http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: октябрь 2018 года.

Температура от +5°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » run boy run ‡флеш


run boy run ‡флеш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://imgur.com/X4tCvel.gif https://imgur.com/4jcXEgx.gif


Время и дата: вечер 31 августа 2018 года.
Декорации: бар The Continental.
Герои: Theo Millais & Christian Ford
Краткий сюжет: дешевый бар, дешевый район. Отличное место для получения новых ощущений. Особенно если до этого никто не был настолько наглым, чтобы на твоих глазах угонять твой байк.

+2

2

Приглушенный свет – это всегда красиво. Черты лиц людей становятся мягче, контуры будто бы исчезают в тенях. Сфумато в чистом виде, которым можно наслаждаться бесконечно, постоянно подмечая все новые и новые детали. Лица же в полумраке обретают удивительную глубину, утрированные, заостренные, но при этом будто бы светящиеся изнутри. Можно легко представить себя на одном из полотен Рембрандта, где нужно силиться разглядеть мелкие детали, где нужно долго вглядываться в темные углы, чтобы понять задумку автора. А лица, лица при этом сияют, будто на них наставили фонарь. Может быть в этом вся прелесть ван Рейна? Что ты чувствуешь себя сопричастным происходящему, частью этого сумрачного полотна, частью общего замысла творца? Может быть, чтобы написать признанный шедевр нужно самому стать его частью? Органичным элементом мозаики, без которой зритель не сможет понять, что имело ввиду? 

В голове было ясно, несмотря на второй бокал рома со льдом, что сейчас украшал барную стойку слева от локтя Тео, заинтересованно рассматривающего зал. Нога в узких джинсах отстукивала ритм играющей из колонок песни, а между пальцев светилась рыжим только что прикуренная сигарета. Наверное, стоило сделать хотя бы пару затяжек, прежде чем она догорит до фильтра и упокоится в пепельнице с такими же собратьями по несчастью, но парню было совершенно не до этого. Жадно он выискивал что-то интересное, за что можно было бы зацепиться взглядом, что можно было переработать, проферментировать своими эмоциями и запечатлеть на мелованном холсте. Но вокруг были лишь усталые люди, которым, казалось, даже говорить сложно. Они заказывали банальные напитки, говорили банальные слова, одинаковыми жестами протягивали бармену купюры. Каждый третий говорил «сдачи не надо», каждый четвертый – «повтори». Ничего, выбивающегося из орнамента серых будней, ничего, что могло бы разогнать кровь быстрыми толчками внутри груди.

- Эй, Джонни, ты мог бы сделать эту песню погромче?
– Тео развернулся лицом к стойке, широко улыбаясь хмурому бармену, который полировал и так идеальный бокал. – А то здесь слишком тихо. Я даже слышу, как снуют крысы в вашей подсобке, топая своими маленькими ножками.
Бармен поднял тяжелый взгляд на рыжего, закатывая глаза:
- Во-первых, у нас нет крыс, во-вторых, я – Фрэнк. Если ты обитаешь тут всю последнюю неделю, то, может, хоть имя запомнишь? – он указал пальцем на свой бейдж, где белым по черному значилось «Фрэнк». - Тогда, возможно, я и сделаю тебе погромче. И еще раз стряхнешь пепел мимо, заставлю языком вылизать пол! – Густые брови мужчины сошлись на переносице в единое пространство кустистого черного луга. Но глаза при этом лучились смехом: рыжий был забавным, и мог часами рассказывать какие-то невероятные истории, про то, как его чуть не завербовали в ЦРУ, чтобы сделать супершпионом или как его похитили с целю выкупа и держали полгода в подвале где-то в Аргентине. Волосатая и сильная рука бармена повернула тумблер колонки, отчего музыка разлилась по залу теплой волной голоса Уитни Хьюстон. Тео довольно рассмеялся, снова оборачиваясь к залу, но уже пританцовывая всем телом в ритме «It`s not right but it`s OK», поддергивая рукава темной рубашки выше. Расстегни рыжий еще хоть одну пуговицу сверху, его бы точно выставили вон за непристойное поведение, как уже однажды было. Или дважды, если считать тот поход в гей-клуб.

