http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Любовь нужна, как деньги: ежедневно ‡флеш


Любовь нужна, как деньги: ежедневно ‡флеш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://em.wattpad.com/9b6c555edffb2988a48aa868e79cc89d80e07e02/687474703a2f2f36372e6d656469612e74756d626c722e636f6d2f35663166316139623938663036316166363262356232626466373539366633632f74756d626c725f6e657a75313675457034317279373767636f315f3235302e676966?s=fit&h=360&w=360&q=80

http://i.picasion.com/resize88/b83f8c7e1e31b1602fa0c9ca7a8f9373.gif


Время и дата: 10 мая 2013 год
Декорации: Нью–Йорк; Манхеттэн, Квинс
Герои: Estelle Bryant & Kyle Davis
Краткий сюжет: 
– солнце, я не успеваю немного, подожди меня еще полчасика, тут такая ебнутая пробка на мосту
– ты еще в Квинсе?
– да, через минут 30–40 буду, обещаю
– ты охуел, Кайл Дэвис! иди к черту!
(короткие гудки)

0

2

- Еще воды? – голос официанта уже в который раз вывел девушку из размышлений.
- Если вас не затруднит, - ее улыбка была ужасно натянутой, как и ответная ей. Эстель всеми чувствами ощущала так и сквозившие от молодого человека, обслуживавшего ее столик, волны жалости. Скорее всего, со стороны, блондинка выглядела как брошенка, которую пригласили в ресторан и продинамили, оставив одну. Не самое приятное ощущение: Брайант вообще не любила, когда к ней испытывали жалость. Особенно когда для этого не имелось каких-либо конкретных, весьма адекватных причин. К тому же, светловолосая явно не походила на ту, которая могла бы удостоиться подобных «почестей».
Взглянув на экран мобильного телефона, который крепко сжимала в руке, девушка не обнаружила на нем ни единого сообщения, ни хоть одного пропущенного звонка. Как и пять минут назад. «А еще говорят это женщинам свойственно опаздывать…»
Прошло уже больше часа и пять стаканов воды с того момента, как Эль с сияющей улыбкой на лице вошла в их любимый ресторан, собираясь за столик, заказанный на фамилию Дэвис. Идеально уложенные волосы, легкий макияж, только подчеркивающий ее естественную красоту, легкое платьице в тон глаз. Мечта как на картинке. И все ради того, чтобы провести прекрасный вечер в приятной компании. Вот только сейчас эта идея уже не казалась ей такой уж замечательной.
Трель мобильного телефона резко вывела ее из раздумий.
- Посмотрите-ка, кто решил перезвонить после сотни пропущенных, - она не удержалась от резкого комментария прежде, чем позволила себе ответить на звонок, сразу же слыша тучу извинений в свой адрес.
- Солнце, я не успеваю немного, подожди меня еще полчасика, тут такая ебнутая пробка на мосту.
- Ты еще в Квинсе? – В голову закрадываются неприятные опасения, что он вовсе забыл о том, что они сегодня собирались встретиться. Ну или бы занят настолько, что их свидание волновало его меньше всего. И ни один из этих вариантов не бесил ее меньше другого: оба выводили из себя в равной мере.   
- Да, через минут 30–40 буду, обещаю. – В голосе слышатся эти упрашивающие нотки, вкрадчивые, направленные только на то, чтобы она смягчила свой гнев, но вряд ли тут нашелся бы обратный путь.
- Ты охуел, Кайл Дэвис! Иди к черту! – Уже неважно, что теперь на нее оборачиваются другие люди, привлеченные ее излишней эмоциональностью и грубостью в речи. Эль, не глядя достала из небольшой сумочки, пятидесятидолларовую купюру, оставляя ту на столе. Позже она, возможно, пожалеет о том, что переборщила с оплатой стаканов воды, но сейчас нервы не дадут ей даже задуматься о подобном.
Стоит только поднять руку, как рядом остановилось ближайшее такси. Светловолосая, не особо задумываясь, назвала привычный адрес, сообразив, лишь когда подъехала к дому, что она больше там не живет. Чертов Дэвис! Мало того, что он не явился вовремя, так еще и вынудил ее отказаться от собственной маленькой квартирки в пользу переезда к нему. Последнее, конечно, было преувеличением: она сама согласилась на то, чтобы съехаться. Квартира обходится дешевле да и можно больше времени проводить вместе. Идеально. Вот только сейчас ей нужно было свободное пространство, чтобы хорошенько подумать, а ее любимая подушка и удобная одежда сейчас были в совершенно другом месте.
- Девушка, вы выходите? – нетерпеливо поинтересовался водитель.
- Нет. – Мотор взревел, когда такси тронулось по продиктованному новому адресу, увозя в совершенно противоположном направлении, чем то, которым они следовали до этого.
Квартира встретила ее темными окнами: Кайла не было, и ему чертовски в этом повезло. Скандалить настроения не было, а в том, что скандал будет Брайант была абсолютно уверена.
Переодевшись в домашнее, девушка забралась на диван, укутавшись в теплый плед, и совершенно по-девчачьи включила какую-то мыльную оперу, опустив ложку в ведерко с клубничным мороженым.

