http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: ноябрь 2019 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Хищные грибы Узбекистана ‡флеш


Хищные грибы Узбекистана ‡флеш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://www.sivatherium.narod.ru/library/dddngthn/pics/cover_01.jpg

Ривер и Джастин
Конец июля 2016
Гарри Поттер и хищные грибы Узбекистана

Отредактировано River Laird (18.08.2018 22:16:39)

0

2

Есть вещи столь же гармонично сочетающиеся, сколь неразлучные: именно из таких пар, идеально подходящих друг другу, состоит этот огромный, необъятный мир. Эти пары словно созданы друг для друга, каждая половина не может обходиться без другой, невероятная сила законов Вселенной создала их ещё до начала времен таким образом, что половинки всегда стремятся друг к другу. Их можно насчитать несметное количество: ягненок и мятный соус, свет и тьма, виски и кола, Лос-Анжелес и бомжи, Чак Норрис и крутизна,  Дэвид и Виктория Бэкхем, и, конечно, задница Ривер и приключения...
Не сказать, что Ривер делала что-то из ряда вон выходящее, все то же самое, что и обычные люди, но законы физики всегда брали верх и, как мелкие осколки погибших планет, не справившись с силой притяжения, огненной полосой расчерчивая ночное небо, падали на Землю, приключения попадали в гравитационное поле пятой точки мисс Лэрд и с фееричным световым (в лучшем случае) шоу встречались с ней.
Рыжая вообще всегда относилась к тому типу людей, которые просто физически не способны сидеть на одном месте. Маленький мотор (хотя она скорее представляла себе эльфов вроде помощников Санты, которые без сна и отдыха крутят шестерёнки внутри нее) вырабатывал просто неимоверное количество энергии, которого хватило бы на пару вечных двигателей. Порой она сама себе напоминала хомячка, которому просто необходимо куда-то бежать (непременно с диким грохотом обязательно посреди ночи, чтобы ни у кого не осталось возможности вздремнуть), но беда современного мира в том, что он не создал огромных колес для людей, а беговые дорожки это блажь чистой воды, поэтому Ривер приходилось двигаться вперёд и топтать драными кедами километр за километром, потому что билет на среброкрылый самолёт нужен гораздо больше, чем чистые, не рассыпающиеся клочьями резины на сгибе ботинки.
Это нехитрое желание двигаться, жить без остановок и искать ещё не хоженую тропинку завело ее на маленький остров , где раньше жили мужчины, упакованные в железо не хуже тушеного мяса, укрытые толщиной каменных стен.
Соленый, раскалённый воздух здесь лип к коже так, что не нужно было заходить в воду, чтобы соль пропитала насквозь, а потому Ривер отправилась в центр крошечного острова, забытого в центре Средиземного моря к древнему замку и крепости госпитальеров.
Поцелуи солнечных лучей оставляли на носу и щеках тысячу мелких веснушек и золотые ручьи выгоревших волос в рыжих кудрях. Рив сморщила нос, когда почти мгновенно растаявшее мороженое липкой сладостью осталось на пальцах, облизала их, но не получила от этого ровно никакого удовольствие. Опустевшие на время солнцепёка улицы дышали древностью и унынием, вода в пластиковой бутылке отдавала солью то ли морского воздуха, то ли пота, и каждый глоток даже не чувствовался, ведь температурой она едва ли отличалась от температуры тела.
Рив искала место, где будет чуточку прохладнее, чем раскаленная каменная со всех сторон улочка, по которой она шагала, и заметила вывеску музея над лестницей в подвал. Любопытство и солнце в зените заставили рыжую спуститься вниз и... замереть от ужаса и восторга одновременно, когда сердце сжимается в два раза сильнее обычного. Ей на мгновение показалось, что выдохнув здесь, она выпустила облачко пара. Но причина восторга была вовсе не в приятном температурном режиме. Среди прохлады и еле уловимого запаха плесени стояли восковые фигуры... ну, как стояли. Ривер смотрела в глаза восковой голове, насаженной на кол. По деревянному древку стекала довольно правдоподобная кровь. Загребущие ручки Ривер уже потянулись к крови, чтобы проверить, не настоящая ли она, но девушка и ее искренний порыв был остановлен мужчиной в песочного цвета рубашке и штанах. Он запретил Лэрд прикасаться к экспонатам и предложил купить билет.
Закатив глаза, девушка все же согласилась с правильностью его слов, купила билет и отправилась на разведку в этом прекрасном месте.
Рваные кеды бесшумно ступали по каменному полу, Ривер шагала от повешенных фигур к изощренным орудиям пыток, к отрубленным рукам и палачам с топорами, с мечами, с раскаленным металлом или рядом с ручкой механизмов, растягивающих кости и одновременно впивающихся стальными шипами в спину. Идиллию этого дня нарушали только шаги смотрителя за спиной, явно что-то заподозрившего.
- Простите, - ее громкий голос отражается от стен, ведь он чужд этому месту.
- А не могли бы вы присесть на тот стул? - стоило ей только повернуться, чтобы взглянуть на обрюзгшего мужчину за пятьдесят абсолютно щенячьим, умоляющим взором.
Ну пожа-а-алуйста, сядьте во-о-он на стул с гвоздями...