- Спасибо, Джейк! – Тео отсалютовал бокалом, прежде чем сделать очередной глоток. – Я – Фрэнк! – Перекрикивая Хьюстон сказал бармен, демонстрируя рыжему один из своих средних пальцев. Выглядело достаточно концептуально, но до Бенкси не дотягивало.

+4

3

Колокольчик над входной дверью звенит, как в каком-то дешевом магазине, отчего создается впечатление, будто посетителей так мало, что о каждом нужно оповещать отдельно на тот случай, если бармен уснул, утомившись протирать стаканы в полном одиночестве. Впрочем, не то чтобы Форд ожидает чего-то иного: бар The Continental находится далеко не в центре, и даже не в районе среднего класса, а потому и надеяться увидеть подобие лоска или же хоть каплю изящности было бы верхом глупости. Хотя в любом случае не за лоском он отправляется по вечерам выискивать малопривлекательные бары с весьма сомнительным контингентом.

В зале оглушительно воет Уитни Хьюстон. До следующего восьмичасового рейса чуть меньше суток, а потому есть время на то, чтобы позволить себе слабость и пропустить пару стаканчиков, прежде чем отправиться домой отсыпаться. Кристиан в несколько решительных, широких шагов пересекает помещение, словно является завсегдатаем и отлично знает планировку, с изяществом человека, которому не привыкать сидеть на барных стульях, устраивается перед стойкой, укладывая на нее по левую руку от себя мотоциклетный шлем. Тусклый свет ламп на мгновение скользит по его монотонно-черной искривленной поверхности: Форд предпочитает цветовой минимализм, находя это по-классическому стильным и уместным, особенно на фоне вечно экспериментирующих со своим внешним людей в бешеной погоне за необходимостью выпятить имеющуюся идеальность настолько, чтобы заполонить все пространство вокруг.

Левая кисть плавно поднимается наверх, цепкие, с аккуратно подстриженными ногтями пальцы зарываются в светло-русые волосы, приглаживая их, буквально на ощупь восстанавливая укладку, помятую после поездке на мотоцикле, припаркованном сейчас чуть поодаль входа в бар. Ключи от британского стритфайтера Triumph Street Triple 765 RS мирно покоятся в кармане черных джинс, зауженных к низу, гармошкой собирающихся у черных ботинок, отдаленно напоминающих берцы, используемые военными армии Ее Величества. Кристиан расстегивает молнию на черной кожаной куртке, под которой ярким белым пятном виднеется простая белая футболка с V-образным вырезом, и улыбается, обращаясь к бармену:

— Виски, пожалуйста, — в уголках глаз собираются мимические морщинки, вот только прохладность взгляда несколько разнится с теплым дружелюбием мягкого, с правильным английским акцентом баритона: так смотрят на радивых официантов — с благодарностью за обслуживание, но без шанса счесть радушие за нечто большее, нежели отточенную многими годами вежливость. Бармену, кажется, абсолютно плевать на чужие улыбки, какими бы привлекательными они ни были: он едва заметно кивает, показывая, что принял заказ к сведению, отрывается от протирания стакана, чтобы налить в пузатый, на удивление, идеально чистый бокал, алкоголь и подтолкнуть запрашиваемое к новому клиенту, словно тут же теряя к нему интерес.

Кристиан салютует бокалом в знак благодарности, а после мягко касается стеклянного бока губами, позволяя жидкости едва их касаться. Нежную кожу чуть жжет, Форд делает небольшой глоток, а после облизывается: он старается наслаждаться моментом, чтобы не думать об идиотском рейсе с  поистине тупым первым помощником, — наверняка проделки Меган, все еще злящейся за то, что он не оправдал ее непомерно раздутых надежд. Он хмыкает, думая об этом, наконец делая полноценный глоток, позволяя алкоголю обжечь горло. Удовлетворенно выдыхает, наконец, решая, что стоит осмотреться, чтобы прикинуть свои варианты: небольшой дебош или, быть может, быстрый перепих в туалете? Или же он выпьет пару стаканов, расплатится и поедет домой. Кто знает, чем закончится именно этот вечер.

