http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » human nature ‡эпизод


human nature ‡эпизод

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2LX4B.png
октябрь 2018.
НЙ. Благотворительный вечер в честь чего-то там, устроенный кем-то вон тем, но есть выпивка, лесть и аукцион.
Priscilla Burroughs & Theo Millais

Отредактировано Priscilla Burroughs (10.10.2018 06:30:36)

+2

2

Сегодняшним вечером музей Уитни был совершенно не поход на самого себя. Та же архитектура залов, те же полотна, развешенные на стенах, тот же светлый пол, гасящий звук шагов. Но все же это был не он: вместо людей, которые со сложными лицами рассматривали образцы американского искусства, повсюду расхаживали дамы в роскошных вечерних туалетах, мужчины в костюмах, всюду сновали официанты, молчаливые и услужливые. Аукцион и фуршет, развернувшиеся в этой цитадели творчества, привлекли немало богатеев, решивших потратить свои деньги на очередной шедевр (или просто творение модного художника) или продемонстрировать неприличную молодость своих спутниц. Со стороны залы Уитни казались пестрыми мозаиками из обнаженных женских спин, дорогих галстуков, россыпи драгоценных камней, картин и выбеленных стен на фоне. Свет отражался от бриллиантов маленькими солнечными зайчиками, яркими бликами, тут и там пробегающим всюду. Ни дать ни взять диско-шары категории «Премиум».

Чтобы попасть сегодня в Уитни нужно иметь пригласительный, где золотыми буквами на белой картонке с тиснением выведено твое имя. Или же титул – кому как больше нравится. Хотя шанс попасть туда обычным смертным тоже был, но в роли обслуги, которая молчаливыми пингвинами должна обслуживать гастрономические и алкогольные слабости гостей, убирать оскорбляющие взору пустые блюда, освобождать из ухоженные руки от бокалов. Молча, быстро, не привлекая внимания, не отвлекая от созерцания шедевров и самолюбования. Попасть на такую работу попасть без знакомств было невероятно сложно, ведь платили не как Старбаксе. Но и требовали не как в Старбаксе: рост, стать, внешняя привлекательность, вышколенность до зубовного скрежета. Скорее любопытство, чем необходимость заставили его устроиться сюда, надавив на все знакомства в аукционных кругах. Не будь его улыбка так ослепительна, сейчас бы в форме официанта с полотенцем на руке, стоял более опытный парень или девчонка. Другого способа попасть на закрытую вечеринку для таких как Милле просто не существовало – серебряная ложка в жопе не имелась, фамилия никому неизвестная, денег для поддержки молодых американских художников им не жертвовалось. Тео сам был молодым американским художником, жаждущим славы и признания. Он должен быть тем, для кого и ради кого собираются разряженные в пух и прах богатеи! Но лучше попасть на аукцион так, чем не попасть вовсе, а на войне, как известно, хороши любые средства.

До начала продаж оставалось два часа, за время которых гости могли общаться, смакуя вино и самые изысканные закуски. Все названия по-французски, что вносило серьезный диссонанс: местные меценаты собрались для приобретения картин местных же творцов, попивая итальянские вина, заедая французскими блюдами. Интеграция культур друг в друга во всей красе, если вы понимаете, о чем я.

- бокал Moеt & Chandon?
– Тео подходил к гостям, сияющим будто новогодние елки, предлагая им взять бокал с его подноса или же поставить пустой. Стекло слегка подрагивало от движения, отчего пузырьки от стенок поднимались вверх, создавая легкое, едва слышное шипение. Практически все отказывались, не поворачивая головы к официанту, будто он лишь пустое место. Впрочем, если измерять банковские счета, то так оно и было. Милле бы тоже отказался от напитка, дождавшись, когда на столах появится Cristal. Но то, что дороже приберегалось напоследок хитрыми организаторами или же растащилось не менее хитрым обслуживающим персоналом. Сам Тео уже припрятал две бутылки шампанского, которые стоили как «мать моя, пиздец как дорого, оно что золотое!?», совершенно не задумываясь, что это не слишком этично. В здании полном соболей, мехов и ботокса думать об этике бессмысленно.

- бокал Moеt & Chandon?

