http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: сентябрь 2018 года.

Температура от +12°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » hello, it's me ‡эпизод


hello, it's me ‡эпизод

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2KHk9.png
Брат в квартире — это когда, сначала нюхаешь, и только потом пьешь воду из чашки. (с)
Гидеон и Присc
NY 2018

+2

2

Переезжать куда-то, оставив записку родителям явно не было частью плана благовоспитанного и любящего сына. Но, что поделаешь, дети часто разочаровывают родителей. Разочаровывают на несколько тысяч долларов... зачем он взялся за тот заказ, который заставил его уже пожалеть? Если бы не эта жажда денег, меркантильность, он бы сейчас сидел дома, пил бы крепкий черный чай и даже не думал бы о том, как ему прийти в квартиру к сестре.
Он не видел сестру уже полгода где-то. Она присылала им письма, звонила иногда. Черт, он всерьез по ней соскучился. Даже становилось как-то грустно при мысли, что ее нет рядом. До сих пор. Теперь-то ей придется быть рядом с братом, который попал в неизвестный ему город с незнакомыми людьми. Гид даже не понимал, почему ей так нравился этот город, почему именно он? Ведь в Соединенных Штатах Америки имеется масса других городов. Но, видимо, свет Нью-Йорка ее уж очень сильно приманивал. Что уж тут скажешь.
Он приземлился несколько часов назад, поймал в аэропорту такси, доехал до центра города, расплатился долларами, которые у него остались еще. Благо, не так далеко пришлось ехать, по его меркам. Ему-то не привыкать к большим тратам денег, можно и до Канзаса докатиться.
Нью-Йорк встретил его проливным дождем, потрясающе, хоть кто-то рад до слез его приезду. Уверен, Присс будет также рада меня увидеть... Гидеон усмехнулся своим мыслям, после посмотрел на многоэтажное здание. Кажется, он пришел по адресу, весь промокший под этим чертовым дождем.
Берроуз забежал в ближайший ларек, который очень кстати оказался круглосуточным цветочным... зачем людям круглосуточно продавать цветы? Или же для всяких Ромео, спешащих к своей Джульетте поздно ночью? Не суть, главное, что у него оставалось еще немного денег для того, чтобы купить хороший букет цветов. Сестра есть сестра, но появиться вечером на пороге ее   дома очень даже странно. Не дай бог расскажет все родителям... Я ее тапки за окно выкину...
Приобретя просто невероятный букет из астр, англичанин направился к нужному дому, адрес которого частенько он писал в "получатель" письма. Волочет за собой чемодан с вещами по лестнице на нужный этаж, чуть ли не в зубах держит цветы, но довольный, с улыбкой, словно это не он сейчас будет умолять сестру впустить его. А вдруг ее дома нет. Я же даже не предупреждал ее о своем приезде...
Наконец, поднявшись, Гидеон посмотрел вниз, за перила. Почему он не подумал о лифте?.. с лифтом же было все намного проще!
Поставив чемодан к стенке на последней ступеньки, Берроуз посмотрел настороженно на дверь, которая будто бы ему говорила: иди куда подальше отсюда, мелкий! Но все же с глубоким вздохом, постучался в дверь, к зрачку двери приложив цветы, чтобы было видно только их.
Вот же придумал... пусть лучше букет первым увидит, нежели мокрого и голодного брата. Беспроигрышный вариант, если честно.
Дверь отворяется, Гид уже готов бросить все и в последнюю секунду побежать по лестнице, а еще лучше спрыгнуть, вниз, но все же одергивает себя и остается стоять, ожидая своего наказания.
– Присс, привет... – появившись из-за большого букета цветов, произнес Гидеон, посмотрев на двойняшку, которая почти ничуть не изменилась, только волосы слегка отросли, ну... немножко так. – Прости, что не позвонил и не предупредил, мой телефон отключен за неуплату. Ах да, это тебе, –  протянул ей букет с самой что ни на есть своей обаятельной улыбкой.
Влип. Без сомнений.