Отредактировано River Laird (18.08.2018 22:12:24)

+2

3

Это замысловатое проклятье такое - выбирать страны и государства с уебищенским климатом. Джастин жару ненавидел просто в край, так как в его родной стране лето отсутствует просто как понятие. А тут. Блин расплавься себе уже на здоровье, стеки лужей в моречко и не мешай турыстам наслаждаться образами Мальты. Не. Хер там плавал: во-первых, мы будем ходить в черном (ибо мы плевали на инстинкт самосохранения и что есть такой восхитительный предмет одежды как гавайка. Гавайка для слабаков), а, во-вторых, ныть прикольно. А еще Джастин раздобыл где-то шлем мальтийского рыцаря и теперь размышлял, гордо неся свой идиотизм на голове, как бы пожарить яишенки на раскаленной железке на потребу публике. Однако, еще по трезваку работающий инстинкт самосохранения тихо попискивал и говорил, что это ай-яй какая плохая идея и вообще не надо, пожалуйста, а то еще приключенек в мальтийском обезьяннике не хватает для полного счастья.
Ну все. Шлем окончательно достал, поэтому Джастин в какой-то момент обнажает главу свою на каком-то побережье с припаркованными на нем яхтами, и пинает от души консервную эту банку (шлем бишь), наблюдая, как летит сей предмет НЛО и прямо в чей-то фуршет, на какой-то яхточке.
Попадание, конечно, в яблочко, однако на набережной во время сиесты он один такой придурок, поэтому преступника вычислить не сможет только очень тупой олигарх, поэтому.... ПОРА ДАВАТЬ ПО СЪЕБАМ! Забег по лестницам не принес здоровью ровно никакой пользы. Ну вот вообще ни капелюшечки, так как с момента попадания кусочка металла в грудь прошло совсем немного времени. Очень предательски закололо слева, заставив прислониться к стене, а затем по ней же сползти куда-то вниз, чтоб съежиться и обнять колени руками. Так. Вдоооох. И выыыыдох. И повторить раз десять-пятнадцать. Надо всегдааааа себе напоминать, что здоровье уже не особо молодецкое стараниями воспаленного разума Рауля. Бегать надо поменьше, а еще вести себя аки полоумный придурок тоже поменьше.
Это, черт возьми, трудно.
Джастин вытягивает ноги, пересчитывая их длиной ступеньки лестницы, откидывается головой на стенку какого-то дома, которая, как ни забавно, тоже ни разу, блин, не холодная. Наказание какое-то, хоть кепку покупай и нарушай вкусовые предпочтения. Желтовато-серые глаза скользили рассеянно от дома к дому, от стены к стене, цепляясь за ползучий вьюн на стену, кирпичики, выглядывающие из-под облупленной кое-где краски... а там внизу - Средиземное море. Громадное, повидавшее столько разных событий мирового значения. Интересно как это - быть морем. Или океаном. Самым неизученным объектом на матушке-Земле, вещью в себе, тайнами на морской глубине, до которой не каждый батискаф доплывет. А здесь... Небо, яркие блики на поверхности воды, такой спокойной, что даже без подъема указательного пальца вверх понимаешь - штиль.
Вообще одному с расшатанным здоровьем путешествовать опасно, но Джастин на всех фундаментальных уровнях на хрену вертел всякого рода рекомендации, достали чесслово. Как куры-наседки, спасу нет. Ладно, вроде полегчало. Он вытащил из рюкзака бутылку с водой и вылил минералку себе на голову. по всем законам физики испарение воды так или иначе кожу остудить должно. Ладно, потопаем дальше.
