http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: ноябрь 2018 года.

Температура от -5°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You don’t know who you’re coming across ‡флеш


You don’t know who you’re coming across ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

*возможно, здесь будет картинка*

You don’t know how you’re coming across
You don’t know what you’re coming across
You don’t know who you’re coming across
You don’t know how you’re coming across
So you come undone

Амелия Мориарти и Рональд Уокер впервые знакомятся в редакции журнала "Runway"
[NIC]Ronald Walker[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/UJfEFto.png[/AVA][STA]говори с рукой[/STA][SGN]
всё вроде с виду в шоколаде,
но если внюхаться - то нет
[/SGN]

Отредактировано Caroline Stanley (10.09.2018 20:20:18)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Рональд Уокер громко цокнул языком, осматривая свою новую квартиру, которую ему снимала новая редакция. Две предыдущие, выделенные бывшими работодателями, были поменьше, но как-то поуютнее. Мужчина пока не мог понять, что конкретно его не устраивает, каждый элемент был безупречен, но общая картина раздражала взгляд. Впрочем, надолго задерживаться здесь ему не позволял график: через двадцать минут ему предстояло знакомиться с новым коллективом и импровизировать, потому что приветственную речь в самолете после недельного отдыха у океана он так и не заготовил.
Но прекрасные нимфы в купальниках слишком сильно занимали его мысли днем, и внимание вечером, когда точеные фигуры в открытых платьях скучающе демонстрировали у барной стойки изгибы спин. Это все было гораздо интереснее попытки придумать тимбилдинг для людей, которые на поверку окажутся совсем не такими, к которым ты готовил речь и тренинг.
Рон проходил этот момент уже дважды, и каждый раз все оказывалось диаметрально противоположным ожиданиям, а потому теперь Уокер даже не пытался что-то спланировать заранее.
Из зеркала на него смотрел гладко выбритый, слегка загоревший мужчина в дорогом костюме, в портфеле которого хранились наброски презентации по изменению стратегии развития журнала. Рон криво улыбнулся ему, и мужчина в зеркале улыбнулся ему в ответ. Уокер резко повернулся на каблуках и вышел из квартиры, чтобы нырнуть в привычный ему ритм большого города.

За последние пять лет это был уже третий по счету переход в новый коллектив, и Рон не питал никаких иллюзий по этому поводу. Он знал, что уважение нужно заслужить, и заслужить его будет очень непросто. Он знал, что сломать привычный устав в закоренелом коллективе - это огромный труд, и поэтому даже не рассчитывал на симпатию со стороны большей части команды. Да и ему было плевать.
Рон прекрасно знал, чего он стоит на рынке, да и переговоры о переходе выдались долгими и весьма продуктивными. Чего только стоила квартира, которая его устраивала всем, кроме ремонта.
Из зеркала на него смотрел гладко выбритый мужчина в дорогом костюме, в портфеле которого был ноутбук с презентацией новой стратегии развития журнала. Рон глянул на часы и покинул квартиру, чтобы снова окунуться в привычный ритм большого города.

- Коллеги, доброе утро, - его улыбка была лучезарнее улыбки Моны Лизы с картины в Лувре, и мужчина осматривал новых коллег, стараясь на первый взгляд вычислить проблемные зоны.
- Меня зовут Рональд Уолкер, можно просто Рон. С этой минуты я являюсь новым арт-директором журнала.
В качестве короткого знакомства немного расскажу о себе: у меня образование графического дизайнера и менеджера, много оконченных курсов, в том числе по фотографии. Я стажировался в Dazed, работал арт-директором GQ и Cake и пришел сюда, чтобы изменить это издание.
Я всегда за диалог, и буду рад пообщаться с каждым из вас.
Завтра у нас будет первое совещание, на котором я попрошу вас презентовать текущую стратегию и ваши пожелания к ее улучшению, а пока попрошу вас представиться и коротко рассказать о себе и ваших ключевых достижениях за последний год,
- он снова улыбнулся и вальяжно расселся в своем кресле, разглядывая новых коллег.
Ему было достаточно мимики и оценивающего взгляда на внешний вид, чтобы принять решение о том, как дальше общаться с тем или иным человеком. Зачастую, последующая речь лишь подтверждала первоначально поставленный диагноз.
За свою жизнь он отчётливо осознал одну вещь: женщины поодиночке могут быть вполне себе ничего (а внешне так вообще великолепны), но в коллективе, состоящем только из представительниц прекрасного пола, они превращаются в прямом смысле в исчадия ада, сборище злых и завистливых сук, которые готовы из кожи вон выпрыгнуть, но уничтожить то, что им не нравится. И сейчас, сидя среди подавляющего большинства женщин, Уокер загривком чувствовал месяцы веселья, за которые ему придется найти способ разделить их и получить желаемое уважение и власть. Найти слабое место каждой и точно в него попасть, чтобы в конечном итоге стать голосом, которому будут внимать не меньше, чем собственному.
А пока его ждёт полчаса банальностей и скуки.

