http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » — Знаешь, как бороться с похмельем? Не прекращать пить! ‡флеш


— Знаешь, как бороться с похмельем? Не прекращать пить! ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/PdHGu.gif

http://sg.uploads.ru/9fX1n.gif

- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Время и дата: 15 июля 2011 года. All day, all night.
Декорации: мотель на окраине Манхэттена, а дальше — куда задница заведёт.
Герои: Кайл Дэвис, Честер Уайт и иже с ними.
Краткий сюжет: многие с попойки теряют документы или другие ценные вещи. Многие, но только не музыкальная группа местного разлива, которая умудрилась после бурной ночи потерять... барабанщика. Что делать? Идти по горячим следам!

Отредактировано Chester White (17.10.2018 19:07:56)

+2

2

Город засыпает. Просыпается мафия.
Глаза открываются. Вижу потолок. Странный, расплывающийся в разные стороны потолок с большим пятном от воды. Боюсь пошевелиться, избегаю даже малейших движений, дабы не потревожить из без того больную голову. Не знаю, сколько прошло времени с того момента, как я пришел в сознание. Единственной вещью, которая могла меня заставить подняться, была бутылка с холодной, нет, с ледяной водой. Первая попытка пошевелить головой с треском провалилась. Вот почему всегда так? Вечером/ночью, когда опрокидываешь стакан за стаканом, тебе охуенно. Чувствуешь себя повелителем мира. Да что там мира? Вселенной бля! А утром приходит осознание своей ничтожности перед той самой Вселенной, когда не в состоянии даже моргнуть. Неуверенно приподнимась на локти. Твою мать! Где я? Который час? В небольшое окно с пошарпаной рамой пробивается яркий солнечный свет, от которого башка раскалывается еще сильнее. Смею предположить, что сейчас около двенадцати. Справа от меня начинаются какие–то телодвижения, заставляющие меня сделать резкий поворот головы, что неприятно отдает в область виска. Корчусь от боли и понимаю, что эту ночь я провел очень даже удачно. На рыженьких мне в последнее время везет. Похрен с бабой, нужно расчехляться – сегодня, а вернее через несколько часов у нас ответственный концерт, на котором нельзя облажаться. На кону стоят большие деньги и соответственно дальнейшее развитие нашей группы.

Личным достижением считаю, что я таки сел на край кровати и смог узреть свои шмотки, небрежно валяющиеся около окна. Над комнатой стоял неприятный запах секса и блевоты, от чего тошнило еще больше. Натягиваю джинсы на голый зад – трусов найти не удалось, да и не сильно хотелось искать. Помятая футболка, рукой уложил волосы – красавчик. Какое–то время я продолжал втыкать тупыми, пустыми глазами в окно, пытаясь найти хоть малейшую загвоздку о моей геолокации. Понимаю, что все тлен, когда в кармане не обнаруживаю бумажника, зато в целостности телефон с миллионом пропущенных, полупустая пачка сигарет и...визитка стрип–клуба? Ладно, к ней вернемся позже. Сейчас я неистово хочу курить, но после первой же тяги, начинаются рвотные позывы, заставляющие меня инстинктивно следовать к двери напротив окна. Миновав препятствия в виде шмоток и блевотных луж, я все же добираюсь до толчка, около которого валялись еще чьи–то вещи. Вроде бы, Чеса. А это значит, что он где–то в этой местности, по крайне мере был здесь. Если, конечно, не свинтил без штанов.
Такое себе удовольствие – опорожнять желудок. Именно в этот момент даешь себе клятву больше никогда не пить. Какое же короткое это «никогда». У меня обычно оно длится от трех часов до десяти максимум. Но в этот раз был перебор, даже я это осознавал. И самое гнусное в этой ситуации то, что после сегодняшнего выступления, мы обязательно наколдыримся.