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Я ненавижу опаздывать, ровно так же, как вечные пробки в этом городе, ну или хотя бы тушеную спаржу. И сейчас я был во власти обстоятельств, вернее людей, которые ценят только свое время. Кидаю взгляд на часы, орущие на меня голосом Эстель, что я конченый ублюдок, вечно тормозящий и портящий планы. Но я не мог уйти сейчас.

Обожаю это место. Обожаю Квинс. С высоты птичьего полета (а именно с высоты крыши двадцатиэтажного дома), этот район кажется самым тихим и беспечным местом на планете. В Сан–Франциско нет таких видов. Там кроме пресловутого моста и викторианских домов на Стейнер-стрит и смотреть–то не на что. А здесь все иначе. Как будто часы останавливают свой нещадный ежесекундный подсчет, заставляя нас взрослеть/стареть/умирать. И вроде бы все как всегда – люди, машины, собаки, почтальон (это отдельный подвид людей), но именно здесь я чувствовал себя на своем месте. Хотя моя любовь к Нью–Йорку, и Квинсу соответственно, возникла не сразу. Все как должно быть: сперва мы ненавидели друг друга, очень долго привыкали, притирались и в конце концов нашли «точки соприкосновения». Это место сделало из меня человека, дало миллион возможностей выбиться в люди, миллиард пинков под зад и пощечин – бесценный опыт, знаете ли; и наконец отпустило меня в большое плаванье. Конечно же, Манхэттен мне не покорить. И дело не в том, что у меня слишком мало амбиций, идей и денег. Просто я не встречал еще ни одного человека, которому покорился бы этот остров. Манхэттен горд, величественен. И даже если он будет погибать, не склонится ни перед кем и не перед чем. Он будет умирать гордо. Возможно даже с музыкой.

Кидаю спортивную сумку себе под ноги и по привычке накидываю капюшон. Все это иллюзия на счет того, что время здесь тормозит. Напротив – время тут бежит еще быстрее. Закуриваю очередную сигарету, подойдя к самому краю крыши. Раньше я частенько провожал солнечные дни в подобных местах. Но у меня есть два любимых заката. Первый я разделил с моей Амандой, тогда еще, на первом курсе. Наша первая совместная поездка за пределы Сан–Франциско и мы выбрали Голливуд. Не менее известная, чем Голден Гейт в СФ, надпись на холмах «HOLLYWOOD». Только я, Аманда и Бифитер. С того времени, кстати, я и полюбил джин. А второй мы провели вместе с Эстель в Вегасе. Уже на второй день нашего с Эс знакомства, она тоже стала поклонницей мистера Бифитера. Сегодня должен был третий важный закат в моей жизни. Пожалуй, гораздо важнее, чем первые два. Скорее всего, этот вечер изменил бы всю хронологию моего дальнейшего существования. Свободной от сигареты рукой натыкаюсь в кармане на маленькую коробочку и достаю ее. Кольцо с небольшим бриллиантом блеснуло, забирая последние лучи солнца. Обычная штуковина, являющаяся жизненной целью чуть ли не для каждой девушки. Мы никогда раньше не говорили о том, чтобы узаконить наши отношения. И не было однозначных намеков со стороны Эстель, когда мы проезжали витрины свадебных салонов. Сделать предложение сегодня – было моим осознанным решением. Я точно уверен в том, что хочу разделить с этой девушкой всю жизнь. Она невероятная. И она моя.