+3

4

В бар входило не так много людей, поэтому колокольчик над входной дверью не раздражал бесконечными трелями. Он лишь ласково мурлыкнул, оповещая персонал о том, что во чрево этого грешного заведения попал еще один путник или же завсегдатай. О, этот человек явно нечастый посетитель подобных мест, где легко можно найти на столе прилипшую еще в обед муху, печально дрыгающую лапками. Насчет крыс Тео, конечно, точно не знал, но не удивился бы наличию их на складе, вальяжно попивающих местную крафтовую бражку. Теперь самое время было развернуться всем телом к вошедшему, чтобы совершенно вульгарно присвистнуть. Тут прекрасно было все, без преувеличения все! Линия статного и крепкого тела, упрямо вздернутый вверх подбородок, светлая волна волос, самой природой уложенная так, чтобы видом своим навевать мысли о ржаных полях Сэлинджера. Сплошной стильный монохром, сотканный из штрихов и линий, похожий на эскиз для будущей картины.

Милле подпер подбородок руки, рассматривая вошедшего. Шлем улегся рядом, ограждая мужчину от собеседников с одной стороны, возводя пластиково-черную преграду для желающих поболтать за жизнь. А этот за жизнь разговаривать не очень хочет. Интересно, монохромный парень заметил, какой эффект он произвел на всех, собравшихся в зале? Пьяные крики даже слегка притихли, или просто Тео перестал обращать на них хоть какое-то внимание. В конце концов он же искал что-то необычное и совершенно потрясающее – и вот, пожалуйста, нашел. Будь воля самого Милле, он бы добавил этому эскизу ярких пятен, которые бы дали ему заиграть, показать новые грани красоты. Разукрасить бы его кистью с ног до головы… Слишком, слишком он вылизанный, выхоленный и предсказуемый, слишком совершенный в своей простоте. Это рыжему совершенно не нравилось – нет ничего скучнее идеальных людей и банальнее классики. Сковырни ты весь этот налет правильности и стиля, и найдет удивительные богатства человека, его собственную безуминку. А так? Аж глаза режет от великолепия точеных черт, сильных рук и ровной осанки.

- Рискованно пить виски, когда ты за рулем. – Рыжеволосый сполох нарисовался рядом, поглаживая рукой матовую поверхность шлема. В сравнении с пальцами юноши он казался слишком массивным, но все равно завораживал формой и совершенством линий. Будь воля Тео, он бы обязательно добавил по бокам раскинувшиеся голубые крылья, обнимающие гладкий черный скучный пластик. - Так что прости, я лишь спасаю тебя от необдуманных действий. – Стоило мужчине отставить стакан, как им тут же овладел Милле, осушая до дна одним глотком. Лучше было бы конечно если бы он не поморщился при этом, но уж как получилось. Неразбавленный напиток пробежал по пищеводу, упав в объятья к паре напитков, что уже упокоились в Тео сегодня.  – Если захочешь сберечь себя в целости и сохранности, то я с удовольствием выпью за тебя еще что-нибудь многоградусное и сладкое.

+2

5

Рядом, словно в ответ на его разбредающиеся в скуке мысли, материализуется парень, чьи рыжие волосы огненными искрами моментально вылавливает боковое зрение, прежде чем Кристиан поворачивает голову, чтобы посмотреть на того, кто все же решился вторгнуться в его личное пространство первым. Полумрак скрашивает черты незнакомца, не давая составить полноценный, четкий образ, но этого, пожалуй, никогда не было нужно: более чем достаточно зыбкого ощущения симпатии, эфемерного предвкушения грядущего наслаждения, — или, на худой конец, развлечения, — чтобы можно было развернуть и корпус, сев боком к барной стойке и поставив на нее локоть.

Форд чуть наклоняет голову, опираясь виском на ладонь, и с ленивым интересом скользит взглядом по чужому лицу: молодой, цепляющие внимание черты лица, с каким-то горячечным, почти отчаянным взглядом. Парень напротив него гладит мотоциклетный шлем, и пальцы у него аккуратные, подвижные, а жилистые руки так привлекательно оголяют задранные рукава расстегнутой рубашки. Кристиан растягивает губы в легкой полуулыбке, когда ему начинают читать забавные в своих попытках быть заботливыми нотации: ему известна норма, после которой уж точно не стоит садиться за руль, и она совершенно точно больше пары бокалов крепкого алкоголя. Он даже не дергается, стоит стакану с недопитым виски попасться в плен чужих рук, теряя свое содержимое во рту незнакомца, который чуть морщится. От крепости, видимо.