+2

3

Позвольте вам рассказать, в чем именно заключается прелесть жизни жить в собственное удовольствие - жить одной. На что тратят свое время обычные люди? Утром – дождаться своей очереди в ванную, приготовить тосты и кофе не только себе, составить список продуктов  домой, а эти неожиданные звонки с напоминаниями об ужине, мелкими  просьбами и поручениями, да и просто так, потому, что хочется сказать пару слов о любви. Список, по сути, можно вести бесконечности, и на один выполненный пункт всегда найдется два таких, о которых вы в спешке могли забыть. Однообразно. Скучно. И взгляните на меня. Сейчас суббота, почти шесть вечера и я растеклась как перестоявшее в тепле тесто,  на принесенной массажной кушетке, которую установили прямо посреди моего лофта. Невысокая, на вид легкая как пушинка,  Мей,  под звуки расслабляющей музыки, едва слышно ступая по глянцевому полу,  растирает, вытягивает, щиплет мою кожу. В воздухе витает аромат персика вперемешку с ароматом иланг-иланга и добавленной по моей просьбе каплей мяты. Наступает момент, когда руки Мей добираются до моих стоп и, о боги, творит невообразимое и это всего лишь «одним пальцем».
– О да, – задыхаюсь я, захлёбываясь восторгом. – Не останавливайся. Мей встречает мое пожелание скромной улыбкой и мелким покачиванием головы вперед – назад, соглашаясь со мной. Настоящее чудо. Она мастер своего дела. И могу поспорить, что если бы у меня были соседи, то по моим возгласам они бы решили, что у меня здесь приличных размеров оргия. Но из свидетелей в квартире только Бастет и она вряд ли кому-то расскажет об этих маленьких и таких личных для меня моментах счастья.
- На сегодня мы закончили, мисс Берроуз. – Мей склоняется прямо к моему левому уху, обдавая его горячим дыханием. Она так смешно коверкает мою фамилию, что это вызывает у меня улыбку. Нет, повторить за ней я не смогу, но поверьте на слово, очень смешно. От нее пахнет мылом и ванилью.
- Спасибо, Мей. – по губам блуждает расслабленная улыбка, я медлю с тем, чтобы встать до тех пор, пока моя массажистка не передает мне мой короткий шелковый халат. Я затягиваю пояс так, чтобы он не оставил на коже следов, но и не позволял шелковой ткань расходится в стороны, демонстрируя всем желающим мои стоячие соски. Пока Мей собирает вещи и наводит порядок в зоне релакса, я успеваю прикончить бокал красного вина, переодеться в домашнюю растянутую  футболку с эмблемой университета в котором обучалась и домашние брюки прямого кроя. Остается лишь подумать о том, что нужно позвонить в frankie & johnnie's steakhouse.  Я набираю номер и прошу щебечущую  на том конце девушку о доставке на дом. По ее уверениям примерно через час мне доставят пряный бекон, запечённый с картофелем и спаржей под сырной корочкой и шоколадный лавовый торт в который  мне за дополнительную плату добавят цитрусы. Ну вот. Об ужине я позаботилась. И взгляните, как расслабленно выгляжу при этом, потому что мне не нужно стоять километровые очереди в супермаркетах после рабочего дня, а потом, сломя голову, нестись домой, чтобы еще пару часов простоять у плиты.