Отредактировано Theo Millais (12.10.2018 06:36:55)

+1

3

Здравствуйте, меня зовут Сцилла, и мне всегда было чертовски трудно имитировать эмоции, которые порой от меня ждут окружающие меня люди. Вы скажите, а как же умение владеть собой, все эти адвокатские штучки к которым приходится прибегать в процессе работы, куда деваются они? Все просто. Я умею проводить черту между работой и личной жизнью и там, где я снимаю с себя классический брючный костюм и ослабляю собранные в идеальный гладкий пучок волосы, там начинается моя другая жизнь. Именно в этой «другой моей жизни» я могу позволить себе надеть платье, открывающее чужому взгляду мои плечи и спину матово – розового цвета, сделать укладку в голливудском стиле, словно мне предстоит пройтись по красной дорожке, и пить столько шампанского, сколько моей душе будет угодно, насильно доводя себя до кондиции «о, да, я обожаю всякое творение Энди Уорхола».  Нет, не обожаю. Простите все, кому он близок. Я никогда не повешу, не поставлю и не найду в своей квартире  место работам Уорхола, Поллока, Гессе и прочих творцов представленных сегодняшним вечером музей Уитни.  Мне ближе «благородная античность» с ее мрамором, алебастровыми колонами, где переплетается легкость с роскошью, а красота с изяществом орнаментировки. Мне приятнее смотреть на творчество художников эпохи Возрождения, я прихожу в восторг от объемных композиций,  живости и реалистичности, которую ни несут в себе, умении выразить эмоции и движение.
Я выдавливаю из блистера на ладонь две таблетки тайленола, прижимаю ладонь к губам, морщусь от горечи наполняющей рот и тянусь за бутылочкой Evian, всегда имеющейся под рукой. Я не выйду из дома не захватив с собой воду, я всегда вернусь за ней и не жалея усердий робота-пылесоса, пройдусь от дверей к холодильнику, чтобы добыть желаемое. Да, мы американцы повернуты на потреблении воды. О, боги, я уже причисляю себя к американцам, надо срочно обсудить это с моим психотерапевтом.
- Выглядишь ты так себе, - выуживаю из клатча приглашение, где на белом картоне с тиснением выведено мое имя и моя фамилия, а после ловлю на себе взгляд Уолли, пытаясь улыбнуться в ответ.
- Что, платье от Elie Saab не делает меня краше? – я лениво обмахиваюсь приглашением, словно это поможет мне избавиться от мигрени раньше, чем подействует таблетка. - Оно обошлось мне в круглую сумму.
- Краше тебя делает восьми часовой сон, два выходных в неделю и наличие твоего мужика рядом.
Я реагирую на слова Уолтера смехом.  Он чертовски прав, я согласна с ним по всем озвученным пунктам, но, к сожалению, не смотря на все мои «хочу» я не могу всякий раз, когда мне этого хочется, тащить с собой Макса. Иногда нам требуется побыть немного порознь, чтобы понять насколько мы можем скучать друг по другу. Именно поэтому я сегодня здесь одна. И мне чертовски не хватает его плеча, его рубашки, теплой и мягкой на ощупь, в которую я смогу уткнуться своим носом, чтобы сделать вдох и собраться с мыслями, ну или окончательно расхотеть куда-либо, двигаться.
- Забери меня в одиннадцать, хорошо? – Я аккуратно треплю своего превосходного водителя за плечо, прежде чем выбраться из салона припаркованного линкольна к толпе журналистов и фотографов, которые топчутся за ограждением составленных из  медных столбцов на подпорках и натянутой красной широкой лентой.
Я набираю в грудь побольше воздуха и двинулась по проходу, одаривая всех присутствующих улыбкой, которую часами разучивала перед зеркалом в ванной комнате, подражая таким звездам, как  Джоли или  Йоханссон. Этот вечер можно пережить, можно-можно.
- бокал Moеt & Chandon? – раздается справа от меня, пока я пытаюсь сосредоточиться на том, что предстало моим глазам. Современное искусство заставляет мои глаза медленно вытекать подобно жидкому желтку прямиком из глазниц на отполированный пол музея Уитни.
- О, - облегченно выдыхаю, - благодарю, - отзываюсь почти шепотом, словно рядом со мной находится человек, которого я боюсь разбудить.  Никому не скажу, что Moеt мое любимое шампанское, именно его я предпочитаю всяким там Cristal. Я в два глотка осушаю бокал, забывая о том, что это может смутить окружающих и протягиваю пустой бокал обратно официанту.  – Можно мне еще?
___
платье мисс Берроуз