— Нечасто встретишь в баре кого-то, кому не наплевать на вождение в нетрезвом виде. А ты ведь даже не похож на копа, — усмехается Форд, жестом прося бармена повторить и добавить еще один стакан. Тон его речи нетороплив, практически ленив, словно у него есть в запасе все время мира, чтобы тщательно выговаривать буквы и мягко выдыхать их с легким налетом английского акцента — еще одна его фишка, которая работает в большинстве случаев. Кто бы мог подумать, что поставленная еще в детстве речь сможет пригодиться в жизни в столько щепетильных целях, как флирт в барах?! Явно не об этом думали его учителя, когда заставляли работать над дикцией. — Часто подрабатываешь моральным компасом на полставки, не давая другим веселиться и совершать социально опасные вещи?

Бармен ставит еще два стакана с виски, один из которых Кристиан пододвигает к парню; кубики льда в напитке почти что жалобно стучат. Водит пальцем по ободку бокала и задумчиво наблюдает за незнакомцем напротив, будто они разыгрывают шахматную партию, и сейчас чужая очередь ходить.

+1

6

Оу, он разговаривает! А не только оценивающе и устало смотрит! Тео широко улыбнулся, опираясь на борную стойку локтями, с любопытством разглядывая парня. Пожалуй, это безумно интересно, пытаться понять, что за человек перед тобой, и какую жизнь он прожил. Даже если не угадаешь, ты нарисуешь красивую историю, в которую не сложно будет поверить. Рыжий так делал бесконечно, каждый день превращаясь в разного человека, проживая разные жизни, играя разные роли. Просыпаться каждое утро одним и тем же человеком – что может быть скучнее и банальнее, что может наскучить сильнее?

Однажды Милле оделся в строгий костюм и очки, отправляясь в один из офисов города. Он легко влился в обеденный перерыв с коллективом, обсуждая за чашкой кофе неудачную стрижку Джанет и самого занудного на свете начальника. Когда кто-то спросил, а Тео вообще тут работает, он сказал да, у него еще на столе кактус. И все протянули такое многозначительное «ааааа», как будто вспомнили. Клерки, они все на одно лицо, они все скучные, серая масса тех, кто выбрал стабильность, кто предпочел прогнуться под мир, а не перебрать его по кускам и построить новый. Он никогда, никогда не станет таким. Это как умереть, только продолжать передвигаться, оплачивать счета, отглаживать на брюках стрелки. Покупать универсальные рубашки, которые подойдут к каждому костюму. Покупать костюмы, с которыми будут сочетаться все рубашки.

- Не все копы похожи на копов. Я ведь могу быть под прикрытием, например. Выслеживать группу отбитых нетрезвых байкеров, которые собираются отчаянно влетать под фуры, размазываясь вдоль всей авеню. Согласись, коммунальные службы будут ненавидеть тебя в этот момент…
- Он подмигнул, выпивая еще один бокал, морщась как от лимона. Черт, надо было разбавить, чтобы не так противно было. Чистый виски слишком горяч для Милле, слишком быстро отключает его от реальности, не давая при этом насладиться вкусом. А жизнь без вкуса – это безвкусная жизнь.

Незнакомец был явно щедр, неприлично красив, но как-то по-особенному сдержан. Это Тео явно не нравилось: будто две внимательные льдинки следят за им, не выдавая при этом истинных чувств. Мягкий акцент ласкал слух, но рыжий был уверен, что парень мог разговаривать и без него. У Тео ушло много времени, чтобы избавить себя от любых оттенков речи, способных выдать его происхождение. И еще больше времени на то, чтобы научиться другим оттенкам речи. Никто не должен был заподозрить в нем мальчишку из Огайо, у которого на лице веснушек было больше, чем звезд на небе. Тот мальчишка умер где-то среди полей, под запах отсыревшего дерева и разваливающихся стремлений.
- На самом деле, я просто хотел выпить за твой счет. За моралью это не ко мне, это к Джонни – Рыжий махнул бокалом в сторону бармена, расплескав пару капель по столешнице. – Я Фрэнк, придурок! Он все время учит меня жизни, наставляет на путь истинный и исповедует во всех моих грехах.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » run boy run ‡флеш