Стоит Мей попрощаться со мной и закрыть за собой входную дверь, как я в компании, крутящейся под ногами Бас, начинаю пританцовывать под beat it в исполнении Джексона. И вот скажите мне, разве можно позволить себе подобное, когда в квартире ты не один? Стук в дверь отвлекает меня, я сбиваюсь с ритма, едва ли не спотыкаясь ногой об ногу, ловко выходя из положения и не пролив ни капли. Бокал аккуратно ставится на журнальный столик, а я на всех пора лечу к дверям встречать (исключительно по моему мнению) курьера с доставкой.
В лицо мне утыкается букет астр, заставляя отступить вглубь квартиры. Не могу назвать себя женщиной обожающей букеты цветов, мне бы приятнее было, если бы мне приносили винишко. Но, ладно, иногда цветы, особенно если случай вполне себе подходящий, тоже можно было потерпеть.  К тому же это астры! Можно сказать мои любимые цветы, которые напоминают мне о доме. Как сейчас помню –  у мамы было прелестное платье нежно-персикового цвета с юбкой-колоколом и на грудь она всегда цепляла себе брошь в виде астры – это был ее любимый наряд для воскресных походов в церковь.
- Ги-и-и-де-он! – я смотрюсь в зеркало, почти, за исключением пары штрихов: он почти на голову выше меня, в плечах шире и…мужик. – А-а-аааа! На заднем плане высокую ноту берет Джексон, выгибается дугой и боком отпрыгивает в сторону моя кошка, а я врезаюсь всем своим изнеженным телом в грудь собственного брата, повиснув на его шее и вжимаясь носом в его шею. Я безжалостно сминаю букет между нами. От Гидеона пахнет дождем, выкуренными сигаретами, астрами, которые он видимо некоторое время прижимал к себе, пока нес их до моей квартиры и от него пахнет домом. – Это, правда, ты? – я отстраняюсь, пытаясь понять, не снится ли мне происходящее, и аккуратно забираю из его рук слегка помятый букет. За его улыбку, за эту ямочку, которая появляется в уголке губ всякий раз, когда он пытается очаровать собеседника с помощью улыбки, я готова за нее простить все: и севший телефон и приезд без предупреждения. Мне хватает мгновения, чтобы подхватить его под руку, обвиться вокруг его мощного бицепса,  точно змея, втягивая в свои королевские хоромы. В отличие от обстановки царящей в доме родителей, где мы росли с Гидом, здесь почти нет спокойных тонов, слишком много белого (почти стерильно белого), хромированные поверхности, глянец и много, очень много свободного пространства.
- Выглядишь ужасно, - я оглядываюсь через плечо на застывшего почти в паре шагов от порога брата, улыбаясь. – Ты из Бирмингема пешком добирался? Делаю музыку тише, почти сводя звук к минимуму и, подхватываю со стола бокал с недопитым вином.  – Ты, наверное, голоден? Скоро прибудет курьер из ресторана. О. – я смотрю под ноги,  к щиколотке прижимается моя желтоглазая любимица. – Знакомься - Бастет. Подхватываю кошку на руки, почёсывая ее за ушком, а взглядом указывая брату на открытую бутылку вина.
- Дома все хорошо? Ты надолго в Нью-Йорк?
Спрашиваю, потому что вот так с налету, не могу вспомнить, когда последний раз созванивалась с родными,чтобы нормально пообщаться, все как-то делалось в спешке. Я частенько бросаю трубку даже не дослушивая, но всегда на автомате обещаю перезвонить, как освобожусь.
Вспоминаю, что совсем недавно получала на рабочую почту приглашение на открытие нового отделения ювелирного дома Cartier и меня осеняет настолько, что я готова вцепиться в эти невероятно притягательные даже не смотря на трехдневную щетину братские щеки и потискать его.
- Неужели тебя пригласили в Нью-Йорк, чтобы ты смог сотрудничать с домом Cartier?