Вот тут вот что-то вдруг резко стало жаль этот чертов шлем на яхте. Эх, богатая была штука. Ну ладно. Мальта - остров мелкий, исходить можно вдоль и поперек за несколько часов. Шутка ли в длину 27 километров. Обойти, как делать нечего. Что же эдакого сделать? Придумал, можно просто пошляться по улицам по пути на какой-нибудь форт, позаглядывать в мелкие музеи, ознакомиться. так сказать с культурой.
Кто ж знал, что просто из всех возможных вариантов его принесет именно в музей европейских пыток. Хотя... Нет, это неудивительно ни разу, зная острый нездоровый интерес Джастина к Средневековой Европе. А музейчик оказался весьма недурен. Экспозиция собрана из предметов разных стран, а разброс веков тоже оказался весьма приличный. Кроме того, нельзя упрекнуть создателей в ненатурализме. Тут тебе и повешенные, и растянутые, и на кол посаженные. Прелесть. О! А еще в этом музее было упоительно прохладно, пахло сыростью и плесенью, ну точно как дома или в замке каком. Джастин был в восторге. Хотел бы и обувь снять, да смотритель не оценит, еще и мокрые волосы в хвост пришлось собрать для приличия. Так и бродил Джастин молчаливо от стенки к стенке, от экспоната к экспонату, наслаждаясь отсутствием посетителей, пока не увидел некую забавность.
Посетителей музея все же было двое. Второй оказалась весьма милая девушка. Рыжая (ну классика просто). И с какого-то рожна она приставала к смотрителю, чему тот был весьма не рад и крысился, называя ее на мальтийском что-то на хэ.... и что-то там хэ.... и какого хэ.... и что-то там еще про ее маму. Ну во всяком случае можно сделать близкий вывод. А барышня что-то сильно настаивала, чтоб толстяк сел вон на тот стульчик с гвоздями. Оценив габариты смотрителя можно было сделать вывод, что от такой толстой ж... останутся лохмотья. А этот самый знатный жирняк уже угрожал схватить беднягу любознательную за шкирняк.
- Смотри, я сам могу!
Джастин не раз был в Индии, видел этих всяких гуру и знал, что его гвоздями не проткнет - в нем весу мало. Поэтому он бодро запрыгнул на стул (ну придурок же), сел почти без мышечной подготовки (придурок в квадрате), гвозди ржавые кожу не проткнули, а вот штанам пришел конец (придурок в кубическом смысле слова).
- Ай, бля, штаны угробил, зато теперь вентиляция будет. Довольна? Во время пыток жертва сидела на нем, естественно, не пять минут, а сутки, но кто считает. Не приставай к дяденьке, у него сейчас и так инфаркт будет.
А у того почти натуральный такой инфаркт стартанул, судя по его выпученным глазам и рту, хватающему воздух, как у рыбки, на берег вытащенной в полуденный час. Джастин прикинул варианты к отходу.... но бежать на жару ни здоровья, ни желания не было. Поэтому он молча сует сотку еврасов смотрителю в руку. Потом вторую. И просит удалиться далеко за горизонт.
- Я о ней позабочусь, милейший. Чао. - участливо помахал он дяденьке в спину. - Привет. - повернулся обратно к барышне. Первый минус подкрался незаметно - они были одного роста. В рыцаря не сыграть облом. - Ты вроде не из Европы. Тоже от жары ныкаешься?

