http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: октябрь 2018 года.

Температура от +5°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » hope dies last ‡эпизод


hope dies last ‡эпизод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2LF5F.png
Veronica von Horst и Alexey Morozov, а так же чета Бернкастель
НЙ сентябрь 2018

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. (c)

Отредактировано Veronica von Horst (30.09.2018 15:31:28)

0

2

Последние два года выдались годами спокойствия. Хотя правильнее будет сказать, что относительного спокойствия. Алексей Морозов посвятил свою жизнь той единственной, о ком не мог даже мечтать. Он был рядом с Вероникой куда бы она не отправилась. В качестве тени готовой в любую секунду защитить ту единственную которая спасла его от самого себя. Будь то званные ужины, интервью у репортеров или просто семейные вечера. Алексей был рядом с ней. Но в его душе царило беспокойство. Все же тень не должна появляться на свет. Но чем дольше они были вместе, тем больше Вероника настаивала на том, что он должен «мелькать». Будь это фотографии или пара ответов назойливым журналистам. Морозов терялся. Он не знал, как себя вести. Вся эта жизнь, где тебя вечно преследует фотокамера была не для него. Под прицелами пистолетов выживать было гораздо проще, чем под прицелами фотовспышки. Но он терпел все это ради Вероники и старался соответствовать тому образу, который она нарисовала у себя в голове. Пуская он и не совсем совпадал с ним с настоящим. Алексей радовался, что ему больше не приходится спать с ножом под подушкой. Что все разборки остались позади. Ведь ради этого он сбежал в леса Канады. Ведь об этом он мечтал всю жизнь…но сейчас. Получив наконец желаемое. Он скучал. И скука его выливалась в каждодневные походы в тир. Где страдали несчастные мишени, которые он поражал из раза в раз. Оружие, которое он мог часами собирать и разбирать. Лишь бы хоть как-то избавиться от этой скуки.
Та жизнь, к которой он стремился, оказалось для него чуждой. И мужчина не знал, как признаться в этом Веронике. Как признаться в том, что с каждым днем он чахнет все больше. Подобно растению, которое не видит солнечного света. Спокойствие, размеренность. Все это не для него. Мужчина слишком долго боролся за жизнь. Чтобы сейчас начать делать, всё иначе. Ему не хватало этого адреналина в крови. Который буквально течет по венам, когда прячешься за укрытием. Слышишь свист пуль над головой. Чувствуешь, как ломаются кости ублюдка, который надеялся лишить тебя жизни. И хоть Алексей никогда не отличался агрессивностью, но как же ему чертовски хотелось выбить чьи-нибудь зубы. Желательно, чтобы это был очередной тупой журналист со своими очередными тупыми вопросами. Может тогда они от него отстанут. И Алексей не единожды представлял в своей голове картину, как хватает их за шиворот, хорошенько прикладывает головой об стол, а затем прошибает своим ботинком с толстой подошвой. Капли теплой, алой крови разлетаются во все стороны. И на душе становится сразу спокойно. Но эти дурные мысли следовало отгонять от себя как можно дальше. Ведь то что можно было делать наемники, не может позволить себе спутник Вероники.
21 сентября 2018 года. День тяжелый. День, когда предстоит ужинать в ресторане. Одни скажут и что в этом собственно тяжелого? А Алексей готов ответить, что день этот тяжелый, потому что ужинать предстоит с родителями Вероники. А с ними мужчина пока не нашел общий язык. Да и вообще сомневается, что это возможно сделать…они просто другие. Другой менталитет, другая культура, образ мышления и поведения. Аристократы, будь они неладны. И простой русский мужик, которому бы борща в тарелке, да со сметанкой. Поэтому Морозов как мог старался избегать подобных «семейных» праздников. Но в этот раз Вероника настояла. У нее была важная новость, делиться которой она не хотела с ним. Просто сказала, что вечером 21 он узнает все сам. Но сейчас еще утро. И открыв глаза Алексей направился на кухню. Где его ждал уже гость. Фрэнки. Алексей сначала не поверил своим глазам и протер их пару раз ладонями. Нет. Не почудилось. На кухне действительно находился этот пройдоха.
- У меня только два вопроса. Как ты сюда попал? И КАК ТЫ СЮДА ПОПАЛ? – спросил Морозов чуть громче, чем он обычно это делал, но сразу осек себя. Не дай бог разбудит Веронику. Получит по самое не балуй. Настроение у нее в последнее время скачать подобно мячику-попрыгунчику.
- У вас херня, а не система охраны, - спокойно произнес Фрэнки, намазывая себе тост с джемом, - будешь? Или суровые русские на завтра едят сырое мясо медведей?
- Но ты же ее выбирал! И сказал, что она лучшая на рынке
- Ну да. Лучшая. Но это не отменяет того факта, что для того гениального человека как я она подобна детской загадке. Впрочем, ты не переживай. Я такой гениальный единственный на всем белом свете. Так ты будешь тост или нет?
- Нет. Спасибо, - разбираться с системных Морозов решил позже. Сейчас стоило понять, чего это Фрэнки заявился в гости после стольких месяцев тишины, - я так понимаю, ты пришел не просто так?
- Конечно не просто так. У меня к тебе выгодное предложение…