Отредактировано Priscilla Burroughs (27.08.2018 17:14:03)

+2

4

Кажется, она очень рада меня видеть, хотя, о чем это я? Разумеется, она рада меня видеть! Столько дней не виделись, позволяли друг другу только недолгие переписки в facebook, и то, когда позволяло наличие свободного времени. Честно, я даже немного забыл, как она выглядит. Нет, разумеется в памяти оставался образ, я пересматривал по тысячи раз фотографии с ней, но каждый раз пытался понять, почему моя двойняшка так сильно занята. Наверное, стоило немного отступить назад, но нет, стою себе, вдыхаю запах, исходящий от ее волос. Родной мне человек, наверное, самый родной из всех моих родных, потому что мы делили утробу матери, с самого начала были соседями. Поэтому то она не очень сильно должна обидеться на мое соседство...
Она бывает такой милой, нежной и заботливой, я сейчас понимаю, как сильно по ней соскучился, по этому восторгу, по этому озорному голосочку, который, как будто в детстве, озвучивал план войны между нами. Да уж, мы были с ней теми еще озорниками, которые не могли усидеть ровно на стуле, когда оставались одни.
Мне не так часто доводилось притворяться, обычно я очень честен, ну, почти всегда, но сейчас я улыбался искренне, потому что очень приятно, когда тебе рады, разве нет? Моя рука крепко обвивает её за талию, прижимая еще ближе к себе, теснее, так, как будто бы хотел, чтобы она растворилась в моих объятиях, растаяла, словно кусок масла. Надо же, Гидеон умеет крепко обнимать. Разумеется, я умею обнимать, особенно, если это делаю с сестрой, как говорится: обнимаааааашки!
Когда все же момент прошел и она пропустила меня во внутрь, где я смог полностью оценить обстановку ее, хм, нашего будущего жилья. Обилие белых тонов, в принципе, почему бы и нет? После спокойных оттенков в доме родителей это очень здорово меняет. Если честно, я думал, что здесь будут красные тона, хотя, возможно, это только начало и ещё не поздно развеять первое впечатление.
— Ну, я никогда не откажусь от пиццы, ты же знаешь, пицца — моя вечная слабость... особенно после длительного путешествия через Атлантический океан. На самом деле, я думаю, что смогу съесть слона, если у тебя в холодильнике, конечно, он найдется, в чем я очень сомневаюсь, — усмехнувшись, я отобрал у нее бокал с вином, сделав демонстративный глоток. Хотя, зря я это наверное, вино пробуждает еще больший аппетит.
Но, почувствовав на себе её взгляд, я вернул ей бокал, улыбаясь, словно все еще надеясь что это сработает и мне удастся хотя бы ненадолго отсрочить развитие той темы разговора, которую она завела. А всё потому что мне теперь нет дороги в ювелирное дело, до сих пор не верится, что я мог так сильно оплошать и теперь бояться вернуться в Лондон, домой.
— Ну, дома всё хорошо, наша сестрица всё еще не думает о детях и тому подобное, главное для нее — карьера. Так ведь всегда было. Родители тоже ничего, хотят получить горячую путевку на Карибы, ну, ты же знаешь, до сих пор верят, что их страсть к работе им это позволит.
Я опуская взгляд, немного пристыженно, понимая, что теперь пришло время рассказать и о себе. Черт. Почему это всегда так сложно? Почему нельзя сделать все возможное, чтобы она не узнала и лишний раз не беспокоилась по моему поводу. Но она спросила и про меня, а это значит...
— Присс, я хотел попроситься к тебе пожить, пока я не найду себе съемную квартиру, потому что да, я здесь надолго. Если честно, я сейчас не очень готов и жажду рассказывать эту ситуацию, как я пришел к такому, просто знай, что пока я не могу вернуться домой, по определенным обстоятельствам. Но ты только... — я запнулся, подбирая нужное слово, пока оно наконец-то не пришло мне на ум, — не волнуйся, всё не так плохо, как может показаться. На самом деле, я просто сбежал, так надо, поэтому прошу у тебя укрытия на время...
Черт, мне действительно стыдно вот так стоять перед ней и произносить эти слова. Почему? А как думаете... да еще и стихающая песня Майкла, отыгрывающая последние аккорды. Светлая ему память, конечно же, шикарный исполнительно, я любил его слушать на учебе, заряжало энергией и позитивом.
— А ещё... у тебя есть чай? Пакетик или заварка, не важно, я так соскучился по горячему чаю, ты даже этого не представляешь... и... у тебя здесь все в таких тонах? Необычно-необычно... Я постараюсь не разукрасить тебе стены... да шучу я, только не смотри на меня так!