+2

4

Один поднос шампанского он уже раздал, получая поистине феноменальное удовольствие. Он рассматривал каждого гостя музей пристально, выискивая в их лицах, в их образах интересные моменты. То, что он потом сможет переработать, переварить, а потом исторгнуть из себя масляными красками на белоснежный мелованный холст. В последние дни ему отчаянно не хватало вдохновения, не хватало того, что заставит бежать кровь по венам быстрее и быстрее, награждая бессонницей, тахикардией и расширенным сознанием. Липкий страх, самый большой страх в жизни Тео – стать частью скучной серой рутины, подступал, обволакивал своими холодными руками. Здесь, в бликах неприлично дорогих драгоценностей, в отблесках мягкого света, в облаке самых дорогих парфюмов он начинал ощущать ту бесконечную жажду жить, к которой привык.

Второй поднос все еще был в руке Тео, и бокалы с него постепенно разбирались гостями, чтобы бродить среди образчиков современного искусства было не так тоскливо. Когда-нибудь и его картины будут висеть здесь, становясь эталоном, новой классикой, свежим воздухом концептуальности и новой вехой. Когда-нибудь, будет считаться, что до Милле искусства не было, и человечество робкими шагами Да Винчи, Микеланджело, Россетти шло к тому, чтобы явить миру истинный гений Тео. Весь этот аукцион опошлял цитадель искусства, но позволял привлечь внимание напыщенных снобам к истинным шедеврам. Никто не замечает обслугу, никто не смотрит на нее, никто не сможет даже вспомнить лицо официанта, а вот он легко может разглядывать каждого в этом зале, не стесняясь и не опуская глаз.

Миловидная блондинка точеной ручкой прихватила бокал, осушив его в два глотка. Она практически влила в себя шампанское, явно наслаждаясь его вкусом. Интересно, пузырьки уже ударили ей в нос или она морщится от того, как алкоголь начал забег в ее теле. Тут же она потянулась за вторым, намереваясь сделать с ним то же самое – влить в себя как топливо для того, чтобы пережить этот вечер полный псевдоинтеллектуальных разговоров.

- Вам можно все. Неужели вам настолько не нравится современное искусство, что вы не собираетесь быть здесь трезвой ни секунды? – Тео широко улыбнулся, беря свободный рукой бокал с шампанским и чокаясь со светловолосой незнакомкой. Вкус у напитка и правда отменный, не зря он прихватил его из кладовой. – Хотя, большая часть картин создается людьми, которые трезвыми не бывают в принципе. Все эти границы: морали, приличия, все они мешают выпустить на волю то, что клокочет в самой глубине, в каждом вздохе. Самое сложное для творца – это отпустить все то, что держит его на земле и воспарить. Иногда перерезать нити своих собственных рамок бывает больнее, чем отпилить себе ножовкой ногу. Хотя и в том, и в другом случае ты истекаешь кровью, задыхаешься в боли, силишься вернуть все как раньше. – Снова улыбка, снова выпитый Тео бокал. Управляющий персоналом неодобрительно смотрит из своего обзорного пункта, качая голой и хмуря кусты бровей. Стоять на одном месте запрещено: у официанта к утру ноги должны быть стерты по колени, а вид должен напоминать свежевыкопанного мертвеца. Тем более нельзя бесплатно пить то, за что гостями уплачены астрономические суммы. Если честно, Милле было похеру на то, что думал управляющий, какие у него были инструкции и прочую чушь.

- Знаете, что говорит каждый человек, выходящий из зоны комфорта? Что ему некомфортно. Так быть и должно – если ты прирастешь к месту, человеку, быту, привычкам, ты превратишься в камень. Обрастешь мхом и напрочь забудешь, как летать. Тебе будет казаться, что этого и вовсе не было.

Отредактировано Theo Millais (21.10.2018 03:52:44)

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » human nature ‡эпизод