+1

4

Смотритель сначала стремительно краснел, потом зеленел (возможно, это баги освещения или та самая ужасная черная плесень, о вреде которой трезвонят в каждой третьей рекламе, которую краем уха успевает услышать рыжая), потом синел, потом белел, потом... девушка даже не могла даже определить этот великолепный оттенок, у которого обязательно должно быть романтичное название в палитре любого уважающего себя художника: вроде цвета бедра испуганной нимфы, только цвет лица смотрителя музея, к которому пристают американские туристы. Ривер не слишком хорошо понимала его акцент (по крайней мере делала вид), и смотрела на мужчину огромными серыми глазами все с той же мольбой, которая достойна котят из франшизы про невоспитанного огра и картин художников Возрождения (для идеалов красоты которых, если честно, была слегка субтильна, но кто ж такими глупостями омрачняет мечты?), но он был непреклонен и очень зол, хотя причину его злости Ривер искренне не понимала. Она всего лишь попросила сесть его на стул, а он выдавал фразы с такой скоростью, словно сошел с экранов вдвое ускоренного бразильского сериала. Она же всего лишь попросила сесть на экспонат. Это же не стеклянная ваза древней китайской династии Сун, которой около тысяча лет, а музей выглядит очень интерактивно, для окровавленных манекенов особенно. А те, особенно в прохладном полумраке и издалека казались очень даже реалистичными. Настолько, что Ривер даже пару раз расстроилась, что не чует запашок подгнивающей плоти. Он бы отлично дополнил антураж. Но почему пластикой кукле можно, а смотрителю нельзя - Ривер искренне не понимала. И уже хотела было задать этот интригующий вопрос смотрителю, когда ее голос на полуслове прервал готического вида молодой человек с английским менее напоминающим плохой перевод бразильского сериала.
В мгновение, между которым Ривер обернулась и до момента, когда он взгромоздился на стул с гвоздями, юный антрополог (это как гёрл-скаут, только без печенек, значков и коротких юбок, то есть очень приставучие, но педофилам не нравятся, а у старушек не вызывают умиления до того момента, как маленький сандаль не окажется на газоне) успела подумать, что готы, вероятно, размножаются в готических соборах, потом о нелогичности этого вывода, потом о нелогичности названия субкультуры, поскольку те явно не подражают германским племенам, но и одежде позднего средневековья тоже явно не подражают. Потом в голову пришел факт, что субкультуры начинаются от музыки. Лэрд попыталась вспомнить музыку позднего средневековья, но в голову ничего не приходило, а уж тем более она не смогла вспомнить ни одной готик-рок группы. И между тем, как в ее рыжей голове, где-то под веснушками лба дозрели как сочные черешенки два вопроса: "А как размножаются готы?" и "Все ли готы распинают котят на кладбище во славу Сатане?", и сознание заполнилось чистейшим восторгом, паренёк запрыгнул на великолепный стул.
- Вау, - прошептала на выдохе, смотря на него, взгромоздившегося на пыточный стул. Эдакая смелость вызвала восторженный трепет девичьего сердца, который при количестве выкуренных сигарет на жаре и количестве нагрузок скорее бы сошел за аритмию. Впрочем, трепет быстро сменился разочарованием. Она от стула ожидала несколько большего, например, крови (в смысле чего-то более хлебного и зрелищного, а не вот это все). Но и разочарование продлилось недолго, едва коснувшись девичьего лица.
- Ой, штаны, - со смесью неподдельного ужаса и сожаления в голосе оживилась, словно только что перед ее глазами расчленили котенка те самые готы, которых она слегка перепутала с сатанистами, потому что современные субкультуры были для нее скорее влетевшим в одно ухо и вылетевшим в другое материалом с малым процентом полезного осадка в мозгу. Ей всегда были интереснее древние племена и их культура, а не выраженные в одежде музыкальные предпочтения. Возможно, в том зубодробительном смещении языков и стилей, что был у нее в плейлисте, сложно было найти подходящий случаю стиль одежды. Или у нее все же получалось именно так, как нужно?
На вопрос о том, довольна ли, Рив не успела придумать ответ честнее затяжного:
- Ну, такое, - и задумчивого взглянула в сторону кресла с гвоздями, чтобы тяжело вздохнуть.
- Я ожидала от него большего, если честно, - она, конечно, знала о йогах и законах физики, но зачем о них думать в конце концов?
- Судя по его виду, он уже пережил парочку, - на самом деле, Ривер никогда не была злобной, но смотритель нарушил тонкую душевую организацию девицы и она выглядела несколько обиженной, провожая явную взятку, примерно вдвое, если не больше превышающую все деньги на карманные расходы за всю поездку рыжей. При том взятку-то явно незаслуженную. На мгновение Ривер даже решила, что она в своей жизни явно что-то делает не так, если не может себе такого позволить. Только хочет ли?
- Ага, учусь в Нью-Йорке, - определить собственное место жительства Ривер все же не могла. Она казалась себе эдаким гражданином мира без определенного места жительства. Сейчас, например, она живёт на Мальте.
- Жалко штаны, - снова расстроенно вздохнула рыжая, думая, как помочь своему новому знакомому, имени которого она ещё не знала, но кто о таких мелочах вообще задумывается?
- У меня есть юбка! - осознала, что может помочь яркой юбкой почти в пол, примерно такой же, что сейчас на ней.
- Правда она в хостеле, - и тут Ривер поняла, что совершенно не помнит, где ее хостел и как он называется. Те названия, что приходили в голову, явно находились не на этом острове, что несколько печалило рыжую.
- Но его нужно найти, - непроизвольно выдала себя и тут же прикусила язык. Наверное, она даже сможет с этим справиться. Но это не точно. Впрочем, когда ее глупости останавливали?
- Кстати, Ривер, - вспомнила вдруг о том прекрасном обычае представляться другим людям и протянула чуть липкую от недавнего мороженого ладошку, демонстрируя пару разномастных колец и верёвочные браслеты на запястье, и улыбнулась.