Дэвис? – голос позади меня заставляет вернуться в реальность. – Принес? Незаметно (даже для себя) прячу коробку с кольцом обратно в куртку. Положительно киваю на заданный вопрос и передаю сумку. При мне же ее человек, которого я никогда раньше не видел, вскрывает, расплываясь в не совсем приятной улыбке. – Сколько здесь? Я точную цифру уже и не помнил. Райан, от лица которого я сегодня пришел, мне не отчитался. Говорил, что лишних вопросов не будет. Отдать сумку, забрать откат, уехать в туман. – Двести, – оценив на глаз размер сумки и ее вес, выдаю цифру, которая точно не должна быть меньше, чем там лежит. Больше со стороны этого странного члена вопросов не поступало. Бросив мне под ноги пакет (я предполагаю, что там ОТК), он забрал сумку и удалился. Еще несколько минут мне нужно было оставаться на месте – для своей же безопасности. Подбираю сверток с бетонного пола. Этого однозначно должно хватить на неделю. На неделю жизни на широкую ногу. Главное успеть в ресторан до его закрытия, главное чтоб меня дождалась моя Эль.

Хорошее настроение после удачной сделки, мог подкрепить только пиздеж Райана с другого конца города. Отчитавшись, что все прошло гладко–сладко, набираю Эстель, которая в быстром наборе была под номером один. Сказать, что разговор не сложился – ничего не сказать. Меня просто послали нахуй. А по сути за что? За то, что я зарабатываю нам на жизнь, на квартиру, на тусовки, на свадьбу в конце концов?! Мало кто может в моем возрасте позволить себе купить тачку не в кредит и даже не в лизинг взять. Пусть она не из салона, не первой свежести, но она моя. И за то, что я немнооого задержался, я получаю пиздюлей.
В целом, дорога была не долгой, около сорока минут. Но опоздал я прилично. Покупаю цветы в ближайшем маркете и лечу в ресторан, который вот–вот закроется.

Добрый день. Столик на фамилию Дэвис, – не успеваю отдышаться. Я даже не смотрю на официанта. В немногочисленных гостях заведения ищу свою блондинку. – Прошу прощения, мистер Дэвис, но Ваш столик уже занят. Вы заказывали на 7 вечера, а уже, простите половина девятого, – я начинаю закипать, и чтобы не сорваться, крепко (насколько это возможно), сжимаю кулаки. – Девушка...была здесь девушка? Блондинка такая, красивая... – убедившись, что Эстель в зале лет, перевожу взгляд на официанта, который утвердительно мне кивнул, – но она ушла минут 20 назад. «Твою мать!»

Вылетаю из ресторана с такой же скоростью, как туда залетел. Судорожно набираю номер Эль, но абонент уже не абонент. Все, что мне предлагает ее сладкий голос – оставить голосовое сообщение. Бросаю телефон на пассажирское сиденье, рядом с уже потрепанными цветами и даю по газам, двигаясь по направлению к дому. Это единственное место, куда девушка могла пойти на ночь глядя. Подруг у нее не много, родители в Калифорнии. Только университет, который уже давно закрыт.

Мне еще никогда не было так стремно заходить в собственную квартиру. Глубоко выдохнув, поворачиваю ключи. На удивление свет в гостиной не горел. – Эль? – захлопываю входную дверь и делаю более уверенные шаги. В гостиной действительно никого не было. И я начал бы переживать, если бы из спальни не стали доноситься какие–то звуки. Блондинка явно не была настроена на диалог. Кладу букет на журнальный столик, который по хорошему, стоило было выкинуть еще по дороге и присаживаюсь рядом с Эстель. – Эль...мне действительно жаль, – аккуратно закрываю ноутбук, который поглотил все внимание моей девушки, – ты так и будешь дуться?