+1

5

На его слова о пицце реагирую мгновенно. Смехом. Гидеон на уровне инстинктов знает о моих предпочтениях, моих вкусах и сиюминутных желаниях – это наша суперспособность, как двойняшек и мы стараемся о ней особо не распространяться, предпочитая удивлять окружающих нас людей нашей телепатической связью даже на расстоянии.  К слову сегодня она почему-то дала сбой, иначе бы я правда заказала пиццу.  Мы оба безумные фанаты итальянской кухни и скорее всего за кусочек пиццы «четыре сыра» продадим родную королеву, не говоря уже о нашей душе.
- Я не заказывала пиццу, - развожу руками в стороны, приподнимая плечи, - но, полагаю, что от вкуснейшего бекона и картофеля ты тоже не откажешься. Слова о слонах в моем холодильнике вызывают во мне очередной приступ хохота и, вот кто поверит, что я черствая, чопорная англичанка, если я хохочу в присутствии брата без умолку до проступающим в уголках глаз слезинок, едва ли не парадируя мемчик с Крисом Эвансом, где он в приступе судорожного смеха  сам себя за грудь хватает. Нет. Я не хватаю. Но, смеюсь, так же искренни от всей души.   Расскажи мне эту шутку кто другой, я бы встретила ее каменным лицом, ну или максимум на что расщедрилась – дежурная улыбка а-ля  ну, ты пытался чувак, ты пытался. Я провожаю взглядом свой бокал с вином, из которого Гид делает щедрый глоток, и настораживаюсь, что-то не так, я вижу, как под моим взглядом плечи Гидеона медленно опускаются, а очаровательная улыбка стекает в бокал с остатками вина.
- Чего? – я еще некоторое время продолжаю улыбаться, медленно выпадая в осадок. К такому никак не подготовишься, как не старайся. Может быть, если бы мой брат говорил это стараясь сохранить в своем голосе что-то от предшествующего этому всему позитива, позитива с каким он явился в мою квартиру, пытаясь задобрить меня букетом цветов, я бы, может быть, восприняла эту новость как-то иначе. И что же такое могло случиться, что он сбежал от родителей, способных его защитить, сюда, ко мне? Я нервно икаю. Раз. Другой. И выставив перед братом руку, требуя помолчать, наполняю себе стакан водой из графина, выпивая его в два счета. Я умею радоваться гостям, но лишь тем из них, после которых не нужно выгребать из собственной квартиры тонны мусора, оправдываясь перед соседями снизу за громкую музыку после одиннадцати вечера. И я с трудом переношу соседство, с кем бы то ни было. Я даже кошку завела себе только потому, что в какой-то момент устала от одиночества, которое разрослось по всему периметру моей квартиры. Но кошка – это кошка, она не занимает много места и не доставляет лишних проблем, исключением можно считать момент, когда она пережрет своего корма и потом издает эти ужасающие звуки, пытаясь срыгнуть. Фэу. И все же это кошка! И она стерилизована. И даже в этом плане не доставляет существенных проблем. Кошка не будет заходиться храпом, такой силы, среди ночи, что ее захочется пристрелить. Она не будет занимать по утрам душевую кабину, наплевав на твой рабочий график, она не будет задавать тупого вопроса «есть чо пожрать» вваливаясь в квартиру ближе к полуночи. Кошка не явится к завтраку в одних пижамных штанах с оголенным торсом, сонно щурясь от яркого солнца заливающего кухонное пространство при этом, лениво почесывая небритый подбородок. И уж точно кошка не осудит меня за мои постельные игрища.  Честно, понятия не имею, куда смывается Бастет всякий раз, когда Макс переступает порог моей квартиры. Но ее обычно не видно и не слышно и это еще один огромный плюс в пользу кошки, а не человека-соседа.
Я кладу ладони на мраморную столешницу, одну, за ней другую и, немного подавшись вперед, склоняю голову вниз. Можно подумать, что разглядываю, как здорово мои сиськи смотрятся в новом бра. Но нет, я занята не этим сейчас. Вдох, медленный выдох, чтобы успокоиться.
- Ты же не убил никого, правда?  - В моем голосе теплится надежда. Я знаю характер Гида, знаю его страсть помахать кулаками, знаю, как легко его вывести из себя. И надеюсь, что эта его страсть поутихнет со временем, скажем, когда он найдет для себя ту самую женщину, что сможет усмирить всех этих его внутренних демонов. – Боже, Гид. –  Запрокидываю голову, зажмуриваюсь и ненадолго прикладываю к своему пылающему лицу обе ладони. Во что он вляпался, что не хочет мне об этом говорить? Это наверняка что-то очень серьезное! – Ты просто сбежал? ПРОСТО. НАХРЕН. СБЕЖАЛ?? - я резко разворачиваюсь к нему, разве что, не зеленею при этом  как Халк, но вот оскал у меня в точности, как у этого громилы, да и кулаки сжимаю до хруста ничуть не хуже.  После таких разговоров мне необходимо посещать курсы по управлению гневом это вам не с клиентом разговаривать, старательно изображая заинтересованность и понимание, а так же любовь исключительно к их кошелькам, не затрагивая личное и это уж точно не говорить с заключенными, навещая их в тюрьме.