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
21 сентября 2018 г. 4.00 a.m.
Выбравшись из постели, женский силуэт, крадучись, движется к дверям  балкона, то и дело, оглядываясь через плечо на мирно посапывающего в ее постели мужчину. И вот какой смысл красться, если, на полном серьезе, такого даже из пушки не разбудишь, даже  произведя залп над самым ухом.  Пальцами, подхватив сброшенный в кресло, перед тем как отправиться спать, халат, она накинет его на покатые плечи, вынимая из-под воротника уже заметно отросшие до плеч волосы и по привычке, взбив их в светлое пушистое облако, выскользнет за дверь, погружаясь в предрассветную прохладу. Приобнимет себя за плечи, словно пытаясь согреться. На ветру, что подхватит полы халата, разводя их в стороны и кусая ледяными зубами за острые колени, это будет выглядеть абсолютно бессмысленно, поэтому руки довольно быстро опустятся вниз к карманам халата в поиске припрятанного в них портсигара. Она даже отыщет его, вынет тонкую ментоловую сигарету, покрутит ее в пальцах, а затем зажмет ту меж припухших со сна губ, задумчивым взглядом изучая линию горизонта. И вот где вся та присущая ей женственность, вся эта литературная красота, которую ей приписывают таблоиды? Опомнится, прекратит думать о всех мелочах разом  только тогда, когда не сможет нащупать в кармане зажигалку и потому негромко чертыхнувшись, снова подведет руки к груди, скрестив те под грудью. Да-да, предписания доктора о том, что нужно беречь здоровье, теперь, как никогда актуально для нее.  Выбора нет - от сигарет придется отказаться и сделать это нужно уже сейчас. И пока внутренний голос протестует, переходя от угроз о том, что нехватка никотина грозит ей скорым набором веса, к мольбе сделать последнюю «прощальную» затяжку горько-ментоловым дымом, Вероника прячет портсигар обратно в карман. После она еще  некоторое время, поглаживая его металлический бок подушечками пальцев, смотрит прямо перед собой, вспоминая о чем-то очень далеком и таком волнующем, а затем возвращается в комнату, чтобы лечь обратно в кровать.
21 сентября 2018 г. утро, примерно между 9.00 и 10.00 a.m.
Для человека, который чаще откликается на прозвище, чем на свое настоящее имя, он слишком подвижен. Не призрак конечно и вряд ли скажешь, что движется бесшумно, скажем, как ниндзя, но все равно нет в нем той неуклюжести или неповоротливости, которую приписывают медведям.  Погремит пряжкой ремня, покряхтит  у комода, выбирая для себя футболку и обогнув кровать с угла, почему-то всегда цепляя этот самый угол коленом,  продавит ладонями под своим весом ту половину кровати, на которой спит Ви, касаясь в поцелуе оголённого женского плеча, прежде чем выйти из комнаты, неплотно прикрывая за собой дверь.  В этом весь медведь, ни тебе завтраков в постель, ни серенад в полночь под окном, если кинет в окошко камешек, то  и окошко придется с рамой заменить и камешек может тебя саму покалечить. Смешно и одновременно грустно. Зато с таким как раз и дом строится, и дерево посажено будет и сын вырастит на отца похожим. Самое время открыть глаза и выждав около минуты покинуть кровать, чтобы закутавшись в халат, спуститься на кухню следом, ступая мягко и вот уж где точно бесшумно, прислушиваясь к доносящимся голосам так, словно там обсуждается очередной план по захвату мира.
- А я бы не отказалась от тоста, - произносит Ви, вплывая в кухню подобно облаку, приглаживая на ходу растрёпанные со сна волосы. – Или даже два. Сделаешь три и, так уж и быть,  мы будем в расчете за утреннее проникновение на нашу кухню. – Не прекращая щебетать, говорит фон Хорст так миролюбиво, что закрадываются сомнения в том, что ее не подменили в эту ночь инопланетяне.  Она целует русского в щеку, загружает кофемашину таким образом, чтобы бодрящего напитка хватило на всех, включая гостя, и на обратном пути поглаживает ладонью Фрэнка по плечу, выражая в этом жесте благодарность за тост с джемом, который он так щедро намазал для нее джемом. Первый тост с хрустом исчезает внутри Вероники за считаные секунды и вот она, промокнув губы салфеткой от налипших сладких капель джема, наконец-то понимает, что все взгляды направлены на нее одну:
- Чего? – она пытается охватить взглядом всех собравшихся, пока Фрэнк передает ей второй тост, но потом несколько безразлично пожимает плечами, - вы же не думали, что я по утрам предпочитаю овсянку?- Самое время сменить тему. - Что за выгодное предложение? Оно не может подождать до завтра? – Ее взгляд, брошенный на юркого помощника Медведя, мгновенно  переметнется на русского. – Ты ведь помнишь, что сегодня ужин с моими родителями и других планов у тебя быть не может? – И вот он, тот самый взгляд, который она дарит Морозову, именно он нависает над его мощной шеей, как острие гильотины, по краю которой скользит солнечный блик.
21 сентября 2018 г. вечер, примерно между 18.00 и 19.00 p.m.
Ресторан Gordon Ramsay at the London