+2

4

Ожидание – это очень странное чувство, которое состоит из двух крайностей, отношение к которым ты волен определять сам. Зачастую это отношение относится больше к интуитивному, нежели разумному, больше завися от эмоций, нежели от логичных доводов. Но что поделать, если такова природа самого человека.
Эстель не любила ждать. Не то чтобы она считала себя центром вселенной, к которому на аудиенцию необходимо было приходить вовремя, просто считала, что если уж договорился об определенном времени, то должен прийти, ну или предупредить заранее о так называемом форс-мажоре, из-за которого был вынужден сместить временные рамки. Не смертельно, пусть и обидно.
Сейчас, сидя практически в темноте, освещенная лишь экраном работающего ноутбука да прикроватной ночной лампой, Эль понимала, что, возможно, поступила слишком резко, что нужно было дать время или хотя бы попытку объяснить его необходимость. Вместо этого девушка просто сорвалась, бросив трубку. Хотя в обратной ситуации, которая, к слову, случалась не раз из-за ее дополнительно желания припудрить носик, Кайл ждал ее, покорно оставаясь на месте и лишь по-доброму подшучивая над ней, когда светловолосая в спешке прибегала. Брайант относилась к этому, как к данности. Тогда почему же в этом случае она не поступила также? Чувства подсказывали, что она просто не хотела быть на втором месте по сравнению с тем, что стояло на первом и было так важно, что мужчина даже не предупредил ее. Нет, она не будет думать об этом сейчас, не будет пусть даже подсознательно искать причины, почему именно она поступила неправильно.
Щелчок дверного замка подсказал о том, что Эль уже больше не одна: Дэвис, наконец, соизволил явиться. Вместо того, чтобы по привычке выбежать к нему на встречу, блондинка лишь посильнее укуталась в плед, сделав вид, что происходящее на экране интересует ее не просто больше того, что происходит рядом, а даже если вдруг бы мир начала скатываться в тартарары.
- Эль? – от звука его голос по телу пробегает волна мурашек. Черт бы побрал эту реакцию ее тела, только на одно ее имя, вырвавшееся из его уст. Но Брайант осталась на месте вместо привычной реакции: побежать на встречу, чтобы встретить его, обняв и получив долгожданный жаркий и пылкий поцелуй, с которым она встречала его каждый день. Наоборот, больше уткнулась взглядом  экран монитора, делая вид, что ее совершенно не интересует все то, что происходит в соседней комнате. Но только пока Кайл не оказался на пороге. Как ни крути, но она не смогла удержаться от того, чтобы не бросить на него взгляд украдкой, затем опять уставившись на экран, не понимая толком, что на нем происходит.
- Буду, - слово выходит похожим на невнятное бурчание, но Эль не спешила исправляться и говорить внятнее. За поездку из ресторана до дома волны эмоции сменялись в ней друг за другом: гнев, разочарование, злость, апатия и снова гнев. Да, не слишком воодушевляющий список, но и сама ситуация тоже была не из приятных.
Понимая, что поступает совершенно по-детски, светловолосая переворачивается на бок, не обращая внимания на перевернувшийся вместе с нее ноутбук и показывая своему парню лишь идеально выпрямленную спину на которую спадают блондинистые пряди.
Не знаю, сколько проходит времени (много или пало) прежде, чем из ее рта вырывается поток слов, слегка приглушенный:
- Знаешь, я не буду читать тебе нотации, потому что понимаю, что это бесполезно. И только больше разочаруюсь, когда после них сегодняшняя ситуация повторится снова, - голос слегка дрожит, но девушка берет себя в руки, не позволяя тому сорваться окончательно либо вообще вздрогнуть, предвещая возможный поток слез. – Но, кажется, мы все больше начинаем принимать друг друга за данность. Нет, я не хочу расставаться, но может мы поторопились, когда съехались? – Да, жизнь в одной квартире дарила множество приятных моментов: от пробуждения в объятиях до совместных походов по магазинам за продуктами. Вроде сама обыденность, но это чертовски весело, смотреть как мужчина смотрит на две упаковки чего-либо, пытаясь понять, что в них разного, раз цена так сильно отличается. Или не понимает разницу между оливками и маслинами. Трудно отрицать, что ей нравилось прижиматься к нему, когда они смотрела какой-нибудь ужастик или укладывать голову на его колени, когда взгляд скользил по строчкам очередной книги. Но во всех этих обыденностях потерялась часть романтики. А ее нехватка сделала провалы запланированных мероприятий, подобные сегодняшнему, еще болезненнее.

