, супруг держался в стороне. Лишь наблюдал за Ниной. В столовой шуршали пакетами, а Лиза уже встречала ее у порога. Нина посомтрела на нее, потом на мужа, но пошла к дивану.
- Отдохни, - произнес Егор и вышел.
Лиза была слегка дерганная, глаза прятала. Нина дернула подругу и спросила, что могло произойти за три с небольшим часа ее отсутствия. За окном быстро пробежал Леонид, с другой стороны вынырнул Димка. Климова внимательно посмотрела на Лизу.
- Анюта куда-то запропастилась….
Перед глазами Нины слегка помутнело, и она прикрыла лицо рукой. Раздался голос Егора «Аня!», и его жена быстро поднялась.
- Каккк она моглапропасть? – Нина едва не бежала во двор, а когда оказалась на том месте, где были мужчины, охнула, увидев на руках мужа дочь. – Нюрочка….
Ее ничего не волновало. Ее дочь плакала, а значит что-то было не так. Анюта была чумазая и тянула одну ручку к матери. Нина подбежала и потянула ее на себя, но дочка вскрикнула. Климова ощупывала ее, целовала, стараясь не плакать. Муж тоже пытался выспросить, где у нее болит, но Аня лишь плакала и цеплялась за отца.
В больнице от Нины было толку мало. Женщина гладила дочь по спинке, утыкаясь в руку мужа мокрым от слез лицом, что ему пришлось все разговоры взять на себя. Кто-то из сестер пробовал успокоить ревущую девочку, но Анечка лишь сильнее жалась к отцу, тянув мать за палец.
Сколько они сидели на скамейке в ожидании, Нина не знала. Аня была на ее руках, а на плече женщина ощущала руку супруга. Но тут Климова заметила, что одной ручкой дочь как-то странно дергает.
- Егор, - взволновано показала на слегка опухшие пальчики дочери, - она сломала руку?!
Но им развить мысль не дала врач, которая подошла к чете Климовых.

Платье Нины

http://funkyimg.com/i/2Kvae.jpg

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Границы зла ‡флеш