- Я не могу не волноваться, Гидеон! – Хватаю со стола початую винную бутылку, в другой руке сжимая пустой бокал и, наполняю его до краев, почти расплескивая, даже не почти, а расплескивая, потому что у меня дрожат руки.   И вот как, скажите мне на милость, я должна об этом рассказать Максу? Типа, хээээй, милый, ближайший месяц ты не сможешь разгуливать по моей квартире, в чем мать родила, потому что с нами поживет мой брат! Так что ли? Да, снова перегибаю палку. Мы не живем с Максом вместе. Но ведь это пока! Качаю головой, а Гид в доболи знакомой нам обоим манере, пытается переключить мое внимание на что-то нейтральное вроде чая или внутреннего убранства моей квартиры.  Может хоть в этом он прав.  Я направляюсь к навесным шкафам и извлекаю оттуда пачку настоящего эрл – грея, хотя в нашем случае лучше употреблять ромашку, причем, не заваривая ее кипятком. Мне жутко интересно, как на побег Гида отреагировали родители и почему до сих пор не известили об этом меня. Мне так же интересно, через какой промежуток времени в мою квартиру, вслед за братом нагрянет Скотленд-Ярд. И, в доказательство моим мыслям, раздается стук в дверь. Я вздрагиваю, едва ли не заливая кипятком весь стол и свои ноги.  Демонстративно раздраженно вздыхаю,  раздраженно ставлю на подставку чайник и оглядываюсь на притихшего Гида, указывая на него пальцем.
- Мы с тобой еще не закончили, Гидеон Берроуз! Прижми свой тощий зад к стулу, и, не двигайся.
К счастью для Гидеона и моему облегчению за дверью оказывается всего лишь курьер с доставкой.  Его улыбка и приветливый тон немного смягчают меня, я почти готова сменить гнев на милость, но только после того, как плотно поем и примусь за десерт.  Когда я возвращаюсь к столу, у которого оставила брата, выясняется, что мой приказ он нарушил, но лишь с единственной целью – закончить заваривать чай. 
- Я так понимаю, что с работой у тебя тоже будут проблемы, - в моем голосе нет ни капли сочувствия, потому то больше невоспитанных грубиянов, но чуть меньше тех, кто изменяет своим женам, я терпеть не могу иждивенцев.  – И, конечно же, согласно закону жанра, ты потратил все свои деньги на билет сюда. Я в задумчивости потираю указательным пальцем нижнюю губу.  Если бы я могла, я бы сплавила его к Саманте, но моя помощница,  во-первых живет в спичечной коробке, а во-вторых она посторонняя, да к тому же одинокая,  женщина, которая определенно может оказаться во вкусе моего брата. И этот вариант приходится отмести.
- Черт с тобой, братец. -  Прошептала я, буравя его злобным взглядом под дробь, выбиваемую собственными ногтями по столу. – Твоя взяла, Гид. Ты можешь остаться.  Но…
И вот тут-то начинается самое интересное, хоть бери блокнот и записывай.
- Во-первых, ты уже с завтрашнего дня ищешь себе работу. Мне абсолютно плевать будешь ли ты разносчиком пиццы или порно – актером. – Я замечаю вспыхнувшие в глазах брата озорные огоньки. – Нет! Нет, Гидеон. Порно – актером ты точно не будешь. Не в моей квартире. Извращенец. – Я передергиваю плечами от отвращения, вспоминая случай из детства, когда впервые застала своего тринадцатилетнего братца за просмотром сайта аналогичного американскому сайту pornohub. 
- Во – вторых, - я хмурюсь, - ты меня вообще слушаешь?!?  Во-вторых, ты Гидеон должен понимать, что у меня есть личное пространство и, - я запинаюсь и впервые за сегодняшний вечер стыдливо отвожу взгляд в сторону, - и личная жизнь. И я бы хотела иметь возможность не лишиться ее в ближайший месяц только потому, что у меня брату некуда свалить из квартиры на пару часов, так что хочешь ты или нет, ищи себе друзей, к которым можно попроситься переночевать. Что? - Я замолкаю, выдавая в прозвучавшем что очередную порцию раздражения, хотя прекрасно знаю чему конкретно адресует свое удивление мой брат.  И в подтверждение моих слов, Гид, расставляет акценты по-своему, в некотором смысле игнорируя все мои слова о работе, друзьях и поиске жилья для себя. 
- Личная жизнь, Гидеон, на то и зовется личной, чтобы о ней можно было не сказать ни слова.  – Я предвижу его вопрос,  не просто же так мы с ним двойняшки. – Даже любимому брату. 

Отредактировано Priscilla Burroughs (16.09.2018 05:42:28)

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » hello, it's me ‡эпизод