+1

5

Только не будь сукой, будь милой. Кайфом, химией. Меня воротит от напыщенности и пафоса. Я хочу тебя мягкую. Ты только моя и ты это знаешь.
Я думаю, это та сама true love, о которой так много песен спето, снято фильмов и сериалов с бездарными актерами. Я думаю, что раньше я не испытывал ничего подобного. Все по-настоящему. Меняюсь с каждым днем и мне это в кайф. С ней я лучше, мужественнее, увереннее. Не силен я в громких речах и всегда старался избегать этих трех слов, доказывал свои чувства действиями, большими (как мне кажется) поступками, забывая, что Эстель в первую очередь девушка. И ей нужно именно слышать насколько я ее ценю, уважаю...и люблю.
Искренне не понимаю почему важен факт самих слов. А меня преследует чувство, что если я скажу ей это вслух, то сломаюсь. Пасть перед женщиной — это последнее, что я сделаю в этой жизни. Вот мы и стоим вдвоем над пропастью, которую принято называть «будущим», по разные стороны, не решаясь сделать первый шаг. Она хочет от меня того, что покалечит меня. Завидую тем людям, которые раскидываются громкими словами каждому встречному поперечному и не понимаю их. Не понимаю себя и ненавижу за это весь мир.
Никогда раньше я не говорил Эстель, что люблю ее. Да и зачем? Неужели мало того, что я каждый день возвращаюсь к ней? Что мы, блять, живем под одной крышей в конце концов? И что я собираюсь с ней разделить свою фамилию.

Она чисто по-женски дуется и демонстративно разворачивается ко мне спиной. Чувствую себя паршиво. У Эстель есть все основания, чтобы послать меня к черту. Я бы послал. Непозволительно было опаздывать сегодня, в такой ответственный день. Рука невольно тянется к карману толстовки, в котором по прежнему лежала небольшая коробочка с обручальным кольцом. - Ты же знаешь какие пробки в час-пик, - глотаю подкативший ком к горлу, осознавая какое все таки хуевое оправдание «пробки». Я должен был мчать к ней, забить хер на работу, забить на все. Да, именно сегодня я должен был. Но снова положился на обстоятельства, которые выступили против меня. Не радует уже даже тот конверт с внушительной суммой. 

Ложусь рядом, опираясь на локоть. Тяжело выдохнув, начинаю аккуратно перебирать светлые волосы Брайант. Она самая красивая девушка из всех, которых я встречал. Невероятная. Нимфа, почтившая меня своим вниманием. Она выбрала меня из миллиарда претендентов на ее сердце. Не заслуживаю Эстель, но никогда не упущу, не отдам, моя.
Касаюсь губами ее шеи, переходя дорожкой из мягких поцелуев к оголенному плечу. Пододвинувшись ближе к девушке, заключаю ее в свои объятья, сильно обхватив за талию. Продолжаю покрывать ее поцелуями, раньше секс всегда был спасением в подобных ситуациях. Но я же уже говорил, что сегодня особенный день.