Холодная (горячей здесь и нет) вода мало–мальски приводит в чувства, но никак не спасает мою опухжую физиономию. Оставшись еще на пару минут в «уборной», я бы однозначно опорожнился еще раз. Разумным решением было забирать шмот Уайта и выйти на поиски друга, параллельно листая список пропущенных звонков и мессенджей. 1:57 Аманда Хокинс: «нам нужно поговорить». Вот как я ненавижу эту бабскую заезженную фразу. Кому надо? Зачем надо? Когда уже все давно решено – «удалить». Мейсон Вуд, иными словами – клавишник, 4:15 «ты с Чесом? У него автоответчик. Вы где?». Кевилл, мы его в основном по фамилии зовем – бас–гитарист, 4:15 «вы живы?». Далее я читать не стал, до боли однотипные сообщения. – Как тебя зовут? – вопрос вводит меня в легкий ступор и я понимаю, что моя ночная бабочка проснулась. Улыбается и смотрит на меня своими большими пьяными глазами. – Я...меня зовут Генри, – первое, что приходит в голову. Даже хорошо, что она не помнит, вернее, не знает моего имени. Отвожу взгляд в сторону, когда она стянула с себя одеяло, обнажая грудь. – Ты ничего не забыл надеть? – в меня летят мои походные труселя, которые я таки не смог найти. Но если честно, мне сейчас не до них. И не до этой рыжей бабы. – А ты милый, Генри, – она уже практически голая и самое тупое в этой ситуации, что я физически не могу ничего предпринять. У меня сейчас даже не встанет после такой–то попойки! – Слушай, а ты не помнишь...где мы? Мы здесь одни? Да уж, вопросики у меня не из самых интеллектуальных, что подтверждается заливным смехом девушки. Она отрицательно машет головой: – нет, Генри, я не помню, где мы. А если ты про своего друга, то он в следующем номере.
– Спасибо, – вылетаю из комнаты, которая, по всей видимости, будет сниться мне в кошмарах. А нет, попав в номер Честера, убеждаюсь, что все не так уж и плохо было у меня. Жуткая сырость только усиливала неприятные запахи. Добираясь до окна, чтоб его открыть, стараюсь не дышать, боясь повторить утреннее свидание с мсье унитазом. Мой товарищ не отличился сдержанностью. Не знаю, было ли у них что–то с этой мадам, лежащей рядом с Чесом, да и не интересно. Знаю, что предстоит сейчас задачка не из легких – разбудить Уайта можно было только шумом в более 100 децибел. При этом не хотелось потревожить сопящего мотылька Честера.

– Уайт, проснись, – шепотом крича, толкаю в бочину друга. Все ожидаемо – реакции ноль. – Твою мать, Честер! Под властью безнадежности ситуации, хватаю бутылку с недопитым виски и «умываю» им гитариста. Доволен он, конечно, не будет. Зато метод действенный. По крайней мере, глаза он открыл. – Некогда раздупляться, – продолжаю его толкать, – нужно сваливать отсюда. Откуда только «отсюда» предстоит выяснить. Неплохо бы еще выпить аспирина или бутылочку светлого нефильтрованного.

+3

3

Я часто просыпаюсь ночью — конечно, если она не прошла под девизом «Выпей всё, что горит, а всё, что не горит, всё равно подожги и выпей». Сегодня именно тот случай. Поэтому я продолжаю крепко спать, несмотря на чёртово солнце, которое пробивается в щель между короткими, словно обгрызанными кем-то снизу занавеску. Поэтому моё тело никак не реагирует на соседство обнажённой красотки, которая уютно пристроилась под моим боком (а вот её подружка куда-то подевалась, непорядок). Поэтому вместо отвратной трели будильника слышится звук льющейся воды, а в нос бьёт резкий запах спирта, от которого я чихаю со звучным «Бля!» и недовольно распахиваю глаза. Щурюсь от яркого солнечного света и чихаю второй раз. В душе не утихает надежда, что необычным пробуждением я обязан одной из своих спутниц, но…

Но это всего лишь Кайл-мать-твою-Дэвис собственной персоной. Раздражающий как никогда. Запрещающий мне полежать минуту-другую в кровати, дабы прийти в себя. Настаивающий на том, что нужно уходить. От многочисленных «–щий» мне хочется просунуть голову в петлю, но ни верёвки, ни мыла под рукой нет. Придётся собрать мысли в кучку и понять, что делать дальше.

— Что за спешка, Дэвис? Дай поспать! — язык еле-еле переваливается между челюстями, и мне приходится приложить невероятные усилия, чтобы выдавить из себя что-нибудь членораздельное. Я так не старался с тех пор, как миссис Вебер попросила помочь с вывозом мебели, а уж доисторический диван весил побольше этого вялого органа! На заметку: я говорю о языке. С тем органом всё в порядке.

Я заворачиваюсь в кокон из одеяла, не желая слушать ни слова от Кайла (хотя от предложения опохмелиться я бы не отказался). К сожалению, друг настойчив как никогда, и в лицо прилетает очередная порция виски.

— Ну всё, ВСЁ! Хватит переводить продукт, я встаю, — откинув одеяло, запоздало понимаю, что на мне ничего нет. Совсем ничего, кроме пары-тройки колец и дебильного браслета, который я почему-то люблю. Отправляюсь на поиски нижнего белья, стыдливо прикрывшись женским бюстгальтером, чем вызываю громкий смех Дэвиса. Брюки найдены, и даже носкам не скрыться от пристального взгляда! Желудок крепко-накрепко завязан в гордиев узел; видимо, поэтому меня до сих пор не вывернуло во время поиска футболки. К слову, её местонахождение так и не удалось установить. Ладно, перенесём это ответственное задание на несколько минут, пока я умываю небритую морду ледяной водой и мысленно проклинаю отсутствие бойлера.