+2

5

Шутки шутками, а спрыгнул Джастин с гвоздевого стула весьма неудачно, штаны же были ему, по обыкновению, весьма велики, поэтому зацепиться за ржавые гвозди в двадцати пяти различных местах, поэтому те пикантные лохмотья, которые появились после слезания, напомнили остро лучшие времена, когда дырки на джинсах были «чем больше, тем лучше». Ну прям действительно естественная вентиляция (хорошо, что певец всегда пренебрегал благами жизни в виде семейников, и дыры открывали только восхитительную красоту тонких ляжек, а не трусов в ромашку). Однако, не очень ловко. Да, в какой-то степени штаны было жалко (да, блять, очень жалко! Это же любимые черные). Ладно, главное, что нигде не саднило, ржавые гвоздочки очень вредны для здоровья. Поэтому перед юной леди предстало не самое лицеприятное зрелище исследований каждой дырки (как бы отвратно ни звучало) пальцами вовнутрь, чтоб потискать собственные ноги. Но вроде как был со всем полный порядочек, поэтому процесс не занял много времени.
- Ой да ладно. Новые куплю, тут же должны продаваться штаны. Я надеюсь. Правда. А то в костюме госпитальера я помру по такой жаре. У меня тут шлем был. Так я его выкинул. Швыранул, знаешь, на яхту. Чью-то. Кхм. Неважно вообще. О чем, бишь, мы. А! Ну знаешь, любезная, если хочешь большего, то за такими ощущениями нужно стартануть прямым ходом на лет. Эдак. Пятьсот-шетьсот-семьсот (мне правда впадлу очень гуглить, когда эти стульчики были в моде, а читать стенд и подавно) назад.
Джастин особо не обратил внимания на то, что мисс жаждала хлеба и зрелищ аки в Древнем Риме. С кровищей, то есть. С его кровищей, блин. Но. Для него это было мелочью, ровно как и оплата непомерно высокой взятки для багрового смотрителя, который после получения оной весьма разумно съебался куда-то в соседний зал и сделал вид, что вообще не при делах и чокнутых возле величественного стула вообще в первый раз видел. Умный мужик, однако.
- В Нью-Йорке? Прикольно. Я живу там, на полгодика. Высокий пыльный городок. А учишься на кого? – Джастин увлекся перепосадкой штанов на талии, пытаясь опустить их пониже на бедра, хотя выглядело это…. Ужасно, короче. Как петух с зоны, ей богу. – Юбка? - Джастин заметно оживился, - а она в клетку? Скажи, что в клетку. Буду настоящим горцем этих мальтийских просторов.
Ржет. Смех гулко отражается от всех стен разом и прилетает обратно в глотку, заставляя внезапно закашлять. А может это просто музейная пыль. Подумаешь, экая мелочь.
- Джастин. – вспоминает он манеры примерно тогда же, когда их вспоминает Ривер. – Река? Занятное имя. Со смыслом или родители оригиналы? – улыбается, протянув свою руку, супротив ее в колечках и цветных веревочках, с черным лаком на ногтях, местами облупленным, перстнями, занимающими по трети пальца и браслетами с цепями. Контраст контрастов, рука похожая на хиппи и рука гота.
- Бля, ты что, влетела в этого мужика?
Липкая ладошка оказалась не самым приятным моментом знакомства, переплюнув даже рваные штаны на полметра. Такое ощущение, что в привиденьческую эктоплазму влетел в размаху. Фу, блять. Но Джастин не леди, вытереть лапищу о штаны было делом не зазорным.