Эль своими словами заставляет меня остановиться и поддаться немного назад, ослабив при этом руку на ее талии. Я опешил. Нет, я в ахуе. Если это провокация, то очень неудачная. Но еще хуже, если Эстель и правда думает, что мы поторопили события. Она первая девушка, с которой я делю свою кровать каждую ночь, при этом не ищу никого другого. Первая, с кем мне в кайф ходить по магазинам и покупать рождественские гирлянды. Первая, кого я пустил в свою квартиру, позволив себе чувствовать себя в ней королевой. Неужели ей плохо со мной? Но я не решаюсь задать этот вопрос вслух.
Закусив губу, отвожу взгляд в сторону, пытаясь переварить слова девушки и успокоиться, но все, что у меня выходит — вспылить. Резко вскакиваю, принимая сидячее положение и поворачиваясь спиной к Эстель, руками опираюсь об край кровати, сильно сдавливая простынь в кулаках, чтобы что-нибудь не разбить.

Глубокий выдох и короткое: - нет, - прикрываю глаза, опуская голову. Мысленно считаю до десяти и очередной выдох. В комнате царила неприятная тишина, давящая все сильнее и сильнее на виски. Отбиваю пальцем в такт часам, которые пора выкинуть. Она молчит и я не рискую заговорить, опасаясь своих эмоций. Губы пересохли от частого, но прерывистого дыхания. Пульсирует в горле, руки едва заметно дергаются в нервных судорогах. - Я тебя никуда не отпущу, слышишь? - стараюсь говорить мягко, кричать было противопоказано. Мое личное табу в отношении к Эстель. Поднимаюсь на ноги и немного постояв у окна, обхожу кровать, оказываясь перед лицом блондинки. Свысока смотрю в ее голубые, блестящие от росы, глаза и вижу в них себя. Прошло несколько секунд, прежде чем я сел рядом с Эстель, накрыв ее руку своей ладонью. - Я это делаю ради нас, ты же знаешь. Не стоит делать из моего опоздания такую трагедию. Сейчас я здесь и...Эль, мне кроме тебя никто не нужен, понимаешь? - говорю искренне, целуя девушке руку.

Не знаю, о чем она сейчас думает. Если других я мог читать по глазам, жестам, выражении лица, то Эстель для меня загадка под семью замками. Это и цепляет. Непредсказуема, в меру эмоциональна, мудра. Или сейчас или никогда, Дэвис.
Наклоняюсь к лицу блондинке, подбородком провожу по ее шее, на которой виднелось красное пятно от моих недавних поцелуев, - я. тебя. люблю. - отрывисто, выделяя каждое слово. Шепотом, но довольно четко, я говорю то, что никогда никому не говорил.