— Наши задницы опять занесли нас в какую-то убогую дыру, Кайл, — констатирую факт, едва появившись на пороге грязной комнатушки. Девушка уже наполовину одета, и я щедрым жестом возвращаю ей бюстгальтер. Зрелище до дрожи соблазнительное, но, пожалуй, я откажусь. — Ты хоть знаешь, где мы?... А ты? — адресую тот же вопрос спутнице, когда Дэвис удостаивает меня невразумительным мычанием.

— Мы в мотеле,“Да ладно? А я бы сам ни за что не догадался…” — но название так сразу и не вспомню. Хотя… — девушка зазывающе постукивает указательным пальчиком по пухлым губам, якобы вспоминая что-то, но меня так просто не проведёшь, несмотря на отчётливое похмелье. Коварством от этой типичной женской уловки отдаёт за версту, но этого мало. Трезвой версии Честера Тимоти Уайта было бы достаточно даже лукавого взгляда, но это аморфное покачивающееся тело, в котором сейчас заключена моя душа, не возбудится даже от толпы расфуфыренных красавиц. — Нет, не вспомню. Твой вариант «Убогая дыра» подошёл бы. Мне нравится.

— Спасибо… Мэг?

Ночная спутница обворожительно улыбается, не улавливая вопросительную интонацию в голосе. Этот факт радует меня сильнее, чем внезапно обострившаяся память. Женская истерика — последнее, в чём я нуждаюсь этим утром. “Или всё-таки днём?.. Который вообще сейчас час?” Ищу взглядом телефон, но понимаю, что попытки тщетны. Разве можно найти маленький пластмассовый параллелепипед в этом бардаке?

— Кайл, набери меня, — вместо удобно подвернувшегося шанса узнать время суток я прошу друга принять участие в дебильной игре под названием «Найди гаджет». Она не такая интересная, как Твистер, в который мы играли вчера, случайно обнаружив наполовину разорванную коробку с пятнистым ковриком под кроватью в номере Дэвиса. Ну и пусть: зато я чувствую себя победителем, услышав приглушённую трель из угла комнаты. Пятнадцать входящих сообщений. Кому же я так понадобился?

— Ребята разыскивали нас. Мейсон вон в пять утра интересовался, не с нами ли Стивен… Хм… И Кевилл полчаса назад то же самое писал мне. Только вот не помню, чтобы из бара мы ушли со Стивом. По-моему, мы вообще без него туда пришли. Или с ним?..

Нахмуренное лицо Кайла — самый красноречивый ответ: понимаю, что на его память надеяться не стоит. Но, вопрос, собственно, тот же: где и как мы умудрились потерять — нет-нет, не паспорт и не водительские права — нашего барабанщика?

Этот день нравился мне всё меньше и меньше.

+2

4

Что за спешка?! – повышенная интонация не сказалась положительно на моей больной голове, что я даже слегка поморщился, и начал говорить едва не шепотом: – а тебя не смущает, что у нас выступление через несколько часов и по хорошему прогнать бы хотя бы финал, – но даже мой главный аргумент не действует, Честер нагло игнорирует все мои слова.  На что я, уже проверенным способом, привожу в чувства друга. И это таки срабатывает – Уайт начинает копошиться, расхаживая по каморке два на два с голой задницей, чем веселит меня и его...хм, девушку. Меня мало, что может смутить в этой жизни, особенно после такой ночи. Но почему–то сейчас, когда Честер закрылся в сартире, я нервно вожу зрачками из стороны в сторону. Оставаться наедине с его дамой члена я точно не хотел, поэтому нахожу спасение в своем телефоне, решая перечитать уйму ночных/утрених смс–ок.

Благо долго ждать Честера не пришлось. Несмотря на разницу в возрасте в пять лет, я чувствовал себя гораздо младше, не опытнее что ли, чем Уайт. Ему гораздо проще общаться  с представительницами противоположного пола, он намного открытее и проще в этом плане. И среди женщин Чес пользуется большой популярностью. А в моей жизни было немного девушек. Начинаю загибать пальцы, задумчиво пялясь в пол. Пять? Хмм, а поцелуи считаются? Интересно, было ли у меня сегодня что–то с этой в соседнем номере? Хлопаю себя по карманам джинс и не обнаруживаю презервативов, которые я вчера спиздил в магазине.