[NIC]Ronald Walker[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/UJfEFto.png[/AVA][STA]говори с рукой[/STA]
[SGN]всё вроде с виду в шоколаде,
но если внюхаться - то нет
[/SGN]

Отредактировано Caroline Stanley (10.09.2018 20:21:40)

+3

3

Амелия Мориарти открывает глаза и понимает несколько вещей.
Во-первых, она дома; у себя дома. И этот факт радует – в отличие от всего остального. Не то, чтобы была какая-то проблема в пробуждении на чужой территории, но с утра в понедельник лучше все-таки иметь под рукой все необходимое, чтобы в случае, если ты проспал, быстро попытаться сделать из себя человека и выехать на работу с опозданием не больше, чем в пятнадцать минут.
И, кстати, во-вторых, она действительно проспала. Стрелки часов неумолимо приближаются к той отметке, после которой отсутствие главного редактора на планерке может вызвать вопросы, тем более что на предыдущей всем доходчиво объяснили важность присутствия и прихода в понедельник без опозданий – намечалось что-то важное. Или кто-то важный – слухи о том, что в штате скоро появится новая кровь, и разбавит она как раз-таки правящую верхушку, а не отдел моды, где количество ассистентов меняется чаще, чем в месяце вообще есть дней, ходили уже давно, но никто их не осмеливался озвучить. Потому что Мориарти не разделяла энтузиазма своих коллег по данному вопросу.
Как уже можно было понять, в-третьих, она заочно была не рада тому, кто в этот знаменательный понедельник собирался занять кресло прямо напротив ее собственного. Будучи женщиной неглупой, Амелия знала, что кадровые перестановки пойдут журналу на пользу. Она знала, что даже если они заполнят каждую чертовую страницу эксклюзивным контентом и откроют вторую Америку модного мира, это не поможет им удержать (или уже вернуть?) рейтинги – читатели смотрят сначала на обложку, и только потом – на текст. Это алгоритм, который не смог сломать на один редактор до Мориарти, и едва ли сможет кто-то после.
И каким бы гением в своем деле не был Рональд Уокер, у него тоже ни-че-го не выйдет.
- Надеюсь ты не думаешь, что тебя примут с распростертыми объятиями… - рассматривая сквозь слипшиеся ресницы фотографию со страницы в LinkedIn, Амелия подметила, что несмотря на располагающую внешностью, мужчина, с которым ей придется теперь работать, далеко не так прост и добр. И пока его истинные намерения (и планы) касаемо «Подиума» были Мориарти неизвестны, она будет действовать по схеме: «лучшая защита – это нападение». Ведь в любом случае, без главного редактора это заведение просто перестанет существовать, а желающих порисовать обложки для одного из лучших глянцев страны всегда было больше, чем нужно.
- Ты заведомо в проигрыше, Уокер, - проговорила четко в сторону все той же фотографии на экране смартфона Мэл и сделала движение а-ля «я за тобой слежу», после чего перекатилась на бок и медленно, попутно с ужасом и легким уколом совести вспоминая, сколько же бокалов виски она вчера в себя залила, встала с кровати, чтобы сделать вид, что торопится.
Но, в любом случае, без главного редактора в этом заведении не начинаются ни планерки, ни рабочий день – пока в холле башни Всемирного Торгового Центра не раздастся звонкое эхо, исходящее из-под каблуков туфель от Jimmy Choo, на подошве которых вышиты инициалы. Нетрудно догадаться, какие именно.