+3

6

Не нужно было быть семи пядей во лбу или обладать каким-то экстрасенсорными способностями, чтобы понять, что ее слова задели Кайла. Эль буквально почувствовала холодок, который проскочил по ее спине, когда мужчина отстранился, перестав поглаживать ее волосы, пропуская сквозь пальцы.
Ощущение покинутости быстро сменяется ознобом в купе с мурашками, пробегающими по телу. И порывистые действия Дэвиса лишь подтверждают все это. Брайант не боится, что тот накинется на нее с кулаками – это даже в мыслях звучит глупо – но она опасается, что тот может сотворить нечто похуже. Ужасно, но они сейчас словно два ежика, которые, может, и хотят обняться, но спрятать свои колючки возможным не представляется.
Наверное, стоит повернуться, что-то сказать, разрывая груз давящей тишины, который повис между ними, но светловолосая просто продолжала молча лежать, слегка прикусывая нижнюю губы и сдерживая рвущийся на волю поток слез. Боже, почему именно с ним она становилась настолько эмоциональной, теряя всю твердость и сосредоточенность, которую нарабатывала из года в год?
Когда они встретились в Вегасе, Эстель и вовсе не планировала заводить романы. Не думала тогда и о серьезных отношениях. Просто решила вместе с подругами весело провести неделю, забывая о трудностях учебы и занудстве родителей, которые предлагали ей вернуться в родной городок на какое-то время. Все-таки она была молода – и ей хотелось оторваться. Тогда лист ее ожиданий состоял из шумных вечеринок под громкую музыку, вкусных коктейлей и, вероятно, мужского стриптиза с накачанными красавчиками, которым можно засунуть в трусы несколько зеленых купюр. Девочки такие девочки – и им тоже нужно время, в течение которого им не будут ебать мозги представители сильной половины человечества.
А потом появился ОН. Именно ОН. Большими буквами и с придыханием, словно влюбленная школьница. И удивительно, как быстро закат с головой, положенной на его плечо, превратился в сон в его объятиях без утреннего поспешного сбора дабы оставить постель, а прощание в дверях – в связку ключей с предложением съехаться. Было бы глупо отрицать, что она не боялась подобных перемен, что опасалась, что обилие флакончик в ванной, превысившее нормальные размеры, и раскиданные по всей квартире длинные светлые волосы, смогут вызвать огорчение от столь поспешного решения. Что уж говорить об ее умении готовить, которое вполне могло отравить кого-то, хотя девушка просто пыталась бы проявить себя. Кайл принимал ее такой, какая она есть, со всеми достоинствами и недостатками. Иногда найти такого человека чертовски нелегко. Так почему же она все равно закатывает глупые истерики на пустом месте, а потом ее язык словно отсыхает, не позволяя первой сказать «прости»?
Но почему-то все это не мешает сразу же переплестись с Кайлом пальцами, когда он только дотрагивается до ее руки, словно ища в нем опору. Эти противоречия в собственном характере «убивают», как и ситуация в целом, но все резко отходит на второй план, когда тишину пронзают три обычных слова.
Я. Тебя. Люблю. Казалось бы, в них нет ничего сверхъестественного. А по раздельности – они и вовсе могут потерять свой сакральный смысл, но как же глупо отрицать, что любая девушка чуть ли не душу продаст лишь бы услышать их от того самого. И Эль не была  исключением из этого правила. Пусть и с некоторыми допущениями. В конце концов, в современном мире слова с легкостью могут оказаться лишь фарсом, фасадом для реальности. В таких случаях ты куда больше доверяешь поступкам. Но, наверное, ей нужно было, наконец, их услышать.
Кажется, ее сердце пропускает несколько тактов, когда разум пытается понять, что только что произошло, одновременно ощущая борьбу эмоционального и рационального, которая заканчивается тем, что Эль слегка поворачивает голову, чтобы накрыть губы поцелуем, слегка солоноватым из-за слез.
Поцелуй медленный, тягучий, жаркий, поцелуй тысячи невысказанных слов и извинений.
- Прости меня, - извинение легким шелестом слетает с губ, волной воздуха повисая между ними, когда поцелуй заканчивается, а светловолосая прижимает лбом к любимому, не отводя взгляда слегка покрасневших глаз. – Я ждала тебя, готовилась… - фраз резко прерывается из-за опасения вновь начать диалог взаимных претензий. – Но ведь это сейчас не так уж и важно, - выдох словно точка во в конце предложения.
Эль слегка отодвигается, оставляя место, чтобы Дэвис мог прилечь рядом без необходимости вновь обходить ее с другой стороны, а потом прижимается к нему, пряча лицо на груди, пока ощущает объятие крепких рук.
- Люблю тебя. – Как будто сцена из кинофильма, где девушка повторяет признание второй половинки, но Эстель не может не повторить их. – Ты мой мир, - не лукавя, добавляет. – Не отпускай меня. – Банальности, но она просто взорвется изнутри, если не скажет эти слова, рвущиеся наружу. Внутренне блондинка понимает, что сегодня, как никогда раньше, она устроила американские горки, бросаясь из крайности в крайность, но все равно не может с собой ничего поделать.
Несколько минут тишины, уже не столь гнетущей как раньше, скорее, дарующей спокойствие, когда они могут слышать лишь дыхание друг друга, сердцебиение, начинающей звучать в такт.
- Я у тебя немного истеричка, да? – Вопрос, который больше смахивает на утверждение. Эль чуть приподнимает голову, чтобы оставить невидимый отпечаток губ на подбородке, чувствуя легкую щетину.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Любовь нужна, как деньги: ежедневно ‡флеш