- Ладно, что торчать возле стула. Пойдем лучше на дыбу посмотрим. Или «груши», которыми наказывали болтунов. Вообще. Я бы перекусил. Закуска делает людей ближе, как считаешь? – Джастин таскал Ривер за собой по залам, посчитав, что смотрителя, дюже нервного и склонного изменять цвет лица, как хамелеон, раздражать лишний раз не стоит. Так и наличка вся может закончиться не ко времени. – И выпил бы за знакомство. Как тебя вообще на Мальту занесло? Не, не подсказывай! Из-за рыцарей. Да? Я вот точно на замки приполз поглазеть.
Но после получаса беглого отсмотра экспозиции Джас решил, что остыл достаточно, чтоб повторно окунуться в кипящее марево воздуха снаружи. Но это было в корне одним из худших принятых в жизни решений, так как к третьему часу сиесты на улицах начал появляться храбрый народ, который уже решил сползать туда-сюда по делам. В общем. Штаны Джастина стали привлекать к себе внимание ровно настолько, что самому Джастину сделалось довольно некомфортно. Поэтому между шатаниями по улочкам города, бессмысленной болтовней ни о чем, да заглядыванием едва ли не во все витрины, с последующей покупкой нехитрого скарба на «выпить-закусить», Джастин, стоя перед очередной витриной с выпивкой, аккуратненько (нет) спросил, крутя в руках две бутылки (одна вискарь, другая водка) и делая вид, что чрезмерно озабочен чтением этикеток.
- Слушай, Ривер, ты говорила, что-то про одежду… Пора бы в магазин со шмотками зайти.
Хотя, что это он так озабоченно читает бутылки. Возьмет обе!
Это тоже было не самым лучшим решением, так как по жаре от бухлишка Джастина развело слегка, и картинка получилась интересная.
Вечерело, солнце укатывалось за горизонт, ступеньки каменной набережной стали отдавать тепло и приятно холодили поясницу. Парочка растекалась по ним в окружении купленной хавки, курительной трубки, меча, хламиды крестоносца, огромного глобуса и прочей ерунды, которую Грэндалл приобрел в каком-то психическом припадке, видимо. Джастин, кстати, так и вовсе почти лежал на лестнице. В магазин за одеждой, между прочим, они так и не зашли, зато нашли хостел Ривер. Изрядно при этом опустошив бутылку с водкой. На ирландце теперь, вместо дырявых штанов была изумительная летящая юбка, расцвеченная полинезийскими узорами, с асимметрией и разрезом до самого бедра. Завершала этот ансамбль майка Джастина, которая вся была в поперечных разрезах. В общем, атас, а не вид.
- Это вон в ту яхту я запустил шлем свой. Прикинь, он прям в салат им приземлился! Вот так вот. ПШИХ! И лист салата повис на носу у женщины с бриллиантами в ушах размером с твой… Глаз! – он ржет и курит свою длинную трубку, пуская колечки дыма в небо точь-в-точь Гендальф. – Но я убежал прежде, чем меня настигла кара небесная, поэтому… Даже жаль. Чуть-чуть. – он закусил ломтиком сыра с рыбой. – Мяяягонько идет. Слушай. Скучища на Мальте. Может, окрестные острова посмотрим? Я яхту могу арендовать. И поплывееееем.
Он махнул рукой куда-то в сторону моря и плеснул водкой Ривер прям на колени.
- Упс, звиняй, зато коленки обеззаразили!