Ассистенты Амелии знают, что самое важное в понедельник с утра – это не перепутать местами стаканы, и в первую очередь подать тот, что с чаем (зеленый с мятой и сахаром – отвратительное пойло, чудом снимающее девять из десяти признаков похмелья). Но сегодня она проходит мимо, на ее лице все еще надеты очки-мухи, закрывающие последствия ночной воскресной прогулки по любимым джазовым барам Гринвич-Виллиджа и возмущение, охватившее Мориарти при виде свитера настолько дешевого синего цвета, что если бы она не видела его своими глазами, то никогда бы не поверила, что такое действительно где-то шьют, продают, а кто-то – еще и покупает.
Кажется, у Амелии Мориарти слишком много ассистентов – от одного точно можно отказаться без всякого ущерба рабочему процессу.
«А от арт-директора без ущерба рабочему процессу мы отказаться можем?» - задавалась риторическим вопросом Амелия, толкая от себя непрозрачное матовое стекло двери, ведущей в просторный зал, который уже был заполнен под завязку – пустовало, собственно, только кресло во главе длинного стола.
-…а пока попрошу вас представиться и коротко рассказать о себе и ваших ключевых достижениях за последний год, - успела поймать окончание фразы, сказанное незнакомым голосом, Мэл, и сделать однозначный вывод о том, кому могла прийти в голову настолько глупая идея.
- Всем доброе утро, - не снимая очков, Мориарти обвела взглядом сидящих, пока шли между рядом кресел к своему месту, двигаясь прямо на ничего не ожидающего Рональда, - И вам в том числе, мистер Уокер, - проходя мимо кресла арт-директора, она провела по спинке пальцами, напоследок, конечно же, случайно, задела мужское плечо. Заняв свое место, она первым делом открыла стоящую на столе стеклянную бутылку воды за тридцать семь долларов (только вдумайтесь в эту цифру! За такие деньги эта чертова жидкость должна как минимум омолаживать лет на пять, как максимум – при систематическом употреблении продлевать жизнь) и жадно прильнула губами к горлышку, чувствуя, как внутри нее вместе с прохладой разливается спокойствие. Пусть даже временное. После, Амелия сняла очки, и обратилась к коллегам, которые, в принципе, были готовы плясать под дудку Уокера, но сейчас решимости в них заметно поубавилось, потому как несмотря на улыбку, выражение лица Мориарти говорила всем и каждому по-отдельности: «только попробуй ляпнуть что-нибудь лишнее, и тебя будут отскребать от асфальта после полета с шестьдесят первого этажа».
- Думаю, что у вас всех еще будет время познакомиться с Рональдом поближе, а у него – со всеми вами, - она перевела взгляд на Уокера, скользнув по его напряженным (или ей только показалось?) губам, - И так как мы израсходовали все отведенные для планерки минуты, то прошу всех занять свои рабочие места, - не удержалась и провела по свои сухим губам языком, делая неглубокий короткий вдох, - Пока я введу мистера Уокера в курс всех дел. Не против остаться и продолжить беседу? – вопрос был задан уже под шум отодвигающихся стульев и гул голосов, быстро заполнивших зал, но и также быстро его покинувших. Мориарти все это время не отводила взгляда от Рональда – она не пыталась ему понравится, но все-таки хотелось его заинтересовать. Стать чуточку ближе, чтобы прощупать болевые точки и впиться в них зубами – по крайне мере, именно так обычно поступает Амелия Мориарти с теми, кто создает ей проблемы.
Даже если неосознанно - в чем можно посомневаться, взглянув на хитрое выражение лица мужчины, сидящего чуть поодаль.