Выбрать что-то менее люксовое, чем поужинать в ресторане у самого  Гордона Рамзи. Зачем?  Нам ведь подавай лучшее из лучшего. На меньшее не согласимся, каким бы незначительным не был повод. К тому же будет о чем  в будущем посплетничать с подругами или написать в своем блоге, особенно если  сам мистер Рамзи, лично, стянув с себя фартук и колпак, присядет за стол во время ужина и немного поболтает с гостями, собравшимися за столом. С миссис Бернкастель он был счастлив познакомиться в далеком две тысячи пятом году, счастлив, конечно же, со слов самой Беаты. И не смотря на то, что столики здесь резервируются за несколько месяцев вперед,  именно этой женщине и исключительно благодаря своим связям, удается  выбить для своей семьи местечко на сегодняшний вечер. Об этом стоит помнить, а тем, кто посмеет забыть, она еще несколько раз за вечер напомнит лично.
Морозов порывался сесть за руль, но даже здесь ему (впервые, наверное) в этот вечер не удалось настоять на своем. Вероника была против, она велела забраться на заднее сидение роллс-ройса и оставить все возмущения на потом.  Алексея не только заставили явиться на ужин в смокинге и галстуке-бабочке, соблюдая дресс-код, но еще и лишили право голоса на этот вечер. Вот уж где обидно, вот уж где хочется стукнуть по столу кулаком, ломая его пополам, одним только «кто здесь мужик?» заставляя тонкостенные бокалы дрожать и лопаться, а под взглядом суровым серебряные ложки плавиться и гнуться. Но нельзя.  Собственно сиди себе, каким бы грозным с виду ты не был, тщательно пережевывай лист салата, сиротливо лежащий на твоей тарелке, и слушай,  о чем обычно говорят те, кто, попивая чай, обычно оттопыривают мизинчик. 
- Ваше имя, пожалуйста, - рядом неожиданно возникает метрдотель , раскрывая в своих руках огромную кожаную папку, видимо в ней хранится список всех сегодняшних гостей, а где-то на последних страницах возможно и заклинание призыва самого Сатаны.
- Вероника фон Хорст, - Ви переводит взгляд на своего сурового спутника, которого держит под руку и мягко улыбается метрдотелю, который ждет, что ему назовут и второе имя. Правила – правила, везде эти чертовы правила. – Алексей Морозов. – Отвечает за своего спутника Вероника, окидывая роскошный зал взглядом и отмечая, что среди присутствующих она не видит своих родителей.
- Видимо они опаздывают, - говорит она, разрешая Морозову отодвинуть для нее стул и помочь ей сесть.  – Я уже вовсе не думаю, что весь этот ужин – это чудесная идея. Я бы могла обсудить с тобой все и за ужином дома, а родителям сообщили бы позже. Ее голос прозвучал глухо, словно бы отпитое из бокала вино, вязало язык.  И все же голову она держала высоко поднятой, демонстрируя другим посетителям ресторана идеальную укладку, когда волосок к волоску, а в ушах, по меньшей мере, серьги, стоимость которых легко приравнивается к стоимости одной небольшой квартиры где-нибудь в Сохо.
- Ты согласился на предложение, Фрэнка?

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » hope dies last ‡эпизод