+1

6

Из чего состоят девчонки?
Из огромных серых глаз, копны непослушных волос, съеденных за всю жизнь сладостей и липких ручонок, конечно.
Или это только Ривер такая особенная, а у других представительниц прекрасного пола химический состав какой-то иной? Может, другие состоят из ароматов духов там, к которым не примешивается запах пыли, пота и дешевых сигарет, из ровного загара без полос от заживших царапин и вообще ровнее, чем по рукава дурацкой футболки, или, как бы это крамольно ни звучало, у них волосы похожи на волосы, а не на гнездовье невиданных тварей.
Но парню не повезло.
Ему достались липкие ручки. И привычка болтать без умолку.
- Это растаявшее мороженое, - призналась немного смущённо (нет, ей взаправду было неловко, так иногда случается) и воровато оглянулась в поисках способа потереть ладошку. Но, увы, ничего подходящего не нашлось,  поскольку нежная душа Ривер не позволяла ей халатно относиться к экспонатам, даже когда рука машинально тянулась к хламиде на восковой кукле, которая неправдоподобно изображала мучения на дыбе. Она на минуту замерла, думая о схожести манекена со смотрителем, и в традициях жителей Салема уже подумала о булавке, которую можно воткнуть в левую пятку кукле, но потом решила, что это слишком жестоко, а судьба смотрителя явно покарала и без практик вуду (или как раз ими его и покарало?).
- На самом деле, они не договорились, назвать меня Волгой или Амазонкой, вот и пришлось останавливаться на общем названии всех водоемов. Могли еще озером назвать, но кажется Байкал сразу отвергли, все-таки больше мужское имя, - она не хотела рассказывать ничего о родителях, но с невероятной легкостью, не моргнув и глазом, придумала великолепную историю, которой не жалко поделиться со всем миром. Теперь она даже надеялась запомнить эту историю. Ну, так, на всякий случай, если вдруг кто еще начнет ее расспрашивать о причинах выбора ее родителями ее имени.
Ну она ж не лезет с вопросами к Анжеликам, хотя к этому имени у нее гораздо больше вопросов, честное слово.
Джастин не позволял рыжей зависнуть с блокнотом над экспонатами, хотя липкин ручки так и чесались начать зарисовывать то дыбу, то ещё какое приспособление для пыток (впрочем, Ривер могла поклясться, что человечество до сих пор не придумало ничего страшнее инструментов стоматологов), но ее новый знакомый так уверенно тащил ее за собой, что она даже покрякивать возмущения не успевала.
Ну как вообще можно не хотеть остаться тут на пару часов? Зарисовать вот этот отличный набор для… Выдергивания ногтей? Да это же просто изумительно!
Но ее новый знакомый непреклонен.
Ни в вопросах музеев, ни в вопросах покупок.
- Зачем нам…? – осторожно пытается уточнить, но уже получает в руки очередной странный предмет. Внутренний голос (взрослый такой, ответственный, хрен вообще пойми откуда взявшийся в голове Ривер) пару раз неуверенно, но все же басом заметил, что их покупки лишены логики и здравого смысла, но быстро замолчал.
Вероятнее всего потому, что голос разума и Ривер – вещи несовместимые, а он – действительно случайным образом оказался в ее голове.
Вероятнее всего, просто надуло.
Ну или он просто от голода появился…
Короче, ничего хорошего он ей в любом случае не предвещал. И она просто перестала его слушать, радостно стаптывая подошвы видавших виды кед о брусчатку древнего острова.
Если быть совсем честной, ей нравилось, когда ее таскали по достопримечательностям и магазинам, позволяя мозгу отключиться и довериться попутчику, который, вероятнее всего, знает дорогу. Поэтому она может запоминать не пересечения улиц, они все равно потом поменяются местами, иначе как объяснить, что Ривер никогда не могла пройти в городе дважды одной и той же дорогой? Она, конечно, не получила письмо из Хогвартса с приглашением в школу чародейства и волшебства, но любая городская улица вполне превращалась для рыжей в заколдованную лестницу и меняла свое положение в пространстве, стоило только с нее свернуть.
Нет, правда именно так оно и происходит. И подумаешь, что ей никто не верит…
Вот и сейчас хостел вырос перед ней буквально из воздуха. Ей понадобилась пара мгновений, чтобы осознать неожиданность этой встречи с собственным мальтийским жилищем, и они даже заглянули, чтобы одеть Джастина в ее юбку (ирландец, между прочим, выглядел в юбке лучше, чем она), и отправиться гулять дальше.

- Да ла-а-адно, зачем ты шлем выкинул? – в ее голосе сквозило отчаяние и разочарование. Ведь он мог бы подарить шлем ей. Она бы нашла, что с ним сделать!
Придумала бы! Завела бы экспозицию в собственном доме!
- Это ж было бы шикарно… Я бы нашла шпагу, или джедайский меч… - о, она уже мечтала о том, как бы она великолепно выглядела в шлеме и с мечом, и не особенно слушала поучительную историю о спасении шкуры шлемометателей от салатолюбителей.
Она мутным взглядом проводила водку, впитавшуюся в ткань ее юбки.
- Скучно, - то ли соглашаясь, то ли продолжая мысль про острова, то ли вообще разговаривая с самой собой, поскольку она поставила бутылку с алкоголем на каменные ступени, а свободной рукой пустила по оси глобус, который взяла на колени.
- Скучно, - крутанула еще раз, останавливая глобус, а потом крутанула еще раз.
- Скучно, - еще один оборот.
- Узб… зу… есть такая страна? – Ривер даже зависла и пыталась прочитать, но у нее ничего не получалось. Что за отстой?

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Хищные грибы Узбекистана ‡флеш