+2

4

Об Амелии Мориарти Уокер слышал много всего интересного. Про регулярные походы в дорогие клубы и бары Манхеттена если не на ежедневной, то на еженедельной основе точно, про неразборчивость сексуальных контактов, и про стервозный характер. Слухами узкий мир глянцевых изданий полнился быстрее, чем распространялся пожар, и одно неловкое движение, один сломанный ноготь или плохо подобранный аксессуар - и ты станешь предметом недельного обсуждения. Не говоря уже о том, что твои личные ассистенты меняются быстрее, чем перчатки. Он видел ее только на фотографиях или интервью, а потому даже с лёгким нетерпением ждал появления. Его интерес был скорее похож на интерес исследователя, который ожидал встречи с очередной невероятной, поражающей воображение тварью, чем любопытство работника, ожидающего встречи со своим будущим боссом. И ее явление с опозданием на все время планерки вызвало в Рональде лишь лёгкое раздражение и сильное любопытство.
- И вам доброго утра, мисс Мориарти, - мимолетное касание женщины в этом случае даже не было эротичным, что на мгновение даже расстроило Рональда, заставляя сдерживать язвительный комментарий и относительно этого касания, и относительно явного похмелья, лёгкий аромат которого смешивался с дорогими духами и оставался на небе неприятным послевкусием явления главреда. Первое впечатление редко обманывало Рона, а потому он мгновенно утвердился в мысли, что это послевкусие будет преследовать его ровно столько, сколько он сочтет нужным не называть контракт с Подиумом.
Последующая же за появлением Мориарти демонстрация власти скорее вызывала насмешку, чем раздражение. Впрочем, ни один мускул на его лице не выдал реальную гамму эмоций - Уокер все так же очаровательно улыбался.
- Конечно, я с радостью приму дела, - он смотрел ей в глаза и казался максимально доброжелательным. Эдаким зубным доктором, что расположит к себе, выслушает жалобы, посочувствует, а потом безжалостно уничтожит все отмершие, сгнившие зубы, которые мешают жить, в мгновение ока превращаясь во врага номер один.
Он никогда не питал иллюзий насчёт того, что хоть в одном мире из множества параллельных вселенных есть хоть крошечный шанс нравиться всем и каждому, тем более знал, что в коллективе, где нетерпимость, раздражительность и неприкрытая порой агрессия (можно обманывать себя сколько угодно, но чего-то кардинально иного Мориарти окружающему миру не транслировала) идёт с головы, иного способа сосуществовать с коллегами никто придумывать не станет. Рон, впрочем, ко всеобщей любви и не стремился.
- Нас друг другу не представили, - он протянул ей открытую ладонь для рукопожатия, не оставляя сомнений в том, что ему абсолютно наплевать на содержимое ее штанов, и целовать руки или проявлять иные, свойственные джентльменам тактики поведения с дамами (о, это слово он особенно не любил, считая его давно поседевшим и рассыпающиеся в песок пережитком даже не прошлого, и не позапрошлого столетия, а времён феодального строя общества). Ему оставалось только гадать, по какой причине Мориарти не было ни на одной из встреч с Уокером при переговорах о назначении. Было дело в ее типичном (о, это стало заметно с первой секунды) байкотировании сроков или встреч с теми, кто ей не угодил, или в принципиальной позиции не руководства отстранить Амелию от принятия решений относительно назначений, поскольку она будет руководствоваться собственной симпатией или другими, лишь ей очевидными причинами. Одного взгляда на главреда было достаточно, чтобы понять, что принимай Мориарти это решение, его бы сейчас в конференц-зале не было.
- Рональд Уокер, можно просто Рон, я не люблю излишний пафос и подхалимство, - его голос остаётся ровным и мягким, в нем невозможно отгадать явную колкость. Словно это и правда его стиль общения, а не плохо прикрытая насмешка над принципами управления нынешнего главного редактора.
- Наслышан о вас, - он не вдается в подробности тех слухов, что ходят об этой женщине. Ему ещё предстоит самому ответить для себя на вопрос, за какие заслуги она в столь юном для статистики бизнеса возрасте оказалась в занимаемом кресле.
- Я думаю, вы знакомы с моим резюме, но все же кратко расскажу о себе: я попал в Dazed в качестве стажёра, а после принимал непосредственное участие в диджитализации данного издания до того момента, когда мы обошли всех ближайших конкурентов на этом пути. После этого я перешёл на должность арт-директора GQ, помог увеличить узнаваемость бренда и продажи, а после оказался в Cake, где так же увеличивал продажи и охват. Могу сказать, что я действительно был лучшим претендентом на данную роль, - ложная скромность полезна только на интервью, но никак не во время знакомства с начальником.
- Рад, наконец, с вами встретиться вживую, - его улыбка все так же способна разрушать континенты и разжигать войны – он, по крайней мере, в этом ни разу за свою жизнь не усомнился. А еще он размышляет о том, что Мориарти была бы гораздо симпатичнее, если бы не выглядела помятой после вчерашней бурной ночки. Но, надо отдать ей должное, выглядела она не сильно хуже, чем на фотографиях.
- Я запланировал на завтра совещание (мой ассистент, когда я с ним познакомлюсь, направит приглашение всем участникам в календарь), чтобы понять, как сотрудники видят стратегию развития издания, - он не собирается позволять ей брать верх даже в этой первой беседе, явно намекая, что безоговорочно плясать под ее дудку он не будет.
- А пока хотел бы узнать, как Вы видите стратегию, и, главное, какие подарки мне оставил мой предшественник, - и да, улыбаться он не перестал.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You don’t know who you’re coming across ‡флеш