От мыслей, которые меня поглотили с головой, отвлек голос друга, просящий набрать его. Я даже немного подпрыгнул от неожиданности и неуклюже начал крутить телефон в руках, пытаясь попасть по нужным кнопкам. Совладав со своими пальцами, нахожу необходимый номер и через несколько секунд раздается звонок.

Я...я не помню, чтобы он ехал с нами. Последнее, что я помню...мы едем в Бруклин. А нет–нет! Мы ехали из Бруклина в Манхэттен все вместе, – интересно, мы доехали все же? И если да, то совсем не так я представлял себе самый престижный район Нью–Йорка. Раньше я всего пару раз выбирался из Квинса на лакшери остров и толком не помню местности. Но элитностью здесь и не пахло.
Встаю с зашарпанного кресла и обнаруживаю под собой футболку Чеса. – Слегка помялась, – констатирую и улыбаюсь во все 32, не чувствуя за собой вины. Вернув вещь законному владельцу, подхожу к небольшому окну и в очередной раз пытаюсь понять, где мы. Но вокруг только коричневатые старые здания, мусорные баки и кошки. Много кошек.
Вторая попытка закурить оказалась более удачной. Хотя делать это на голодный, да и к тому же, больной желудок – не самая удачная идея. Но меня вроде как немного попускает. Кошусь на остатки виски, которым я недавно умывал гитариста, и во мне начинается борьба. И хочется и колется.

Генри? – твою блять мать. С опаской поворачиваю голову. В дверном проеме стоит рыжая баба, с которой я сегодня проснулся. Перевожу взгляд на Уайта и выпученными глазами приказываю ему не ржать и не выдавать меня. Хотя он сегодня ни один раз при своей мадам называл меня по имени. Вряд ли она, конечно, запомнила. Надеюсь. – Ты оставил свой бумажник, – протягивает мне, не решаясь войти в номер. Неуверенно подхожу к девушке, имени которой я до сих пор не знал. И только я потянулся за кошельком, как рыжая тут же убрала его за спину. Мне было не до игр, я даже начал злиться. Ненавижу, когда меня выставляют идиотом, тем более баба, тем более, которую я не знаю. – Слушай, как там тебя..мне не до шуток сейчас, – обращаюсь к новой знакомой, протягивая руку, в которой тут же появился мой бумажник. – Какой ты скучный, Генри – и нахуя постоянно повторять мое псевдо имя? Закатив глаза, девушка, оттолкнув меня, по–свойски проходит в номер Честера. Здоровается с подругой (видимо) и начинает откровенно липнуть к моему другу. Не могу сказать, что меня это пиздецки задело. Может только чуть. Все же я не люблю делиться «своим». А впрочем, это же всего лишь шлюха.
Высказывать свое недовольство я не стал, а вот идея с виски казалась не такой уж и плохой. Да и что может быть не хорошего в том, чтобы простерилизовать организм?
Отпиваю прям с бутылки, о чем мгновенно жалею. Вкус крепкого алкоголя вызывает очередной рвотный позыв, но я держусь. Выставлять себя еще большим долбоебом у меня в планах не было.

Чес, нам пора, – обращаюсь к другу, мягко намекая на то, что пора избавляться от барышень без принципов. На ресепшене узнаем адрес и будем отталкиваться от нашего местонахождения. – А кстати, – обращаюсь к рыжей, которая продолжала нагло ластиться к Уайту, – где мы все познакомились?
Death & Co, – весело отвечает девушка, наконец–то оторвавшись от гитариста. Я много слышал об этом заведении, славящийся своими эксклюзивными убойными коктейлями. Теперь даже не удивительно, почему я нихуяшеньки не помню. Но я точно помню, что этот бар находится на Манхэттене. Значит мы таки добрались на остров. – с вами еще был парень, чудной такой, – чудной у нас был только Стив...ну и я. Но я здесь, а вот барабанщик...
Кладу бумажник в задний карман и удаляюсь из номера, кивая Уайту, чтоб тот следовал за мной. – Нам нужно найти Стива.

На ресепшене нам выставили счет на доплату за порчу имущества и за позднее выселение, чем мы были неприятно удивлены. Даже в таких убогих мотелях есть правила.
Выйдя на свежий воздух и наконец–то вдохнув полной грудью, стало немного легче. По крайней мере в тени.
И поймав первую желтую машину, мы с Честером без лишних обсуждений, приняли решение поехать в тот злосчастный бар.

Отредактировано Kyle Davis (03.11.2018 01:44:43)

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » — Знаешь, как бороться с похмельем? Не прекращать пить! ‡флеш